Битва под кенигсбергом

Штурм Кёнигсберга. Прорыв немецкой обороны

План операции
Разгром хейльсбергской группировки и сокращение линии фронта позволили советскому командованию в кратчайшие сроки произвести перегруппировку сил на кёнигсбергское направление. В середине марта на кёнигсбергское направление перебросили 50-ю армию Озерова, к 25 марта — 2-ю гвардейскую армию Чанчибадзе, в начале апреля — 5-ю армию Крылова. Рокировка потребовала всего 3-5 ночных маршей. Как выяснилось после взятия Кёнигсберга, германское командование не ожидало, что Красная Армия так быстро создаст ударную группировку для штурма крепости.
20 марта советские войска получили указания «по прорыву Кенигсбергского укрепленного района и штурму города Кенигсберга». В основу боевых порядков частей при прорыве вражеской обороны и, особенно для городских боев были положены штурмовые отряды и штурмовые группы. Штурмовые отряды создавались на основе стрелковых батальонов, а штурмовые группы — стрелковых рот с соответствующим усилением.
Директива от 30 марта представила конкретный план Кёнигсбергской операции и задачи каждой армии. Начало наступления назначили на утро 5 апреля 1945 года (затем перенесли на 6 апреля). Командование 3-м Белорусским фронтом решило нанести одновременные удары по городу с севера и юга по сходящимся направлениям, окружить и уничтожить вражеский гарнизон. Для нанесения мощных ударов на узких участках фронта были сосредоточены основные силы. На земландском направлении решили нанести вспомогательный удар в западном направлении, чтобы отвлечь часть вражеской группировки от Кёнигсберга.
43-я армия Белобородова и правый фланг 50-й армии Озерова наносили удар по городу с северо-запада и севера; 11-я гвардейская армия Галицкого наступала с юга. 39-я армия Людникова наносила вспомогательный удар в севера в южном направлении и должна была выйти к заливу Фришес-Хафф, перерезав коммуникации гарнизона Кёнигсберга с остальными силами оперативной группы «Земланд». 2-я гвардейская армия Чанчибадзе и 5-я армия Крылова наносили вспомогательные удары на земландском направлении, на Норгау и Блюдау.
Таким образом, Кёнигсберг должны были брать три армии — 43-я, 50-я и 11-я гвардейская армии. 43-я армия Белобородова должна была на третий день операции совместно с правым флангом 50-й армии Озерова овладеть всей северной частью города до реки Прегель. 50-я армия Озерова также должна была решить задачу захвата северо-восточной части крепости. 11-я армия Галицкого на третий день операции должна была овладеть южной частью Кёнигсберга, выйти на реку Прегель и быть готовой форсировать реку, чтобы помочь очистить северный берег.
Командующему артиллерией генерал-полковнику Н. М. Хлебникову поручили за несколько дней до решительного штурма начать обработку вражеских позиций тяжелой артиллерией. Советская артиллерия крупных калибров должна была уничтожать наиболее важные оборонительные сооружения неприятеля (форты, доты, дзоты, убежища и т. д.), а также вести контрбатарейную борьбу, нанося удары по немецкой артиллерии. В подготовительный период советская авиация должна была прикрывать сосредоточение и развертывание армий, не допустить подхода в Кёнигсберг резервов, принять участие в уничтожение долговременных оборонительных сооружений противника и подавление немецкой артиллерии, а в период штурма поддерживать атакующие войска. 3-я воздушная армия Николая Папивина получила задачу поддерживать наступление 5-й и 39-й армий, 1-я воздушная армия Тимофея Хрюкина — 43-й, 50-й и 11-й гвардейской армий.

Командующий 3-м Белорусским фронтом Маршал Советского Союза А. М. Василевский (слева) и его заместитель генерал армии И. Х. Баграмян уточняют план штурма Кенигсберга
2 апреля комфронта Василевский провел военное совещание. В целом план операции был утвержден. На Кёнигсбергскую операцию отводили пять суток. В первый день армии 3-го Белорусского фронта должны были прорвать внешние укрепления немцев, а в последующие дни довершить разгром гарнизона Кёнигсберга. После захвата Кёнигсберга наши войска должны были развить наступление на северо-запад и добить земландскую группировку.
Для того чтобы укрепить авиационную мощь удара фронтовую авиацию усилили двумя корпусами 4-й и 15-й воздушных армий (2-го Белорусского и Ленинградского фронтов) и авиацией Краснознаменного Балтийского флота. В операции приняла участие 18-я воздушная армия тяжелых бомбардировщиков (бывшая авиация дальнего действия). В операции принял участие и французский истребительный полк «Нормандия — Неман». Морская авиация получила задачу нанести массированные удары по порту Пиллау и транспортам, как в Кенигсбергском канале, так и на подходах к Пиллау, чтобы не допустить эвакуации немецкой группировки морем. Всего авиационная группировка фронта была усилена до 2500 самолетов (около 65% были бомбардировщики и штурмовики). Общее руководство воздушными силами в Кёнигсбергской операции осуществлял командующий ВВС Красной Армии Главный маршал авиации А. А. Новиков.
Советская группировка в районе Кёнигсберга насчитывала около 137 тыс. солдат и офицеров, до 5 тыс. орудий и минометов, 538 танков и САУ. В живой силе и артиллерии преимущество над противником было незначительным — в 1,1 и 1,3 раза. Только в бронетехнике имело значительное превосходство — в 5 раз.

Немецкая техника на улице Миттельтрагхайм в Кёнигсберге после штурма. Справа и слева штурмовые орудия StuG III, на заднем плане истребитель танков JgdPz IV

Брошенная немецкая 105-мм гаубица le.F.H.18/40 на позиции в Кёнигсберге

Брошенная в Кёнигсберге немецкая техника. На переднем плане — 150-мм гаубица sFH 18

Кенигсберг, одно из межфортовых укреплений
Подготовка штурма
К штурму Кёнигсберга готовились в течение всего марта. Были сформированы штурмовые отряды и штурмовые группы. В штабе Земландской группы был изготовлен макет города с рельефом местности, оборонительными сооружениями и постройками, чтобы отработать вопросы взаимодействия с командирами дивизий, полков и батальонов. Перед началом операции всем офицерам вплоть до командиров взводов выдали план города с единой нумерацией кварталов и важнейших сооружений. Это значительно облегчило управления войсками во время штурма.
Большая работа была проделана по подготовке артиллерии к штурму Кёнигсберга. Детально и тщательно отработали порядок использования артиллерии для стрельбы прямой наводкой и применения штурмовых орудий. В операции должны были принять участие дивизионы артиллерии большой и особой мощности калибром от 203 до 305 мм. Перед началом операции артиллерия фронта четыре дня громила вражескую оборону, сосредоточив усилия на уничтожении долговременных сооружений (фортов, дотов, блиндажей, наиболее прочных зданий и т. д.).
В период с 1 по 4 апреля боевые порядки советских армий были уплотнены. На севере, на направлении главного удара 43-й и 50-й армий Белобородова и Озерова, на 10-километровом участке прорыва было сконцентрировано 15 стрелковых дивизий. Артиллерийскую плотность на северном участке довели до 220 орудий и минометов на 1 км фронта, плотность бронетехники — до 23 танков и САУ на 1 км. На юге, на 8,5-километровом участке прорыва к удару было готово 9 стрелковых дивизий. Артиллерийскую плотность на северном участке довели до 177 орудий и минометов, плотность танков и САУ — 23 машины. Наносившая вспомогательный удар на 8-километровом участке 39-я армия имела 139 орудий и минометов на 1 км фронта, 14 танков и САУ на 1 км фронта.
Для поддержки войск 3-го Белорусского фронта советская Ставка дала указание использовать силы Балтийского флота. С этой целью на реку Прегель в район города Тапиау из Ораниенбаума по железной дороге перебросили отряд речных бронекатеров. В конце марта в районе станции Гутенфельд (10 км юго-восточнее Кёнигсберга) была развернута артиллерия 404-го железнодорожного артиллерийского дивизиона Балтийского флота. Железнодорожный артдивизион должен был помешать движению немецких кораблей по Кёнигсбергскому каналу, а также наносить удары по судам, портовым сооружениям, причалам и железнодорожному узлу.
С целью сосредоточения усилий флота и организации более тесного взаимодействия с сухопутными войсками в конце марта был создан Юго-Западный морской оборонительный район под командованием контр-адмирала Н. И. Виноградова. В него включили Любавскую, Пилаусскую, а позже и Кольбергскую военно-морские базы. Балтийский флот должен был, в том числе с помощью авиации, нарушить коммуникации противника. Кроме того, стали готовить морской десант для высадки в тылу земландской группировки.

