Блокада Ленинграда рисунок

Блокадные рисунки. Как школьник Коля Кудлинг изобразил войну на бумаге

Сергей Глезеров Наследие 06 Июня 2019

Пейзажи, портреты, натюрморты, морские сражения… «Эти блокадные детские рисунки оказались в моих руках совершенно случайно: несколько лет назад мне удалось приобрести их в букинистическом магазине», — рассказал коллекционер Вадим Кустов, один из создателей историко-литературного музея «Вася Теркин».

Рисунки талантливого подростка Николая Кудлинга были выполнены в самой разной технике — простыми и цветными карандашами, акварелью и тушью. ФОТО АВТОРА

Рисунки подписаны и датированы. Их автор — школьник Николай Кудлинг, время создания — 1942 — 1945 годы. Вадим Кустов с коллегами нашел ближайших родственников художника, которого не стало еще в октябре 2005 года. Как признались его сыновья, Александр и Дмитрий, в семейном архиве сохранились отцовские пейзажи и натюрморты студенческой поры, а о существовании блокадных рисунков они даже не догадывались. Каким путем они попали в чужие руки, а затем к букинисту, тоже осталось загадкой.

До войны Кудлинги жили на Васильевском острове, там Николай в 1937 году пошел в первый класс. Но в самом начале блокады в дом, где жила семья, попала бомба, и он с мамой переехал к родным на Загородный проспект, 45. Это дом в стиле модерн прямо напротив нынешней станции метро «Пушкинская».

В 1942 году Николай пошел в 307-ю школу на Подольской улице. Сохранилась его ведомость за пятый класс, который он окончил в 1943 году. Все оценки — «хорошо» и «отлично». Летом 1942/43 годов его отправляли на огородные работы в совхоз «Щеглово» Всеволожского района. А в декабре 1943-го он, шестиклассник, был награжден медалью «За оборону Ленинграда». Как значилось в документе, за то, что «активно участвовал в группе самозащиты, тушил зажигательные бомбы».

И все это время он рисовал. Изображал баталии времен Петра Великого, сражения Крымской, Русско-японской, Первой мировой войн. По всей видимости, перерисовывал из книг. Один из рисунков, с отдающими друг другу честь морскими офицерами и медвежонком, который, взобравшись на табуретку, пытается копировать их, даже удалось идентифицировать: оригинал был помещен в популярной в ту пору детской книге Петра Гаврилова «Егорка».

И, конечно же, Николай рисовал Великую Отечественную войну. Сюжетами служили фотографии и кадры кинохроники, которые видел подросток. Кроме того, он перерисовывал карикатуры на Гитлера и его приспешников, публиковавшиеся в журналах и газетах.

Только в одной своей работе он отобразил блокадный Ленинград, запечатлев простым карандашом трамвайную остановку. Очевидно, рисовал с натуры, поскольку точно воспроизвел табличку с номерами трамваев — 5, 10 и 11.

— Несколько рисунков он посвятил своей двоюродной сестре Ире. На одном из них, датированном 18 марта 1943 года, в подарок ей он изобразил арбуз. То, что было совершенно немыслимо в блокаду, что было в ту пору несбыточной мечтой, — говорит Кустов.

После войны талантливый юноша окончил Высшее художественно-промышленное училище им. Мухиной, но по профессии не работал, а стал архитектором, проектировал и строил промышленные здания и заводы. Внучка Наталья пошла по стопам деда: она учится в архитектурном колледже.

— Самое большое собрание блокадных детских рисунков, около семисот, — в Музее истории города, — рассказал Вадим Кустов. — Их собирала во время блокады методист Куйбышевского роно Елизавета Леонидовна Щукина. По ее примеру воспитатели детских садов тоже сберегали детское творчество — ценные и трогательные свидетельства блокады, которые были затем переданы в Музей обороны Ленинграда.

Также около трехсот рисунков находится в фондах педагогического музея в Академии постдипломного образования и в музее «Дети и дошкольные работники осажденного Ленинграда» при педагогическом колледже № 8. Есть рисунки детей блокадного Ленинграда и в собрании народного музея «А музы не молчали».

