Армия маньчжоу го

Армия Маньчжоу-го: как японцы создали вторую «маньчжурскую империю» и ее вооруженные силы

Крайний северо-восток Китая, нависающий над Корейским полуостровом и граничащий на севере – с Россией, а на юго-западе – с Монголией, издавна, кроме китайцев, населяли местные тунгусо-маньчжурские народы. Наиболее крупным из них являются вплоть до настоящего времени маньчжуры. Десятимиллионный народ маньчжуров говорит на языках тунгусо-маньчжурской группы алтайской языковой семьи, то есть он родственен аборигенам российской Сибири и Дальнего Востока – эвенкам, нанайцам, удэгейцам и некоторым другим народам. Именно этому этносу удалось сыграть колоссальную роль в китайской истории. В XVII веке здесь возникло государство Цин, первоначально называвшееся Поздним Цзинь и созданное в результате объединения проживавших на территории Маньчжурии чжурчжэньских (маньчжурских) и монгольских племен. В 1644 году маньчжурам удалось одержать победу над дряхлеющей китайской империей Мин и взять Пекин. Так образовалась империя Цин, практически на три столетия подчинившая Китай власти маньчжурской династии.


Длительное время маньчжурская этнократия в Китае препятствовала проникновению китайцев на территорию своей исторической родины – в Маньчжурию, стремясь сохранить этническую обособленность и самобытность последней. Однако, после того, как Россия присоединила к себе часть земель, называвшихся Внешней Маньчжурией (ныне это Приморский край, Амурская область, Еврейская автономная область), цинские императоры от неимения иных вариантов сохранить и Внутреннюю Маньчжурию от постепенного поглощения Российской империей, стали заселять регион китайцами. В результате численность населения в Маньчжурии резко увеличилась. Тем не менее, к концу XIX века стало очевидно, что регион представляет интерес для двух соседних государств, значительно превосходящих по экономическому и военному потенциалу ослабевшую и архаичную империю Цин – для Российской империи и для Японии. В 1896 г. началось строительство Китайско-восточной железной дороги, в 1898 году Россия арендовала у Китая Ляодунский полуостров, а в 1900 году, в ходе противодействия восстанию «боксеров», российские войска заняли часть территории Маньчжурии. Отказ Российской империи вывести войска из Маньчжурии стал одной из ключевых причин русско-японской войны 1904-1905 гг. Поражение в этой войне России привело к фактическому установлению японского контроля над Маньчжурией.
Создание Маньчжоу-го и император Пу И
Япония, стремясь не допустить возвращения Маньчжурии в орбиту российского влияния, всячески препятствовала и воссоединению Маньчжурии с Китаем. Особенно активно это противодействие началось после свержения в Китае императорской династии Цин. В 1932 году Япония принимает решение легитимизировать свое присутствие в Маньчжурии, создав марионеточное государственное образование, которое формально было бы самостоятельным государством, а фактически полностью следовало бы в фарватере японской внешней политики. Это государство, созданное на занятой японской Квантунской армией территории, получило название Даманьчжоу-диго – Великая Маньчжурская империя, также сокращенно – Маньчжоу-го или Государство Маньчжурия. Столица государства находилась в городе Синьцзине (совр. Чанчунь).

Во главе государства японцы поставили Пу И (маньчжурское имя – Айсин Геро) – последнего китайского императора династии Цин, отстраненного от власти в Китае еще в 1912 году – после Синьхайской революции, а в 1924 г. окончательно лишенного императорского титула и всех регалий.
Пу И в 1932-1934 гг. именовался верховным правителем Маньчжоу-го, а в 1934 г. стал императором Великой Маньчжурской империи. Несмотря на то, что между свержением Пу И в Китае и его воцарением в Маньчжурии прошло 22 года, император был молодым человеком. Ведь он родился в 1906 году и взошел на престол Китая в двухлетнем возрасте. Так что к моменту создания Маньчжоу-го ему не исполнилось и тридцати лет. Пу И был достаточно слабым правителем, поскольку его становление как личности проходило уже после отречения от престола, в атмосфере постоянного страха за свое существование в революционном Китае.
Лига Наций признавать Маньчжоу-го отказалась, тем самым поставив под сомнение реальный политический суверенитет этого государства и поспособствовав уходу Японии из этой международной организации. Однако, многими странами мира «вторая маньчжурская империя» была признана. Разумеется, Маньчжоу-го признали европейские союзники Японии – Германия, Италия, Испания, а также целый ряд других государств – Болгария, Румыния, Финляндия, Хорватия, Словакия, Дания, вишистская Франция, Ватикан, Сальвадор, Доминиканская республика, Таиланд. Признал независимость Маньчжоу-го и Советский Союз, установив с этим государством дипломатические отношения.
Однако, всем было понятно, что за спиной императора Пу И стоит реальный правитель Маньчжурии – командующий японской Квантунской армией. Это признавал и сам император Маньчжоу-го в своих мемуарах: «Муто Нобуёси, генерал-полковник в прошлом, занимал должности заместителя начальника штаба, главного инспектора по военной подготовке и военного советника. В Первую мировую войну он командовал японской армией, которая оккупировала Сибирь. На этот раз он приехал на Северо-Восток, совмещая три должности: командующего Квантунской армией (ранее на эту должность назначались генерал-лейтенанты), генерал-губернатора Квантунской арендованной территории (до событий 18 сентября Япония учредила на Ляодунском полуострове генерал-губернаторство колоний) и посла в Маньчжоу-Го. Вскоре после приезда на Северо-Восток он получил звание маршала. Именно он стал настоящим правителем этой территории, истинным императором Маньчжоу-Го. Японские газеты называли его «духом-хранителем Маньчжоу-Го». На мой взгляд, этот шестидесятипятилетний седой человек действительно обладал величием и властью божества. Когда он почтительно кланялся, мне казалось, будто я получаю благословение самого Неба» (Пу И. Последний император. Гл. 6. Четырнадцать лет Маньчжоу-го).
Действительно, без поддержки со стороны Японии Маньчжоу-го вряд ли смогло бы существовать – времена маньчжурского доминирования давно закончились и ко времени описываемых событий этнические маньчжуры не составляли большинства населения даже на территории своей исторической родины – Маньчжурии. Соответственно, им было бы очень сложно без японской поддержки противостоять намного превосходящим по численности китайским войскам.

