Англо бурская война

Англо-Бурская война (1899-1902 гг.)

Война Британии против бурских республик — Южно-Африканской Республики (Трансвааль) и Оранжевого свободного государства (Оранжевой Республики) велась за власть над богатейшими и стратегически важными территориями на юге Африки.

С XVII в. на этих землях селились выходцы из Голландии, Франции и других европейских стран, известные под именем буров. Им удалось одержать победы в жестокой борьбе с местным населением и наладить успешные фермерские хозяйства, многие из которых держались на труде рабов-африканцев. Буры были воинственны и свободолюбивы. Они во всём полагались на свои силы и не терпели чужой власти.

Причины и начало войны

На рубеже XVIII—XIX вв. голландская Капская колония (центр — Кейптаун), занимавшая ключевое положение на пути из Европы в Индию, была захвачена Англией. Буры не признавали новую власть. К тому же по их интересам ударила отмена рабства в британских колониях в 1834 г. Многие буры покинули Капскую колонию и обосновались в глубине материка, образовав в 50-х гг. XIX в. Оранжевую Республику со столицей в Блумфонтейне и Трансвааль со столицей в Претории. Однако Британия не оставляла попыток подчинить их, намереваясь объединить свои африканские владения от Кейптауна до Каира.

Особую остроту борьбе за Южную Африку придало открытие там в 60—80-х гг. XIX в. крупнейших в мире месторождений алмазов и золота. На алмазоносные земли претендовала Оранжевая Республика, но они оказались под властью англичан. В Трансвааль, на долю которого к концу XIX в. приходилось больше четверти мировой добычи золота, хлынул огромный поток жаждавших обогатиться, в основном британских подданных. Их стали называть уит-ландерами. При поддержке англичан они требовали предоставления им избирательных прав, что стало камнем преткновения в отношениях буров с Лондоном. Одолеваемая имперскими амбициями, Британия отвергла Компромиссные предложения буров и начала переброску войск в Южную Африку.

Английская артиллерия перед отправкой на фронт. 1900 г.

Неожиданно для англичан Трансвааль и Оранжевая Республика 9 октября 1899 г. предъявили им ультиматум: передать спорные вопросы в международный арбитраж, прекратить переброску войск и отвести их от границ бурских республик. Не получив от Лондона удовлетворительного ответа, буры 11 октября 1899 г. начали войну с Британской империей.

Войну можно разделить на три периода: октябрь 1899 г. — февраль 1900 г. (наступление буров); февраль — май 1900 г. (наступление англичан, оккупация ими бурских республик); май 1900 г. — май 1902 г. (партизанская война буров).

Взяв инициативу в свои руки, буры вторглись в британские владения в Южной Африке и взяли ряд городов. За одну только «чёрную неделю» в декабре 1899 г. британские войска потерпели три поражения подряд, потеряв около 3 тыс. человек. Однако развить успех бурам не удалось. Они намеревались наступать на порт Дурбан, через который англичане перебрасывали войска из Индии, и Кейптаун, но вместо этого увязли в осаде городов Ледисмит, Мафекинг и Кимберли, распылив свои силы и дав возможность противнику прийти в себя.

Боевые качества противников

Развернувшиеся военные действия выявили сильные и слабые позиции обеих сторон. Армия бурских республик комплектовалась по милиционной системе: все мужчины в возрасте от 16 до 60 лет считались военнообязанными и должны были являться на службу со своим конём, оружием и снаряжением. На вооружении у буров были магазинные винтовки новейшего образца, 40 пулемётов и 80 скорострельных орудий.

Нападение конного отряда буров на английскую колонну. Акварель. Начало XX в.

Выглядела и действовала эта армия довольно своеобразно. Внешне буры напоминали скорее партизан, чем регулярное войско. У них не было единой униформы, и каждый ходил в том, в чём пришёл из дома. Единственным одинаковым предметом одежды были широкополые шляпы, необходимые при африканской жаре.

Паулус Крюгер (1825-1904) -президент Южно-Африканской Республики, глава бурского сопротивления.

«Бур сам по себе представляет отличный боевой материал, — писали русские военные специалисты, внимательно следившие за событиями войны. — Занимаясь с самого детства охотой, он делается превосходным стрелком и неутомимым наездником, для которого суточный переход в 70—80 вёрст ничего не значит. Жизнь в поле, постоянная борьба с дикими туземными племенами издавна выработали в нём неоценимые для каждого солдата качества — перенесение тягостей и лишений похода, храбрость, хладнокровие, умение отлично ориентироваться и применяться к местности и способность к разведывательной службе, в чём они очень напоминают наших казаков…».

Буры были великолепными стрелками. Благодаря им в военный лексикон и вошло слово «снайпер». У англичан даже стало плохой приметой прикуривать третьим от одной спички: прикуривает первый — бур поднимает винтовку, второй — бур прицеливается, третий — бур стреляет. Мастерское владение оружием и прекрасное умение маскироваться наряду со слабой тактической подготовкой и природной осторожностью заставляли буров предпочитать оборону наступлению. К тому же у них не было штыков. Поэтому они очень не любили рукопашных схваток. Атакуя, буры двигались цепью и стреляли навскидку, не позволяя противнику высовываться из-за укрытий, а, подойдя вплотную, расстреливали в упор и добивали прикладами. Если же атаковал неприятель и уже готов был броситься в штыки, буры спокойно покидали свои позиции и уходили. Современники отмечали, что война для буров являлась своего рода спортом, в их представлении побеждал тот, кто настреляет больше неприятеля. Лучше же всего это было сделать из укрытия, как на охоте.

Буры в траншеях

Действий в конном строю буры не признавали и особо берегли своих лошадей. На равнине, где не было укрытий для животных, они чувствовали себя неуютно. Потеряв свою лошадь, бур и себя считал как бы выбывшим из строя.

Дисциплины в привычном виде у буров не было. На военных советах решения принимались голосованием, в котором участвовали даже жёны военачальников. Командиры были выборными, и только после начала войны их стали назначать. Впрочем, рядовые буры исходили из того, что в сражении каждый сам себе командир. Бойцы вполне могли проигнорировать приказы начальников, а те и не очень настаивали. Когда открывать огонь, менять позицию, отходить, каждый солдат решал сам. В трудной ситуации буры могли без всякой команды отойти, рассыпаться поодиночке или мелкими группами, а затем снова собраться и продолжить бой.

Если в тактическом плане на первом этапе войны буры часто переигрывали англичан, прежде всего за счёт высокого морального духа и боевых качеств рядовых бойцов, то в оперативном и тем более стратегическом плане они были беспомощными. Порой казалось, что они даже не имеют представлений о военном искусстве. Провести многоходовые операции, организовать боевое охранение, преследование противника, осаду городов, наконец, связать единым замыслом свои разрозненные действия — всё это давалось бурам с большим трудом. Стратегического плана кампании у них, судя по всему, вообще не было.

Англичане же начали войну не лучшим образом. Британские войска привыкли действовать по уже устаревшим канонам классического военного искусства XIX в. Английская пехота обычно предпринимала фронтальные атаки в сомкнутом строю, стремясь перейти к штыковому бою. Это осуществлялось без должного манёвра и маскировки, выделения резервов и попыток обойти противника с флангов. В результате англичане несли большие потери от меткого огня сидевшего в укрытии противника.

Наступление англичан

Вскоре, однако, британцы переломили ситуацию. В Южную Африку непрерывно поступали армейские пополнения. Если сначала там было 30 тыс. английских солдат, то в феврале 1900 г. уже около 180 тыс. Между тем 40—45-тысячная армия буров из-за потерь и дезертирства только сокращалась.

Атака британских войск под Спион-Копом. Январь 1900 г.

В феврале 1900 г. новый командующий британскими силами лорд Ф. Робертс начал наступление. Под Паардебергом англичанам неожиданно сдался бурский генерал П. Кронье с 4 тыс. солдат, а в марте без боя был занят Блумфонтейн. К этому времени англичане, наконец, осознали, что необходимо менять тактику. Вместо сомкнутых колонн они стали использовать стрелковые цепи, что значительно уменьшило потери и принесло новые успехи. Буры же, потерпев неудачу, пали духом и стали разбегаться по домам. 31 мая англичане, не встречая сопротивления, заняли Йоханнесбург, а 5 июня — Преторию. Казалось, что на этом война должна была закончиться.

Однако ряд бурских политиков и генералов (главнокомандующий Л. Бота, генералы X. Девет, П. Деларей и др.), а также многие рядовые буры (до 20 тыс.) отказались сложить оружие. Началась партизанская война, которая для обеих сторон всё больше превращалась в войну без правил.

