АПЛ 705 лира

Он напомнил о том, что подобные субмарины — атомные торпедные подводные лодки проекта 705 (затем 705К) «Лира» — ранее строились в СССР, а новые технологии позволят создать их более надежные аналоги. По словам специалиста, советские субмарины этого проекта оказались не слишком удачными именно из-за сложного технического обслуживания, что приводило к длительным перерывам между походами.

По словам собеседника СМИ, более рациональным представляется создание субмарины-робота обычного для этого класса водоизмещения на основе отработанных технических решений с ростом автоматизации.

— Экипаж такой субмарины может быть сокращен до 50−55, а позднее и до 30−40 человек.

Многие специалисты в сфере ВМФ считают, что АПЛ пр. 705 намного опередили свое время, поэтому были трудны в эксплуатации. В итоге, в 1990-х годах лодки были выведены из состава флота, а во второй половине нулевых — утилизированы. Субмарина проекта задумывалась как «подводный истребитель-перехватчик». При скорости подводного хода, превышающей 40 узлов, она была способна в предельно короткое время выйти в заданную точку для атаки подводного или надводного объекта противника. При своевременном обнаружении атаки субмарина могла уйти от торпед, предварительно произведя залп из своих торпедных аппаратов.

Как отмечают историки, названные на Западе «Альфами», эти подлодки могли часами висеть на хвосте у натовских ПЛ, не позволяя им ни оторваться, ни контратаковать, благодаря преимуществу в маневренности и скорости. Уникальные характеристики АПЛ 705 проекта были отмечены в книге «Рекордов Гиннеса»: высокая скорость и маневренность позволяла ей на полном ходу делать разворот на 180 градусов, на который уходило всего 42 секунды.
Макет подводной лодки проекта 705 «Лира» (Фото: Дмитрий Копылов / ТАСС)

Лодка имела всего один обитаемый отсек, а прямо над ним — впервые в мире — аварийную всплывающую камеру, обеспечивавшую спасение всего экипажа с глубины вплоть до предельной, даже при значительном крене. Введение в состав флота лодок проекта 705 (705К) стало неприятным сюрпризом для США. Вот как в 1984 году писал американский журнал Defense Electronics:

— Появление советской ПЛ типа «Альфа» в конце 70-х застало ВМС США врасплох. Новая противолодочная ПЛ создала трудное положение для американских стратегических сил — ракетных лодок. «Альфа» была также достаточно глубоководна и быстроходна, чтобы уйти от американских торпед. Даже обнаружение новой лодки представляется трудновыполнимым, так как её корпус изготовлен из титана, который из-за немагнитности неуязвим для магнитометрических средств обнаружения. Кроме того, она защищена примерно шестидюймовым покрытием, которое поглощает звуки, делает ПЛ менее обнаруживаемой акустическими средствами. Ее способность погружаться глубже, чем другие лодки, также позволяет использовать температурные и другие неоднородности океана для сохранения скрытности, что снижает эффективность многих ГАС, используемых в США. «Альфа» является подлинно скрытной лодкой.

Но возможно ли сегодня создать субмарину, подобную советским «Лирам»? И нужно ли это современному ВМФ?

Бывший командующий Черноморским флотом, начальник Главного штаба ВМФ в 1998—2005 годы, адмирал Виктор Кравченко говорит, что сегодня нет никаких технических препятствий для создания субмарин с небольшим экипажем, тем более что есть опыт эксплуатации семи малых скоростных противолодочных ПЛАТ проектов 705 и 705К (четыре плюс три).

— Другое дело, что объект противника, преследуемый такой субмариной, будет оказывать противодействие, в результате чего ее автоматизированные устройства могут быть выведены из строя…

Вообще, если вспомнить историю 705 проекта, то сначала за счет комплексной автоматизации планировалось радикально сократить экипаж ПЛАТ до 16 человек, но по требованию руководства ВМФ состав был увеличен до 29 офицеров и мичманов(позднее — до 31 человека, из которых единственным матросом был помощник кока — «СП»). Конечно, роботов сейчас модно делать, так или иначе, за этим направлением будущее, однако в таком технически сложном объекте, как подводный корабль человек еще долго будет незаменим.

Руководитель Экспертного совета по обороне Госдумы РФ, капитан 1-го ранга запаса Борис Усвяцов отмечает: на лодках «Лира» была внедрена для того времени действительно революционная комплексная автоматизированная система управления — БИУС «Аккорд».

— Она позволяла сосредоточить управление всей лодкой на центральном посту, обеспечивала управление, сбор, обработку и объединение информации систем ПЛ (гидроакустического комплекса, торпедных аппаратов, навигационного оборудования), а также использование оружия.

Понятно, что развитие систем автоматизации не стояло на месте, и в 21 веке уже совершенно новые требования к «начинке». К примеру, многоцелевые атомные подводные лодки с крылатыми ракетами (ПЛАРК) типа «Ясень», которые вызывают беспокойство на Западе, — высокоавтоматизированные корабли. Их БИУС «Округ» осуществляет в режиме реального времени контроль всех боевых систем, информации о состоянии корабля и от средств наблюдения, и целеуказания. Но эксплуатация сложнейших автоматизированных комплексов диктует свои требования к экипажу: по идее, команды таких ПЛАРК могут состоять из 64 человек, но на практике достигают 93 человек — офицеров и мичманов. Чем сложнее оборудование, тем более качественный подход должен быть к его эксплуатации.

Таким образом, оснащение субмарин автоматизированными комплексами ведет к увеличению численности экипажа. И это несмотря на то, что автоматизированные комплексы по максиму исключают пресловутый «человеческий фактор» — от болезней в «автономке» никто не застрахован, тем более, в условиях подводного плавания.

— Автоматизация военно-морской техники в сторону сокращения численности экипажа — это давно уже тенденция для ведущих флотов в мире, — отмечает независимый эксперт в области ВМС Прохор Тебин. — В первую очередь это связано с тем, что несмотря на многомиллиардную стоимость ПЛ, значительная часть расходов связана как раз с экипажем. С другой стороны, малая численность команды отражается на борьбе за живучесть ПЛ — в случае столкновения или какой-либо аварии. То есть при выбывании, к примеру, 10 человек большой экипаж может устранять пробоину или возгорание и эксплуатировать корабль одновременно.

Скажем, фактор автоматизации был одним из аргументов у американцев в сторону уменьшения числа строящихся надводных кораблей прибрежной зоны (Littoral Combat Ship) — с 52 до 40. Они построены с большой долей автоматизации, но в ходе их эксплуатации выяснилось, что существующий экипаж просто не в силах справиться со всеми обязанностями, а увеличить его численность нельзя, поскольку на кораблях не предусмотрено достаточно места.