Позиции войск немецкой противовоздушной обороны после бомбежки. Справа видна звукоулавливающая установка

Кенигсберг, уничтоженная немецкая артиллерийская батарея
Начало операции. Прорыв вражеской обороны
На рассвете 6 апреля Василевский приказал начать наступление в 12 часов. В 9 часов началась артиллерийская и авиационная подготовка. Командующий 11-й гвардейской армии Кузьма Галицкий вспоминал: «Земля задрожала от гула канонады. Вражеские позиции по всему фронту прорыва закрыла сплошная стена разрывов снарядов. Город заволокло густым дымом, пылью и огнем. …Сквозь бурую пелену можно было рассмотреть, как наши тяжелые снаряды сносят земляные покрытия с укреплений фортов, как взлетают в воздух куски бревен и бетона, камни, исковерканные детали боевой техники. С ревом проносились над нашими головами снаряды «катюш».
Крыши старых фортов за долгое время покрылись значительным слоем земли и даже поросли молодым лесом. Издали они походили на небольшие заросшие лесом холмы. Однако умелыми действиями советские артиллеристы срезали этой слой земли и добрались до кирпичных или бетонных сводов. Сброшенная земля и деревья довольно часто перекрывали немцам обзор и закрывали амбразуры. Артиллерийская подготовка продолжалась до 12 часов. В полосе наступления 11-й гвардейской армии 9 час. 20 мин. армейская группа дальнего действия ударила по немецким батареям, а с 9 час. 50 мин. до 11 час. 20 мин. наносила удары по выявленным огневым позициям противника. Одновременно «катюши» давили действующие немецкие минометные батареи и опорные пункты в ближайшей глубине. С 11 час. до 11 час. 20 мин. орудия, поставленные на прямую наводку, расстреливали цели на переднем крае противника. После этого до 12 час. вся артиллерия армии наносила удары на глубину до 2 км. Минометы сосредоточились на подавлении живой силы врага. Дивизионная и корпусная артиллерия была сосредоточена на уничтожении огневых средств и опорных пунктов, артиллерия армейской группы вела контрбатарейную борьбу. В конце артподготовки все средства ударили по переднему краю.
Советская авиация из-за неблагоприятной погоды не смогла выполнить поставленные задачи — вместо запланированных 4 тыс. самолето-вылетов было сделано только около 1 тыс. самолето-вылетов. Поэтому штурмовая авиация не смогла поддержать атаку пехоты и танков. Артиллерии пришлось взять на себя часть задач авиации. До 13 час. авиация действовала небольшими группами, значительно усилив активность только во второй половине дня.
В 11 час. 55 мин. «катюши» нанесли последний удар по основным опорным пунктам врага. Ещё в ходе артиллерийской подготовки советские передовые подразделения вплотную подобрались к переднему краю противника. Под прикрытием артиллерийского огня некоторые подразделения атаковали ошеломленных немцев, стали захватывать передовые траншеи. В 12 часов советские войска пошли на штурм позиций врага. Первыми шли штурмовые отряды при поддержке танков, они были созданы во всех стрелковых дивизиях. Дивизионная и корпусная артиллерия, артиллерия армейской группы перенесли огонь вглубь вражеской обороны и продолжали вести контрбатарейную борьбу. Находившиеся в боевых порядках пехоты орудия выводили на прямую наводку, и они громили позиции противника.

