Анна иоанновна императрица

Содержание

Анна Иоанновна

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ

Анна Иоанновна (28 января (7 февраля) 1693 – 17 (28) октября 1740), вторая дочь царя Иоанна V (брата и соправителя царя Петра I) и царицы Прасковьи Федоровны, родилась в Москве, в Кремле. Детство провела в Измайлове. В 1708 г. ненадолго переехала в Петербург. В 1710 г. выдана замуж за герцога Курляндского; овдовела вскоре после свадьбы. В октябре 1709 г. Пётр I на встрече с королем Фридрихом Вильгельмом I договрился о браке юного герцога с одной из представительниц русской царской семьи. Выбор пал на среднюю дочь царицы Прасковьи – Анну Иоанновну. С лета 1712 г. в качестве герцогини Курляндской она жила в Курляндии. В 1726 г. опрометчиво дала согласие на брак внебрачному сыну польского короля и саксонского курфюрста Августа Сильного графу Морицу Саксонскому, не входивший в политические планы Российской империи и расстроенный личным вмешательством А.Д.Меншикова (так назваемый Курляндский кризис). В 1718 г. в канцелярию герцогини поступил на службу 28-летний курляндский дворянин Эрнст Иоганн Бирон, ставший с 1727 г. её фаворитом.

После смерти Петра II в 1730 г. прямых потомков рода Романовых по мужской линии не осталось. Среди других кандидатур Верховный тайный совет обратился к старшей линии царя Иоанна V Алексеевича и пригласил на трон его дочь Анну Иоанновну, уже 19 лет жившую в Курляндии и не имевшую в России фаворитов и приверженцев. Предполагалось её царствование с ограничениями полномочий в пользу «верховников», членов Верховного тайного совета, которые потребовали от Анны Иоанновны подписания определённых условий, «Кондиций». При поддержке противников «верховников» обрела полноту власти и распустила Верховный тайный совет. По имени её фаворита время её правления получило название «бироновщины».

ЗНАЧЕНИЕ СЕНАТА ПРИ АННЕ ИОАННОВНЕ

Но вместо Сената, как мы уже знаем, поставили Верховный Тайный Совет (1726–1730 гг.): этим свели Сенат на степень коллегиа, а должность генерал-прокурора, «око государево», лишили того значения, какое придал ей Петр. Должность эта и совсем исчезла, как лишенная своего смысла. Восстановленный при Анне Иоанновне генерал-прокурор не получил прежнего значения, потому что не получил его и Сенат. Анна в 1730 г. уничтожила Верховный Тайный Совет, восстановила права Сената, разделив Сенат на 5 департаментов; но вскоре над Сенатом поставила Кабинет, аналогичный по значению Верховному тайному Совету, и этим снова уронила значение Сената и генерал-прокурора.

Но при Петре приближенные к нему высшие административные лица не были организованы в учреждение и не имели того влияния, какое они получали при слабых представителях власти после Петра (женщинах и детях). Когда же у них явилось это влияние, они стремились сомкнуться в учреждение, не подчиненное общему правительственному контролю (Сенату и прокуратуре), напротив, сами взяли контроль в свои руки и управляли страной силой своих «персон», стоя над всей системой администрации. В 1730 г. они даже покусились править не только страной, но и самой властью. Попытка не удалась и повела к видоизменению того учреждения, которое ее совершало; но и при самодержавии персоны Верховного Тайного Совета и Кабинета, ниспровергнув административную систему Петра, направленную против произвола лиц, развили этот произвол.

ЗАМЫСЕЛ «КОНДИЦИЙ»

Когда присутствующие сошлись на кандидатуре Анны Ивановны, Д.М. Голицын незаметно приступил к самому сокровенному звену своего маневра. Его речь окончилась, казалось бы, туманным, восклицанием: «Воля ваша, кого изволите, только надобно нам себе полегчить». — «Как себе по-легчить?» — спросил тут кто-то. «Так полегчить, чтоб воли себе прибавить», — был ответ Голицына. Видимо, представители феодальной аристократии в конце концов поняли, в чем дело. После недолгих споров было приступлено к составлению «кондиций» или «пунктов», ограничивающих власть новой государыни. Хотя некоторые источники создание «кондиций» приписывали Д.М. Голицыну, видимо, «дитя» это было плодом совместных усилий.

«КОНДИЦИИ», ПОДПИСАННЫЕ АННОЙ ИОАНОВНОЙ В 1730 Г.

Понеже по воле всемогущего бога и по общему желанию российского народа мы по преставлении всепресветлейшего державнейшего Великого государя Петра второго, императора и самодержца всероссийского, нашего любезнейшего государя племянника, императорский всероссийский престол восприяли и, следуя божественному закону, правительство свое таким образом вести намерена и желаю, дабы оное в начале к прославлению божеского имени и к благополучию всего нашего государства и всех верных наших подданных служить могло. Того ради, чрез сие наикрепчайше обещаемся, что и наиглавнейшее мое попечение и старание будет не только о содержании, но и крайнем и всевозможном распространении православные нашея веры греческого исповедания, такожде, по приятии короны российской, в супружество во всю мою жизнь не вступать и наследника, ни при себе, ни по себе никого не определять. Еще обещаемся, что понеже целость и благополучие всякого государства от благих советов состоит; того ради мы ныне уже учрежденный Верховный тайный совет в восьми персонах всегда содержать и без оного Верховного тайного совета согласия:

1) Ни с кем войны не всчинять.

2) Миру не заключать.

3) Верных наших подданных никакими новыми податями не отягощать.

4) В знатные чины, как в статцкие, так и в военные, сухопутные и морские, выше полковничья ранга не жаловать, ниже к знатным делам никого не определять, и гвардии и прочим полкам быть под ведением Верховного тайного совета

5) У шляхетства живота и имения и чести без суда не отымать.

6) Вотчины и деревни не жаловать.

7) В придворные чины, как русских, так и иноземцев, без совету Верховного Тайного совета не производить.

8) Государственные доходы в расход не употреблять – и всех верных своих поданных в неотменной своей милости содержать. А. буде чего по сему обещанию не исполню и не додержу, то лишена буду короны российской.

ХАРАКТЕРНЫЕ ЧЕРТЫ ЦАРСТВОВАНИЯ АННЫ ИОАННОВНЫ

В глубокой тайне Д. М. Голицын с В. Л. Долгоруким составили кондиции, т. е. условия вступления Анны Иоанновны на престол. Анна Иоанновна должна была управлять государством не в качестве самодержавной императрицы, а совместно с Верховным тайным советом, без ведома которого ей запрещалось объявлять войну и заключать мир, вводить новые налоги, награждать чином выше полковника, жаловать или отнимать вотчины без суда. Командование гвардией переходило к Верховному тайному совету. Таким образом, кондиции ограничивали самодержавие, но не в интересах всего дворянства, а в пользу его аристократической верхушки, заседавшей в Верховном тайном совете.

Слух о «затейке» ограничить «самодержавство» проник в дворянскую и гвардейскую среду и вызвал там явно враждебную реакцию. В противовес кондициям верховников различные группы дворянства составили свои проекты с изложением взглядов на политическое устройство страны. Если кондиции верховников имели в виду интересы небольшой кучки аристократов, то авторы дворянских проектов требовали сокращения срока службы, отмены ограничений в наследовании недвижимого имущества, облегчения условий службы в армии и на флоте путем организации специальных учебных заведений для подготовки офицеров, более широкого привлечения дворян к управлению и т. д.

Анна Иоанновна, безропотно подписавшая кондиции в Митаве, после прибытия в Москву быстро обнаружила, что «затейка» верховников не пользуется поддержкой ни у массы дворян, ни у гвардейцев. В их присутствии и при их поддержке она надорвала лист бумаги с подписанными ею кондициями. Этим самым она провозгласила себя самодержавной императрицей. Верховный тайный совет был упразднен, а членов его (Голицыных и Долгоруких) под разными предлогами выслали из столицы, чтобы несколько лет спустя подвергнуть казням.

Ленивая и невежественная, отличавшаяся высоким ростом и чрезвычайной полнотой, императрица, которую приводили в восторг грубые шутки карлиц, не проявляла никакого интереса к государственным делам. Вместо упраздненного Верховного тайного совета при ней было организовано примерно такое же по компетенции учреждение, но под новым названием – Кабинет министров. Новым был и состав Кабинета министров, куда вошли доверенные лица императрицы.

Анна Иоанновна тяготилась участием в государственных делах и в 1735 г. издала указ, которым подпись трех кабинет-министров объявлялась равноценной императорской подписи.

В царствование Анны Иоанновны небывалых размеров достигло влияние иностранцев. Наплыв их в Россию начался еще с конца XVII в., однако до воцарения Анны Иоанновны они не играли существенной роли в политической жизни страны. Иным стало их положение при Анне Иоанновне. Тон при дворе задавал невежественный фаворит императрицы, курляндский немец , Бирон, не занимавший официальных постов, но пользовавшийся безграничным доверием Анны Иоанновны. Под его покровительством проходимцы из иностранцев занимали высшие и хорошо оплачиваемые должности в административном аппарате и армии. Многие из них безнаказанно грабили казну.

В годы бироновщины, а вернее остермановщины, ибо правил страной Остерман, иностранцы пользовались преимуществами при назначении на доходные должности и продвижении по службе. Это вызывало протест со стороны русского дворянства, лишенного части доходов и ущемленного в национальных чувствах.

