Армия Чечни численность 2018

Оружейный журнал

ИСТОРИЧЕСКИЙ ЭКСКУРС

НАЧАЛО «ЧЕЧНИ»

С началом перестройки среди чеченцев усилились настроения по возрождению национальных и религиозных традиций, укрепились связи с рядом арабских и мусульманских стран и с соотечественниками в Афганистане, Иордании, Турции и других ближневосточных государствах. В ноябре 1990 г. был созван Общенациональный конгресс чеченского народа /ОКЧН/, где была провозглашена Декларация об образовании Республики Нохчи-Чо. Весной 1991 г. ОКЧН развернул массовую пропаганду в пользу выхода из состава России. На политической арене появился отставной генерал Советской армии Джохар Дудаев. Дудаев и его союзники — Зелимхан Яндарбиев и Яраги Мамодаев, выдвинули тезис полного отделения от России и создания независимого исламского государства. В июле 1991 г. 2-й съезд ОКЧН принимает заявление о том, что более республика не входит в состав РСФСР и СССР. После августовского путча 1991 г. обстановка в Чечено-Ингушетии обострилась. Начались широкомасштабные продудаевские митинги, были созданы первые незаконные вооруженные формирования.

21 августа Джохар Дудаев становится президентом Республики.

15 сентября Верховный совет Чечено-Ингушской Республики самораспустился, и власть перешла к ОКЧН /Общенациональному конгрессу чеченского народа/, а затем лично к Джохару Дудаеву.

С 5 октября была прекращена деятельность КГБ и МВД Республики.

1 ноября был обнародован Указ Дудаева «Об объявлении суверенитета Чеченской республики с 1 ноября 1991 г.»

МИРНЫЙ ПЕРИОД (1991-94 гг.)

Высшее военное руководство

В соответствии с указом Дудаева №2 от 8 ноября 1991 г., было учреждено военное министерство, и все военные формирования «независимо от порядка подчиненности» переходили в полное распоряжение министерства. На основании закона ЧР /Чеченской Республики/ «О президентской деятельности» и указа №16 от 9 декабря 1991 г. президенту подчинялись «все вооруженные формирования на территории Чеченской республики».

Основой командного состава чеченской армии стали бывшие офицеры Советской Армии, у многих из которых был опыт боевых действий в Афганистане и других горячих точках. Начальником штаба Вооруженных Сил стал Аслан Масхадов, бывший командир самоходно-артиллерийского полка Советской Армии.

Комплектование армии ЧРИ

Закон об обороне ЧР от 24 декабря 1991 г. ввел обязательную воинскую службу для всех граждан Чечни мужского пола; при этом на действительную службу призывались юноши 19-26 лет.

Основой Вооруженных Сил являлась Национальная гвардия.

На основании указа Дудаева №29 от 17 февраля 1992 г. военнослужащие — граждане ЧР, самовольно оставившие воинские части на территории СССР и изъявившие желание служить в ВС ЧР реабилитировались, а возбужденные против них уголовные дела прекращались.

С целью комплектования армии объявлялся призыв офицеров и сержантов запаса.

За период 1991-1994 гг. было проведено шесть мобилизаций в ряды Вооруженных Сил Чеченской Республики Ичкерия.

Структура армии ЧРИ

В составе Вооруженных Сил Республики предполагалось иметь сухопутные войска, Военно-Воздушные Силы, войска ПВО, и Пограничные войска. Предусматривалось создание небольшой, мобильной, высокопрофессиональной армии. В составе сухопутных войск планировалось иметь четыре корпуса трехбригадного состава. Штатная численность корпуса — около шести тыс. военнослужащих. Корпуса формировались по территориальному признаку и размещались по зонам. Западная зона включала Ачхой-Мартановский, Урус-Мартановский и Грозненский районы; Северная — Надтеречный, Наурский и Щелковский; Центральная — Ленинский, Старопромысловский, Заводской, Октябрьский, Шалинский и Гудермесский. В центральной зоне планировалось дислоцировать два корпуса. Предпринимались меры по обучению национальных кадров. На базе кафедры военной подготовки Грозненского нефтяного института был открыт военный колледж по подготовке офицеров пяти специальностей: мотострелков, артиллеристов, десантников, пограничников и связистов. В общей сложности, в колледже прошло обучение не менее 700 человек. Несмотря на наличие большого авиапарка, количество подготовленных летчиков было недостаточным (всего 41 пилот), поэтому шла ускоренная подготовка летного состава (около 100 курсантов) на базе «Калиновская» бывшего Армавирского ВАУ /Высшего Авиационного училища/. Около 40 курсантов было отправлено на обучение в Турцию. Младшие специалисты ВВС готовились в школе сержантов в г. Грозном. Кроме собственно Вооруженных сил (Национальной гвардии) существовали также Президентская гвардия, части МВД, ополчение и отряды самообороны. Президентская гвардия осуществляла охрану президента Чечни и важных правительственных объектов. Подразделения МВД в контакте с Департаментом государственной безопасности решали вопросы внутренней стабильности Республики.

Ополчение должно было созываться с началом военных действий для поддержки регулярной армии; каждый отряд самообороны комплектовался выходцами из одного населенного пункта, негодными к военной службе по состоянию здоровья или возрасту и предназначался для его непосредственной обороны.

Одновременно шла вербовка наемников из всех стран. Подбирались люди с опытом диверсионно-партизанской войны в горах и городских условиях.

Иностранные добровольцы/наемники, в основном были из стран СНГ, правда встречался и «импорт»:

Азербайджанцы — около 150 чел.

Арабы — около 100 чел.

Афганцы — около 200 чел.

Прибалты — около 80 чел.

Русские — около 450 чел.

Турки — около 200 чел.

Украинцы — около 300 чел.

Всего — около 1500 чел.

Численность Вооруженных сил Ичкерии к началу военных действий (декабрь 1994 г. ) составляла около 15 тыс. человек. Президентская гвардия состояла из 2 тыс. гвардейцев, в МВД / ДГБ — 3,5 тыс. служащих. В ополчении насчитывалось до 40 тыс. человек.

Униформа вооруженных формировании ЧРИ

В период с 1991 г. по 1994 г. Чеченская Республика Ичкерия формировала национальные вооруженные силы. Наряду с другими проблемами, руководство Республики столкнулось с необходимостью введения форменной одежды и знаков различия. Ни до, ни во время войны этот вопрос так и не был решен.

Головные уборы

Лишь подразделения Президентской гвардии имели однотипные темно-зеленые береты. Остальные формирования не имели унифицированных головных уборов. В начальный период войны часто носили стальные шлемы РА цвета хаки или, зимой, белого цвета. Крайне ограниченно использовались немецкие каски образца 1936 г. В качестве основного головного убора применялись береты, как фабричного изготовления России и зарубежных государств, так и полностью самодельные. Цветовая гамма их необычайно широка: зеленые, черные, малиновые, серые и даже трофейные голубые береты ВДВ РФ! Чеченский ОМОН мог носить черные береты с советской символикой — кокардой и флажком. Встречались также цивильные папахи, панамы, кепки и головные платки. Широкое распространение имели повязки зеленого цвета, которые встречались на всех типах головных уборов, включая даже папахи! На повязки обычно наносилась белой или черной краской (арабской вязью) сура из Корана или слова «Аллах акбар», часто по-русски.

Униформа и снаряжение

Чеченские формирования, вне зависимости от их структурной принадлежности (армия, МВД/ДГБ, Президентская гвардия) почти все носили различные типы советского и российского камуфлированного обмундирования. Кроме того, было закуплено некоторое количество турецкой боевой формы. Редко встречались также отдельные образцы обмундирования стран НАТО, в основном США. Практически каждый «защитник Аллаха» был в той или иной степени одет в гражданскую одежду, причем в ополчении и отрядах самообороны эта тенденция возрастала. С началом военных действий и превращением регулярной армии в отдельные отряды, количество используемых предметов гражданской одежды также резко увеличилось.

Для размещения оружия и боеприпасов использовалось стандартное армейское снаряжение Российской армии; очень часто встречались также всевозможные варианты разгрузочных систем—»лифчиков» и разгрузочных жилетов, и военного, и охотничьего, и гражданского назначения.

Могли использоваться в качестве защитного снаряжения, захваченные у федеральных войск бронежилеты российского производства.

Знаки различия

В чеченских формированиях существовало два основных знака национальной принадлежности: флажок и герб. Флажок национальных цветов (зелено-бело-красный) мог располагаться на головном уборе, а также на рукаве или груди. В редких случаях он располагался спереди на бронежилете. Герб представляет собой силуэт волка под луной, заключенный в полумесяц. Внутри полумесяца расположены девять звезд, олицетворяющие основные тейпы чеченцев; полумесяц переходит в национальный орнамент.

Герб часто использовался в виде нашивки на головном уборе или униформе. Кроме того, он находился в центре обоих вариантов национальной кокарды. В качестве знаков различия офицерского и командного состава использовались пятилучевые звездочки ВС СССР и РФ, а также национальные трехлучевые звездочки белого металла.

