Ас 44 автомат судаева

Судьба оружейника

Алексей Иванович Судаев прожил недолгую жизнь — смертельная болезнь унесла его меньше чем за неделю до его тридцать четвёртого дня рождения. Но за это время он успел вписать себя в историю мирового оружия столь же прочно, как и многие конструкторы, дожившие до старости.

На замену ППШ

Родился Алексей Иванович 23 августа 1912 года в городе Алатырь. С семнадцати лет работал слесарем, затем был техником на железной дороге. В 1934–1936 годах служил в железнодорожных войсках, где проявил интерес к стрелковому оружию. После армии, два года отучившись в Горьковском индустриальном институте, поступил на факультет вооружения Артиллерийской академии РККА имени Дзержинского. Во время учёбы проявил блестящие способности, в частности, в 1940 году приказом наркома обороны был удостоен высшей стипендии для особо отличившихся слушателей Академии. Дипломным проектом Судаева стал автоматический пистолет под патрон 7,62 мм ТТ, работающий по принципу короткого хода ствола с клиновым запиранием и оснащённый самовзводным ударно-спусковым механизмом.

Чертёж автоматического пистолета Судаева

После выпуска из Академии Судаев получил звание военинженера 3-го ранга и был назначен на НИПСВО (Научно-исследовательский полигон стрелкового вооружения). Там он разработал зенитную установку, производство которой было запущено в начале войны.

В начале 1942 года Красная армия объявила конкурс на создание нового пистолета-пулемёта, который должен был стать заменой ППШ. Во втором этапе испытаний, проходившем в апреле-мае 1942 года, принял участие и пистолет-пулемёт, разработанный Судаевым. В напряжённой борьбе ему удалось обойти конкурентов, в том числе творения таких именитых мастеров, как Дегтярёв, Коровин и Рукавишников. Конструкция Судаева показала исключительную надёжность и износостойкость, а по кучности стрельбы заняла второе место. В конце мая-начале июня пистолет-пулемёт Судаева отдельно соревновался с ППШ-2 — новым образцом разработки Шпагина. Несмотря на то что образец Судаева и здесь продемонстрировал своё решительное превосходство, присудить ему победу не решились по причинам административного характера. Было решено начать с выпуска опытной серии (по тысяче штук) обоих пистолетов-пулемётов для войсковых испытаний — пистолету-пулемёту Судаева было присвоено обозначение ППС-42. Окончательный выбор в пользу конструкции Судаева был сделан лишь в 1943 году, когда на вооружение был принят доработанный и улучшенный вариант, получивший обозначение ППС-43.

Советский сержант с ППС

От ППШ пистолет-пулемёт Судаева выгодно отличался заметно меньшей массой и габаритами. К достоинствам относился и пониженный темп стрельбы, позволявший лучше контролировать расход боеприпасов. Несмотря на то что в конструкции отсутствовал переводчик режима огня, при необходимости можно было даже стрелять одиночными, просто отпуская спусковой крючок сразу же после нажатия. Также ППС был заметно технологичнее, требовал в два раза меньше металла и в три раза меньше станкочасов для производства, чем ППШ.

ППС завоевал большую популярность в войсках — его небольшой вес и компактность очень понравились танкистам, артиллеристам, разведчикам и всем остальным, для кого лёгкость и удобство оружия были важнее эффективной дальности стрельбы. Основным образцом ему стать так и не удалось — ППШ был хорошо освоен в производстве, поэтому было сочтено нецелесообразным в разгар войны затевать перестройку производства под существенно отличающийся образец. Производился ППС до 1945 года, всего за это время было выпущено около полумиллиона экземпляров обеих модификаций. По сравнению с шестью миллионами экземпляров ППШ, конечно, не очень много, но если сравнивать с другими образцами автоматического стрелкового оружия, тираж более чем приличный.

Знамя Победы над Рейхстагом. За спиной бойца, как нетрудно заметить, именно ППС

ППС оставался на вооружении Красной, а затем и Советской армии до середины пятидесятых годов, когда вместе с ППШ и карабином образца 1944 года был заменён единым автоматом под промежуточный патрон. Кстати, принятый на вооружение автомат тоже вполне мог бы оказаться изобретением Судаева, но об этом — чуть ниже. Последнее наставление по ППС было выпущено в Советском Союзе в 1955 году, уже после формального снятия с вооружения, а отдельные подразделения ВОХР использовали ППС почти до самого развала Советского Союза.

Разворот из наставления по стрелковому делу ППС-43

Мировое признание

Пистолет-пулемёт завоевал определённую популярность и за рубежом. Ещё в 1944 году, до окончания войны, его начали производить в Финляндии. Финский вариант назывался m/44 и отличался от оригинала калибром (9 мм «Парабеллум»). Приёмник m/44 был рассчитан на использование магазинов от пистолета-пулемёта Suomi, который на тот момент был основным в финской армии. Более поздняя модификация, выпущенная в начале 50-х годов, имела возможность использовать также магазины от шведского пистолета-пулемёта CarlGustaf M/45.

Финский m/44 с барабанным магазином от ПП Suomi

Разработчик m/44 Вилли Даус после войны оказался в Испании и в 1948 году наладил там производство своего пистолета-пулемёта при помощи немецких инженеров. Испанская версия называлась DUX-53, а доработанный вариант, появившийся через несколько лет, носил название DUX-59. Эти пистолеты-пулемёты понравились немцам, их производство было перенесено в ФРГ, где они выпускались до середины 50-х и в 1953–59 годах состояли на вооружении пограничной стражи.

Испанские ПП DUX-53 и DUX-59

Польша с 1948 по 1955 год производила PPS wz. 1943/1952 — точную копию ППС-43, отличающуюся лишь наличием фиксированного деревянного приклада вместо складного металлического плечевого упора. Таким образом польские оружейники, очевидно, пытались улучшить кучность стрельбы пистолета-пулемёта, устранив его самый весомый недостаток, пусть и за счёт увеличения веса и габаритов оружия. Эти пистолеты-пулемёты, наряду с ППС советского производства, состояли на вооружении польской армии до начала 80-х годов.

Польские военные с PPS wz. 1943/1952

После окончания Второй мировой производство ППС-43 было налажено в Китае и Северной Корее. Корейцы производили точную копию советского образца, за исключением клейм, китайцы же внесли в конструкцию некоторые изменения для упрощения производства.