Выразителем его стал кабинет-министр А. П. Волынский, вместе с кружком единомышленников разработавший «Проект о поправлении внутренних государственных дел». Волынский требовал дальнейшего расширения привилегий дворянства, заполнения всех должностей в государственном аппарате — от канцеляриста до сенатора дворянами, командирования дворянских детей за границу для обучения, «чтобы свои природные министры со временем были». Духовные пастыри от сельских священников до высших должностей в церковной иерархии тоже должны замещаться выходцами из дворянства. Резкие отзывы об Анне Иоанновне («Государыня у нас дура, и как-де ни докладываешь, резолюции от нее никакой не добьешься»), осуждение действий Бирона и его окружения привели в 1740 г. Волынского и его сообщников на плаху.

МАНИФЕСТ ОБ УНИЧТОЖЕНИИ ВЕРХОВНАГО ТАЙНАГО СОВЕТА 4 МАРТА (15 МАРТА) 1730 Г.

5510. – Марта 4. Манифестъ. – Объ уничтоженіи Верховнаго Тайнаго Совѣта и Высокаго Сената, и о возстановленіи по прежнему Правительствующаго Сената.

Повелѣваемъ всѣмъ кому о томъ вѣдати надлежитъ, какъ духовнымъ, такъ и мірскимъ военнаго и земскаго управленія, вышнимъ и нижнимъ чинамъ, что Мы, Верховный Тайный Совѣтъ и Высокій Сенатъ отставили, а для правленія опредѣлили Правительствующій Сенатъ, на такомъ основаніи, и въ такой силѣ, какъ при Дядѣ Нашемъ, блаженныя и вѣчнодостойныя памяти Петрѣ Великомъ, Императорѣ и Самодержцѣ Всероссійскомъ былъ. И во управленіи поступать по должности, данной Сенату при Его жъ Императорскомъ Величествѣ и по Уложенью и указамъ, которому Правительствующему Сенату, всякъ ихъ указамъ да будетъ послушенъ, подъ жестокимъ наказаніемъ или смертію, по винѣ смотря. И ежели оный Сенатъ чрезъ свое нынѣ предъ Богомъ принесенное обѣщаніе и прежнюю въ вѣрности Намъ учиненную присягу, неправедно что поступятъ въ какомъ Государственномъ или партикулярномъ дѣлѣ, и кто про то увѣдаетъ, тотъ да возвѣститъ Намъ, однакожъ справясь съ подлинымъ документомъ, понеже то будетъ предъ Нами суждено, и виноватой жестоко будетъ наказанъ.

Полное собрание законов Российской империи (Сперанский). № 5510 (Собрание Первое. Т. 8. C. 253–254) Манифест «Об уничтожении Верховного Тайного Совета и Высокого Сената, и о восстановлении по прежнему Правительствующего Сената» из Полного собрания законов Российской империи

ОТНОШЕНИЕ К ССЫЛЬНЫМ И ОПАЛЬНЫМ

В „суетное и опасное время» немецкаго правительства Анны Иоанновны нельзя было лечь вечером в постель в полной уверенности, что на другое утро проснешься у себя дома: нередко арестовывали ночью – и арестант встречал следующий день в одном из казематов Петропавловской крепости или какого нибудь острога. Кн. Сергей испытал на себе превратности судьбы, совершенно неожиданно очутившись в Фоминках, a затем в Раненбургской крепости. Из Раненбурга вели дороги в „места более отдаленныя» – можно было попасть в Березов, Пелым, Енисейск, Охотск…

23-го октября 1730 г. обращается к императрице Анне Иоанновне с следующим прошением:

„Державнейшая царица и самодержица всероссийская, государыня всемилостивейшая! Дерзаю молити вашего императорского величества, яко вси прикланяяй выи молим Всевышняго Творца, да простретъ десницу милосердия от горняго жилища. Тако ныне всеподданнейший раб вашего величества, премилосердая государыня, рабски припадая к ногам, молю: простри десницу милосердия от Высочайшия державы престола своего, помилуй, помилуй погибшего и страждущего раба своего. Вашего императорскаго величества всеподданнейший и всенижайший раб кн. Сергей Долгорукой».

Голос его не был услышан.

В апреле 1731 г. кн. Сергей воспользовался предстоявшим празднованием годовщины коронации императрицы Анны Иоанновны, чтобы вторично напомнить о своем горестном положении и просить об улучшении своей участи. 21-го апреля этого года он писал императрице:

Вашего императорского величества, государыня всем милосердая приклоняя колена, всеподданнейше молю, сотвори с убогим и последним рабом своим божеское милосердие: помилуй всемилостивейшая государыня для так дни великого от всех Творца дарованного и всему народу торжественного высочайшия коронации вашего императорского величества, дабы и я бедной и последней раб вашего величества в так великой радости имел малое участие и с неизреченным благодарением во все продолжение бедного живота моего в пожалованной мне деревнишки за высочайшее вашего императорского величества всем милосердой государыни здравие Всевыщего Творца неусыпно просил. Вашего императорского величества Всемилостивейшей государыни последни и всеподданейши раб кн. Сергей Долгорукой».

Участь его все-таки не была смягчена.

ЛИЧНОСТЬ И ДОСУГ

Анна была человеком переломной эпохи, когда старое в культуре сменялось новым, но еще долго соседствовало с ним. Поэтому наряду с традиционными шутами и приживалками при дворе Анны в специально построенном театре на тысячу мест ставились итальянские оперы и комедии. Слух и зрение придворных во время обедов и праздников услаждали оперные певцы и балерины. В историю русского искусства время Анны вошло датой основания в 1737 году первой балетной школы. При дворе была образована хоровая капелла, работал приглашенный из Италии композитор Франческо Арайя. Но более всего Анна, не в пример московским царевнам, увлекалась охотой, точнее стрельбой. Это было не просто увлечение, а глубокая страсть, которая не давала царице покоя. Она часто стреляла по летящим в небе воронам, уткам, била в цель в крытом манеже и в парках Петергофа. Участвовала она и в грандиозных охотах, когда загонщики, охватив гигантское пространство леса, постепенно (нередко неделями) сужали его и гнали лесных обитателей на поляну. Посредине нее стоял специальный высокий экипаж – «ягт-ваген» – с вооруженной императрицей и ее гостями. И когда обезумевшие от ужаса звери: зайцы, лисицы, олени, волки, медведи, лоси – выбегали на поляну, предусмотрительно огороженную стеной из корабельной парусины, тогда начиналась омерзительная бойня. Только за лето 1738 года Анна лично застрелила 1024 животных, в том числе 374 зайцев и 608 уток. Сколько же всего зверей убила царица за 10 лет, даже трудно и представить!

Анна Иоанновна. Биография

Портрет императрицы Анны Иоанновны, Луи Каравак

Анна Иоанновна (7 февраля (28 января) 1693 – 28 (17) октября 1740 гг.) – российская императрица. Она была родом из династии Романовых: мать – Прасковья Федоровна Салтыкова, а отец – Иван Алексеевич Романов.

Анна Ивановна Романова: детство и юность

Анна родилась в Крестовой палате в Московском Кремле. В 1696 году, когда ей было 3 года, скончался ее отец. После этого события Прасковья Федоровна вместе со всеми детьми (Екатериной, Анной и Прасковьей) переехала в подмосковную резиденцию, расположенную в селе Измайлово.

Воспитанием царицы активно занимались: она изучала азбуку, арифметику, географию, танцы и несколько иностранных языков. Немецкий детям преподавал Иоганн Христиан Дитрих Остерман, а французский и танцы – Стефан Рамбург.

В 1708 году Петр I перевел их в новую столицу – Санкт-Петербург. Но там семья пробыла недолго, как только стало известно, что шведы наступают, они были вынуждены вернуться в Москву.

Прасковья Федоровна вместе со своими тремя дочерьми вернулась в Санкт-Петербург только после того, как русская армия одержала победу в Полтавской битве. Они проживали во дворце, возведенном на Московской стороне.

На протяжении всей жизни у Анны были довольно тяжелые отношения с матерью. Прасковья Федоровна относилась с любовью к Екатерине (старшей дочери), но к ней же она была чересчур требовательна.

Замужество Анны Иоанновны

В 1709 году шли активные военные действия, Петр I решил заключить союз с Курляндским герцогством, чтобы укрепить свое влияние и повысить шансы на победу в Северной войне. В этом же году царь встретился с королем Курляндского герцогства Фридрихом-Вильгельмом, где они договорились, что герцог женится на одной из родственниц Петра. Выбор Петра пал на его племянниц, Прасковья Федоровна предложила свою дочь Анну.

11 ноября (31 октября) 1710 года в Петербурге прошло венчание Анны и Фридриха-Вильгельма – герцога Курляндии. Спустя два месяца молодые супруги направились в Курляндию, но в пути, спустя недолгое время, 21 (10) января 1711 года герцог скончался, а Анна стала вдовой.

После этого события Анна Иоанновна вернулась в Петербург и поселилась у матери и сестер, но прожила она там недолго.