Обувь

Основным видом обуви являлись армейские ботинки различных типов российского производства. Летом повсеместно использовались кроссовки или кеды. Многие боевики чеченского ополчения и отрядов самообороны были обуты в кирзовые сапоги

Вооружение

В период с 1991 г. по 1994 г. оружие и вооружение поступало в республику из следующих источников: закупки в СНГ и за рубежом; получение от Министерства обороны РФ; захват и хищение со складов МО РФ; собственное изготовление. А разворовывать и захватывать было где и что: На территории Чечни находились следующие объекты вооруженных сил Российской федерации: — 173-й гв. окружной учебный центр Северо-Кавказского ВО (бывшая 42-я гв. мотострелковая дивизия); — 903-й зенитный ракетный полк; — 382-й учебный авиаполк; — запасной узел связи Каспийской флотилии; — управление 93-го радиотехнического полка 12-го корпуса ПВО; — военно-технические склады Армавирского военно-авиационного училища; — 566-й конвойный полк ВВ МВД России. Большую часть вооружения и снаряжения войска ЧРИ «приватизировали» на советских армейских (российских) складах. МО РФ своевременно не организовало вывоз оружия и снаряжения из мятежной республики, и 30% его было захвачено чеченскими формированиями. После этого Директивой Министра обороны Российской Федерации Павла Грачева №316/1/0308ш от 28 мая 1992 г. было передано Дудаеву 50 % оружия и вооружения, находившегося на территории республики, однако реально было передано и захвачено более 80 % военной техники и около 75 % стрелкового оружия.

По самым скромным подсчетам, Российской армией, органами ГБ и ВД в это время было оставлено в Чечне более 60000 единиц стрелкового оружия, в том числе 18832 5,45-мм автомата АК/АКС-74, 9307 7,62-мм автоматов АКМ/АКМС, 533 7,62-мм снайперские винтовки СВД, 138 30-мм станковых автоматических гранатометов АГС-17 «Пламя», 678 танковых и 319 крупнокалиберных пулеметов ДШКМ/ ДШКМТ/НСВ/НСВТ, а также 10581 пистолет ТТ/ПМ/АПС, более 2000 ручных пулеметов Калашникова РПК и ПКМ, 7 переносных зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК) «Игла-1», неустановленное количество ПЗРК «Стрела-2», 2 комплекса противотанковых управляемых ракет (ПТУР) «Конкурс», 24 комплекса ПТУР «Фагот», 51 комплекс ПТУР «Метис» и не менее 740 снарядов к ним, 113 РПГ-7.

Наряду с этим чеченцы получили значительное количество боеприпасов к стрелковому оружию, в том числе более 200000 ручных фанат: Ф-1 — 72000 шт., РГД-5 — более 25000 шт., реактивных противотановых гранат одноразового действия РПГ-22, РПГ-26, РПГ-27 — 80000 шт. И это только то оружие, которое было оставлено армией, органами безопасности и внутренних дел в 1991-1992 гг. Приток вооружения и боеприпасов продолжался в регион и впоследствии, причем количество поступающего оружия в Чечню имело в 1992-1994 гг. постоянный устойчивый рост, не контролируемый со стороны федеральных властей.

Несмотря на постоянный и массовый экспорт оружия из РФ, тотальное вооружение всего мужского населения Чечни, стрелкового оружия все равно не хватало в нужных количествах. На вооружении, бойцов армии ЧРИ можно было встретить и устаревшие и даже экзотические образцы стрелкового оружия: ППШ-41, карабин Мосина, ручные пулеметы ПД и МГ-42, крупнокалиберный пулемет ДШК, охотничьи ружья (от допотопных курковых до современных помповых).

Отсутствие необходимого количества огнестрельного оружия привело к мелкосерийному производству в 1992 г. на мощностях Грозненского машиностроительного завода «Красный молот» 9-мм пистолета-пулемета К6-92 «Борз» яко бы собственной разработки. Он был рассчитан под 9-мм патрон пистолета Макарова и допускал ведение одиночного или автоматического огня. Максимальное упрощение конструкции, использование не оружейных, а инструментальных марок сталей, применение только штампованных деталей привели к тому, что «Борз» отличался низкой живучестью ствола, неполным сгоранием пороховых газов и обильным их выделением при автоматической стрельбе.

Особо следует отметить некоторые особенности внешнего вида стрелкового оружия. Зимой часто встречались образцы, обмотанные бинтами, либо окрашенные в белый цвет. Кроме того, не имея возможности украсить оружие каким-либо иным способом, «защитники аллаха» часто наклеивали на цевье изображение флага либо герба: или повязывали ствол зеленой лентой.

Тяжёлое вооружение армии ЧРИ

Что касается крупного вооружения, то в разные периоды, с 1991 по 1994 годы, было захвачено чеченцами или передано армии ЧРИ: Две пусковые установки оперативно-тактических ракет «ТОЧКА» — в не боеготовом состоянии. 111 УТС /Учебно-тренировочных реактивных самолетов/ Л-39 и 149 УТС /Учебно-тренировочных реактивных самолетов/ Л-29, самолеты были переделаны в легкие штурмовики; три истребителя МиГ-17 и два истребителя МиГ-15; шесть самолетов Ан-2 и два вертолета Ми-8. 117 шт. авиационных ракет Р-23 и Р-24, 126 шт. — Р-60; около 7 тыс. снарядов ГШ-23. 42 танка Т-62 и Т-72, 34 БМП-1 и -2; 30 БТР-70 и БРДМ; 44 МТ-ЛБ; 942 автомобиля. 18 РСЗО «Град» и более 1000 снарядов к ним. 139 артсистем, в т.ч. 30 122-мм гаубиц Д-30 и 24 тыс. снарядов к ним; а также САУ 2С1 и 2СЗ; неустановленное количество противотанковых пушек МТ-12. Пять разнотипных ЗРК (Зенитно-ракетных комплексов), 25 разнотипных ЗУ (зенитных установок), 88 ПЗРК «Стрела-1» и «Стрела-2М» (переносных зенитных ракетных комплексов); 105 шт. ЗУР (зенитных управляемых ракет) к комплексам С-75. 590 единиц противотанковых стредств, в т.ч. два ПТРК /противо-танковых ракетных комплекса/ «Конкурс», 24 комплекса ПТУР /противо-танковых управляемых ракет/ «Фагот», 51 комплекс ПТУР «Метис», 113 комплексов РПГ-7. Около 60 тыс. единиц стрелкового оружия, более 200 тыс. ручных гранат. 27 вагонов боеприпасов; 1620 т ГСМ; около 10 тыс. комплектов вещевого имущества; 72 т продовольствия; 90 тонн медицинского имущества. В соответствии с разделением чеченских ВС на регулярные войска и ополчение штатное армейское оружие шло армии, а все остальное — ополченцам. Подавляющее большинство ополченцев, вообще вооружалось за свой счет, отсюда и такая популярность низкокачественного «БОРЗа».

ЧЕЧЕНСКИЕ ВООРУЖЕННЫЕ ФОРМИРОВАНИЯ 1996-2000

С окончанием в 1996 г. активных боевых действий с федеральными войсками, правительство Аслана Масхадова предприняло попытку создания регулярных вооруженных сил, силовых структур и иных институтов государственной власти. Снаряжение, униформу, знаки различия и оружие заказывалось из различных источников, часть грузов перехвативалось ФСБ России, так в руки русских чекистов попала партия униформы, знаков различия и многих других видов снаряжения которые шли контрабандой через территорию России из Прибалики. ВИДЕО НТВ — ЗАХВАТ ГРУЗА ДЛЯ ИЧКЕРИИ.

Однако ни новая униформа, ни знаки различия, ни новое оружие, так и не смогли укрепить ни дисциплину, ни профессианализм разношерстной армии ЧРИ. Дабавте сюда непризнание на мировой арене Чеченской Республики Ичкерия как суверенного государства, крайне сложная экономическая ситуация, амбиции бывших соратников, а также рост ваххабизма, и вы поймете, что постепенно свело на нет все усилия по превращению Чечни в более или менее сильную стабильную независимую страну с проессиональной армией.

Можно сказать, что выиграв войну в 1996-м на «тактическом» уровне, чеченское общество в целом проиграло ее на «стратегическом». В начале войны народ в подавляющем большинстве одобрял идею независимости Республики, авторитет лидера государства был непререкаем, а традиционный уклад жизни казался незыблемым, но в ходе военных действий и по их окончании картина изменилась. Полевые командиры «набрали вес» и не подчинялись центральному руководству, канули в Лету многие традиции, характерные для кавказских народов. Отныне старший не являлся авторитетом, частные интересы встали над интересами не только страны, но и родного тейпа, а деньги и сила решали все проблемы. Интересно, что с одной стороны среди боевиков наблюдался резкий рост интереса к исламу, в том числе и к одному из его суннитских направлений — ваххабизму, а с другой, несмотря на категорическое запрещение Кораном распития спиртных напитков, приема наркотических веществ, глумления над пленными и т.д., все эти явления стали обыденностью во многих незаконных вооруженных формированиях.

Генеральская кокарда Офицерская кокарда Солдатская

Столкнувшись с такой ситуацией Аслан Масхадов не смог ей ничего противопоставить до самой своей смерти. В результате территория Чечни превратилась в своего рода «лоскутное одеяло», где каждая боевая группа, каждый независимый отряд контролировали свою территорию, лишь в той или иной степени контактируя с правительством в Грозном. На конец 1999 г. вооруженные формирования ЧРИ являлись таковыми лишь в свете их общей борьбы с федеральными силами, но никак не в смысле общего руководства.