Китайский солдат с пистолетом-пулемётом Тип 54 — копией ППС-43 В Африке ППС (в основном китайского производства) использовался ещё долго, а кое-где используется до сих пор

Не пистолетом-пулемётом единым

Если с пистолетами-пулемётами Алексей Иванович первопроходцем не был, то его первенства в деле разработки оружия под промежуточный патрон отрицать не получится никак. Именно Судаев разработал первый образец оружия под 7,62-мм патрон образца 1943 года конструкции Елизарова и Сёмина. Автомат Судаева получил название АС-44, его первый образец был представлен на полигонные испытания в мае 1944 года. Как и в ППС, в АС-44 широко применялась штамповка, что делало его простым в производстве. Толстостенный ствол увеличивал кучность стрельбы и делал возможным ведение длительного огня очередями без существенного перегрева оружия. Всего Судаевым было создано четыре варианта автомата. Основным требованием испытательной комиссии к АС-44 было повышение надёжности ряда деталей (ударника, возвратной пружины и др.). В Группе советских войск в Германии весной-летом 1945 года проходила войсковые испытания опытная серия АС-44 четвёртого образца. По их итогам было решено, что автомату требуется снижение массы. Резерв для её сокращения у конструкции был, но доработки не случилось. Вмешались внешние факторы.

Автомат АС-44, четвёртый образец

Серьёзная болезнь подкосила Судаева в расцвете сил. Он продолжал свой труд до последнего — по свидетельствам современников, его больничная палата была больше похожа на рабочий кабинет, так как была заполнена чертежами, схемами и прочими бумагами. Однако завершить доработку АС-44 он не успел — 17 августа 1946 года Алексея Ивановича не стало.

Алексей Иванович Судаев

Поскольку работа над АС-44 была прервана, был организован второй тур испытаний. Именно в нём принял участие Михаил Тимофеевич Калашников со своим АК-46, и именно он одержал в итоге победу. А ведь если бы не болезнь Судаева, самым легендарным оружием XX века вполне мог стать совсем другой автомат. На конструкцию АК Судаев, кстати, оказал огромное влияние — ряд решений, повышающих надёжность оружия и делающих его менее чувствительным к загрязнению, перекочевали из АС в АК и легли в основу его невероятной безотказности. Сам Калашников с теплом вспоминал:

«Будучи от природы очень одарённым человеком и уже умудрённым опытом конструирования, Судаев щедро делился со мною своими знаниями. Как сейчас помню его слова: «Делай всё проще, не гонись за ненужной оригинальностью».

Даже в наши дни некоторые энтузиасты не оставляют попыток модернизации ППС — здесь можно видеть его с рукояткой и прикладом из пластика и современным коллиматорным прицелом

Малоизвестный предшественник АК: автомат Судаева

Мало кто сегодня знает о том, что у знаменитого автомата Калашникова имелись предшественники, которые вполне могли побороться с ним на испытательных полигонах. Одним из таких автоматов был автомат Судаева (АС-44), разработанный советским конструктором Алексеем Ивановичем Судаевым в 1944 году. Разработанный им автомат стал первым в СССР оружием под промежуточный патрон конструкции Н. М. Елизарова и Б. В. Сёмина, который вошел в историю под обозначением 7,62-мм патрон образца 1943 года (7,62х39 мм).