Партизанская война и жестокость британцев

Буры обычно действовали отрядами в 500—1000 человек, избегая лобовых столкновений с превосходящими силами противника. Партизаны свободно перемещались по всей стране, наносили внезапные удары и легко уходили от преследования благодаря своей мобильности, выносливости и прекрасному знанию местности. В этот период слово «коммандо» приобрело новый смысл. Если раньше так называлось воинское подразделение, созданное в одном административном округе (примерно батальон), то теперь так стали именовать диверсионные группы, действующие на оккупированной территории. Позднее бойцов разведывательно-диверсионных групп, воюющих в тылу врага, стали называть «коммандос».

Буры взрывали железнодорожные пути и мосты, нападали на поезда. Для защиты коммуникаций англичане применили такую новинку военной техники, как бронепоезда (тогда они ещё назывались блиндированными поездами). Для ведения разведки бронепоезда могли быть оснащены воздушными шарами. Более того, появились блиндированные железнодорожные самокаты (дрезины) и даже так «называемые безрельсовые блиндированные поезда (составы из бронированных тягача-автомобиля с паровым двигателем и нескольких повозок с орудиями) — прообраз бронеавтомобилей.

Бурские «коммандос»

Были созданы летучие кавалерийские отряды, которые гонялись за каждым вооружённым буром. Чтобы лишить партизан свободы манёвра, всю страну покрыли сетью из 8 тыс. блокгаузов (блокпостов) — небольших укреплений, возведённых для охраны особо важных объектов. Они ставились, как правило, так, чтобы из одного блокгауза был виден другой и чтобы вся линия шла зигзагом. Нередко между ними натягивали колючую проволоку. Таким образом, англичане разрабатывали основы борьбы против партизан, ставшей столь актуальной в последующие десятилетия.

Упорство и неуловимость буров, болезненность наносимых ими ударов вывели британцев из себя.

Стремясь лишить буров поддержки населения и обречь их на голод, британское командование перешло к тактике «выжженной земли». С середины 1900 г. оккупанты в массовом порядке грабили и сжигали дома и имущество буров, уничтожали или угоняли скот. В конце войны счёт сожжённых ферм шёл уже на тысячи. Более того, именно англичане первыми стали широко использовать получившие позднее печальную известность концентрационные лагеря. Туда сгоняли в основном женщин и детей, мужчин-буров отправляли подальше — в Индию и другие британские колонии. Условия существования в концлагерях были таковы, что из более 200 тыс. заключённых от голода и болезней погибло около 27 тыс. человек, из них 22 тыс. дети до 16 лет. Лондон же лицемерно заявлял, что лагеря нужны для обеспечения безопасности мирного населения.

В конце концов усилия англичан дали результат. Страна была разорена и истощена, силы буров оказались на исходе. Численность партизан к марту 1902 г. уменьшилась до 8—10 тыс. человек, а сотни тысяч человек находились в концлагерях. Дальнейшее сопротивление становилось невозможным.

Ждать помощи извне не приходилось. Правда, общественное мнение в Европе и Америке было на стороне свободолюбивых буров. Более того, вместе с ними сражались несколько тысяч добровольцев-иностранцев. Среди них были и русские. Журналист Е. Максимов стал даже генералом бурской армии. Этой чести был удостоен только ещё один иностранец. На бурской войне прославился русский общественный деятель А. И. Гучков. Но вмешательства третьих стран в Англо-бурскую войну не произошло.

Завершение войны

31 мая 1902 г. в Претории был подписан мирный договор. Буры признали включение своих республик в состав империи. Англичане, впрочем, сделали им ряд уступок: обещали не преследовать сложивших оружие буров, разрешить им использовать язык африкаанс, носить огнестрельное оружие и ввести местное самоуправление. Более того, в 1910 г. был создан британский доминион Южно-Африканский Союз (ныне ЮАР), в который вошли территории бывших бурских республик. Потери англичан составили около 7800 убитыми и умершими от ран и 14 тыс. — от болезни; буры утратили 4 тыс. убитыми, численность погибших в концлагерях не поддаётся учёту.

В Южной Африке произошла не просто первая война XX столетия. Военное дело переживало коренные изменения в очень многих аспектах: от тактики до обмундирования (так, англичане впервые использовали форму цвета хаки), от вооружения до отношения к гражданскому населению и т. д. Наступала эпоха войн нового поколения.

Поделиться ссылкой

История ЮАР.Причины англо- бурской войны 1899-1902 годов. Часть вторая.

Забавно, хотел начать рассказ совсем иначе. Была идея рассказать о Луи Буссенаре и его «Похитителях брильянтов.» Ну разумеется вспомнился «Капитан Сорви голова.» Мысль скользнула дальше. Африка, буры, англо — бурские войны, независимость, апартеид, демократия…
Черный расизм, банановая республика, белые гетто, преступность. И принятие в июне 2016 года нового закона по которому будут отнимать земли у белых. Надежды негров, что после этого экономика будет цвести и пахнуть. На самом деле страна на грани гражданской войны и очень интересно, кого поддержит «Де Бирс»…
Итак продолжим.
В мире давно забыли о англо — бурской войне и о тех преступлениях против человечества, которые совершили англичане. Я вам о них напомню.
Виновники войны:
Се́силь Джон Родс -. Cecil John Rhodes, 5 июля 1853, Бишопс Стортфорд, Хартфордшир, Англия — 26 марта 1902, Мюйзенберг, близ Кейптауна, Капская колония) — английский и южноафриканский политический деятель, бизнесмен, строитель собственной всемирной империи, инициатор английской колониальной экспансии в Южной Африке, в честь которого появилось наименование Родезия. Масон
Викто́рия (англ. Victoria, имя при крещении Александрина Виктория, англ. Alexandrina Victoria; 24 мая1819 — 22 января 1901) — королева Соединённого королевства Великобритании и Ирландии с 20 июня 1837 года и до смерти. Императрица Индии с 1 мая 1876 года (провозглашение в Индии — 1 января1877 года).
Натан (Натаниэл) Ротшильд, 1-й барон Ротшильд (англ. Nathan Rothschild (Natty); 1840—1915) — британский банкир и политик.Директор Bank of England и глава ряда крупнейших финансовых и промышленных предприятий.
Начнем к с того, что привело к этой войне.
А начать прийдется очень издалека. Как вы помните, в 1652 году Ван — Рибек основал колонию — провиантский пункт для снабжения судов, следующих из Европы в Азию, в районе мыса Доброй Надежды. И начинал он менее чем с сотней человек… Как бы там ни было, но обладал он громким званием губернатора и был харизматичным решительным человеком…
Местные туземцы регулярно воровали скот и жгли посевы, причем для них это была игра. А для колонистов это было вопросом жизни или смерти.
В итоге кровопролитие стало ежедневным и обыденным. Будущие буры привыкли к тому, что в одной руке у них лопата, а в другой ружье. Капскую колонию стали заселять не только голландцы, но и немцы, фламандцы, австрийцы, шведы, датчане, норвежцы, португальцы. Кроме того, на Кап переселилось около ста семей французских гугенотов, вынужденных бежать со своей Родины из-за религиозных гонений.
Постепенно выковывался национальный характер буров. Трудолюбие, упорство, патриархальный уклад — все эти черты сохранились у африканеров и сегодня. Главное для всех этих переселенцев была их религия и свобода. Свобода не смотря ни на что!
Постепенно основывались новые города и поселки. А враждебность местных дикарей столетиями формировала постоянную готовность буров к бою в любых условиях.
Говорили тогда они на двух языках официальном старо-голландском, который был в те времена широко распространен в мире.( Напомню что русский царь Петр прекрасно знал голландский язык и не раз бывал в Голландии.) И на простонародном языке африкаанс — смеси голландского с европейскими языками и элементами африканских наречий.
После банкротства Ост-Индской Кампании в 1794 году буры провозгласили независимость от метрополии и создали две республики — Свеллендам и Грааф- Рейнет. В это время среди белых жителей Южной Африки было 45 % немцев, 27 % французов, 22 % голландцев и 6 % переселенцев других национальностей. Во второй половине XVIII века на полуострове появились англичане, развив здесь бурную предпринимательскую и торговую деятельность. Вскоре на юге Африки появились многочисленные английские поселки. Буры не могли знать, что подданные Великобритании принесли с собой беду. Коварство англичан было распознано лишь тогда, когда Англия оккупировала Капскую колонию… Англичане насильственно насаждали свой язык и традиции. Недовольных просто вешали — это ведь так демократично. Подняли налоги для буров, а сами налогов не платили, от слова вообще! Затем ликвидировали рабство в 1833 году. Вы скажете замечательно? Они — молодцы. А кормить кто будет бывших рабов, лечить, давать крышу над головой? Сама «ликвидация рабства» была проведена англичанами как хитрая мошенническая сделка, чтобы обобрать и разорить буров.
В итоге, особенно, по мнению буров, «это было противно закону Бога и восставало против естественных различий рас и религий. Такое унижение было невыносимо для всякого доброго христианина; вот почему мы предпочли удалиться, дабы сохранить в чистоте наши убеждения».
Буры начали свой Великий поход. Десятки тысяч людей снились с места и ушли в глубь континента на поиски свободы от притеснений и угнетения. Здесь им пришлось столкнуться с неимоверными лишениями и опасностями.
Миновав территорию между реками Оранжевая и Вааль, и перейдя через Драконовы горы, буры ступили на земли зулусов, автохтонного населения Северо-Западного Наталя. Как вы помните из предыдущей статьи добром эта встреча не кончилась… Сотни буров были растерзаны зулусами нарушившими свое обещание мирного договора. Но через полгода после, в битве на реке Баффало племенное образование зулусов было разгромлено.
В 1839 году в юго-восточной Африке возникло независимое государство буров — республика Наталь. Однако через четыре года англичане захватили и эту территорию, экспроприировав недвижимое имущество буров. Африканеры вынуждены были мигрировать на север и северо-запад, во внутренние районы Южной Африки, где образовали две новые республики: в 1852 году — Южно-Африканскую Республику которая с 1856 года именовалась Трансвааль со столицей в Претории, и в 1854 году — Оранжевое свободное государство со столицей Блумфонтейн. Белое население Трансвааля составляло примерно 125 тысяч человек, а гражданами Оранжевой республики стали 30 тысяч буров. Подавляющее число переселенцев занялись сельским хозяйством.
В 1858 году была принята конституция Трансвааля где в 9 той статье было сказано :
«Не будет идти речи ни о каком равенстве между белыми и небелыми ни в делах церкви, ни в делах государства».
Была основана церковь Допперов — консервативная голландская церковь отказавшаяся от либеральных веяний происходивших в самой Голландии.
В стране существовала самая настоящая власть народа. Ибо все решения в государстве должны исходить от народа и быть согласованными с волей народа. Высшей инстанцией любой формы власти являлся парламент — «фольксраад». Верховный правитель -президент, на тот момент Крюгер.
Покой обретших независимость буров был недолгим. Вновь появились англичане и вторглись в страну, узнав о богатых месторождениях золота и алмазов. До этого момента основными товарами, которые экспортировали белые южноафриканцы, были вино, шерсть и страусинные перья. Когда же в междуречье Замбези-Лимпопо, а потом и в Трансаале — в области Витвате-рсранд — было найдено золото, страну поразила «золотая лихорадка».
Британский лев широко разинул свою смердящую пасть на природные ресурсы, принадлежащие бурам.
В 1877 году началась первая Англо-Бурская война. Подло воспользовавшись очередной войной Трансвааля с зулусами, Великобритания аннексировала республику. В 1880-1881 годах буры под предводительством Пауля Крюгера и генерала Питера Жубера отстояли свою независимость, нанеся оккупационным войскам генерала Джоржа Колли ряд чувствительных поражений. В итоге Британия была вынуждена признать независимость Трансвааля. Впрочем, соглашение было половинчатым: бурам отныне запрещалось заключать международные договоры и занимать территории севернее их границ.
Каждая из сторон по своему трактовала заключенный договор.
В это время усилилось влияние немецкой империи и она стала естественным союзником буров в борьбе с англичанами. Появилось два новых бурских государства Стеллеленд и Хосен, вплотную к границам немецких колоний. Сама территория Германской Юго-Западной Африки была уже давно заселена бурами. Англичане развязали пропагандистскую капанию с лицемерными призывами обуздать «притесняющих негров бурских разбойников и пиратов», после чего британские войска под командованием генерала Чарльза Уоррена ликвидировали новорожденные бурские государства. Продолжалась и «мирная экспансия» англичан, которых буры именовали «ойтландерами» — чужеземцами. Постепенно они скупили в Трансваале более половины всех земель и сосредоточили в своих руках около 80 % недвижимости. В лапах Британии оказалась вся горнодобывающая промышленность, большинство алмазных месторождений.
Лицемерные англичане:
Британцы наводнили Южную Африку многочисленными выходцами из своих колоний. Так, с 1880 года в Наталь начали прибывать значительные партии индусов, завербованных для работы на сахарных плантациях. Все это сказывалось на этнической карте региона. В XIX веке появился специфический для южной Африки термин «цветные», который обозначал потомков межрасовых браков. Цветные находились в сложившейся здесь иерархии на ступень ниже, чем белые, но выше, чем индийцы и кафры. Эта иерархия хотя и не была вплоть до начала XX века как-либо юридически оформлена, но была общепринятой. Наиболее «либеральным» отношение к представителям из неевропейских расовых групп было в Капской колонии.

