Битва при шауляе

Битва под Шауляем

Летом 1236 г. массы крестоносцев-паломников прибывали в Ригу, наслышавшись о сказочно богатых землях языческой Литвы. Для немецких рыцарей — в основном безземельных младших сыновей — захват новых владений часто был единственным шансом найти достойное место в жизни. Граф Генрих фон Данненберг и рыцарь Теодорик фон Газельдорф возглавили отряды из 500 воинов, прибывших из Любека, Гамбурга и Гольштейна. Рига присоединила к ним своих рыцарей и горожан, жаждущих грабежа. Орден меченосцев во главе с великим магистром Волквином выступил в максимальном составе: 55 братьев-рыцарей с конными сержантами и кнехтами (более 600 опытных воинов). Паломники торопили Вальквина в путь, но он удерживал их до полного завершения сборов, прибытия 200 русских воинов из Пскова и бесчисленного ополчения покорённых народов Латвии и Эстонии:

«В поход вас поведу, и там
добычи будет вдоволь вам».
Гонцов на Русь тогда послал,
их помощь вскоре прибыла.
Проворно ополчились эсты,
не медля, прибыли на место;
латгалы, ливы в бой собрались,
в селеньях дома не остались.

— Так рассказывает Ливонская рифмованная хроника. Новгородская же летопись говорит: «Пришли в силе великой немцы из замория в Ригу, и там совокупились все, и рижане, и вся чудьская земля, и псковичи от себя послали помощь — мужей 200, пошли на безбожную Литву»1. Выступило конное войско лишь к осени (до Литвы, замечает хронист, им «пришлось скакать»). Преодолев трудности похода,

Они в литовский край пришли.
Здесь грабили они и жгли,
Всей силой край опустошая,
И за собою оставляя
Повсюду ужас разоренья.
На Сауле путь возвращенья
Их шел, среди кустов, болот.

Здесь, под Шауляем, 21 сентября путь разбойникам преградил отряд жителей разграбленной Жемайтии. Храбрецы сумели задержать крестоносцев у реки до следующего дня, когда им на выручку подоспел опытный военачальник Миндовг (что на литовском значит — многомыслящий), сын Рынгольта (ок. 1200—1263). Слава его уже выходила за пределы Литвы — в 1235 г. Даниил Галицкий искал с ним союза против польского герцога Конрада Мазовецкого2. Но даже столь знатный воин не смог бы объединить дружины и ополчения разных князей и земель Литвы, если бы крестоносцы не осмелились на столь наглое вторжение в родные земли лихих всадников, которые привыкли вторгаться в чужие земли сами.

Правильно рассчитав, что рыцари (несмотря на призывы магистра Волквина фон Винтерштаттена) не решатся на прорыв всем скопом через реку, талантливый полководец атаковал их среди лесов и болот, максимально используя свойства местности.

С врагами битву завязали.
Но в топях кони увязали,
как женщин, воинов перебили, —

грустно констатировал немецкий хронист. Управление немецким войском было нарушено; отдельные всадники и отряды пытались прорваться на свой страх и риск. В ходе боя покорённые крестоносцами земгалы из соседних с Литвой земель бросились на своих поработителей и «без разбору их рубили». 48 братьев-меченосцев остались с магистром; потеряв коней, они были оттеснены в лес, где литовцы обрушили на них деревья (видимо, заранее подготовив место) и перебили до единого, как и подавляющее большинство «пилигримов». О жестокости битвы говорит тот ещё невиданный в военной истории Новгородской республики факт, что из псковских воинов погибло девять десятых: домой, согласно летописи, вернулись лишь 20 человек!

Прославленный как защитник родной земли, Миндовг был провозглашен великим князем, а вскоре и правителем всей Литвы. Он отбросил орден р рыцарей Риги к западу от Двины чуть ли не к границам 1208 г., восстановив влияние Литвы в землях куршей и земгалов. Ещё многие десятилетия пришлось Миндовгу сражаться с князьями-соперниками за единство Литвы. Но слава победителя при Шауляе помогла ему стать основателем Литовского государства и заложить фундамент будущей великой Литовско-Русской державы.