Читайте также о том, как в метро обезобразили символы блокадного Ленинграда.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 101 (6454) от 06.06.2019 под заголовком «Арбуз в подарок сестре».

Поделиться

Материалы рубрики

17 Апреля, 13:15

«Лафа, улан лихой…». Как акварели Николая Поливанова стали известны широкой публике

Военные плакаты 1941-45 годов

Начиная с 1943-го года, когда Советские войска изменили движение с востока на запад и начали освобождение города за городом, важным делом стало поддержать плакатным искусством дух советских воинов и тех жителей страны, которые еще жили под фашистами. Ну и, конечно, штурм Берлина, Победа в Великой Отечественной войне, освобождение Европы от фашизма, вдохновили художников на изображение на плакатах множества праздничных сюжетов. Картины по духу отличались от агитационных плакатов 1941 года.

Плакат Иванова В. С. — «На Запад!».

Плакат художника Иванова В. С., созданный в 1943-ем году, отличается ясностью и лаконичностью образа. Сюжет его прост и как будто представляет собой сцену из жизни советских бойцов того времени. Колоритная фигура русского солдата заполнила центральную часть плаката. Мужественное лицо, целеустремленный взгляд и решительные действия бойца, сбивающего ударом приклада с русской березки немецкий указатель движения на восток – это призыв к действию. Настала пора переломного момента, предопределившего Великую Победу над фашизмом.

Плакат «Европа будет свободной!»

Плакат создан в 1944-ом году известным художником-плакатистом — В. Корецким. В это время стала пропагандироваться тема объединения усилий стран антигитлеровского договора в борьбе с гитлеровским режимом на территории Европы. Используемые в плакате символы — мечи с советским, британским и американским флагами, которыми разрубаются оковы центральной фигуры — Европы в виде женщины со страданием на лице, демонстрируют необходимое единство стран-союзников для победы над фашизмом в Европе.

Плакат «Красной Армии – слава!»

1945 год — война закончилась победой Советского Союза! Многие произведения искусства были посвящены Дню победы, параду в Москве, возвращению военных домой и т.п.. Плакат автора Л. Голованова имеет необычную композицию и предысторию.

Во-первых, герой имеет прототип — снайпера Василия Голосова. Во-вторых, Леонид Голованов использовал его внешность в плакате, который мы видим в левом верхнем углу — с девизом: «Дойдем до Берлина!» 1944-го года. В-третьих: мы наблюдаем выполнение обещания — солдат в звании мл. лейтенанта и с медалями и орденом Великой Отечественной войны изображен на фоне стены (рейхстага) и на стене написано «Дошли. Берлин». Использованные художественные средства сделали этот плакат легендарным. Но война есть война… Поэтому, стоит вспомнить, что прототип героя плаката, Василий Голосов, был убит в 1943-ем году.

* * *

В этом году исполняется 70 лет Победы над фашистскими захватчиками.
И хотелось бы поздравить всех читателей с Днем Победы!
С благодарностью и скорбью вспомнить тех, кто до нее не дожил.
И выделить необычный вклад в Победу советских художников-плакатистов, великолепно выполнивших свои задачи в войне за мир.

900 ДНЕЙ

Днем начала блокады Ленинграда стало 8 сентября 1941 года, когда враг захватил Шлиссельбург и взял под контроль исток Невы, окружив город с суши. Во вражеском кольце оказалось около пяти тысяч квадратных километров, более полумиллиона военных и почти три миллиона гражданских. Связь с Большой землей поддерживали лишь по воздуху и Ладожскому озеру.

18 января 1943 года наши войска освободили Шлиссельбург и пробили вдоль берега Ладожского озера коридор шириной восемь — одиннадцать километров, дорогу победы. Окончательно блокаду сняли лишь 27 января 1944 года, спустя 872 дня после ее установления. В публицистике и литературе закрепилась формулировка «девятьсот дней блокады».