А есть ли деньги?

Наконец, есть и другие вопросы, связанные с субмаринами-роботами. Во-первых, позволяют ли производственные мощности РФ взяться за серию такого рода кораблей? Ведь сейчас у нас только один северодвинский «Севмаш» строит и многоцелевые, и стратегические подводные лодки. Естественно, его возможности ограничены. А флоту надо решать задачи в море, поддерживать определенное количество подлодок на боевом дежурстве.

Во-вторых, есть ли средства у Минобороны, да и у страны на такого рода субмарины? Напомним, что зимой 2014−15 года в Северодвинске на заводе «Звездочка» была остановлена модернизация двух титановых АПЛ проекта 945 «Барракуда» — Б-239 «Карп» и Б-276 «Кострома». Причиной стало сокращение бюджетных расходов в связи с финансовым кризисом и чрезмерно высокая, по мнению военных, стоимость проекта. Также в конце январе 2016 года стало известно, что командование флота решило достроить две лодки проекта 677 «Лада» и на этом прекратить серию, направив финансирование на новый проект «Калина», который будет развиваться только после 2020 года.

Справка «СП»

Длина лодки проекта 705 (705К) — 81,4 м.

Наибольшая ширина — 10 м.

Полное водоизмещение 3100 т.

Предельная глубина погружения — 400 м.

Автономность — 50 суток.

Скорость подводного хода — около 40 узлов (как минимум 1 лодка на испытаниях развила 42 узла), надводная скорость — 14 узлов.

Основное вооружение ПЛ проектов 705 и 705К — шесть носовых 533-мм торпедных аппаратов с системой темой быстрого заряжания.

Боекомплект: 18 торпед или 36 мин, а также противокорабельные ракеты «Вьюга», выстреливаемые через ТА.
источник