6 октября 2007 года самопровозглашённый президент ЧРИ Доку Умаров объявил об упразднении ЧРИ и провозгласил образование Кавказского Эмирата. В своем обращении Умаров провозгласил себя «амиром моджахедов Кавказа», «предводителем Джихада», а также «единственной законной властью на всех территориях, где есть моджахеды». Через несколько дней он оформил свои «решения» указами («омра») — Омра № 1 «Об образовании Имарата Кавказ» и Омра № 4 «О преобразовании Чеченской Республики Ичкерия в Вилайят Нохчийчоь (Ичкерия) Имарата Кавказ» — оба от 10 октября 2007 года. При этом он отрёкся от «конституции» ЧРИ 1992 года — «закона тагута», гласившей, что «Народ Чеченской Республики Ичкерия является единственным источником всей власти в государстве.» и рассматривает единственным источником власти не народ, а Аллаха. На этом «чеченская эпопея» начала клониться к логическому закату.

Вооружённые формирования Чеченской Республики Ичкерия — военное формирование Чеченской Республики Ичкерии, существовавшие в 1991-1999 годах. Принимали участие в Первой Чеченской войне на стороне самопровозглашённой республики. Руководством Российской Федерации признаны незаконными вооруженными формированиями.

История

В результате событий сентября-ноября 1991 года Чеченская Республика фактически вышла из состава Российской Федерации. 1 ноября 1991 года президент Джохар Дудаев подписал указ о государственной независимости Чеченской Республики, 12 марта 1992 года вступила в силу принятая Парламентом ЧР Конституция, согласно которой Чечня провозглашалась «суверенным демократическим правовым государством, созданным в результате самоопределения чеченского народа». 31 марта 1992 года власти ЧР отказались подписать Федеративный договор.

В соответствии с указом Джохара Дудаева № 2 от 8 ноября 1991 года, было учреждено военное министерство, и все военные формирования «независимо от порядка подчинённости» переходили в полное распоряжение министерства. На основании закона ЧР «О президентской деятельности» и указа № 16 от 9 декабря 1991 года. президенту подчинялись «все вооружённые формирования на территории Чеченской республики».

Роль военного ведомства выполнял Главный штаб Вооруженных сил. Начальником Главного штаба являлся генерал-лейтенант Висхан Шахабов (бывший полковник советской авиации), зам.начальника Главного штаба — полковник Аслан Масхадов, начальником Оперативного управления Главного штаба — полковник Али Мацаев.

Закон об обороне ЧР от 24 декабря 1991 г, ввел обязательную воинскую службу для всех граждан Чечни мужского пола; при этом на действительную службу призывались юноши 19-26 лет. На основании указа Дудаева № 29 от 17 февраля 1992 г. военнослужащие граждане ЧР, самовольно оставившие воинские части на территории бывшего СССР и изъявившие желание служить в ВС ЧР реабилитировались, а возбужденные против них уголовные дела прекращались. С целью комплектования армии объявлялся призыв офицеров и сержантов запаса. За период 1991—1994 гг. было проведено шесть мобилизаций в ряды ВС ЧР. Основой командного состава чеченской армии стали бывшие офицеры советской армии, у многих из которых был опыт боевых действий в Афганистане, грузино-абхазского конфликта и других горячих точках.

Вооружённые силы

Главнокомандующим Вооруженными силами ЧРИ, согласно Конституции, являлся президент республики.

Организационная структура

  • Главный штаб вооружённых сил ЧРИ
  • Президентский полк Национальной гвардии
  • Полк специального назначения
  • Танковый полк
  • когда-то лояльные президенту Чечни полупартизанские «абхазские» и «афганские» батальоны, взятые Дудаевым под контроль ГШ (чтобы придать им статус законных военных формирований)
  • Отдельный авиационный отряд
  • Авиационный учебный центр
  • Военно-транспортная авиация
  • прочие подразделения обеспечения
  • Военный колледж
  • подразделения гражданской обороны
  • военкоматы и другие структуры, занимающиеся решением задач на стыке «армия — общество»

Сухопутные войска

В период с 1991 г. по 1994 г. оружие и вооружение поступало в республику из следующих источников: закупки в СНГ и за рубежом; получение от Министерства обороны РФ; захват и хищение со складов МО РФ; собственное изготовление. Большую часть вооружения и снаряжения, находившихся на армейских складах, своевременно не вывезли и оно было захвачено чеченскими формированиями. В результате, более 30 процентов оружия и военной техники оказались у ВС ЧРИ. Директивой министра обороны РФ Павла Грачева № 316/1/0308ш от 28 мая 1992 г. было передано Дудаеву 50 процентов оружия и вооружения, находившегося на территории республики, однако, реально было передано и захвачено более 80 процентов военной техники и около 75 процентов стрелкового оружия.

Военно-воздушные силы

В результате вывода из Чеченской Республики в 1992 году частей Российской Армии было оставлено практически всё вооружение, в том числе самолёты и средства противовоздушной обороны (ПВО).

На авиабазе «Ханкала» осталось 72 Л-39 и 69 Л-29 «Дельфин».

Все самолёты были не боевыми, но при определённых обстоятельствах их можно было использовать в качестве штурмовиков. Таким образом, численный состав ВВС Чеченской Республики Ичкерия оценивался в 267 самолётов и 2 вертолёта. Положение с боеприпасами было плачевным — неуправляемых авиационных ракет на складах почти не осталось, а значительная часть авиабомб была практической, и основную часть вооружения ВВС составляли устаревшие авиабомбы калибра 50—100 кг.

По данным российской разведки, к ноябрю 1994 года исправными и боеспособными были всего лишь около 40 % техники, то есть примерно сто боевых машин.

Большая часть чеченской авиационной техники была уничтожена на аэродромах в первые же дни Чеченской кампании.

ПВО авиабаз насчитывала 10 ЗРК «Стрела-10», 23 зенитно-артиллерийские установки различных типов и 7 ПЗРК «Игла».

Кроме того, по данным некоторых СМИ, у отрядов моджахедов, воевавших в Чечне, имелось некоторое количество ПЗРК Stinger американского производства.

Пункты базирования Для базирования чеченской авиации могли быть использованы три авиабазы:

  • Авиабаза «Грозный — Северный»
  • Авиабаза «Калиновская»
  • Авиабаза «Ханкала»

Сообщалось также о ведущихся работах по приспособлению нескольких участков автострад для базирования самолетов.

Народное ополчение

Наурский батальон — сформирован 1 января 1995 года из жителей сёл Наурского района. Командир батальона — полковник Апти Баталов.

Национальная гвардия

13 марта 1997 года президент ЧРИ Аслан Масхадов учредил Национальную гвардию Чеченской Республики Ичкерия, которая должна была стать единственным регулярным вооружённым формированием — основой Вооружённых сил ЧРИ. Командующим Национальной гвардией ЧРИ был назначен бригадный генерал Магомед Хамбиев.

Численность Национальной гвардии составляла 2 тыс. человек, в её состав входили автономные Президентская гвардия, подчинавшаяся непосредственно президенту ЧРИ, и Шариатская гвардия, находившаяся в распоряжении Верховного Шариатского суда ЧРИ.

Кроме того, отдельные батальоны находились в подчинении Главного штаба (батальон обеспечения охраны военных объектов и управления Главного штаба вооружённых сил) и председателя правительства (спецбатальон при Кабинете министров ЧРИ). Остальные вооруженные группы должны были быть распущены.

Организационная структура

Национальная гвардия Чеченской Республики Ичкерия

  • Подразделения Национальной гвардии
  • Президентская гвардия
  • Шариатская гвардия
  • Батальон обеспечения охраны военных объектов и управления Главного штаба вооружённых сил
  • Спецбатальон при Кабинете министров ЧРИ

Боевой состав

  • 1-й батальон национальной гвардии имени Умалта Дашаева
  • 2-й батальон национальной гвардии имени Хамзата Ханкарова, в ноябре 1999 года основная часть этого подразделения под командованием бригадного генерала Сулима Ямадаева перешла на сторону федеральных войск.
  • 3-й батальон национальной гвардии имени Джохара Дудаева
  • 8-й Аргунский батальон национальной гвардии
  • 10-й Шалинский бронетанковый батальон национальной гвардии
  • Инженерно-сапёрный батальон

Правоохранительные органы

  • Основная статья: Правоохранительные органы Чеченской Республики Ичкерия

Первоначально к правоохранительным органам ЧРИ относились Министерство внутренних дел (МВД), Национальная служба безопасности (НСБ), Генеральная прокуратура, а также специальные правоохранительные органы и подразделения, одним из которых был Антитеррористический центр при президенте ЧРИ.

Руководители МВД и Генпрокуратуры ЧРИ неоднократно выступали с критикой деятельности шариатских судов (в том числе Верховного Шариатского суда ЧРИ), которых обвиняли в попустительстве преступникам, и требовали установления контроля над судьями.

Министерство внутренних дел

Министром внутренних дел в администрации президента Аслана Масхадова являлся Казбек Махашев, занимавший тот же пост в администрациях Джохара Дудаева и Зелимхана Яндарбиева, и состоявший ранее в Государственном совете обороны Чеченской Республики Ичкерия.

Служба национальной безопасности

Директором Службы национальной безопасности ЧРИ в июне 1997 года был назначен бригадный генерал Лечи Хултыгов, ранее занимавший пост вице-президента и начальника штаба СНБ. Лечи Хултыгов считался членом команды Аслана Масхадова и был известен как сторонник самых решительных мер в борьбе с преступностью (в частности, он был инициатором публичных расстрелов уголовников в Грозном).