Анна Иоанновна: жизнь в Курляндском герцогстве

11 июля (30 июня) 1712 года Петр I отправил именную грамоту в Курляндию, где потребовал подготовить резиденцию к прибытию герцогини. Анна и гофмейстер Петр Бестужев-Рюмин отправились в Митаву. Но за время отсутствия герцога замок был разграблен и опустошен, поэтому герцогине пришлось самой обустраивать свой новый дом. Средства на восстановление герцогства и на существование Анна получала от Петра I.

Герцогством управлял в основном Петр Бестужев-Рюмин, который стал фаворитом Анны.

Петр I хотел повторно выдать Анну замуж, для этого он вел переговоры с принцами разных государств, но его старания не увенчались успехом.

В 1718 – 1719 годах царь направил в Курляндию дядю Анны – Василия Федоровича Салтыкова.

В 1726 году в Курляндское герцогство прибыл внебрачный сын короля Польши Августа II граф Мориц Саксонский. Он желал получить титул курляндского герцога. Граф сделал предложение Анне, и она дала свое согласие.

29 (18) июня 1726 дворяне Курляндии признали в графе своего герцога.

Но для России, а также для ее союзников, Австрии и Пруссии, такое изменение было политически невыгодно: в случае, если герцогом Курляндии станет сын польского короля, влияние Саксонии в Речи Посполитой усилится. К Анне направили князя Александра Меншикова, который также имел личный интерес – он сам хотел стать герцогом.

Анна узнала об этом, поэтому сказала Меншикову о своем желании, чтобы он стал герцогом. Сама же направилась к жене Петра I – Екатерине Алексеевне. Они были в дружеских отношениях, царица всегда защищала Анну перед ее матерью. Но в данной ситуации Екатерина отказала в помощи, поскольку на карту были поставлен интересы Российской империи.

В результате граф Мориц Саксонский был изгнан из Курляндии, а Меншиков так и не стал герцогом.

Курляндское герцогство находилось в упадке. Дворяне уменьшили финансирование двора герцогини. Меншиков, поскольку не смог получить власть, обвинил в данных событиях фаворита Анны Ивановны – Петра Бестужева.

Несмотря на все уговоры герцогини в 1727 году Бестужев покинул Митаву.

Его место занял Эрнст Иоганн Бирон, который до этого с 1718 года служил в ее канцелярии. Он стал возлюбленным Анны.

Имеется теория, что его младший сын является сыном не жены Бирона, а Анны. Такое мнение возникло в связи с тем, что герцогиня была сильно привязана к ребенку, он даже ночевал в ее опочивальне до возраста 10 лет. Но прямых доказательств данной теории нет.

Возвращение в Российскую империю и вступление на престол Анны Иоанновны

30 (19) января 1730 года скончался российский император Петр II, после чего встал вопрос о том, кто будет следующим императором. На трон претендовала семья Долгоруковых, но Екатерина Алексеевна Долгорукова не успела выйти замуж за императора, а поэтому не могла стать царицей. Семья решила подделать завещание, по которому Петр II передал право на трон своей невесте.

Верховный тайный совет, в который входили канцлер граф Гавриил Иванович Головкин, князья Дмитрий Михайлович Голицын, Алексей Григорьевич Долгоруков и Василия Лукич Долгоруков, после кончины Петра II устроили собрание. Князья Долгоруковы предъявили завещание и потребовали передачу власти Екатерине Алексеевне. Но им никто не поверил, поэтому данное требование сразу отвергли.

В результате проведения переговоров было принято передать власть одному из потомков Ивана V, выбор пал на Анну Иоанновну.

Дмитрий Михайлович Голицын сделал предложение ограничить самодержавную власть. Для этого они составили акт – «Кондиции», в них были прописаны пункты, ограничивающие власть монарха.

В соответствие с данным документом царица не могла без Верховного совета принимать решения по следующим вопросам:

  • начинать войну или завершать, заключая мирный договор;
  • формировать новые налоги и подати;
  • решать, на что потратить средства из казны;
  • производить в чины выше полковника;
  • жаловать вотчины;
  • казнить дворянина или лишить его имущества без проведения суда;
  • вступать в брак;
  • выбирать наследника престола.

Дворяне планировали предоставить данный документ как волю народа, а после сообщить людям. Таким способом они хотели укрепить власть двух семей – Долгоруковых и Голицыных. Также они приняли в Верховный тайный совет двух своих родственников – Василия Владимировича Долгорукова и Михаила Михайловича Голицына.

В ночь 31 (20) января 1730 года в Митаву тайно выехали В. Л. Долгоруков, М. М. Голицын (Младший) и М. И. Леонтьев. Все планировалось сделать в полной секретности. Они даже не стали посылать гонца, чтобы сообщить о смерти Петра II.

Но оставить все в тайне не удалось. Были сторонники абсолютной самодержавной власти, они также отправили к Анне Иоанновне гонцов, среди них были – Павел Ягужинский, граф Рейнгольд Левенвольде и архиепископом новгородский Феофан Прокопович. Их целью было сообщить Анне о плане Тайного верховного совета и убедить ее в отсутствии необходимости подписывать «Кондиции». Первым к Анне Иоанновне успел гонец от Рейнгольда Левенвольде.

Несмотря на уговоры сторонников самодержавия, Анна Ивановна 8 февраля (28 января) 1730 года подписала «Кондиции». Ее возвращение в Российскую империю было запланировано на следующий день, ранее Минаву покинул Михаил Леонтьев.

12 (1) февраля он прибыл в Москву. Ситуация в городе была напряженной: заговор Верховного совета стал всем известен. Дворяне стали собираться на тайные совещания. Дворянство и представители аристократии были недовольны задумкой Верховного тайного совета, поскольку он не учитывал их интересы. В результате все представители знати поделились на две части: одна выступала за дворянские вольности (князья Черкасский, Татищев и другие), а другая – за восстановление абсолютизма (князья Трубецкой, Юсупов, Кантемир и другие).

13 (2) февраля в Кремле было собрано заседание Совета, на которое получили приглашение высшие чиновники. На нем зачитались «Кондиции», а также письмо Анны, которая дала согласие на их подписание. Но сторонники самодержавия были уверены, что данный акт нужно отменить.

После заседания дворяне также продолжали устраивать тайные собрания, Верховный тайный совет начал им угрожать. 14 (3) февраля Павел Ягужинский был арестован за участие в собраниях.

16 (5) февраля в тайный совет передали проект государственного устройства, разработкой которого занимались сторонники самодержавия. В ближайшие дни члены тайного совета увидели проект, созданный Дмитрием Голицыным. Выяснилось, что вариант Василия Никитича Татищева был гораздо лучше, поэтому Верховный тайный совет оказался в затруднительной ситуации: он не мог показать на публике свой проект, т.к. тот был хуже, но согласие с Татищевым привело бы к потери власти. Поэтому совет предложил всем дворянским кружкам, которых в тот момент в Москве было немало, подготовить собственные проекты. Они считали, что это приведет к расколу среди представителей дворянства, но план не стал реальностью, а Верховный совет стал терять свою власть.

Анна Иоанновна, направляясь в страну, узнала, что у нее немало сторонников, выступавших против ограничений самодержавия.

26 (15) февраля 1730 года Анна Иоанновна прибыла в город, где ей присягнули на верность в Успенском соборе войска и высшие чины. Присяга была изменена – пункты, касающиеся самодержавия, вычеркнули, права Верховного тайного совета не были обозначены.

Упразднение Верховного тайного совета и возвращение самодержавной власти

Кружки, выступавшие за восстановление абсолютной монархии, постепенно усиливали свои позиции, в то время как Верховный тайный совет терял свое влияние.

6 марта (23 февраля) сторонники самодержавной власти составили челобитную, в которой требовали ликвидировать Совет и Кондиции, восстановить Сенат. Князь А. М. Черкасский поддержал данную идею.

Спустя два дня князь вместе с дворянами прибыл к Анне и передал ей челобитную. В результате царица разорвала Кондиции, и уже 12 (1) марта народ принес новую присягу.

Верховный тайный совет был вынужден подчиниться и отказаться от идеи ограничения власти монарха.

Анна Иоанновна: внутренняя политика (кратко)

У нас также есть более обширная статья про внутреннюю политику Анны Иоанновны.

В своей политике императрица Анна Иоанновна ориентировалась на правление Петра Великого. 15 (4) марта Верховный тайный совет был распущен, а его место занял Сенат, организованный в такой же форме, как и при Петре.

В этом же году была учреждена Канцелярия тайных розыскных дел, которую возглавил А. И. Ушаков. Анна опасалась заговоров, поэтому при ней активно развивался шпионаж, многих подозревали в измене: более 20 тысяч человек были сосланы в Сибирь, около тысячи – казнены, в том числе князья Долгорукие.

В 1730 году Анна Ивановна издала манифест Синоду, в соответствии с данным документом требовалось соблюдать чистоту православия, на следующий год поступило распоряжение сжигать колдунов. В 1738 году введена смертная казнь за богохульство.

В 1731 году был отменен указ о единонаследии.

При Анне Иоанновне также активно проводилась и военная реформа под руководством Минихина. Были организованы Измайловский и Конный гвардейские полки. Для дворянских детей был открыт Шляхетный кадетский корпус. В 1736 году срок службы дворян был ограничен 25 годами.

При Анне Российская империя вышла на первое место по производству чугуна. В 1736 году все рабочие промышленных предприятий стали собственностью владельцев заводов.