Чудо инженерии — подлодки проекта 705 Лира

Использование ядерных реакторов на боевых подводных лодках изменило стратегию ведения войны на море. Теперь шансы на победу решались атомоходами, которые неделями могли не подниматься на поверхность и следить за передвижением главных сил противника. Достижения науки создали большое разнообразие АПЛ – носителей баллистических ракет, поэтому возникла острая потребность в разработке «лодки-истребителя», имеющей высокие показатели скорости хода и маневренности на любой доступной глубине.
Инициатором проекта выступило СКБ – 143 (ныне СПМБМ «Малахит») во главе с Русановым Михаилом Георгиевичем. Ему дали задание на постройку лодки с уменьшенным составом экипажа и усиленной автоматизацией средств управления. Кроме этого, скорость лодки должна была достигать более 40 узлов, что также позволяло бы ей уходить от торпед противника за счет высокой скорости хода.
Конструкторское бюро предложило проект АПЛ с двухкорпусной одновальной схемой архитектуры. Само предназначение лодки диктовало высокие показатели гидроакустики и улучшенных гидродинамических характеристик. В результате работы ученых – гидродинамиков, возглавляемые К.К Федяевским, появился корпус подлодки в виде тела вращения с обтекаемым ограждением рубки.
В качестве строительного материала для корпуса был выбран титан – он легче стали и прочней ее, к тому же обладает антикоррозионными и маломагнитными свойствами. Но, увы, титан оказался довольно капризным металлом, трудным в сварочных работах и для механической работы. С проблемами справился специалист ЦН ИИ металлургии и сварки академик И.В. Горынин.
Внутреннюю часть прочного корпуса разделили на шесть герметических отсеков. А третий отсек, в котором размещались бытовые помещения и главный командный пункт, имел переборки сферической формы. Таким образом, третий отсек мог выдерживать высокое давление на глубине.
Для эвакуации экипажа атомохода была предусмотрена всплывающая рубка, где мог разместиться весь экипаж. Конструкция рубки позволяла ей всплывать с предельной глубины, имея большой крен или дифферент.
Проект АПЛ «Лира» отличался от других похожих лодок резким сокращением членов экипажа. Первый вариант предусматривал 12 человек, причем только офицеров. По требованию флота экипаж увеличили сначала до 29 человек, а затем до 32 офицеров и мичмана из-за отсутствия на борту важных высокоточных приборов. Автономное плавание рассчитывалось на 50 суток с соответствующим запасом продовольствия, воды и воздуха. Такое сочетание было возможным лишь при полной автоматизации всего оборудования. Недаром, когда атомоходы проекта 705 спустили на воду, их назвали «автоматами».
Надводное водоизмещение подлодки превышало 2250 тонн, а подводное – 3180 тонн. Длина «истребителя» составила 79,6 метров, ширина корпуса в районе рубки – 10 метров.
Уникальные требования к АПЛ «Лира» вынудили конструкторов к поиску мощной энергетической установки. Был выбран вариант одного реактора с жидкометаллическим теплоносителем вместо тяжелого водо – водяного реактора. Экономия веса достигла около 300 тонн.
И.И. Африканов предложил реактор ОК-550, установленный на балочном фундаменте. Его отличия были в том, что вместо знакомого всем водяного пара использовался расплавленный металл, нагреваемый выводными стержнями. Инженеры, в погоне за более эффективным отбором тепла из реактора, разработали такую альтернативу, опираясь на повышенную мощность ОК-550 без создания высокого давления — это позволило отказаться от сверхпрочного и тяжеловесного оборудования.
Проект 705 стал первым в мире классом атомоходов, оснащенный реактором с ЖМТ, получив еще и хороший выигрыш в водоизмещении.
На лодке был предусмотрен новейший для прошлого века комплекс электронного оборудования. ИКБ завода им. Кулакова (ныне ЦНИИ «Гранит») создало информационно – управляющую систему «Аккорд», благодаря ей стало возможным управлять всей подлодкой с центрального поста.
«Ушами» АПЛ «Лира» стал гидроакустический комплекс «Океан», именно он отвечал за поиск противника в толщах мирового океана. Навигацией управлял комплекс «Сож», а наведением оружия – комплекс «Сарган».
Поражающей силой атомохода являлись шесть торпедных аппаратов калибра 533 мм. Пневмогидравлические аппараты позволяли производить стрельбу с любой глубины: от перископной до предельной (400 м.). Боезапас лодок проекта 705 состоял из 20 торпед САЭТ – 60 или САТ – 65. Также при необходимости загружались 24 мины ПМР – 1/ПМР – 2.
Управление лежало на вертикальных кормовых стабилизаторах, одна пара рулей глубины размещалась на горизонтальных стабилизаторах, вторая – на носу корпуса лодки, убираемые внутрь лодки под легкий корпус.
Проект 705 подарил Военно-морскому флоту СССР всего 7 АПЛ. Первую опытную лодку в состоянии повышенной секретности заложили 2 июня 1968 г. на стапеле Ленинградского адмиралтейского объединения, где в начале 20 века строилась знаменитая «Аврора». Строительство шло туго и рабочих постоянно преследовали технические трудности. Да и выбор завода вызывал недоумение: как постройку сверхсовременного титанового атомохода поручили предприятию, не имевшего серьезного опыта в строительстве подлодок? Логично было бы отправить проект в Северодвинск, но тамошние верфи просто погрязли в многочисленных заказах по созданию серийных подводных ракетоносцев.
Пока шла стройка первой «Лиры», к ней был приписан экипаж капитана 1-го ранга Александра С. Пушкина. Они часто находились в заводских эллингах и изучали сложную конструкцию «подводного истребителя». 22 апреля 1969 года лодку, под именем К – 64, спустили на воду, а 31 декабря 1971 года она вошла в состав Северного флота. В ходе выполнения учебно – боевых задач в 1972 г. К-64 часто испытывала проблемы с реактором (остывал жидкометаллический теплоноситель), титановый корпус давал трещины.
Известно, что воду для перехода в кристаллическое состояние нужно охладить до 0 градусов по С, в условиях АПЛ это невозможно. ЖМТ (расплав свинец-висмут) затвердевает уже при температуре в 145 С, образуя проблемную пробку в трубопроводе. То есть при эксплуатации реактора на «Лире» никак нельзя допускать снижения рабочей температуры. В итоге персонал, привыкший к работе на водо – водяных реакторах, терялся и трубопровод нарушал свою герметичность, что грозило радиоактивным загрязнением всей подлодки.
Реактор на К – 64 был загублен и атомоход в августе 1974 г. вывели из строя и распилили на 2 части.
Пока шла эксплуатация К – 64, завод в Ленинграде успели выпустить еще 3 подлодки проекта 705. После начала проблем с реактором на первом атомоходе, правительство приняло решение переделать три субмарины, опираясь на опыт эксплуатации энергетической установки на первом подводном «истребителе». Так появился новый проект 705К. Военных не устроил реактор ОК – 550 и параллельно шла работа над другой энергетической установкой. Анализ проблем на АПЛ К – 64 заставил инженеров создать проект реактора БМ – 40А. Он имел иной состав агрегатов и монтировался на амортизационном фундаменте. Такой реактор использовал свинцово – висмутовый теплоноситель и развивал мощность до 150 МВт.
Не смотря на возникавшие острые проблемы с эксплуатацией, модернизированные «Лиры» произвели ошеломляющий эффект не только на командование советского флота, а также на управление военных сил потенциального противника. Высокие характеристики – потрясающие и на сегодняшний день, позволяли развивать скорость субмарины под водой до 42 узлов. Соперников по скорости у «Лиры» вовсе не было! А новые реакторы обеспечивали подлодке максимальную выработку энергии без специальных процедур. Получалось, что «Лира» разгонялась до 41 узла за 1 – 2 минуты и могла разворачиваться на 180 градусов за 40 – 45 секунд.
Уникальные ходовые качества диктовали и новую практику ведения боя под толщей океана. Будучи атакована противником, АПЛ могла бы уйти от торпеды, развернуться и контратаковать. Несомненно, лодки имели высокий боевой потенциал!
К огромному сожалению, будущее подлодок проекта 705 сложилось неудачно. Во-первых, возникали постоянные проблемы с использованием ректора. Жидкометаллический теплоноситель было необходимо поддерживать в нагретом состоянии, чтобы он не застывал. На месте базирования размещались электрогенераторы, которые нагревали контур ректора. В суровых зимних условиях и непогоды Баренцева моря это не всегда представлялось возможным. Во-вторых, на дальнейшую боевую службу АПЛ повлиял экономический и политический кризис в СССР, когда средств на содержание столь дорогих субмарин не оказалось.
Проект 705/705К послужил своей стране более 20 лет, участвуя в морских походах и учениях. Есть неподтвержденная информация о случае преследования «Лирой» натовской субмарины, как ни старались американцы «сбросить» с хвоста преследователя, советский «истребитель» более 20 часов гналась за подлодкой НАТО. Лишь приказ отставить преследование остановил эту погоню.
Большинство лодок проекта «Лира» были выведены из состава флота в 1990 году. Последняя из них, Б-123, оставалась в строю до 1997 года, пока не была списана на утилизацию.
Так скоропостижно закончился срок жизни «Лир», которые, не беря на учет поломки реактора (и это из-за слишком передовой и незнакомой компоновки) ни разу не давали серьезных аварийных ситуаций. Ни одна из лодок не была потеряна в ходе учений или дальних автономных походов.
Серия субмарин проекта 705 до сих пор остаются непревзойденными по ряду технических параметров, и русский флот может по праву с гордостью вспоминать эти скоростные атомоходы.

«Идеальный перехватчик»: как подлодка «Лира» стала самой быстрой субмариной советского флота

22 апреля 1969 года на воду была спущена головная атомная подлодка (АПЛ) К-64 проекта 705 «Лира». Спустя два с половиной года субмарина вошла в состав ВМФ СССР, став первым в мире серийным атомоходом, оснащённым ядерным реактором с жидкометаллическим теплоносителем (ЖМТ). В общей сложности советский флот получил семь подобных АПЛ.

«Лира» разрабатывалась в период бурных дискуссий о будущем атомного подводного флота. Минобороны СССР рассчитывало получить от оборонно-промышленного комплекса (ОПК) субмарины, которые превзошли бы американские образцы по ряду ключевых характеристик: уровню шума, скорости, автоматизации процессов управления.

Советский Союз начал строительство атомных подводных лодок на несколько лет позже США. В 1960—1962 годах в строй вошли восемь крейсеров проекта 658, в 1967—1969 годах — 11 атомоходов проекта 667А «Навага». Однако по состоянию на конец 1960-х годов в составе ВМС США уже находилось около 40 АПЛ различного назначения.

«Москва стремилась достичь паритета с Вашингтоном в атомном подводном флоте. Такие субмарины, вооружённые баллистическими ракетами, позволяли скрытно подходить к берегам противника и наносить ядерные удары. Советскому Союзу требовались атомоходы как с баллистическими ракетами, так и лодки-охотники за подводными силами противника. «Лира» как раз и была таким охотником», — пояснил в беседе с RT профессор Академии военных наук Вадим Козюлин.