Очнувшиеся немецкие войска оказывали упорное сопротивление, вели плотный огонь и контратаковали. Хорошим примером ожесточенности боев за Кёнигсберг служит наступление 11-й гвардейской армии. В полосе наступления 11-й гвардейской армии защищалась мощная 69-я немецкая пехотная дивизия, усиленная тремя полками других дивизий (фактически это была ещё одна дивизия) и значительным количеством отдельных батальонов, включая ополчение, рабочие, строительные, крепостные, специальные и полицейские части. На этом участке немцы имели около 40 тыс. человек, более 700 орудий и минометов, 42 танка и САУ. Немецкую оборону на южном участке усиливали 4 мощных форта (№ 12 «Эйленбург», № 11 «Денхофф», № 10 «Конитц» и № 8 «Король Фридрих I»), 58 долговременных огневых точек (дотов и дзотов) и 5 опорных пунктов из крепких зданий.
11-я гвардейская армия Галицкого вывела в первую линию все три корпуса — 36-й, 16-й и 8-й гвардейские стрелковые корпуса. Главный удар армия Галицкого наносила соединениями 16-го гвардейского стрелкового корпуса во взаимодействии с ударными группами 8-го и 36-го гвардейских стрелковых корпусов. Каждый гвардейский стрелковый корпус выставлял в первом эшелоне две стрелковые дивизии и одну во втором. Командир 8-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-лейтенант М. Н. Завадовский наносил основной удар левым флангом по линии Авайден — Розенау. Командир корпуса выделил в первый эшелон 26-ю и 83-ю гвардейские дивизии, 5-я гвардейская стрелковая дивизия располагалась во втором эшелоне. Правый фланг корпуса прикрывал армейский запасной полк, армейские курсы младших лейтенантов и сводный кавалерийский полк конных разведчиков. Командир 16-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-майор С. С. Гурьев нацелил войска на Понарт. Он направил в первый эшелон 1-ю и 31-ю дивизии, во втором была 11-я дивизия. Командир 36-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-лейтенант П. К. Кошевой, наносил удар правым флангом корпуса в направлении на Праппельн и Кальген. В первом эшелоне были 84-я и 16-я дивизии, во втором — 18-я дивизия. Левый фланг корпуса у залива Фришес-Хафф прикрывал огнеметный батальон и рота курсантов.
Части 26, 1-й и 31-й гвардейских стрелковых дивизий 11-й гвардейской армии, действовавших на главном направлении, первым же ударом захватили вторую траншею противника (первую позицию крепости и форт № 9 «Понарт» советские войска взяли ещё в январе). Гвардейцы 84-й дивизии также ворвались на позиции противника. Наступавшие на флангах 83-я и 16-я гвардейский стрелковые дивизии действовали менее успешно. Им приходилось прорывать сильную оборону в районе немецких фортов № 8 и 10.
Так в полосе 8-го гвардейского стрелкового корпуса 83-я дивизия вела тяжелый бой за форт № 10. Советские гвардейцы смогли подобраться к форту на 150-200 м, но дальше продвинуться не могли, мешал сильный огонь форта и поддерживающих его частей. Командир дивизии генерал-майор А. Г. Маслов оставил один полк блокировать форт, а два других полка прикрывшись дымовой завесой, двинулись дальше и ворвались в Авайден. Маслов ввел в бой штурмовые группы, и они стали выбивать немцев из зданий. В результате часового боя наши войска заняли южную часть Авайдена и прорвались на северную окраину. 26-я дивизия 8-го корпуса также успешно наступала, поддерживаемая танками 23-й танковой бригады и тремя батареями 260-го тяжелого самоходно-артиллерийского полка.
1-я гвардейская стрелковая дивизия 16-го гвардейского стрелкового корпуса, усиленная танками и самоходками, к 14 час. вышла к Понарту. Наши войска пошли на штурм этого пригорода Кёнигсберга. Немцы яростно сопротивлялись, применяя оставшиеся после артиллерийской подготовки орудия и врытые в землю танки и штурмовые орудия. Наши войска потеряли несколько танков. 31-я гвардейская стрелковая дивизия, которая также наступала на Понарт, ворвалась во вторую линию окопов противника. Однако затем наступление советских войск приостановилось. Как выяснилось уже после взятия столицы Восточной Пруссии, немецкое командование ожидало на этом направлении главный удар 11-й гвардейской армии и с особым вниманием занималось обороной понартского направления. Замаскированные противотанковые орудия и вкопанные в землю танки наносили серьёзный урон нашим войскам. Траншеи южнее Понарта занимал специально сформированный батальон офицерского училища. Бои были крайне ожесточенные и переходили в рукопашные схватки. Только к 16 час. 31-я дивизия проломила оборону врага и включилась в бой за Понарт.
Тяжело приходилось и гвардейцам 36-го корпуса. Первые атаки немцы отбили. Затем используя успех соседней 31-й дивизии, 84-я гвардейская дивизия с 338-м тяжелым самоходно-артиллерийским полком, в 13 час. прорвала немецкую оборону и стала продвигаться к Праппельну. Однако левофланговый полк был остановлен фортом № 8. А оставшиеся силы дивизии не смогли взять Праппельн. Дивизия остановилась, нанесла по селению артиллерийский удар, но он не достиг цели, так как дивизионные орудия не могли добраться до бетонных и каменных подвалов. Требовались более мощные орудия. Командование фронта приказало перегруппировать силы, блокировать форт 1-2 батальонами, основные силы двинуть к Праппельну. Армейская артиллерия получила задачу подавить укрепления Праппельна орудиями больших калибров.
К 15 час. перегруппировка частей 84-й гвардейской дивизии была завершена. Артиллерийский удар армейской артиллерии привел к положительному эффекту. Гвардейцы быстро взяли южную часть селения. Затем наступление несколько приостановилось, так как немецкое командование перебросило на это направление два батальона ополчения и несколько штурмовых орудий. Однако немцев успешно теснили, захватывая дом за домом.
Уличный бой в Кенигсберге
Разбитая вражеская техника на улицах Кенигсберга
Таким образом, к 15-16 час. армия Галицкого прорвала первую позицию противника, продвинувшись на направлении главного удара на 3 км. Был прорван и промежуточный рубеж обороны немцев. На флангах советские войска продвинулись на 1,5 км. Теперь армия приступала к штурму второй позиции противника, которая проходила по окраинам города и опиралась на приспособленные к круговой обороне здания
Наступил критический момент операции. Немцы ввели в бой все ближайшие тактические резервы и начали перебрасывать резервы из города, стараясь стабилизировать фронт. Гвардейские корпуса вели упорные бои в районе Праппельна и Понарта. Почти все стрелковые полки уже использовали вторые эшелоны, а некоторые и последние резервы. Требовалось усилие, чтобы окончательно переломить ситуацию в свою пользу. Тогда командование армии решило бросить в сражение дивизии второго эшелона корпусов, хотя первоначально их не планировали вводить в сражение в первый день операции. Однако держать их в резерве было нецелесообразно. В 14 час. начали выдвигать вперед 18-ю и 5-ю гвардейские дивизии.
Во второй половине дня облачность стала рассеиваться, и советская авиация активизировала свои действия. Штурмовики 1-й гвардейской авиадивизии под началом Героя Советского Союза генерала С. Д. Пруткова и 182-й штурмовой авиадивизии генерала В. И. Шевченко под прикрытием истребителей 240-й истребительной авиадивизии Героя Советского Союза генерал-майора авиации Г. В. Зимина нанесли по позициям противника мощные удары. «Илы» действовали на минимальной высоте. «Чёрная смерть», как называли немцы Ил-2, уничтожала живую силу и технику, давила огневые позиции вражеских войск. Попытки отдельных немецких истребителей сорвать атаку советской штурмовой авиации были отражены нашими истребителями. Авиационные удары по позициям врага ускорили движение советской гвардии. Так после того как наши штурмовики подавили вражеские позиции южнее Розенау, войска 26-й гвардейской дивизии взяли южную часть Розенау.
Части 1-й и 5-й дивизий вели тяжелые бои в районе железнодорожного депо и железной дороге. Немецкие войска контратаковали и даже местами потеснили наши войска, вернув часть ранее утраченных позиций. 31-я дивизия вела яростные бои за Понарт. Немцы превратили каменные дома в цитадели и при поддержке артиллерии и штурмовых орудий активно сопротивлялись. Улицы были перекрыты баррикадами, подступы к ним прикрывали минные поля и проволочные заграждения. Штурмовали буквально каждый дом. Часть домов приходилось сносить артиллерийским огнем. Немцы отбили три атаки дивизии. Только к вечеру гвардейцы несколько продвинулись, но развить успех не смогли, дивизия исчерпала резервы. В 19 часов дивизия пошла в новую атаку. Активно действовали штурмовые отряды, которые последовательно брали дом за домом. Большую помощь оказывали тяжелые самоходки, снаряды которых пробивали дома насквозь. К 22 час. 31-я дивизия захватила южную окраину Понарта.
18-я гвардейская стрелковая дивизия 36-го корпуса (дивизия второго эшелона) пошла на штурм Праппельна. Немцы упорно сопротивлялись, и только к вечеру дивизия захватила юго-западную часть Праппельна. 84-я дивизия продвинулась незначительно. Был полностью окружен форт № 8. 16-я гвардейская стрелковая дивизия к концу дня взяла Кальген.
Итоги первого дня наступления
К концу дня 11-я гвардейская армия продвинулась на 4 км, прорвала первую позицию противника на 9-километровом участке, промежуточный оборонительный рубеж на 5-километровом участке и на направлении главного удара вышла ко второй позиции. Советские войска занимали рубеж разъезд северо-восточнее форта № 10 — железнодорожное депо — южная часть Понарта — Праппельн — Кальген — Вартен. Была создана угроза расчленения вражеской группировки, которая оборонялась южнее реки Прегель. От немцев очистили 43 квартала пригородов и самого города. Задача первого дня наступления в целом была выполнена. Правда, фланги армии отставали.
На других направлениях советские войска также успешно продвигались. 39-я армия Людникова вклинилась в оборону противника на 4 километра, перехватив железную дорогу Кёнигсберг — Пиллау. Части 43-й армии Белобородова прорвали первую позицию врага, взяли форт № 5 и окружили форт № 5а, выбили гитлеровцев из Шарлоттенбурга и поселка юго-западнее его. 43-я армия первой ворвалась в Кёнигсберг и очистила от немцев 20 квартала. Между войсками 43-й и 11-й гвардейской армии осталось всего 8 километров. Войска 50-й армии Озерова также прорвали первую линию обороны противника, продвинулись на 2 км, взяли форт № 4 и заняли 40 кварталов города. 2-я гвардейская и 5-я армии оставались на местах.
Германское командование, чтобы избежать окружения гарнизона Кёнигсберга и парировать удар 39-й армии ввело в сражение 5-ю танковую дивизию. Кроме того, с Земландского полуострова в район Кёнигсберга стали перебрасывать дополнительные войска. Комендант Кёнигсберга Отто фон Ляш, видимо, считал, что главная угроза городу исходит от 43-й и 50-й армии, которые рвутся к центру столицы Восточной Пруссии. С юга центр города был прикрыт рекой Прегель. Кроме того, немцы опасались окружения Кёнигсберга, стараясь парировать наступление 39-й армии. На южном направлении оборону усилили несколькими резервными батальонами, а также старались удержать форты № 8 и 10, которые сдерживали фланги 11-й гвардейской армии и спешно создавали новые укрепления на пути армии Галицкого.
После боя в районе Кенигсберга
Советские артиллеристы в городском бою в Кёнигсберге
Советская САУ ИСУ-122С ведет бой в Кенигсберге
Продолжение следует…

Разгром Кёнигсбергской группы немецких войск (апрель 1945 года)

13 января ударные части 3-го Белорусского фронта на северном, правом фланге операции начали наступление на запад через Инстербург на Кёнигсберг, обходя Мазурские озера.

14 января войска 2-го Белорусского фронта на левом фланге операции выдвинулись с плацдармов в Польше в северо-западном направлении через Млаву на Эльбинг на балтийском побережье.

В отличие от параллельно развивавшейся Висло-Одерской операции, наступление в Восточной Пруссии шло медленно и трудно. Только 26 января части 2-го Белорусского фронта достигли Эльбинга (южнее Кёнигсберга), отрезав группировку вермахта от Померании. 29 января 3-й Белорусский фронт вышел к морю к северу от Кёнигсберга, также охватив город с востока и юго-востока.

К началу февраля группа армий «Север» была рассечена на три части. Наиболее крупная часть оказалась в районе Хайльсберга (к югу от Кёнигсберга), другая — в самом Кёнигсберге, третья — на Земландском полуострове (к северо-западу от Кёнигсберга).

В этой ситуации командованию 2-го Белорусского фронта было предписано передать 3-му Белорусскому фронту четыре армии, а оставшимися силами наступать в Померанию. Соответственно, завершить разгром группы «Север» должен был 3-й Белорусский фронт, в состав которого был позже влит 1-й Прибалтийский фронт, ставший Земландской оперативной группой войск.

18 февраля погиб генерал Черняховский, выезжавший в район боев у Хайльсберга. Ликвидация окруженных там 20 дивизий вермахта растянулась до 29 марта.

Последующие события развернулись в районе Кёнигсберга, где были блокированы до 130 тысяч солдат и ополченцев. Новый командующий 3-м Белорусским фронтом маршал Василевский выделил для штурма города четыре общевойсковые армии — 187 тысяч человек, более пяти тысяч орудий и минометов и 538 танков, поддержку которым оказывали две с половиной тысячи самолетов. Штурм (после четырех дней артподготовки) начался 6 апреля одновременными ударами с севера и юга.

Решающими стали два следующих дня, когда установилась летная погода, и было выполнено более 10 тысяч самолетовылетов на поддержку штурмовым группам. 8 апреля гарнизон полностью изолированной цитадели Кёнигсберга отклонил предложение сдаться, однако после атак и обстрелов 9 апреля вечером прекратил сопротивление. Комендант города генерал Отто фон Лаш был пленен, как и еще 92 тысячи солдат и офицеров.