Предпосылки к созданию советского автомата
Анализ боевых операций в годы Великой Отечественной войны продемонстрировал, что при насыщении воющих армий механизированными средствами передвижения самые напряженные бои для пехоты начинают разворачиваться на небольших дистанциях и проходят обычно скоротечно. Так как пехотинцы не всегда могут рассчитывать на поддержку со стороны артиллерии и иных мощных огневых средств, необходимо было обеспечить повышение мощности пехотного огня с помощью компактного и легкого оружия. Отчасти с этой задачей справлялись пистолеты-пулеметы, так как они обладали эффективным поражающим действием и сравнительно небольшой массой. Но дальность их эффективного огня была крайне ограничена и не превышала 200-300 метров из-за использования пистолетных патронов.
Винтовочные патроны создавались, исходя из убойной силы пули на дальностях до 2000 метров и даже более. Однако в ходе реального боя стрельба из стрелкового оружия на такую дальность не велась и из станковых пулеметов, поэтому стало очевидно, что винтовочные патроны обладают избыточной мощностью. Попытки разработки легких ручных пулеметов и автоматических винтовок под существующие винтовочные патроны показали, что большой импульс отдачи индивидуального автоматического оружия создает трудности при стрельбе стоя, с колена или в движении. Назревал вопрос о разработке нового патрона, который по своим баллистическим характеристикам, габаритам и массе занял бы промежуточное положение между пистолетным и винтовочным патронами.
Алексей Иванович Судаев
В июле 1943 года на специальном заседании Наркомата вооружений состоялось обсуждение, которое было посвящено немецким автоматическим карабинам MKb.42(H) калибра 7,92×33 мм (диаметр основания гильзы 11,9 мм), они были захвачены советскими бойцами на Волховском фронте зимой 1942-1943 годов, а также полученным из США карабинам M1 Carbine калибра 7,62×33 мм (диаметр основания гильзы 9,04 мм). По результатам состоявшихся обсуждений было решено разработать в СССР стрелковое оружие аналогичного класса с эффективной дальностью ведения огня около 400-500 метров, а также разработать патрон к нему.
В рекордные сроки разработка базового варианта нового патрона была проведена конструкторами Н. М. Елизаровым и Б. В. Сёминым. Уже в октябре 1943 года на совещании в Наркомате вооружений было принято решение принять для дальнейшей разработки именно их патрон уменьшенной мощности 7,62х41 мм (диаметр основания гильзы 11,26 мм), обладавший остроконечной оболочечной пулей со свинцовым сердечником и гильзой бутылочной формы без выступающей закраины. Варианты с патронами калибров 5,6 мм и 6,5 мм, которые также рассматривались, были отклонены. Стоит отметить, что патрон 7,62х41 мм в дальнейшем трансформировался в 7,62х39 мм (разработка была полностью завершена только к 1949 году) и именно в таком виде он и вошел в историю.
Дульная энергия нового боеприпаса, который получил в ГРАУ индекс «57-Н-231», достигала 2200 Дж, что равнялось примерно 2/3 от дульной энергии штатного винтовочного патрона 7,62х54 мм (диаметр основания гильзы 12,37 мм). В боевых условиях стрельба обычно велась на дальности не более 600-800 метров (за исключением станковых пулеметов). На такой дистанции новый промежуточный боеприпас обеспечивал пробитие трех сосновых досок толщиной 2,25 см, пуля обладала энергией около 196 Дж и импульсом порядка 2 кгм/с. По сравнению с американским патроном 7,62×33 мм с дульной энергией 1300 Дж советский патрон 7,62х41 мм обладал значительно лучшей баллистикой, обеспечивая лучшее пробивное действие (легкие преграды) и большую эффективную дальность стрельбы. Уже в декабре 1943 года в Советском Союзе была готова пробная партия промежуточных патронов. Тогда же были составлены и первые тактико-технические требования к новому стрелковому оружия для вооружения пехоты. Именно приятие на вооружение промежуточного патрона образца 1943 года открыло в СССР новые перспективы в создании автоматического оружия.
7,62-мм патрон образца 1943 года
Автомат АС-44
Первым разработку своего автомата под новый промежуточный патрон образца 1943 года, тогда еще 7,62х41 мм, начал молодой конструктор-оружейник и создатель, пожалуй, лучшего пистолета-пулемета Второй мировой войны Алексей Иванович Судаев. Он уже в 1944 году представил военным свою разработку, получившую обозначение АС-44.
Автомат конструкции Судаева работал на принципе отвода пороховых газов через отверстие, расположенное в верхней стенке ствола (такой же принцип был использован и в автомате Калашникова), и обладал толстостенным стволом с компенсатором. Газовый поршень был расположен над стволом. Применение толстостенных стволов, которые даже возле мушки и дульного среза имели внешний диаметр от 17 до 20 мм, было характерно для всех опытных образцов Алексея Судаева. Это положительным образом сказывалось на точности огня, но в то же время отрицательным образом влияло на массогабаритные характеристики оружия. Ствол автомата АС-44 был помещен в кожух, имевший 32 отверстия одинакового диаметра – 7,5 мм. Запирание канала ствола производилось перекосом затвора в вертикальной плоскости. Масса подвижных частей (затворная рама с газовым поршнем и сам затвор) равнялась 715 граммам.
Рукоятка затвора размещалась слева, она была закреплена на остове затворной рамы. Это было необычным решением и предполагало передергивание затвора левой рукой. Возвратно-боевая пружина с направляющим стержнем передней своей частью размещалась в отверстии в остове затвора, а головка стержня фиксировалась в задней стенке ствольной коробки. Использованный ударно-спусковой механизм позволял стрелку вести из АС-44 как одиночный, так и непрерывный огонь. Был применен переводчик режимов огня флажкового типа, который был схож с установленным на автомате Калашникова. Переводчик огня, совмещенный с предохранителем, располагался на ствольной коробке с левой стороны. Рукоятка управления огнем пистолетного типа, выполненная из дерева, с размещенным в ней ударно-спусковым механизмом откидывалась вниз (похожая конструкция использовалась и на другом творении Судаева – его пистолете-пулемете ППС-43).
Автомат системы Судаева – опытный образец 1944 года (Модель 1). Вид слева
Питание АС-44 патронами происходило из отъемных коробчатых магазинов с двухрядным расположением патронов, емкость магазина – 30 патронов. Прицельные приспособления были представлены мушкой на стойке, в круглом намушнике и секторным целиком. Отличительной особенностью автомата были складные сошки, которые крепились на стволе оружия перед цевьем. Для крепления штыка в конструкции был предусмотрен прилив под стволом. В технологии производства нового автомата и других опытных образцов широко использовалась штамповка, что было характерно для всех моделей судаевского оружия.
Вторая модель автомата Судаева повторяла первую, но изменениям была подвержена форма газовой камеры. Также несколько видоизменился затвор оружия, переключатель режимов огня и предохранитель были представлены двумя отдельными органами управления, первый находился в спусковой скобе, а второй над рукояткой управления огнем. Автомат получил съемную штампованную крышку ствольной коробки, что несколько упрощало процесс его разборки.
Третья модель автомата АС-44 отличалась от предыдущих укороченным стволом и цевьем, отсутствовала возможность установки штыка. Существенно была изменена конструкция затвора, ударно-спусковой механизм позволял вести только автоматический огонь, роль предохранителя выполняла пылезащитная откидная крышка на ствольной коробке справа, которая имела два выреза для установки рукоятки затвора на предохранитель в походном положении. В остальном автомат по своей конструкции повторял предыдущую модель.
Четвертая модель автомата Судаева была представлена сразу тремя вариантами (условно это были и четвертая, и пятая, и шестая модели), которые отличались друг от друга только длиной ствола. Технически четвертая модель АС-44 представляла собой газоотводный автомат, запирание осуществлялось перекосом затвора в вертикальной плоскости. Отличие от предыдущих моделей оружия заключалось в модернизированном ударно-спусковом механизме и предохранителе, усовершенствованном затворе и измененной форме пылезащитной крышки. Использованный конструктором предохранитель кнопочного типа находился над рукояткой управления огнем, переводчик огня – слева на цевье оружия. На этой модели снова появились сошки, а также место для возможного крепления штыка. Масса подвижных частей снизилась до 660 грамм, а на стволе отсутствовал дульный тормоз-компенсатор.
Автомат системы Судаева – опытный образец 1944 года (Модель 1), вид справа. В – части автомата, Г – части затвора
Седьмая модель автомата Судаеве представляла собой модифицированную четвертую модель, но с автоматикой, которая работала по принципу отдачи свободного затвора, с газовым тормозом.
Испытания автоматов АС-44
На испытаниях нового автомата в мае 1944 года Алексей Судаев представил первую и четвертую модели своего АС-44, причем первая модель более других представленных на конкурс образцов удовлетворяла предъявленным к оружию требованиям. В том числе по надежности своей работы. Весной 1945 года опытная партия новых автоматов АС-44 была выпущена на Тульском оружейном заводе, после чего отправлена для прохождения войсковых испытаний, которые состоялись летом того же года в Московском, Ленинградском, Среднеазиатском и Закавказском военных округах, а также в группе советских войск в Германии и на Высших офицерских курсах «Выстрел».