  • Атомный крейсер проекта 667А «Навага»
  • © Wikipedia

Отечественная школа строительства АПЛ заметно отличалась от американской. Минобороны СССР делало акцент на живучести подводных лодок. В связи с этим советские субмарины строились по двухкорпусной схеме. Внешняя лёгкая оболочка была водопроницаемой, а внутренний корпус, наоборот, был прочным. Это увеличивало запас плавучести атомохода и шансы на спасение экипажа после попадания торпеды или затопления одного из отсеков при аварии.

Однако недостатки подобной конструкции заключались в крупных массогабаритных характеристиках и повышенном уровне шума, который создавала вода, проникавшая через внешний обтекатель при погружении подлодки. Соединённые Штаты строили исключительно однокорпусные АПЛ, отдавая приоритет малошумности и жертвуя безопасностью экипажа.

Также по темеПрыжок на «Хиросиму»: как в Атлантическом океане спасали атомную подлодку К-19 10 марта 1972 года в Атлантическом океане была проведена уникальная операция по спасению первой советской атомной подводной лодки…

«В СССР и США сформировались разные конструкторские школы. Хотя это не мешало двум державам «подглядывать» друг за другом и заимствовать отдельные технические решения. Какая школа была лучше, сказать однозначно нельзя. Серьёзные преимущества и недостатки были как у двухкорпусных, так и у однокорпусных АПЛ», — подчеркнул Козюлин.

Перед головным разработчиком СКБ-143 (сейчас — СПМБМ «Малахит») была поставлена задача создать подлодку по двухкорпусной схеме, радикально уменьшив при этом её водоизмещение (до 2 тыс. т). Для этого инженерам требовалось значительно улучшить гидродинамические характеристики АПЛ и установить на субмарину относительно компактную, но мощную энергетическую установку.

Также Минобороны СССР выдвинуло очень жёсткие требования к уровню автоматизации проекта 705. Согласно первоначальному техническому заданию, численность экипажа «Лиры» не должна была превышать 16 человек (в несколько раз меньше, чем на предшествующих субмаринах).

«На мой взгляд, перед «Малахитом» были поставлены абсолютно невыполнимые задачи, хотя в период холодной войны любая фантастическая мысль казалась реальностью. Инженеры «Малахита» не уложились в установленные рамки: водоизмещение «Лиры» перевалило за 2 тыс. т, а численность экипажа увеличилась до 32 человек. Но на самом деле это было огромное достижение, и военные в итоге одобрили проект», — рассказал RT основатель портала Military Russia Дмитрий Корнев.

Продукт холодной войны

По словам Корнева, «Лира» была «прорывным проектом» ВМФ. Чтобы сократить массогабаритные характеристики и водоизмещение, в конструкции подлодки широко использовался титан — чрезвычайно прочный, но прихотливый и дорогой металл.

Важнейшей новацией стал отказ от использования традиционного для АПЛ водо-водяного ядерного реактора. Вместо него на «Лире» был установлен реактор на быстрых нейтронах, использующий в качестве теплоносителя не воду, а жидкий металл (сплав свинца и висмута). Это позволило уменьшить общую массу реактора на 300 т.

  • АПЛ проекта 705 «Лира»
  • © korabli.eu

«Использование реактора на жидких металлах давало «Лире» огромные преимущества в скорости. Лодка могла очень быстро набрать необходимый ход, остановиться, поменять траекторию движения. По сути, это была идеальная подлодка-перехватчик. Она без труда догоняла корабль и субмарину противника, а также могла относительно легко уходить от торпедных атак. По энергоэффективности, манёвренности и боевым возможностям «Лира» была, наверное, лучшей АПЛ в мире», — отметил Корнев.

Под водой «Лира» могла развивать скорость до 40 узлов (72 км/ч). Длина подлодки составляла 81,4 м, ширина — 10 м, средняя осадка — 7,6 м, рабочая глубина погружения — 320 м, предельная — 400 м. Тепловая мощность реактора достигала 150 МВт. Субмарина была вооружена шестью торпедными аппаратами калибра 533 мм (боекомплект — 20 торпед САЭТ-60 или САТ-65).

С учётом требований Минобороны к автоматизации ЦКБ завода им. Кулакова (ныне ЦНИИ «Гранит») создало для «Лиры» боевую информационно-управляющую систему «Аккорд». Она позволяла экипажу управлять всеми комплексами и техническими средствами с центрального поста.

Также инженеры позаботились о безопасности экипажа — «Лира» была первой подлодкой ВМФ СССР, оснащённой капсулой аварийной эвакуации моряков.

Такое устройство вскоре стало появляться и на других субмаринах. 7 апреля 1989 года аварийная капсула спасла жизнь мичману Виктору Слюсаренко, служившему на печально известной АПЛ «Комсомолец».

К сожалению, «Лира» также не избежала аварий. Эксплуатация головной подлодки К-64 завершилась в 1972 году из-за разгерметизации трубопроводов первого контура.

Также по теме«Новое качество ВМФ»: на что будут способны новейшие атомные подлодки России В 2019 году Военно-морской флот России получит две атомные подводные лодки. Об этом заявил министр обороны РФ Сергей Шойгу. Речь идёт…

Экипаж не пострадал, но катастрофа выявила серьёзный недостаток в использовании жидкого металла в качестве теплоносителя. Сплав свинца и висмута кристаллизуется, если температура в реакторе опускается ниже +145 °С. В 1972 году во время похода К-64 теплоноситель начал застывать. Моряки не смогли повысить температуру и были вынуждены заглушить реактор.

Ранее с аналогичной проблемой столкнулись США при эксплуатации экспериментальной АПЛ USS Seawolf в конце 1950-х годов. После аварии в 1958 году на субмарине был установлен водо-водяной реактор.

Как пояснил Дмитрий Корнев, для обслуживания реактора с ЖМТ требовалась специальная береговая инфраструктура со сложным и дорогостоящим оборудованием. Эксплуатация «Лиры» была трудоёмким и затратным процессом, пояснил собеседник RT.

«Жидкий металл был очень прихотлив и «замерзал», как только выключался реактор. Разогреть теплоноситель и завести реактор было огромной проблемой. По этой причине его иногда даже не глушили, но тогда его рабочий ресурс заметно уменьшался. К тому же это было небезопасно. Помимо перечисленного, лодка могла швартоваться только в пунктах базирования, где есть специальная аппаратура по обслуживанию реактора», — подчеркнул Корнев.

С 1971 по 1981 год ВМФ СССР получил семь АПЛ проекта 705: четыре подлодки были построены в Ленинграде, три — в Северодвинске. Потерпевшая аварию К-63 была списана в 1978 году, остальные субмарины Минобороны вывело из состава флота в 1990 и 1996 годах. Позже все они были утилизированы.