При финансовой поддержке «Де Бирс» британцы организовали «Южно-Африканскую лигу реформ», провозгласившую кампанию за предоставление англичанам избирательных прав и отмену рабства. Хотя стоит напомнить , что на алмазных рудниках по колено в грязи свободным неграм жилось на порядок хуже, чем на фермах у буров… Но зато демократия! Хочешь есть? Иди копошиться в грязи . Не хочешь? Иди сдыхай от голода. А воровать не стоит, повесят сразу.
В 1895 англичане попытались поднять восстание в Трансваале. С целью захвата власти и избавления от налогов на золото и алмазную добычу. Благо к этому времени их было уже больше чем буров. Но не вышло. Отряд с повозками груженными оружием, который должен был стать ядром восстания был окружен и 670 авантюристов сдались.
Британское правительство решило отобрать у буров независимость, не останавливаясь при достижении этой цели ни перед какими методами. Даже не смотря на то, что Крюгер согласился предоставить англичанам избирательное право! Что и было главной претензией «Владычицы морей»к Трансваалю . В 1899 году Великобритания выдвинула ультиматум и нагло потребовала разоружить армию Трансвааля отказываясь признавать его как суверенное государство. К бурским границам начали подтягиваться британские войска. Вот что сообщает своему правительству русский посол:
«Чем уступчивее становится Трансвааль, тем воинственнее делается английская пресса, и тем настойчивее требуют здешние государственные люди немедленного окончательного решения вопроса…
Дойдёт ли дело до войны, сказать трудно. В Англии, ввиду серьёзности борьбы, люди спокойные предпочли бы мирное, хотя бы и более медленное, поглощение Республики. Они понимают, что затруднениями, созданными столкновением, воспользуются все другие державы. Но финансисты его желают для биржевых спекуляций. Сесиль Родс видит в нём кроме мести за неудачный набег единственную возможность поправить расстроенные дела Южно-Африканской компании.
Чемберлен, скомпрометированный в деле набега, — в руках Родса, да и по характеру склонен к приключениям. Общественное мнение, ныне не осмеливающееся высказаться, в решительную минуту будет, по обыкновению, увлечено шовинизмом. Обстоятельства эти придают положению тревожный характер, но, с другой стороны, весьма возможно, что в последнюю минуту Крюгер, устрашась неравной борьбы, пойдёт на новые уступки и покорится предъявленным ему требованиям».
Поэтому, в ответ на согласие президента Крюгера ускорить натурализацию английских поселенцев, британское правительство, в очередной раз отвергнув предложения буров, потребовало немедленно разоружить армию Трансвааля, угрожая в противном случае применением вооружённой силы. Отказавшись признавать Трансвааль в качестве суверенного государства, англичане вновь выдвинули требования немедленного предоставления избирательного права ойтландерам, выделения им четверти всех мест в парламенте — фольксрааде и предоставления английскому языку статуса государственного. Одновременно Д. Чемберлен, уверенный в том, что буры ответят отказом, подготовил текст ультиматума, отклонение которого должно было стать поводом к войне.
Президент Крюгер, в свою очередь, потребовал от англичан немедленного прекращения практики вмешательства во внутренние дела Трансвааля, скорейшего отвода от его границ английских войск и удаления из Южной Африки дополнительных сил британской армии, уже прибывавших к этому времени из метрополии, дав повод военному министру Великобритании лорду Г. Ленсдауну заметить Д. Чемберлену:
«Примите мои поздравления. Я думаю, что Крюгер не мог более удачно сыграть Вам на руку, чем он это сделал, предъявив эти требования».
Естественно, что 10 октября 1899 года правительство Её Величества королевы Виктории уведомило Крюгера, что отказывается даже в принципе обсуждать эти требования. В воздухе явственно запахло войной.
Российский посол в Великобритании Е. Е. Стааль докладывал по этому поводу в Петербург министру иностранных дел М. Н. Муравьёву:
«Во время управления Трансваалем президенту Крюгеру пришлось пережить много тяжёлых минут, и каждый раз он выходил из возникавших затруднений со славой. Но теперь для несчастной Республики наступило самое тяжёлое испытание — Англия решила поглотить её, если возможно, без борьбы, но многие полагают, что война была бы предпочтительнее.
В переданном мне частном разговоре британский министр колоний Чемберлен, голос которого является решающим, изложил свой взгляд. Он не стесняется признать, что защита так называемых интересов кучки британских подданных — это только предлог. В действительности дело гораздо важнее. Это вопрос чести, принципа и имперских интересов. Трансвааль — оплот голландской расы в Южной Африке против англосаксонской. Во всех столкновениях с бурами до настоящего времени Великобритания уступала им или была разбита. Пора положить этому конец. Они должны или безусловно подчиниться английским требованиям, или понести тяжёлое поражение. Это единственное средство решить в пользу Англии южноафриканский вопрос».
Количество британских войск на границах бурских республик на протяжении всего 1899 года постоянно увеличивалось. Российский военный агент в Лондоне полковник Ермолов сообщал в Генеральный штаб российской армии:
«Первые передвижения войск в начале августа 1899 года, вызванные натянутыми отношениями с Трансваалем, выразились только в том, что один из батальонов Ливерпульского пехотного полка был отправлен из Кейптауна в Дурбан, то есть в Наталь, причём одновременно с сим решено было отправить: один батальон Мюнстерского полка из Англии в Кейптаун для замены ливерпульцев, один батальон Манчестерского полка из Гибралтара в Наталь.
И кроме того, отправлен в Южную Африку контингент из Индии европейских (не туземных) войск численностью до 6500 человек, то есть 4 европейских батальона, три европейских кавалерийских полка и три пешие батареи».
По данным того же Ермолова, ещё до прибытия этих войск в Южной Африке находилось шесть с половиной батальонов пехоты, два кавалерийских полка, три пешие и одна горная артиллерийские батареи общей численностью около 10 тысяч человек.
Загнанное в угол, руководство бурских республик решило не дожидаться британского вторжения, а постараться опередить вероятного противника, нанеся ему превентивный удар. Пассивное ожидание не сулило ничего хорошего, учитывая соотношение сил, а захват инициативы в свои руки давал бурам хоть какой-то шанс на успех в вооружённом противостоянии с Британской империей. Российский посол в Великобритании Стааль в своём очередном донесении, отправленном в сентябре 1899 года в Петербург министру иностранных дел России Ламздорфу, сообщал:
«Чемберлен не изменяет своего образа действий: на уступки буров он отвечает новыми требованиями. В сделанном через газету „World“ обращении к американцам Крюгер говорит: „Всякая страна имеет право защищать своих подданных, но Англия не защищает англичан, а стремится угрозами и насилием обратить их в подданных Трансвааля. Это указывает на заднюю мысль: не натурализации хотят ойтландеры, а нашей земли, богатой золотом“.
Крюгер прав. Но заблуждается он, утверждая, что не сила есть право, а право есть сила. Правота дела не спасёт независимости Трансвааля, и вопрос лишь в том, будет ли она утрачена добровольным подчинением или же после борьбы. Приготовления к войне идут с обеих сторон, и вопрос решится на днях».
9 октября 1899 года президент Трансвааля Крюгер направил британскому правительству ультиматум, требуя в течение 48 часов прекратить все военные приготовления на территории провинции Наталь. Требования южноафриканского правительства сводились к следующему:
«а) Все спорные пункты должны быть разрешены путём третейского суда или другим дружественным путём, который изберут оба правительства.
b) Войска с границы должны быть немедленно отозваны.
c) Все войска, которые прибыли в Южную Африку после июня 1899 года, должны быть постепенно выведены. Наше правительство даст со своей стороны обещание, что в течение известного периода времени, который будет определён по обоюдному соглашению, не произойдёт с нашей стороны на территории британской империи никакого враждебного воздействия либо нападения. Вследствие этого, наше правительство отзовёт вооружённых бюргеров от границы.
d) Войска её величества, находящиеся в настоящее время на судах, не высадятся ни в одном из портов Южной Африки.
Наше правительство вынуждено настаивать на немедленном утвердительном ответе на перечисленные пункты и убедительно просит правительство её величества ответить до 11 октября сего года, 5 часов пополудни.
Если в течение этого времени, против нашего ожидания, не последует удовлетворительного ответа, то правительство, к глубокому сожалению, будет принуждено счесть действия правительства её величества за формальное объявление войны. Таковым будет признано и всякое новое движение войск по направлению к нашим границам в течение указанного промежутка времени» .
Ультиматум, естественно, был Лондоном с ходу отвергнут. Телеграмма министра колоний Великобритании Чемберлена, одобренная премьер-министром Робертом Солсбери и, направленная высшему комиссару сэру Альфреду Милнерудля передачи южноафриканским властям, не допускала двойного толкования и гласила:
«Правительство Её Величества с искренним сожалением получило известие об окончательных требованиях правительства Южно-Африканской Республики, изложенных в вашей телеграмме от 9 октября, № 3. В ответ вы имеете сообщить правительству Южно-Африканской Республики, что условия, поставленные им, таковы, что правительство Её Величества не считает возможным войти в их рассмотрение».
После этого война стала неизбежной, и 11 октября 1899 года грянул гром.
Президент Оранжевой Республики Мартинус Т. Штейн позднее так объяснял причины, заставившие буров начать боевые действия:
«Английский агент в Претории просил трансваальское правительство разработать проект относительно закона о выборах. Правительство это и сделало, и при том настолько либерально, что превзошло даже пожелания главного комиссара британского (т.е. представителя английского правительства).
Когда этот проект не был принят правительством Её Величества королевы, то правительство республики выразило согласие на передачу закона о выборах в особую комиссию.
На это британское правительство вдруг прекратило всякую переписку, сообщив, что сформулирует свои требования впоследствии. Другими словами, английское правительство поставило республике тогда ультиматум.
Война не была объявлена со стороны Англии только потому, что не все войска её прибыли в Африку.
Правительство Оранжевой Республики выступило тогда посредником, желая хотя бы в последнюю минуту предотвратить войну. Оно телеграфировало через главного комиссара в Лондон, прося сообщить условия, которые Англия ставит Южно-Африканской Республике. Ответа не было… В итоге
«Я вынужден был порвать дружеские связи с Англией и, верный союзу с родственной республикой, протянуть ей руку помощи. Война показала, что мы были правы, предполагая, что Англия хочет уничтожить обе республики…
Вы видите, что мы не обнажили меча, а только отвели меч, который уже был занесён над нашей головой. Мы действовали лишь по праву самообороны — одно из священных человеческих прав, защищая своё право на существование».