* * *

Военные силы ордена меченосцев были уничтожены. Восстань покорённые народы Прибалтики в этот момент, — и освобождение от немецкой оккупации стало бы вполне предрекаемым. Однако спасение пришло от Тевтонского ордена, угнездившегося западнее, в Восточной Пруссии. Ливонская рифмованная хроника сообщает об этом событии красноречиво, но крайне упрощённо:

В Ливонии печали дни настали.
Но братья гонцов послали
к мужу умудренному,
в Зальцахе рожденному,
что возглавлял Немецкий дом (Тевтонов. — Авт.).
он, ознакомившись с письмом,
утешил так послов прибывших:
«Должны мы, как хотел Всевышний,
перенести смиренно горе.
А к вам пришлю я братьев вскоре
во множестве. Вам воины нужны
восполнить рыцарства ряды».
По случаю тому магистр
велел созвать капитул быстро.
Просил сбираться он в дорогу
в страну, возлюбленную Богом,
многих комтуров с людьми,
чтобы они там помогли
исправить в крае положенье.
«Совместно мы нести служенье, —
Сказал он, — Господу должны
всяк час, покуда живы мы:
в том долг духовный наш и право.
И проследим, чтоб к вящей славе
из братьев лучших дать в число
той помощи». Так все произошло.
Средь братьев избран был один,
добродетелью известный им,
магистром в край Ливонский дальний:
Его брат Герман Бальке звали.
Из лучших собран был отряд,
где каждый был той чести рад:
героя пятьдесят четыре.
Их в изобилии снабдили
едой, конями, добрым платьем.
Пора настала выступать им
в Ливонию тогда.
Пришли в край гордо, без стыда,
и были приняты по чести
всеми рыцарями вместе;
утешился край ими в горе.
Христовы рыцари же вскоре
свой знак отличия сменили,
на платье черный крест нашили,
как то велит Немецкий орден.
Магистр был радости исполнен,
и братья все возликовали,
что с ним в краю том пребывали.

На самом деле переговоры об объединении орденов, точнее — о подчинении остатков ордена меченосцев с их красивыми символами, красными крестом и мечом, Тевтонскому ордену (с унылым чёрным крестом на плащах «братьев»), были далеко не просты. Лишь в результате энергичного участия римской курии представители двух орденов подписали 12 мая 1237 г. договор об объединении в папской резиденции Витербо близ Рима. Только после этого гроссмейстер Тевтонского ордена Герман фон Зальца послал на восток 55 своих комтуров и рыцарей во главе с ландмейстером (заместителем магистра на отдалённых землях) Германом фон Бальке3.

Не исключено, что фон Зальц вскоре об этой «щедрости» горько пожалел. В том же году тевтонские рыцари под командой брата Бруно захватили город Галицко-Волынской Руси Дрогичин. Это взбесило истомлённого борьбой с соперниками-князьями, поляками, венграми и грабителями-половцами Даниила Романовича Галицкого. «Не лепо держать нашей отчины крестоносцам!» — воскликнул великий князь и «в силе тяжкой» прискакал в марте 1237 г. к Дрогичину. Одним ударом он разгромил рыцарей, взял город, пленил всех немецких воинов со «старейшиной их Бруно» и вернулся с полоном во Владимир-Волынский4.

Примечания

1. НПЛ. С. 74.

2. ПСРЛ. Т. II. Стлб. 776.

3. Пашуто В.Т. Внешняя политика Древней Руси. С. 238 и др.

4. ПСРЛ. Т.И. Стлб. 776.

Предыдущая страница Следующая страница

История города

Версия для печати

Рагнит— Неман

(районный центр)

Рагнит на гравюре 17-го века

С начала нашего тысячелетия на крутом левом берегу широкой реки Мемель (Неман), в Скаловской земле стояла прусская крепость Раганит или Рагайне (ныне Неман). Историк Николай фон Ерошин в своих исследованиях называет несколько имен: Ragnitin, Ragite, Ragnite, Ragnit. В прусском языке слово «Раганит» могло означать «излучина». Действительно, в этом месте река Неман делает изгиб. Есть иное мнение, что название произошло от слова «рог», но ведь он тоже — изогнутый.

История поселения в дорыцарский период практически не изучена. Нам удалось обнаружить скупые и противоречивые сведения. Например, хронист утверждает, без ссылки на документ: «у скаловов был один замок близ Раганиты, на одной горе, осаду которого рутены (русские) с огромным войском вели за десять лет до вторжения братьев дома Тевтонского», то есть в 1221 году. И далее: «…рутены, утомленные войной и потерями, спросили, какой пищей держатся защитники. Те ответили, что рыбой. И действительно, посреди крепости у них был пруд, имевший 20 шагов в длину и в ширину, изобиловавший рыбой, которой хватало для пропитания всем осажденным». Другой источник утверждал, что и в 1236 году русская дружина пыталась овладеть крепостью Раганит. На этот раз приход русичей увязывают с битвой при Сауле (Шяуляе). Как известно, в этой схватке крестоносцы потерпели поражение от литовцев и их новгородских наемников. Преследуя рыцарей, победители дошли до Скаловии и пытались овладеть крепостью, но успеха не имели. Историк М. Тёппеном подверг эти сведения сомнению. Он полагает, что речь могла идти о походе Даниила Галицкого в Судовию между 1251 и 1254 годами. Действительно, польская хроника упоминает о походе «русского короля» Даниила Галицкого (1202—1264): «В году от Рождества Христова 1262, 22 июня, русские совместно с литовцами, прийдя, крадучись, в Мазовию, опустошили ее».

