Арабы и евреи

Правда об общем происхождении евреев и арабов

Ш. Д. ГОЙТЕН ЕВРЕИ И АРАБЫ —
ИХ СВЯЗИ НА ПРОТЯЖЕНИИ ВЕКОВ
ПРАВДА ОБ ОБЩЕМ ПРОИСХОЖДЕНИИ ЕВРЕЙСКОГО И АРАБСКОГО НАРОДОВ
Девять из десяти образованных американцев или европейцев, если спросить их о степени близости евреев и арабов, наверняка ответят: разумеется, и те, и другие принадлежат к семитской расе.
Что известно о семитской расе? Во-первых, слово «семитский» сравнительно недавнее изобретение. Оно было придумано одним немецким ученым в 1781 г., чтобы обозначить группу близкородственных языков, из которых иврит и арабский были тогда наиболее известными.
Близкое сходство между ивритом, арабским и арамейским языками еврейские ученые распознали еще в X в. В XVI в. европейским ученым стало известно о языках Абиссинии (или Эфиопии, Куша на библейском иврите), которые принадлежали к той же группе.
Термин «семитский», конечно, образован от Шема (Сима), одного из трех сыновей Ноя, патриарха, имя которого известно всем по библейской истории о Потопе. Однако это наименование не согласуется даже с фактами, приведенными в Библии.
Например, в Библии иврит в действительности назван сефат Кна’ан — «язык Ханаана», потому что израильтяне отлично знали, что обитатели Палестины говорили на нем еще до того, как израильские племена завоевали эту страну, — этот факт, между прочим, подтвержден археологическими свидетельствами.
Но и Ханаан и Куш, прародитель эфиопов, в Библии рассматриваются (и не без основания) как потомки Хама, другого сына Ноя, а не Сима. Следовательно, согласно Библии, иврит должен быть «хамитским», а не «семитским» языком. Итак, мы видим, что термин «семитский» образован искусственно, лишь для удобства группировки языков и не имеет никакого отношения ни к историческим связям между говорящими на них людьми, ни к их антропологическому или расовому происхождению.
Однако, к сожалению, в XIX в. под влиянием романтического подхода к понятиям языка, нации и их «почвы» чисто лингвистический термин «семитский» стал обозначать нечто совершенно иное: расу с весьма очевидными физическими, психологическими и социальными особенностями.
Много книг о положительных и отрицательных (в основном, конечно, об отрицательных) свойствах семитской расы было написано учеными, которые, как правило, обобщали то, что они знали (или думали, что знают) об арабской или еврейской литературе или истории, забывая при этом спросить себя, а существовала ли вообще когда-нибудь эта семитская раса.
Вот только один пример: знаменитый ученый Эрнест Ренан описывал семитов как расу, лишенную воображения, обитателей пустыни с абстрактным складом ума — утверждение, которое, по его мнению, доказывается тем фактом, что у семитов не была развита мифология, тогда как индогерманские народы Греции и Индии, к примеру, обладали неисчерпаемым запасом легенд о деяниях и любовных приключениях своих богов и героев.
Однако археологические раскопки открыли миру весьма обширную мифологическую литературу на семитских языках — не только в Вавилоне и Ассирии, но также и по соседству с Палестиной: в Рас-Шамре (Северная Сирия). Собственно говоря, многочисленные следы мифологии обнаружены в Библии, а также в ранней арабской литературе, хотя в этом плане могут быть некоторые различия между израильтянами, арабами и еще несколькими народами, с одной стороны, и народом Рас-Шамры — с другой.
В целом предположение, что народы, которые говорят на семитском языке, имеют общее расовое происхождение с отличительными физическими и социологическими характеристиками, вообще безосновательно с точки зрения науки. Внешний вид древних народов, говоривших на семитских языках, известен нам по их изображениям, а также по захоронениям, вскрытым раскопками: антропологически они различались между собой настолько, насколько это вообще возможно. Экономические и социальные условия их жизни рознились еще больше. Общие идеи в литературе и религии объясняются длительной культурной интеграцией.
Распространение какого-либо языка — очень сложный процесс, который надлежит тщательно изучить в каждом отдельном случае. Тот факт, что негры в Соединенных Штатах говорят и думают точно так же, как другие американцы, отнюдь не доказывает, что их предки и англичане некогда составляли единую расу. Столь же ошибочно делать подобные предположения относительно многих народов, о которых известно, что они говорили или говорят на семитских языках.
Обобщения пользы не приносят, а как показало трагическое злоупотребление термином «семиты» на протяжении последних восьмидесяти лет, такие поверхностные, псевдонаучные ярлыки могут даже причинить огромный вред.
Вот почему при обсуждении общего происхождения израильтян и арабов мы совершенно не будем касаться расплывчатого понятия семитской расы.
В то время как псевдонаучный миф о семитской расе не имеет под собой никаких реальных оснований, их значительно больше у популярного представления, что евреи и арабы являются близкими родственниками, «кузенами», потому что происходят от братьев Исаака (Ицхака) и Измаила (Ишмаела), сыновей Авраама. Разумеется, в Библии нет свидетельств о том, что Измаил был праотцем «арабов».
Измаил, очевидно, было названием очень древнего племени, которое вскоре исчезло из истории, и поэтому слово «измаильтяне» стало употребляться уже в Библии как общее обозначение для обитавших в пустыне скотоводов, которые занимались набегами или водили караваны, так, например, мидианиты, с которыми сражался Гидеон, названы измаильтянами (Суд. 8:24).
Возможно, это объясняет также тот странный факт, что Иосиф (Йосеф), по-видимому, был продан дважды, как мидианитам, так и измаильтянам (но слово «измаильтяне» в этом контексте употребляется не как собственное имя, а как нарицательное, см.: Быт. 37:25, 28, 36).
Таким образом, неудивительно, что, когда в период Второго Храма евреи постоянно поддерживали деловые отношения с арабами (мы уже упоминали набатейцев), термин «измаильтяне» распространялся и на них, он использовался также в раннехристианской и талмудической литературах.
Арабов называли «кузенами», доданим (от дод — «дядя») израильтян в различных древних еврейских источниках в качестве каламбура с названием арабского племени деданян, упомянутых у Исайи (Йешайаху), 21:13.
Еврейское представление об арабах как об измаильтянах и, следовательно, потомках Измаила взято у самих арабов. На позднем этапе деятельности Мухаммада он сделал это утверждение краеугольным камнем своей новой веры. В Коране (2:125) сказано, что Измаил (Исмаил) помогал своему отцу Аврааму (Ибрахиму) превратить Каабу в Мекке в святилище истинной веры, что делает Авраама, предполагаемого биологического прародителя арабов, также основателем ислама, их религии.
Идея о том, что евреи и арабы являются «кузенами» через Измаила и Исаака, сыновей Авраама, не была традиционной ни в Библии, ни среди древних арабов. Но поскольку она была безоговорочно принята во всей еврейской литературе со времени Второго Храма, а также введена Мухаммадом в само священное писание ислама, положение о близком родстве признавалось обоими народами на протяжении всего долгого периода их симбиоза в исламские времена. Как мы увидим, эта идея была не лишена оснований.
Но прежде чем перейти к обсуждению этих оснований, следует рассеять два других научных мифа, связанных с идеей семитской расы. Я бы не дал себе труда оспаривать эти теории, если бы они не были предложены двумя замечательными американскими учеными, выдающимися в своей области. Я имею в виду книгу профессора Джеймса А. Монтгомери «Аравия и Библия» (Philadelfia, 1934) и принадлежащий перу Дункана Блэка Макдоналда труд «Еврейский литературный гений» (Princeton University Press, 1933).
Я опубликовал детальный обзор этих книг под заголовком «Безосновательное утверждение об арабском происхождении Израиля и его религии» («Zion» Jerusalem, 1937), где я обсуждаю также труд профессора Д.С. Марголиуса, опубликованный под грифом Швайховских Чтений, — «Отношения между арабами и израильтянами до начала ислама» (London, 1924). Эти книги сближает
(1) предположение, что Аравия была общим домом семитов, которые последовательными волнами захватывали окружающие плодородные земли; и
(2) что израильтяне были всего лишь арабским племенем; письменная традиция евреев, даже их религиозные идеи характеризуются как арабские.
Поскольку я не верю в существование семитской расы, разумеется, мне незачем углубляться в вопрос об общей родине ее различных ветвей.
Вопрос о том, откуда пришли древние вавилоняне, ассирийцы, арамеи, финикийцы и различные другие народы, говорившие на семитских языках, находится в ведении экспертов по древней истории Ближнего Востока. Однако насколько я понимаю, теория о последовательных миграциях семитских народов, исходящих из Аравийского полуострова, хоть ее и повторяют в школьных учебниках, не подкрепляется ни единым историческим документом; это всего лишь гипотеза, выстроенная на ложной аналогии с завоеванием Ближнего Востока арабами-мусульманами.
Но поскольку названное событие было уникальным, на нем нельзя основывать аналогии. Существуют древние свидетельства появления арабских племен на краю пустыни или принудительного заселения кланами — выходцами из Северной Аравии возделанных земель. В качестве примера последнего можно упомянуть перемещение ассирийским царем арабов в Самарию в Палестине после разгрома им Израильского царства. При этих обстоятельствах выглядит весьма маловероятным, чтобы куда более значительное событие — последовательные завоевания огромных территорий Вавилонии, Ассирии или Финикии племенами, пришедшими с Аравийского полуострова, — осталось незафиксированным.