Силовым гарантом существования Маньчжоу-го оставалась японская Квантунская армия – мощная группировка японских войск, дислоцированная в Маньчжурии. Созданная в 1931 г. Квантунская армия считалась одним из наиболее боеспособных соединений японской императорской армии и к 1938 году нарастила численность личного состава до 200 тысяч человек. Именно офицеры Квантунской армии осуществляли формирование и подготовку вооруженных сил маньчжурского государства. Появление последних было связано с тем, что Япония стремилась продемонстрировать всему миру, что Маньчжоу-го – это не оккупированная часть Китая или японская колония, а суверенное государство, обладающее всеми признаками политической самостоятельности – и символическими, такими как флаг, герб и гимн, и управленческими, такими как император и Тайный совет, и силовыми – собственными вооруженными силами.
Маньчжурская императорская армия
История вооруженных сил Маньчжоу-го началась со знаменитого Мукденского инцидента. 18 сентября 1931 г. произошел взрыв железнодорожного полотна Южно-Маньчжурской железной дороги, ответственность за охрану которого несла японская Квантунская армия. Установлено, что этот подрыв в качестве провокации был осуществлен самими японскими офицерами, однако стал поводом для начала наступления Квантунской армии на китайские позиции. Слабая и плохо обученная Северо-восточная армия Китая, которой командовал генерал Чжан Сюэлян, достаточно быстро была деморализована. Часть подразделений отступила вглубь континента, но большинство солдат и офицеров, численностью около 60 тысяч человек, перешли под контроль японцев. Именно на основе остатков Северо-восточной армии и началось формирование маньчжурских вооруженных сил после создания в 1932 г. государства Маньчжоу-го. Тем более, что многими подразделениями китайской армии по-прежнему командовали старые маньчжурские генералы, начинавшие службу еще в империи Цин и вынашивавшие реваншистские планы по восстановлению былого могущества маньчжурского государства.

Непосредственный процесс по созданию маньчжурской императорской армии возглавили японские офицеры из Квантунской армии. Уже в 1933 году численность вооруженных сил Маньчжоу-го составила более 110 тысяч военнослужащих. Они были разделены на семь воинских группировок, дислоцированных в семи провинциях Маньчжоу-го, кавалерийские части, императорскую гвардию. Набирались в вооруженные силы представители всех национальностей, проживавших в Маньчжурии, однако отдельные части, в первую очередь императорская гвардия Пу И, комплектовались исключительно этническими маньчжурами.
Следует отметить, что высокими боевыми качествами маньчжурская армия не отличалась с самого начала. Это объяснялось несколькими причинами. Во-первых, поскольку основой маньчжурской армии стали сдавшиеся подразделения китайской Северо-восточной армии, она унаследовала и все негативные черты последней, включая низкую боеспособность, недисциплинированность, плохую подготовленность. Во-вторых, в маньчжурской армии служило много этнических китайцев, настроенных нелояльно по отношению к маньчжурским властям и особенно японцам и стремившихся при малейшей возможности дезертировать, а то и перейти на сторону противника. В-третьих, настоящим «бичом» маньчжурских вооруженных сил было курение опиума, превращавшее многих солдат и офицеров в законченных наркоманов. Низкие боевые качества маньчжурской армии усугублялись отсутствием нормально подготовленных офицеров, что привело императорское правительство и японских советников к необходимости реформирования подготовки офицерского корпуса. В 1934 г. было принято решение о комплектовании офицерского состава маньчжурской императорской армии исключительно за счет выпускников маньчжурских военно-учебных заведений. Для подготовки офицерского состава в 1938 г. были открыты две маньчжурские военные академии в Мукдене и Синьцзине.
Другой серьезной проблемой маньчжурской армии долгое время оставалось отсутствие унифицированного обмундирования. В большинстве своем солдаты и офицеры использовали старую китайскую униформу, что лишало их отличий от обмундирования противника и приводило к серьезной путанице. Лишь в 1934 г. было принято решение о введении обмундирования на основе формы японской императорской армии. 12 мая 1937 г. был утвержден стандарт обмундирования маньчжурской императорской армии по японскому образцу. Оно подражало японской армии во многом: и в наличии кожаного наклонного ремня и нагрудного кармана, и в погонах, и в головном уборе, и в кокарде с пентаграммой, лучи которой были выкрашены в цвета государственного флага Маньчжоу-го (черный, белый, желтый, сине-зеленый, красный). Расцветка родов войск также копировала японскую: красный цвет означал пехотные части, зеленый – кавалерийские, желтый – артиллерийские, коричневый – инженерные, синий – транспортные и черный – полицейские.
В маньчжурской императорской армии были установлены следующие воинские звания: генерал армии, генерал-полковник, генерал-лейтенант, генерал-майор, полковник, подполковник, майор, капитан, старший лейтенант, лейтенант, младший лейтенант, прапорщик, старший сержант, сержант, младший сержант, исполняющий обязанности младшего сержанта, рядовой высшего класса, рядовой первого класса, рядовой второго класса.
В 1932 г. армия Маньчжоу-го насчитывала 111 044 военнослужащих и включала в себя армию провинции Фэнтянь (численность – 20 541 военнослужащий, состав — 7 смешанных и 2 кавалерийские бригады); армию провинции Синъань (численность – 4 374 военнослужащих); армию провинции Хэйлунцзян (численность – 25 162 военнослужащих, состав – 5 смешанных и 3 кавалерийские бригады); армию провинции Цзилинь (численность – 34 287 военнослужащих, состав – 7 пехотных и 2 кавалерийские бригады). Также в состав маньчжурской армии входило несколько отдельных кавалерийских бригад и вспомогательные части.
В 1934 году структура маньчжурской армии была реформирована. Ее составили пять окружных армий, каждая из которых включала две или три зоны с двумя-тремя смешанными бригадами в каждой. Помимо зон, армия могла включать в свой состав оперативные силы, представленные одной-тремя кавалерийскими бригадами. Численность вооруженных сил к этому времени насчитывала 72 329 военнослужащих. К 1944 году численность маньчжурской императорской армии составляла уже 200 тысяч человек, а состав включал в себя несколько пехотных и кавалерийскую дивизию, в том числе 10 пехотных, 21 смешанную и 6 кавалерийских бригад. Подразделения маньчжурской армии принимали совместное с японскими войсками участие в подавлении выступлений корейских и китайских партизан.
В 1941 г. советская разведка, ведшая тщательное наблюдение за состоянием японских войск и вооруженных сил их союзников, доносила о следующем составе вооруженных сил Маньчжоу-Го: 21 смешанная бригада, 6 пехотных бригад, 5 кавалерийских бригад, 4 отдельные бригады, 1 гвардейская бригада, 2 кавалерийские дивизии, 1 «дивизия спокойствия», 9 отдельных кавалерийских полков, 2 отдельных пехотных полка, 9 учебных отрядов, 5 зенитных артиллерийских полков, 3 авиаотряда. Количество военнослужащих оценивалось в 105 710 человек, легких пулеметов – 2039, тяжелых пулеметов – 755, бомбометов и мортир – 232, 75-мм горных и полевых орудий – 142, зенитных орудий – 176, противотанковых орудий – 56, самолетов – 50 (Разведывательная сводка № 4 (по Востоку). М.: РУ ГШ РККА, 1941. С. 34).