Автомат конструкции Судаева вполне удовлетворял требованиям по кучности стрельбы при использовании с сошек, почти не уступая на дальности до 600 метров пулемету ДП и намного превосходя по эффективности стрельбы стоящие на тот момент на вооружении армии пистолеты-пулеметы. В то же время кучность и точность стрельбы одиночными выстрелами была намного хуже, чем у винтовки Мосина. Также к значительным недостаткам автомата АС-44 относили его вес. После завершения войсковой стадии испытаний комиссией было сделано следующие заключение: «Автомат АС-44 под патрон образца 1943 года может занять соответствующее ему место в системе стрелкового вооружения в армии и заменить штатные пистолеты-пулеметы (ППД-40, ППШ-41 и ППС-43) при том условии, что автомат не будет уступать последним по кучности автоматической стрельбы и по маневренным качествам». Также некоторые детали автомата: стопор газового поршня, ударник, выбрасыватель демонстрировали невысокую надежность. Отдельным пунктом комиссии отметила и сложность разборки АС-44 первой модели.
В октябре 1945 года Алексей Судаев представил военным модернизированный вариант своего автомата, использовав в качестве базы вторую модель. Эта модель известна также как ОАС – Облегченный Автомат Судаева. Помимо присущих второму варианту особенностей с него исчезли сошки. Благодаря такому простому решению удалось сэкономить существенную часть массы оружия. Однако предварительные испытания продемонстрировали резкое снижение кучности стрельбы. Причиной была существенно возросшая отдача из-за снижения массы оружия. Помимо этого ряд деталей обновленного автомата демонстрировали неудовлетворительную живучесть. Комиссия вынесла решение нецелесообразности производства серии автоматов ОАС для проведения полноценных полигонных испытаний без устранения всех недостатков, которые были выявлены на заводских испытаниях.
Автомат системы Судаева – опытный образец 1944 года (Модель 4). Вид справа
Кто знает, как сложилась бы история автоматического стрелкового оружия в нашей стране, если бы Алексей Иванович Судаев продолжил совершенствование своей разработки. К большому сожалению этот молодой и талантливый конструктор серьезно заболел, болезнь сразила его в 1946 году. Уже попав в больницу, конструктор продолжал работать и улучшать различные узлы своего перспективного автомата. По воспоминаниям современников, его больничная палата больше походила на рабочий кабинет, она была наполнена чертежами, схемами и различными документами. 17 августа 1946 года в самом расцвете творческих сил 33-летний конструктор скончался в Москве в Кремлевской больнице, так и не успев доработать свой автомат АС-44.
В связи со смертью конструктора проект разработки АС-44 был остановлен, а сами автоматы больше не участвовали в конкурсе. Несмотря на это нельзя сказать, что вся его работа была напрасной. Некоторые решения, предложенные, реализованные и проверенные самим Судаевым, в будущем будут применены при создании уже других образцов автоматического оружия. Во втором туре испытаний примет участие уже другой конструктор Михаил Тимофеевич Калашников, который добьется в них успеха со своим вариантом автомата АК-46.
До наших дней сохранилось не так много образцов автомата Алексея Ивановича Судаева. Как и многие другие уникальные образцы отечественного стрелкового оружия, они хранятся сегодня в Военно-историческом музее артиллерии, инженерных войск и войск связи (Санкт-Петербург) и Тульском государственном музее оружия. А вот судьба автоматов АС-44, которые были произведены для проведения войсковых испытаний, достоверно неизвестна. Скорее всего, после завершения испытаний они были отправлены на хранение, а затем просто утилизированы.
Тактико-технические характеристики АС-44 модели 1:
Калибр – 7,62 мм.
Патрон – 7,62х41 мм.
Общая длина – 1033 мм (без штыка).
Длина ствола – 505 мм.
Длина прицельной линии – 583 мм.
Масса с сошками и пустым магазином, без штыка – 5670 г.
Емкость магазина – 30 патронов.
Прицельная дальность стрельбы – 800 м.
Источники информации:

Автомат Судаева АС-44: конструкция и технические характеристики

Сегодня даже смешно выяснять, кто первым создал такой вид стрелкового оружия, как автомат. Человечество шло к этому изобретению целенаправленно. Сначала появились скорострельные чудища-пулеметы, затем в разных странах спроектировали компактные пистолет-пулеметы, а уж потом, к концу Второй мировой войны, насущным стал новый класс вооружений, получивший название штурмовой винтовки, позже – автомата. Современникам, интересующимся вопросами военно-технической истории, известны фамилии самых знаменитых конструкторов эпохи, увековеченные в названии их смертоносных детищ. Томпсон, Шмайсер, Шпагин, Дегтярев, Калашников. Автомат Судаева АС-44 внешне похож и на АК, и на StG-44, что дало пищу для размышлений о том, что якобы у немцев конструкцию сначала позаимствовал один наш конструктор, а потом у него, в свою очередь, ее скопировал другой. Особенно на такой версии настаивают те, кто мало разбирается в технике, но зато склонны к преклонению перед всем западным.

Кто такой Судаев

Родился Алексей Иванович в 1912 году, в Алатыре (Симбирская губерния). С пятнадцати лет слесарил, затем учился в техникуме, после окончания коего работал на транспортном строительстве. Изобретательством занялся с 1933 года, при этом первые проекты его отличались некоторой фантастичностью (для своего времени), в частности, им предлагалось использовать инфракрасные лучи для автоматического управления пулеметной стрельбой. Во время службы в армии Судаев всерьез заинтересовался оружием. Затем был институт в Горьком, первые творческие успехи, академия Дзержинского. Защита дипломной работы шла на немецком, язык вероятного противника курсант усвоил между занятиями по основному курсу. Тема – проект ручного пулемета.

Военинженеру 3-го ранга А. И. Судаеву поручили упростить зенитную установку, и он справился с заданием, упразднив множество деталей, оказавшихся лишними, эта работа оказалась очень полезной в драматические месяцы начального этапа войны. Но самой значительной заслугой конструктора стал пистолет-пулемет ППС-43. Он заслуживает отдельного раздела, а об Алексее Ивановиче известно, что человеком он был очень скромным, даже не любил фотографироваться, сохранились только снимки для документов, и они не самого лучшего качества.

За свою короткую 34-летнюю жизнь этот талантливый инженер многого добился. Одним из его шедевров стал АС-44. Автомат Судаева во многом опережал свое время, но, к сожалению, автор не успел его «довести».

Потрясающий ППС-43

Вообще-то, понятия «пистолет-пулемет» и «автомат» очень условны. В художественной, а подчас и популярной технической литературе редко разделяют эти термины. Немецких и советских солдат авторы чаще всего «вооружают» автоматами, хотя и П-40 и ППШ – классические пистолет-пулеметы. Разница состоит в формате боеприпаса. В течение почти всей войны и вермахт, и Красная Армия имели на вооружении автоматические образцы, рассчитанные на применение пистолетного короткого патрона. Это позволяло носить более легкий боекомплект, что очень важно для пехотинца. Споры о том, какой из пистолетов-пулеметов (или автоматов, если угодно) был лучшим, МП-40 или ППШ, не стихали долгое время.

А ответ на этот вопрос, по мнению многих специалистов, совершенно неожиданный. Лучшим в войне признан автомат А. И. Судаева – пистолет-пулемет ППС-43. Он был самым легким, надежным, компактным, именно им вооружались морские пехотинцы, десантники, фронтовые разведчики и танкисты. Это был настоящий шедевр, который и в самом деле копировали после войны во многих странах как официально (по лицензии), так и пиратским образом.