Но я хотел бы ограничиться обсуждением второй теории, которую лучше всего именовать «панарабистским подходом» к истории евреев и еврейской мысли. У этого подхода очень древнее происхождение. Великие еврейские комментаторы Библии и Талмуда в средние века свободно пользовались арабским языком и даже арабскими установлениями и реалиями.
За ними последовали современные библейские изыскания, начатые голландскими и иными протестантскими учеными в XVIII в. Это направление достигло своего пика во второй половине XIX в., когда стало модным описывать древних евреев как бедуинов, в том виде, какими они предстают либо в древней арабской литературе, либо в заметках современных путешественников по Аравии, таких, как Буркхардт или Даути.
В этой связи следует упомянуть два великих имени: Вельхаузен, знаменитый исследователь, авторитете области библейской критики и еврейской истории, который написал не менее семи книг о древних арабах, как до-исламского, так и ранне-исламского времени. Он сделал это, как сам однажды заметил, чтобы установить «дикую основу, подвой, на который была привита веточка израильского пророчества», предполагая, что древние арабы могут служить лучшей иллюстрацией жизни Израиля, до того как тот подвергся воздействию монотеистической религии. Сходную позицию занимал шотландец Робертсон-Смит, сами названия книг которого: «Родство и брак в древней Аравии» (1885) и «Лекции по религии семитов» (заметьте, не по «религиям»!) — показывают направление его мыслей.
Гуго Винклер, немецкий ученый, который более чем кто-либо ответственен за распространение идеи последовательных нашествий семитских отрядов из Аравии, сурово критикует работы Вельхаузена и Робертсон-Смита. Он указывает (и в этом следует за выдающимся арабским историком Ибн Халдуном, которого мы уже упоминали), что бедуины всегда были зависимы от соседней цивилизации; следовательно, ненаучно изображать жизнь Израиля, которую определяла цивилизация древнего Востока, в соответствии с обычаями и верованиями арабских племен эпохи Мухаммада или нового времени, когда их окружали совершенно иные цивилизации. Но едва ли нужно указывать, что и сам Винклер считал израильтян бедуинским племенем, которое вышло из Аравийской пустыни.
В годы, последовавшие за Первой мировой войной, не было сделано никаких значительных открытий в области отношений между древними Израилем и Аравией. Но сами арабы вышли из затянувшейся безвестности и внезапно превратились в объект внимания Запада благодаря событиям военного и послевоенного периода и благодаря целому потоку книг на эту тему, часть которых была очень высокого уровня. Достаточно упомянуть такие имена, как Лоуренс, Филби, Бертрам Томас или Алоис Музиль (чешский ученый, труды которого после войны публиковались в Америке — в английском переводе). Именно возрождение Аравии и вновь обретенная ее значимость привели к тому, что я бы назвал «панарабским подходом» к Библии и древней истории Израиля.
Что сказать по поводу теории, которая рассматривает израильтян как арабское племя, вышедшее из арабской пустыни, а израильскую религию как творение арабского разума? Эта теория не что иное, как серия недоразумений. Чем скорее мы с ней разделаемся, тем легче сумеем определить подлинную общность истоков евреев и арабов.
Евреи, насколько известно из конкретных исторических источников, скажем начиная с эпохи Судей и позднее, были полностью земледельческим народом, вся их жизнь, как светская, так и религиозная, была ориентирована на земледелие. Но нас убеждают, что организация израильтян в племенные объединения выдает бедуинское происхождение. Это первое заблуждение. Группировка по племенам, то есть по объединениям, которые считают себя связанными кровными узами или заключенным союзом, характерна не только для бедуинов и даже не только для кочевников; сегодня она обнаружена даже в такой стране, как Йемен, с его интенсивно развивающимся земледелием, и она существовала там тысячи лет назад, о чем свидетельствует сабейские и другие южно-аравийские надписи. Следовательно, племенная организация не является свидетельством бедуинского происхождения.
Истории о патриархах, которые странствовали между Бет-Элем, Хевроном, Беер-Шевой и другими городами, еще одна излюбленная тема панарабистов. Авраам, говорят они, это типичный арабский шейх. Здесь перед нами вторая ошибка. Существует весьма значительная разница между полукочевыми скотоводами, которые разводят овец и коров и, наподобие патриархов, бредут вслед за ними, а по временам занимаются земледелием внутри оседлого района (как об этом сообщается в Книге Бытия), и разводящими верблюдов бедуинами. Ведь «бадв» по-арабски означает «те, кто снаружи», и бедуины — те, кто живет на далекой окраине, в пустыне, где только и можно разводить верблюдов.
В Библии нет ни одного упоминания о том, что евреи когда-либо были верблюжатниками-бедуинами или что они вышли из Аравии. Казалось бы, на это можно возразить, мол, само Пятикнижие учит нас, что израильская религия родилась в пустыне, а библейские пророки считали время, проведенное израильтянами в пустыне, идеальным. Но это третья ошибка.
Пребывание израильтян в пустыне в Библии везде описывается как короткий промежуток между длительным житьем в Египте и завоеванием (или отвоеванием) Ханаана, как испытание для народа, непривычного к жизни в пустыне. Это было временем Божьего благоволения к Израилю, потому что израильтяне пошли за Ним в пустыню, в землю незасеянную (Иерем.,2:2), «землю засухи великой» (Осия,13:5), в самую невыносимую для земледельческого народа обстановку.
Конечно, в опровержение этому можно сказать, что выразительные заявления Пятикнижия и пророков отражают более поздние воззрения и что в выводах о происхождении израильского народа следует полагаться на сокрытые глубоко в контексте свидетельства Библии. Однако именно контекстуальные данные, полученные из сопоставления арабской и библейской литератур, показывают, сколь различным должно было быть происхождение этих народов.
Арабская классическая литература, как и Библия, была почти полностью создана в оседлом окружении — в основном в Ираке и в Сирии, авторами, которые происходили из семей, много поколений живших в городах, или же, напротив, вообще не были арабами; но каждая страница этих произведений выдает их происхождение от обитателей Аравийской пустыни. Словарь, метафоры, сравнения, сама тематика их поэзии изобилует обращениями к жизни в шатрах аравийских верблюжьих пастухов. Ничего подобного не найдешь в Библии, где все дышит ароматом палестинской земли и отражает жизнь земледельцев и пастухов.
В действительности у «панарабистской» теории не нашлось многочисленных сторонников среди серьезных библеистов. Хотелось бы указать, что в последнем обзоре современного состояния библейских изысканий «The Old Testament and Modern Study: A Generation of Discovery and Research» (Oxford, 1951) или в последнем обстоятельном пособии по истории Израиля (Martin Noth. Geschichte Israels. Goettingen, 1950), насколько я заметил, нет ни одной ссылки на якобы аравийское происхождение израильтян. Как мы увидим, огромное сходство между израильтянами и арабами следует объяснять иначе.
Древние израильтяне, какими они предстают в Библии, и изначальные арабы, насколько мы можем определить их природу через посредство ранне-мусульманской литературы, показывают весьма заметное сходство, которое роднит их друг с другом и отличает от великих цивилизаций, окружавших их и на них влиявших. В социальных традициях и этических подходах этих двух народов были весьма очевидные общие свойства. Эти общие свойства лучше всего можно описать как примитивную демократию.
На фоне цивилизаций древнего Востока, которые выкристаллизовались в основном в могущественных царствах Месопотамии, Египта и Малой Азии в противостоянии с соседними раннесредневековыми цивилизациями Византии и Сасанидского Ирана, израильтяне и арабы представляют такой тип общества, который характеризуется отсутствием привилегированных каст и классов, отсутствием принудительного повиновения сильной власти, наличием нерегламентированных, но тем не менее очень влиятельных институтов для формирования и выражения общественного мнения, свободой слова и высоким уважением к человеческой жизни, достоинству и свободе.
Примитивная демократия разных типов существовала в разных частях света, в том числе в Месопотамии. Вдобавок надо иметь в виду, что древний Восток, каким он предстает пред нами в свете все новых открытий, был очень многообразным не только с лингвистической или этической точки зрения, но также и по своей социальной организации.
Но можно с уверенностью сказать одно: только израильтяне и арабы сохранили свою примитивную демократию и порожденную ею моральную позицию в решающий час своей истории: когда оба народа стали носителями религий, которым суждено было направлять развитие огромной части человечества.
Нет необходимости углубляться в детали. Среди израильтян и среди арабов, как и во всем мире, были люди богатые и счастливые и. напротив, — бедные и несчастные. Но ни в Израиле, ни в арабских странах привилегированные классы не выделялись среди прочих при помощи закона, как это сделано, например, в прогрессивных в прочих отношениях «Законах Хаммурапи», где обозначены касты амелум и мушкенум, что обычно переводят как «господин» и «крестьянин».
Даже сам «закон талиона», который требует «жизнь за жизнь» безотносительно к социальному статусу убийцы и жертвы, подразумевает, что все равны перед законом, «богатство и бедность случайны и преходящи; но жизнь одного человека не может иметь большей ценности, чем жизнь другого» (John Garstrang. Solomon’s Heritage. London,1934, р.200).