К 25 апреля с захватом порта Пиллау была в основном ликвидирована последняя 65-тысячная группировка противника на Земландском полуострове. Остатки немецких частей отступили на косу Фрише-Нерунг и сдались только после капитуляции Германии.
Восточно-прусская операция стала самым продолжительным (103 дня) и самым кровопролитным сражением кампании 1945 года. Потери Красной Армии превысили 580 тысяч человек (из них 127 тысяч убитыми), было потеряно три с половиной тысячи танков и почти полторы тысячи боевых самолетов.

Потери противника только в хайльсбергском котле, Кёнигсберге и на Земландском полуострове составили около 500 тысяч человек (из них примерно 300 тысяч убитыми). Были полностью разгромлены 25 дивизий вермахта, потери еще в 12-ти составили от 50 до 75 %.

По решению Потсдамской конференции северная часть Восточной Пруссии с Кёнигсбергом вошла в состав СССР (южная часть отошла Польше).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 июня 1945 была учреждена медаль «За взятие Кёнигсберга», которой награждено 760 тысяч человек.

Более 200 отличившихся частей и соединений были удостоены почетных наименований Кёнигсбергских, Инстербургских, Гумбинненских и других.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Как это было: 75 лет назад вооруженные силы СССР взяли Кенигсберг

9 апреля 1945-го произошло знаменательное событие в истории Великой Отечественной войны — войска маршала Александра Василевского вырвали город-крепость Кенигсберг (Калининград) у войск нацистской Германии под командованием Отто Фон Ляша. Военно-воздушными силами СССР руководил главный маршал авиации Александр Новиков. 130 тысячам немецких солдат противостояло 137 тысячам советских.

Немцы утверждали, что Красная армия никогда не возьмет Кенигсберг, но советской стороне удалось это сделать всего за три дня. В честь 75-летия со дня взятия города-крепости, 5-tv.ru вспоминает хронику событий и интересные факты.

Три дня военной операции штурма Кенигсберга

Взятие крепости Кенигсберга началось 6 апреля 1945-го. Немцы предполагали, что русские рано или поздно доберутся до нее и тщательно подготовились к наступлению. Ведь в августе 1944-м ВВС Великобритании уже нанесли два мощных авиаудар по городу, но тогда отбить Кенигсберг не удалось Территория представляла собой сложную систему фортификационных сооружений, которые в комбинации с городской инфраструктурой обеспечивали противнику ведение длительной обороны.

Вступление войск Красной армии в Кенигсберг.

Наступление советских войск началось утром 6 апреля. При помощи мощных ударов авиации, Красная армия начала штурм внешних обводов крепости. Для штурма было сформировано 26 штурмовых отрядов и 104 штурмовые группы из стрелковых частей и инженерных войск. Также в операции участвовало и семь отдельных огнеметных батальонов химических войск, пять рот ранцевых огнеметов и рота фугасных огнеметов.

Третий рейх не смог сдержать удар советской армии и сдал передовые позиции, которые защищали подступ к Кенигсбергу.

Советские солдаты во время обстрела Кенигсберга.

Весь следующий день 7 апреля в городе шли уличные бои и перестрелки. Для этого Красной армией были сформированы специальные штурмовые отряды для военных действий в городе. Советские солдаты блокировали важные здания и кварталы, подбираясь все ближе к крепости. Немалую роль в тот день сыграли авиаудары под руководством Александра Новикова.

К вечеру 8 апреля Красная армия уже захватила западную, северо-западную и южную части Кенигсберга. Кроме того, сломила сопротивления немецкой стороны на внутреннем обводе крепости. Самый напряженный день штурма прошел 9 апреля. Уже тогда Германия потеряла свыше десяти тысяч солдат, а советские удары не оставляли им шансов сдерживать оборону крепости.

Город после взятия его советскими войсками.

После очередной массивной бомбардировки 11-й гвардейской армией СССР, гарнизон Третьего рейха был капитулирован по приказу генерала Отто Фон Ляша в конце третьего дня сражений. 10 апреля советскими войсками были ликвидированы последние очаги сопротивления немцев, а на башню Дона было возведено знамя победы. Результатом операции стал разгром восточно-прусской группировки нацистской Германии.

Потери советской и немецкой сторон в штурме Кенигсберга

После окончания штурма Кенигсберга в плен попали свыше 93 тысяч немцев, а убито порядка 42 тысяч. Так же Красная армия захватила 1652 миномета и 128 самолетов врага.

Жители Кенигсберга по временным мосткам переправляются через реку, возвращаясь домой.

Со стороны СССР в бою пало 3700 русских солдат 3-го Белорусского фронта. Именами солдатов, учавствовавших во взятии Кенигсберга, сейчас названы набережные, площади и улицы Калининграда, а также его области.

Советские солдаты на разрушенных улицах Кенигсберга.

В честь победы советской стороны в операции по штурму города в Москве прогремел салют из 324 орудий. Спустя два месяца после сражения советским правительством была учреждена медаль «За взятие Кенигсберга», которую получили 98 воинских частей.

Интересные факты о штурме Кенигсберга и его участниках

  • Во взятии города участвовал брат легендарной Зои Космодемьянской Александр.
  • После того, как Фон Ляш сдал Кенигсберг, Гитлер заочно приговорил его к смертной казни, а СССР к 25 годам лагерей — десять их которых провел в трудовом лагере под Воркутой.
  • Отто Фон Ляш предлагал властям эвакуировать город до штурма советскими войсками, но ему отказали. Адольф Гитлер провозгласил Кенигсберг крепостью, а это значило, что и население должно было отстаивать город до конца. Именно поэтому свыше 25 тысяч гражданских оказались в плену СССР.
  • Сражение за город длилось 81 час.
  • Изначально штурм Кенигсберга должен был начаться 5 апреля, но из-за плохой погоды был перенесен на 6 апреля.

75 лет назад советские войска взяли штурмом Кенигсберг

Как Россия завоевала Кенигсберг в первый раз

Впервые русские войска вступили в Кенигсберг 22 января 1758 года во время Семилетней войны. По распоряжению Елизаветы Петровны город стал центром генерал-губернаторства Восточная Пруссия.

Указом императрицы первым русским генерал-губернатором «покоренных областей королевства Пруссии» был назначен Виллим Фермор, который, собственно, и взял Кенигсберг.

Через несколько дней граф уехал в действующую армию и уступил свое место барону Николаю Корфу, не умевшему, по воспоминаниям писателя Андрея Болотова, писать по-русски. Следующими генерал-губернаторами Восточной Пруссии с резиденцией в Кенигсберге являлись отец генералиссимуса Александра Суворова Василий, на суровость которого местное чиновничество жаловалось в Петербург, Петр Панин и Федор Воейков.

Реклама

При нем русские войска были выведены из Восточной Пруссии: как известно, преклонявшийся перед прусским королем Фридрихом II российский император Петр III, вступивший на престол после смерти Елизаветы Петровны, поспешил вернуть своему кумиру утраченные территории и 5 мая 1762 году подписал Петербургский мир. Добровольный возврат земель сделал напрасными большие потери среди русских солдат и возмутил дворянские круги. Дни и без того непопулярного императора после такого «предательства» оказались сочтены: 10 июля (по нов. стилю) того же года произошел дворцовый переворот, в результате которого к власти пришла Екатерина II.

Военный парад перед отступлением

Российская монархия получила исторический шанс вновь присоединить часть уже объединенной Германии в начале Первой мировой войны. В августе 1914 года Русская императорская армия захватила часть Восточной Пруссии в ходе одноименной наступательной операции. Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич в своей директиве поставил перед Северо-Западным фронтом задачу нанести противнику решающее поражение.

Однако успешное начало кампании переросло в катастрофу. Как вспоминал позднее генерал-квартирмейстер штаба ВГК Юрий Данилов, командующий 1-й армией генерал Павел Ренненкампф, одержав несколько локальных побед над немцами и принудив их к отступлению, «приостановил свое наступление и обратил свое преимущественное внимание на крепость Кенигсберг».

«Вследствие такого бездействия германцы получили возможность уйти от преследования и оказались свободными в своих дальнейших решениях», — резюмировал Данилов.

В итоге немцы разбили противника по одиночке. Сначала в битве при Танненберге погибла 2-я армия, а ее командующий Александр Самсонов свел счеты с жизнью, а затем в Мазурском сражении потерпела поражение 1-я армия Ренненкампфа. После этого русские были вынуждены уйти из Восточной Пруссии, хотя казалось, что она уже у них в руках. Недаром ожесточенная борьба за должность генерал-губернатора еще до решающих боев развернулась между командующим фронтом Яковом Жилинским и генералом Павлом Курловым. Ввиду означенных событий, впрочем, вопрос отпал сам собой. Известно, что незадолго до самсоновской катастрофы Ставка сделала выбор в пользу Курлова, от которого ждали «введения в Восточной Пруссии строгого порядка».