Генеральная прокуратура

Генеральным прокурором в администрации президента Аслана Масхадова являлся Хаваж Сербиев, занимавший тот же пост в администрации Зелимхана Яндарбиева.

Специальные правоохранительные органы и подразделения

Антитеррористический центр при президенте ЧРИ В мае 1997 года был создан Антитеррористический центр при президенте ЧРИ, руководителем которого стал полевой командир Хункар-Паша Исрапилов.

Незаконные вооруженные формирования

  • Основная статья: Чеченские незаконные вооружённые формирования

В межвоенное время структура и состав вооруженных сил Ичкерии изменялась в зависимости от взаимоотношений центральной власти и многочисленных полевых командиров (Басаев, Радуев, Ямадаев). Так, кроме сил подчиненных президенту Чечни Аслану Масхадову, действовали:

  • Армия генерала Дудаева (АГД), под командованием Салмана Радуева;
  • Исламский полк особого назначения (ИПОН), под командованием Арби Бараева;
  • Исламская международная миротворческая бригада, под командованием Шамиля Басаева.

Униформа

Флаги

Боевым знаменем подразделений армии ЧРИ было полотнище национального флага (зелёное полотнище с белой, красной и белой горизонтальными полосами в нижней части флага) с дополнительными надписями. Некоторые отряды использовали зеленые полотнища с цитатами из Корана. Некоторые — чёрные знамена с шахадой и изображением сабли (по типу флага Саудовской Аравии). Часто на знаменах писали «Таухид» или «Такбир» (по-арабски). Флаг абхазского батальона Ш. Басаева повторял флаг Республики Абхазия. Ещё один известный по фотографиям флаг вооруженных формирований Ичкерии имел на зелёном поле чёрный овал с шахадой.

Чеченские батальоны Кремля: армия академика Кадырова


Чечня — это единственный регион России, откуда не набирают рекрутов в российскую армию и где Кремль согласился на создание местных подразделений, подконтрольных де-факто лишь главе республики. По разным данным, в распоряжении Рамзана Кадырова находится от 10 до 30 тысяч вооруженных и боеспособных людей. Некоторые наблюдатели считают их главной опорой режима Владимира Путина.
Бремя империи

Владимир Путин и Ахмад Кадыров

Российские великодержавные шовинисты, требующие «прекратить кормить Кавказ» с одной стороны, а с другой — провозглашающие лозунг «не отдадим ни сантиметра нашей земли», пребывают в бессознательном состоянии легкой шизофрении.
«Замирение» Чечни и сохранение территориальной целостности России, о которой так пекутся российские карикатурные патриоты, обходится стране ежегодно в сумму от 2,5 до 3,5 миллиардов долларов. Именно столько ежегодно перечисляется в Чечню денег в виде прямых трансфертов, не считая, конечно, еще и косвенных дотаций. Например, общая задолженность Чечни за электроэнергию на 1 июня 2011 года составила 4,7 миллиардов рублей и каждый месяц она увеличивается на 150 миллионов рублей (для сравнения, в Дагестане — 5,6 миллиардов и 120 миллионов рублей, соответственно). Это притом, что некоторые тарифы на электроэнергию для жителей ряда регионов Северо-Кавказского федерального округа (СКФО) имеют льготную скидку в 40%.

Грозный в 2011 году

В целом же уровень сбора коммунальных услуг в Чечне составляет лишь 40%, в Дагестане — около 50%.
В 2007-2009 годах в Северный Кавказ Кремль только в виде прямых трансфертов вкладывал до 6 миллиардов долларов ежегодно. А за последние 10 лет туда было инвестировано около 820 миллиардов рублей (29 миллиардов долларов). В нынешнем году шесть республик СКФО получат в виде безвозмездных перечислений 129 миллиардов рублей (из них 52 миллиарда достанется Чечне, 42 миллиарда — Дагестану, 11,5 миллиардов рублей — Кабардино-Балкарии). Инвестиции также идут и по линии федеральных целевых программ (ФЦП). За последние три года они составили порядка 92 миллиардов рублей (по данным Счетной палаты). Для Чечни в 2008 году была принята специальная программа «Социально-экономическое развитие Чеченской республики на 2008-2011 годы» с объемом финансирования в 12 миллиардов рублей (по 4 миллиардов ежегодно), затем ее объем был увеличен до 15 миллиардов рублей. В 2002-2007 годах в Чечню по линии целевой программы «Восстановление экономики и социальной сферы Чеченской Республики» федеральный центр вложил 41,5 миллиарда рублей. В 2004 году общие суммарные дотации Грозному составили около 23,3 миллиардов рублей, сейчас они выросли в 2,5 раза, как минимум.
Помимо этого Кремль также вкладывает деньги в Северный Кавказ и по другим ФЦП — «Юг России», «Развитие Республики Ингушетия» и так далее. До 2013 года Кремль в рамках всех целевых программ намерен вложить в Кавказ до 339 миллиардов рублей, а общий «пакет» инвестиций до 2017 года тянет уже на триллион рублей.
Ежегодно федеральный центр в пересчете на душу населения вкладывает в Чечню от 50 до 60 тысяч рублей, что почти в 10 раз превышает аналогичный показатель Ставропольского края (о «дотациях» регионам РФ блог Толкователя подробнее ). Однако эффективность этих инвестиций чудовищна низка. Никаких новых производств в регионе не создано, более 80% его экономики находится в тени, а по официальным данным 42% трудоспособного населения Чечни и 22% населения Ингушетии — безработные. В возрастной группе 20-28 лет доля официально безработных доходит вообще до 60%.

Грозный

Почти 50% предприятий в Чечне, 55% в Дагестане и 45% в Ингушетии — убыточные. Общий объем убытков в коммерческих структурах составил в Чечне в 2010 году 2,5 миллиарда рублей, в Ингушетии — около 1,5 миллиардов рублей. Суммарная просроченная кредиторская задолженность фирм и предприятий в Чеченской республике, по данным на конец прошлого года, составила около 50 миллиардов рублей, в Дагестане — около 22 миллиардов рублей.
Однако представление о том, что Россия платит таким образом своеобразную «дань» Кавказу однобоко. В реальности, федеральный центр и региональные «элиты» являются заложниками друг друга. Ни для кого не секрет, что федеральные деньги, в первую очередь, служат для подпитки чиновничества и силовиков, расплодившихся в северокавказских республиках в необычайном числе, а также для откатов самим «федералам».

Русские солдаты в чеченских войнах были лишь пушечным мясом

Кремль опирается на местных «полевых» командиров, которые платят своим боевикам (не важно, что большинство из них официально трудоустроены в милицию, ОМОН, комендатуры и другие силовые ведомства), а залог выживания самих региональных баронов лежит в ежегодных трансфертах. В случае уменьшения финансового потока или же его полного иссякания ситуация на Кавказе перейдет в стадию горячей войны — огромная масса безработной молодежи будет направлена теряющими «авторитет» региональными лидерами на «внешнего врага».
Ярче всего это видно на примере Чечни, фактически полунезависимого региона РФ. Здесь у генерал-майора МВД и академика Рамзана Кадырова под «ружьем» находится от 10 до 30 тысяч вооруженных бойцов, абсолютное большинство из которых имеет боевой опыт, хорошую военную подготовку, мотивацию и служит сейчас в составе формально российских силовых подразделений. И сейчас Москва уже не может снизить (не говоря уже о прекращении) финансовой помощи этой республике, хотя она с каждым годом становится все более тяжелой для федерального бюджета. В противном случае повторение российско-чеченской войны становится неизбежным.
Армия генерала Кадырова

Для чеченского общества, находящегося еще по сути на родо-племенной (тейповой) стадии, традиции вождизма или стихийного царизма, необычайно популярные среди русских, чужды. Собственно, история чеченских республик 1991-2004 годов показала, что формальный лидер здесь — лишь один из полевых командиров, контролирующий в лучшем случае столичный город и небольшую округу. При этом половина Чечни, как минимум, будет находиться в оппозиции такой власти. Напомним, что оппозиция Дудаеву возникла сразу же после установления его режима, а с 1992 года ряд северных районов Чечни открыто перестал ему подчиняться.
Схожая ситуация сейчас и у Рамзана Кадырова — власть одного из девяти чеченских «племен» (тукхумов) остальным 8 мало нравится, и несмотря на «зачистку» явных оппонентов (например, клана Ямадаевых), президентом Чечни Кадыров будет ровно столько, сколько Кремль перечисляет ему деньги. Как уже говорили выше, если этот поток иссякнет, то у Рамзана Ахматовича будет лишь один способ выживания — канализация агрессии на «внешнего» врага. Поэтому при анализе чеченских вооруженных сил мы будем делать упор на степень лояльности их бойцов самому Кадырову, определяя их как «преданных», «лояльных» и просто потенциально возможных для мобилизации.
Первые крупные чеченские вооруженные формирования на стороне федеральных сил в войне 1999-2005 годов в Чечне появились сразу же после сдачи Гудермеса. Тогда на сторону «федералов» перешли отряды клана Ямадаевых (это был 2-й батальон Национальной гвардии Ичкерии под управлением Джабраила и Сулима Ямадаевых) и муфтия Чечни Ахмата Кадырова. До весны 2002 года в республике существовало так называемое «чеченское ополчение», составленное из боевиков Кадырова и Ямадаевых. Затем в марте 2002 года из них была создана спецрота военной комендатуры Горной группировки министерства обороны, а осенью 2003 года она выросла до спецбатальона «Восток» 42-й мотострелковой дивизии российской армии численностью до 1500 человек.