«Классический империализм»: как вторая Англо-бурская война повлияла на вооружённые конфликты ХХ века

11 октября 1899 года расположенные в Южной Африке Республика Трансвааль и Оранжевое Свободное Государство в ответ на попытки британской короны вмешаться в их внутренние дела и ограничить суверенитет объявили войну Великобритании. Проживавшие в республиках буры, или африканеры (потомки белых колонистов из Голландии, Германии и Франции. — RT) нанесли ряд поражений английским войскам на начальном этапе вооружённого конфликта.

В дальнейшем британцы разбили армию Оранжевого Свободного Государства и основные соединения Трансвааля. В 1902 году буры заключили с Лондоном мирный договор, признав аннексию республик.

Буры в Южной Африке

Территория Южной Африки была издревле заселена скотоводческими народами готтентотов и собирателями-бушменами. В I тыс. н. э. их частично потеснили пришедшие с севера банту. В XVII веке южноафриканское побережье обрело важное стратегическое значение для ведущих европейских держав, поскольку мимо него проходил морской путь в Индию.

Также по теме «Целый субконтинент стал жертвой насилия»: какую роль Британская Ост-Индская компания сыграла в мировой истории 2 августа 1858 года парламент Великобритании принял Акт о лучшем управлении Индией. В результате Британская Ост-Индская компания,…

В 1652 году нидерландский мореплаватель Ян ван Рибек, работавший на Голландскую Ост-Индскую компанию, основал в районе мыса Доброй Надежды город Капстад. В нём останавливались европейские корабли, чтобы починить снасти и пополнить запасы продуктов.

Вскоре в Южную Африку начали массово переселяться голландские фермеры. За ними последовали выходцы из Германии и преследуемые на родине французские гугеноты. К 1700 году белые переселенцы контролировали земли на 50—70 км вокруг Капстада, а через 30 лет — примерно на 400 км.

Европейские колонисты использовали труд рабов, завезённых из Западной Африки и Азии. С экономической точки зрения Капская колония стала одним из наиболее успешных заморских владений европейских держав.

Экспансия Великобритании

В конце XVIII века Великобритания оккупировала Капскую колонию. В 1803 году голландцы восстановили контроль над Южной Африкой, однако три года спустя её снова захватили англичане. Согласно решению Венского конгресса, Капская колония окончательно перешла под власть Лондона.

Отношения между бурами и британцами стали натянутыми. Потомки белых поселенцев были возмущены тем, что англичане используют против них полицейские подразделения, набранные из представителей цветного населения. В 1820-е годы в Капской колонии было запрещено образование на голландском языке, единственным языком обучения и официального делопроизводства стал английский.

В 1834-м британцы отменили в Капской колонии рабовладение и стали запрещать бурам без согласования с администрацией вступать в контакт с племенами, проживавшими к северу от колонии. Фермерам к этому времени сильно не хватало пастбищ.