В 1731 году был создан Кабинет министров, в его состав вошли А. И. Остерман, А. М. Черкасский и Г. И. Головкин. В первый год императрица активно посещала собрания, но позже потеряла к ним интерес. Сфера деятельности Кабинета министров была расширена: в 1732 году он получил право издавать законы и указы.

Период правления Анны Ивановны нередко называют «бироновщина», поскольку на императрицу и на ее политику оказывал влияние фаворит Э. И. Бирон. С данным определением ассоциируют неуважение русских традиций, большое влияние немцев, казнокрадство, жестокость и гонения.

Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны, Валерий Иванович Якоби

Поскольку в Курляндии Анна Иоанновна жила в экономных условиях, будучи российской императрицей, она тратила огромные средства на различные развлечения. У императрицы при дворе были карлики, великаны, сказочницы, гадалки и шуты. Она любила охоту.

Роскошью дворца и великолепием балов восхищались жена английского резидента леди Рондо, де ла Шетарди – маркиз двора Людовика XV, а также французские офицеры.

Самым известным событием стала свадьба шутов князя М. А. Голицына и А. И. Бужениновой в специально построенном Ледяном доме. Организатором данного мероприятия стал Волынский, который таким способом пытался добиться расположения императрицы.

В Москве Анна Иоанновна проживала в деревянном дворце – «Анненгофе», возведенном в Кремле по ее приказу. В 1731 году был возведен «летний Анненгоф», но он сгорел в 1746 году.

Известный Царь-колокол был отлит по приказу Анна Иоанновны 25 ноября 1735 года.

Анна Иоанновна: внешняя политика

Во внешней политике Российской империи в период правления Анны Ивановны сыграл большую роль А. И. Остерман.

В 1726 году он заключил союз с Австрией.

В 1733 – 1735 годах Российская империя и Австрия участвовали в войне за польское наследство после смерти Августа II, в итоге которой трон Польши достался Августу III.

В 1735 – 1739 годах была Русско-турецкая война, которая закончилась подписанием Белградского мирного договора. В результате Российская империя потеряла земли, завоеванные в этой войне, а также лишилась права иметь флот на Черном море.

Смерть Анны Иоанновны. Вопрос престолонаследия

В 1732 году Анна объявила своим приемником – Иоанна Антоновича (Ивана VI), который был правнуком Ивана V.

16 (5) октября 1740 года императрица ужинала с Бироном. На данном мероприятии ей стало плохо, и Анна упала в обморок. После этого случая встал вопрос о престолонаследии. Иоанн Антонович был еще ребенком, поэтому нужно было определиться с регентом.

27 (16) октября императрица Анна Иоанновна назначила регентом Бирона. На следующий день она скончалась. Причиной смерти стали подагра и мочекаменная болезнь.

Анну Иоанновну похоронили в Петропавловском соборе в Петербурге.

Биография Анны Иоанновны

Анна Иоанновна (28.01.1693 – 17.10.1740) – российская императрица (династия Романовых), дочь Ивана V, племянница Петра I. Годы царствования: 1730-1740, период получил название «бироновщина».

Детство

Анна родилась в Московском Кремле, отец ¬ – царь Иоанн V, мать – царица Прасковья Федоровна. После смерти царя в 1696 году вдова с тремя дочками: Екатериной, Анной и Прасковьей, перебралась в подмосковную усадьбу Измайлово. Две старшие дочери – Мария и Феодосия – умерли в младенчестве.

Семья имела внушительный штат придворных. Жизнь в Измайлово была спокойной и далекой от нововведений. Резиденция насчитывала два десятка прудов, многочисленные фруктовые сады, виноградники, оранжереи с заморскими цветами. Маленькие царевны обучались математике, географии, немецкому и французскому языкам, танцам. Прасковья Федоровна лелеяла лишь свою старшую дочь, с Анной отношения не складывались.

Когда Петр в 1708 году принял решение переселить всех членов царской семьи в столицу, Анна с матерью и сестрами приехала в Петербург, где царь оказал торжественный прием. Однако вскоре они вернулись в Москву из-за угрозы со стороны шведской армии. Семья окончательно перебралась в Петербург только после Полтавской битвы, в столице специально для них был построен дворец.

Замужество

Во время Северной войны Петру необходимо было позаботиться об укреплении влияния своей страны на международной арене. Курляндское герцогство, к которому подобрались русские владения, было ослаблено, и после появления русской армии в Курляндии Петр решил выдать замуж за молодого герцога представительницу русской царской фамилии. Царица Прасковья Федоровна из своих дочерей выбрала Анну.

Несмотря на то, что в сохранившемся письме Анна радостно объясняется жениху в любви, есть версия о том, что девушка противилась этому замужеству. В народе даже сложилась песня о бедной Анне, которую отдают в чужую землю. Брак оказался недолгим. После свадьбы, которая состоялась в конце 1710 года в Петербурге, по дороге в Курляндию герцог Фридрих-Вильгельм умер в январе 1711 года от чрезмерного алкогольного возлияния. Накануне молодой муж соревновался с царем в искусстве пития. Анна вернулась к матери.

Герцогиня Курляндии

В 1712 году по велению Петра она все же отправляется в Курляндию, где согласно брачному договору она должна была проживать и быть соответствующим образом обеспечена. Однако по прибытии в Митаву молодая вдова и сопровождавший ее дипломат П. Бесстужев-Рюмин обнаружили полное разорение, замок был полностью разграблен. Анна вынуждена была самостоятельно восстанавливать всю обстановку, чтобы сделать его пригодным для житья.

Позже до России дошли слухи о связи герцогини со своим помощником Бесстужевым. Прасковья Федоровна была в гневе и требовала отозвать его из Курляндии. Разобраться в ситуации отправился брат царицы В. Салтыков, который не смог найти компромисса с Бесстужевым и лишь усугубил и без того натянутые отношения между Анной и ее матерью.

Тогда молодой герцогине оказывала поддержку и защиту царица Екатерина, жена Петра.

В 1726 году Анна получила предложение о замужестве от сына польского короля графа Морица, решившего стать обладателем герцогского титула. Амбициозный и обаятельный Мориц пришелся ей по нраву, и она согласилась. Склонив на свою сторону также курляндское дворянство, он собирался стать герцогом. Такое поведение графа вызвало со стороны России тревогу. В Курляндию был отправлен князь А. Меншиков, у которого также было в планах герцогство. Разочарованная Анна пыталась снискать поддержки императрицы, но ничего не вышло. Мориц был изгнан из Курляндии, но Меншиков также не добился трона.


Бирон – курляндский дворянин низкого происхождения, ставший регентом Российской империи

Эта ситуация ухудшила положение вдовствующей герцогини, разгневанное дворянство сократило и так скромные расходы на содержание ее двора. В 1727 году Бесстужев-Рюмин был вызван из Курляндии в Россию благодаря стараниям расстроенного неудачей князя Меншикова. Анна была очень привязана к помощнику, в отчаянии написала более двадцати писем с безуспешными мольбами оставить его.

Вскоре в ее жизни появляется Эрнст Бирон – дворянин, служащий в канцелярии герцогини. Он полностью заменил собой Бесстужева. По слухам, его младший сын Карл, родившийся в 1928 году, был ребенком Анны, но точной информации по этому вопросу нет. Известно лишь, что герцогиня была сильно привязана к Карлу Эрнсту, привезла с собой в Россию, и до десятилетнего возраста мальчик спал в ее спальне.


Коронация Анны Иоанновны, Успенский собор

Российская императрица

В январе 1730 года умирает Петр II, который собирался жениться на княжне Долгорукой, но не успел. Родственники княжны подделали завещание императора, решив возвести ее на престол. Но Верховный тайный совет, собравшийся после смерти Петра, не поверил такому завещанию и утвердил императрицей Анну. При этом члены Совета написали Кондиции,значительно ограничивавшие возможности будущей императрицы в свою пользу. Анна подписала документы, но к ее приезду в Москву в обществе прошел слух о затее Верховного совета. У Анны было достаточно сторонников, в том числе императорская гвардия.

В конце февраля князь Черкасский подал императрице челобитную с подписями дворян, просивших пересмотреть Кондиции. Кроме того, с челобитной о восстановлении самодержавия пришел князь Трубецкой, а гвардия страховала дворец и императрицу от волнений. В итоге Анна была провозглашена самодержавной императрицей. Однако положение Анны Иоанновны оставалась неопределенным. Она по-прежнему не имела сильной политической опоры, различные дворянские группировки в течение двух лет боролись за влияние на императрицу.


Анна Иоанновна разрывает Кондиции (И. Шарлемань)

Сама императрица принимала мало политических решений. Наиболее приближенным советником Анны был вице-канцлер Остерман. Позже были призваны к императорскому двору Бирон, Левенвольде, Миних. Русская аристократия была недовольна «немецким» влиянием и хотела сместить Остермана. После двухлетнего противостояния перевес одержала «немецкая партия», но внутренние разногласия помешали ей стать единой политической силой. Миних и Левенвольде были отправлены в Польшу, и фаворит императрицы Бирон стал продвигать ко двору представителей собственного окружения.