Замок в Рагните

Рассказ о походе Ордена на Скаловию лучше начать со ссылки на главы 180 и 181 «Хроники» . Петр из Дусбурга пишет, что когда по милости Божией надровы были завоеваны, братья выступили против скаловов. В 1275 году они захватили крепость Рагайне. Потом оставили, и земля несколько лет пустовала. Пользуясь безвластием, на левобережье Немана высадились жемайтийцы.

Повелением ландмейстера Пруссии Конрада фон Тирберга-старшего фогт Самбии Дитрих фон Лёдла собрал войско в тысячу человек, из людей умеющих штурмовать крепости, и в 1278 году пришел на судах в землю скалов. Братья незаметно подступили к Рагайне. Когда они стремительно ворвались, одни — через стены, другие — через ворота, то всех мужчин предали мечу, крепость сожгли, а женщин и детей, вместе с добычей, забрали с собой.

В год Рождества Христова 1289, в день святого мученика Георгия (отмечается 23 апреля), ландмейстер Пруссии Мейнике фон Кверфурт (1288—1299) со всей силой воинов пришел в землю скаловов. Во славу Божию на горе у Мемеля, на месте прусского укрепления Рагайне поставил орденскую крепость и назвал Ландесхут, что означает «Страж земли» или «Защита земли».

Руины замка Рагнит

С конца XIII века и в течении XIV Тевтонский орден вел изнурительные схватки с Литвой за скаловские земли. В это время крепости вернули старое ее название «Рагнит». Она становится главным опорным пунктом Ордена в приграничном с Литвой районе и основной базой в цепи мелких постоянных и временных крепостей. Несмотря на внушительные размеры, крепость Рагнит была уязвима и не всегда могла выдержать мощные удары врагов. В 1355, 1365, 1377 годах крепость штурмовали и разрушали жемайты..

В период 1397—1409 годы Орден построил в Рагните каменную крепость. Она разместилась западнее крепостной горы. Стройкой руководил мастер Конрад Фелленштайн из Мариенбурга. Крупное оборонительное сооружение из камня представляло собой замкнутый квадрат, окруженный рвом и валом. Площадь внутреннего двора составила примерно тысячу квадратных метров. Главный вход располагался с западной стороны и был оформлен гранитной аркой, из которой опускалась защитная решетка. Несколько позже была выстроена отдельно стоящая от замка часовая башня высотой в 25 метров.

22 марта 1549 года студентМартинас Мажвидас (1510—1563) выпущен из Кенигсбергского университета и назначен пастором в Рагнит. Он выходец из небогатой жемантийской семьи. Окончил в Вильнюсе школу иезуитов, но за вольнодумные высказывания был избит и посажен в темницу монастыря. За пропаганду ереси церковный суд изгнал его из города и он долго скитался в поисках прибежища. О несчастной судьбе молодого человека узнал герцог прусский Альбрехт. Так Марти-нас стал студентом Альбертины. Проявил себя превосходным пропагандистом лютеранской исповеди.

Написал и издал первую литовскую печатную книгу «Простые слова катехизиса», затем сборник духовных песен. Был похоронен в рагнитской кирке.

В Рагните прошли школьные годы писателя-философа Видунаса-Старосты.

В ноябре 1678 года со стороны Лифляндии в Рагнит вошли шведские солдаты. Они простояли около года, пока в Пруссию не прибыл с войском Великий курфюрст Фридрих Вильгельм, который вынудил шведского короля покинуть Рагнит. После их ухода в крепости проведены восстановительные работы.

В 1722 году поселок Рагнит получил городское право. На голубом поле герба был помещен силуэт города-крепости — отливающие серебром дома с красными крышами. Сверху в золотом искрящемся треугольнике — «Божье око». Оно как бы взирает на город и изливает свою благодать. А рядом парит орел — сильная и вольная птица. Снизу плещется тихая вода Немана.