В ответ на политику британской администрации началось большое переселение буров на территории к северу от реки Вааль, известное как «Великий трек». Переселенцы основывали свои фермы на обширном плоскогорье, земли которого были плодородными, а климат — мягким. На территориях, с которых были оттеснены зулусы, буры основали республику Наталь, однако затем британская администрация присоединила её к Капской колонии.

  • Трекбур на равнине Карру. Художник Ч.Д. Белл
  • © Wikimedia commons

Потомки голландцев, не желавшие иметь с англичанами ничего общего, отправились дальше на север. Там буры создали два новых государства: Трансвааль (Южно-Африканскую Республику) со столицей в Претории и Оранжевое Свободное Государство с центром в Блумфонтейне. Независимость первого была признана Великобританией в 1852 году, а второго — два года спустя.

В конце 1860-х годов на границе Капской колонии с бурскими республиками были обнаружены крупные залежи алмазов. Британский промышленник Сесиль Родс основал на этих землях свою «алмазную империю» De Beers. Англичане намеревались присоединить независимые бурские республики к своим колониальным владениям.

В 1877 году Великобритания объявила об аннексии Трансвааля, однако буры подняли восстание, вылившееся в первую Англо-бурскую войну. Потомки колонистов осаждали английские гарнизоны и уничтожали солдат в красной униформе. 28 января 1881 года буры разбили британские силы в битве у Лаингс-Нека. Лондон не хотел втягиваться в колониальную войну и в ходе переговоров признал право буров на самоуправление.

Повод для войны

В 1886 году в бурских республиках были обнаружены одни из крупнейших в мире месторождений золота. В Южную Африку хлынул поток британских золотоискателей, которых стали называть ойтландерами. Власти Трансвааля не мешали работе промышленников и старателей, однако установили для них специальный пятипроцентный налог, за счёт которого государство увеличило бюджетные доходы в 11 раз.

Также по теме «Будто на разных планетах»: почему в современном мире существует сегрегация 70 лет назад в Южной Африке на государственном уровне начала проводиться политика апартеида. Миллионы людей были официально лишены…

В 1890 году на 125 тыс. буров (из которых около 30 тыс. имели избирательное право) в Трансваале приходилось порядка 200 тыс. ойтландеров. Вскоре британские золотоискатели заговорили о предоставлении им гражданских прав.

В 1895 году группа из нескольких сотен вооружённых наёмников Chartered Company, принадлежавшей Родсу, вторглась из Родезии в Трансвааль. Отрядом руководил британский колониальный чиновник Линдер Джеймсон, который планировал поднять в Трансваале восстание ойтландеров. Однако участники рейда были заблокированы бурами и вскоре сложили оружие. Рядовых наёмников отпустили, а старших офицеров и примкнувших к ним местных заговорщиков приговорили к тюремному заключению и штрафам.

После провала рейда Лондон начал готовиться к войне с бурами. Руководство бурских республик пошло на масштабные уступки ойтландерам, снизив финансовые пошлины и сроки получения ими избирательных прав. Однако эти шаги не устроили британские власти.

В августе 1899 года президент Трансвааля Пауль Крюгер согласился предоставить избирательное право всем британцам, прожившим в республике более пяти лет, однако потребовал от Лондона отказаться от вмешательства во внутренние дела буров и отвести войска от границы. Британцы не пошли на эти условия.

  • Если бы Трансвааль был морской державой… Карикатура начала Англо-бурской войны в газете «Новое время» (Россия)
  • © Wikimedia commons

Вторая Англо-бурская война

Война началась 11 октября. На следующий день войска Трансвааля и Оранжевого Свободного Государства перешли границу Капской колонии.

«Буры планировали повторить успех, достигнутый в первой войне, — предотвратить развёртывание британских войск и, достигнув успеха, сделать войну невыгодной для Британии», — рассказал в интервью RT академик Академии военных наук полковник запаса Андрей Кошкин.

Армия буров, насчитывавшая около 28 тыс. человек, успешно наступала на примерно равные ей по численности английские войска. Буры осадили ряд британских городов и разбили превосходившие силы противника в сражении у Магерсфонтейна. Кроме того, они заняли ряд населённых пунктов в Натале и блокировали корпус генерала Джорджа Уайта.

Попытки деблокировать окружённые гарнизоны закончились для англичан поражением в битве при Коленсо. Против 4,5 тыс. буров выступил британский корпус численностью 16,7 тыс. человек, однако англичане не провели в должной мере разведку и подготовку к боевым действиям. В итоге буры потеряли убитыми и ранеными около 50 человек, тогда как их противник — свыше тысячи.

Также по теме «Предвестник нацизма»: как Германия провела первый геноцид в ХХ веке 135 лет назад Намибия стала немецкой колонией. По словам экспертов, Германия опоздала к империалистическому разделу мира и вынуждена…

«После тяжёлых поражений начального этапа войны британские власти стали массово перебрасывать в Южную Африку войска, усилив их снятыми с кораблей артиллерийскими орудиями», — отметил Кошкин. Численность британского контингента достигла 120 тыс. человек, в дальнейшем она была доведена до 450 тыс.

В феврале 1900 года англичане разбили армию Оранжевого Свободного Государства. Несколько месяцев спустя потерпели поражения и основные соединения Трансвааля, пали Блумфонтейн и Претория.

«С лета 1900 года буры перешли преимущественно к партизанским действиям, в ходе которых сначала преуспели», — подчеркнул Кошкин.

По словам эксперта, британцы стали создавать небольшие карательные отряды и массово отправлять местное гражданское население в концентрационные лагеря.

«Это был первый полноценный опыт применения концлагерей в том виде и под тем названием, под которым мы их знаем сегодня», — заявил Кошкин.

«Использовалась тактика выжженной земли. У мирных жителей угоняли скот, сжигали фермы. Концлагеря, выжженная земля и карательные рейды — это то, что затем позаимствовал у британцев Адольф Гитлер», — подчеркнул эксперт.

По его мнению, Англо-бурская война существенно изменила представление современников о военном искусстве.

«Англичане полностью отказались от красных мундиров, окончательно сменив их на хаки. Штыковой бой и атаки кавалерии начали уходить в прошлое, уступив ведущее место плотному огню стрелкового оружия и артиллерии. Началось формирование снайперских и инженерно-сапёрных подразделений», — рассказал Кошкин.

По словам эксперта, «значительную роль в боевых действиях сыграли хорошо знакомые всем по фильмам о Великой Отечественной войне окопы».

Со своей стороны, научный сотрудник Института Африки РАН, кандидат исторических наук Александра Архангельская заявила в беседе с RT, что «в ходе Англо-бурской войны, словно в лаборатории, пробовалось то, что великие державы затем применили в ходе Первой и Второй мировых войн».

В сражениях на стороне буров принимали участие русские, немецкие, голландские, французские и американские добровольцы. Некоторое время «европейским легионом» командовал российский подполковник Евгений Максимов, получивший в ходе войны чин фехт-генерала.

«В российской жизненной философии идея помощи угнетённым народам является незыблемой», — отметила Архангельская.

31 мая 1902 года буры подписали с британцами мирный договор, признав аннексию республик. Чтобы упрочить своё господство в регионе, восемь лет спустя британская корона создала Южно-Африканский Союз.

По словам Архангельской, вторая Англо-бурская война оказала существенное влияние на формирование будущей Южно-Африканской Республики в её современном виде.

В свою очередь, Андрей Кошкин назвал события 1899—1902 года «классическим империализмом».

«Это была война за ресурсы, в которой британцы действовали в отношении белых поселенцев так, как раньше вели себя только с темнокожим населением. Всё это стало прологом к Второй мировой войне и с точки зрения военного дела, и с точки зрения идеологии», — подытожил Кошкин.