Бойцы батальона «Восток» в Южной Осетии в августе 2008 года

Кадыровцы в тоже время вошли в основном составе в так называемую службу безопасности президента Чечни Алу Алханова (иногда ее называли «президентским полком», его численность составляла свыше 2 тысяч человек). Третье чеченское формирование — спецбатальон 42-й мотострелковой дивизии «Запад» был сформирован из давних противников сепаратистов (антидудаевской оппозиции) во главе с Саид-Магомедом Какиевым (приверженцев накшбандийской ветви суфизма). Какиев воевал с Дудаевым с 1992 года под руководством Умара Авторханова, его солдаты захватили в ноябре 1994 года телевизионный центр в Грозном, прекрасно зарекомендовали себя во время летнего, «позорного» для российской армии, штурма чеченской столицы, устроенного сепаратистами в 1996 году. Кроме того, боевики отрядов антидудаевской оппозиции умудрялись вести в тылу чеченских мятежников успешную партизанскую войну. В Чечню многие из них вернулись после 1999 года в рядах спецроты 42-й дивизии и в 2003 году они составили костяк батальона «Запад». Помимо них можно также отметить пророссийские отряды Беслана Гантамирова и группу «Горец» ГРУ Генштаба, возглавляемую Мовлади Байсаровым.

Российские солдаты в декабре 1994 года в Чечне перед штурмом Грозного

Новый приток чеченцев в российские силовые структуры совпал с созданием в 2002 году МВД Чечни — тогда Кадыров-старший убедил Кремль, что скрывавшихся в горах и лесах боевиков можно перетянуть на свою сторону. В итоге в чеченскую милицию и роты при военных комендатурах хлынул поток «раскаявшихся» сепаратистов. По разным данным, в 2002-2005 годах Кадырову удалось выманить из леса от 7 до 14 тысяч боевиков.
В 2002-2005 годах из их числа была укомплектована частично как служба безопасности (СБ) президента Чечни, так и отдельный полк патрульно-постовой службы МВД республики, состоящий из 10 рот. Численность этого подразделения нигде толком не называлась, верхние оценочные данные говорили о 4000 бойцов, имеющих стрелковое вооружение, гранатометы и даже БТР. В 2005 году в Чечне создается Антитеррористический центр (АТЦ), куда сливаются кадры из СБ президента Чечни, а в 2006 году АТЦ упраздняется и из них и частично «милиционеров» в 46-й дивизии внутренних войск России, дислоцированной в Чечне, формируются два спецбатальона — «Юг» и «Север», общей численностью тогда до 1200 солдат (248-й и 249-й специальные отдельные батальоны).

Батальон ВВ «Север»

К 2005 году Кремль решил окончательно сделать ставку на Рамзана Кадырова, который вполне тянул на роль «чеченского вождя», как считали идеологи из Москвы. В 2007 году Владимир Путин сократил численность армейской группировки в Чечне с 50 до 25 тысяч человек, а Кадыров до этого подмял под себя оперативно-розыскное бюро 2 (ОРБ-2) и расправился с неподконтрольным ему Мовлади Байсаровым. Кроме того, «вождь» также взял под контроль все республиканское МВД, в составе которого был создан полк «спецназначения». В его функции входила и борьба с «террористами» за пределами самой Чечни.
За несколько лет численность чеченской милиции утроилась. Если в 2003 году ее штат насчитывал около 5,5 тысяч человек, а в последующие годы вырос до 16 тысяч человек. Отдельным подразделением республиканского МВД, подконтрольным лично Кадыровым (Ахмату и Рамзану), являлся полк вневедомственной охраны — или, как его называли в республике, «нефтяной полк». Формально он охранял трубопроводы и НПЗ в Чечне. Численность его бойцов в оценках экспертов колебалась от 1500 до 4500 человек. Сотрудники этого подразделения оказались причастны к расстрелу в Москве Мовлади Байсарова в ноябре 2006 года.
Лично Рамзану Кадырову, имеющему звание генерал-майора МВД, подчиняется также и чеченский ОМОН в составе 300 бойцов (формально, конечно, этот отряд входит в структуру МВД России, но…). В 2008 году Разман Кадыров решил вопрос и с последними вооруженными чеченскими формированиями в республике, которые ему до этого не подчинялись — батальонами «Восток» и «Запад» 42-й мотострелковой дивизии. Батальоны были расформированы до уровня отдельных рот при 42-й дивизии осенью 2008 года.
Одновременно Кремль в рамках военной реформы расформировал и единственное боеспособное российское армейское подразделение в Чечне — 42-ю дивизию, которая насчитывала до 16 тысяч солдат. На ее месте теперь появились три отдельных мотострелковых бригады — 18-я отдельная мотострелковая, 17-я отдельная мотострелковая, 8-я отдельная мотострелковая (горная) бригады. Их общая численность держится в секрете, но по всей видимости, она ниже, чем у 42-й дивизии.

Чеченские ополченцы в январе 1995 года

Таким образом, «армия» Ахмата Кадырова состоит в основном из сотрудников республиканского МВД, ОМОН, отдельных полков (спецназначения, «нефтяного», патрульно-постовой службы) МВД Чечни, двух спецбатальонов «Север» и «Юг» 46-й дивизии внутренних войск, дислоцированной в Чечне, двух спецрот в составе бывшей 42-й мотострелковой дивизии, а также нескольких рот охраны комендатур и личной охраны.

Официально Чечня не поставляет рекрутов в российскую армию, однако на территории республики воссозданы военные комиссариаты, которые проводят отбор и постановку на учет призывников. В текущем году на учет было поставлено около 7000 человек, несколько сотен из которых отправились служить в «чеченские» подразделения внутренних войск и комендантских рот.
Структура армии Рамзана Кадырова (на начало 2011 года):
Полк вневедомственной охраны при МВД Чечни («нефтяной» полк) — 2400-3000 солдат.
Полк специального назначения при МВД Чечни — 1600-1800 солдат.
Батальоны «Север» и «Юг» 46-й дивизии внутренних войск МВД России — около 2000 солдат.
Два отдельных полка патрульно-постовой службы (ППСМ №1 и №2, сформированные из сепаратистов) — по 1200-1500 солдат в каждом — 2400 — 3000 солдат в совокупности.
Две спецроты при бывшей 42-й мотострелковой дивизии — до 300-500 солдат.
Роты охраны комендатур — до 500-1000 солдат.
ОМОН МВД Чеченской республики — 300 солдат.
Персональная охрана Рамзана Кадырова и высших лиц ЧР — около 500 человек.
Численность этих подразделений, укомплектованных лояльными Рамзану Кадырову людьми, в этих минимальных пределах колеблется от 10 до 12,1 тысяч человек.
Общая же численность чеченских «силовиков» составляет до 18-20 тысяч человек (максимальные оценки доходят до 30-34 тысяч человек). Разумеется, не все из них одинаково лояльны профессору Грозненского университета и академику РАЕН. Однако зарплата в 25-27 тысяч рублей для рядовых милиционеров (без учета откатов начальству), сохранившаяся в Чечне даже после отмены режима контр-террористической операции в 2009 году (КТО) — это неплохой стимул для выражения внешней преданности главе Чечни.
Помимо этого в Чечне также создаются и «кадровые» резервы для будущей уже полноценной армии этой республики. На видео выше показаны этапы тренировок молодежи в центре «Молодая крепость» — там подростки получают возможность научиться обращаться со стрелковым оружием и вести бой в современных условиях.
По величине собственной «частной» армии, которая, правда, содержится на деньги федерального бюджета, предводитель Чеченской республики ничем не уступает войску главы МЧС Сергея Шойгу или Федеральной службе охраны. По уровню же боеспособности бойцы Кадырова на порядок превосходят более многочисленные «армии» российских госкорпораций — РЖД, Транснефти, Росатома (как писал ранее блог Толкователя, их численность достигает до 150 тысяч человек). По мнению конспирологов, кадыровцы являются чуть ли не личной гвардией второго президента страны Владимира Владимировича Путина I, которому удалось достаточно эффективно «замирить» мятежную республику.

Владимир Путин I и Рамзан Кадыров

Официальное законодательство РФ не разрешает создание этнических или региональных «армий», но существование подразделений Кадырова находится полностью в русле традиций России как примитивной «милитократии» — атавистического, ранне-военного государства с присваивающей экономикой (распределением изъятой «ренты» с подвластной территории). Каждый чиновник или силовик в таком государстве является нечто средним между оккупационным полицаем и колонизатором-баскаком.
Напомним, что всего в России до 4,5 — 5 миллионов человек служат в различных силовых и военизированных органах, на содержание которых федеральный бюджет (без учета региональных) направляет не менее 36% своих расходов (около 3,6 триллионов рублей в год). В совокупности страна на содержание этой паразитической надстройки тратит почти до половины своего бюджета.

Теги: Россия, Армия, Колониализм, боевики, Чечня, Кадыров, Кавказ, Тейпы

Как Путин ликвидировал армию Кадырова

Согласно указу президента России о создании Национальной гвардии все силовые структуры МВД РФ — внутренние войска, СОБР, ОМОН и вневедомственная охрана — переходят в состав Нацгвардии.