Летом 1757 года в ходе Семилетней войны российский генерал Фермор направил в Рагнит небольшой гарнизон. После одержаной победы при Гросс-Егерсдорфе 19(30) августа 1757 года, по странному маневру главнокомандующего Апраксина, русские войска стали покидать Рагнит. Осмелевшие местные жители открыли пальбу из ружей в спины уходящим солдатам.

В период наполеоновских войн в Рагните квартировались французские полки. В декабре 1812 года в город вошли солдаты под командованием генерал-адъютанта Александра Кутузова — родственника великого полководца.

В 1829 году старинная крепость Рагнит потеряла оборонительное значение. Она была переоборудована под судебное учреждение и тюрьму. И если во время владычества Ордена Рагнит был центром комтурея, расположенного по обоим берегам Мемеля, то потом он превратился в центр небольшого административ ного района, а позже вошел в состав Тильзитского округа.

В сегодняшнем городе Немане руины крепости с башней находятся в самом центре. Их вид и антисанитарное состояние являют собой укор равнодушному отношению к старине. В свое время, когда было необходимо в фильм включить эпизод войны, крепость использовалась для киносъемок. Тогда руины представляли интерес и их пытались сохранить. Теперь «Божий глаз» исторического герба отвернулся от неманцев и больше не следит за состоянием крепости и города. Значит, заботу о памятниках старины должны принять на себя сами жители.

СТАРШАЯ ЛИВОНСКАЯ РИФМОВАННАЯ ХРОНИКА

AELTERE LIVLAENDISHE REIMSCHRONIK

Отрывок VI.

О посольстве в Новгород 1236 г.

<…> магистр Волквин <…>
послал послов в Русскую землю 1889

Речь идет о посылке магистром Волквином послов в Новгородскую землю за помощью накануне похода против литовцев в 1236 г., окончившегося разгромом христианского войска в битве при Сауле. Эта битва подробно описывается в СРХ (строфы 1905 и далее). Судя по сообщению Новгородской летописи, на просьбу магистра откликнулись псковичи, приславшие отряд в 200 человек. Подробнее см. прил. 2Г.

За что сражались крестоносцы: цели и последствия священных войн

Крестовые походы были чередой священных войн, в которых участвовали в основном рыцари из Франции и Священной Римской империи . Крестовые походы — это также войны за освобождение гроба Христова в Иерусалиме . Походы были направлены на то, чтобы вернуть священный город Иерусалим под контроль христиан. Стычки продолжались в течение 200 лет.

Крестоносцы. Фото из открытых источников

Другие крестовые походы в Испании и Восточной Европе продолжались до 15 века. Крестовые походы велись главным образом против мусульман, хотя некоторые походы были направлены против словенского языческого народа в Прибалтике , евреев, православных христиан , монголов , катаров , гуситов и политических врагов Папы.

Основной и главной целью крестоносцев было освобождение Иерусалима и Святой Земли от мусульман, а крестовые походы начались с призыва православной Византии защитить себя от мусульманской экспансии турок-сельджуков в Анатолии.

Крестоносцы. Фото из открытых источников

Термин сохранился в 16 веке, что означает экспансию католиков за пределы Европы и завоевание мусульманских территорий, таких как Андалусия и Египет , а также в Восточной Европе, главным образом против язычников, еретиков и народов, которые стали жертвами протестов со смесью религиозных, политических и экономических причин. Примерами являются: Альбийский крестовый поход , Арагонский крестовый поход, Реконкиста и Северный крестовый походы.

Крестовые походы имели глубокие политические, экономические и социальные последствия, некоторые эффекты ощущаются и сегодня. Нередко из-за конфликтов между самими христианскими странами крестовый поход имел совершенно иную цель, например, в Четвертом крестовом походе, когда разразилась война между Венецией и Византией.

Число погибших за годы войны неизвестно, но по оценкам историков цифры варьируются от 1 000 000 до 9 000 000 человек. Что делает эти походы одни из самых кровопролитных в истории.

Спасибо, что прочитали до конца!

Подписывайтесь на канал и ставьте лайк, если Вам понравилось. Впереди еще много интересного!

Орден Меченосцев (Ливонский орден)

Альберт фон Бекесховеде, третий епископ Ливонский, на время всего своего тридцатилетнего правления заручился сильной поддержкой крестоносцев и основал в 1202 году Орден меченосцев. К 1229 году были завоеваны Ливония, Эстония и часть Курляндии. Эти земли как владение Ордена объединились под названием Ливония.