Бурские стрелки в битве за Мафекинг в 1899 году
Война на отдаленном от Европы театре военных действий вызвала значительный интерес со стороны прогрессивных стран. Англо-бурская война стала своеобразным полигоном для новейшей по тем временам военной тактической мысли. Например, в ней была использована совершенно новая для XX в. тактика и стратегия рассыпного строя и редких пехотных цепей. Артиллерией был удачно применен одновременный обстрел из различных видов орудий на узком участке фронта перед наступлением своих частей (артподготовка). Такая тактика приводила фактически к полному уничтожению окопов, защитных сооружений и других укреплений и нашла впоследствии широкое применение, особенно в Первую мировую войну. Более того, были апробированы ранее малоизвестные новшества в военной технике и снаряжении, получившие позже повсеместное применение. К ним относятся использование цвета хаки, колючей проволоки, полевых телефона и телеграфа, взрывчатого вещества лиддита, полевой кинокамеры, в небольших масштабах использование автомашин, попытка использовать беспроволочный телеграф, освещение по ночам прожекторами позиций противника, масштабное применение многозарядных нарезных полуавтоматических магазинных винтовок, бездымного пороха, полевых окопов, траншей для защиты от шрапнели, пулеметов типа «Максим», скорострельных орудий и разрывных пуль «дум-дум».
Важно отметить, что тактика буров — боевые действия мелкими мобильными конными отрядами — стала впоследствии основой для формирования групп спецназа. Да и сам термин «коммандо» или «коммандос», предложенный в 1940 г. ветераном англо-бурской войны, британским премьер-министром Уинстоном Черчиллем, был также заимствован у буров. К периоду англо-бурской войны относится еще одно новшество англичан, ставшее печально известным к середине XX в. — концентрационные лагеря. С 1899 по 1902 год в них погибло 27 тыс. буров, в том числе 22 тыс. детей и от 14 до 20 тыс. африканцев. Для сравнения отметим, что потери буров непосредственно в боевых действиях составили 4 тыс. человек. Развертывание военных действий в Южной Африке не оставило равнодушным общественность разных стран. За время войны на стороне буров воевало до 2500 иностранных добровольцев. Не осталась в стороне и Россия.
Русская печать сравнивала буров с былинными героями, ценящими независимость отчизны больше жизни, восторгалась их мужеством и храбростью. Вызывал заслуженное восхищение и сам факт, что небольшая нация буров3 осмелилась противостоять и успешно вести войну против могущественной сверхдержавы, имевшей практически пятикратное превосходство в живой силе.
В России в поддержку буров были собраны 70 тыс. подписей и вместе с небольшой скульптурной композицией «Братина» подарены им.
Важно отметить, что российские власти официально придерживались политического нейтралитета, но не препятствовали добровольцам частным порядком принимать участие в боевых действиях на стороне буров. Всего же согласно исследованиям последних лет в отрядах свободных республик воевало около 250 российских подданных. Среди них подпоручик Августус Е.Ф., поручик Арноаьдов Ф.Ф., князь Багратион-Мухранский Н.Г., штабс-ротмистр Ганецкий А.Н., братья Гучковы Ф.И. и А.И., прапорщик Диатроптов А., поручик Едрихин А.Е., подпоручик князь Енгалычев М.Н., подполковник Максимов Е.Я., подпоручик Покровский Л .С, штабс-капитан Потапов А.С., лейтенант флота фон Строльман Б.А., штабс-капитан Шульженко А.Н. и др. Заметим, что прибывавшие к бурам иностранные волонтеры не могли рассчитывать на легкую жизнь и тем более на возможность сделать военную карьеру. Вот что писала по этому поводу газета «Новое время» от 26 октября 1899 г. «…тем из добровольцев, которых побуждает на войну честолюбие, следует иметь в виду, что занять в армии буров выдающееся положение нелегко. Офицерские должности замещаются по выбору, и для иностранца, в особенности не знающего голландского языка, нужно сделать очень много, чтобы заслужить доверие и получить власть над самолюбивыми и не особенно склонными к подчинению бурами, из которых каждый считает себя совершенным воином. Нужно много энергии, решимости и физических сил, чтобы перенести жару и все особенности тропического климата, не говоря уже о всех невзгодах боевой обстановки, и при этом еще превзойти в выносливости привычных ко всему тамошних жителей. На материальное вознаграждение рассчитывать нельзя…»
Несмотря на все трудности, приток иностранцев в ряды буров был высок. В основном это были волонтеры из Голландии, Германии, Италии, Португалии. Отношение буров к иностранным Добровольцам было доброжелательным. Прибывающие в Преторию получали 15 дней отдыха, за время которого должны были подготовиться к походу и запастись всем необходимым. Каждый волонтер давал подписку оставаться в стране до окончания войны и после этого бесплатно обеспечивался парой одежды, белья и сапог, ложкой, вилкой и ножом, ружьем, патронташем, фляжкой для воды, бурской широкополой шляпой с гербом Трансвааля, непромокаемым плащом, лошадью (на выбор), седлом и полным довольствием6. Но далеко не все добровольцы прибывали в Южную Африку по идейным соображениям. Немало иностранцев приезжало просто поразвлечься, пограбить и утолить «жажду крови и добычи». Участник войны Евгений Августус в своих воспоминаниях пишет об иностранных добровольцах так: «Странное дело! Здесь были люди, собравшиеся со всех концов земного шара, точно шакалы хишные на пир кровавый. У большинства из них было темное прошлое, многих из них, вероятно, разыскивало на родине правосудие, многих привлекли в Трансвааль просто скрытые инстинкты грабежа и мародерства. Правительство республики за все время войны никого не приглашало на службу, никого не вербовало, а приехавшим на свой риск и страх волонтерам не платило жалованья: сами буры относились к этим современным крестоносцам недоверчиво, подчас даже грубо. А волонтеры между тем шли сотнями и тысячами в Трансвааль, тратя свои последние деньги на дорогу, приезжали уже без копейки в Преторию и, однако ж, мало кто оставался в городах, где при бессилии властей, при царившей тогда анархии рыцарям «без страха, но не без упрека» предоставлялось более обширное и сравнительно безопасное поле деятельности, а большинство из них отправлялись к фронту, на войну, рвались в бой. Что их толкало туда, в эту бойню? Что заставляло их терпеливо, безропотно переносить голод и жажду, холод и зной, подставлять свой лоб под пули английские? И все ведь это «бесплатно», не ожидая ни вознаграждения, ни орденов, ни славы. Значит, были среди этих людей, о которых Бота как-то выразился: «все европейские волонтеры или идиоты, или жулики» — были среди них люди убежденные, люди с честными, идеальными стремлениями, в душе которых трепетала жилка удали и молодечества, облагороженная рыцарским порывом помочь, спасти слабого и угнетенного. Многие из них пали в кровавом бою, и кости их белеют теперь на горах и равнинах знойного Трансвааля или затянуты илом на дне мутной Тугелы; многие из них с надорванным здоровьем, больные, искалеченные, томятся в английском плену. И эти безвестные герои кровью своей запечатлели готовность человека к самопожертвованию».
Добровольцы из Скандинавии и Финляндии во время сражения у Магерсфонтейна
К числу людей, прибывших в Трансвааль «с честными идеальными стремлениями», как по высказываниям самих добровольцев, так и буров, относились русские волонтеры. Например, командир итальянского корпуса капитан (полковник) Камилло Рикарди в беседе с российским военным представителем Штабс капитаном фон Зигерн-Кор в августе 1900 Г. Заметил, ЧТО «Все относятся с огромным уважением к участию русских в этой войне».
Участник боев Ф.И. Гучков в интервью «Русскому листку» в июне 1900 г. отмечал, что буры «относились ко всем русским с большим вниманием, хотя вначале при наплыве космополитического сброда недолюбливали и русских, ставя их на одну линию с европейскими авантюристами… обманывавшими буров на каждом шагу».
Другой участник войны Владимир Рубанов в своих воспоминаниях пишет: «Скажу кстати, что на первом месте по скромности поведения и нравственным качествам среди волонтеров всех национальностей нужно поставить русских. Между нами не было ни одного приехавшего на театр войны с целью наживы; все приехали сюда исключительно для того, чтобы принести посильную помощь».
С гордостью говорит о наших соотечественниках и сестра милосердия русско-голландского санитарного отряда Софья Изъединова. Она отмечает, что подавляющее большинство русских Добровольцев, за исключением двух-трех человек, честно сражались за свободу бурских республик».
Русские воевали в различных бурских отрядах, некоторое время существовал и отдельный Русский отряд. Он был создан в начале марта 1900 г. под командованием капитана (ротмистра) Ганецкого. Сведения о последнем противоречивы. Авантюрист, гуляка, дуэлянт, любивший саморекламу — с одной стороны; с другой — организатор отряда, храбро сражавшийся на фронте и получивший в одном из боев тяжелое ранение. Сестра милосердия СВ. Изъединова весьма негативно оценивает деятельность Русского отряда и лично Ганецкого. В своих воспоминаниях она пишет:
«Он с разрешения правительства собрал отряд человек в 30, который имел смелость назвать «русским отрядом», хотя русских в него попало меньше трети (6–8) человек, и то по недоразумению и незнанию, с каким начальником они связываются, все же остальные были невообразимый сброд, выкинутый из других команд и придававший этому отряду совершенно нежелательный отпечаток.
И действительно, за время командования Ганецкого отряд прославился больше бесчинствами в городах и лагерях, чем подвигами на поле брани, хотя, по необходимости, раза два выезжал к фронту. В Натале он, в этой печальной необходимости, выбрал себе место для лагеря не на боевой линии, а между двух полевых лазаретов Красного Креста ( 1 -го голландского и русского), откуда ему было наконец заявлено, что шум его кутежей мешает как больным, так и докторам и на этот счет будут вынуждены сделать официальное заявление. Вскоре он был отослан из Наталя, по распоряжению генерала Луи Бота; в Кронстадт, где в то время пытались соединить всех приезжих добровольцев в один большой «Европейский легион». Далее она отмечает, что вскоре Ганецкий был оставлен своими подчиненными, перешедшими в другие бурские отряды.
Между тем сохранились и другие, противоположные сведения о Русском отряде. Так, британские средства массовой информации сообщали о действиях Русского отряда следующее: «Капитан Ганецкий и его русская сотня, как телеграфируют английским газетам из Лоренцо-Маркеса, производит успешные поиски в местности Сендэ-Ривер, где русские проникли за линию расположения британских сторожевых постов и захватили повозку с боевыми припасами и десять мулов». Отвагу командира отряда отмечал в статье «Трансвааль и буры», опубликованной в «Тифлисском листке» М. Енгалычев. Он писал, что ротмистр запаса Ганецкий отличался «замечательным хладнокровием при спасении раненых своего отряда; последних он выносил всегда на собственных плечах из сферы неприятельского огня, рискуя каждую минуту быть убитым». Эти противоречия объяснил один из русских добровольцев Е.А. Августус, некоторое время воевавший в составе отряда Ганецкого. Он писал, что если и были некоторые нарекания на отряд Ганецкого, то это касалось не русских, составлявших только половину отряда, «а того разноплеменного сброда, из которого состояла часть отряда». Далее он отмечал, что буры знали это, а потому никогда не смешивали русских с этими личностями «весьма невысокого нравственного качества». Сохранившиеся документы и воспоминания участников войны донесли до нас сведения о других русских добровольцах. Так, М. Енгалычев в своих воспоминаниях, рассказывая о штабс-капитане Шульженко, отмечает, что он поражал всех своей феноменальной отвагой. В периоды затишья Шульженко, несмотря на непогоду, лично осматривал английские позиции, подходя к неприятельским траншеям шагов на сто. Неоднократно он натыкался на вражеские разъезды и один вступал с ними в перестрелку, оставаясь при этом невредимым. Приведем сведения еще об одном русском добровольце — Л.С. Покровском. Газета «Новое время» так освещает один из эпизодов его боевой деятельности, перепечатанный из английских источников: «Отряд буров, атаковавший станцию Вашбанк, состоял приблизительно из 50 всадников и находился под командованием капитана Лебовского (фамилия ошибочно искажена. — АО.), русского офицера. Буры сделали очень смелый переезд по стране до Вашбанка, не встретив наших патрулей, — они были отлично вооружены и легко экипированы. 25 октября они угрожали Нкуту, в Зулуланде и, проникнув в пределы Наталя, ночью перерезали телеграф у Вантсривердрифта и унесли телефонный аппарат. Они прошли к Бейту, затем к Вашбанку в 2 часа 30 минут утра 26 октября. Здесь они завладели товарным поездом, забрали некоторые боевые припасы, сожгли станционные постройки, разрушили линию и ранили одного служащего. Поезда и моста не тронули. Отсюда буры направились к северу. Последний раз о них слышали, когда они переходили Биггасберг».
Однако самым знаменитым русским добровольцем англо-бурской войны стал подполковник Е.Я. Максимов. В конце апреля 1900 г. он, командуя отрядом добровольцев, преимущественно из Голландии, участвовал в нескольких сражениях. В бою под Табанчу он получил три тяжелых раны: височную с повреждением черепа, разрывной пулей в лопатку и плечевую контузию. Несмотря на ранения, Максимов продолжал участвовать в боевых действиях и в разведке неприятельских позиций. По словам сестры милосердия СВ. Изъединовой, в день боя под Кронстадтом, едва оправившись от переезда из-под Табанчу, он, заслышав стрельбу, несмотря на ранения и протесты врачей, сел на лошадь и не только принял участие в объезде позиций, но и в одиночку произвел рекогносцировку, на которую не решился никто из буров. Пробыв на лошади целый день и дойдя до полного изнеможения, он больше не мог удерживаться в седле. Но, будучи доставленным в госпиталь в покинутом Кронстадте, чтобы не попасть в плен, опять сел в седло и добрался до Хонинг-Спруйта, находящегося в 70 километрах.