До 2018 года они будут находиться в оперативном подчинении главы МВД РФ и соответствующих руководителей территориальных органов МВД. Однако использование (порядок оперативного подчинения) этих силовых структур и кадровая политика отныне будут осуществляться исключительно по согласованию с директором Федеральной службы войск Национальной гвардии.

То есть теперь руководство МВД (и его территориальных органов) лимитировано в принятии кадровых и оперативных решений в отношении сотрудников этих силовых структур.

С 2018 года, после проведения организационно-штатных мероприятий (переаттестации полицейского «наследства», на которую отвели полтора года), все оставшиеся после кадровой чистки сотрудники будут приняты на военную службу в войска Национальной гвардии с присвоением им соответствующих воинских званий.

Это означает, что бывшие сотрудники ОМОН, СОБР, УВО станут военнослужащими и окончательно выйдут из-под юрисдикции «региональной» вертикали МВД РФ, которая радикально отличается от вертикали управления Нацгвардией, выстроенной по армейскому образцу (войсковая часть — войсковое соединение — округ — главкомат).

Сбор «армии Кадырова» на стадионе в Грозном 28.12.2014. Слева направо: Даниил Мартынов, бывший сотрудник подразделения «Альфа» ЦСН ФСБ, инструктор СОБРа «Терек»; Руслан Алханов, глава МВД Чечни; Рамзан Кадыров; Магомед Даудов, спикер чеченского парламента, Абузайт Висмурадов, начальник личной охраны Кадырова, командир СОБРа. Фото: «Терек» / AP

Реформа будет иметь колоссальные политические последствия для одного из регионов Российской Федерации — Чеченской Республики. Она выводит из зоны влияния руководства республики самые боеспособные силовые подразделения и отдает их в непосредственное подчинение директору Нацгвардии и президенту России. Реформа позволяет провести масштабную и цивилизованную зачистку чеченского спецназа от бывших боевиков, амнистированных и принятых в свое время на службу в МВД РФ. Она также дает возможность безболезненно переформатировать (ассимилировать) чеченский спецназ и уйти от порочного этнического принципа формирования силовых структур.

Специально для «Новой газеты» эти последствия реформы анализирует адвокат Петр Иванович Заикин, бывший военнослужащий частей оперативного назначения ВВ МВД РФ и оперативный сотрудник МВД.

— Как повлияло на «армию Кадырова» создание Национальной гвардии Путина?

— Соответствующий указ президента России, по сути, вывел из-под влияния главы Чеченской Республики все основные силовые формирования, лучше всего подготовленные и вооруженные в плане проведения боевых операций: ОМОН, СОБР «ТЕРЕК», полк Управления вневедомственной охраны (бывший «нефтяной полк»). Этнические батальоны «Север» и «Юг» ушли еще раньше, кажется, в 2010-м году они были переданы в состав 46-й отдельной бригады оперативного назначения ВВ МВД РФ. Теперь и они войдут в полном составе в Нацгвардию.

Таким образом, силовых структур, близких по своим возможностям и мощи к армейскому мотострелковому подразделению, у МВД ЧР не осталось. А это структуры, которые постоянно занимаются боевой подготовкой, у которых имеется тяжелое стрелковое вооружение и бронетехника — БТР, бронированные спецмашины, которые есть далеко не у каждого воинского подразделения МО. То есть самые лучшие, элитные силовые подразделения в плане принятия решений (в первую очередь кадровых) выведены из-под влияния Кадырова.

Таким образом, произошло усечение и демилитаризация чеченского силового фактора, лояльного главе Чечни.

— Что значит: «влияние Кадырова», «лояльные Кадырову»? Какой смысл вы вкладываете в эти слова?

— Буквальный. Эти силовые структуры, формально числящиеся в составе МВД РФ, изначально в большом процентном соотношении формировались из бывших боевиков по принципу личной преданности главе Чечни. Именно поэтому Кадыров оказывал огромное влияние на деятельность чеченских силовиков. Вы и сами неоднократно слышали, как рядовые и высокопоставленные чеченские полицейские высказывали свою личную преданность в первую очередь именно Кадырову.

Первый заместитель главы МВД ЧР Апти Алаудинов однажды заявил мне в присутствии трех членов Совета по правам человека при президенте РФ, что мнение Рамзана Ахматовича Кадырова для него является побудительным мотивом для принятия решений. В том числе кадровых решений, что очень важно. Апти Алаудинов сказал: «Если Рамзан Ахматович поговорил с бывшим боевиком и если он ему доверяет, то и мы ему доверяем». Глава Чечни получил неограниченное влияние на принятие решений руководством МВД ЧР, в том числе кадровых решений по бывшим боевикам. Теперь же это будет исключено. Теперь Рамзан Кадыров уже не сможет собрать Нацгвардию Путина на стадионе в Грозном. Он не сможет вызвать к себе на совещание командиров соответствующих подразделений Нацгвардии и отдать им приказ стрелять на поражение в других военнослужащих Нацгвардии.

Думаю, что теперь Кадыров будет воздерживаться от крайне резких и весьма неоднозначных с точки зрения уголовного закона публичных заявлений в адрес силовиков из соседних регионов.

Кадыров не сможет требовать непременного согласования с ним силовых спецопераций в регионе. И руководить КТО он тоже не сможет

(хотя и сейчас он не имеет такого права по закону, но ситуация, когда он якобы руководил контртеррористической операцией по факту нападения боевиков на Грозный в декабре 2014-го, уже точно не повторится).

У Кадырова остается право совещательного голоса при проведении КТО в его регионе (он как глава региона — член Совбеза). И его могут уведомить о проведении спецоперации, например, по задержанию на территории его региона жителя Чечни, подозреваемого в совершении преступления. Но могут и не уведомлять. И я думаю, этот момент будет особо прописан в федеральном законе о Нацгвардии.

— Несмотря на то, что этнические батальоны «Юг» и «Север» были переданы в состав 46-й оперативной бригады МВД РФ еще в 2010-м, это не помешало отдельным сотрудникам батальона «Север» активно участвовать в убийстве Бориса Немцова. И именно Кадыров потом этих бойцов защищал. Это доказывает, что принцип личной преданности продолжил действовать в обе стороны. Какие основания полагать, что перевод в Нацгвардию чеченских силовых структур поколеблет и разрушит этот принцип личной преданности Кадырову?

— Так уже исторически сложилось, что гражданская администрация ЧР никогда не пыталась вмешиваться в кадровую политику внутренних войск МВД РФ, если не брать те моменты, когда на службу в ВВ переводились целиком этнические батальоны («Север» и «Юг»). Но это исключение из правил. И — да, мы видим, что некоторые бойцы остались исключительно лояльны руководству Чечни, но несмотря на это, неколебимым остался и еще один принцип: Кадыров уже никак не мог вмешивается в деятельность 46-й бригады (кроме разве что визитов вежливости).

С созданием Национальной гвардии появляется несколько оснований считать, что влияние чеченских властей на чеченские силовые подразделения, переданные в Нацгвардию, будет сведено к нулю. Ведь создание Нацгвардии — это системная силовая реформа.

Первое основание. У Рамзана Кадырова были неограниченные возможности влиять на вертикаль власти в МВД ЧР, которая замыкалась на главу МВД ЧР. Структура Национальной гвардии никак не будет замыкаться на начальников в субъектах РФ. У них нет структуры управления на уровне области-республики. Структура Нацгвардии больше соответствует структуре управления военными формированиями в рамках федеративного государства: войсковая часть—войсковое соединение—округ—главнокомандующий Нацгвардией. И, в конечном счете, президент Путин. Это больше похоже на армейский формат, характерный для Минобороны РФ, который показывает себя как наиболее рациональный способ управления вооруженными силами и исключает влияние гражданских лиц на это управление.

Второе. Традиционно в Минобороны и внутренних войсках МВД РФ за внутреннюю безопасность отвечали органы военной контрразведки. Они имеют (исторически так сложилось) существенное влияние на принятие решений, касающихся кадровых чисток. Я точно знаю, что во внутренних войсках МВД РФ военная контрразведка работает, и работает неплохо. В том числе работает по общеуголовным преступлениям, в которых замешаны военнослужащие ВВ МВД РФ, а не только по преступлениям, связанным с выполнением должностных обязанностей. В расследовании таких преступлений контрразведка принимает активное участие. Одна из главных задач — недопущение к военной службе лиц с криминальными наклонностями или прошлым.

В МВД РФ эту функцию выполняют подразделения собственной безопасности. Функционал их схож с органами военной контрразведки, но структура управления другая: они, к сожалению, подчиняются местному министру или руководителю регионального управления МВД РФ, что в случае с Чечней давало исполнительной власти большие возможности для маневра. Военная контрразведка же не подчиняется командирам воинских частей, они не подчиняются командующим округа. Они замыкаются на свой главк в структуре ФСБ и, в конечном счете, — на директора ФСБ.

Я полагаю, что теперь, когда военная контрразведка получит доступ к личным делам бывших чеченских боевиков, амнистированных и принятых на службу в МВД РФ, появится уникальный шанс цивилизованно устранить последствия этого вынужденного политического «кадрового» решения, связанного с урегулированием чеченского конфликта.

— Что вы имеете в виду под словом «цивилизованно»?