А как насчет рабства? Это очень важный пункт, так как и евреи, и арабы владели рабами, а глаголы «быть рабом» и «служить» обозначают в языках обоих народов отношения между человеком и Богом. Эрнест Ренан особо подчеркивает эту деталь, противопоставляя мнимо рабский дух семитов любви к свободе, преобладающей среди индоевропейцев.
К сожалению, концепция Ренана, опровергнутая еще семьдесят лет назад Робертсон-Смитом, все еще затуманивает разум ученых и неспециалистов. Когда профессор Мордехай Каплан в книге «Будущее американского еврея» настойчиво рассуждает о новой американской концепции Бога, противостоящей концепции восточного деспота, который требует рабского повиновения, он вторит старине Ренану.
Рабство на древнем Востоке — очень сложная тема. Но если обратиться к статусу рабов в Израиле и Аравии, выясняется, что там существовали довольно сопоставимые и созвучные установления. Рабы здесь были не несчастным рабочим скотом, как на американских плантациях, или римских латифундиях, или в афинских гончарнях, — они были членами домашнего хозяйства, порой с более независимым статусом, чем у сыновей или младших братьев.
Элиезер, слуга Авраама, служит хорошим примером такого статуса. Он описывается как «сын дома», и предполагается, что он унаследует имущество своего хозяина при отсутствии кровного наследника (Быт.,15:3); когда родился сын, он присматривал за ним как старший брат (24:3 и ел.).
О подобных отношениях сообщается и в древних арабских источниках, а также в отчетах хорошо информированных, заслуживающих доверия путешественников по Аравии, таких, как Даути. Фрея Старк в своей книге «Южные ворота Аравии» рассказывает, что
«каждому мальчику дают раба его же возраста, и они растут вместе как добрые друзья».
Эта практика, существовавшая в древней Аравии, копируется в современной Южной Африке, где, разумеется, официального рабства не существует.
Следует отметить, что израильские пророки часто выражают недовольство обращением с бедными, вдовами, сиротами или странниками, но в их Писаниях нет ни единого упоминания о дурном обращении с рабами, а в известном отрывке из Книги Иова (31:13- 15) за рабом признаются те же человеческие права, что и за его хозяином. Семейная привязанность к еврейскому рабу наилучшим образом выражена в принятом в Италии X в. установлении, насчет того, что хозяин может прочесть поминальную молитву кадиш над телом своего раба, — а ведь ее обычно читают только над самыми близкими родственниками.
Таким образом, когда араб или еврей молится:
«Я слуга Твой, сын служанки Твоей» (Пс. 116:16),
он хочет сказать:
«Я самый близкий член вашего дома»
— понятие «сын» (очень распространенное в еврейских источниках, но крайне редкое в арабских) в молитве избегалось как намек на воспроизводство и сексуальные отношения.
Когда Моисею был дан почетный титул «слуга Господень», это понималось в смысле, описанном в Книге Чисел (12:7):
«слуга Мой Моисей, верный во всем Моему дому»,
— означало того, кто знает все желания своего господина и верно служит ему.
Выводы: институт рабства, который существовал у евреев и арабов, как и в соседних цивилизациях, принял у этих двух народов особый характер, который может быть объяснен близкими отношениями между ними.
Подобное заключение можно также сделать и о статусе женщин. Эта многократно обсуждаемая тема еще более сложна, чем проблема рабства. Здесь между евреями и арабами существуют заметные различия, но также и некоторые примечательные сходные моменты.
Очень характерный пример такого сходства — определенная форма участия женщин в общественной жизни. И в Израиле, и в древней Аравии (отчасти и в современной тоже) женщины, хоть и не принимали прямого участия в общественных обсуждениях и решениях, выражали общественное мнение в стихотворениях или подобных высказываниях, которые порой воспринимались как вдохновение свыше. Женщины древней Аравии славились не только своими погребальными песнями и хвалебными гимнами, но в особенности стихотворными сатирами, которые во многом исполняли функции современной прессы.
Рассказывают, что Мухаммад, старательно избегавший кровопролития среди населения, которое, как он считал, можно победить по-другому, дважды вынужден был отдать приказ о казни таких дам-сатириков, представлявших очевидную опасность даже для столь могущественного человека, как глава нового мусульманского государства.
Это проясняет, почему царь Саул так расстроился, когда «плясуньи» в своих триумфальных гимнах приписали — или, как сказано в Библии, «отдали» — Давиду уничтожение десяти тысяч врагов, а ему, царю, — только тысячи;
или почему Барак отказывался выступать на войну против Сисры, если Двора не будет сопровождать его. Язвительные сатиры женщины-судьи, частично включенные позднее в так называемую «Песнь Деборы» (Суд., 5), были наиболее эффективным средством для активизации апатичных племен. Пророчицы советовали или устрашали народ вплоть до самого конца периода древнего пророчества в Израиле, насколько можно судить по примеру пророчицы Хульды, состоявшей при царе Осии (Йошийаху), и прорицательницы Ноадии, которая, очевидно, доставила немало хлопот Неемии (Нехемии), наместнику Иудеи в древнеперсидские времена, хоть он и был человеком энергичным и даже жестоким (Неем.,6:14).
Современные еврейские женщины из Йемена, чья реакция на общественную жизнь принимает форму поэтических (сатирических в основном) высказываний, несомненно, следуют местной традиции, которую они к тому же перенесли с собой в Израиль. Здесь они слагают стихи, разумеется, по-арабски, на такие неожиданные темы, как консервированная пища, или женщины-военнослужащие, или, что самое забавное, — всеобщие выборы.
Я назвал арабскую и израильскую демократии примитивными, потому что они не создали фиксированных и постоянных публичных институтов, представляющих государство, как в Афинах или в Соединенных Штатах. Однако при этом они были не менее действенны. Когда Гидеон говорил:
«Не я буду управлять вами… Господь будет вами управлять»,
— он выражал позицию Израиля. Даже такой плохой, по общему мнению, царь, как Ахав, не мог избавиться от противника, минуя обычную судебную процедуру, что и показывает известная история с Навуфеем (Навотом). Когда иудейские цари Езекия
(Йехизкийаху) и Осия (Йошийаху) пожелали провести реформы, они вынуждены были советоваться с народом и заключать с ним официальные соглашения. Точно так же поступил в конце своего правления Неемия (Нехемия), который официально считался наместником персидского царя. Подобным же образом, как мы уже видели, функционировала в до-исламские времена арабская община, в которой не было правителя. В течение первых веков ислама, когда арабский элемент еще преобладал, халифат носил определенно демократический характер. Непрерывные междоусобные войны, которые привели к падению «Арабского царства», также свидетельствуют о неукротимом духе независимости, который был свойственен древним арабам, как и древним евреям.
Кроме этих главных характеристик, общих для обоих народов, существует много специфических черт, которые указывают на близкие отношения между ними. Я хотел бы привести только один пример. Очень важной концепцией в религии древних израильтян было положение о «Боге отцов»: безымянный Бог почитался родом или кланом, потому что Он являлся и помогал их предкам. Так, в Библии говорится о «Боге Авраама», «Боге Исаака» и т.д. Это понятие, которое стало столь существенным для израильской религии, имеет точную параллель в богах отцов, упомянутых столетиями позже в надписях набатейцев, которые, как мы уже видели, изначально были арабским народом.
Можно спросить, откуда происходит это огромное сходство? Было бы рискованно связывать его с похожими экономическими условиями, так как Израиль представлял собой полностью земледельческую нацию, чьи предки были в основном полукочевниками в регионе древних цивилизаций, тогда как Северная Аравия слыла домом бедуинов и торговцев. Думается, что ответ на этот вопрос следует искать в изначальном родовом сходстве, упомянутом в Библии.
В соответствии с Книгой Бытия (21:20-21, 25:1-6, 12-18), Авраам, прародитель Израиля, был не только отцом Измаила, но и предком мидиан, и многих других племен, обитавших в Северной Аравии, и даже Шебы, племени, весьма вероятно, связанного с древней страной Шеба (Сабея) в Южной Аравии. Книга Бытия сообщает, что Авраам послал сыновей в страны Востока, дав им подарки, а Исаак, таким образом, остался единственным наследником страны Ханаан.
Представляется, что эти сообщения означают следующее:
(а) Израильтяне ощущали свое близкое родство с племенами Северной Аравии и даже Южной Аравии.
(б) Отделение этих племен от рода авраамитов видится следующим образом: Авраам со своими людьми мигрировал из Месопотамии в Палестину (очевидно, там произошла какая-то ужасная катастрофа; как мы знаем из истории сионизма, простого слова «иди» — смотри: Бытие, 12:1 — редко бывает довольно, чтобы вызвать миграцию).
В Палестине в это время не было места, чтобы «осесть». Некоторые ветви авраамитов, такие, как Лот и Эсав-Эдом, продвинулись на пахотные земли к востоку и югу от Палестины, тогда как другие — племена измаильтян и мидианитов — проследовали по большому караванному пути, который вел от Беер-Шевы восточнее и южнее, на Аравийский полуостров.
Там они смешались с другими народами — так же, как это неоднократно происходило и с евреями, — и превратились в типичных торговцев и степных разбойников, какими они и изображены в Библии. Очевидно, что одомашнивание верблюда — очень важное достижение конца II тысячелетия до н.э. — создало отдельный арабский народ.
Конечно, мы не располагаем никакими историческими фактами об этих передвижениях населения. Но никакие другие миграции не совмещаются с традицией, сохраненной в Библии; и они помогают объяснить поразительные черты сходства израильтян и арабов, которые являются неоспоримым фактом.