Интересной страницей в истории Маньчжоу-го было участие русских белоэмигрантов и их детей, коих на территорию Маньчжурии после поражения белых в Гражданской войне мигрировало очень много, в военно-политической деятельности маньчжурского государства. В 1942 году все русские мужчины до 35 лет были привлечены к обязательной военной подготовке, а в 1944 году возраст привлекаемых к всеобщему военному обучению был повышен до 45 лет. Каждое воскресенье русских эмигрантов учили строевой и огневой подготовке, в летние месяцы устраивался кратковременный полевой лагерь. По инициативе Харбинской военной миссии в 1943 г. были созданы русские воинские подразделения с русскими офицерами во главе. Первый пехотный отряд дислоцировался на станции Ханьдаохедзы, а второй кавалерийский отряд – на станции Сунгари 2-я. Русских юношей и мужчин готовили в отряде под командованием полковника японской императорской армии Асано, позже замененного на русского офицера – эмигранта Смирнова.
Все военнослужащие кавалерийского отряда на станции Сунгари 2-я числились в составе вооруженных сил Маньчжоу-го, офицерские звания присваивались маньчжурским военным командованием. Всего в отряде на Сунгари 2-й успело послужить 4-4,% тысячи русских эмигрантов. На станции Ханьдаохедзы, где отрядом командовал полковник Попов, обучили 2 тысячи военнослужащих. Отметим, что русские считались пятой народностью Маньчжоу-го и, соответственно, должны были нести всю полноту воинской повинности как граждане этого государства.
Особым элитным подразделением маньчжурской армии оставалась императорская гвардия Маньчжоу-го, комплектуемая исключительно этническими маньчжурами и дислоцированная в Синьцзине, поблизости от императорского дворца главы государства Пу И. Моделью для создания императорской гвардии Маньчжоу-го стала японская императорская гвардия. Набранных в гвардию маньчжуров обучали отдельно от других военнослужащих. Вооружение гвардии составляли огнестрельное и холодное оружие. Гвардейцы носили серую и черную форму, кепи и шлемы с пятиконечной звездой на кокарде. Численность гвардии составляла всего 200 военнослужащих. Помимо императорской охраны, со временем гвардии была придана и функция современных сил специального назначения. Ее выполняла т.н. Специальная гвардия, занимавшаяся контрпартизанскими операциями и подавлением народных выступлений на территории собственно маньчжурского государства.

Маньчжурская императорская армия отличалась слабым вооружением. В начале своей истории она была вооружена практически на 100 % трофейным китайским оружием, прежде всего винтовками и пистолетами. К середине 1930-х годов началось упорядочение арсенала маньчжурских вооруженных сил. В первую очередь, из Японии прибыли крупные партии огнестрельного оружия – сначала 50 000 кавалерийских винтовок, затем – партии пулеметов. В результате на вооружении маньчжурской армии к моменту начала Второй мировой войны стояли: пулемет Тип-3, ручной пулемет Тип-11, миномет Тип-10 и винтовки Тип-38 и Тип-39. Офицерский корпус был также вооружен пистолетами марок «браунинг», «кольт», сержантский состав – «маузерами». Что касается тяжелого вооружения, то артиллерия маньчжурской армии состояла из японских артиллерийских орудий – горных 75-мм Тип-41, полевых Тип-38, а также трофейных китайских артиллерийских орудий. Артиллерия была слабой стороной маньчжурской армии и в случае серьезных столкновений последней пришлось бы рассчитывать исключительно на помощь квантунцев. Что касается бронетехники, то долгое время она практически отсутствовала. Лишь в 1943 г. Квантунская армия передала маньчжурам 10 танкеток Тип 94, в результате чего была сформирована танковая рота маньчжурской императорской армии.
Морской и воздушный флот маньчжуров
Что касается морского флота, то в данной сфере Маньчжоу-го также не отличалось серьезной мощью. Еще в 1932 г. японское руководство, учитывая, что Маньчжоу-го имело выход к морю, озаботились проблемой создания маньчжурского императорского флота. В феврале 1932 г. было получено пять военных катеров от китайского адмирала Инь Цзу-Цяна, которые составили костяк Флота речной охраны, патрулировавшего реку Сунгари. 15 апреля 1932 г. был принят закон «О Вооруженных силах Маньчжоу-го». В соответствии с ним формировался императорский флот Маньчжоу-го. В качестве флагмана японцы передали маньчжурам эскадренный миноносец «Хай Вэй». В 1933 г. была поставлена партия японских военных катеров, переданных для охраны рек Сунгари, Амур и Уссури. Офицерский состав обучался в Военной академии Императорского флота в Японии. В ноябре 1939 г. Флот речной охраны Маньчжоу-го был официально переименован в Императорский флот Маньчжоу-го. Его командный состав состоял частично из японских офицеров, поскольку морских офицеров у маньчжуров не хватало, а подготовить их ускоренными темпами не всегда представлялось возможным. В боевых действиях маньчжурский императорский флот серьезной роли не сыграл и во время советско-японской войны был полностью уничтожен.
Императорский флот Маньчжоу-го структурировался на следующие компоненты: Силы береговой обороны в составе эсминца «Хай Вэй» и 4 патрульных дивизионов боевых катеров, Силы речной обороны в составе 1 патрульного дивизиона сторожевых катеров, Императорской морской пехоты в составе двух отрядов по 500 военнослужащих в каждом, вооруженных пулеметами и легким стрелковым оружием. Морские пехотинцы набирались из маньчжуров и японцев и использовались для несения охранной службы на военно-морских базах и в портах.
Создание Императорских Военно-воздушных сил Маньчжоу-го также было связано с инициативой японского военного командования. Еще в 1931 г. была создана национальная авиакомпания Маньчжоу-го, которую предполагалось использовать в случае войны как военную организацию. Позже в состав Императорских ВВС было зачислено 30 человек, которых обучали в Харбине. Было сформировано три авиационные части. Первая – в Чанчуне, вторая – в Фэнтяне, третья – в Харбине. На вооружении авиационных частей состояли японские самолеты. В 1940 г. было создано управление противовоздушной обороны Императорских военно-воздушных сил.
В период с 1932 по 1940 гг. комплектование ВВС Маньчжоу-го осуществлялось исключительно японскими пилотами. В 1940 году началось обучение пилотированию военных самолетов этнических маньчжуров. В летной школе Маньчжоу-го обучали как военных, так и гражданских пилотов. На балансе школы состояло двадцать учебных японских самолетов. Императорский двор использовал в своих целях транспортное авиазвено из трех самолетов. С летной школой ВВС Маньчжоу-го была связана неприятная для японского и маньчжурского командования история, когда в январе 1941 г. около 100 летчиков подняли восстание и перешли на сторону китайских партизан, отомстив, тем самым, за убийство японцами их командира и инструктора.