Первый магистр созданного в Риге Ордена меченосцев, рыцарь Винно фон Рорбах пал отнюдь не в бою с язычниками. Брат-рыцарь Викберт огромной секирой умело отсек ему голову одним ударом. После чего хладнокровно прикончил орденского священника Иоанна. Первое политическое убийство в Ливонии было совершено идейным идеалистом.

Рига далеко не всегда была каменной: ее основатель епископ Альберт жил в деревянном городе. Из дерева были построены дома первых купцов и ремесленников, деревянной была первая церковь святого Петра. Через несколько лет после переселения немецких колонистов к берегам Даугавы в Риге имелось лишь одно каменное здание — замок защитников города рыцарей Ордена меченосцев. Рижские купцы и ремесленники относились к воинам в белых плащах с жалостью и иронией. И отнюдь не потому, что зимой стены в плохо отапливаемом замке буквально дышали холодом.

Даже самый бедный горожанин в то время мог вечером посидеть у печки, где уютно потрескивали дрова, выпить несколько кружок пива, поболтать с соседом, заняться любовью с законной женой. Братья-рыцари были лишены таких житейских радостей. Вступающий в орден обязан был дать целый ряд обетов. Он не имел права не только спать с дамой, но даже смотреть на ее лицо. После вечерней молитвы ни один из братьев не имел права до заутрени произнести хоть слово без крайней необходимости. Рыбалка и охота строго карались. А чтобы легко можно было проверить, как рыцарь соблюдает обет бедности, ни один сундук в Рижском замке не должен был иметь замка. В общем, рыцарь обязан был молчать, вести монашеский образ жизни и рисковать собой, защищая интересы рижских купцов и ремесленников. Кто же соглашался служить на таких кабальных условиях? Преимущественно те, кого сегодня называют… бомжами!

Из глубины веков до нас дошло понятие “странствующий рыцарь”. Но мало кто знает: многие дворяне странствовали 800 лет назад не из любви к путешествиям, а в связи с отсутствием “постоянного места жительства”. Дело в том, что западное земельное право, чтобы не дробить дворянские поместья на мелкие участочки, ввело понятие майората. Это значит, что замок и поместье в семье наследовал старший сын. А остальные надевали доспехи, садились на коня и отправлялись странствовать. В городе такой странник был никому не нужен, ибо владел только одним ремеслом — бить мечом по голове. От крестьянина его отличали не только хорошие манеры, но и неумение (а главное — нежелание) пахать и доить коров. Страннник был рад возможности стать членом рыцарского ордена даже на самых тяжелых условиях — чего не сделаешь ради крыши над головой. Чтобы спать в замке, а не под кустом, дашь любой обет.

Но даже если рыцарь поначалу и готов был соблюдать клятвы, то, понаблюдав за местными нравами, он начинал сомневаться. Среди ливонских язычников практиковалось многоженство, эсты, ливы, латгалы вторгались в соседние селения, грабили, насильно уводили с собой чужих женщин. В хронике Генриха Латвийского??? зафиксировано множество фактов типа: эсты вторглись в землю ливов, привязали одного из местных вождей к шесту и стали вращать шест у костра, требуя денег. Лив рассказал, где спрятано его серебро, но коварные эсты все равно дожарили его на костре, словно поросенка на вертеле. Рыцари меченосцы были детьми своего времени.

В такой обстановке формальное соблюдение заповедей Божиих было бы просто не понято. Крестоносцы постепенно входили в нормальный средневековый ритм — брали заложников, считали чужое имущество своей военной добычей, а частенько предавались даже греху пития крепкого пива. Вот в такую страну и прибыл из маленького германского городка Сузата рыцарь Викберт, желавший верно служить Господу и Пресвятой Деве Марии. Его направили в замок Венден.

Братья-рыцари “работали” не покладая рук: вместе с крещеными ливами вторгались в землю эстов и убивали всех подряд, дабы отмстить неразумным язычникам за нивы и села и буйный набег. При этом один из крестоносцев, которому поручено было судить пленных, брал с них взятки в таких размерах, что возмутил даже других братьев (обычно смотревших на проступки коллег с христианским милосердием): в его сундуке было обнаружено несколько килограммов серебра!

История не знает, что больше возмущало Викберта: коррупция, убийства или стремление некоторых братьев к алкоголю. Известно лишь, что рыцарь бежал из Вендена в Иудумею и умолял местного священника связаться с епископом Альбертом, дабы тот перевел его в Ригу и Викберт мог служить непосредственно основателю города. Но на сытых конях в Иудумею примчались рыцари из Вендена, схватили отступника, вернули в замок, заковали в цепи и бросили в темницу. Между прочим, темница в Венденском (Цесисском) замке сохранилась и поныне — и температура там даже летом не превышает 8 градусов. На хлебе и воде в таких условиях не протянешь и три месяца. Пришел бы волонтеру бесславный конец, но за него неожиданно вступился епископ. Беглеца направили в Ригу.