Арабские евреи

Арабские (арабоязычные) евреи (яхуд; араб. يهود مزراحيون‎‎; ивр. יהודים ערבים, מזרחים, עדות המזרח‎ мизрахи, восточные евреи, восточные общины) — совокупность евреев арабских стран и выходцев из арабских стран, которые говорили на разных диалектах еврейско-арабского языка. В течение 1940—1970 гг. большинство арабских евреев покинули страны своего проживания, переселившись в Израиль и ряд других стран, в результате чего еврейские общины в арабских странах сократились до минимума или вовсе исчезли.

Термин

Термин «арабские евреи» ввёл французский философ Альбер Мемми. После появления книги израильского социолога и антрополога Йегуды Шенхава (англ.) «Арабские евреи — национальность, религия и этничность» (ивр.) дискуссионный термин «арабские евреи» в отношении евреев арабских стран и их потомков начал вытеснять израильский термин «восточные общины» или «мизрахим».

Общины арабских евреев

Марокканские евреи

Фесские евреи, 1900 год

Марокканские евреи — до 250 тысяч в Израиле, около 8 тысяч в Марокко (Касабланка, Фес, Марракеш); говорят на т. н. еврейско-марокканских вариантах нескольких арабских диалектов, в основном оседлой (старомагрибских) группы диалектов; часть говорит по-берберски.

Алжирские евреи

Алжирские евреи — в основном выехали во Францию, где практически все говорят только по-французски. До 1870 года в Алжире жило около 140 тысяч евреев (значительная часть которых говорила по-сефардски, а некоторые по-берберски), после 1962 оставалось около 10 тысяч, большая часть которых покинуло страну после 1990 года.

Тунисские евреи

Тунисские евреи — к 1948 в Тунисе было 105 тысяч евреев, но к 1967 большинство выехало во Францию и Израиль. В 2004 году оставалось 1,5 тысячи евреев в Тунисе, в основном на острове Джерба, где говорят на берберском языке джерби.

Ливийские евреи

Ливийские евреи — в начале века около 21 тысячи евреев (города Триполи, Бенгази), которые потом выехали в Италию, Израиль (30 тысяч) и США. На 2002 год в Ливии оставалась одна женщина. Диалект относится к оседлому наречию, в отличия от остального населения Ливии, которое говорит на бедуинских диалектах.

Египетские евреи

Филон Александрийский, александрийский еврей, религиозный мыслитель и выдающийся представитель еврейского эллинизма начала I-го века н. э.

Египетские евреи — происходят ещё с эллинистических времён, когда значительную часть населения Александрии составляли евреи. Впоследствии к ним просоединились вавилонские евреи после арабского завоевания, евреи из Палестины после прихода крестоносцев; сефарды в XIV—XV веках, итальянские евреи, занимавшиеся торговлей, в XVIII—XIX веках; евреи из Алеппо в конце XIX-начале XX веков.

Египетские евреи живут в двух городах: Каире и Александрии. Все члены общины очень пожилые люди.

Сирийские евреи

Сирийские евреи (англ.) включают две группы: арабоязычные евреи (муста‘раби), жившие в Сирии с давних времён, и сефарды, прибывшие в Сирию после 1492 года по приглашению османского султана. В XVI веке сефарды перешли на арабский и две общины интегрировались в одну. В начале XX века много сирийских евреев выехало в США, Бразилию, Аргентину, Великобританию и Палестину. К 1920 г., когда Сирия стала подмандатной территорией Франции, значительные еврейские общины сохранились только в Дамаске (около 10 тысяч), Халебе (свыше 6 тысяч) и в городе Камышлы, где жили в основном лахлухи. В 1947 г. численность евреев Сирии составляла 15-16 тысяч человек, из них около 10 тысяч жили в Дамаске, около 5 тысяч — в Халебе, несколько сотен — в Камышлы. К середине 1995 г. в Дамаске оставалось около 300 евреев, в Камышлы — около 90. В начале 2000-х гг. в Сирии оставалось менее 100 евреев, в основном люди пожилого возраста.

Ливанские евреи

Ливанские евреи (англ.) — жили в основном в Бейруте, Сидоне и некоторых других городах, а также в деревнях среди друзов. Ливан был единственной арабской страной, численность еврейского населения которой увеличилась в первые годы после создания государства Израиль (5,2 тысячи в 1948 г., 9 тысяч в 1951 г.). Однако после 1967 г. из Бейрута выехали 2,5 тысячи евреев, и к 1970 г. его община насчитывала около 1,5 тысяч человек. Выезжали в основном во Францию и США, лишь немногие в Израиль. В 2006 году оставалось около 40 евреев, в основном в христианской части Бейрута.

Иракские евреи

Иракские евреи — потомки первой еврейской диаспоры, возникшей еще в VI веке до н. э. Делились на курдистанских евреев севера (лахлухи) и арабоязычных евреев. По переписи 1920 г. еврейское население Ирака насчитывало около 87,5 тыс. человек, из которых 50 тыс. жили в Багдаде, около семи тысяч в Басре, 7,5 тыс. в Мосуле и около пяти тысяч в Эрбиле. В 1948 году в стране жило около 150 тысяч евреев. В марте 1950 г., когда евреям Ирака было разрешено покинуть страну, начался массовый исход евреев, организованный Еврейским агентством и получивший название «Операция Эзра и Нехемия»; между 1948 и 1951 гг. из Ирака выехало около 123 тыс. евреев. В апреле-мае 2003 г. из 34 остававшихся там евреев (все жили в Багдаде) 23 человека репатриировались в Израиль. Большинство выехало в Израиль, часть также в Великобританию и другие страны. Некоторые с XVII—XVIII веков обосновались в Индии (в 1948 году — 6 тысяч), в городах Бомбей, Калькутта, Пуна, Сурат.

Оманские евреи

Оманские евреи (Omani Jews) — небольшая община, существовавшая в Маскате и Суре в Средние века; была усилена в 1828 году евреями, бежавшими из Ирака от мусульманских погромов. Практически исчезли к 1900 году.

Йеменские евреи

Йеменские евреи (тейманим, от ивр. תֵּימָן‎ Тейман «Йемен») — группа евреев, выделяющаяся среди восточных евреев многими факторами, такими как особые религиозные обряды, произношение древнееврейского, одежда, занятие ремёслами и многое другое. К 1948 году в Йемене жило около 63 тысяч евреев, в 2001 оставалось около 200, в основном на севере страны в городе Саада, ремесленники и мелкие торговцы. (см. Феман)

Примечания

  1. יהודה שנהב, 2003. היהודים-הערבים: לאומיות, דת ואתניות הוצאת עם עובד.

См. также

  • Этнические группы евреев
  • Еврейско-арабские диалекты
  • Еврейские беженцы

Ссылки

  • Йеменские евреи — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  • Г. Пинто. «Да, мы похожи на арабов».
  • Между раввинами и доступными девушками еврейского квартала Михаэль Дорфман — рецензия на книгу о истории евреев Сирии и Месопотамии.
  • Кто забыл арабов — ‘праведников народов мира’?

Израиль? Нет, спасибо

«Великая Палестина от реки до моря!», «Долой еврейских оккупантов!», «Место еврейского государства — в море!» — подобные лозунги уже давно встречаются не только на демонстрациях палестинцев или радикальных мусульман в странах Ближнего Востока. Такие кричалки можно услышать на шествиях в Европе и Америке, за тысячи километров от Земли обетованной. На Западе уже сложилось целое движение BDS (Бойкот, изоляция и санкции), призванное нанести максимальный урон Израилю, а американские чернокожие, бунтуя против расизма в США, поднимают на щит палестинское знамя. «Лента.ру» разбиралась, как ненависть к евреям объединила черных, геев и мусульман, и почему на Западе стало модно любить Палестину.

Противостояние евреев и арабов имеет глубокие корни: евреи начали переселяться в Палестину еще во второй половине позапрошлого века, спасаясь от антисемитизма европейцев. В первые десятилетия XX века поток мигрантов ожидаемо усилился: на историческую родину легально и нелегально прибывали десятки тысяч евреев. Бежали они и от поднимавшего голову немецкого нацизма.

Сбежав из зарождавшегося Третьего рейха, они оказались в не самом лучшем положении: арабское население было отнюдь не в восторге от наплыва евреев, массово скупавших землю.

Независимое государство Израиль было провозглашено в 1948 году, и с самого дня основания оно вело тяжелую, но победоносную войну с арабами — как с внешними врагами из Лиги арабских государств, так и внутри своей территории. Жертвы с арабской стороны — военные и гражданские — во много раз превышают количество погибших израильтян, сотни тысяч арабов стали беженцами (одновременно с этим эквивалентное количество евреев переселилось подальше от погромов из соседних арабских государств).

С тех пор территория Израиля значительно увеличилась. В 1967 году израильские войска в ходе Шестидневной войны заняли Восточный Иерусалим и объявили город своей столицей. Этого, как и других завоеваний еврейского государства, не признала ООН, но на стороне евреев всякий раз выступали Соединенные Штаты. Именно благодаря поддержке сверхмогущественного союзника Израиль до сих пор существует именно в таких условиях.

Противостояние Израилю — одна из приоритетных целей Лиги арабских государств. Спустя всего два года после ее основания арабские страны, плотным кольцом окружившие Эрец-Исраэль («Земля обетованная» – так этот регион называют иудеи), совместно вступили с евреями в войну, которую те позже назвали «Войной за независимость» (1947-1949). Среди арабов эта война называется просто «Накба» — катастрофа.

С тех пор государства-члены ЛАГ не раз ссорились между собой, но вражда с Израилем оставалась для них важной скрепой. Египет был исключен из объединения на 10 лет и подвергнут санкциям — его лидеры в 1979 году пошли на сепаратный мир с еврейским государством. В обмен египтяне получили от Израиля Синайский полуостров.

Только в 2002 году ЛАГ пошла на уступки и выдвинула так называемую «саудовскую инициативу», в которой предложила Израилю мир и официальное признание в обмен на сдачу территорий Палестины. Инициатива вызвала ажиотаж в арабском мире, но никакой официальной реакции Израиля с тех пор так и не последовало.

Война навсегда

За все это время напряжение в регионе спадало очень редко. Целый спектр организаций, в разной степени признанных террористическими, продолжал заниматься «национально-освободительной борьбой». Одни только боевики ХАМАС провели более тысячи терактов и выпустили по территории Израиля десятки тысяч ракет (большую часть которых перехватила система ПВО «Железный купол»).