Бурский генерал Луи Бота, характеризуя Е.Я. Максимова, говорил, что хотя он сам не трус и много видел храбрых людей, но никого подобного этому русскому полковнику он не только не видел, но и не представлял.
24 мая 1900 г. собранием, на котором присутствовало несколько сот буров и европейцев и шесть командантов, Е.Я. Максимов был провозглашен «боевым генералом» (фехтгенералом). Таким образом, он стал вторым иностранцем, получившим такое высокое звание.
Е. Я. Максимов, вскоре после возвращения со Второй англо-бурской войны в 1902 гг.
Полковник Е. Я. Максимов (справа) вместе с «дедушкой» южноафриканского спецназа генералом П. Кольбе
Не менее славную страницу в историю борьбы буров против англичан вписали и русские добровольцы-медики, принимавшие участие в боевых действиях в составах санитарного отряда Российского Общества Красного Креста и Русско-голландского санитарного отряда.
Отряд Российского Общества Красного Креста прибыл в Южную Африку 26 января 1900 г. и состоял из 34 человек. Первоначально предполагалось отправить два санитарных отряда — по одному к каждой из воюющих сторон, но английское правительство отказалось от медицинской помощи. По всей видимости, это решение было связано с недооценкой трудностей предстоящей войны, переоценкой своих сил и нежеланием иметь на передовой потенциальных иностранных наблюдателей. В состав санитарного отряда, направленного к бурам, были отобраны медики, не только хорошо знавшие свое дело, но и имевшие опыт работы в Африке. Так, в число фельдшеров отряда были зачислены Федор Павлов, Павел Иванов, Владимир Назаров из Николаевского военного госпиталя, Флегонт Маслов из Константиновского артиллерийского училища, ранее работавшие в составе отряда Красного Креста в Абиссинии. Большинство санитаров отряда, набранных в основном из нижних чинов гвардии и Петербургского военного округа, владели сапожным, шорным, столярным, слесарным и др. ремеслами. Агентом Красного Креста (администратором отряда) был назначен штабс-капитан Потапов.
25 ноября 1899 г. члены отряда были приняты императрицей Марией Федоровной, а 27 ноября в честь отъезжающих был отслужен молебен. Во время службы, согласно воспоминаниям сестры милосердия О. фон Баумгартен, батюшка обратился к медикам «…с прочувствованным словом, прося не забывать, что мы посланы Россией и наша обязанность поддерживать честь дорогой родины, добросовестно исполняя наш долг…». Следует отметить, что в состав санитарных отрядов, отправляемых в Трансвааль и Оранжевое Свободное Государство, стремились попасть сотни лиц различного звания и общественного положения. В основном это были врачи, старшекурсники-медики, сестры милосердия, санитары. Были среди желающих и аристократы, и учителя, и простые крестьяне. Значительную часть составляли офицеры как действующие, так и отставные. Среди них, например, штабс-капитан лейб-гвардии Егерского полка Александр Владимирович Геруа I, корнет кавалерийского Ее Величества Императрицы Марии Федоровны полка граф Дмитрий Михайлович Граббе и др.
За период работы Российского санитарного отряда в Трансваале были организованы несколько стационарных и «летучих» госпиталей и излечены сотни раненых и больных. Так, медики из России осуществляли руководство и занимались практической работой в госпитале в Ньюкасле, центральном госпитале в г. Фольксрусте (на границе Трансвааля и Наталя). Последний просуществовал до 30 мая 1900 г. По сведениям доктора Садовского, с 8 по 30 мая в нем находилось 484 человека, из них: выздоровело 435, было эвакуировано в другие госпитали 120 человек, переведено при закрытии в город Стандертон 14 человек, умерло 5. За это время было произведено 132 большие и малые операции, принято 2117 амбулаторных больных, в том числе 106 человек с огнестрельными ранами.
Другой санитарный отряд — Русско-голландский — был сформирован в рамках деятельности Голландского комитета, созданного осенью 1899 г. в Петербурге. Отряд состоял из трех врачей, пяти сестер, двух санитаров, одного администратора из Голландии (д-р фан Леерсум) и четырех врачей и пяти медсестер из России. Все члены отряда были гражданскими лицами, даже если имели военно-медицинское образование. От всех русских членов отряда требовалось знание немецкого языка и, желательно, хотя бы некоторое знакомство с голландским или английским. В связи с этим в состав отряда был включен медперсонал в основном из российских немцев, преимущественно из Прибалтики. Обязательным условием для всех членов отряда было соблюдение нейтралитета по отношению к воюющим сторонам. Отряд работал в Трансваале и Оранжевом Свободном Государстве и оказал значительную помощь местному населению. Его усилиями был организован госпиталь в Брандфорте и тыловой госпиталь в Кардорпуте. При отступлении буров отряд был переведен в Кронстадт и основал там госпиталь на 106 мест. В марте и апреле 1900 года этот госпиталь в одиночку лечил 800 коечных больных и раненых. Часть отряда во главе с доктором Кухаренко работала в Веренигинте, другая часть под руководством Вебера находилась у линии фронта — в Фортинстимзе, где была захвачена в плен. После полуторамесячного пребывания в плену группа доктора Вебера присоединилась к основному составу в Кронстадте. Не избежала плена и группа, врача Кухаренко. Более трех недель она работала в расположении английских войск, организовала полевой госпиталь, через который прошли сотни больных и раненых. По словам сестры милосердия Софьи Изъединовой, персонал отряда пользовался заслуженным уважением. В своих воспоминаниях она писала: «отряд вследствие неожиданного оборота в ходе военных действий был буквально завален работой, о которой до сих пор вспоминают с благодарностью все сражавшиеся на этом театре военных действий. Этому способствовала как храбрость, выказанная лучшими из русских добровольцев, так и старательная работа санитарного персонала, особенно же самоотверженная деятельность у фронта докторов Давыдова, Гольбека и Эвергардта в Натале, Вебера и фон Ренненкампфа на южном и западном фронте… с не меньшим уважением говорили уже тогда о личной храбрости д-ра Ренненкампфа в день недавнего боя при Тубаконе…»
Осенью 1900 г. российские подданные из состава русско-голландского санитарного отряда в основном вернулись в Россию. В рядах бурских партизанских отрядов осталось лишь несколько медиков, в том числе доктор Карл Густавович фон Ренненкампф, ставший личным врачом генерала Деларея и заслуживший за свою медицинскую деятельность и личную храбрость уважение буров.
Общая цифра погибших в англо-бурскую войну русских добровольцев неизвестна. Сохранились сведения лишь о некоторых офицерах, убитых во время боевых действий. Это лейтенант Строльман, погибший во время возвращения на позицию при выносе раненого голландца, Дуплов, подпоручик Покровский, Петров и подпоручик И. Никитин (по другим данным, он был ранен и взят в плен).
____________
Окороков Александр Васильевич
Русские добровольцы