Напоследок уцелевшие части провели парад в Инстербурге (ныне Черняховск), где находился штаб 1-й армии. В торжестве 5 сентября 1914 года принял участие высший генералитет и члены семьи Романовых. А в строю на площади находился будущий главнокомандующий белых войск в Крыму, кавалерист Петр Врангель. Он уже успел совершить подвиг и, как записал в своем дневнике Николай II, стал первым в войну Георгиевским кавалером среди офицеров. Прощаясь с войсками, командующий 1-й армией Ренненкампф поблагодарил их за верную службу и прокричал: «Вперед на Кенигсберг!»

30 лет спустя призыв генерала услышали потомки тех, кто расстрелял его за отказ сотрудничать с большевиками в 1918 году.

Новый приход русских в Восточную Пруссию

Покинув Инстербург 11 сентября 1914 года, русские солдаты вернулись в город 21 января 1945-го. А к апрелю создалась благоприятная обстановка для взятия Кенигсберга. Советским «наследником» Ренненкампфа было суждено стать маршалу Александру Василевскому, который в феврале 1945 года возглавил 3-й Белорусский фронт после гибели генерала армии Ивана Черняховского. В Первую мировую Василевский воевал на Юго-Западном фронте, но прекрасно чувствовал историческую значимость событий, в которых ему довелось поучаствовать.

«Восточная Пруссия давно была превращена Германией в главнейший стратегический плацдарм для нападения на Россию и Польшу, — писал маршал в своей книге «Дело всей жизни». — С этого плацдарма было совершено нападение на Россию в 1914 году.

Отсюда кайзеровские войска пытались нанести удар по Петрограду в 1918 году. Отсюда двинулись фашистские полчища в 1941-м.

На протяжении 1941-1945 годов Восточная Пруссия имела важное экономическое, политическое и стратегическое значение для немецкого верховного командования. Здесь в глубоких подземных убежищах под Растенбургом вплоть до 1944 года располагалась ставка Гитлера, прозванная самими фашистами Wolfsschanze («Волчья яма»). Овладение Восточной Пруссией — цитаделью германского милитаризма — составило важную страницу завершающего этапа войны в Европе».

По задумке немецкого командования Восточная Пруссия должна была прикрыть подступы к центральным районам Германии и потому была хорошо подготовлена к обороне. На ее территории нацисты возвели ряд сильных в инженерном отношении укреплений, модернизировали старые крепости. Все сооружения были прочно связаны между собой в фортификационном и огневом плане. Кроме того, обороне способствовали особенности рельефа Восточной Пруссии – озера, реки, болота и каналы, развитая сеть железных и шоссейных дорог и крепкие каменные постройки. По мнению маршала Василевского, к 1945 году восточнопрусские укрепленные районы и полосы обороны с включенными в них крепостями, сочетавшимися с естественными препятствиями, не уступали по своей мощи «линии Зигфрида», возведенной на западе Германии в 1936-1940 годах. Особенно сильно была развита в инженерном отношении оборона на основном для РККА направлении на Гумбиннен (современный Гусев), Инстербург и Кенигсберг.

Подготовка штурма

В столице Восточной Пруссии было создано три кольца обороны. В центре города находилась цитадель, имелись многочисленные военные арсеналы и склады. Кенигсбергская операция являлась частью более крупной Восточно-Прусской операции, начавшейся 13 января 1945 года. Преодолевая упорное сопротивление гитлеровцев, войска 3-го Белорусского фронта в конце января – начале февраля обошли Кенигсберг с севера и юга и расчленили восточно-прусскую группировку противника на три части.

Начались ожесточенные бои с целью уничтожения противника по частям.

Одновременно 1-й Прибалтийский фронт, обеспечивая фланг 3-го БФ, начал наступление с целью уничтожения мемельской группировки немцев. 28 января советские войска заняли Мемель (ныне Клайпеда). Развивая успех, силы 1-го ПФ ворвались на косу Куриш-Нерунг, 3 февраля вышли на Земландский полуостров и заняли гавань Кранц. Вскоре войска двух фронтов соединились.

К началу апреля у немцев оставался лишь один район Кенигсберга. Штурму города предшествовала длительная артподготовка со 2 по 5 апреля. Наконец, войска 3-го Белорусского фронта атаковали Кенигсберг.

Генерал Кузьма Галицкий, командующий 11-й гвардейской армией, принимавшей активное участие в штурме, вспоминал: «На рассвете 6 апреля Василевский отдал приказ начать наступление в 12 часов. Получив его, Военный совет армии предложил всем командирам и политорганам соединений и частей немедленно довести боевую задачу до всего личного состава первого эшелона и добиться полной ясности в ее понимании. Ровно в 9 часов артиллерия армии — 1500 орудий и минометов, в том числе 769 крупных калибров, — начала артиллерийскую подготовку.

Земля задрожала от гула канонады. Вражеские позиции по всему фронту прорыва закрыла сплошная стена разрывов снарядов.

Город заволокло густым дымом, пылью и огнем. Но это не мешало нашим артиллеристам бить по заранее намеченным целям. Огневой шквал длился ровно два часа. До 11 ч, как и предусматривалось планом, артиллерия 11-й гвардейской армии разрушала оборонительные сооружения и уничтожала живую силу и огневые точки врага. В 9 ч 20 мин армейская группа дальнего действия произвела огневой налет на немецкие батареи, а с 9 ч 50 мин до 11 ч 20 мин вела огонь по обнаруженным огневым позициям артиллерии и минометов».

Гитлер приговорил коменданта-капитулянта к смертной казни

Значительную роль в операции сыграли штурмовые отряды. Немцы оказывали упорное сопротивление, однако к исходу дня 39-я армия вклинилась в оборону противника на несколько километров и перерезала железную дорогу Кенигсберг — Пиллау. Через два дня советские войска захватили порт и железнодорожный узел города, промышленные объекты и отрезали гарнизон Кенигсберга от земландской группировки немцев.

8 апреля немцам было предложено сдаться. Они отказались и продолжили сопротивление. Некоторые части гарнизона попытались отступить на запад, но были перехвачены 43-й армией. Тем не менее, как отмечал генерал Галицкий, во второй половине дня 9 апреля для кенигсбергского гарнизона сложилось совершенно безвыходное положение. Пленных становилось все больше. На некоторых участках немцы сдавались организованно целыми подразделениями. После того, как снаряды орудий и танков начинали рваться в комнатах домов, на чердаках и лестничных клетках, на балконах и в окнах появлялись белые флаги.

«8 апреля, стремясь избежать бесцельных жертв, я, как командующий фронтом, обратился к немецким генералам, офицерам и солдатам кенигсбергской группы войск с предложением сложить оружие. Однако фашисты решили сопротивляться. С утра 9 апреля бои разгорелись с новой силой. 5000 наших орудий и минометов, 1500 самолетов обрушили сокрушительный удар по крепости. Гитлеровцы начали сдаваться», — рассказывал в своем труде маршал Василевский.

Состоялись переговоры с командованием гарнизона. Комендант Кенигсберга Отто Лаш безоговорочно принял ультиматум и в 22 ч. 45 мин. отдал приказ о немедленном прекращении сопротивления. По словам возглавлявшего советскую группу парламентеров подполковника 11-й гвардейской армии Петра Яновского, немецкие штабные офицеры просили его защитить их от эсэсовцев, разъяренных решением о капитуляции. Еще более зол сдачей Кенигсберга был Адольф Гитлер, заочно приговоривший Лаша к смертной казни. Отдельные части действительно не подчинились приказу и продолжили сопротивление.

Чуть позже на допросе комендант рассказал:

«Солдаты и офицеры крепости в первые два дня держались стойко, но русские превосходили нас силами и брали верх. Они сумели скрытно сосредоточить такое количество артиллерии и самолетов, массированное применение которых разрушило укрепление крепости и деморализовало солдат и офицеров. Мы полностью потеряли управление войсками. Выходя из укрепления на улицу, чтобы связаться со штабами частей, мы не знали, куда идти, совершенно теряя ориентировку, настолько разрушенный и пылающий город изменил свой вид.

Никак нельзя было предполагать, что такая крепость, как Кенигсберг, столь быстро падет.

Русское командование хорошо разработало и прекрасно осуществило эту операцию. Под Кенигсбергом мы потеряли всю 100-тысячную армию. Потеря Кенигсберга — это утрата крупнейшей крепости и немецкого оплота на Востоке».