Конечно, и ХАМАС, и его союзники не видят ничего предосудительного в использовании террористов-смертников. Людей на роль «живой бомбы» часто подбирают и готовят еще в раннем возрасте. Известны десятки случаев, когда шахидами становились подростки — особенно часто это происходило во время Второй интифады (2000-2005 годы).

Граждане Израиля не остаются в долгу: например, операцию «Литой свинец» (2008-2009), ответ евреев на обстрелы со стороны палестинцев, в арабских странах называют не иначе как «бойня в Газе». В ее ходе погибли тысячи жителей сектора, сколько из них было связано с террористами — до конца не выяснено.

Международные наблюдатели обвиняют обе стороны конфликта в военных преступлениях: Израиль применял белый фосфор, не пытался сократить жертвы среди гражданского населения и разрушил многие школы, больницы и жилые дома, а ХАМАС и его союзники, по данным ООН, активно использовали палестинское население в качестве «живых щитов», провоцируя противника на убийство мирных граждан.

Апартеид ли?

Отдельный аспект проблемы — политика Израиля в отношении палестинского населения. Палестинцы юридически не являются гражданами и не обладают, к примеру, правом голоса и свободой передвижения. Регионы, где они живут, строго отделены друг от друга: все сообщение между сектором Газа, западным берегом Иордана и остальными частями автономии сильно затруднено израильскими законами.

То же самое можно сказать и про жизнь палестинцев в целом: бедственное положение их экономики — следствие того, что она не только не интегрирована в израильскую, но и жестко ограничена еврейским государством.

До начала 90-х годов почти половина работоспособных палестинцев работала в Израиле в качестве гастарбайтеров, но с тех пор возможности для выезда за границы автономии были существенно урезаны.

Чтобы перейти границу (в месте, где нет охраняемого забора или стены), нужно пройти сложнейшие процедуры получения выездной визы. За попытку незаконно пересечь границу можно получить пулю — так в 2014 году погиб 14-летний палестинец.

Арабское население не просто заперто: можно сказать, что его вытесняют. Строгие законы позволяют периодически объявлять дома на оккупированных территориях нелегальными и сносить их. Евреи продолжают выкупать и другими способами изымать землю, строить дороги между новыми поселениями и запрещать палестинцам пользоваться этими дорогами.

Дискуссия по поводу того, насколько такое общественное устройство напоминает апартеид в ЮАР, не затихает многие годы, однако все ограничительные меры показали себя эффективными в борьбе с террористической угрозой.

Вместе против евреев

Было бы в высшей степени странно, если бы борьбу против Израиля не поддержал весь исламский мир. Дело не только в том, что в зонах оккупации страдают их братья по вере, но и в том, что в Иерусалиме находится мечеть Аль-Акса, третья по значимости святыня в исламе. После заявления президента США Дональда Трампа о признании Иерусалима столицей Израиля, в мусульманских государствах прошла мощная волна протестов. Турецкий лидер Реджеп Тайип Эрдоган даже предложил объявить Иерусалим столицей Палестины.

За пределами ближневосточного региона у еврейского государства также хватает противников. Не так давно выяснилось, что достаточно популярное мирное антисионистское движение BDS связано с ХАМАС не только риторикой, не принимающей существование Израиля, но и пересекающимися финансовыми потоками: спонсорами BDS оказались, в числе прочих, те же люди, что жертвовали деньги на организации, связанные с терроризмом.

После того как этот факт стал достоянием общественности, активистам BDS запретили въезд в Израиль. 24 из 50 штатов США тоже закрыли въезд для членов организации.

Также против Израиля выступает группа, внешне, казалось бы, совсем не похожая на обычных его противников: ультраортодоксальные иудеи, в пейсах и традиционной одежде, часто присоединяются к демонстрациям палестинцев в западных странах. Приверженцы этого ответвления иудаизма полагают, что создание государства на Святой Земле — ошибка, и что этого не стоило делать, пока евреи не дождались прихода своего Мессии, потомка царя Давида, которому суждено принести мир и единение на Землю.

Кроме того, определенная часть евреев за рубежом и в Израиле считает, что чрезмерно жесткая политика государства исказила изначальные идеи сионизма, и что противники Израиля во многом правы. Существует целый ряд еврейских организаций, активно ведущих пропаганду в антиизраильском направлении.

Пожалуй, наиболее экзотические сторонники Палестины —представители ЛГБТ-сообщества. С «Чикагского марша лесбиянок» в прошлом году прогнали участниц с израильской символикой — и это не первый случай, когда звезда Давида вызывает неприятие на гей-параде. При этом палестинские флаги развеваются на таких мероприятиях довольно часто — при случае активисты даже не стесняются скандировать лозунги о «Палестине от реки до моря».

Такое отношение — не специфика сексуальных меньшинств. Несмотря на то что израильское общество можно по праву считать наиболее толерантным во всем регионе, западные левые (а подавляющее большинство ЛГБТ-активистов относятся к прогрессивным левым), как правило, выступают резко против Израиля. Здесь еврейское государство совершает маленькое «идеологическое чудо»: антифашисты, черные расисты из американского движения «Жизни черных важны» и ненавидимые ими радикальные альт-райты, ку-клукс-клановцы и неонацисты вдруг оказываются в чем-то согласны!

В феврале 2017 года режиссер Ами Горовиц провел интересный эксперимент: в кампусе университета Беркли он сначала размахивал флагом террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в России), а затем — флагом Израиля. В первом случае у него не возникает никаких проблем, а во втором — на него обрушивается шквал оскорблений.

Впрочем, многие пользователи соцсети справедливо возмутились. «Если бы эти ребята были на территории ИГ, им бы по-любому отрезали головы, а в Израиле им бы дали скидку на экскурсию в пустыне Негев… Что за фигня творится с этими детьми?» — написал пользователь PandasHateGrizzlies.

Причина безумия

Методы борьбы у противников Израиля все это время остаются похожими друг на друга. Печально известное движение ХАМАС, конечно, выделилось фанатизмом и масштабом жестокости на фоне своих предшественников. Но и до того, как исламисты стали популярны у местного населения, здесь было кому воевать с израильтянами.

Хотя сейчас Организация освобождения Палестины (ООП) официально не считается террористической, вплоть до конца Первой интифады эти же люди под этими же флагами занимались самым настоящим терроризмом. Однако те боевики все же отличались от нынешних: знамена ФАТХ, НФОП, ДФОП и других военизированных групп в составе ООП обязательно хотя бы частично окрашены в красный.

Те, кто во имя независимости Палестины похищали пассажирские самолеты, взрывали себя в толпе и расстреливали мирное население, в то время, как правило, были социалистами. Группировки раскалывались и объединялись из-за тонкостей ультралевой идеологии: марксизм-ленинизм, маоизм, членство в Социалистическом интернационале — все это давало им право не только на союз с европейскими левыми террористами (совместные теракты с немецкой «Фракцией Красной Армии»), но и на финансирование от Советского Союза. В то время СССР поддерживал социалистические движения во всем мире, поэтому боевики ФАТХ даже проходили обучение в специальном лагере в Крыму.

Одновременно с тем, как ослабел и распадался соцлагерь, в Палестину вернулись добровольцы из Афганистана — там они приобрели совсем другие взгляды. Национально-освободительная борьба органично сплелась с радикальным исламом. ХАМАС стал получать все большее влияние в регионе, особенно в секторе Газа, — дошло до вооруженной борьбы и прямого конфликта с ФАТХ, которая к тому времени отказалась от уничтожения Израиля. На данный момент светские социал-демократы из Организации освобождения все же сосуществуют с исламистским ХАМАС, цель которого, по-прежнему, «свободная Палестина от реки до моря».

Как объясняет немецкий социолог Петер Ульрих, западные левые оказываются в одном «пропалестинском лагере» с антисемитами буквально за счет инерции.

Вплоть до конца 80-х годов палестинское общество считалось одним из самых прогрессивных и открытых на всем Ближнем Востоке. Против Израиля там, как мы уже упоминали, действовали силы, активно сотрудничавшие с левыми по всему миру. Затем они растеряли влияние, и им на смену пришли религиозные фундаменталисты, которых, в целом, можно считать ничуть не меньшими «фашистами», чем израильтян. А их западные союзники сохранили и передали потомкам романтику борьбы за свободную Палестину.

Ключевая проблема в том, считает Ульрих, что подавляющее большинство европейских социалистов еще в 70-х смотрело сквозь пальцы на националистические и антисемитские убеждения, характерные даже для самых «левых» палестинцев — ведь для просвещенного западного человека несовместимость таких идей выглядит аксиомой.

Однако такие рамки идентификации, видимо, работают лишь в определенных культурных условиях — а в среде, далекой от западного политического дискурса, люди не видят ничего предосудительного ни в ненависти к евреям, ни в совмещении социализма с национализмом.

Безусловное осуждение нацистского режима, Холокоста и личности фюрера нацистской Германии Адольфа Гитлера для них тоже не всегда очевидно: противники сионизма в мусульманских странах Африки не стесняются использовать символику национал-социалистов. Еще во время первых антиеврейских восстаний в конце 30-х годов палестинцы использовали свастику в пропаганде и отличительных знаках.