Советско-японскую войну ВВС Маньчжоу-го встретили в составе командования 2-й воздушной армии ВВС Японии. Общее количество вылетов маньчжурских летчиков не превышало 120. Головной болью маньчжурской авиации было недостаточное количество летательных аппаратов, в особенности адекватных современным условиям. Во многом, это и обусловило быстрое фиаско маньчжурских ВВС. Хотя и у них были героические страницы, связанные с заимствованием у японцев тактики воздушных камикадзе. Так, камикадзе был атакован американский бомбардировщик. Тактика камикадзе применялась и против советских танков.
Конец «империи маньчжуров»
Государство Маньчжоу-го пало под ударами советской армии, разгромившей японскую Квантунскую армию, как и другие марионеточные государства, созданные «странами оси». В результате Маньчжурской операции было уничтожено 84 тысячи японских солдат и офицеров, 15 тысяч умерли от ран и болезней, 600 тысяч человек попали в плен. Данные цифры многократно превосходят потери Советской Армии, оцениваемые в 12 тысяч военнослужащих. Как Японии, так и ее сателлитам на территории нынешнего Китая – Маньчжоу-го и Мэнцзяну (государство на территории современной Внутренней Монголии) было нанесено сокрушительное поражение. Личный состав маньчжурских вооруженных сил частью погиб, частью сдался в плен. Проживавшие на территории Маньчжурии японские поселенцы были интернированы.
Что касается императора Пу И, то с ним и советские, и китайские власти достаточно гуманно. 16 августа 1945 года император был пленен советскими войсками и направлен в лагерь военнопленных в районе Хабаровска. В 1949 году он просил Сталина не передавать его революционным китайским властям, опасаясь, что китайские коммунисты приговорят его к смертной казни. Однако в Китай он все же был депортирован в 1950 году и девять лет находился в лагере перевоспитания в провинции Ляонин. В 1959 году Мао Цзэдун разрешил освободить «перевоспитавшегося императора» и даже поселить его в Пекине. Пу И устроился работать в ботанический сад, затем трудился в государственной библиотеке, всячески стремясь подчеркнуть свою лояльность новым властям революционного Китая. В 1964 году Пу И даже вошел в состав политико-консультативного совета КНР. Умер он в 1967 году, в возрасте шестидесяти одного года, от рака печени. Он оставил знаменитую книгу воспоминаний «Последний император», в которой пишет и о том периоде длиной в четырнадцать лет, в течение которого он занимал императорский трон в марионеточном государстве Маньчжоу-го.

Маньчжоу-го на карте.

Великая Маньчжурская империя или Маньчжоу-го — марионеточное государство Японской империи было образовано 1 марта 1932 года японской военной администрацией на оккупированной Японией в 1931-1932 годах территории Маньчжурии. Столицей государства был объявлен город Синьцзин (ныне Чанчунь). Площадь страны составляла 1 554 тыс. км². Население в 1934 году насчитывало почти 31 млн. человек, а к 1945 году достигло 50 млн. Во главе государства был поставлен последний китайский император из маньчжурской династии Цин — Пу И. Император правил, опираясь на Тайный Совет и Государственный Совет. Именно Госсовет являлся центром политической власти. Он состоял из нескольких министров, при каждом из них находился японский заместитель министра. Маньчжоу-го имела государственные символы: флаг, герб, а также гимн.

Правитель Маньчжоу-Го Пу И с членами правительства.

Флаг Маньчжоу-го.

Герб Маньчжоу-го.

1 марта 1934 года Маньчжоу-го была объявлена монархией. Притом, что в Маньчжоу-го был создан собственный государственный аппарат с подчеркнутым представительством разных народов на корпоративной основе – в противовес китайской политике китаизации – на деле главным органом управления страны стало командование японской Квантунской армии, а также сеть японских администраторов в маньчжурских государственных органах. Командующий Квантунской армией одновременно занимал пост посла Японии, и имел право вето на решения императора Пу И. Таким образом, статус Маньчжоу-Го фактически не отличался от статуса протектората какой-либо из европейских колониальных империй.

Лига Наций отказалась признавать Маньчжоу-Го, что привело Японию к выходу из этой организации в 1934 году. В то же время, Маньчжоу-Го признало 23 из 80 существовавших на тот момент государств мира. Среди них — СССР и Германия.

Благодаря японским инвестициям и богатым природным ресурсам, быстро пошла индустриализация страны. Основой экономики стали разработанные японскими властями пятилетние планы (первый на 1937—1941 годы, второй на 1942—1946 годы), которые предусматривали увеличение производства материалов, экспортируемых в метрополию (стали, эфирного масла, алюминия и др.). Оба плана не были выполнены, но значение Маньчжоу-го для метрополии было огромным: в 1944 году на колонию приходилось (по сравнению с производством в Японии) 228 % добычи железной руды, 52 % — каменного угля, 85 % выплавки чугуна. В 1933 году была создана Японо-Маньчжурская каменноугольная компания, а добыча угля в 1932—1944 годах возросла в 3,6 раз (25,6 млн. тонн). В Маньчжоу-го действовали два крупных металлургических предприятия — Аньшанский завод и завод в Бэньси. Машиностроение Маньчжоу-го было представлено Маньчжурским заводом по производству подшипников, Далянским железнодорожным заводом, Маньчжурским заводом транспортных средств. Нехватка нефти вынудила Токио пустить в Маньчжоу-го в 1939 году Фушуньский завод по сжижению угля, а также аналогичное предприятие в Сыпине.

Суд в Маньчжоу-го.

Массовое переселение японцев и корейцев, организованное японскими властями, было призвано противодействовать уже установившейся гегемонии ханьцев в этническом составе Маньчжоу-го. Маньчжурия также разрабатывалась и обустраивалась японскими планировщиками как плацдарм для дальнейшего захвата Китая, продвижения в СССР и Монголию. Летом 1939 года территориальные споры Маньчжоу-го с Монгольской Народной Республикой привели к столкновениям у Халхин-Гола между советско-монгольскими и японо-маньчжурскими войсками. В Маньчжоу-го был установлен военно-полицейский режим, становившийся всё более жестким в ходе войны. Хотя в Маньчжоу-го действовали многочисленные китайские и некоторые корейские партизанские отряды, к 1941 году большая их часть была разгромлена. В 1940-х пошло насаждение официального синтоизма, как обязательного патриотического культа населения Маньчжурии. Недовольство и тяготы населения достигли апогея к середине 1940-х годов.

Военнослужащие армии Маньчжоу-го.

Военные лётчики ВВС Императорской Маньчжурии.

Квантунская армия сформировала и обучила Маньчжурскую императорскую армию. Её ядром являлась Северо-Восточная армия генерала Чжана Сюэляна численностью до 160 тыс. чел. Основной проблемой этих войск являлось низкое качество личного состава; многие имели слабую подготовку, в армии насчитывалось большое количество лиц с зависимостью от опиума. В феврале 1933 года из этнических маньчжуров была сформирована Императорская гвардия Маньчжоу-го, которая должна была нести гарнизонную службу в столице и охранять императора Пу И. У Маньчжоу-го имелся и собственный флот.

Императорская гвардия Маньчжоу-го.
Празднование 10-я образования Маньчжоу-Го.

8 августа 1945 СССР во исполнение решений Ялтинской конференции объявил Японии войну и атаковал Маньчжоу-Го. Император Пу И пытался прорваться к японцам, с тем чтобы впоследствии сдаться американской армии, однако 19 августа 1945 года был арестован советскими войсками и выдан китайскому коммунистическому правительству. Эта дата считается прекращением существования государства Маньчжоу-Го.