АЭРОСТАТ

Аэростаты поднялись над Ленинградом почти сразу после объявления войны, в ночь на 24 июня. К концу июня в городе развернули 328 постов. Аэростатами прикрывали город, подходы к нему, часть Финского залива, Морской канал, подступы к Кронштадту. Посты располагали в шахматном порядке примерно в километре друг от друга на предприятиях, площадях, во дворах, парках, на баржах. На каждом посту было по два аэростата, которые поднимали вместе или поодиночке.

«Мы поднимали аэростаты в воздух и в снегопад, и в дождь, и в туман, — писал в воспоминаниях в журнале «Химия и жизнь» ветеран воздухоплавания, главный инженер одного из полков Александр Бернштейн. — Исключение составляли только ночи со штормовым ветром, но в этих условиях обычно и авиация противника не взлетала. <…> В голодную, трагическую, тяжелейшую блокадную зиму 1941/42 года, получая 125 граммов хлеба и 75 граммов сухарей, бойцы постов и отрядов аэростатного заграждения обеспечивали подъем аэростатов, доставку водорода, охрану постов».

Аэростатами прикрывали город.Фото: Архив «КП»

Наблюдатели рисковали жизнью не только потому, что враг первым делом целился в хорошо заметный аэростат, но и потому, что работали со взрывоопасной смесью водорода и воздуха. «Свежего» концентрированного водорода в городе не оставалось, так что добывать его приходилось устаревшим неэкономичным методом, причем делали это нередко сами солдаты.

МЕТРОНОМ

В первые дни блокады на улицах Ленинграда установили полторы тысячи громкоговорителей, которые оповещали о воздушной тревоге и вражеских налетах. В прямом радиоэфире тревогу объявлял диктор Михаил Меланед, которого называли ленинградским Левитаном. Но об опасности предупреждал и метроном: быстрый ритм — воздушная тревога, медленный — отбой. Звук метронома стал символом несгибаемости ленинградцев.

Метроном работал так: быстрый ритм — воздушная тревога, медленный — отбой. Фото: с сайта Музея обороны и блокады Ленинграда.

БУРЖУЙКА

17 ноября 1941 года в городе пропала горячая вода, но центральное отопление еще некоторое время продолжало работать: в жилых домах поддерживали температуру двенадцать градусов, в учреждениях — десять, на предприятиях — восемь градусов выше нуля. Зима 1941/42 года выдалась особенно суровой, и одним из главных врагов ленинградцев стал холод. Грелись у печей и буржуек. Сжигали все — от разобранных деревянных домов до мебели и книг.

Буржуйка. Фото: Давид Трахтенберг

ТРАМВАЙ

Недостаток электричества и разрушения остановили движение городских трамваев. Частичное отключение тяговых подстанций произошло 8 декабря 1941 года. На следующий день упразднили восемь трамвайных маршрутов. Окончательно трамваи остановились 3 января 1942 года. 52 трамвая, которые до этих пор еще работали, так и замерли на улицах.

— Когда остановка трамвайного движения добавила к обычной, ежедневной трудовой нагрузке еще два-три часа пешеходного марша от места жительства к месту работы и обратно, это обуславливало дополнительное расходование калорий, — отмечал академик Лихачев. — Очень часто люди умирали от внезапной остановки сердца, потери сознания и замерзания в пути.

Окончательно трамваи остановились 3 января 1942 года.Фото: Архив «КП»

15 апреля 1942 года трамвайное движение возобновили. Сначала по шести маршрутам. Трамвай был единственным транспортом блокадного города, который играл большую роль в эвакуации. Он стал символом веры ленинградцев в победу.

«СВЕТЛЯЧКИ»

К первой блокадной зиме город погрузился во тьму: областные электростанции перестали снабжать Ленинград электричеством, а своя генерация энергии сократилась в разы и продолжала падать. Заветных киловатт едва хватало на работу ключевых предприятий. Чтобы не наталкиваться друг на друга на неосвещенных ночных улицах, ленинградцы использовали «светлячков» — броши, покрытые «светоизлучающим слоем». Их делали из подручных материалов (металлических банок, коробок, лоскутов, проволоки) и распространяли среди рабочих. Броши, как теперь известно, радиоактивные: светились бледно-зеленым благодаря соли радия и фосфору.