Последние очаги сопротивления немцев в Кенигсберге были ликвидированы 10 апреля. Город-крепость был взят в результате четырехсуточного штурма усилиями войск 43, 50-й и 11-й гвардейской армий и во взаимодействии со 2-й гвардейской, 5-й и 39-й армиями. На башню Дона краноармейцы водрузили Знамя победы. Весь 130-тысячный гарнизон Кенигсберга был уничтожен или захвачен в плен. В полночь Москва салютовала войскам 3-го Белорусского фронта.

11-я гвардейская армия сосредоточила свои усилия на уничтожении земландской группировки. 25 апреля пал портовый город Пиллау (современный Балтийск).

«Падение города и крепости Кенигсберг, а также крепости и стратегически важного порта на Балтийском море Пиллау явилось для гитлеровцев не только потерей важнейших опорных пунктов в Восточной Пруссии, но и прежде всего сильнейшим непоправимым моральным ударом, — констатировал генерал Галицкий в своей книге «В боях за Восточную Пруссию: Записки командующего 11-й гвардейской армией». — Рухнули последние надежды гитлеровского командования сохранить стратегический плацдарм на востоке, их надежды на возможность переброски части сил «центрального фронта» на берлинское направление и на сковывание наших войск на этом участке фронта. Важным итогом было и то, что наш Балтийский флот получил первоклассные военно-морские порты Кенигсберг и Пиллау, оборудованные для базирования и ремонта военных кораблей почти всех классов.

Это в значительной мере укрепило стратегические позиции нашего флота на Балтике, создало условия для использования наших морских сил в интересах советских войск, наступавших в Померании».

4 июля 1946 года, через месяц после смерти видного советского партийного и государственного деятеля, бывшего председателя Президиума Верховного Совета СССР Михаила Калинина, Кенигсберг переименовали в Калининград. Почти все жители немецкого происхождения были отправлены в Германию. Вместо них в город переселяли советских граждан из других регионов.

Ход войны

70 лет назад (1945 г.) советские войска овладели столицей Восточной Пруссии — г. Кёнигсберг

Областной центр самого западного российского региона – г. Калининград, ранее являвшийся немецким городом-крепостью Кёнигсберг, в годы Второй мировой войны стал ареной ожесточенных и кровопролитных боев. В целях ликвидации кёнигсбергской группировки противника и овладения столицей Восточной Пруссии командованием Красной армии в период с 6 по 9 апреля 1945 г. была проведена Кёнигсбергская наступательная операция войск 3-го Белорусского фронта (Маршал Советского Союза А.М. Василевский) во взаимодействии с Балтийским флотом (адмирал В.Ф. Трибуц).

Город-крепость Кёнигсберг. Войска фронта впервые столкнулись с таким укреплением, как современная крепость и крупный немецкий город одновременно. Территория Кёнигсберга составляла около 200 кв. км и представляла собой сложную систему различных фортификационных сооружений, которые в комбинации с многочисленными каменными постройками предместий самого города обеспечивали возможность ведения длительной обороны. Существовало 3 кольца обороны. Первое – в 6–8 км от центра города, состояло из траншей, противотанкового рва, проволочных заграждений, минных полей. На этом кольце располагалось 15 фортов, построенных к 1882 г., с гарнизонами в 150–200 чел. каждый, при 12–15 орудиях. Второе кольцо обороны проходило по окраинам города и состояло из каменных зданий, баррикад, огневых точек на перекрестках и минных заграждений. Третье кольцо, в центре города, состояло из 9 бастионов, башен и равелинов, сооруженных в XVII в. и перестроенных в 1843–1873 гг.

Обучение немецкого населения города, мобилизованного лишь в середине января 1945 г., изготовление лафетов для орудий и установка вооружения были прерваны в результате первого окружения Кёнигсберга войсками Красной армии в феврале, так как все силы были брошены на оборонительные работы на фронте. В декабре 1944 г. и в январе 1945 г. на строительство укреплений по внутреннему обводу было занято 8000 чел., из них одна треть – фольксштурмовцев. Остальную часть составляли иностранные рабочие различных предприятий города. Кроме того, в течение 3 недель на строительство укреплений привлекались 800–1000 солдат. Когда Кёнигсберг оказался окруженным, дальнейшее оборудование внутреннего обвода, ставшего передним краем, проводилось силами дивизий, оборонявших город. Но, ввиду недостатка рабочей силы и времени, значительных трудностей, связанных с затоплением местности, на внутреннем обводе города к началу наступления были готовы только противотанковый ров и одна траншея, а на других позициях – только лишь траншеи. Оборудование центра города (по линии старой городской черты), представляющего собой четвертую позицию, производилось силами 8 батальонов фольксштурма и 2300 иностранных рабочих. Позднее для подготовки центра города к обороне были приданы также 2 полицейских полка. Строительство укреплений в центре города находилось лишь в стадии развертывания, так как часть сил рабочих использовалась для укрепления подвалов домов в качестве укрытий и складов. Одновременно крепостным саперным батальоном и саперной железнодорожной ротой все мосты были подготовлены для взрыва.

Как видно из изложенного, немецкое командование всеми силами стремилось в возможно более короткий срок подготовить крепость к длительной обороне. Общая протяженность линии внешнего обвода (пояса) крепости определялась в 50 км. Диаметр был равен 15 км. Несмотря на трудности строительства, немцы все же успели построить противотанковый ров в полосе внешнего обвода общей протяженностью 48 км, многочисленные траншеи, плотность которых составляла 12–15 км траншей на 1 км фронта (на некоторых участках, в частности северном и южном, траншеи располагались в 6–7 линий), а также приспособить к обороне каменные постройки и забаррикадировать улицы. Объем проведенных работ в городе позволяет сделать вывод: основу крепости все же составляли полевые укрепления, а не старые форты, входившие в общую систему обороны лишь как ее элементы, связывавшие ее воедино. Учитывая, что противник возлагал большие надежды на удержание города в своих руках, следует отметить, что такая крепость, как Кёнигсберг, являлась серьезным препятствием для наступающих войск Красной армии, тем более что ее гарнизон составлял более 100 тыс. чел.

Общая обстановка к началу операции. Ликвидация немецкой группировки юго-западнее Кёнигсберга позволила командованию Красной армии сосредоточить все усилия непосредственно против города-крепости и ее гарнизона. Линия фронта, проходившая полукольцом вокруг города, давала большие преимущества наступающим. Они могли наносить концентрические удары по сходящимся направлениям из любой точки фронта. Однако наиболее выгодным вариантом являлся тот, который давал возможность нанесения ударов с северо-запада и юго-запада, т.е. с глубоких флангов и тыла крепости. В этом случае большая часть укреплений крепости, обращенных на восток и юго-восток, оставалась обреченной на бездействие, гарнизон подвергался удару по наиболее чувствительному месту – тылу, и в то же время имелась возможность при успешных действиях быстро замкнуть кольцо окружения западнее города.

Эти соображения легли в основу решения командования Красной армии, которое еще до штурма города-крепости приступило к перегруппировке своих войск. Сокращение линии фронта юго-западнее Кёнигсберга давало возможность уже в начале марта вывести часть сил во второй эшелон для последующего использования на кёнигсбергском направлении. Для этой цели была выделена 50-я армия (генерал-лейтенант Ф.П. Озеров). Марш армии был организован в соответствии с требованиями уставов и реальной обстановки. Штабы соединений и частей двигались в головах колонны главных сил. Велась разведка, была организована противовоздушная оборона как на марше, так и в районах дневок и больших привалов. Маршруты движения обеспечивались офицерскими постами регулирования, указками и маяками. К 29 марта 1945 г. 50-я армия была перегруппирована на новое направление и заняла исходное положение для наступления на Кёнигсберг.
Также для этой же цели была перегруппирована в течение трех ночных переходов и 2-я гвардейская армия. Позже – и 5-я армия, которая высвободилась после уничтожения противника юго-западнее Кёнигсберга. Такая рокировка группы армий к правому флангу фронта была совершена в Восточной Пруссии впервые. Хорошая организация маршей, незначительная активность авиации противника и отличные дороги обеспечили выполнение марш-маневра войск в назначенные сроки, несмотря на неблагоприятные метеорологические условия. Все это способствовало созданию мощной группировки для штурма Кёнигсберга.