После захвата Маньчжоу-Го СССР арестовал 850 тысяч японских поселенцев и за исключением некоторых военнослужащих и чиновников, репатриировал их в Японию. В период 1945-1948 годов территория Маньчжурии была возвращена китайским коммунистам и стала главной базой Народно-освободительной армии Китая. В 1949 году Маньчжурия вошла в состав КНР.

См. также: Награды | Маньчжоу-го

МАНЬЧЖУРИЯ

Маньчжурия (кит. Маньчжоу — 満洲, 满洲) – историческое наименование обширной области в Северо-Восточной Азии, от названия государства образованного союзом чжурчжэнских племён которые с XVII века именовались маньчжурами. Ныне эта территория поделена между южными частями Дальневосточной России и Северо-Востоком (кит. «Дунбэй») Китая. В середине XIX века северо-восточные пределы региона перешли к Российской империи, после чего наименование «Маньчжурии» как правило используется только в отношении областей оставшихся в составе Цинской империи.

  • На карте: Яндекс.Карта, Google-карта

Об одноимённом городе близ русско-китайской границы см. Маньчжурия, город

История

Зарождение Маньчжурии

В землях впоследствии поименованных Маньчжурией издавна существовали многочисленные тунгусские племена, известные китайцам как «северные варвары»: су-шэнь, илоу, воцзюй, уцзи, мохэ и другие. В этногенезе маньчжуров участвовали также тюркские и монгольские племена. Образование чжурчжэнского государства в XII веке ускорило консолидацию племён региона, но только в начале XVII века союз чжурчжэнских племён складывается в единое этно-политическое объединение Маньчжу.

Под водительством вождя Нурхаци, который в 1616 году принимает титул хана (императора), новоявленная маньчжурская держава начинает захват ослабленного Китая. В 1625 году столицей нового государства становится маньчжурский город Симиян-хотон (затем Мукдэн, ныне Шэньян).

Покорив Китай при сыне Нурхаци, маньчжуры составляют здесь новую правящую династию – Цин – а также военную касту, расселённую по всей стране, что подстёгивает их быструю культурно-энтическую ассимиляцию. При этом Маньчжурия остаётся регионом с особым статусом в составе Цинской империи.

Цинская Маньчжурия

Как родина цинских правителей Маньчжурия считалась священной, тут располагаются гробницы и родовые святыни императоров, переселение сюда ханьцев и моноголов запрещается для сохранения его самобытного населения. Религией местных народов – маньчжуров, солонов, тунгусских племён и отчасти дауров – а также императорского дома был шаманизм. Это также отличало Маньчжурию от соседних областей, т.к. ханьцы были приверженцами конфуцианства, буддизма и даосизма, а монголы в первую очередь ламаизма.

С середины XVII века русские первопроходцы начинают проникать в эту страну, основывается Албазин – первое русское поселение на Амуре. Пограничные трения переходят в 1680-х годах в малый конфликт между Московским государством и Цинской империей, в результате которого Нерчинский договор 1689 года закрепил границы между двумя царствами по Становому хребту, рекам Амур, Аргунь и Горбица, а также обусловил появление в Китае первой православной миссии. Конфликт также стимулировал улучшение военных дорог Маньчжурии и первые попытки урегулирования администрации.

К середине XIX века Цинская империя оказалась значительно ослабленной, а побеждённая в Крымской войне Россия искала возместить потери новым распространением на Восток. В результате, Айгунский договор в 1858 году передал России все земли к северу от Амура, а Пекинский договор в 1860 году – также и территорию к востоку от реки Уссури. Эти земли, в китайской историографии известные как «Внешняя Маньчжурия», быстро заселяются переселенцами с разных концов Российской империи и превращаются в органическую часть Дальневосточной России.

Далее речь идёт только о «Внутренней Маньчжурии» – т.е. о землях оставшихся в составе Цинской империи – которые еще долго сохраняли за собой историческое наименование «Маньчжурии». Эти земли также быстро утрачивают свою прежнюю изолированность. В 1838 году для Маньчжурии было организовано римо-католическое «апостольское викариатство» под эгидой французского Общества иностранных миссий, а с открытием для европейцев Ню-чжуана появились и протестантские миссионеры из Англии. В эпоху империализма, когда Китай делается предметом амбиций ведущих держав, Маньчжурия становится ареной столкновения и взаимопроникновения ряда влияний, в первую очередь – китайских, российских и японских.

Период позднего империализма

К концу XIX века Цинская администрация ищет новые пути укрепления своей власти и борьбы с вторжениями чужестранцев. В Маньчжурии это выражается в отказе от политики изоляции области. Вместо этого китайские власти открывают регион для переселения сюда ханьцев из остальных областей Китая. Это переселение нарастает с 1860-х, а особенно с 1890-х годов, и стремительно преображает этнический состав Маньчжурии – прежде всего её южных областей, которые быстро делаются почти полностью ханьскими по населению. В Маньчжурии проводится административная реформа и в начале XX века регион переименован в «Три Восточных провинции» («Дун-сань-шэн», 東三省). Региональной столицей оставался Мукдэн (Шэньян). Уже в начале XX века маньчжуры и прочие коренные народы стали меньшинством в Маньчжурии с тенденцией к дальнейшему слиянию с ханьцами.

Япония вторглась в Маньчжурию в ходе Японо-Китайской войны 1894-1895 годов и по условиям мирного договора получила стратегически важную часть юго-восточной Маньчжурии: Ляодунский полуостров. Это вызвало т.н. «тройственную интервенцию» России, Германии и Франции, и в 1895 году Япония согласилась отказаться от Ляодуна в обмен на денежную компенсацию. В 1896 году Китай позволил России построить железную дорогу через Маньчжурию, с передачей России прилегающей к дороге территории в качестве арендованной полосы отчуждения, а в 1898 году передал России права на концессию на Ляодунском полуострове. Таким образом ключевые Ляодунские порты – Порт Артур (ныне Люйшунь) и Дальний (ныне Далянь), вся Китайская Восточная железная дорога с зарождающимися на ней поселениями, главным из которых стал Харбин, стали русским анклавом в Маньчжурии. Временное введение русских военных частей в Маньчжурию во время Боксёрского восстания 1899-1901 года, когда от рук восставших пострадали многочисленные иностранцы и христиане-китайцы, укрепило позиции России. Россией в Маньчжурии разворачивается обширная программа освоения территории, включавшая в себя повсеместную постройку православных храмов в пристанционных пунктах русского расселения.