Неизвестно, о чем беседовал магистр Винно фон Рорбах с молодым идеалистом. Хроника Генриха Латвийского лишь гласит: магистр снял обвинение в дезертирстве, но что дальше делать с Викбертом — не знал. Начинать расследование по его жалобам было бы бессмысленно — пришлось бы пересажать по темницам весь орден. Рыцарь же счел, что, потворствуя клятвопреступникам, Винно тем самым порочит Пресвятую Деву и губит непорочные души христиан. Вскоре в Риге разыгралась кровавая драма. Однажды, когда почти все братья отправились в собор на богослужение, Викберт сообщил священнику Рижского замка Иоанну и магистру ордена, что хочет открыть им тайну, которую случайно узнал в Венденском замке. Томимые любопытством магистр и священник направились в келью рыцаря. Там Викберт схватил секиру, с которой никогда не расставался, и мастерски лишил магистра головы. Следующим ударом он покончил с любознательным Иоанном.

Исполнив вынесенный им же самим приговор, рыцарь покинул келью и побежал в замковую церковь. Видимо, он надеялся, что в храме никто не посмеет применить насилие. Братья, однако, навалились, вытащили убийцу из церкви и бросили его в темницу. Суд приговорил его к страшной смерти — колесованию. Прежде чем Викберт скончался, палач переломал ему все кости.

Кровавый урок, впрочем, не пошел впрок. Со временем Орден меченосцев из богобоязненных воинов Господа превратился в анархическую вольницу. Разгул достиг таких размеров, что сам Рижский архиепископ благословил рижан на разбор с орденом. Горожане пошли на штурм замка, захватили его, комтура, прежде чем прикончить, таскали за бороду, словно нашкодившего мальчишку. А обитель крестоносцев разрушили до основания. Лишь в следующем столетии в Риге был построен новый замок. Но принадлежал он не ордену, а Рижскому архиепископу, крестоносцы же не имели более замков в черте город

Символика Ордена

Символика ранних Меченосцев изучена плохо. Твердо известно, что на белых плащах орденских братьев изображался маленький красный крест с расширяющимися концами, под ним вертикальный красный меч. Иногда изображаются художниками нашего времени золотые шестиконечные звезды вместо креста или два скрещенных меча.

Современными учеными практически доказано, что желтая звезда с мечом была символом польского рыцарского ордена Братьев Добжиньских, созданного Конрадом Мазовецким и воевавшим в Прибалтике в основном с литовцами и с жемайтами еще до появления там Тевтонцев. А изображение двух мечей некоторыми учеными относится к позднему периоду Ливонского ордена конца 15 начала 16 веков, якобы после формального выхода из-под юрисдикции тевтонцев Орден ввел видоизмененную раннюю символику.

Известно так же, что помимо белых одежд братьев кнехты носили черное, включая стеганные доспехи. Наличие у них усеченных крестов, как это изображает Дзысь, нигде не подтверждается. Более вероятно просто изображение креста без меча. На щитах изображали красный крест, размером во весь щит (как бы перечеркивал весь щит). Знамена могли нести изображения просто красных крестов, но не исключены знамена с полной орденской символикой.