«Без сомнения, «Лира» — продукт холодной войны. В этот период денег на военную технику не жалели по обеим сторонам океана. У конструкторов была мощная ресурсная база для разработки довольно диковинных образцов вооружений. И проект 705 как раз и стал одним из самых необычных в мировом судостроении», — констатировал Корнев.

«По-прежнему представляет загадку»

В СМИ неоднократно появлялась информация о возможном возрождении проекта 705.

«На мой взгляд, «Лира», несмотря на свою революционность и необычайно высокий уровень автоматизации, осталась в прошлом. Создание лодки наподобие проекта 705 — слишком дорогая затея. Гораздо уместнее заимствовать отдельные технологические решения, которые воплощены в ней. Правда, этот процесс и так происходит», — отметил Корнев.

  • К-560 «Северодвинск» проекта 885
  • © mil.ru / Wikipedia

Российские АПЛ унаследовали от «Лиры» «лимузинную» форму ограждения выдвижных устройств (рубка) и обтекаемую форму корпуса. В частности, данные новации воплотились в подлодках проекта 971 «Щука-Б» (строились в 1980-е годы), а также в субмаринах проекта 885 «Ясень», которые сейчас поступают на вооружение ВМФ.

«Лира» была, наверное, самой красивой АПЛ в составе советского флота. Хотя использование обтекаемых форм было вызвано не эстетическим вкусом инженеров, а вполне практическими соображениями, так как это уменьшало шумность. Возможно, нашла своё применение и технология реактора с ЖМТ. Есть версия, что данный тип реактора установлен на автономном аппарате «Посейдон», который обладает невероятными скоростными и манёвренными характеристиками», — рассказал Корнев.

Вадим Козюлин также отмечает, что в «Лире» была воплощена в жизнь масса смелых технических решений, которые и сейчас применяются при разработке АПЛ и различных вооружений.

Реализация столь революционных проектов, по мнению эксперта, создаёт фундамент для дальнейшего научно-технического прогресса.

«О боевой вахте «Лиры» нам известно не много. Данная АПЛ по-прежнему представляет загадку для российских и зарубежных исследователей. Учитывая сроки утилизации, потенциал лодок этого проекта не был до конца раскрыт. Однако у меня нет сомнений, что создание «Лиры» и её эксплуатация обогатили оборонную промышленность и ВМФ знаниями, которые воплощены в новейших образцах подводной техники России», — резюмировал Козюлин.

Подводные лодки проекта 705(К) «Лира»

ПЛАТ проекта 705/705К «Лира»

Основные характеристики

Тип корабля

ПЛАТ

Обозначение проекта

705, 705К «Лира»

Кодификация НАТО

«Alfa»

Скорость (надводная)

14 узлов

Скорость (подводная)

до 41 узла

Рабочая глубина погружения

320 м

Предельная глубина погружения

450 м

Автономность плавания

50 суток

Экипаж

32 человека

Размеры

Водоизмещение надводное

2300 (2280) т

Водоизмещение подводное

3180 т

Длина наибольшая
(по КВЛ)

81,4 (79,6) м

Ширина корпуса наиб.

10,0 м (13,5 м по стабилизаторам)

Средняя осадка
(по КВЛ)

7,6 м

Силовая установка

  • 1 РЖМТ ОК-550 (БМ-40А) 155 МВт
  • 1 ГТЗА 40000 л. с.
  • АТГ 2 × 1500 кВт

Вооружение

Торпедно-
минное вооружение

6 ТА калибра 533 мм.
Боезапас: 20 торпед САЭТ-60 и СЭТ-65 или 24 мины ПМР-1 и ПМР-2.

Медиафайлы на Викискладе

Подводные лодки проектов 705, 705К «Лира», по классификации НАТО — «Alfa» — серия советских атомных подводных лодок. Небольшие высокоскоростные одновальные лодки с титановым корпусом не имели аналогов по скорости и манёвренности и были предназначены для уничтожения субмарин противника. Трудности в техобслуживании этих субмарин и сокращение финансирования в связи с началом Перестройки привели к окончанию карьеры этих кораблей.

Проект разработан в СКБ-143. Идея проекта предложена начальником сектора перспективного планирования А. Б. Петровым. Главный конструктор М. Г. Русанов, с 1977 года — В. В. Ромин.

vova_91


Но сбросить с хвоста — этого мало, надо еще зайти в кормовые курсовые углы (т. е. в зону гидроакустической тени), особо благоприятные для осуществления скрытного слежения и нанесения внезапного торпедного удара. Скорость, сравнимая со скоростью противолодочных торпед, возможность разогнаться с нуля до самого полного в течение одной минуты, а главное — способность совершить циркуляцию (разворот на 180 градусов) буквально на «пятачке» не оставляла противнику никаких шансов… Надо ли говорить, что этот случай произошел с ПЛА проекта 705 — пожалуй самым ярким и неоднозначным кораблем в истории отечественного подводного кораблестроения?

Оценки этой ПЛА ведущими российскими специалистами охватывают диапазон от восторженных («утерянная жар-птица») до резко негативных («провал», «дорогостоящая ошибка»)…
Толчком к созданию подлодок проекта 705 послужило предложение одного из ведущих специалистов СКБ-142 А.Б. Петрова о создании малогабаритной одновальной комплексно-автоматизированной высокоскоростной атомной подводной лодки с уменьшенным составом экипажа. По замыслу, новый корабль, своеобразный «подводный истребитель-перехватчик», располагая скоростью подводного хода, превышающей 40 узлов, был способен в предельно короткое время выйти в заданную точку океана для атаки подводного или надводного противника. При своевременном обнаружении неприятельской торпедной атаки ПЛА должна была уходить от торпед, предварительно произведя залп из своих торпедных аппаратов.

Малое водоизмещение лодки (порядка 1500 т) в сочетании с мощной энергетической установкой должны были обеспечить быстрый набор скорости и высокую маневренность. ПЛА должна была собственным ходом в считанные минуты отходить от причальной стенки, быстро разворачиваться на акватории и покидать базу для решения боевой задачи, а после возвращения «домой» самостоятельно швартоваться. Наличие реактора с жидко-металлическим теплоносителем способствовало тому, что лодка могла выйти в море практически сразу после получения приказа — ректор был в постоянно «заведеннном» состоянии, иначе ЖМТ просто застыл бы. А вот на моем корабле (проект 667Б), что бы «завести» реактор до необходимой мощности, требовалось порядка полу суток.

После весьма бурных дебатов с участием представителей промышленности и ВМФ, а также внесения в проект ряда существенных изменений, идея подобной ПЛА была поддержана руководством Минсудпрома и военными. В частности, ее сторонниками стали министр судостроительной промышленности Б.Е. Бутома и Главнокомандующий ВМФ С.Г. Горшков.