Появление нового класса стрелкового оружия

ППС-43 — автомат Судаева 1943 года. АС-44 предложен армии, как видно из его индекса, примерно через несколько месяцев, и этот образец отличался от предшествующей модели принципиально. Во-первых, он рассчитан на так называемый промежуточный патрон 7,62-мм калибра, меньший по размеру, чем винтовочный, но намного превосходящий по мощности пистолетный. Во-вторых, дизайн его был совершенно иным. Собственно, вопрос архитектуры действительно подвергся пересмотру именно немцем Хуго Шмайсером, впервые сформулировавшим понятие «скорострельная штурмовая винтовка» в 1944 году. Это был образец StG-44, представлявший нечто среднее между пулеметом и пистолетом-пулеметом. Автомат Судаева АС-44 напоминает его по очертаниям, и тому есть причины.

Об обманчивой внешности

Многие технические образцы похожи друг на друга. Современные автомобили, например, бывает трудно различить, да и самолеты-истребители тоже. Внешний облик диктуется техническими требованиями, к вопросам дизайна конструкторы относятся прагматично, выбирая наиболее рациональный вариант. Автомат АС-44 конструкции А. И. Судаева напоминает «Шмайсер» и АК-47, во-первых, изогнутым рожком магазина, во-вторых, пистолетной рукоятью, в-третьих, высокой мушкой. Однако достаточно лишь открыть крышку ствольной коробки, и станет очевидной полная уникальность внутреннего механизма. Но обо всем по порядку.

Магазин

Первое, что вызывает ассоциации с другими образцами в глазах непосвященного наблюдателя, — это форма рожка.

Вариантов расположения патронов в магазине не так уж много. Диск удобен и компактен, но оружие становится объемным, и его не так удобно носить. Край магазина упирается в спину, при дальних маршах это способствует утомлению бойца. Прямое очертание (как у немецкого МП-40) возможно, но только тогда, когда в нем находятся пистолетные патроны, имеющие геометрию, близкую к цилиндрической. И StG-44, и АК-47, и автомат Судаева АС-44 комплектуются (в основном варианте) криволинейным дугообразным рожком. Это обусловлено конической (в грубом приближении) формой промежуточного патрона. В этом решении нет ничего странного, одна лишь целесообразность. Кстати, приоритет изобретения изогнутого дугой двухрядного коробчатого магазина, в просторечии «рожка», принадлежит не немцу Хуго Шмайсеру, как почему-то принято считать, а русскому механику-оружейнику Федорову. Датируется патент 1916 годом. Это, к слову, для поборников теории «западного технического гения».

Рукоять

Мода – дама капризная, она затрагивает самые разные, порой неожиданные сферы человеческой деятельности. Если советский стрелок-автоматчик, вооруженный ППШ, вел огонь, «прицеливаясь по-ружейному», то солдат вермахта держал свой МП-40 правой рукой как пистолет. По большому счету, большого значения это не имело, но образцы нового поколения в своем большинстве предусматривали именно такую структуру общей компоновки. По ней выполнен и автомат Судаева обр. 1944 г. Близкое расположение магазина с рукоятью диктуется требованиями соблюдения центро-массового баланса.

Мушка и прицел

Да, мушка высокая, как и у StG-44. Такая форма прицельного узла задается верхним расположением газоотводной трубки. Ствол находится ниже, прицельная планка закреплена в задней части крышки коробки, и если мушка будет маленькой, она «выпадет» из поля зрения стрелка. При этом отсутствие соосности упора приклада и ствольного канала, предложенное Судаевым, стало оригинальным решением. В результате отдача уменьшилась, а кучность возросла. По этим показателям АС превосходит хваленый немецкий Шмайсер.

Сходство силуэтов, в общем, может служить аргументом только для тех, кто не знаком со спецификой оружейного конструирования, а в особенности с технологическими приемами изготовления. Найти схему, реализация которой при массовом производстве станет беспроблемной, да еще такую, чтобы в результате качество и тактико-технические характеристики оставались высокими, — вот в чем главная задача современного инженера. Создавать простое и хорошее всегда намного сложнее, чем изготовить отдельный, пусть даже и совершенный, но сложный образец.

Сравнение АС и АК

Приоритетность оружейных технологий вообще вопрос трудный. Использование чужих идей в этой специфической области деятельности не считается чем-то зазорным. Каждый образец оружия в той или иной степени является результатом компиляции самых удачных узлов и механизмов, применявшихся ранее.

Не подвергая сомнению заслуги Михаила Тимофеевича Калашникова, создавшего самый массовый автомат в истории человечества, следует, однако, отметить, что некоторые технические решения он позаимствовал у Алексея Ивановича Судаева. В каком-то, самом общем смысле, АС-44 — предтеча АК-47. Начать можно с самого принципа использования силы пороховых газов для создания условий следующего выстрела. Вместе с тем неподвижное крепление газового поршня к затворной раме применено еще в 1927 году конструктором Дегтяревым при проектировании его пулемета. «Калаш» и «Судаев» имеют еще одну общую черту технологического характера, у обоих образцов изготовление ствольной коробки производится методом штампования. Возможно, проживи конструктор АС подольше, он продумал бы и другие способы упрощения технологии, во время войны он лично следил за процессом сборки ППС и многократно вносил предложения по усовершенствованию. Но так уж угодно было судьбе, что именно М. Т. Калашников смог довести свое детище до той изящной простоты, благодаря которой оно и стало одним из символов эпохи.

Характеристики и трудный выбор

Автомат Судаева АС-44 при надлежащей конструктивной доводке мог стать основным образцом Советской Армии, но преждевременная смерть автора в 1946 году не дала сбыться его творческим планам. В 1944-м прошли серии испытаний двух вариантов образца, выявившие отдельные недочеты (главным образом низкая надежность ударника и выбрасывателя), подлежащие устранению. Масса автомата в разных модификациях составляла примерно 5,5 кг. Емкость магазина составляла 30 патронов, дальность прицельного огня – до восьмисот метров. На вооружение АС-44 так и не поступил, разделив судьбу многих других проектов, в числе которых автоматы Рукавишникова, Булкина, Коробова, Дементьева. Что делать, конструкторов было много, а выбирать пришлось всего один образец.

Автомат Судаева (АС-44). Опытный образец

Опыт широкого использования пистолетов-пулеметов во время Великой Отечественной войны выявил необходимость увеличения их дальности стрельбы. Для решения этой задачи в 1943 году в СССР был разработан патрон, более мощный по сравнению с пистолетным, применявшимся в пистолетах-пулеметах. Под новый боеприпас, получивший название промежуточный патрон (между винтовочным и пистолетным), калибра 7,62 мм и стали создавать новое оружие – автомат.