Ленинградцы использовали «светлячков» — броши, покрытые «светоизлучающим слоем».

«Светлячки» совершенно незаметны с неба, но отлично видны на земле и помогают прохожим легко избегать столкновений на тесном ночном тротуаре, — писали летом 1942-го в журнале «Техника — молодежи». — Стоит подержать «светлячок» в течение нескольких секунд на солнце, у лампы или горящей спички, и он займет у них энергию света, аккумулирует ее, а в темноте в течение пяти-шести часов подряд будет излучать свет в пространство. Ни ветер, ни жара, ни холод, ни дождь, ни снег не погасят этот миниатюрный сигнальный фонарь.

125 ГРАММОВ ХЛЕБА

Продуктовые карточки ввели в Ленинграде еще 18 июля. Во время блокады хлебные карточки отоваривали ежедневно, карточки на другие продукты — раз в десять дней. Нормы питания и для военных, и для гражданских снижались. Минимальными они были с 20 ноября по 25 декабря 1941 года, когда служащим, иждивенцам и детям полагалось по 125 граммов хлеба, рабочим и инженерно-техническим работникам — по 250 граммов. Остальные продукты выдавали с перебоями и в гораздо меньшем объеме (например, норма крупы для иждивенца 20 граммов, мяса — 13,2 грамма).

В хлеб добавляли то, что было в наличии: солод, бобы, отруби, луб сосны и березы, дикорастущие семена, гидроцеллюлозу. А жмых и мучную пыль, которую улавливали в цехах, прессовали в съедобные бруски — дуранду.

Хлебные карточки отоваривали ежедневно.Фото: Тимур ХАНОВ

БЛОКАДНОЕ КОЛЬЦО

Кольцо стало художественным образом, который охотно использовали и используют писатели, художники и архитекторы, рассказывая о блокаде. Поэт Михаил Дудин, который во время войны работал во фронтовых газетах, в том числе и в Ленинграде, писал так: «Я душу вынес из огня, через кольцо блокад». Разорванное кольцо изображено на знаке «Жителю блокадного Ленинграда». Этот же образ вдохновил создателей мемориала «Разорванное кольцо» на берегу Ладожского озера и инициаторов строительства нового блокадного музейно-выставочного комплекса на Смольной набережной.

Блокадное кольцо.Фото: Тимур ХАНОВ

ДОРОГА ЖИЗНИ

Трасса, проложенная по Ладожскому озеру, была практически единственной связью блокадного Ленинграда с Большой землей. Летом по воде переправляли баржи, зимой по льду гнали машины и орудия. В Ленинград везли продовольствие и корреспонденцию, из Ленинграда — эвакуируемых жителей. За время работы с сентября 1941-го по март 1943-го по Дороге жизни переправили более 1,6 миллиона тонн грузов и эвакуировали свыше 1,3 миллиона человек.

Еще одна ледовая трасса, через Финский залив, тянулась от Лисьего Носа до Кронштадта и Ораниенбаума и далее в сторону островов. Позже ее назвали Малой дорогой жизни.

Трасса, проложенная по Ладожскому озеру, была практически единственной связью блокадного Ленинграда с Большой землей. Фото: Борис КУДОЯРОВ/РОСФОТО

ПИСЬМО-ТРЕУГОЛЬНИК

Весточки с фронта и на фронт пересылали бесплатно. Письма складывали в треугольники, а адрес обозначали снаружи: так посланиям не требовались конверты, которые были в дефиците. Фронтовые треугольники не заклеивали, ведь с ними все равно должен был ознакомиться цензор. Чтобы попасть в блокадный город, письмо должно было преодолеть пересылку и переправку по Дороге жизни, не потеряться в почтовом отделении и дойти до адресата невероятными усилиями почтальонов, которые разносили корреспонденцию по городу пешком.