Техническое предложение по проекту было подготовлено в начале 1960 года, а 23 июня 1960 г. вышло совместное постановление ЦК КПСС и СМ СССР о проектировании и постройке подводной лодки проекта 705. 25 мая 1961 г. появилось другое постановление, разрешающее научному руководству и главному конструктору проекта при наличии достаточных обоснований отступать от норм и правил военного кораблестроения. Это в значительной степени «развязало руки» создателям новой ПЛА, позволило воплотить в ее конструкцию наиболее смелые, опережающие время технические решения.
Работу по пр.705 возглавил главный конструктор М.Г. Русанов (в 1977 году его сменил В.А. Ромин). Общее руководство программой возложили на академика А.П. Александрова. Главными наблюдающими от ВМФ были В.В. Гордеев и К.И. Мартыненко. Создание ПЛА проекта 705 стало, по словам секретаря ЦК КПСС (будущего Министра обороны) Д.Ф. Устинова, курировшего оборонную промышленность, «общенациональной задачей». К участию в программе привлекли мощные научные силы, в частности, академиков В.А. Трапезникова и А.Г. Иосифьяна.
Наибольшую трудность при проектировании ПЛА пр.705 составляло удержание водоизмещения корабля в пределах 1500…2000 т и достижение высокой скорости. Для достижения заданной 40-узловой скорости при ограниченном водоизмещении требовалась высоконапряженная, обладающая большой агрегатной мощностью энергетическая установка. После исследования различных схем ГЭУ (в частности, рассматривался газовый реактор, обеспечивающий работу газовой турбины) было решено остановиться на однореакторной ГЭУ с жидкометаллическим теплоносителем (ЖМТ) и повышенными параметрами пара. Расчеты показывали, что установка с ЖМТ по сравнению с ГЭУ, имеющей традиционный водоводяной реактор, обеспечивала экономию 300 т водоизмещения.
Предложение о создании специально для лодки проекта 705 однореакторной двухконтурной паропроизводящей установки по типу ППУ лодки проекта 645 поступило в 1960 году от ОКБ «Гидропресс». Вскоре было принято правительственное решение о разработке такой установки. Научным руководителем работ был назначен академик А.И. Лейпунский.
Одновременно проектировалось два альтернативных типа АЭУ: ОКБ «Гидропресс» под руководством главного конструктора В.В. Стекольникова создавалась БМ-40/А (блочная, двухсекционная, два паропровода, два циркуляционных насоса), а в горьковском ОКБМ под руководством И.И. Африканова ОК-550 (блочная, с разветвленными коммуникациями первого контура с тремя паропроводами и тремя циркуляционными насосами).
В качестве корпусного материала было решено использовать титановый сплав, разработанный ЦНИИ металлургии и сварки под руководством академика И.В.Горынина. Титановые сплавы применялись и для изготовления других элементов конструкции и корабельных систем.
Для ПЛА проекта 705 создавались новые боевые и технические средства на основе последних достижений науки и техники 60-х годов, имеющие существенно улучшенные массогабаритные характеристики. Для того чтобы уложиться в рамки технического задания, требовалось сократить экипаж ПЛА до уровня, приблизительно соответствующего экипажу стратегических бомбардировщиков 1940-50-х годов. В результате было принято революционное для своего времени решение о создании для ПЛА комплексной автоматизированной системы управления. В ЦКБ при заводе им. Кулакова (ныне ЦНИИ «Гранит») для корабля была создана уникальная боевая информационно-управляющая система (БИУС) «Аккорд», позволившая сосредоточить все управление ПЛА на центральном посту.
В ходе проектирования число отсеков прочного корпуса было увеличено с трех до шести, в полтора раза возросло водоизмещение. Менялась численность экипажа корабля. Первоначально предполагалось, что она составит 16 человек, однако в дальнейшем, по требованиям ВМФ, экипаж довели до 29 человек (25 офицеров и четыре мичмана). Уменьшение экипажа обусловило и более жесткие требования по надежности оборудования. Ставилась задача устранения необходимости его обслуживания в течение всего плавания.
Тщательная отработка гидродинамических обводов корпуса лодки велась учеными московского филиала ЦАГИ им. профессора Н.Е. Жуковского под руководством К.К. Федяевского. Принимался ряд мер по снижению физических полей корабля, а также повышению его взрывостойкости за счет новых конструкционных решений и более эффективной амортизации. Было решено применить электрооборудование на переменном токе с частой 400 Гц (по сравнению с 50 Гц на отечественных ПЛА других проектов), что обеспечивало резкое улучшение весогабаритных параметров оборудования.
ПЛА проекта 705 (705-К) предназначались для уничтожения подводных лодок противника при выходе их из баз, на переходе морем, а также на позициях предполагаемого использования оружия против береговых объектов. Они могли привлекаться и для борьбы с надводными кораблями, а также транспортами во всех районах мирового океана, включая Арктику.
Подводная лодка проекта 705 (705-К) двухкорпусная, одновальная. Корпус, изготовленный из титанового сплава, по всей длине представлял собой тело вращения. Ограждение рубки «лимузинного» типа (его обводы, плавно сопрягающиеся с обводами корпуса корабля, были отработаны гидродинамиками ЦАГИ). Прочный корпус разделялся поперечными переборками на шесть водонепрницаемых отсеков. 3-й отсек, где расположен главный командный пункт и служебно-бытовые помещения, ограничивался сферическими переборками, рассчитанными на полное забортное давление.
Лодка (впервые в мире) была оснащена всплывающей рубкой, предназначенной для спасения одновременно всего экипажа «сухим» способом при всплытии с глубины вплоть до предельной, при больших величинах крена и дифферента.
Паропроизводящая установка ОК-550 (затем – БМ-40А) мощностью 150 000 кВт однореакторного типа. В качестве теплоносителя первого контура был использован эвтектический сплав свинец-висмут. Паротурбинная установка ОК-7 (затем ОК-7К) – одновальная, блочной конструкции. Турбозубчатый агрегат смонтирован на новой системе амортизации, а наиболее шумные механизмы установлены на пневматических амортизаторах. На лодке было установлено два вспомогательных движительных комплекса (2 х 100 кВт), размещенных в герметических гондолах на концах горизонтальных стабилизаторов и снабженных гребными винтами с поворотными лопастями. Имелись два синхронных генератора переменного трехфазного тока (2 х 1500 кВт, 400 В, впервые применена повышенная частота тока 400 Гц). Каждый генератор обеспечивал энергией всех потребителей своего борта. Установлена вспомогательная дизельгенераторная установка (500 кВт, 300 В) и аварийная аккумуляторная батарея из 112 элементов.