Программа правления Анны Иоанновны включала ранее нереализованные проекты и решение насущных проблем: реформирование армии, восстановление власти Сената, доработка Уложения, пересмотр штата чиновников, реформа флота. Верховный тайный совет был распущен. В 1730 году была создана Канцелярия тайных розыскных дел, имевшая целью не допустить заговоры и перевороты. В результате активной работы этого органа более 20 тысяч человек было отправлено в ссылку в Сибирь, около тысячи ¬– казнены. Жестоким казням подверглись также вельможи, представлявшие угрозу власти: князья Долгорукие, кабинет-министр Волынский.


Шуты при дворе императрицы (В. Якоби, 1872)

Возможно, более чем дела государственные Анна любила развлечения, красивые наряды. Ее постоянно окружали шуты, а расходы на балы, развлекательные мероприятия и содержание двора были огромными. Внешность Анны была приятной: темноволосая с голубыми глазами и крупной фигурой. Поведение соответствовало положению, в действиях демонстрировалось достоинство и торжественность. Современники характеризуют ее как щедрую, властолюбивую и своенравную. Императрица скончалась в 1740 году от подагры, завещав трон внуку своей сестры Екатерины Иоанну Антоновичу, к матери которого – Анне Леопольдовне – относилась , как к собственной дочери. Регентом был назначен Бирон.

Основные вехи правления Анны Иоанновны

Годы Событие
1730 Отмена Кондиций, восстановление самодержавия
1730 Роспуск Верховного тайного совета
1730 Издание указа, отменяющего единонаследие
1731 Создание Кабинета министров, Канцелярии тайных дел
1731 Новый льготный таможенный тариф, способствующий развитию торговли
1731 Открытие Шляхетского корпуса ­– училища для дворянских детей
1732 Заключение договора с Персией о торговых делах и противостоянии Турции
1733-1735 Участие в борьбе за Польское наследство
1734 Заключение договора о взаимном сотрудничестве с Англией
1734 Запрет для крестьян открывать суконные фабрики
1735 Заключение договора о торговле с Ираном
1736 Запрет собственникам фабрик покупать деревни
1735-1739 Война с Турцией
1736 Снижен срок службы дворян – до 25 лет

«В России никогда не любили своих правителей»

«Это царствование — одна из мрачных страниц нашей истории, и наиболее темное пятно на ней — сама императрица». Так охарактеризовал десятилетнее правление Анны Иоанновны, племянницы Петра I, знаменитый историк Василий Ключевский. Всевластие вороватых временщиков-иностранцев во главе с Бироном, массовый террор в отношении русской элиты, всеобщее воровство и страх — именно в таких зловещих тонах мы до сих пор видим то время. Почему на самом деле подобное представление не совсем справедливо, а немецкое засилье и бироновщина — это исторический миф? Кто оболгал аннинскую эпоху, которая на самом деле едва не стала началом конституционного строя в России? Чем правление Анны Иоанновны похоже на российскую современность? Обо всем этом «Ленте.ру» рассказал доктор исторических наук, профессор Санкт-Петербургского филиала Высшей школы экономики и Европейского университета в Санкт-Петербурге Евгений Анисимов.

Не довели Россию до кондиций

«Лента.ру»: Правление Анны Иоанновны началось с «затейки» с кондициями — законодательных ограничений власти российского монарха, которые Анна Иоанновна сначала охотно подписала. Могли бы эти кондиции стать реальным шансом на освобождение от самодержавия или даже прообразом первой русской конституции вроде Великой хартии вольностей?

Евгений Анисимов: Хороший вопрос. Я считаю, что если бы в 1730 году «затейка» верховников (членов Верховного Тайного совета — прим. «Ленты.ру») удалась, то Россия сейчас бы насчитывала почти три столетия парламентаризма. Несколько недель междуцарствия января-февраля 1730 года были удивительным временем в нашей истории. Сотни представителей правящего класса России свободно спорили и обсуждали различные проекты ее будущего государственного устройства.

И заметьте — это всего лишь через пять лет после смерти Петра I, перед которым все они трепетали! Сам Петр затеял европеизацию дворянства скорее в прикладных целях, чтобы познакомить его с новейшими западными технологиями и навыками. Однако, как показали события 1730 года, даже поверхностное знакомство с Европой очень быстро отразилось на сознании и мироощущении дворянского сословия России.

Вы полагаете, что дело могло дойти даже до парламентаризма?

Я думаю, что члены Верховного Тайного Совета не предполагали останавливаться на кондициях. Во всяком случае, об этом говорят планы князя Дмитрия Голицына, которые для того времени были просто революционными. Нынешние парламентские демократии многих европейских стран тоже выросли из таких вот «затеек» вроде Великой хартии вольностей в Англии, о которой вы упомянули. Хотя и там еще очень долго власть короля оставалась сильной, а парламент и в XVIII веке слушал его стоя.

Когда в Российском государственном архиве древних актов мне позволили ознакомиться с кондициями, надорванными Анной Иоанновной пополам, я осознал, что держу в руках первую российскую конституцию. Безусловно, 1730 год в российской истории стал той точкой бифуркации, когда все могло пойти совсем по-другому.

Насколько я понимаю, план с кондициями подразумевал олигархическую конструкцию, то есть ограничение самодержавия властью членов Верховного Тайного Совета. Но существовало еще и множество дворянских проектов будущего государственного устройства.

Совершенно верно — их было не меньше двенадцати и, как ни странно, почти все они сохранились. Именно тогда стало пробуждаться самосознание российского дворянства, безмерно уставшего от жесткой эпохи тирании Петра I. Действительно, зимой 1730 года одни дворяне предлагали государственное устройство по шведскому образцу, а другие — по польскому.

Другое дело, что в российских условиях они вряд ли были жизнеспособны, что и показала дальнейшая судьба этих государств в XVIII веке. При этом английский вариант правления даже не рассматривался, хотя, как мы теперь знаем, в дальнейшем именно он оказался наиболее выигрышным. Но все-таки большинство дворян, съехавшихся в феврале 1730 года на коронацию Анны Иоанновны, выступало за сохранение самодержавия. Власть верховников-олигархов казалась им гораздо худшим злом, чем абсолютная монархия.

Но почему? Отчего все эти проекты потерпели крах?

Во-первых, это связано с неверием в возможности демократии, даже дворянской. С неверием в существование иного политического режима, кроме самодержавного. Демократия в глазах тогдашнего общества ассоциировалась со всеобщим воровством и олигархическим произволом. К сожалению, такое представление господствует у нас и поныне.

Во-вторых, правящая верхушка страны (те самые верховники) оказалась неспособной найти общий язык и договориться с основной массой дворянства. Сановники-олигархи из двух родовитых семейств, засевших в Верховном Тайном совете, не смогли убедить дворян, что действуют во благо государства, а не исходя из своих корыстных интересов. Слишком плохая репутация сложилась у них к тому времени, слишком много они уже наворотили.

«Трещина между властью и обществом»

Свидетельствует ли эта печальная история о политической незрелости правящего класса послепетровской России?

Смотря что считать незрелостью. И верховники, и немало дворян совпадали в одном — самодержавие в России необходимо ограничить. Все они слишком хорошо помнили недавнее правление Петра I, от которого были в ужасе. Но общий фундамент под всеми этими проектами найти так и не удалось.

Верховники сначала пытались утаить от дворянства «затейку» с кондициями, затем начали переговоры с его представителями, но проявили себя слишком эгоистично и не сумели проявить необходимую политическую гибкость. Мало кто думал об интересах страны, все стремились получить свою выгоду — за что потом и поплатились в грядущее царствование Анны Иоанновны. Ведь поначалу она была согласна на любой вариант, лишь бы выбраться из своего курляндского захолустья (Курляндия — герцогство в западной части современной Латвии — прим. «Ленты.ру»), куда много лет назад ее отправил родной дядя Петр I.

Вы упомянули Петра I. То есть вся «затейка» с кондициями стала результатом осмысления правящим классом России его правления по принципу «никогда больше»?

Именно так. Эту ситуацию можно сравнить с избранием на царство Василия Шуйского в 1606 году, когда его власть была существенно ограничена. И это неудивительно — после террора Ивана Грозного, правления Годунова и Лжедмитрия I огромные массы русского общества просто устали от капризов самодержавия. Хотя сменившая Шуйского «семибоярщина» — власть олигархов Смутного времени — впоследствии едва не привела страну к полной катастрофе.

Ведь тогда общество поначалу сплотилось и спасло Россию от гибели, как показывает история с ополчением Минина и Пожарского, но потом отошло в сторону и снова передало власть правящей элите. К сожалению, в России трещина между властью и обществом всегда была, остается она и сейчас. В феврале 1730 года появился реальный шанс ее преодолеть — но, увы, не получилось.

Считается, что восстание декабристов привело к психологической травме Николая I, который потом тридцать лет после этого подмораживал Россию и довел ее до Крымской войны. Можно ли по аналогии сказать, что «затейка» с кондициями тоже сильно впечатлила Анну Иоанновну и повлияла на характер ее будущего правления?

Отчасти это так. Завуалированное бегство Анны Иоанновны из Москвы, где тогда находился двор, в Санкт-Петербург и ее политика в отношении российского дворянства в некотором смысле стала следствием суеты вокруг кондиций при восшествии на трон.

Какая политика?