Учитывая особенности предстоящих боев за крепость, заблаговременно был предпринят ряд мер, и прежде всего, в подготовке войск. Например, были сформированы специальные штурмовые группы и отряды, достаточно самостоятельные, для захвата оборонительных сооружений противника. Каждая штурмовая группа состояла из стрелковой роты, взвода саперов, отделения огнемётчиков, отделения химиков. Группа поддерживалась батареей гаубичного полка. Штурмовой отряд составляли: 1–2 стрелковые роты, пулеметная рота, взвод полковой артиллерии, батарея 120-мм минометов, саперная рота, взвод огнемётчиков. Отряд поддерживался 1–2 дивизионами артиллерийского полка.
Кроме того, учитывая низкую укомплектованность стрелковых частей, командование Красной армии широко привлекало авиацию под руководством Главного маршала авиации А.А. Новикова, тем более что территория предстоящих действий была сравнительно небольшой и давала возможность массированного применения воздушных сил по хорошо видимой цели. Подготовка операции проходила заблаговременно и скрытно. Начиная с марта войска, находившиеся вокруг Кёнигсберга (Земландская оперативная группа войск под командованием генерала армии И.Х Баграмяна), тренировались в преодолении различных укреплений и ведении уличных боев. Со штабами и командованием проводились занятия на местности с отработкой возможных вариантов действий войск. Особое внимание уделялось вопросам взаимодействия между стрелковыми и специальными подразделениями. Заблаговременная аэрофоторазведка выявила все укрепления противника, которые в крупных планах были доведены до войск. 5 апреля 1945 г. вся подготовка к штурму Кёнигсберга была закончена.

Боевые действия. 6 апреля в 12.00 после полуторачасовой артиллерийской подготовки, при поддержке мощных ударов авиации 39, 43, 50 и 11-я гвардейская армии начали штурм укреплений внешнего обвода города-крепости Кёнигсберг. Противник, опираясь на развитую систему долговременных и полевых укреплений и используя в качестве опорных пунктов заранее приспособленные к обороне каменные строения города, оказывал ожесточенное сопротивление, а на ряде участков предпринимал настойчивые контратаки. Действия войск в этот день развертывались следующим образом. 39-я армия (генерал-лейтенант И.И. Людников), нанося удар в южном направлении, прорвала оборону противника на участке Лазеркайм, Эмилиенхоф и с упорными боями продвинулась до 4 км, овладев опорными пунктами Рагиттен, Прайль, Лендорф, Варглиетен, Эмилиенхов, Рабляттен, и перерезала железную дорогу Кёнигсберг – Пиллау в районе восточнее ст. Зеераппен.

43-я армия (генерал-лейтенант А.П. Белобородов) атаковала укрепления внешнего обвода Кёнигсберга между опорными пунктами Тренк и Танненвальде, прикрывающие город с северо-запада и в результате напряженного дневного боя, продвинулась на 3 км, овладев фортами севернее Шарлоттенбург, Вальдгартен, Вильки, и очистила от противника 20 кварталов на северо-западной окраине города.

50-я армия, сосредоточив усилия на своем правом фланге, наступала на Кёнигсберг с северо-запада и с севера. Преодолевая сильный огонь противника из фортов, каменных построек и отразив ряд его контратак, части армии продвинулись на 2 км, овладели фортом западнее Байдриттен и очистили от врага 39 кварталов на северо-западной окраине города.

В результате первый день штурма имел определенный успех. Противник не смог сдержать удара войск Красной армии и вынужден был сдать свои передовые позиции, прикрывавшие непосредственные подступы к городу. Это позволило командованию сосредоточить дальнейшие усилия на участках прорыва и окончательно уточнить характер действий своих войск. Личный состав полков и дивизий еще увереннее стал атаковать противника.

Второй день наступления, 7 апреля, был характерен тем, что войска фронта включились в непосредственные уличные бои в городе. Штурмовые отряды, специально сформированные для действий в городе, играли в этот день ведущую роль. Блокируя отдельные здания и кварталы, они шаг за шагом продвигались вперед, уничтожая отдельные группы противника. 130 захваченных кварталов города в его северо-западной, северной и южной частях – таков был итог боя за день. Кроме того, в ходе наступления были взяты 3 форта, артиллерийский завод «Остверке», машиностроительный завод, завод металлических конструкций, главная сортировочная железно-дорожная станция и железнодорожные мастерские. Продвижение войск в этот день составляло 1–3,5 км в районе города и 1–1,5 км – северо-западнее его, где были взяты такие опорные пункты, как Ауэрхоф, Настренен, Куменен, Прилаккен, Лазеркайм. Сопротивление противника было отчаянным. В течение дня он предпринял 35 контратак, причем значительная их часть была произведена в самом городе против войск 43-й армии.

Положение армий к исходу дня было следующее. 2-я гвардейская армия силами 60-го стрелкового корпуса овладела Ауэрхофом, вышла на р. Тиренбергер-Мюленфлис и частью сил форсировала ее южнее Койенен, овладев на западном берегу развилкой шоссе южнее этого пункта.

5-я армия, наступавшая в направлении на Крагау, преодолела 2 линии траншей и овладела опорными пунктами Настренен, Куменен, Прилаккен.

43-я армия, продолжая штурм укреплений в северо-западной части города, в результате ночного и дневного боя, овладела фортом западнее Вальдгартен, Гросс Фридрихсберг, Клайн Ратхов и очистила от противника 15 кварталов, отбив при этом 15 контратак.

50-я армия, сосредоточив усилия на правом фланге, вела успешные уличные бои, в результате которых овладела 15 кварталами и опорным пунктом Байдриттен.

11-я гвардейская армия (генерал-полковник К.Н. Галицкий) продолжала успешный штурм укреплений в южной части города, в результате которого овладела 2 фортами (1 км северо-восточнее Альтенберг, южнее Зелигенфельд) и пригородами Шенфлис, Шпайхерсдорф, Понарт, Шпандинен, Шенбуш, до 100 кварталами, а также несколькими промышленными предприятиями. На левом фланге наступающие части очистили от противника побережье залива Фришес-Хафф на участке Гросс Каршауэр Визенхаус, Хайде Маулен.

Значительную помощь наземным войскам оказала в этот день авиация. 1-я воздушная армия (генерал-полковник Т.Т. Хрюкин) произвела 2613 самолёто-вылетов, 3-я (генерал-полковник Н.Ф. Папивин) – 1025; 4, 15, 18-я воздушные армии, действовавшие в интересах фронта, – 799. Более 50% всех самолёто-вылетов приходилось на бомбардировочно-штурмовые действия. Тесное взаимодействие пехоты, артиллерии, танков и авиации обеспечило высокий подъем духа в войсках. Сложность управлениями частями и подразделениями в условиях большого города не повлияла на ход боя, и войска продолжили штурм укреплений противника в таком же темпе и на следующий день.

Немецкое командование надеялось, что с помощью фортов войска Красной армии будут остановлены и в город не войдут. Однако оно, по-видимому, не учло силу воздействия артиллерийских ударов на них с земли и бомбовых с воздуха, в результате которых отдельные гарнизоны фортов были вынуждены уже в ходе боя капитулировать. Таким гарнизоном, например, оказался гарнизон форта № 5-а Линдорф, капитуляция которого произошла следующим образом. В течение 6 апреля гарнизон этого форта, блокированный войсками 43-й армии, оказывал сильное огневое сопротивление. Вечером в этот же день по инициативе командира 13-го гвардейского стрелкового корпуса генерал-лейтенанта А.И. Лопатина в форт были направлены 2 пленных немецких солдата с письменным предложением о сдаче. Комендант гарнизона форта лейтенант Брикс, выслушав условия капитуляции, гарантировавшие сохранение жизни, личных вещей, обеспечение медицинской помощью раненых, питания и возвращение на родину после войны, принял их. В ночь на 7 апреля гарнизон форта в составе 4 офицеров и 126 солдат сложил оружие и сдался в плен. На его вооружении имелось 11 ручных пулеметов, 4 миномета, 2 50-мм пушки, карабины. 40 сдавшихся солдат были затем отправлены в центр города для агитации среди немцев о прекращении бессмысленного кровопролития.

8 апреля противник продолжал вести ожесточенные оборонительные бои за каждый квартал и дом в Кёнигсберге, предпринимая неоднократные контратаки против наступающих. Сломив упорное сопротивление врага на внутреннем обводе крепости, к вечеру войска Красной армии овладели западной, северо-западной и южной частями города. При этом части 11-й гвардейской и 43-й армий соединились севернее станции Прегель и тем самым замкнули кольцо окружения города, изолировав кёнигсбергский гарнизон противника от группы его войск, действовавших на Земландском полуострове. В ходе боя наши части полностью овладели портом и железнодорожным узлом Кёнигсберг, а также рядом важных военно-промышленных объектов: машиностроительным заводом «Берштейн», газовым заводом, электростанцией, заводом «Тиссен», вагоностроительными мастерскими, целлюлозной фабрикой, химическим заводом «Унион», судостроительной верфью, очистили от врага 300 кварталов и захватили 4 форта.