— Амнистированные боевики на службе в МВД РФ всегда были камнем преткновения. Достоверно проверить боевой путь бывшего боевика — кандидата на службу в органы внутренних дел — не представлялось возможным. Их проверяла кадровая служба МВД на местах (в Чечне), и влияние субъективного фактора было огромным. Видимо, именно так появился и сформировался как цементирующий «принцип личной преданности Кадырову».

С точки зрения общепринятого принципа кадровых решений в МВД РФ, статус «амнистированный» означает, что в свое время стоял вопрос о привлечении данного кандидата к уголовной ответственности. В любом другом регионе это обстоятельство послужило бы поводом для отказа в принятии на службу.

Поскольку, как я уже сказал, в Чечне сложились особые политические условия, этот принцип массово проигнорирован. В центральном аппарате МВД РФ, видимо, никогда это не приветствовали, но мирились. Механизмов для решения этой проблемы у МВД РФ не было, но сейчас с созданием Нацгвардии они появились. И появились, надо сказать, очень вовремя, чтобы решить эту проблему мирным способом, без эксцессов.

С момента появления в составе МВД РФ чеченских подразделений, укомплектованных в значительной мере (особенно на начальных этапах) бывшими боевиками, в том числе и на основе принципа личной преданности конкретному человеку (в данном случае главе республики), всегда стоял вопрос: а что с ними делать? Их же нельзя расформировать одномоментно, то есть взять и уволить всех сразу.

Создание Нацгвардии выделяет на этот деликатный процесс полтора года. Он будет идти по двум направлениям, я думаю.

Первое направление — аттестация на годность к военной службе (так называемые оргштатные мероприятия, упомянутые в указе Путина).

Согласно указу, СОБР и ОМОН — основные ударные части МВД РФ — переводятся на службу в Нацгвардию только в 2018 году. Полтора года — как раз достаточное время для анализа того «наследства», которое досталось Нацгвардиии для обеспечения естественной ротации.

Большинство бывших боевиков, которые сейчас еще служат в чеченской полиции, по выслуге — пенсионеры. И им положена не самая маленькая пенсия для Чечни. Увольнение по выслуге лет — первый способ мирного и неунизительного решения этой проблемы.

Второй способ — обеспечение статусом военнослужащего Российской Федерации. Дело в том, что контракт военнослужащего предполагает, что его могут переводить в любой регион страны для прохождения службы, и это нормально. Российский военнослужащий меняет за срок службы несколько воинских частей, иногда до десятка. Это как раз и позволяло в советской армии уходить от этнических конфликтов. И именно поэтому полковник Масхадов, чеченец, был в первую очередь советским офицером.

Я думаю, что руководство страны давно уже беспокоит тот факт, что в значительной мере силовые структуры Чечни образованы по этническому принципу. Это вообще не очень нормальный факт, не характерный ни для одного из субъектов РФ, включая Северный Кавказ.

И чтобы цементирующим свойством воинских подразделений были не этническая составляющая и личная преданность кому-то — но только годность к военной службе и верность присяге, я полагаю, будет произведена большая экстерриториальная ротация. Этнические чеченские подразделения разбавят военнослужащими других национальностей, оправив при этом часть чеченского СОБРа или ОМОНа по другим подразделениям в другие регионы.

Как было до этого? Для службы в СОБРе полицейские академии выпускников специально не готовили. Служба в СОБРе при МВД, на которую сейчас часто берут бывших спортсменов (или, как например, в Чечне, имеющих богатый опыт бывших боевиков), не предусматривает карьерной перспективы, там офицеры служат, по сути, рядовыми бойцами. Что теперь, когда спецназ передали Нацгвардии? Теперь у выпускника военного училища, жаждущего романтики, появляется уникальный шанс начать службу в спецназе, а потом через пять лет продолжить ее в командном составе строевой части. Это называется — создание хорошо мотивированного проверенного кадрового командного резерва. Это общемировая, между прочим, практика. Офицеры обкатываются в спецназе, а потом командуют подразделениями и, таким образом, полученный ими в спецназе опыт передается бойцам обычных строевых мотострелковых подразделений.

И это очень правильный принцип, когда подбор кадрового состава военнослужащих начинается с военных училищ, то есть отбор на годность к военной службе начинается еще на курсантском уровне. И в этом смысле бывшие чеченские боевики окажутся просто неконкурентны — ни по своему возрасту, ни по своим знаниям.

— Рамзан Кадыров мгновенно отреагировал на указ Путина о создании Национальной гвардии, приветствовал его и заявил о готовности чеченских силовиков служить в рядах новой силовой структуры. Полагаете, он не понимает всех последствий?

— Я думаю, Рамзан Ахматович все прекрасно понимает, но у него нет другого выхода, как демонстрировать полную лояльность Путину. Он же «верный пехотинец»…

— А какие силовые структуры остались в подчинении МВД ЧР? И что будет с самыми близкими Кадырову силовиками — такими, как командир СОБРа «Терек» Абузайт Висмурадов, более известный по своему позывному «Патриот»? Ведь именно этот человек неофициально руководит личной охраной Кадырова…

— Ну давайте посчитаем. В Нацгвардию передается полк Управления вневедомственной охраны, ОМОН (фактически полноценный батальон), плюс СОБР, который по своей численности соответствует, если я не ошибаюсь, двум ротам (порядка 200 человек). То есть Кадыров потерял почти два полка. В распоряжении чеченского МВД остался полк патрульно-постовой службы полиции (ППСП им А.А. Кадырова), патрульно-постовые роты при районных отделах полиции, спецназ «Гром» ФСКН (его, кстати, вообще забыли упомянуть в указе Путина, но понятно, что в результате слияния ФСКН с МВД он переходит в ведение МВД, в нашем случае соответствующее подразделение численностью до сорока человек — в МВД по ЧР).

Что касается ближайших к Кадырову чеченских силовиков. Тут два варианта. Первый. Таких людей, как Висмурадов, думаю, переведут в отдел госзащиты (подчиняется МВД РФ и, соответственно, соответствующим региональным подразделениям). В Чечне исторически сложилась ситуация, когда госзащита выполняет не свойственную ей функцию охраны первых лиц республики. То есть в Чечне это, по сути, спецподразделение телохранителей. Думаю, таким оно пока и останется.

Вариант второй. Для «Патриота», Делимханова (командир полка вневедомственной охраны. — Е. М.), Цакаева (командир чеченского ОМОНа. — Е. М.), Асуханова (командир роты СОБРа. — Е. М.) и других — перейти в Нацгвардию в составе своих подразделений. Но тогда они должны быть готовы, что в любой момент, согласно статусу военнослужащего, их могут приказом командующего Нацгвардии ротировать на Дальний Восток, где они будут ловить китайских нелегалов в тайге. На месте Кадырова я бы уже озаботился переводом этих людей на любые вакантные должности в оставшихся у МВД ЧР подразделениях. Хоть участковыми. Кстати, я знаю реальный случай, когда участковый неофициально возглавлял личную охрану одного известного олигарха.

В любом случае на раздумье у Кадырова есть достаточно времени.

До принятия соответствующего федерального закона о Нацгвардии все чеченские силовые структуры будут находится в оперативном управлении руководства МВД по ЧР, однако их применение уже должно быть согласовано с командованием Нацгвардии. Кадровые решения (по зачислению на службу) МВД ЧР уже принимать не может.

Исключительно важным является еще следующий момент. Теперь сотрудниками чеченских силовых структур, перешедшими в Нацгвардию, если они совершают преступление, не будет заниматься чеченский СУСК. Ими будут заниматься военные отделы СКР, которые не имеют региональных образований, а привязаны к военным соединениям (к округам). В нашем случае большая часть кадыровцев теперь будет находиться под юрисдикцией Ханкалы и Владикавказа. Суд, кстати, тоже будет военным — то есть чеченские суды опять-таки не смогут рассматривать дела, обвиняемыми по которым будут проходить сотрудники чеченского ОМОНа, СОБРа, полка Управления вневедомственной охраны.

Это важно с точки зрения негласного иммунитета от уголовного преследования, который до этого момента был у кадыровцев. Исторически сложилось, что чеченские органы гражданской власти не контачили с военными структурами, а военные структуры не были так разбавлены бывшими боевиками, как структуры МВД.

Поэтому принцип безнаказанности кадыровцев может быть пересмотрен.

Пока же, до вступления в силу федерального закона о Нацгвардии, все будет какое-то время работать по инерции. Но как только будет разработан федеральный закон, все изменится. И я уверен, что проект закона уже подготовлен. Потому что такие решения спонтанно не принимаются, а тщательно просчитываются.

— Указ президента о Нацгвардии переводит в плоскость федерального контроля еще одну плохо регулируемую до этого сторону чеченской действительности — ЧОПы, представляющие собой легально вооруженные группы лиц с огромными возможностями (например, сопровождать в качестве охраны грузы и, таким образом, бесконтрольно перемещаться по всей территории России).

— Совершенно верно. Более жесткому контролю, не замыкающемуся на субъекте федерации (в данном случае — Чечне), будет подлежать легальный оборот оружия и выдача разрешения на охранную деятельность. Влиять на кадровую политику в этой отрасли местное (чеченское) МВД уже не может в той мере, как это было до недавнего времени. Это сделано, чтобы усилить федеральный контроль за легальным оборотом оружия, потому что у населения слишком много стволов на руках.

И Чеченская Республика в этом смысле один их лидеров.