Укрепление русского влияния в Маньчжурии и соседней Корее обострило противостояние России и крепшей Японии, что вылилось в Русско-Японскую войну 1904-1905 годов, разыгравшуюся преимущественно в Маньчжурии. По Портсмутскому договору Япония вышла победительницей и Маньчжурия южнее Чанчуня вошла в её сферу влияния, Ляодунские концессии России перешли к Японии, и обе страны обязались вывести из Маньчжурии свои войска. Таким образом китайские, японские и русские власти отныне делили управление регионом. Православная Церковь оказывается представлена Владивостокской епархией в Северной Маньчжурии, Русской духовной миссией в Китае в Южной Маньчжурии и разбросанных на Севере подворьях, Японской Православной Церковью на Лаодунском полуострове. Ускорилось переселение японцев и корейцев в Южную Маньчжурию. Падение Цинской империи в 1911 году и начало республиканского периода существования Китая выразилось в фактическом распаде Китая на ряд провинций во главе с местными силовиками-«генералами» — для Маньчжурии таким лидером стал Чжан Цзолинь, пришедший к власти в период Первой мировой войны. Принципиальный сдвиг сил в Маньчжурии был обусловлен русской революцией 1917 года, подорвавшей позиции России.

Представителями интересов западных держав в Маньчжурии – в первую очередь Англии, Франции и США – являлись торговые агенты, а также римо-катлические и протестантские миссионеры. Главное внимание последних было обращено на медицинскую помощь; госпитали служили главным средством пропаганды.

Маньчжурия. Карта из советского атласа, 1940 г.

Японская гегемония

С началом японской интервенции в Россию в 1918 году, в связи с русской гражданской войной, Маньчжурия вновь наполняется японскими военными частями, а также политическими и торговыми агентами. Одновременно в Маньчжурию прибывает поток русских эмигрантов и беженцев – сотни тысяч русских проходят через «манчьжурский» период в поисках пристанища, а многие оседают здесь, значительно увеличивая русское население края в 1920-х годах. Оформляется и быстро растёт новая Харбинская епархия в ведении Русской Православной Церкви Заграницей, делаясь ведущим зарубежным центром патриархальной русской жизни в условиях изгнанничества.

При том что Япония сделалась бесспорным гегемоном в Южной Маньчжурии, на севере укрепились было позиции китайских республиканцев под водительством Чжан Цзолиня. После 1924 года китайское правительством признало СССР, но совместное советско-китайское управление Китайской Восточной железной дорогой не было стабильным сожительством – в 1929 году из-за китайской попытки захвата железной дороги разгорелся Конфликт на КВЖД, в котором Красная армия вышла победительницей.

Тем временем японские активисты в радикальных кругах армии всё сильнее нажимали на наследника Чжан Цзолиня – его сына Чжан Сюэляна который унаследовал северо-маньчжурское «генеральство» – с целью его полного подчинения. После «Маньчжурского инцидента» — подрыва железной дороги около Мукдэна 18 сентября 1931 года — японская Квантунская армия провела быструю кампанию по захвату Северной Маньчжурии и к началу 1932 года подавила организованное китайское сопротивление. 1 марта 1932 года в пределах Южной и Северной Маньчжурии было провозглашено номинально независимое «государство Маньчжурия» — Маньчжоу-го — ставшее марионеточным образованием в орбите Японии. Последний цинский император Пу И был поставлен японцами во главе лимитрофной страны, которая в 1934 году стала именоваться «Маньчжурской империей» — Маньжоу-ди-го – со столицей во вновь переименованном Синьцзине (ныне Чанчунь). При том, что в Маньчжурии был создан собственный государственный аппарат с подчёрнутым представительством разных народов на корпоративной основе – в противовес китайской политике китаизации – на деле главным органом управления страны стало командование японской Квантунской армии, а также сеть японских администраторов в маньчжурских государственных органах.

Благодаря японским инвестициям и богатым природным ресурсам, быстро пошла индустриализация и эксплуатация Маньчжурии. Массовое переселение японцев и корейцев, организованное японскими властями, было призвано противодействовать уже установившейся гегемонии ханьцев в этническом составе Маньчжурии. Маньчжурия также разрабатывалась и обустраивалась японскими планировщиками как плацдарм для дальнейшего захвата Китая, продвижения в СССР и Монголию. Спровоцированные японцами Хасанские бои 1938 года и Халхингольский конфликт 1939 года на маньчжурских границах показали слабость Квантунской армии и обусловили дальнейший нейтралитет Японии в отношении СССР в ходе Великой Отечественной войны.

В Маньчжурии был установлен военно-полицейский режим, становившийся всё более жестким в ходе войны. Хотя в Маньчжурии действовали многочисленные китайские и некоторые корейские партизанские отряды, к 1941 году большая их часть была разгромлена. В 1940-х пошло насаждение официального синтоизма как обязательного патриотического культа населения Маньчжурии. Недовольство и тяготы населения достигли апогея к середине 1940-х годов. В 1945 году СССР наконец вступил в войну на Востоке и в ходе стремительной операции занял Маньчжурию, ликвидировав Маньчжо-ди-го и японское влияние.

В составе послевоенного Китая

Советская оккупация Маньчжурии обусловила переход православной Харбинской епархии в состав Московского Патриархата и начало массового возвращения русских эмигрантов в СССР – как насильственным так и добровольным путём. Эта оккупация была краткосрочной – уже весной 1946 года советские войска были выведены, трофейное японское оружие передано коммунистам Мао Цзэдуна, и китайская гражданская война разыгралась в Маньчжурии с новой силой. Только на Ляодунском полуострове советские войска задержались, т.к. СССР получило Люйшунь и Далянь в аренду. К середине 1946 года республиканцы Чан Кайши заняли Южную Маньчжурию, но вскоре стали терять позиции перед натиском коммунистов и Маньчжурия сделалась важной базой коммунистов. В 1949 году в континентальном Китае был утверждён коммунистический режим и создана Китайская Народная Республика. В 1950 году СССР безвозмездно сдал Китаю Далянь, а в 1955 году – вывел силы из Люйшуня. В составе КНР Маньчжурия лишилась административной идентичности и осталась лишь исторически сложившимся регионом – т.н. «Северо-Восток» страны.

Этно-религиозная статистика

  • кон. XIX-нач. XX в. – оценки населения от нескольких миллионов до 23 миллионов, вероятно около 7.5 миллионов. Этнический состав населения: китайцы, маньчжуры, монголы (барху, олёты), дауры и солоны, с другие тунгусские племена – бирары, ороньчоны, манегры (или цилини), гольды и др. Также корейцы близ границы с Кореей и русские в зоне отчуждения. Римо-католических миссионеров 22, верующих до 13 тыс. человек; пресвитерианских миссионеров 6, верующих до 7 тыс. человек .
  • ок. 1910 — у римо-католиков в Южной Маньчжурии 32 европейских и 8 местных священников; 23,354 верующих; 4 храма и 86 часовен; 32 школы; в Северной Маньчжурии 25 европейских и 8 местных священников; 19,350 верующих; 21 храм и 66 часовен; 123 школы .