Первый образец перспективного оружия был предложен Алексеем Ивановичем Судаевым, чей пистолет-пулемет образца 1943 года благодаря своим высоким боевым качествам и простоте конструкции считался одним из лучших не только в годы Второй мировой войны, но и в послевоенное время.

Уже в 1944 году конструктор представил несколько вариантов автомата АС-44, изготовленных на Тульском оружейном заводе. Так как первоначально планировалось использовать это индивидуальное стрелковое оружие в качестве средства огневой поддержки пехоты, особенно в наступательных операциях, то опытные образцы больше соответствовали типу ручных пулеметов. Поэтому автоматы имели складную штампованную двуногую сошку.

АС-44 успешно выдержал полигонные и войсковые испытания, после которых комиссия признала, что автомат Судаева в большей степени, чем оружие других конструкторов, удовлетворяет предъявляемым требованиям, и порекомендовала устранить отдельные выявленные недостатки. В будущем планировалось изготовить партию модернизированных автоматов для дальнейших испытаний. Однако безвременная кончина конструктора не позволила закончить доработку так и не принятого на вооружение Советской Армии первого автомата.

27 декабря 2013 г., под залпы АК-47, на федеральном военно-мемориальном кладбище был похоронен член КПSS с 1952 г., член «Единой России» с 2001 г. Михаил Тимофеевич Калашников, скончавшийся 23 декабря 2013 г. в Ижевске в возрасте 94 лет, человек, именем которого названо, пожалуй, самое известное и популярное стрелковое оружие в мире.
Мог ли Миша Калашников, «алтайский самородок» с 7-ю классами образования, в действительности быть конструктором знаменитого на весь мир автомата, обойдя именитых конструкторов-оружейников (в том числе и Гуго Шмайсера)? Ну это вряд ли…


Штурмовая винтовка StG 44, Третий Рейх, 1944

Александр МЕЛЕНБЕРГ
ОРУЖЕЙНЫЙ ШОЛОХОВ

Иногда я развлекаюсь следующим образом. Показываю знакомым снимок автомата здесь размещенного и вопрошаю: что это? Знакомые смотрят на меня с недоверием, но все же отвечают: автомат Калашникова (на первое место в хит-параде ответов я бы поставил фразу культуртрегера «Новой» Кати Васениной: «Вы хотите, чтобы я сказала, что это автомат Калашникова?»).
Немного оружейной истории

Автомат в современном виде есть порождение Второй мировой войны и в частности ее Восточного фронта. Опыт первых же лет русской кампании ясно показал, что дальность действительного огня в бою колеблется от 50 до 200 метров. В то время как применяемые обеими сторонами пистолеты-пулеметы эффективны на более коротких дистанциях, а автоматические винтовки на более длинных.
Потребовалась принципиально иная стрелковая система, под другой, так называемый промежуточный патрон (меньше винтовочного, но больше пистолетного). Уже к началу войны в Германии разработали подобный 7,92-мм патрон. Вслед за тем выдающийся немецкий конструктор Хуго Шмайссер создал опытный образец нового оружия Mkb-42 (Maschinenkarabiner). Проведенные на Восточном фронте испытания подтвердили его высокие боевые качества. В 1943 г. новая система под измененным названием МР-43 (Maschinenpistole) была запущена в мелкосерийное производство (1200 штук в месяц). Высшее руководство Германии не рискнуло на глобальное перевооружение вермахта в условиях крайне напряженной войны. Новым оружием были оснащены танковые части и полевые войска СС.
И лишь в середине 1944 года, когда у нацистов уже не оставалось выбора, усовершенствованный вариант системы Шмайссера был запущен в массовое производство под наименованием StG-44 (Sturmgewehr, штурмовая винтовка). Но было «поздно пить боржоми», объявленная «чудо-оружием» StG-44 уже не могла оказать существенного влияния на ход боевых действий.
Зато этим простым в обращении, удобным и эффективным оружием охотно пользовались советские солдаты. Ветераны 11-й армии, к примеру, вспоминали, как при штурме Кенигсберга, оставив в тылу родимые ППШ и ППС, действовали исключительно трофейными StG.
Хуго Шмайссер, таким образом, создал совершенно новый класс стрелкового оружия – штурмовую винтовку. За которой, как оказалось, будущее. И теперь уже весь мир поклоняется американской М-16, израильскому «Галилу» и, естественно, автомату Калашникова. Который является самой, что ни на есть «правильной» штурмовой винтовкой.
StG и АК