Краткая хронология Ордена Меченосцев

  • В 1202 году учрежден католический духовно-рыцарский Орден меченосцев. Название Ордена произошло от изображения на их плащах красного меча с крестом.
  • В 1207 году Безуспешную оборону крепости Куконас в среднем течении Западной Двины возглавил князь Вячеслав Борисович (“Вячко”), внук смоленского князя Давыда Ростиславича.
  • В 1216 году эсты просят полоцкого князя Владимира помочь в борьбе против западных рыцарей, русская рать отправляется в поход, к которому присоединяется 16-тысячное новгородско-псковское войско. По просьбе эстов в Юрьеве (основан в 1030г., Дерпт, ныне г.Тарту) и других крепостях размещены гарнизоны новгородцев.
  • В 1219 году датские войска, пришедшие на помощь немцам, основывают крепость Ревель (ныне Таллинн).
  • В 1221 году владимирский великий князь Юрий Всеволодович предпринимает поход и осаждает Ригу, но безуспешно. В 1223 году князь Юрий Всеволодович предпринимает новый поход против немецких рыцарей.
  • В 1224 году после длительной осады крестоносцами пал г.Юрьев (Дерпт), при обороне погиб князь Вячко.
  • Во 2-й четверти XIII в. на территории, завоеванной крестоносцами (Ливония) образована конфедерация 5 государств (Ливонский орден, Рижское архиепископство (епископство с кон. XII в. с 1251 – архиепископство), Курляндское (с 1234г.), Дерптское (с 1224г.) и Эзельское епископства).
  • В 1233 году организуется новый крестовый Северный поход (1233-1236). Рыцари продвигаются к границам псковско-новгородских, литовских и галицко-волынских земель. Рыцари Ордена меченосцев предприняли безуспешную попытку взять крепость Изборск
  • В 1234 году на р. Эмайыге под г. Юрьевом новгородский князь Ярослав Всеволодович одержал победу над войсками Ордена меченосцев. Продвижение рыцарей на восток было приостановлено.
  • В 1236 году литовский князь Миндовг разбивает войско Ордена меченосцев в битве при Шауляе. Убит магистр ордена Волквин.
  • В 1237 году остатки Ордена меченосцев сливаются с Тевтонским орденом крестоносцев.

Битва при Сауле – литовский триумф

Охотно с вами мы пойти
Готовы, раз уж вы решили в бой.
Лишь дайте срок нам небольшой,
В поход вас поведу, и там
Добычи будет вдоволь вам.

Так Ливонская Рифмованная Хроника передаёт слова магистра Ордена Меченосцев Фольквина фон Наумбурга, обращённые к собравшимся в Риге «воинам Христа» и им сочувствующим. Тогда он ещё не знал, чем обернётся крестовый поход против литовских племён. Воодушевлённые мечтами о богатой добыче, во второй половине лета 1236 года «пилигримы» вышли из Риги и принялись грабить жейматские и земгальские селения.

Орден Меченосцев

XI — XII вв. — время активной немецкой колонизации славянских земель в бассейне рек Эльба и Одер. Благодаря этому для экспансии открылась неизвестная для обитателей Центральной Европы Восточная Прибалтика с её многочисленным языческим населением. Проникновение немцев в этот регион началось с плаваний купцов из Любека и оснований факторий. Однако враждебность местного населения, с одной стороны, а с другой — соблазн подчинения новых племён и распространения своего влияния как можно дальше, привлекли на эту землю деятелей Церкви.

В 1186 году в устье Даугавы была основана католическая епархия, впоследствии получившая название Ливония. Начало активного проникновения на территорию Восточной Прибалтики немецких землевладельцев и солдат удачи связывают с именем третьего епископа Ливонии — Альбертом. В 1201 году он закладывает Рижский замок, вокруг которого стремительно начинает формироваться поселение, впоследствии ставшее центром немецкой экспансии в регионе. Через год на территории Восточной Прибалтики появляется первый духовно-рыцарский орден — Орден Меченосцев, пополнявшийся выходцами из Саксонии.

Статуя епископа Альберта на стене Домского собора, Рига. (riga.lv)

До 1236 года Орден не проводил военные акции против литовцев. Взор немецких колонизаторов был обращён на Восток — именно там в течение двух десятилетий ведутся почти беспрерывные войны с русскими князьями, полоцкими и новгородскими, за обладание нынешней территории Эстонии и Восточной Латвии. Походы шли с переменным успехом, а их перерыв был связан с крупным поражением рыцарей в сражении на Омовоже — крестоносцев тогда разбил новгородский князь Ярослав Всеволодович.

Рыцари Ордена Меченосцев. Реконструкция. (topwar.ru)

Литовские племена на рубеже XII — XIII вв.

Появление в устье Даугавы немцев не могло не сказаться на литовских племенах. Литовский историк Эдвардас Гудавичюс в своей «Истории Литвы» пишет о том, что возникновение Ливонии помешало естественному процессу объединения балтийских племён, при этом сравнивая литовцев с франками и полянами.

Балтские племена в 1200 году. (inosmi.by)

Литовцы были действительно свирепым противником, и силу их оружия чувствовали на себе не только немецкие пришельцы. В 1183 году они предприняли первый самостоятельный поход на русские княжества, разорив Псков, а в начале XIII века их предводители даже заключали тактические союзы, направленные против крестоносцев или поляков. Так или иначе, пока Меченосцы упорно продвигались на Восток, литовцы обратили свои взоры на Юг, заполняя политический вакуум на сопредельных с Польшей территориях.