Анне пришлось существенно смягчить драконовские законы Петра I, от которых дворянство просто стонало. При нем государева служба была бессрочной, а она сократила ее до 25 лет, вдобавок изменив систему наследования имений (Петр ввел майорат — порядок, при котором все доставалось только старшему сыну). Эти смягчения были вызваны еще и тем, что дворяне научились обходить петровские законы, а правительство Анны все видело, но ничего не могло поделать.

«Лихие 1730-е»

Вы упомянули о фактическом бегстве Анны Иоанновны из Москвы в 1731 году. Именно благодаря ей Санкт-Петербург почти на два столетия остался столичным городом?

Да, если бы не она, то Санкт-Петербург еще тогда бы потерял свой столичный статус и остался всего лишь одним из многих провинциальных приморских городов нашей страны наподобие Новороссийска или Таганрога. Я вообще считаю, что только из-за этого поступка Анне Иоанновне в Санкт-Петербурге следует поставить памятник.

Почему Анна уехала из Москвы? Она поначалу ощущала зыбкость своей власти?

На то были две причины. Во-первых, из-за событий 1730 года Москва, когда-то родная и любимая для Анны Иоанновны, вдруг стала враждебной и чужой. Это как с ее дядей Петром I, который в свое время тоже сбежал из Москвы, опасаясь бояр и стрельцов. Во-вторых, для ее фаворита Бирона, приехавшего из Курляндии, Москва казалась диким азиатским городом. Впрочем, такое впечатление она тогда производила на многих европейцев. В-третьих, за первый год царствования в Москве произошло несколько инцидентов, которые Анна и ее окружение трактовали как попытки покушения на нее.

У царствования Анны Иоанновны весьма дурная и мрачная репутация. Справедлива ли такая оценка ее правления и с чем это связано?

Не совсем справедлива, а такая репутация имеет две причины. Во-первых, Анна действительно многим не нравилась — из-за своих странных привычек и вульгарных манер, из-за пристрастия к Бирону. Во-вторых, подобная репутация во многом стала результатом целенаправленной пропаганды эпохи Елизаветы Петровны. В истории России так часто бывает, когда властитель все неудачи своего правления сваливает на предшественника.

Получается, это Елизавета сознательно построила миф о «лихих 1730-х»?

Конечно, тут это сравнение как нельзя уместно. В правление Елизаветы Петровны всеми силами и средствами внушалось, что до нее в России был исключительно страшный и мрачный режим. В XIX веке этот миф подхватил Кондратий Рылеев, а затем Иван Лажечников, написавший свой знаменитый «Ледяной дом». Художественная литература XIX века, описывающая «ужасы бироновщины», в итоге повлияла и на наше восприятие аннинской эпохи.

Изучая нашу историю, я пришел к любопытному выводу — в России вообще никогда не любили своих правителей. Исключением тут могут быть лишь несчастный Иоанн Антонович, провозглашенный императором в младенчестве, свергнутый через несколько месяцев и просидевший в тюрьме всю оставшуюся жизнь, а также убитый по приказу собственной жены Петр III.

Миф о немецком засилье

Раз вы уже сказали про пресловутую бироновщину, то давайте про нее и продолжим. Историк Ключевский писал, что при Анне Иоанновне немцы «посыпались на Россию, как из прохудившегося мешка». Было ли в действительности немецкое засилье и почему вы называете бироновщину мифом русской истории?

Миф о немецком засилье при Анне Иоанновне во многом появился из-за того, что ее фаворитом стал немец из Курляндии. Потом это стало историографическим штампом, который подхватил и Ключевский, всегда умевший красиво выразиться. Но я сам долго и кропотливо изучал документы XVIII века. Оказалось, что при Петре I немцев при российском дворе было гораздо больше, чем при Анне Иоанновне.

Сказать, что Бирон проводил антирусскую политику, тоже никак нельзя — при нем Россия последовательно осуществляла экспансию в сторону Польши и Турции. К тому же именно Анна Иоанновна устранила в армии неравноправное положение русских офицеров по сравнению с офицерами-иностранцами — правило, введенное еще Петром I.

Откуда тогда возник миф о немецком засилье в правлении Анны?

Во-первых, этот миф стал результатом аберрации массового сознания в XIX-XX веках, когда Германия стала единой и отношения с ней, мягко говоря, складывались по-разному. Но в XVIII веке немцы при русском дворе никак не могли объединиться в консолидированную группировку, поскольку происходили из различных, и зачастую враждебных, германских государств и княжеств. Бирон был курляндцем, братья Левенвольде — лифляндцами, Миних был выходцем из Ольденбурга, Остерман — из Вестфалии. По своим моральным и деловым качествам они мало чем отличались от «литвина» Ягужинского, потомка кабардинских властителей князя Черкасского или русских Головкина, Ушакова и Волынского. Они все были временщиками, невзирая на свое этническое происхождение.

Во-вторых, миф о немецком засилье тоже стал результатом елизаветинской пропаганды, стремящейся максимально очернить предыдущее царствование. Перекочевав на страницы исторических романов, он прочно закрепился в нашем сознании. Бирон был недобрым и неприятным человеком, но вовсе никаким не злодеем. До уровня Малюты Скуратова герцог явно не дотягивал.

Получается, что не было никакого противостояния «русской» и «немецкой» партий при дворе Анны Иоанновны?

Конечно, нет. Обо всем этом я подробно писал в книге «Куда ж нам плыть? Россия после Петра Великого». На самом деле происходили обычные придворные интриги и склоки, мало имеющие отношение к национальным интересам нашей страны. Система власти в России была устроена по патрон-клиентской модели. Это, кстати, у нас до сих пор сохранилось. Как Анна Иоанновна после восшествия на престол приблизила к себе курляндцев, так и Ельцин ввел во власть выходцев с Урала, а Путин — своих друзей из Санкт-Петербурга. То, что русский Волынский тогда вознамерился отодвинуть курляндца Бирона от власти, еще не дает основания считать его пламенным патриотом.

Но если бироновщину нужно считать мифом, то в книге «Куда ж нам плыть…» вы пишете, что Анна была полностью зависима от Бирона и дня не могла без него обойтись.

Это касается исключительно их личных интимных отношений, происходивших в императорской опочивальне. Тут я свечку не держал и ориентируюсь только на сохранившиеся документальные свидетельства. Не секрет, что Бирон даже позволял себе кричать на Анну, и часто не стеснялся делать это публично. Обо всем этом было широко известно.

Из материалов Тайной канцелярии императрица знала, что в русском народе неодобрительно относились к ее сожительству с женатым мужчиной. Точно так же позднее простые люди смотрели на любовные увлечения Елизаветы Петровны. В статье «Женщины у власти в XVIII веке как проблема» я привожу типичные высказывания обывателей, сохранившиеся в допросных листах Тайной канцелярии: «Мы, грешницы, бл…ем, но и Всемилостивейшая государыня с Разумовским живет блудно».

При этом Анна Иоанновна была ханжой и всячески демонстрировала напускную набожность. Она дружила с настоятелем Троице-Сергиевой лавры Варлаамом, ставшим ее духовником, а фактического главу Святейшего синода Православной Российской церкви Феофана Прокоповича держала на расстоянии, несмотря на все его попытки сблизиться с ней.

Укрощение языков

В качестве доказательства немецкого засилья часто приводят жестокую расправу с семейством Долгоруких и Волынским. Об этом, например, писал Валентин Пикуль в романе «Слово и дело».

Не стоит по сочинениям Пикуля судить о нашем прошлом. На самом деле оба этих дела были типичными для российской истории. Во-первых, клан Долгоруких в 1730 году проиграл в борьбе за верховную власть, поэтому расплата с ним была неизбежна. Анна ее лишь отсрочила до той поры, пока укреплялась на троне. Во-вторых, Долгорукие выражали определенные настроения московской знати, которую Анна после «затейки» с кондициями побаивалась.

Все-таки императрица не простила Долгоруким эту историю?

Нет, не простила. Кстати, князь Дмитрий Голицын тоже в итоге плохо кончил. В-третьих, сами Долгорукие дали повод к своему уничтожению. Бывший фаворит Петра II Иван Долгорукий, будучи в ссылке, много болтал по пьяному делу и привлек к себе внимание Тайной канцелярии. Оказавшись в застенке, он повел себя так, как никогда нельзя вести себя на допросе: Иван стал рассказывать даже то, о чем его и не спрашивали.

О чем именно?

Например, о попытке подделать завещание Петра II в 1730 году в пользу его несостоявшейся невесты, сестры Ивана. Об этой истории Анна Иоанновна даже и не знала. В результате в 1739 году после долгих пыток Ивана колесовали, а трех его дядей из клана Долгоруких обезглавили.

Зачем так жестоко расправились не только с ними, но и с кабинет-министром Артемием Волынским? В «Слове и деле» Пикуля есть такой эпизод, когда его ведут на эшафот с окровавленным ртом, и присутствующие при этом европейские дипломаты с ужасом понимают, что некогда всесильному Волынскому перед казнью просто отрезали язык.

Пикуль, наверное, не знал, что в других европейских странах в то же время казнили не менее жестоко. Например, в Англии и в XVIII веке применялся особый способ казни — потрошение. Что касается России, то здесь дело было не в жестокости. Смысл казни состоял в том, что наказывался тот орган, с помощью которого было нанесено оскорбление государю и государству. Если человек разбивал икону, то ему фосфором жгли руку, если говорил срамные слова в адрес монарха — то урезали язык. Эту казнь применяли и при Елизавете Петровне, и только Екатерина II прекратила такую варварскую практику.