Исторические причины, неинформированность, попытка судить о других через призму собственных убеждений — у симпатий западных обывателей к откровенно террористическим методам палестинцев много причин. И пока они не смогут взглянуть на события объективно, оценить проблемы с двух сторон, палестино-израильское урегулирование ближе не станет.

imperialcommiss

Вечером 8 июня 2016 года в самом популярном у тель-авивцев развлекательном комплексе «Сарона» два молодых араба, одетые в элегантные костюмы, открыли огонь из автоматического оружия с почти нулевого расстояния по сидевшим в кафе людям. Четыре человека погибли и еще шестеро получили ранения различной степени тяжести. Оба террориста были ранены в перестрелке с полицией, но остались живы и находятся под арестом.
Двоюродные братья, студенты, сыновья хорошо обеспеченных семей, они приехали в Тель-Авив из деревни Ятта возле Хеврона. Приехали с единственной целью — убивать евреев. Ятта — регулярный «поставщик» террора — снова привлекла к себе внимание и заставила вспомнить, кем заселена эта арабская деревня, которую из-за ее размеров вполне резонно можно назвать городом.
Широко распространено мнение, будто после разрушения Второго Храма и подавления восстания Бар-Кохбы в 135 г. н.э. евреи были полностью изгнаны из Эрец Исраэль, и на протяжении 19 веков их тут почти не было. Как свидетельствуют факты, о которых не очень любят распространяться историки, это не совсем соответствует действительности. Многие евреи сумели тогда избежать изгнания и остались. И многие из них все еще здесь, хотя евреями себя уже не называют.
Когда палестинские арабы утверждают, что их предки жили здесь «испокон веков», это не совсем ложь. Просто, говоря это, они умалчивают о том, что их предки были евреями, которые на том или ином историческом витке прошли насильственное обращение в ислам. Как в свое время многие евреи, оставшиеся в Испании после изгнания, были насильственно, под страхом смерти, обращены в христианство и дали потомство, впоследствии превратившееся в едва ли не самые аристократические роды испанской знати. Однако, в отличие от Испании, где многие знают о своем происхождении и даже гордятся своими еврейскими корнями, палестинские арабы стараются о своем еврейском происхождении вслух не упоминать. Но помнят.
«Имеются исследования, показывающие, что многие арабы Эрец Исраэль (значительная их часть) на самом деле являются потомками евреев, насильственно исламизированных на протяжении лет, — говорит раввин Дов Штайн из не так давно созданного нового Санхедрина. — Некоторые исследования показывают, что едва ли не 85% проживающих в Израиле арабов происходят от евреев. Другие утверждают, что меньше».
Исследователь этого вопроса Цви Мисинай считает, что этот показатель приближается к 90%. Эти утверждения не новы. Хиллель Фендель в статье на сайте «Аруц7» цитирует лидеров сионистского движения Давида Бен-Гуриона и Ицхака Бен-Цви, которые писали 100 лет назад:
«Если мы исследуем происхождение феллахов, то нет сомнений, что в их жилах течет значительная часть еврейской крови».
Лидеры сионизма подразумевали, что эти евреи так сильно любили свою Землю, что готовы были перейти в ислам ради того, чтобы остаться на ней. По всей вероятности, имелся в виду декрет халифа аль-Хакима, который в 1012 г. (на несколько веков опередив «святую» инквизицию) приказал всем «неверным» либо принять ислам, либо покинуть Эрец Исраэль. Исследователи полагают, что до 90% евреев предпочли принять ислам, но при этом, как позднее испанские мараны, продолжали тайно практиковать иудаизм. 32 года спустя декрет был отменен, но, очевидно, для 75% евреев это было слишком поздно — они уже перешли в ислам, из которого, как известно, пути назад нет, разве что посредством обезглавливания.

В 1917 г. Феликс Франкфуртер, в то время американский политик, способствовавший созданию Лиги Наций и призывавший Президента Вильсона поддержать Декларацию Бальфура, получил письмо от Эмира Фейсала.
«Мы одной расы и одной крови, — писал Эмир, — и наше сотрудничество принесет большое процветание этой земле».
Фейсал был известен своей близостью к сионистам, к тому времени уже активно и массово прибывавшим в Эрец Исраэль. В 1919 г. он подписал соглашение о сотрудничестве с Хаимом Вейцманом, которому писал, что «ему известно о расовом родстве и древних связях между арабами и евреями».
По мнению упомянутого выше Цви Мисиная, декларация о родстве была со стороны Фейсала более чем словесной данью общепринятому взгляду. Мисинай знает родословные современных арабских палестинцев лучше, чем кто-либо.
«Фейсал по отцовской линии относится к хашемитам, — говорит он. — Это значит, что он происходит по прямой линии от Мухаммеда. Но мать его деда по материнской линии, Царя Она, происходила из семьи насильственно обращенных в ислам евреев, которые мигрировали на восточный берег реки Иордан, а позднее вернулись в одну из деревень западного берега.
Во времена, когда будущий Эмир Фейсал родился и рос, о еврейском происхождении матери его деда было известно, и они не пытались это скрывать. То, что было известно Фейсалу, знают многие палестинские арабы и сегодня».
Цви Мисинай, историк-любитель, занимается исследованием этого вопроса на протяжении многих лет и знает много больше иных профессионалов. Он не ищет грантов, финансируя свой поиск из собственных средств, заработанных хайтековскими разработками, которыми он весьма успешно занимался в прежние годы. Он был одним из первых в Израиле хайтековских предпринимателей и заработал на этом немало денег. Затем он решил, что денег у него уже достаточно, и занялся любимым делом — историей Эрец Исраэль. По его приблизительным подсчетам, он уже вложил около полумиллиона шекелей в проект поиска еврейских корней палестинских арабов. Он говорит, что не только общие гены связывают многих палестинских арабов с евреями, но и сохранившиеся во многих арабских семьях еврейские ритуалы, предметы еврейского обихода и даже фамилии.
В ходе своего поиска Мисинай не боится заезжать в опасные места на контролируемых террористами ПА территориях Иудеи и Самарии, где он собирает истории арабов, которые еще помнят, как в семье соблюдались еврейские традиции. Один из арабских собеседников Мисиная рассказал ему, что его отец уже на смертном одре сказал детям, что они евреи. Другой, на фоне висящей у него на стене фотографии святого каббалиста Хабби Абухациры, сказал, что в его семье знание об их еврейских корнях передается из поколения в поколение на протяжении столетий. Повязав на руку, по-видимому, когда-то кошерные тфилин (филактерии), он сказал:
«Мой отец делал это и научил нас делать это, когда кто-то болен или в беде».
Среди своих собеседников Цви нередко встречает людей, которые хотели бы снова стать евреями, но большинство боятся даже говорить на эту тему.
Он издает литературу на тему своего исследования и распространяет ее как среди арабов, так и среди евреев, считая, что возвращение этих исламизированных потомков евреев в лоно иудаизма — один из путей к установлению мира на еврейской земле.
Несмотря на напряженные отношения между арабами и евреями в Эрец Исраэль, Цви Мисинай продолжает убеждать местных арабов, что они, весьма вероятно, происходят от евреев. В фильме, который несколько лет назад демонстрировался по израильскому телевидению, показано, как он раздает свои брошюры у КПП Гуш-Эцион как охраняющим КПП солдатам ЦАХАЛа — «чтобы вы знали, кого вы тут проверяете» — так и ожидающим проверки арабам — «чтобы вы знали, что большинство из вас евреи». Один из арабов спрашивает Цви, принадлежит ли он к движению за мир, и он отвечает: «Да, конечно, за мир, чтобы мы могли жить вместе как один народ».
«Занимаясь поиском пропавших десяти израильских колен в Индии и Афганистане, мы забыли заглянуть в свой собственный двор», — звучит в фильме голос за кадром.
После многих лет, отданных этому исследованию, Мисинай говорит, что еврейское происхождение большого процента живущих в нашем регионе арабов — это едва ли не самый охраняемый исторический секрет, который может со временем залечить страшный конфликт, разорвавший Эрец Исраэль.
Говоря, что до 90% всех палестинских арабов происходят от евреев, он уточняет, что это именно те кланы, которые не ушли со своей земли в 1948 г. по призыву арабских армий, напавших на новорожденное еврейское государство. Те, что ушли, положив начало понятию «палестинские беженцы», были как раз пришлыми из сопредельных арабских стран. Они начали перебираться в Эрец Исраэль по мере освоения ее первопроходцами-сионистами, приезжая сюда в поисках рабочих мест, которые создавали евреи, возрождавшие сельское хозяйство на исконной еврейской земле и создававшие первые промышленные предприятия. Всего с территорий, ставших Израилем, ушли, по разным, но всегда раздутым данным, от 430 до 500 тысяч арабских беженцев, которые были рабочими-мигрантами, приехавшими в Эрец Исраэль из Египта, Судана, Ливана, Сирии, Ирака, Саудовской Аравии, Бахрейна, Йемена, Ливии, Северной Африки, Боснии, Индии, Афганистана…
Их имена подтверждают их происхождение: аль-Масри (Египет), аль-Обейди (Судан), аль-Любнани (Ливан), Халаби (Сирия), аль-Муграби (Марокко), аль-Джазаир (Алжир), аль-Ямани (Йемен), аль-Афгани (Афганистан), аль-Хинди (Индия), аль-Хиджази (Саудовская Арваия), аль-Багдади (Ирак), Бушнак (Босния), Хамис (Бахрейн), аль-Турки (Турция)…
Если за сорок лет, с 1880 по 1919, арабское население Хайфы подскочило с 6 тысяч до 80 тысяч, то это означает, что 74 тысячи составили, пользуясь современной терминологией, иностранные рабочие или экономические мигранты, которых привлек созданный евреями экономический рост. Именно они охотно откликнулись в 1948 г. на призыв арабского командования покинуть свои дома под обещание, что очень скоро — после неминуемого разгрома новорожденного еврейского государства — они вернутся и получат неограниченное право на разграбление домов убитых евреев. Эти люди откликнулись на призыв именно по той причине, что они успели прожить в Эрец Исраэль совсем недолго, приехав сюда на заработки. Именно поэтому ООН и создала для них — и только для них! — новую формулировку понятия «беженец»: «проживший в месте, откуда был вынужден бежать, не менее двух лет». Во все остальном мире беженцы — это те, кому пришлось бежать из своей родной страны…
Но если в Хайфе 74 тысячи были недавними пришельцами, то кто же были те 6000 арабов, что жили здесь до этого? Кем были те немногие арабские жители, которые все же жили в Иерусалиме и в окружавших его небольших городах? Исследованием их происхождения и занимается Цви Мисинай.
В расположенной к югу от Хеврона деревне или, скорее, небольшом городе Ятта потомки исламизированных евреев представлены очень широко. Местным жителям широко известно, что половина их принадлежат к ранее еврейскому клану Махамра (или эль-Хамра). Это имя — Махамра — в переводе означает «винодел», а в исламе, как известно, это ремесло запрещено.
«Жители этого района перешли в ислам относительно поздно в истории, — говорит Мисинай. — Поэтому сохранили обычаи, знания и некоторые артефакты».
Среди них — шестиконечная звезда Давида над входом в некоторые дома, а в одном (по крайней мере, в одном) доме семья спрятала мезузу и тфилин в изобретательно устроенном тайнике. Один собеседник Мисиная вытащил откуда-то маленькую книжку на иврите, в которой оказались Псалмы и Тания. Он сказал, что до сих пор продолжает тайно молиться по ней.
Еврей из поселения Текоа по имени Миро Коэн очень дружен с арабами из соседней деревни Кавазбе. Но имя Кавазбе — как он и его арабские друзья считают — это искаженное Кузейба, изначальное имя знаменитого еврейского героя Бар-Кохба.
«Эти люди — потомки Бар-Кохбы», — утверждает Коэн.
Сидящий рядом с ним араб может перечислить своих предков восемь поколений назад, дойдя до пра-прадеда по имени Кавазбе. Другой старец в этой деревне открыто говорит, что его дед был евреем и перешел в ислам. Некоторые из жителей хотели бы вернуться в иудаизм. Они даже не называют это переходом, потому что они «уже евреи». Но в то же время среди арабов с именем Кавазбе немало таких, которые были арестованы после совершения страшных терактов против евреев. Как и многие жители Ятты из клана Махамра, в частности, убийцы, совершившие недавний теракт в Тель-Авиве.
Житель еврейской общины Хеврона Шмуэль Мушник, историк и художник, создатель Музея хевронского погрома 1929 г. в здании Бейт-Хадасса в Хевроне, рассказал, что проживающий в Хевроне председатель парламента Палестинской Автономии Азиз Двейк также потомок еврейского рода, как и в целом террористическая хамула Джабри, в жилах которой течет много еврейской крови из рода знаменитого раввина Шнеура Залмана из Ляды, известного как «Бааль атания». Принадлежит к числу потомков евреев и хамула Бен Шитрит в Хальхуле, откуда также вышло немало террористов.
Арабские деревни, где живут арабы еврейского происхождения, есть и в других районах Иудеи и Самарии. Среди них Кфар Анза в Самарии, Самоа на юге Иудеи, деревни в районе Тель-Арад и др. Рав Штайн из нового Санхедрина говорит:
«Мы знаем, что около 200 лет назад галилейская деревня Сахнин была еврейским городом с активной синагогой. Турки вынудили жителей принять ислам, но люди там знают о своем еврейском происхождении».
Отдельным звеном являются бедуины из клана Саварка. К этому клану принадлежит от 3 до 4 тысяч разбросанных по Синаю и Негеву бедуинов. И «все они — евреи», как говорит на чистом иврите один из глав клана. Правда, для съемки он закрыл лицо, потому что опасно открыто говорить такие вещи:

«У них не было выбора, это было столетия назад… Я помню, что моя мать и бабушка зажигали свечи перед шаббатом, и у них была специальная миква…».
Другие собеседники Мисиная в бедуинской деревне к востоку от Хеврона вспомнили, что их предки сжигали специальный кусочек теста (что напоминает библейское указание отделять маленький кусочек теста при выпечке хлеба), зажигали свечи на могилах, а также разрывали одежду и сидели семидневную шиву по умершим (а не три дня, как это практикуют мусульмане).
Даже сегодня они делают обрезание через семь дней после рождения мальчика (в отличие от мусульман, у которых это делают в 13 лет). Во многих арабских домах имеется выемка для мезузы на дверном косяке, а в ряде случаев даже есть спрятанный там маленький свиток.
В другой деревне, непосредственно примыкающей к Хеврону с юга, живет потомок испанских евреев Мухаммед Амсалем. Он рассказал Аарону Граноту из журнала «Мишпаха» (Семья), что все в городе знают, что он и весь его клан — евреи.
«Наши старики рассказывают, что наши предки пришли в эту землю в 15 веке, во время испанской инквизиции, через Марокко. Они поселились в Рамле. Потом пришли мамлюки и вынудили их перейти в ислам, после чего они переместились в район к югу от Хеврона».
Амсалем говорит, что они решили обнародовать свои еврейские корни после Шестидневной войны 1967 г., когда узнали, что в Хевроне восстановлена еврейская община.
«Но евреи увидели, что у нас нет никаких знаний их религиозной практики, и отказались нас принять… Если еврейская община сегодня согласится нас принять, мы бы с радостью присоединились к ней».
На юге Хевронского нагорья половина арабов знает о своем еврейском происхождении. Раньше они говорили об этом открыто, теперь боятся. Один человек, который не так давно выставил серебряную ханукию, полученную им от отца и от прежних поколений семьи, подвергся нападению террористов. Они подвесили его за ноги на шесть недель, после чего он остался инвалидом.
Генетические исследования также подтверждают исторические сведения, передаваемые из поколения в поколение.Метки: История, Культура, Общество

1. Израильско-арабский конфликт меньше, чем вы думаете.
Если вы попытаетесь закончить предложение «Израильско — арабский конфликт важен, потому что …», вы обнаружите, что у вас нет ответа. Этот конфликт — один из самых маленьких в мире. Израиль — крошечная страна, не имеющая никакого стратегического значения. Здесь нет нефти, как и в странах, окружающих Израиль. Вы слышите так много об Израиле по той единственной причине, что достаточно много людей решили, что это важно, не имея на то никаких объективных причин. Всегда, когда вы занимаетесь этим конфликтом, вы упускаете из виду реальные крупные и важные проблемы, такие, как Китай — диктатуру с более чем миллиардом населения, имеющую к тому же крупнейшую экономику в мире, кровавый и казалось бы неразрешимый конфликт в Сирии, геноцид, происходящий в Судане.
2. Мировые СМИ одержимы Израилем.
Окружающая реальность отражается в сообщениях. Обычно, чем ближе событие и чем оно драматичнее, тем больше шансов, что вы услышите о нем из средств массовой информации. Это правило не распространяется на израильско-арабский конфликт. Самое незначительное происшествие в Израиле сразу становится главной новостью всего мира. Вот один факт, который следует иметь в виду: За более чем 100 лет конфликта около 25 тысяч палестинцев потеряли свои жизни. В арабском мире более 15 миллионов человек погибли только за последние 50 лет. Вы слышали о них гораздо меньше, как и о миллионах, погибших в Африке. Одна из причин этого — то, что в Израиле очень легко работать иностранным корреспондентам. Существует современная инфраструктура, свобода слова, и журналисты чувствуют себя в безопасности. Палестинцы также чувствуют себя в безопасности. Обратите внимание, что палестинцы никогда не говорят анонимно и не закрывают лица, как делают люди, когда они боятся власти. Израиль, как и любая другая страна, не совершенен, но очень важно помнить, что даже право жаловаться на свое правительство — это привилегия, которой пользуются лишь немногие люди в нашем мире .
Это абсурдно, но европейские СМИ освещают Израиль больше, чем участие Европы в Ираке и Афганистане. Вот интересный пример. В 2011 году британская газета The Guardian упоминала Израиль свыше 1000 раз. В том году погибли 115 палестинцев, большинство из них были террористами. Ирак был упомянут 504 раза, хотя были убиты более 4 тысяч иракцев, многие из них в результате инцидентов с британскими солдатами.
Эта навязчивая идея также распространена в научном мире. На сегодняшний день существует больше всяких курсов, семинаров, книг и форумов об этом конфликте, чем о любом другом конфликте.
3. Условия жизни палестинцев хорошие!
Многие известные люди критикуют Израиль. Лауреат Нобелевской премии Сарамаго, лидер Пинк Флойд Роджер Уотерс и другие известные люди сравнивают действия Израиля с действиями нацистов. Вот некоторые факты, доказывающие противное.
Средняя продолжительность жизни на Западном берегу и в секторе Газа в 1967 году (когда Израиль занял Западный берег и сектор Газа) составляла 48 лет. Сегодня это более 75 лет — больше, чем во всех арабских странах вокруг Израиля.
В 1967 году показатель младенческой смертности был выше, чем 150 на 1000 родившихся. Сегодня он меньше 19.
Палестинцы — это самые образованные арабы на Ближнем Востоке и в Северной Африке. В 1967 году на Западном берегу не было ни одного университета. На сегодняшний день существует 11 университетов и 13 колледжей.
В 1967 году только в 4 арабских селениях была проточная вода. На сегодняшний день их существует более 640. (В Аммане, столице Иордании, находящейся всего в десятках километров, водопровод работает только один день в неделю).
По данным Всемирного банка, палестинцы получили в четыре раза больше помощи, чем Европа по плану Маршалла после Второй мировой войны. Все знают, что Соединенные Штаты поддерживают Израиль. Но ни один из них не знает, что палестинцы получают больше помощи от Соединенных Штатов, Европейского Союза, Японии, арабских стран и Организации Объединенных Наций, чем любой другой народ в мире.
4. Государство Израиль было создано не в качестве компенсации за Холокост.
Утверждение, что евреи получили страну только потому, что мир был потрясен Холокостом, по меньшей мере, наивно. Мировая политика так не работает. Во время Второй мировой войны было уже полтора миллиона евреев, имеющих национальное сознание и все учреждения, необходимые для государственности — образование, здравоохранение, политическая система и так далее. Создание Израиля, как и создание десятков других стран, было больше связано с самой Второй мировой войной. После каждой мировой войны возникает новый мировой порядок. После Первой мировой войны были созданы страны — Югославия (1918), Польша (1918), Чехословакия (1918), Финляндия (1917) и Турция (1923). После Второй мировой войны были созданы многие страны — Иордания (1946), Сирия (1946), Индия (1947), Пакистан (1947), Израиль (1948), и Корея (1948). Кроме того, после холодной войны, затронувшей весь мир, также были созданы многие страны — Бывшие республики Югославии и СССР стали государствами.
Израиль был создан среди стран, созданных после Второй мировой войны. Большинство стран Ближнего Востока были созданы на французских и британских территориях, утраченных ими после войны.
5. Израиль не был создан на украденной палестинской земле.
Многие думают, что была палестинская территория, а затем пришли евреи и забрали себе эту землю. Это не так. Название Палестина происходит от слова «Pleshet». Так называли древних людей, которые, в соответствии с еврейской Библией, пришли с греческого острова Крит и поселились на южном берегу Земли Израиля. Название Pleshet, или Филистия, не использовалось, пока римский император Адриан, решив наказать евреев за восстание Бар-Кохбы, не изменил в 135 году название Иерусалима на Элия Капитолина и название Иудеи на Сирия Палестина. Название не использовалось во время мусульманских империй, правивших на Ближнем Востоке. Большая часть современного Израиля была небольшой, заброшенной и неважной частью Сирии. Иерусалим никогда в ту эпоху не был столицей. В мусульманскую эпоху важными городами региона были Каир и Дамаск. Только после того, как в Первой мировой войне рухнула Османская империя, начиная с 1917 года, под британским правлением название Палестина стало снова использоваться. Если бы англичане не пришли, не было бы никакого палестинского народа. А арабы, жившие в этом районе, были бы египтянами или сирийцами. (Прим. grimnir74 Название Палестина также широко применялось среди христиан как синоним Святой земли — также от римских времен)
Евреи жили на протяжении сотен лет в Иерусалиме, Хевроне, Цфате и Тверии. В 1860 году евреи начали покупать землю за пределами этих четырех городов. В отличие от первых белых поселенцев в Соединенных Штатах, отнявших землю у индейцев, в отличие от австралийцев, укравших землю у аборигенов, вся земля, на которой селились евреи, была куплена и оплачена до последнего цента. Начиная с 1930-х годов, англичане и Организация Объединенных Наций сделали много предложений о том, как разделить землю Израиля на два государства — еврейское и арабское, живущие бок о бок друг с другом. Евреи согласились с предложениями, но арабы — нет, и начали войну. Евреи выиграли. Многие арабы продолжали жить на территории Израиля после его победы, и сегодня 20 процентов населения Израиля составляют арабы.
6. В арабских странах нет мира между евреями и арабами.
Конечно, евреям было гораздо хуже под властью нацистов, но это не означает, что они жили в равенстве и пользовались религиозной свободой под властью арабов. Да, был золотой век мирного сосуществования, но он был коротким, и это было 800 лет назад. Во всех мусульманских странах, где жили евреи, от Марокко на востоке до Ирана на западе, от Сирии на севере до Йемена на юге, до появления сионизма евреи страдали от дискриминации, погромов, насилия и расового угнетения. После создания государства Израиль большинству евреев, живших в арабских странах, около 800 тысячам, пришлось бежать в Израиль.