Фронтовые треугольники не заклеивали, так как с ними сначала должен был ознакомиться цензор.Фото: Анатолий ЖДАНОВ

«Другой раз придешь — человек лежит, — вспоминает в «Блокадной книге» почтальон Наталья Петрушина. — Думаешь: «Мертвый!» Потрясешь его немножко: «Вам письмо!» Человек, если в сознании, конечно, начинает шевелиться. А другому безразлично — письмо или что. Ну начинаешь тормошить его. Если просит — прочтешь. Иногда даже такое сообщение читаешь, что такой-то без вести пропал или раненый, отправлен в госпиталь, — не плачут. «Ну, — говорят, — хорошо». А другой раз придешь — человек уже мертвый лежит на кровати…»

БЛОКАДНЫЙ РЕБЕНОК

Детей из Ленинграда эвакуировали в первую очередь. Но те, что остались, дежурили на крышах и тушили немецкие зажигалки, поддерживали крошечные огородики. На уроки ходили в бомбоубежища, играли осколками от снарядов. Работали в цехах предприятий: дотянуться до станков помогали специальные подставки. Дети блокады лежали в госпиталях с ранениями, оставались сиротами и сами на санках вывозили на кладбища мертвых родителей.

Детей из Ленинграда эвакуировали в первую очередь. Фото: Борис КУДОЯРОВ/РОСФОТО

ДНЕВНИК ТАНИ САВИЧЕВОЙ

Когда началась война, ленинградке Тане Савичевой было одиннадцать. Таня вела дневник в записной телефонной книжке. На ее глазах погибли бабушка, два дяди, мама, брат и сестра. Войну пережили только ее брат Михаил, который ушел в партизаны, и сестра Нина, спешно эвакуированная из Ленинграда вместе с предприятием, на котором она работала. Но живы ли, в первую страшную зиму Таня не знала. На букве «С» Таня написала: «Савичевы умерли», на букве «У»: «Умерли все», на «О»: «Осталась одна Таня».

В августе 1942 года девочку эвакуировали в поселок Шатки Горьковской области, но из-за истощения и прогрессирующих болезней 1 июля 1944 года она умерла. Родные отыскали Танин дневник в вещах, когда вернулись в Ленинград. По легенде, дневник фигурировал на Нюрнбергском процессе. Сейчас он выставлен в Музее истории Ленинграда.

Дневник Тани Савичевой.Фото: Тимур ХАНОВ

ЛЕНИНГРАДСКАЯ СИМФОНИЯ

Работу над симфонией № 7 Дмитрий Шостакович начал до войны: тема будущего эпизода фашистского нашествия родилась еще в 1939-м. Завершил работу композитор в декабре 1941-го в Куйбышеве (ныне Самара). Премьера состоялась там же 5 марта 1942 года. Симфонию исполняли музыканты Большого театра, находившиеся в Куйбышеве в эвакуации. Затем симфония прозвучала в Москве, Новосибирске, Лондоне, Нью-Йорке.

И только 9 августа 1942 года Ленинградская симфония прозвучала в городе на Неве. Ее исполнил Большой симфонический оркестр Ленинградского радиокомитета, настолько поредевший, что пришлось привлечь музыкантов из военных частей. Это был первый концерт возобновившей свою работу городской филармонии. Зал был полон. Музыку транслировали по радио и громкоговорителям так, что ее слышали не только ленинградцы, но и враги.

Симфонию исполняли музыканты Большого театра. Фото: Борис КУДОЯРОВ/РОСФОТО

САЛЮТ 27 ЯНВАРЯ

Салют в ознаменование снятия блокады прогремел в восемь часов вечера 27 января 1944 года. 24 залпа произвели в унисон из 324 артиллерийских орудий, расставленных в разных частях города. Это был единственный случай во время Великой Отечественной, когда приказ о фронтовой победе подписал не Сталин, а маршал Говоров.