Одновременно правофланговые армии вели напряженные наступательные бои по уничтожению противника в юго-западной части Земландского полуострова, где за день боя продвинулись до 2 км и овладели рядом опорных пунктов, несмотря на то что северо-западнее Кёнигсберга противник бросал в контратаки группы силой от роты до полка пехоты с 5–20 танками и САУ. Так, например, против 2-й гвардейской армии он предпринял 13 контратак, против 5-й армии – 5, против 39-й – 12. Однако непосредственно в городе в этот день враг контратаки почти не предпринимал, ограничиваясь ведением огня из зданий. В этот же день авиация нанесла наиболее мощный удар как по городу, так и по группировке противника на Земландском полуострове. 1-я воздушная армия, например, произвела 2994 самолёто-вылета (из них 1124 – на бомбардировочно-штурмовые действия), 3-я воздушная армия – 1444 (623 на бомбардировочно-штурмовые действия). Кроме того, частями 4, 15 и 18-й воздушных армий в интересах фронта было произведено около 1000 самолёто-вылетов, а всего за 8 апреля авиация сделала 6077 самолёто-вылетов. Как выяснилось впоследствии, этот удар авиации во многом способствовал не только резкому увеличению материальных и людских потерь противника, но и в значительной степени воздействовал на его моральное состояние.

Последний день штурма, 9 апреля, был самым напряженным. Несмотря на то что кольцо окружения противника было плотно замкнуто войсками Красной армии, он продолжал яростно сопротивляться. Однако нарастающий удар штурмующих не дал возможности врагу удерживать свои позиции длительное время. Неся громадные потери в людях и технике, он постепенно стягивался к центру и восточной части города, где надеялся продолжать сопротивление. О масштабе боев в городе можно было судить по показателям потерь противника. В этот день было уничтожено свыше 10 000 немецких солдат и офицеров, до 300 орудий разных калибров, 173 миномета, 377 пулеметов, 480 автомашин.
Было пленено и захвачено свыше 2700 солдат и офицеров, 340 орудий, 285 минометов, до 1800 пулеметов, свыше 16 000 винтовок и автоматов, 770 автомашин, 200 паровозов, 6000 вагонов, более 100 складов, 80 барж и катеров, 10 разных судов. Если учесть, что штурм города продолжался 4-й день и что противник за это время потерял уничтоженными до 35 000 солдат и офицеров, до 100 танков и самоходных орудий, 560 орудий разных калибров, 438 минометов, 1160 пулеметов, 120 самолетов; захваченными – свыше 4500 солдат и офицеров, 25 танков и самоходных орудий, 1160 орудий разных калибров, 440 минометов, 2600 пулеметов, свыше 30 000 винтовок и автоматов, 1200 автомашин, 378 паровозов, 2 бронепоезда, 13 170 вагонов, 165 разных складов и другого имущества, то станет очевидным, что враг вряд ли мог в дальнейшем противопоставить удару советских войск что-либо серьезное.

Стечение крайне «неблагоприятных» для противника обстоятельств: непрекращающееся наступление войск Красной армии, мощные удары авиации и громадные потери – все это коренным образом повлияло на дальнейшие действия командования города-крепости Кёнигсберг и ее гарнизона, который, несмотря на ожесточенное сопротивление в течение дня шквальным огнем из автоматического оружия и минометов, к исходу суток все же был разгромлен и, будучи рассеченным на отдельные группы, вынужден капитулировать. Это явилось следствием одновременного удара с северо-запада, севера и юга 43, 50 и 11-й гвардейской армий, части которых к исходу суток заканчивали ликвидацию отдельных изолированных очагов сопротивления в центре города.

10 апреля была произведена очистка Кёнигсберга от оставшихся разрозненных групп противника и организована охрана военно-промышленных объектов. Причем в этот день пленено и захвачено 46 800 солдат и офицеров, 64 танка и самоходных орудия, 100 бронетранспортеров, 863 орудия разных калибров, 1212 минометов, 1873 пулемета, 37 897 винтовок и автоматов, 7363 автомашины, 137 тракторов, 396 паровозов, склады, баржи, катера и др. Одновременно части приводили себя в порядок, а 2-я гвардейская, 5-я и 39-я армии производили перегруппировку для дальнейших действий в западной части Земландского полуострова, где в этот день были захвачены опорные пункты противника Метгетен, Модиттен, Гросс Хольштайн.

Итоги операции. Немецкая группа войск, оборонявшая Кёнигсберг, сначала была отрезана от 4-й армии, действовавшей на Земландском полуострове, а затем уничтожена. Всего было разгромлено: 5 пехотных дивизий (56, 69, 367, 548-я и части 54-й); 14 отдельных полков (1-й и 2-й крепостные, 61-й запасный авиационный, 75-й охранный, 412-й пехотный, 1-й полицейский и др.); 2 артполка РГК (2-й крепостной, 128-й учебный); 4 зенитных артполка; 4 артдивизиона РГК; 13 зенитных артдивизионов; 2 прожекторных дивизиона; 9 пехотных батальонов (полицейские, ландверные, пограничные и др.); 11 пулеметных крепостных батальонов; 19 саперно-строительных батальонов; 19 батальонов фольксштурма; 10 отдельных рот и батарей. При этом уничтожено 41 915 и захвачено в плен 91 853 гитлеровца, в т.ч. 1819 офицеров и 4 генерала (2 были уничтожены – командир 548-й пехотной дивизии генерал-майор Зудау и командир полицейской группы генерал-лейтенант Шуберт).
В числе трофеев, кроме того, был обнаружен и затопленный в гавани порта Кёнигсберг тяжелый германский крейсер «Зейдлитц» вододоизмещением 15 400 т. Среди пленных оказались комендант кёнигсбергского укрепленного района генерал пехоты О. Ляш, заместитель коменданта и командующий группой войск (пехотной дивизией особого назначения) генерал-лейтенант Г. Микош, командир 61-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Шперль, командир 367-й пехотной дивизии генерал-майор Хенле, командир 69-й пехотной дивизии полковник К. Фелькерс, начальник инженерной службы группы «Микош» полковник Г. Бервег, начальник штаба кенигсбергского укрепленного района полковник генерального штаба фон Зюскинд Гуго, начальник артиллерии группы войск генерала Микоша – полковник Г. Гефкер, начальник артиллерии кёнигсбергского укрепленного района полковник В. Генгер, начальник штаба группы «Микош» полковник Раут, а также ряд штабных офицеров, командиров полков и отдельных частей. Из этого следует, что среди плененных помимо солдат и офицеров гарнизона крепости оказалось и его командование.

Кёнигсбергская операция характерна умелым выбором направлений главных ударов объединений, решительным массированием сил и средств на узких участках прорыва (5–7 км), четким взаимодействием всех сил и средств, участвовавших в штурме города-крепости, смелыми и мастерскими действиями штурмовых групп и отрядов, последовательным расчленением войск гарнизона и уничтожением их по частям. Все это обусловило относительно низкие потери, понесенные войсками 3-го Белорусского фронта с 1 по 10 апреля 1945 г.: 18064 чел., в т.ч. убитыми – 3506, без вести пропавшими – 215, ранеными – 13 177, больными – 1166.

Войска Красной армии показали высокую выучку и проявили массовый героизм при ведении уличных боев. В ходе штурма Кёнигсберга 235 воинов совершили подвиги, за что были удостоены звания Героя Советского Союза. Командующий войсками 3-го Белорусского фронта Маршал Советского Союза А.М. Василевский награжден орденом «Победа», а командующий 43-й армией генерал-лейтенант А.П. Белобородов и летчик гвардии старший лейтенант П.Я. Головачев – второй медалью «Золотая Звезда». В ознаменование одержанной победы в ночь 10 апреля 1945 г. Москва салютовала героям штурма Кёнигсберга 24 артиллерийскими залпами из 324 орудий. Президиум Верховного Совета СССР 9 июня 1945 г. учредил медаль «За взятие Кёнигсберга», которой были награждены все участники боев. 97 частей и соединений получили почетное наименование Кёнигсбергских, 156 – награждены орденами.

Таким образом, немецкое командование считало Кёнигсберг неприступной крепостью, которой отводилась важнейшая роль в сковывании значительных сил Красной армии, а удержание города в своих руках являлось вопросом о престиже нацистской Германии.

Успешное овладение Кёнигсбергом войсками 3-го Белорусского фронта и пленение значительной части 100-тысячного гарнизона города развенчали миф о неприступности немецких крепостей и решающим образом повлияли на дальнейший ход войны, позволили командованию Красной армии быстро переключить основную массу сил на новое направление – Земландский полуостров, где враг продолжал упорно сопротивляться.

полковник Вячеслав Шель,
начальник 43 отдела 4 управления Научно-исследовательского
института (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ,
кандидат военных наук

Юлия Снегова,
научный сотрудник Научно-исследовательского института
(военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