Потому, что пребывает в качестве незаконнорожденного дитя Хуго Шмайссера. И спец, и не спец, взглянув на оба автомата (и в собранном, и в разобранном виде) признают, что это два практически идентичных ствола.
Затворная рама с газовым поршнем, возвратная пружина, спусковой механизм – один к одному. Автоматика обеих систем работает по принципу отвода пороховых газов из канала ствола, воздействующих на поршень. Газоотводное отверстие там и там расположено вверху. Прицел и мушка размещены идентично. Одинакова секторная форма магазина.
Единственное серьезное отличие «калаша» от «штурмгевера» в запирании канала ствола. У StG-44 оно осуществляется перекосом затвора, а у его клона АК-47 поворотом затвора.
Известна точная дата начала этого клонирования – 15 июля 1943 года. В этот день на техсовете Наркомата вооружения собравшимся специалистам-оружейникам был продемонстрирован только что захваченный под Курском трофейный МР-43 и патрон к нему. Следом поставлена задача: в кратчайшие сроки создать подобный отечественный комплекс.
В декабре 1943 г. прошли испытания советского промежуточного патрона по баллистике полностью соответствующего немецкому. С января следующего года разработка нового образца оружия была поручена наиболее талантливому советскому конструктору тех лет Алексею Судаеву, только что запустившему в серию свой ППС.
В мае и августе 1944 г. он последовательно представил два образца оружия, по большей части механически скопировав систему Шмайссера. Вслед за тем была изготовлена серия автоматов Судаева (АС-44). В июне-июле 1945 г. их направили в войска для полигонных испытаний. Результаты оказались удручающими: хотя по кучности стрельбы автомат более или менее соответствовал техзаданию, но как сказано в отзыве, «был тяжелым и небезотказным».
Однако к тому времени Советский Союз обрел статус победителя, которого не судят, и в трофейном смысле хорошо этим статусом попользовался. 3 апреля 1945 г. американские войска заняли небольшой городок Зуль в Тюрингии. Здесь располагалась фирма Хуго Шмайссера и все в целом производство штурмгеверов. Невероятно, но американские оружейные эксперты не проявили особого интереса к разработкам Шмайссера.
На вооружении армии США с 1936 г. стояла, в общем, неплохая автоматическая винтовка М-1 конструкции Джона Гаранда. Американцы довольно долгое время скептически относились к концепции штурмовой винтовки. И лишь война во Вьетнаме, когда вооруженные как раз штурмгеверами АК-47 вьетконговцы создали рейнджерам большие проблемы, изменила их отношение. Что способствовало быстрому (начиная с 1962г.) перевооружению американской армии знаменитыми М-16 конструктора Юджина Стоунера.
Вот и тогда весной 45-го американцы арестовали Хуго Шмайссера, но убедившись, что он не нацистский преступник, отпустили с миром. Затем Тюрингия отошла в советскую зону оккупации. Фирма Шмайссера в это время начинала налаживать гражданское производство. В августе 1945 г. «по просьбе» советских властей на фирме были собраны и отправлены в СССР 50 штук Stg-44. Одновременно с ними вывезено 10 785 листов технических чертежей образцов этого оружия.
И в том же августе Наркомат вооружения объявил конкурс на создание новой системы оружия, по сути дела – штурмовой винтовки. К нему были подключены 15 конструкторов-оружейников (в том числе Михаил Калашников). Некоторое преимущество по-прежнему имел Алексей Судаев. Он был одним из немногих среди этих конструкторов, кто имел высшее образование (учился в Горьковском индустриальном институте и Артиллерийской академии). И уж точно единственным, кто отлично владел немецким языком.
Называться бы отечественному автомату АС, да не судьба… Тяжелая болезнь внезапно приковала Судаева к кровати. Так что он не участвовал в испытании конкурсных образцов, проводившемся в мае-июне 1946 г. на Научно-исследовательском полигоне стратегического вооружения, больше известном как Щуровский полигон (в Раменском районе Московской области). Вскоре, 17 августа 1946 г., Алексей Иванович Судаев скончался.
Результаты полигонных испытаний также не радовали начальство. «В кратчайшие сроки» создать автомат не удавалось. Ну, не давалось коварное изделие Шмайссера советским левшам и все тут!
Тогда начальство, над которым было вышестоящее начальство, которого оно очень боялось, ибо все работы по созданию новых типов оружия контролировал лично Хозяин, пошло другим путем. В октябре 1946 в восточногерманский городок Зуль прибыли люди в погонах с синим кантом и сказали 62-летнему Хуго Шмайссеру, что-то вроде «собирайся старик, поедешь с нами». Точно такие же предложения, от которых невозможно отказаться, последовали другим сотрудникам его фирмы. Им корректно разрешили взять с собой семьи и что пожелают из имущества. Станки и оборудование бывшей фирмы были также демонтированы и отправлены в Союз. В строжайше охраняемом спецпоезде немецкие специалисты 24 октября 1946 г. прибыли в Ижевск.
Тем временем, в течение всего 1947 г. на Щуровском полигоне продолжались испытания и доводка опытных образцов. А в Ижевске, на заводе № 74, который прежде выпускал трехлинейные винтовки, а ныне широко известен как «Ижмаш», монтировалось прибывающее из Германии оружейное оборудование. 10 января 1948 г. заседание научно-технического совета полигона подвело, наконец, итоги конкурса, и объявило победителем автомат системы М. Калашникова под названием АК-47. Затем последовал приказ министра вооружений от 11 мая 1948 г.: заводу № 74 начать подготовку к крупносерийному производству автоматов.

По решению заказчика, Главного артиллерийского управления, в декабре 1948 г. прошли испытания опытной партии автоматов АК. После чего ГАУ выдало технические требования на новую доработку автомата. А Калашников был направлен на постоянную работу в КБ «Ижмаша», где уже трудился Хуго Шмайссер. Не встретиться они не могли. Правда в мемуарах нашего оружейного Шолохова днем с огнем не найти ни каких упоминаний о немецком участии.
Спустя полгода состоялось постановление Совета Министров СССР №2611-1033сс от 18 июня 1949 г. о принятии АК-47 на вооружение и его массовом выпуске на Ижмаше. Но и после начала массового производства доработка АК продолжалась! К немалому, наверное, изумлению Шмайссера…
Известны два образца опытных автоматов 1950 г. и еще один 1951 г. Военные добивались уменьшения веса нового оружия. Для этого кто-то из наших доводчиков автомата – но точно не Калашников! – заимствовал затвор, применявшийся немцами на своих авиационных пулеметах. Шмайссер же использовал у себя менее выгодный механизм с перекосом затвора, зато получил оружие минимальной ширины. Намеренно излишним весом он добился абсолютной кучности при стрельбе. У облегченного АК-47 сразу же начались проблемы с чрезмерным рассеиванием, особенно при стрельбе из неустойчивых положений, на бегу и т.д. Несмотря на присутствие гениального Калашникова устранить этот недостаток призвали Шмайссера. На новый 1952-й год всем немецким специалистам по оружию разрешено было вернуться домой. Только не Шмайссеру. Его персона была чрезвычайно важна для Советского Союза еще полгода. В Восточную Германию он вернулся лишь 9 июня 1952 г. А спустя год, 12 сентября 1953, неожиданно скончался. Узнал ли он, что в начале 1953 г. был утвержден окончательный вариант АК-47?