Управление подводной лодкой, ее боевыми и техническими средствами осуществлялось из главного командного пункта. Комплексная автоматизация обеспечивала решение задач применения оружия, сбора и обработки тактической информации, боевого маневрирования, воспроизведения внешней обстановки, кораблевождения, автоматического и дистанционного управления техническими средствами и движением.
Размещение личного состава по готовности №2 в ГКП ПЛА пр.705
Пульты движения и общекорабельных систем
Пульты командира, оружия и информации
Пульты радиосвязи и радиоразведки
Пульт штурмана
Несение постоянных вахт у отдельных механизмов и устройств не было предусмотрено; по готовности №1 и №2 производился лишь периодический обход необслуживаемых отсеков вахтенными. Боевая смена в реальной обстановке ограничена восемью членами экипажа.
Для программного, автоматического и ручного управления движением и стабилизацией ПЛА по курсу на ходу, а также по глубине погружения (на ходу и без хода) служила система «Боксит». Автоматическая дифферентовка на ходу производилась при помощи системы «Тан». Управление и контроль за работой энергетической установки, а также электроэнергетической системы и общесудовых систем и устройств обеспечивались системой «Ритм».
Лодка была оснащена, также:
• боевой информационной управляющей системой «Аккорд»;
• автоматизированным комплексом гидроакустических средств «Океан»;
• автоматизированным комплексом автономных средств навигации «Сож»;
• системой автоматического управления оружием «Сарган»;
• автоматической системой радиационного контроля «Альфа»;
• автоматизированным комплексом средств радиосвязи «Молния»;
• телевизионно-оптическим комплексом ТВ-1;
• радиолокационной станцией «Бухта»;
• универсальным перископом «Сигнал»;
• системой единого времени «Платан»;
• системой внутрикорабельной связи «Эллипсоид».
Жилые, медицинские и санитарные помещения были расположены на средней палубе 3-го отсека, камбуз и провизионные помещения на нижней палубе того же отсека. Кают-компания позволла одновременно принимать пищу 12 членам экипажа.
Торпедное вооружение включило шесть гидравлических 533-мм ТА, расположенных в носовой части корпуса, с гидравлическими устройствами перезарядки. Боекомплект состоял из 18 торпед, вместо части которых могли приниматься морские мины. На ПЛА пр.705 впервые были применены пневмо-гидравлические ТА, обеспечивающие стрельбу во всем диапазоне глубины погружения
Новые ПЛА, получившие у моряков прозвище «автоматы», а у «потенциального противника» кодовое наименование ALFA CLASS, вскоре стали довольно популярными на флоте кораблями. Сильное впечатление производили не только рекордно высокие характеристики лодки (достоверно известные, впрочем, лишь узкому кругу «посвященных»), но и эстетическое совершенство форм атомохода.
Обладая максимальной скоростью хода, сопоставимой со скоростью противолодочных и универсальных торпед «потенциальных противников», ПЛА проекта 705-К, благодаря особенностям своей энергетической установки (не требовался специальный переход на повышенные параметры ГЭУ при увеличении скорости, как это было на лодках с водо-водяными реакторами), могли развить полный ход в течение минуты, имея почти «самолетные» разгонные характеристики. Большая скорость позволяла быстро зайти в «теневой» сектор любого надводного или подводного корабля, даже если предварительно «Альфа» и была обнаружена гидроакустиками противника.
Высокие скоростные и маневренные характеристики ПЛА пр.705 позволили отработать эффективные маневры уклонения от выпущенных торпед противника с последующей контратакой. В частности, лодка могла на максимальной скорости хода осуществить циркуляцию на 180° и уже через 42 секунды двигаться в обратном направлении. По словам командиров ПЛА проекта 705 А.У. Аббасова и А.Ф. Загрядского, подобный маневр позволял при постепенном наборе скорости до полной и одновременном выполнении циркуляции с изменением глубины погружения заставлять следящего за ними в режиме шумопеленгания противника терять цель, а советской ПЛА «по истребительному» заходить ему «в хвост».
Обводы корпуса лодок обеспечивали минимальное отражение гидроакустических сигналов, что затрудняло атаку «Альфы» кораблями противника, использующими ГАС в активном режиме. Большая глубина погружения затрудняла применение по ПЛА обычных противолодочных средств.
После неудачной эксплуатации головной ПЛА «К-64» пр.705 в проект были внесены некоторые доработки. В частности, вместо паропроизводящей установки ОК-550, на «корректированном» пр. 705-К (шифр «Лира») была применена ППУ БМ-40А. Эта установка была более надежной. По измененному проекту лодки строились уже серийно: три в Северодвинске и три – в Ленинграде до 1981 года.
Строительство опытной подводной лодки проекта 705 («К-64») с атомной энергетической установкой ОК-550, которая должна была стать прототипом большой серии противолодочных атомоходов, было начато в эллинге Ленинградского Адмиралтейского объединения 2.06.1968 г. 22 апреля 1969 г. корабль был спущен на воду. В конце 1971 года он прибыл на базу в Западную Лицу и 31.12.1971 г. вступил в строй Севернорго флота, войдя в состав 1-й флотилии 3-й дивизии ПЛ.
Однако лодку преследовали неудачи. В период швартовных испытаний вышла из строя одна из автономных петель первого контура. В начальный период эксплуатации вышла из строя вторая петля. Было выявлено и растрескивание сварного титанового корпуса. Тем не менее, в 1972 году была сдана курсовая задача №1. При подготовке к выходу в море для отработки курсовой задачи №2 начался процесс затвердевания теплоносителя первого контура. Все меры по предотвращению аварии оказались безрезультатными. В конечном итоге теплоноситель полностью застыл и реактор был заглушен. 19.08.1974 г. «К-64» была выведена из боевого состава и превращена впоследствии в стенд-тренажер для использования в опытовых и учебных целях.
Ранее, в 1972 году было решение о приостановке дальнеших работ по лодкам, уже заложеннымк этому времени до выяснения и устранения причин выхода из строя первого контура реактора. Неудача с головным кораблем на длительное время задержала ход реализации программы, однако не привела к ее прекращению. В Северодвинске и Ленинграде начались работы по строительству серии из шести усовершенствованных лодок проекта 705-К (шифр «Лира»).
Гловная ПЛА пр.705-К «К-123» была заложена на СМП в 1967 г. В декабре 1977 г., после завершения заводских и государственных испытаний, лодка «К-123» приступила к отработке курсовых задач боевой подготовки для ввода в состав сил постоянной готовности Северного флота. В 1984 году за успешное освоение принципиально нового типа корабля его командир – капитан 2 ранга А.Ч. Аббасов – был удостоен звания Герой Советского Союза, а А.С. Пушкину (командиру «несостоявшейся» «К-64») был вручен орден Ленина.