Салют. Фото: Борис КУДОЯРОВ/РОСФОТО

«Мужественные и стойкие ленинградцы! Вместе с войсками Ленинградского фронта вы отстояли наш родной город, — значится в приказе. — Своим героическим трудом и стальной выдержкой, преодолевая все трудности и мучения блокады, вы ковали оружие победы над врагом, отдавая для дела победы все свои силы. От имени войск Ленинградского фронта поздравляю вас со знаменательным днем великой победы под Ленинградом».

ПИСКАРЕВКА

По разным данным, в блокаду погибло от шестисот тысяч до полутора миллиона человек. На Нюрнбергском процессе озвучили цифру 632 тысячи человек, причем только три процента погибших пали жертвами артобстрелов и бомбежек, остальных погубил голод. Сейчас эти цифры считают сильно приуменьшенными, потому что они не учитывают неопознанных и ленинградцев, умерших во время эвакуации. Голод толкнул жителей на людоедство. Только официально за каннибализм с декабря 1941-го по декабрь 1942-го арестовали более двух тысяч человек.

Большинство умерших в годы блокады похоронены на Пискаревском мемориальном кладбище: там лежит около полумиллиона человек. Массово хоронили прах на месте нынешнего парка Победы, где в годы войны работал крематорий. Более ста тысяч жертв блокады лежит на Серафимовском кладбище.

Хроники блокады в строчках и кадрах: Как снималось кино и выходили газеты в суровую зиму 1941/42 года

На долю ленинградцев выпали нечеловеческие испытания, которые, казалось бы, немыслимо было преодолеть. Но город жил, а главное — продолжал сопротивляться врагу (подробности)

Подвиг художников блокадного Ленинграда

Автор — babeta-liza. Это цитата этого сообщения

Подвиг художников блокадного Ленинграда

Сегодня 27 января 2019 года исполняется 75 лет со дня полного освобождения Ленинграда советскими войсками .от блокады его немецко-фашистскими войсками.

Блокада Ленинграда — одна из самых трагических страниц в истории Великой Отечественной Войны Блокада длилась 872 дня, начиная с 8 сентября 1941 года по 27 января 1944 года. Бомбёжки и голод унесли жизни от 600 тысяч до 1,5 миллиона человек. Однако, несмотря на это, жители города на Неве продолжали вести культурную жизнь.

В эти тяжёлые для города времена продолжали работать театры и кинотеатры, радио и библиотеки, была открыта городская филармония. Продолжали творить поэты, писатели, музыканты и художники. В это время создавали свои произведения такие писатели и поэты, как Ю. Воронов, О. Тихонов, А. Молчанов, В. Рождественский и, конечно же, Ольга Фёдоровна Берггольц, стихи которой стали настоящим символом блокадного Ленинграда.

Не прекращали свою деятельность и художники, которые оказались в городе, полностью окружённом немецкими фашистами и их союзниками — финскими и испанскими войсками, добровольцами из Северной Африки, Европы и Италии. Конечно, бомбёжки, обстрелы, сильный голод и холод, смерти тысяч людей сказались на творчестве художников. В их картинах и иллюстрациях виден весть тот ужас, что пришлось пережить людям. Вымерший город, пустынные улицы с редкими прохожими, тёмные громады домов, которые ещё больше подчёркивают смертельную опасность, нависшую над каждым жителем Ленинграда. Но, несмотря на страшный голод и зимний холод, художники продолжали работать.

Без света и тепла, используя последние остатки красок, они работали с таким упорством, будто точно знали, что Ленинград фашистам не взять, и рано или поздно русские воины-освободители прогонят гитлеровцев и подарят людям новую жизнь. Художники и писатели, музыканты и актёры не ошиблись в своих ожиданиях и теперь их имена остались навсегда в российской и мировой истории, как имена героев, совершивших истинный подвиг во имя искусства и мира.

Некоторые художники считали, что искусство во время войны никому не нужно, что Союз художников надо временно просто закрыть. Но труд живописцев, скульпторов, графиков стал необходим городу-фронту. Уже в конце июня 1941 года большая группа художников начала выполнять огромную работу по маскировке военных объектов — прежде всего аэродромов. Нужно было также маскировать важнейшие гражданские объекты и прославленные архитектурные сооружения.
Необходимо было укрывать от бомб и снарядов знаменитую монументальную скульптуру.