7. Израильская оккупация не представляет источник конфликта.
В 1967 году арабские государства, окружающие Израиль, пригрозили уничтожить Израиль и двинули свои войска к границам. Совершив внезапную атаку, израильская армия за шесть дней разбила все арабские армии, и размеры Израиля увеличились в три раза. Сектор Газа находился под контролем Египта, а Западный берег — Иордании. За 19 лет (1948-1967), когда палестинцы находились под контролем Иордании и Египта, никто не упоминал о них. Если бы Шестидневной войны не было, палестинцы жили бы под арабским гнетом, и никого бы это не беспокоило. Лучший пример — это палестинцы, живущие в лагерях Ливана и Сирии. Хотя условия жизни там намного хуже, чем на Западном берегу, от средств массовой информации об этом ничего не слышно.
Многие думают, что было бы лучше, если бы Израиль вывел свои войска из Западного берега, но другие считают, что это может поставить под угрозу безопасность Израиля. Есть хорошие аргументы с обеих сторон, но мысль, что оккупация виновна в конфликте, ложна. Это доказывают три соображения. Прежде всего, и наиболее очевидно то, что конфликт начался задолго до Шестидневной войны и даже до 1948 года. Арабы не желают согласиться с существованием двух государств. Второе доказательство — Ливан; хотя в Ливане нет израильских солдат, Хезболла четко выступает за ликвидацию Израиля. То же самое касается Ирана — хотя между ним и Израилем 1000 километров (около 620 миль) и две страны, хотя у персов совершенно другая культура и язык, чем у арабов Ближнего Востока, иранские лидеры призывают к уничтожению Израиля. Источник конфликта в том, что мусульмане не хотят признавать немусульманское государство на Ближнем Востоке.
8. Проблема палестинских беженцев — не источник конфликта.
Арабо-израильский конфликт окружает множество преувеличений и искажений, но есть одна большая ложь. Это ложь о «палестинских беженцах» и о «праве на возвращение». У кого только нет родителя, бабушки или дедушки, которые мигрировали из-за конфликта? Войны и другие конфликты 20-го века создали сотни миллионов беженцев. В новом мировом порядке после Второй мировой войны все население было мигрантами. Более 15 миллионов немцев были вынуждены покинуть свои дома в том, что было ранее восточной территорией Германии. Сотни тысяч людей на Балканах были вынуждены мигрировать из-за появления там новых стран. Около 65 миллионов человек в том, что было Советским Союзом, должны были мигрировать. Кто когда-либо слышал о 300 тысячах мусульман, которые были вынуждены покинуть Болгарию, или о 250 тысячах греков и турок, которые должны были покинуть свои дома после того, как турки заняли Кипр в 1974 году? Проблемы беженцев продолжаются. Около двух миллионов христиан были вынуждены эвакуироваться с Ближнего Востока из-за мусульманских атак. Но есть только одна группа, о которой вы слышите больше всех других, — палестинские беженцы.
В результате войны за Независимость 1948 года, насчитывалось около полумиллиона арабских беженцев, покинувших свои дома. Многие ушли, потому арабское руководство приказало им уйти и пообещало, что они смогут вернуться. И как во всех войнах, были некоторые случаи эвакуации. Но в отличие от Германии, которая помогла немецким мигрантам, в отличие от Индии, которая помогла индусам, Пакистана, который приветствовал мусульман, или Израиля, приветствовавшего еврейских беженцев, египтяне, сирийцы и ливанцы не помогали палестинцам, хотя они такие же люди (в 1948 году не было никакой разницы между арабской деревней на севере Израиля и арабской деревней на юге Ливана). Иордания была единственной арабской страной, предоставившей гражданство палестинцам. Организация Объединенных Наций — это часть проблемы. Немногие знают, что в ООН имеются два агентства беженцев — UNRWA — только для палестинских беженцев, и UNHCR- для других беженцев всего мира. Эти две организации по-разному определяют, кого называть беженцем. Определение БАПОР предоставляет статус беженца детям палестинских беженцев, поэтому каждый год «официальное» количество палестинских беженцев растет.
И только одна группа беженцев не привлекает никакого внимания — это еврейские беженцы из арабских стран. Евреи, покинувшие мусульманские страны, никогда не причинили никакого вреда мусульманам, но когда был создан Израиль, около 800 тысяч из них были вынуждены бежать, оставив все, что у них было, и начать новую жизнь в Израиле.
9. Вернуться к истокам.
Мы живем в пост-пост-модернистском мире. Мы стремимся понять реальность не только из обычных каналов, но также через альтернативные способы общения. Не то, что говорят лидеры, а то, что думают люди. Не из учебников истории, а от фермеров на местном рынке. Один человек пишет статью о повседневной жизни, другой делает документальный фильм о детях, живущих во время войны. Один будет транслировать оптимизм, другой — пессимизм. Все эти разные ракурсы могут помочь лучше понять конфликт, но иногда хорошо вернуться к основам, к тому, что каждая сторона говорит о себе. Израильская Декларация независимости гласит:
«Мы протягиваем руку всем соседним государствам и их народам, предлагая им мир и добрососедство».
В преамбуле к Пакту ХАМАСа говорится:
«Израиль будет существовать до тех пор, пока ислам не уничтожит его».
10. Нет никакого противоречия между еврейским и демократическим характером государства Израиль
Большинство стран представляет собой национальные государства, имеющие общий этнический и культурный знаменатель. Все арабские страны идентифицируют себя как мусульманские. Большинство европейских демократических государств также представляют национальные государства. В таких странах, как Дания, Норвегия, Польша, Исландия христианство имеет особый статус. Евреи также имеют право на свое собственное государство. На национальных флагах 29 стран изображены кресты, на 13 национальных флагах — мусульманский полумесяц, и только на одном национальном флаге — звезда Давида.
Перевод Елена Любченко
Приглашаем на наш Телеграм-канал.