Вторая лодка пр.705-К строилась с 1968 по 1978 гг., третья – с 1969 по 1978 гг., четвертая – с 1972 по 1979 гг., пятая – с 1972 по 1981 гг. и шестая – с 1975 по 1981 гг. Последний, седьмой корабль в серии (если считать и первую опытную лодку – то восьмой), был разобран на стапеле.
В ходе эксплуатации лодок пр.705 проекта проявились существенные недостатки, препятствующие их эффективному использованию. В частности, возникли серьезные трудности с обеспечением базирования (из-за необходимости постоянного поддержания первого контура реактора в горячем состоянии). Были необходимы регулярные специальные операции по предотвращению окисления сплава-теплоносителя, постоянный контроль за его состоянием и периодическая регенерация (удаление окислов). Оказались неразрешимыми и многие эксплуатационные вопросы. В частности, так и не удалось реализовать на практике идею создания двух экипажей ПЛА «морского» и «берегового», обеспечивающего эксплуатацию и обслуживание ПЛА при нахождении ее на базе.
К слову сказать, не знаю как у американцев с их «золотыми» и «голубыми» экипажами, а у нас второй экипаж — бич божий. Правда, у нас он был не просто технический, ему еще иногда и в море разрешали выходить. Лучшеб они этого не делали! Да простят меня эти ребята, но у нас на корабле даже шутка ходила: «Ахтунг, ахтунг! Всем плавсредствам немедленно укрыться в бухтах — в море выходит (фамилию командира называть не буду — ни к чему это)!» Этим мареманам мне приходилось сдавать корабль дважды. Так первый раз они едва не сожгли 6-й (дизельный) отсек, а второй устроили нам маленький Чернобыль — течь первого контура. В результате вместо отпусков нам пришлось идти в Северодвинск на дезактивацию и ремонт реактора.
С семьсотпятыми вообще маразм какой-то получился. Помимо экипажей ПЛ дивизия располагала техническими экипажами. Первый технический экипаж называли «технический полк», потому что было задействовано большое количество личного состава – офицеров, мичманов и матросов. Первоначально один большой технический экипаж должен был обслуживать все лодки пр.705. Потом поняли, что есть специфика пр.705 и 705К. Тогда его разделили на две части. Но потом начался «колхоз»: матросы обслуживают три корабля сразу, и, следовательно, для них нет «родной» лодки – что тот, что этот, все едино. Если какая неисправность – снял матчасть с одного, поставил на другой. В море-то не им идти. Поэтому этот техэкипаж снова разделили на три части, и каждому кораблю придали свой техэкипаж.
Техэкипаж насчитывал около 90 человек. Постепенно происходила ротация. Молодой лейтенант сначала направлялся в техэкипаж, пообслуживал в базе лодку, изучил матчасть – берут в плавающий. Он растет дальше. Но были и такие, что не хотели в плавающий экипаж – и пряником в море не заманишь, и трактором не затащишь. Им нравилось на берегу, в техэкипаже.
Плавающий и техэкипаж на берегу работали вместе. Офицеры стояли вахты. Невозможно было обеспечить бесперебойную подачу пара для обогрева реактора. На турбогенераторный режим не выходили, но ядерная реакция шла на минимально контролируемом уровне, и теплом реакции деления поддерживали сплав в жидком состоянии. У офицеров техэкипажа не было таких навыков, поэтому, приходя с моря, весь 1-й дивизион («управленцы») часто нес вахту на пульте и в базе. Потом пытались использовать свой электрокотел (питание шло с берега), чтобы выработать пар и обогреть реакторы, но из этого ничего не получалось и приходилось стоять с работающей АЭУ, поэтому ресурс A3 быстро вырабатывался.
Сложно было содержать лодку в базе, а уровень матросов снизился до того, что матросу 1-го года службы можно было доверить только приборку – лишь на 2-й год он начинал что-то понимать. Матросы-торпедисты из БЧ-3 техэкипажа часто ходили в море на стрельбу практическими торпедами (потому что практическая торпеда бралась на стеллаж лодки, в море ее надо было загрузить в ТА, а в автоматическом режиме это сделать было нельзя, требовалось быть у местного поста в отсеке). Одному помощнику командира ПЛ по оружию было не справиться, поэтому брали матросов, которые помогали, и группу записи. Другие же матросы техэкипажа в море ходили редко.
В результате карьера «Альф», несмотря на их уникальные достоинства, оказалась относительно непродолжительной. Ее «закату» способствовала и пресловутая перестройка, в результате которой вооруженные силы начали быстро лишаться финансирования — широкие лампасы в сочетании с широкими карманами не оставляли «Лирам» шансов.
«К-123» вошла в историю одним из самых продолжительных в истории отечественного подводного флота капитальным ремонтом, продолжавшимся более девяти лет: с октября 1983 г. по август 1992 г. В июле 1997 г. этот корабль был исключен из состава флота. Остальные «Альфы» были исключены из состава ВМФ значительно раньше – в 1990 году.
Следует особо отметить, что за 20 лет своей эксплуатации на кораблях этого проекта в борьбе за живучесть не был потерян ни один человек.
В процессе работы по проекту 705 планировалось создать три его модификации. ПЛАРК пр.705А, оснащенную противокорабельным комплексом с подводным стартом «Аметист», ПЛАРБ пр.687(705Б), оснащенную ракетами комплекса Д-5, ПЛАТ пр.705Д которая являлась бы полным аналогом ПЛ пр.705, но была оснащена водо-водяным реактором. Но все эти лодки так и остались в эскизах.
Ну что еще добавить? За время службы я видел лодки разных проектов, включая «Акулу» — проек 941, печально знаменитые «батоны» — прект 949 и «Комсомолец». До встречи с «Лирой» самыми красивыми считал (не считая родной «букахи», разумеется) подлодки проекта 671. Ну а когда увидел… Знаете, это все равно что сравнивать 24-ю «Волгу» и 600-й «Мерседес». Кстати, наш корабль на их экипаж произвел не меньшее впечатление. Один из офицеров, глядя с пирса на наш мостик и придерживая, чтоб не упала, пилотку только и мог сказать с явным восхищением в голосе: «Ни фига себе сарай!».
А вот разговорить о характеристиках их корабля удавалось не особо. «Какая у вас скорость?» «Да уж побольше, чем у вас!» «А глубина погружения?» «Да уж побольше, чем у вас!» Большего добится было невозможно: как секретили в СССР, особенно от своих — это уже другая история.