Литовские воины XIII века. (pikabu.ru)

Говорить о едином Литовском государстве применительно к тому времени преждевременно. Современные исследователи называют это племенное объединение скорее «конфедерацией». В каждом центре сидел свой князь с подчинённой ему дружиной, а общественные отношения носили родовой характер. В целом, это похоже на ту ситуацию, которая складывалась среди восточнославянских племён до прихода Рюрика и его дружины.

«Тевтобургский лес» для Меченосцев

Достигнув некоторого статус-кво на Востоке, крестоносцы вновь переключили своё внимание на южные рубежи Ливонии. Литовцы, постоянно беспокоившие границы своими набегами, серьёзно осложняли жизнь немецким колонизаторам. Наиболее масштабным вторжением литовцев (это были преимущественно земгалы) стало нападение вождя Виестурса в латгальские владения Ордена в 1229 году. Несмотря на то, что крестоносцы смогли окружить отряд противника, Виестурсу удалось бежать с некоторым количеством дружинников. Источники сообщают, что он выбил командиру преследующего отряда, Маркварду фон Брунбаху, несколько зубов горящей головней.

Виестурс. (wikipedia.org)

Решение литовской проблемы требовало привлечения значительных ресурсов. Именно с этой целью Папа Римский Григорий IX 19 февраля 1236 года объявил о начале крестового похода против литовцев. Рига стала опорным пунктам для прибывающих воинов Христа. О общей сложности на берега Даугавы прибыло более 2000 саксонцев. Сильно страдающие от набегов балтских племён, псковичи также прислали около 200 человек.

Однако магистр Ордена Меченосцев, Фолквин, не особо горел желанием идти в малознакомую местность. Всё лето крестоносцы сидели в Риге, скучая и уничтожая и так небольшие запасы провизии. В результате, уступив давлению войск и деятелей церкви, Фолквин выдвинулся на территорию Литвы осенью, в не самое удачное время года. Воинам Христа предстояло пройти по болотистой и лесистой местности, недостаточно знакомой и населённой враждебными племенами.

Так или иначе, но крестоносцы смогли застать врасплох вождя Викинтаса, чьи владения располагались на границе современных Латвии и Литвы. Немцы и их союзники разорили значительную территорию, однако задерживаться в вотчине Викинтаса Фолквин был не намерен — вскоре нагруженные добром воины Христа повернули назад.

Несмотря на то, что литовцы были застигнуты врасплох этим вторжением, они довольно быстро смогли собрать примерно 3000 человек ополчения. 21 сентября юго-западнее поселения Сауле (Шяуляй) крестоносцев встретил со своей дружиной местный вождь Висмантас Булёнис. На следующий день к ним присоединились жейматы под командованием Викинтаса, одного из известнейших предводителей этого племени, впоследствии основного противника Миндовга в борьбе за латвийский престол.

Произошло то, чего боялся магистр Фолквин — тяжёлая конница крестоносцев не могла действовать эффективно, она увязала в болоте. Прекрасно знающие места литовцы наносили противнику огромный урон.

Бой меченосцев с литовцами. (warhead.su)

Магистр с братьями сражались,
Героями в бою держались,
Пока их кони не упали.
Они же биться продолжали:
Врагов немало положили,
И лишь тогда их победили.
Магистр с ними пребывал,
В бою он братьев утешал.

Немногие смогли вырваться из тисков, в которые их зажали свирепые литовцы. Сам магистр вместе с 48 рыцарями был убит, с ними остались лежать в болоте около 2000 человек. Из двухсот псковичей, отправившихся в поход, домой вернулось едва ли 20.

Итоги битвы

Битва при Сауле стала первой крупной победой литовских сил над пришлыми немецкими колонизаторами. Однако, несмотря на столько серьёзные потери, крестоносцы смогли относительно быстро их восстановить — остатки Ордена Меченосцев были объединены с Тевтонским Орденом. Заключительный процесс объединения Литвы происходил вместе с консолидацией сил колонизаторов и с постоянной угрозой с Севера. Победа при Сауле заставила немцев внимательнее наблюдать за тем, что происходит по южную сторону фронтира.

Памятная марка, посвящённая битве. (wikipedia.org)

В наши дни 21 сентября в Латвии и Литве отмечается как «День Единства Балтов». Конечно, выбор именно этого события для такого праздника очень сомнителен — в походе крестоносцев участвовало некоторое количество местных уроженцев (в том числе и эстов), а вот литовцев представляли только жейматы и земгалы. Однако культ этой победы поддерживается на должном уровне — выпускаются почтовые марки и памятные монеты.