Использованные материалы

По данным энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона,

Маньчжуры

Маньчжуры


Маньчжур в традиционном наряде

Современный ареал расселения и численность

Всего: 10 682 262 (официально)
Китай

Язык

китайский язык, маньчжурский язык

Религия

шаманизм, буддизм

Входит в

тунгусо-маньчжурские народы

Родственные народы

Эвенки
Нанайцы
Орочи
Ульчи
Эвены
Сибо

Маньчжу́ры (маньчж.: манчжу; кит. трад. 滿族, упр. 满族, пиньинь: Mǎnzú; монг. Манж) — тунгусо-маньчжурский народ, коренное население Маньчжурии (в настоящее время — Северо-Восточный Китай). Численность — 10,682 млн; из которых 5,39 млн проживают в провинции Ляонин, 2,12 млн — Хэбэй, 1,04 млн — Хэйлунцзян, 990 тысяч — в провинции Цзилинь и 500 тысяч — во Внутренней Монголии. Говорят на китайском языке. Предки — носители глазковской культуры. Начиная с XVII века они значительно китаизировались, лишь небольшая их часть сохранила маньчжурский язык, ещё меньшая — маньчжурскую письменность.

История

В 1644 году маньчжуры захватили Пекин и вскоре присоединили весь Китай к своей империи Цин (названной так по правящей маньчжурской династии). Основоположник новой династии, Нурхаци, объединил разрозненные племена, родственные чжурчжэням под новым названием, впоследствии связываемым с именем бодхисаттвы Манджушри.

В империи Цин маньчжуры занимали привилегированное положение, образуя костяк армии и структуры государственного управления. Этнические китайцы стали занимать высокие должности в империи только со второй половины XIX века. Будучи привилегированной группой, составлявшей большую часть войск империи, маньчжуры широко расселились по территории Китая, образуя национальные кварталы в крупных городах. При падении империи Цин в 1911 году во многих из них произошли антиманьчжурские погромы со множеством человеческих жертв.

В годы Второй мировой войны японцы построили в Северо-восточном Китае маньчжурское государство Маньчжоу-го во главе со свергнутым в 1911 году ещё ребёнком маньчжурским императором Пу И. В КНР Маньчжурия была разделена на провинции Ляонин, Хэбэй, Хэйлунцзян и Цзилинь. Часть территории Маньчжурии была включена в состав Внутренней Монголии.

В переписи населения 1953 года 2.5 миллиона человек идентифицировали себя как маньчжуры. Численность около 3 млн. человек (1970, оценка). Между 1982 и 1990, официальное число маньчжуров выросло больше чем в два раза с 4 299 159 до 9 821 180, делая их наиболее быстро растущим этническим меньшинством Китая. Однако фактический этот рост не происходил из-за естественного увеличения, вместо этого люди прежде зарегистрированные как ханьцы просили официальную переклассификацию как маньчжур.

Религия

При маньчжурском дворе исповедовался шаманизм и культ предков; шаманизм был кодифицирован и во многом изменил свою природу как придворная религия. Тибетский буддизм также во многом восстановил своё присутствие на территории империи, что особенно сказалось в Монголии; конфуцианство осталось важнейшим инструментом государственного строительства, во многом схоластическая и формальная сторона конфуцианства была усилена. Современные маньчжуры в сельских регионах сохраняют шаманские традиции, живущие в контакте с монголами — приверженность тибетскому буддизму.

Маньчжурские национальные автономные единицы в КНР

Провинция Округ Название Традиционный китайский Упрощённый китайский Пиньинь Официальное меньшинство Местное название Столица
Хэбэй Чэндэ Фыннин-Маньчжурский автономный уезд 豊寧滿族自治縣 丰宁满族自治县 Fēngníng Mǎnzú Zìzhìxiàn Маньчжуры Fengning Manju Zizhixian Дамин
Куаньчэн-Маньчжурский автономный уезд 寛城滿族自治縣 宽城满族自治县 Kuānchéng Mǎnzú Zìzhìxiàn Kuwanceng Manju Zizhixian Куаньчэн
Вэйчан-Маньчжурско-Монгольский автономный уезд 圍場滿族蒙古族自治縣 围场满族蒙古族自治县 Wéichǎng Mǎnzú Měnggǔzú Zìzhìxiàn Маньчжуры и монголы «Weichang Manzu Mengguzu Zizhixian» Вэйчан
Циньхуандао Цинлун-Маньчжурский автономный уезд 青龍滿族自治縣 青龙满族自治县 Qīnglóng Mǎnzú Zìzhìxiàn Маньчжуры Cinglung Manju Zizhixian Цинлун
Гирин Сыпин Итун-Маньчжурский автономный уезд 伊通滿族自治縣 伊通满族自治县 Yītōng Mǎnzú Zìzhìxiàn Itung Manju Zizhixian Итун
Ляонин Фушунь Синьбинь-Маньчжурский автономный уезд 新賓滿族自治縣 新宾满族自治县 Xīnbīn Mǎnzú Zìzhìxiàn Sinbin Manju Zizhixian Синьбинь
Цинъюань-Маньчжурский автономный уезд 清原滿族自治縣 清原满族自治县 Qīngyuán Mǎnzú Zìzhìxiàn Cingyuwan Manju Zizhixian Цинюань
Бэньси Бэньси-Маньчжурский автономный уезд 本溪滿族自治縣 本溪满族自治县 Běnxī Mǎnzú Zìzhìxiàn «Benxi Manzu Zizhixian» Сяоши
Хуаньжэнь-Маньчжурский автономный уезд 桓仁滿族自治縣 桓仁满族自治县 Huánrén Mǎnzú Zìzhìxiàn Huwanren Manju Zijysiyan Хуанжэнь
Аньшань Сюянь-Маньчжурский автономный уезд 岫岩滿族自治縣 岫岩满族自治县 Xiùyán Mǎnzú Zìzhìxiàn «Xiuyan Manzu Zizhixian» Сюянь
Даньдун Куаньдянь-Маньчжурский автономный уезд 寛甸滿族自治縣 宽甸满族自治县 Kuāndiàn Mǎnzú Zìzhìxiàn Kuwandiyan Manju Zizhixian Куаньдянь
Светлозелёный — маньчжурские автономные округа, тёмнозелёный — округа, где имеются национальные волости маньчжур, красные цифры — число национальных волостей в уезде Светлозелёный — маньчжурские автономные округа, темнозелёный —- округа, где имеются национальные волости маньчжур, красные цифры — число национальных волостей в уезде, желтый — сибо Светлозелёный — маньчжурские автономные округа, темнозеленый — округа, где имеются национальные волости маньчжур, красные цифры — число национальных волостей в уезде

Литература

  1. Советский энциклопедический словарь — Москва: Советская энциклопедия, 1979.
  2. Большая советская энциклопедия. — Москва.: Сов. энциклопедия, 1949—1957, Тома 1-51. 2-е изд.
  3. Всемирная История. В 10 томах. Москва, АН СССР: изд-во Социальноэкономической литературы, 1958.
  4. The New Encyclopaedia Britanica. — Deep Knowledge. 1987. vol. 16
  5. Государь друг своих подданных или придворные политические поучения и нравоучительные рассуждения манжурского и китайского Хана — Кан-Сия. Собраны сыном его, Ханом Юн-Джином. СПБ: 1795.
  6. С. М. Соловьев. Сочинения. Книга 6. — М.: Мысль, 1991.