Известное по фильму «Гардемарины, вперед!» дело Анны Бестужевой тому, наверное, лишнее подтверждение.

Да, через несколько лет после казни Долгоруких и Волынского — уже при Елизавете Петровне — Анну Бестужеву били кнутом, урезали язык и отправили в ссылку. В фильме показано, что она передала палачу крест с драгоценностями, но не упоминается, что взамен тот урезал ей лишь кончик языка. Это было очень важно даже с точки зрения физиологии. При изучении документов российского политического сыска XVIII века я обнаружил страшный факт — оказывается, без языка человек постоянно захлебывался слюной и не мог полноценно спать. То есть на всю оставшуюся жизнь жертва такого наказания оказывалась обреченной на постоянные мучения.

Между дыбой и кнутом

Почему все-таки Артемий Волынский, один из наиболее влиятельных людей в России того времени, быстро впал в опалу и в итоге погиб под топором палача? Это из-за планов государственного переустройства, которые он предлагал Анне Иоанновне?

Нет, истинной целью этих проектов во многом было тщеславие и желание отодвинуть Бирона от власти. Изображать его русским патриотом, мужественно боровшимся с немецким засильем, совершенно неправильно. Волынский был, мягко говоря, своеобразным человеком: грубым, честолюбивым и своенравным. Свое стремительное возвышение он воспринял не как результат милости Бирона, перед которым ему до определенного времени приходилось холуйствовать, а как свою личную заслугу. Став кабинет-министром, Волынский слишком много возомнил о себе, слишком рано его обуяла гордыня.

Знаете, этим Волынский очень напоминает сталинского председателя Госплана Николая Вознесенского, расстрелянного в 1950 году по «Ленинградскому делу». Близость к вождю слишком сильно вскружила голову этому молодому и амбициозному управленцу, и Маленков сразу его уничтожил, как только почувствовал исходившую от Вознесенского опасность.

Если мы стали сравнивать различные эпохи российской истории, то расскажите о роли Тайной канцелярии при Анне Иоанновне. В советском фильме «Демидовы» есть сцена, когда брата главного героя по приказу Бирона арестовывают посреди дороги, — и тот навсегда пропадает в застенках Тайной канцелярии. И здесь сразу возникает аллюзия со сталинскими «воронками» и лубянскими подвалами. Справедливо ли говорить о массовом терроре в аннинскую эпоху и была ли Тайная канцелярия при Анне Иоанновне чем-что вроде НКВД XVIII века?

В свое время я изучал эту тему, после чего написал книгу «Дыба и кнут. Политический сыск и русское общество в XVIII веке». Конечно, до советских карательных органов Тайной канцелярии было далеко. Достаточно сказать, что в ее штате при Анне Иоанновне числилось 15-20 человек — это меньше, чем в современном отделении полиции.

Конечно, она продолжила традиции политического сыска XVII века, принявшие особо свирепые формы при Петре I. Но всего за десять лет правления Анны Иоанновны через Тайную канцелярию прошло не более десяти тысяч человек, из них в Сибирь отправилась максимум одна тысяча человек.

Это много или мало?

При тогдашнем населении России в 18 миллионов человек это совершенно ничтожное количество. Число политических дел аннинской эпохи не превысило двух тысяч, в то время как в первое десятилетие правления Елизаветы Петровны эта цифра возросла до 2 478, а во второе — до 2 413. Хотя при Анне Иоанновне политический сыск в России был более жестоким, чем при Елизавете.

Елизавета после прихода к власти вообще отменила смертную казнь.

Это так, но приговор «кнутом бить нещадно», широко применявшийся в елизаветинскую эпоху, фактически означал то же самое. Опытный палач несколькими ударами кнута мог сломать человеку позвоночник или забить до смерти.

Поэтому, возвращаясь к Анне Иоанновне, ни о каких массовых репрессиях в ее правление говорить не приходится. Но несколько громких политических дел этой эпохи, закончившихся гибелью Долгоруких, Голицына, Волынского и Хрущева, оказали тягостное влияние на российское общество и надолго сковали его страхом.

Фрагмент фильма «Демидовы»

А в фильме «Демидовы» мы тоже имеем дело с аберрациями нашего сознания. Его авторы смотрели на события XVIII века глазами людей, помнящих об ужасах советского XX века. К тому же они снова там повторили старые мифы про бироновщину и немецкое засилье.

Крымские походы и «срамной мир»

Внешняя политика Анны Иоанновны запомнилась двумя войнами — с Польшей и с Турцией. В своей книге «Куда ж нам плыть…» вы очень интересно рассказали о Войне за польское наследство, где Россия вмешалась во внутренние дела Речи Посполитой под забавным предлогом «защиты польской конституции» и шляхетской демократии. Но как вы оцениваете итог войны с Турцией, которая должна была стать реваншем за позорный Прутский поход 1711 года, когда Петр I едва не попал в плен? Война вроде бы окончилась вничью, но почему Белградский мир в России назвали «срамным?» Из-за того, что несколько походов русских войск в Крым оказались малоуспешными?

Польская и турецкая кампании были продолжением внешней политики Петра I на дальнейшую экспансию Российской империи, на ее непрерывное расширение. В Петербурге тогда это называли решением польского и турецкого вопросов. Результаты войны с Турцией оказались малоутешительными, прежде всего из-за бездарности командования русской армии. Миних и другие наши военачальники недооценивали боевой потенциал противника и были во власти устаревших шаблонов и стереотипов о тактике и стратегии ведения боевых действий.

В результате первый поход на Крым генерала Леонтьева закончился полным провалом — русская армия даже не дошла до Перекопа, повторив неудачи Василия Голицына 1687-го и 1689 годов. Потом дважды в Крым вторгался фельдмаршал Миних, но его рейды больше напоминали такие же разорительным набеги, которые в течение столетий осуществляли крымские татары на Русь. Потом еще одну вылазку на полуостров осуществил генерал Ласси, но из-за растянувшихся коммуникаций, болезней среди солдат и недостатка в провианте он вынужден был оставить Крым.

Война 1735-1739 годов по сути для России окончилась ничем — ей так и не удалось закрепиться на Черном море. В Белграде при подписании мирного договора русские интересы представляли союзники-австрийцы, для которых они были второстепенными. Но анализ боевого опыта русской армии в этой войне очень пригодился Российской империи во времена Екатерины II. Через три десятилетия после Миниха сначала Румянцев, а потом и Суворов, добились на той же самой территории блестящих военных побед с минимальными потерями за счет внедрения новаторских приемов в стратегию и тактику боевых действий. Изменилось и отношение России к Крыму, на протяжении предыдущих веков представлявшегося для нее главной язвой на южных рубежах.

Каким образом?

Ставка была сделана на поглощение Крыма, а не на отправку туда карательных экспедиций. Стратегия русской армии при Екатерине строилась на том, что необходимо разбить основные силы Турции, вечно стоявшей за спиной крымских ханов. Причем, главные сражения Россия стремилась навязать туркам там, где ей это было удобно — где-нибудь между предгорьями Балкан и Карпат. В результате без турецкой помощи Крымское ханство уже не представляло никакой опасности, и генерал Василий Долгорукий успешно завоевал его в 1771 году. Спустя двенадцать лет это позволило Екатерине II без особого труда присоединить Крым к Российской империи.

Вы называете Анну Иоанновну всероссийской помещицей с грубоватыми манерами и суеверным старомосковским благочестием. Можно ли сказать, что аннинское правление стало рецидивом допетровского времени, а сама она оказалась человеком переходной эпохи, будучи одновременно и наследницей старомосковских порядков, и новшеств Петра I?

Совершенно верно. Этим Анна Иоанновна напоминает нашего нынешнего властителя Владимира Путина. Его тоже можно считать порождением и брежневской эпохи, и ельцинского времени. У него сохранились многие советские черты, но одновременно появились характерные особенности постсоветского человека.

Анна Иоанновна была рождена московской царевной, но много лет прожила за границей (хотя и в Курляндии), поэтому в ее сознании переплелись многие свойства и явления как Московского государства, так и Российской империи. Ее уже нельзя было затащить обратно в душный терем — императрица живо интересовалась европейской модой, балами и даже охотой.

Но в ее манерах, бытовых привычках и взглядах на жизнь еще очень много оставалось от человека XVII века. Это во многом предопределило характер ее царствования как противоречивой и переходной эпохи в истории России.

6 Ноябрь 2018

Анна Федоровна – русская великая княгиня

#историяроссии#история#княгиня#женщина

Анна Федоровна (урожденная принцесса Юлианна Генриетта Ульрика Саксен-Кобург-Заальфельдская; 1781–1860) – великая княгиня, супруга великого князя Константина Павловича.

Юлианна Генриетта Ульрика родилась 23 сентября 1781 года в многодетной семье герцога Франца Фридриха Антона и Августы Каролины Софии, урожденной графини Рейс-Эберсдорф, став третьим ребенком из десяти. Если герцога Франца считали человеком весьма образованным (он увлекался ботаникой и астрономией), то его жена отличалась природным умом и энергичным характером. Все их дети получили хорошее воспитание, достойное известной фамилии.