Подставной

Все испытания новой системы проводились на Щуровском полигоне под руководством начальника испытательного отдела майора Василия Лютого при участии представителя ГАУ подполковника Владимира Дейкина.
В какой-то момент у тех, кто должен был контролировать честный процесс конкурса, вдруг появился соблазн самим поучаствовать в деле создания для страны нового оружия. Есть версия, что поначалу образец, выигравший конкурс назывался ЛДК (Лютый-Дейкин-Калашников) и только позднее его поменяли на АК.
После принятия автомата на вооружение эти три лица были выдвинуты на присуждение Сталинской премии. Опять же гуляет версия, что товарищ Сталин, просматривая списки будущих лауреатов собственной премии, и дойдя до этих фамилий, спросил: «Кто такие?». Ему почтительно ответили, что Лютый и Дейкин инженеры, а Калашников конструктор, народный умелец. После чего Сталин решил дать премию умельцу, а инженеров вычеркнул из списка. В итоге Калашников получил Сталинскую премию первой степени (150 тыс. руб.), как сейчас сказали бы обиженные майор и подполковник, в одну харю.
Слухами о неправедном изобретателе полнилась земля. Но все заинтересованные лица долгое время хранили молчание. Лишь в январе 1990 г. проживавший в Киеве Василий Лютый, зная, что у него рак и недолго ему осталось, продиктовал супруге короткие воспоминания о славном периоде своей жизни. В них есть следующие строки: «М. Т. Калашников до прихода в мое подразделение работал в Алма-Ате в паре с оружейником А. И. Казаковым. Они занимались созданием автоматов и пулеметов, образцы которых присылались для испытаний на Научно-исследовательский полигон ГАУ. Однако эти образцы даже не подвергались испытаниям стрельбой, поскольку это были очень примитивные разработки. Поэтому, вопреки тому, что пишет и рассказывает о себе М.Т. Калашников в газетах и журналах, ответственно заявляю, что во время работы в Казахстане он ничего путного не создал. Михаил Тимофеевич очень талантливый человек, самородок из породы тех, о которых говорят: «На что ни посмотрит, то и сделает». Но по уровню общеобразовательной подготовки (до войны окончил 7 классов), практическим знаниям и опыту он, конечно, не мог сравниться с конструкторами-профессионалами, вооружавшими армию…»
Вскоре В.Лютый умер. И тут нежданно-негаданно на имя его вдовы пришел перевод из Ижевска на большую по тем временам сумму – 23 тысячи рублей. На корешке перевода бывший сослуживец Лютого по Щуровскому полигону, а в тот момент сотрудник Калашникова по ижмашевскому КБ Александр Малимон написал: «Уважаемая Нелли Павловна! Это деньги на памятник Васе. 10 тысяч мои, 15 дал М.Т.Калашников. Извините, что перевод вышел не на круглую сумму. Надо было заплатить за пересылку. Слышал, что после себя Вася оставил письменные воспоминания, касающиеся нашей работы. Думаю, что они не понравятся М.Т.».
Но остановить поток воспоминаний нельзя было уже никакими коврижками. В стране – гласность! Руководитель группы конструкторов, доводивших образец АК в Коврове в 1946-47 гг., Александр Зайцев авторитетно заявлял: «Калашников не умел работать даже в качестве чертежника. Техника проектирования и расчетов была Михаилу Тимофеевичу неведома».
Тем не менее, все эти свидетельства перестроечного и постперестроечного характера в СМИ не попадали. Так и оставались стенаниями пенсионеров, в свое время кинутых или обойденных пробивным и сообразительным алтайским мужичком. Или вырывались в эпатажные сценки, вроде той, когда на встрече выдающегося конструктора современности с народом, с места встал отставной полковник и во всеуслышание заявил, что все это туфта, что в 44-м в Белоруссии он самолично видел такой автомат в блиндаже у немцев.
Но архиосторожный, не знавший поражений в интригах и подковерной борьбе Калашников неожиданно сам подставился. В 1999 г. он вступил в избирательный блок Лужкова-Примакова «Отечество-вся Россия» и не только дал популярное имя в руки страждущих ельцинско-путинской альтернативы, но и занял активную публичную позицию. Аукнулось. В дни, когда «Отечество» активно мочили, прошлись и по личности Михаила Тимофеевича.
Иначе как объяснить, серию публичных высказываний вовсе не публичного человека, ведущего конструктора Центрального научно-исследовательского института точного машиностроения (головной организации-разработчика стрелкового оружия) Дмитрия Ширяева. Жизнь учила его быть сдержанным, ведь он человек той же эпохи, что и Калашников, с начала 50-х годов прошлого века находится в оружейном деле.
Но от сдержанности вдруг не осталось и следа. Для начала он разъяснил аспект Сталинской премии и всяких иных прочих. Как-то главный конструктор Ковровского оружейного КБ А. Константинов приватно посетовал ему: «Никто Калашникова не опередит, поскольку премии вместе с ним получают определенные высокие чиновники…»
А затем сделал ответственные для столь серьезного специалиста заявления:
«Смог бы никому не известный сержант с образованием семь классов одержать победу в состязании с опытными конструкторами- оружейниками, если бы за его спиной не стояла определенная группа знающих, талантливых и власть имевших людей? Я думаю, вряд ли, особенно если учесть, что первый автомат Калашникова был забракован без права на доработку…
По сравнению с другими конструкторами-оружейниками Калашников практически не имеет оружейных элементов, им изобретенных и защищенных авторскими свидетельствами. Hам известно из них лишь одно, и то в компании четырех других соавторов. Калашников не оружейник. Это подставное лицо, вытянутое за уши».
Никакой ответной реакции со стороны «подставного лица» общественность не дождалась.
Проклятый вопрос

Печальное признание ведущего конструктора можно трактовать и так, что огнестрельное оружие не наша, не российская стихия. Всемирная история оружия, хотим мы того или не хотим, наглядно показывает, что русские оружейники никогда не были на первых ролях. Не внесли в эволюцию стрелкового оружия никаких ноу-хау. В лучшем случае они добивались удачного повторения зарубежных образцов.
Бытует мнение, что первый в мире автомат (автоматическую винтовку) изобрел Владимир Федоров, и она даже ограниченно применялась в армии во время первой мировой войны. Но ведь подобные образцы ограниченного применения имели и другие страны-участники той войны. Свои системы тогда опробовали выдающиеся оружейники американец Джон Браунинг и немец Пауль Маузер. При всем уважении к Федорову, он им не чета. Любой специалист скажет, что винтовка Федорова один к одному повторяет оригинальный принцип автоматики, предложенный и осуществленный Маузером.
Много панегириков отпущено трехлинейной винтовке системы Сергея Мосина образца 1891 г. Она и самая лучшая, и самая оригинальная в мире. Однако история неумолимо свидетельствует, что в 1889 г. именитый бельгийский конструктор Леон Наган предложил России для принятия на вооружение, в рамках объявленного конкурса, свою систему. Ее не приняли. А через два года появилась винтовка Мосина и по внешнему, и по внутреннему устройству практически ничем не отличающаяся от винтовки Нагана. За рубежом ее прямо называют: «винтовка Мосина-Нагана». Что же касается качества и долголетия, то безусловно лучшей специалистами признается винтовка образца 1898 г. того же Маузера, которая состоит на вооружении некоторых стран даже сейчас.
Сам собой возникает вопрос: если Мосин-Федоров-Калашников были столь талантливыми оружейниками, почему же за всю свою жизнь каждый из них создал одну-единственную систему и не предложил горячо любимому отечеству ничего более?
С другой стороны, не суть важно, кто создал для СССР и России систему АК-47; АКМ; АК-74, Калашников или Шмайссер. Главное, что создал.
(Взял отсюда)