Ссылки

  • Страница о маньчжурах в Китайском информационном интернет-центре (рус.)
  • Маньчжуры в Китае (англ.)
  • Фотокаталог Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого (Кунсткамера) РАН

Примечания

Маньчжуры на Викискладе

Почему армия империи Цин была настолько слабой? Часть 2: на стыке идеалогии и коррупции.

Ранее в этом блоге мы рассматривали причины упадка военного дела в Китае XIX века, сосредоточившись на вооружении и организации цинской армии. Однако, помимо очевидного отставания от Европы в технологиях и организации войска, империя Цин имела и другие проблемы, так и не позволившие ее хоть сколько-то сократить это самое отставание. О них мы и поговорим сегодня. Если вы пропустили первую часть этой статьи — обязательно ознакомьтесь с ней, а я, соответственно, продолжу разбирать «китайские беды» по пунктам.

Прекрасная работа китайского художника Гао Фэнханя. Правление династии Цин стало временем расцвета китайской культуры… и заката всего остального.

4. Государственная идеология империи Цин.

Очень долгое время китайское конфуцианство являлось невероятно прогрессивной философией, особенно — на фоне общей мировой культуры. Однако, трансформации, которое оно претерпело во время правления маньчжуров в Китае, сложно назвать соответствующими времени… или хоть сколько-то удачными. Неоконфуцианство империи Цин было ультраконсервативным учением, основанным на давно устаревшем суждении, что Поднебесная является сердцем этого мира и единственным центром цивилизации. Соответственно, все остальные народы, контактирующие с Китаем, считались не более, чем «грязными варварами». Как вы прекрасно знаете, Китай за свою историю великое множество раз подвергался нападениям извне, а потому цинская элита в XIX веке рассуждала приблизительно так: варвары, сколь сильны бы они не были, приходят, грабят и уходят обратно в свои «пустоши», а Китай — вечен. Поэтому, нет никакого смысла беспокоиться из-за очередного «набега». Из этой не соответствующей реальности мысли и выходит следующая проблема империи Цин…

Кун Фу-цзы, величайший в истории Китая философ и основатель конфуцианства. Сомневаюсь, что он подозревал, что его учение может стать еще одним гвоздем в крышку гроба китайской государственности.

5. Военная элита в Китае не имела власти.

С точки зрения идеологии цинской империи — все логично. Если «варвары», в любом случае, не представляют абсолютно никакой угрозы для Китая, то для чего возвеличивать военное сословие, не так ли? На деле же такая политика привела к тому, что в правительстве огромной империи вообще не было людей, способных грамотно управлять страной в условиях войны. Только вдумайтесь: первым человеком, сумевшим выровнять ход гражданской войны с мятежниками-тайпинами стал Цзэн Гофань… поэт и ученый, до этого вообще не занимавшийся решением вопросов внутренней политики! Полагаю, что этот пример исчерпывающе поясняет состояние дел в империи Цин середины XIX века. Однако, стоит нам рассмотреть еще одну проблему маньчжурской империи, как успех Гофаня уже не кажется таким невероятным…

Цзэн Гофань: поэт, ученый и полевой командир, создавший свою собственную армию, значительно превосходившую своей боеспособностью и «восьмизнаменные» , и «зеленые» имперские части.

6. Коррупция.

Дело в том, что подавляющее большинство цинских чиновников вообще не были заинтересованы в выполнении своих государственных обязанностей. Поискам выхода из тяжелого положения, в которое Китай загнали их же предки (протекция и неофициальное наследование должностей были обычным делом) они предпочитали… разграбление своей же страны. Стоит отметить, что коррупция всегда являлась одной из главных проблем китайской цивилизации (по сути, она даже поощрялась) , но в империи Цин она достигла небывалых масштабов. Любые должности выдавались за взятки (чаще всего — лишь за взятки), а деньги, выделяемые на развитие провинций и даже жалование солдатам и офицерам — разворовывались. Благодаря этому, например, солдаты «зеленого знамени», на бумаге ежемесячно получавшие весьма достойные 1,5 ляна серебром в месяц (1 китайский лян в XIX веке — это 2 серебряных рубля Российской империи) и 3,5 мешка риса в год, на деле — влачили полунищее существование. Впрочем, даже если среди казнокрадов и нашлись бы государственные деятели, желающие, чтобы Китай шагнул в новую эпоху — закончили бы они очень плохо…

Цинские солдаты. Даже на таком фото видно, что бОльшая часть их вооружения — муляжи. Можно было бы сослаться на постановочность фотографии… вот только остались упоминания о жестяных саблях восьмизнаменной кавалерии на императорских смотрах.

7. Маниакальный страх государственного переворота.

А все потому, что много больше вторжения «варваров» и обнищания народа династию Цин беспокоила перспектива ее свержения. Дабы контролировать любые изменения, императоры позаботились о том, чтобы все хоть сколько-то важные для государства решения принимались Большим Советом, полностью подконтрольным им и их семьям. Вместе с этим, главным при принятии или отказе от того или иного предложения чиновника являлась не его (предложения) рациональность, а сама личность человека, выдвинувшего его. Фактически, долгое время императоры Цин были заняты многочисленными интригами, дабы не позволить ни одному из влиятельных государственных деятелей возвыситься над другими и получить бОльшую власть. Для этого чиновников «сталкивали» между собой, заставляя их конкурировать, отсылали их не время в дальние провинции, а при любой возможности — жестоко наказывали за промахи в управлении (казнить человека, за несколько лет до этого добившегося на своей должности больших успехов, но позже «провалившегося» — обычное дело в цинском Китае: мало ли, на что он теперь пойдет, получив всеобщее одобрение). Как вы понимаете, в сочетании с вопиющей коррупцией и общей неэффективностью госаппарата, империи Цин в середине XIX века, как говорится, оставалось недолго.

Мятежники тайпины за авторством неизвестного мне китайского художника. При полной одержимости императорского двора идеей предотвращения государственного переворота, ни одно из многочисленных восстаний в Китае не было «задушено» на начальном этапе…

Полагаю, что в конце будет уместно подвести общий итог. На момент начала первой Опиумной войны в 1839 году империя Цин имела:

— армию образца середины XVII века, наполненную «мертвыми душами» с неработающей системой организации

— государственную идеологию, «кричащую», что все прекрасно, и кардинальные изменения не требуются

— вопиющий уровень коррупции

— паранойю императорской семьи, стремящейся любыми средствами предотвратить мнимый государственный переворот

Как вы сами понимаете, в таких условиях Китай не мог воевать не только с совершившими технологический рывок странами Западной Европы, но и вообще с кем-либо, в 1894—1895 годах это докажет Япония, сумевшая менее чем за 30 лет Мэйдзи сделать то, что Китай не смог за два с половиной века. Империя Цин «протянет» аж до 1912 года, но, фактически, еще первая Опиумная война с англичанами показала, что она обречена. Большое спасибо!

Последний император династии Цин: Пу И, взошедший на престол в двухлетнем возрасте и «царствовавший» около 3,5 лет.