Для каждого памятника архитекторы и скульпторы разрабатывали особый способ укрытия. В городе выросли странные, обшитые досками песчаные холмы, опустели пьедесталы…
Руки художников понадобились и для другого очень важного дела. Шла срочная упаковка готовящихся к эвакуации сокровищ Эрмитажа и Русского музея.

В промерзлых комнатах дома № 38 по улице Герцена, где помещался Ленинградский Союз советских художников, шла своя особая, напряженная жизнь. Просторный старый дом с двумя высокими залами для выставок, с большими, некогда светлыми мастерскими стал неузнаваем. В комнатах на втором этаже были сооружены нары, топились печки-буржуйки, горели тусклые коптилки. Слабое пламя выхватывало из тьмы худые бледные лица, бросало пятна колеблющегося света на столы, заваленные бумагой,
красками, карандашами, робким теплом согревало застывшие пальцы.

Н. А. Рончевская. «На улице. Ленинград в блокаде». 1941

Руки в перчатках с трудом держали кисти, замерзавшие краски приходилось отогревать дыханием. Но художники работали. Работали с поразительной для изможденных людей энергией, упорством, страстью.Обессиленным людям было чрезвычайно трудно, вот они и собралось под крышу этого дома — вместе жить и работать было легче.

Н. А. Рончевская. «Дорога под семью мостами». 1941

Тут они встречали Новый, 1942 год вокруг стола, накрытого белоснежной скатертью, на которой среди конских котлет (пиршество!) и сэкономленных кусочков блокадного хлеба стояли тарелки с искусно нарисованными на них яствами — рыбой, колбасой, икрой. Но ряды их таяли, а силы убавлялись…
Не смотря ни на что 2 января 1942 года в промерзшем, с разбитыми взрывной волной стеклами Выставочном зале открывается Первая выставка работ ленинградских художников.

Те, кто не жил в стенах союза, понесли и повезли на саночках свои работы на улицу Герцена. День был очень морозный, художники еле держались от голода на ногах. Они понимали, что недолго им осталось жить, но не могли остаться в стороне от блокадного вернисажа. Открытие выставки прошло торжественно. В зале царил холод, но было чисто, а на полу даже положили дорожки. И главное – ее посещали! Каждый день приходило по 15–18 человек – цифра по тому времени невероятно большая…
От голода, бомбежек и обстрелов в самую суровую блокадную зиму погибло очень много творческих людей. Среди них выдающиеся деятели советского изобразительного искусства

Александр Харшак. За что?

Алексей Пахомов. В очаге поражения

Алексей Пахомов. За водой

Алексей Пахомов. На постах

Алексей Пахомов. Салют в Ленинграде

Алексей Пахомов

В. Богаткин. «На Неве». Литография. 1942

В.Н. Селиванов. Плакат «Окно ТАСС» № 3, август 1943 г.

В.Н. Селиванов. Плакат «Окно ТАСС» № 5, апрель 1943 г.

В.Н. Селиванов. У центрального стенда

В.Н. Селиванов. Через Неву в стационар «Астории», январь 1942 г. Бумага, тушь, белила

Елена Марттила. На концерт. 1942. Автолитография

Н. А Павлов. Первый Вражеский налёт на Ленинград

Н. А. Павлов. После обстрела

Окна ТАСС. В. А. Серов

Остроумова-Лебедева. Салют. 1944 г.

Платунов М. Г. Хлеб украл

Проходят годы, десятки лет. О беспримерном подвиге Ленинграда написаны романы и стихи, созданы фильмы и спектакли,собран огромный документальный материал. Но зримые образы тех, кто совершал этот подвиг, смотрят на нас с полотен и рисунков далеких лет так пронзительно ощутимо, что время словно отбрасывается вспять и мы оказываемся рядом с ними, в трагических и грозных днях героической обороны Ленинграда…

ВЕЧНАЯ И СВЕТЛАЯ ИМ ПАМЯТЬ!