— Как вы оцениваете фактор «дружеских отношений» между Золотовым и Кадыровым? Может ли глава Чечни сохранить через Золотова свое влияние на чеченские силовые подразделения?

— Золотов — кадровый чекист, и он всю жизнь находится на оперативной работе. Иметь «дружеские отношения» со всеми — входит в его профессиональную компетенцию. Но его авторитет и близость, как бывшего личного охранника Путина, к первому лицу государства, я считаю, сильно перевешивает близость Кадырова к Путину. В этом смысле они конкуренты, а не союзники.

Справка

Петр Заикин

проходил службу в Отдельном полку особого назначения, известного после двух чеченских войн как Шумиловская бригада, и в его составе служил в Дагестане (осень 1994 г.), а также, являясь оперативником органов внутренних дел, служил в Чечне (весна-лето 2000 г.). В 2014 году вернулся в Чечню для защиты первого чеченского политзаключенного шестидесятилетнего Руслана Кутаева, осужденного по обвинению в хранении пакетика героина. Героин (и само уголовное дело) появился у Кутаева в результате его идеологического конфликта с руководством Чечни: Рамзаном Кадыровым, спикером чеченского парламента Магомедом Даудовым и первым заместителем главы МВД ЧР Апти Алаудиновым.

Вооружённые силы ЧРИ

Вооружённые силы ЧРИ

Сухопутные Войска

Национальная гвардия чеч. Ǩoman Gvardi

Пограничные войска чеч. Dozan Eskar

Военно-Воздушные Силы

Джохар Дудаев
Аслан Масхадов
Руслан Гелаев
Шамиль Басаев
Салман Радуев

Военная символика и знаки различия ВС ЧРИ
Награды ЧРИ

Первая чеченская война
Вторая чеченская война

Образованы 8 ноября 1991 года

Вооружённые Силы Чеченской Республики Ичкерия
чеч. Ǩoman Eskar

Виды Вооруженных Сил Известные командиры Символика Вооруженных Сил Участие в боевых действиях История вооружённых сил

Вооруженные силы и правоохранительные органы

Вооруженные силы

Главнокомандующим Вооруженными силами ЧРИ, согласно Конституции, являлся президент республики.

К правоохранительным органам ЧРИ относились:

  • Министерство внутренних дел (МВД),
  • Национальная служба безопасности (НСБ)

с 97-го года Министерство Государственной Безопасности (МГБ),

  • Министерство Шариатской Государственной Безопасности (МШГБ),
  • Генеральная прокуратура,
  • Антитеррористический центр при президенте ЧРИ

Комплектование

Структура армии

К началу первой Чеченской войны армия Ичкерии состояла из двух бригад, семи отдельных полков и трех батальонов. Президентская гвардия состояла из 2 тыс. человек, подразделения МВД и Департамента госбезопасности Ичкерии включали в себя еще 3,5 тыс. служащих.

В межвоенное время структура и состав вооруженных сил Ичкерии изменялась в зависимости от взаимоотношений центральной власти и многочисленных полевых командиров (Басаев, Радуев, Ямадаев). Так кроме сил подчиненных президенту Чечни Аслану Масхадову действовали:

  • Армия генерала Дудаева (АГД).
  • Исламский полк особого назначения, под командованием Арби Бараева.
  • Исламская международная миротворческая бригада.
  • Шариатская гвардия Чеченской Республики Ичкерия.
  • Ботальон Бакуева.

Оружие и вооружение

Авиация и ПВО

Опознавательные знаки ВВС Ичкерии (1992-1995 гг.)

В результате вывода из Чечни в 1992 году частей Российской Армии было брошено практически всё вооружение, в том числе самолёты и средства ПВО. Из них:
На авиабазе «Калиновская» (подчинённая Армавирскому авиационному училищу:

На авиабазе «Ханкала»:

  • 72 L-39;
  • 69 L-29 «Дельфин»;

Стоит отметить, что все самолёты были не боевыми, хотя при определённых обстоятельствах их можно было использовать в качестве штурмовиков. Таким образом, численный состав «ВВС Чеченской Республики Ичкерия» оценивался в 265 самолётов, не считая Ан-2 и двух вертолётов. По данным российской разведки к ноябрю 1994 года исправными и боеспособными было всего лишь около 40% техники, то есть примерно сотня боевых машин. Большая часть ичкерийской авиационной техники была уничтожена на аэродромах в первые же дни Чеченской кампании.
ПВО авиабаз насчитывала:

  • 23 штуки зенитно-артиллерийские установки различных типов;
  • 10 штук ЗРК «Стрела-10»;
  • 7 штук ПЗРК «Игла»;

Имелось и некоторое количество ПЗРК «Стрела-3». По данным некоторых СМИ, у отрядов «моджахедов», имелось некоторое количество ПЗРК «Stinger» американского производства.

Артиллерия

Бронетехника

Стрелковое оружие

  • АК-47
  • АК-74
  • СВД
  • РПГ
  • РПГ-2
  • РПГ-7

Хронология событий

Галерея

Примечания

  1. Чеченская республика Ичкерия Политический мониторинг
  2. Карпов И. Е., Плоткин Г. Л., Вооруженные силы ЧРИ
  3. Чеченская республика Ичкерия Политический мониторинг
  4. Карпов И. Е., Плоткин Г. Л., Вооруженные силы ЧРИ
  5. Снят с вооружения ещё в 1970-х годах
  6. Снят с вооружения ещё в 1970-х годах

Ссылки

  • Флаг Вооружённых сил Ичкерии
  • История ВВС Ичкерии
  • Символика и опознавательные знаки ВВС Ичкерии
  • Грозное небо над Чечнёй
Чеченский конфликт (с 1994)
Основные события Статьи на тему Федеральные силы Сепаратисты «Моджахеды»

Войны

  • Первая Чеченская война
  • Дагестанская война
  • Вторая Чеченская война

Первая Чеченская война

  • Штурм Грозного силами Временного совета (1994)
  • Грозный (1994—1995)
  • Бамут (1995)
  • Грозный (1996)
  • Ярышмарды (1996)

Вторая чеченская война

  • Грозный (1999—2000)
  • Шатой (2000)
  • Бой у высоты 776 (2000)
  • Засада на Сергиево-Посадский ОМОН (2000)
  • Комсомольское (2000)
  • Засада на Пермский ОМОН (2000)
  • Рейд на Ингушетию (2002)
  • Рейд на Ингушетию (2004)

Террористические акты

  • Будённовск (1995)
  • Кизляр (1996)
  • Взрывы жилых домов (1999)
  • Москва (2002)
  • Беслан (2004)
  • Нальчик (2005)

Другое

  • Хасавюртовские соглашения
  • Людские потери в первой войне
    • Потери авиации в первой войне
  • Людские потери во второй войне
    • Потери авиации во второй войне
  • Этнические чистки в Чечне

Участники:

  • Российская Федерация
    • Российская Армия (Сухопутные войска)
    • МВД (ОМОН, Внутренние войска)
    • ФСБ и ГРУ
    • Специальные войска (Осназ, Спецназ)
  • Чеченская Республика
    • Кадыровцы

Ключевые фигуры:

  • Борис Ельцин
  • Владимир Путин
  • Павел Грачёв
  • Александр Лебедь
  • Николай Патрушев
  • Владимир Рушайло
  • Сергей Иванов
  • Анатолий Квашнин
  • Анатолий Куликов
  • Иван Бабичев
  • Лев Рохлин
  • Сергей Кизюн
  • Геннадий Трошев
  • Владимир Шаманов
  • Докку Завгаев
  • Ахмат Кадыров †
  • Алу Алханов
  • Рамзан Кадыров
  • Сулим Ямадаев
  • Джабраил Ямадаев †
  • Руслан Ямадаев
  • Саид-Магомед Какиев
  • Бислан Гантамиров

Участники:

  • Чеченская Республика Ичкерия
    • Вооружённые формирования ЧРИ
    • Исламский полк особого назначения
    • Армия генерала Дудаева
    • Шариатская Гвардия ЧРИ

Ключевые фигуры:

  • Джохар Дудаев †
  • Зелимхан Яндарбиев †
  • Аслан Масхадов †
  • Абдул-Халим Садулаев †
  • Ильяс Ахмадов
  • Шамиль Басаев †
  • Ваха Арсанов †
  • Турпал-Али Атгериев †
  • Арби Бараев †
  • Мовсар Бараев †
  • Руслан Гелаев †
  • Ачимез Гочияев
  • Ахмед Закаев
  • Абдул-Малик Межидов
  • Хож-Ахмет Нухаев (†)
  • Салман Радуев †
  • Раппани Халилов †
  • Руслан Хайхороев †
  • Хункар-Паша Исрапилов †

Участники:

  • Арабские наемники
  • Кавказский эмират
  • «Кавказский фронт»
  • Маджлисуль Шура
  • Риядус-Салихийн
  • Конгресс народов Ичкерии и Дагестана
  • Исламская международная миротворческая бригада
  • Террористический центр «Кавказ»

Ключевые фигуры:

  • Хаттаб †
  • Абу аль-Валид †
  • Абу Хафс аль-Урдани †
  • Абу Умар †
  • Абу Дзейт †
  • Абу Омар Ас-Сейф †
  • Муханнад
  • Доку Умаров †
  • Ахмед Евлоев
  • Анзор Астемиров †
  • Мовлади Удугов
† — лица, погибшие в ходе конфликта