Между тем в далекой России царица Екатерина II, женив старшего внука Александра, вскоре решила устроить судьбу и младшего, Константина, хотя ему исполнилось только четырнадцать лет. При этом императрица откровенно хвасталась юным принцем, заявляя, что он завидная партия для многих невест Европы: Константин был следующим после Александра наследником Российской империи. Неожиданно поступило предложение от королевского двора в Неаполе: король Фердинанд I и его супруга Мария Каролина Австрийская (сестра королевы Франции Марии Антуанетты) выразили желание выдать за великого князя Константина одну из своих многочисленных дочерей. Царица Екатерина II отреагировала на это предложение отказом. Как известно, в 1793 году она резко отозвалась о неаполитанском дворе, говоря, что ему «пришла охота весьма некстати наградить нас одним из своих уродцев», и это окончательно решило исход дела.

Поиски продолжились, и в 1795 году с секретной миссией по правящим дворам Европы отправился генерал Андрей Яковлевич Будберг, чтобы из огромного списка лично отобрать кандидаток в невесты юного князя. Однако по пути генерал заболел и вынужденно остановился в Кобурге, где обратился к знакомому врачу – барону Христиану-Фридриху Штокмару. Тот, узнав о цели визита генерала, обратил его внимание на дочерей герцога Саксен-Кобург-Заальфельдского. Подлечившись, Будберг больше никуда не поехал и сообщил в Петербург, что справился с заданием.

Екатерина II сначала устроила небольшую проверку, а затем дала согласие, позволив Будбергу «раскрыть карты» перед герцогиней Августой. Та, узнав, что одна из ее дочерей может стать женой русского великого князя, несказанно обрадовалась: она понимала всю выгоду этого брака для своего маленького герцогства.

Итак, 6 октября 1795 года 14-летняя Юлианна со своими старшими сестрами Софией (1778–1835) и Антуанеттой (1779–1824), а также матерью Августой прибыла в Петербург для смотрин в качестве невесты младшего внука императрицы – шестнадцатилетнего Константина. Екатерина II писала: «Наследная принцесса Саксен-Кобургская – прекрасная, достойная уважения женщина, дочки у нее хорошенькие. Жаль, что наш жених должен выбрать только одну, хорошо бы оставить всех трех. Но, кажется, наш Парис отдаст яблоко младшей: вот увидите, что он предпочтет сестрам Юлию… действительно, шалунья Юлия лучше всех».

Свадьба состоялась 26 февраля 1796 года, а за три недели до этого Юлианна Генриетта приняла православие и стала Анной Федоровной.

Первое время юная чета казалась счастливой, но влюбленность принца быстро прошла, а его вспыльчивый и сумасбродный характер вскоре сделал семейную жизнь пары невыносимой. Неуемная страсть князя ко всему военному, переходящая в солдафонство, отразилась на домашнем укладе. Нередко его нежность сменялась грубостью и оскорбительным отношением к юной супруге. Однажды, например, он посадил Анну Федоровну в одну из огромных ваз в Мраморном дворце и начал по ней стрелять. Конечно, терпеть характер мужа и его наглые выходки княгине становилось все труднее. К сожалению, она не могла рассчитывать на поддержку императора Павла, ведь невесту Константину выбирал не он, а ненавидимая им мать. При этом, взрослея в столь непростых условиях, Анна Федоровна расцветала, становясь все привлекательнее. Вскоре Константин начал ее ревновать: он запрещал ей покидать императорские покои, а если она все же выходила, то тотчас являлся и уводил ее прочь от всех. Графиня В. Н. Головина, говорившая в свое время, что Константин вовсе не желал жениться и его просто принудили к этому, вспоминала: «Анне Федоровне тяжело жилось от невозможного характера, которого никто не мог обуздать. Его грубые выходки, отсутствие всякого такта превращали супружескую жизнь в настоящую каторгу…»

Но через три года после замужества, в 1799 году, Анна Федоровна покинула Россию, чтобы подлечиться, и не захотела возвращаться. Сначала она приехала к родным в Кобург, но не нашла у них понимания, поскольку они заботились о репутации семьи и финансовом положении не только Анны Федоровны, но и своем собственном. Из Кобурга она уехала лечиться на воды с твердым намерением не возвращаться к мужу. В Петербурге узнали о ее планах. Повинуясь давлению императорской и собственной семьи, Анна Федоровна была вынуждена вернуться в Россию. В октябре 1799 года планировались свадьбы сестер ее мужа Александры и Елены, и великая княгиня должна была на них присутствовать.

Только после убийства императора Павла в 1801 году Анна Федоровна смогла осуществить задуманное. Вскоре ей сообщили, что герцогиня Августа тяжело заболела. Царственный деверь княгини, император Александр I, хорошо относившийся к невестке, разрешил ей навестить мать. Муж, Константин Павлович, тоже не был против – у него начинался очередной роман. Анна Федоровна уехала в Кобург, чтобы больше не вернуться в Россию. Почти сразу же она начала вести с мужем переговоры о разводе. Константин Павлович не возражал.

Однако в 1803 году против развода выступила императрица Мария Федоровна. Она заявила, что развод навредит репутации великой княгини, хотя на самом деле боялась повторного морганатического брака Константина Павловича.

В 1814 году, во время антинаполеоновской кампании русских войск во Франции, Константин Павлович навестил свою жену. Несмотря на желание императора Александра примирить супругов, Анна Федоровна решительно отказалась возвращаться в Россию к мужу.

Таким образом, после бегства великой княгини из России супруги официально находились в браке еще девятнадцать лет, хотя обе стороны просили о разводе. Только в марте 1820 года, когда встал вопрос о второй женитьбе Константина, брак был расторгнут официально – манифестом Александра I. Спустя еще два года последовал тайный отказ цесаревича от прав на престол, а еще через три года произошли хорошо известные события декабря 1825 года, когда для всех цесаревич Константин стал императором Константином I.

Великая же княгиня Анна Федоровна с 1813 года обосновалась в Швейцарии и провела там сорок семь лет. Красота и уют этой альпийской страны принесли молодой женщине долгожданный покой, избавив ее и от дворцовых, и от политических интриг. Живя здесь, она по-прежнему сохраняла свой великокняжеский статус и получала полагающиеся по нему средства, на которые содержала маленький двор.

Анна Федоровна хотела просто любить, иметь семью и детей, однако из-за невозможности официального развода не могла вступать в брак с теми, к кому испытывала сильные чувства. У нее было двое внебрачных детей: сын Эдуард Эдгар, рожденный 28 октября 1808 года от мелкого французского дворянина Жюля де Сенье, и дочь Луиза Хильда Агнесса д’Обер, рожденная в 1812 году от швейцарского хирурга Рудольфа Авраама фон Шиферли. Из-за условностей положения матери девочку удочерил французский беженец Жан Франсуа Жозеф д’Обер.

Отец первого ребенка Анны Федоровны, ее придворный Жюль Габриэль Эмиль де Сенье (1768–1834), прусский офицер, оказался жестоким человеком – под стать ее бывшему мужу. Иное чувство возникло между великой княгиней и ее обер-церемониймейстером, отцом второго ребенка – Рудольфом Авраамом фон Шиферли (1775–1837). Доктор медицины, практикующий хирург и гинеколог, он был разносторонней личностью: занимался политикой, много лет подряд избирался членом большого совета кантона Берн и был при этом действующим статским советником, состоя на службе у императора России. Любовь к Шиферли Анна Федоровна пронесет через годы, продолжая оплакивать своего верного друга и после его смерти в 1837 году.

Когда в 1830 году внебрачный сын великой княгини женился на своей кузине Берте – также внебрачной дочери герцога Эрнста, это стало единственной радостью Анны Федоровны в период тяжелых утрат. Она лишилась почти всего, что ей было дорого, – матери, дочери, умершей в двадцать пять лет, двух сестер, преданного друга Шиферли, защитника в лице Александра I… Недаром великая княгиня писала, что ее дом стал «домом траура». Оставаться самой собой, пережив столько печальных событий, ей помогали сила духа и вера. Княгиня даже открыла в Швейцарии первый русский православный храм.

Умерла Анна Федоровна 15 августа 1860 года. Ее гроб поместили в склеп под мраморной плитой, на которой высекли надпись «Юлия Анна», а также даты жизни и смерти И ничего более, что указывало бы на заслуги немецкой принцессы, урожденной Юлианны Саксен-Кобург-Заальфельдской, и великой княгини Российской империи Анны Федоровны.

100 величественных императриц, королев, княгинь

Другие новости и статьи

» Завещание Федора Ивановича

Василий Зюзин (даты рождения и смерти неизвестны) «

Запись создана: Вторник, 6 Ноябрь 2018 в 18:13 и находится в рубриках Век дворцовых переворотов, Начало XIX века, Николаевская армия.

метки: история, женщина, княгиня, Россия

Темы Обозника:

В.В. Головинский ВМФ Первая мировая война Р.А. Дорофеев Россия СССР Транспорт Шойгу армия архив война вооружение вуз выплаты горючее денежное довольствие деньги жилье защита здоровье имущество история квартиры коррупция медицина минобороны наука обеспечение обмундирование оборона образование обучение оружие офицер охрана патриот патриотизм пенсии пенсия подготовка право призыв продовольствие расквартирование реформа русь сердюков служба сталин строительство управление учеба финансы флот экономика