АНГЛО-БУРСКАЯ ВОЙНА

АНГЛО-БУРСКАЯ ВОЙНА (1899–1902) – колониальный вооруженный конфликт Великобритании и южноафриканских бурских республик Трансвааля и Оранжевой республики. Война закончилась поражением буров и включением территорий южноафриканских республик в состав Британской империи.

В середине 17 в., во время расцвета Ост-Индской компании, голландцы основали на территории южной оконечности африканского континента – Мысе Доброй Надежды – свое первое поселение Капстад (Кейптаун) и Капскую колонию.

В конце 18 в. англичане захватили важный Мыс Доброй Надежды, чтобы не допустить французский флот к важному морскому форпосту на пути в Индию.

В первой половине 19 в., вследствии оккупации Капской области англичанами и отмены рабства в британских колониях, потомки первых голландских, французских и немецких колонистов – буры (от нид. крестьяне) или африканеры – покинули Капскую провинцию (т.н. Великий Трек – исход европейских колонистов во внутренние области Южной Африки).

Переселение буров привело к образованию в 40-х годах 19 в. двух республиканских образований – Трансвааля (междуречье Вааля и Лимпопо) и Оранжевого Свободного Государства (междуречье Вааля и Оранжевой).

17 февраля 1854 Британская империя признала Оранжевую республику независимым государством. Однако богатые алмазными и золотыми копями южноафриканские государства буров не могли долго оставаться вне зоны интересов Британской империи. Экспансия англичан на бурские государственные образования продолжилась во второй половине 19 в. и вылилась в первую англо-бурскую войну 1881, в результате которой Трансвааль восстановил свою независимость.

К концу 19 в. политическое и экономическое влияние Германии в бурских республиках вынудило английское правительство искать компромиссы со своим колониальным соперником. В марте 1899 английский эмиссар Сесил Родс на переговорах с германским правительством в Берлине предложил захватить силами британских войск бурские республики и проложить трансафриканскую железнодорожную магистраль Кейптаун – Каир в обмен на беспрепятственные действия Германии в Малой Азии. Германия приняла предложение англичан, и уже весной 1899 губернатор Капской колонии начал открыто вмешиваться во внутренние дела Трансвааля, провоцируя тем самым правительство бурской республики.

Понимая опасность войны с Британской империей, президент Трансвааля Пауль Крюгер вступил в переговоры с Англией в надежде выиграть время для укрепления вооруженных сил буров. Правительство бурских республик провело массовую мобилизацию всего дееспособного мужского населения от 16 до 60 лет. К началу войны бурская армия располагала 40 пулеметами и имела свыше 80 полевых орудий. Многие бурские ополченцы были вооружены новейшими винтовками Маузер с 2000 патронов на каждого.

Осенью 1899 англичане сконцентрировали крупную военную группировку на южных и западных границах бурских республик. Рассчитывая предупредить грядущее вторжение британских войск, объединенная бурская армия Трансвааля и Оранжевой республики под командованием генерала П.Жубера, 11 октября 1899 первая перешла в наступление на английские позиции.

Военные действия развернулись на Натальском и Западном направлениях. Воспользовавшись внезапностью нападения, к концу октября бурские ополченцы нанесли ряд крупных поражений английским отрядам. На Натальском фронте они овладели Чарлстауном, Ньюкаслом, Гленко и Ледисмитом, блокировав английский отряд под командованием генерала Уайта, а на Западном фронте буры захватили Мафекинг и Кимберли.

Общественное мнение в Англии было потрясено действиями буров. Командующим британской южноафриканской группой войск назначается лорд Робертс, а начальником штаба – завоеватель Судана, будущий фельдмаршал лорд Китченер, впоследствии сменивший Робертса на посту командующего южноафриканской группировкой британских войск.

Несмотря на хорошо подготовленную в военном и моральном отношении 60-и тысячную армию бурских ополченцев, защищавших свою независимость, им было сложно противостоять 450-и тысячной армии британцев. Обстановка еще осложнялась и тем, что бурам пришлось снять с фронта значительные силы и направить их в тыл для подавления разгоревшегося восстания туземных племен.

В феврале 1900 англичане перешли в наступление по всему фронту. В июне была захвачена столица Трансвааля Претория. Лорд Робертс провозгласил Трансвааль и Оранжевую республику колониями Британской империи. Президент Трансвааля Крюгер был вынужден бежать в Европу.

Однако сопротивление буров британским оккупантам продолжалось. Началась почти двухлетняя непримиримая партизанская война бурских ополченцев против английской военной машины.

Бурская армия разделилась на несколько мобильных отрядов под командованием Луиса Бота, Яна Христиана Смэтса, Христиана Де Вета и др. Подвижные партизанские соединения буров подрывали коммуникации англичан, захватывали их опорные пункты, совершали неожиданные и дерзкие налеты на британские отряды даже в окрестностях Претории. Снабжение англичан по железной дороге постоянно подвергалось риску нападения бурских партизан и требовало огромного количества войск для контроля над магистралью. Потери англичан в бесконечных стычках с внезапно нападавшими отрядами буров были очень значительны. В ответ англичане крайне жестоко действовали против бурского сопротивления и мирного населения. Они первые в истории стали создавать концентрационные лагеря, огражденные колючей проволокой, куда сгоняли местное население. За колючей проволокой от голода и болезней тысячами погибали дети, женщины, старики. Уничтожались бурские фермы, как опорные пункты партизан. Вдоль всего железнодорожного полотна были установлены укрепленные блок посты (блокгаузы), а всякий, кто приближался на расстоянии ружейного выстрела, беспощадно расстреливался. Пользуясь огромным численным превосходством, лорд Китченер методически теснил отряды бурских ополченцев в загоны из колючей проволоки и принуждал к сдаче. Силы бурского сопротивления таяли с каждым днем. Оружие и боеприпасы для оставшихся бойцов сопротивления практически не поступали.

К концу мая 1902 остаток бурского населения вынужден был смириться с британской оккупацией. 31 мая 1902 в Претории был подписан мирный договор. В 1910 Трансвааль и Оранжевая республика вошли в состав нового британского доминиона – Южно-Африканского Союза.

Англо-бурская война была первой империалистической войной 20 в., во время которой появилось масса тактических и военно-технологических новшеств, которые ранее никогда не применялись. Широко использовалось автоматическое оружие – пулеметы и скорострельные орудия, бронепоезда. Многократно возросшая плотность огня во время Англо-бурской войны заставила военное руководство пересмотреть существующие концепции современного боя и отказаться от привычных сомкнутых пехотных построений, отдавая предпочтение рассредоточенным стрелковым цепям. Перейдя в наступление в 1900, англичане успешно применили тактику армейских операций по всему фронту, задействовав разнообразные рода войск, имеющих общий замысел и цель.

Возросло значение полевой артиллерии и массированной артподготовки перед наступлением. Впервые при артобстреле были применены шрапнель и бездымный порох. Было уделено большое значение полевой фортификации – буры широко стали использовать окопы, траншеи и блиндажи именно во время англо-бурской войны. На смену красным мундирам англичан впервые было применено обмундирование защитного цвета – хаки.

Впервые в истории войн англичанами стали создаваться концентрационные лагеря смерти, обнесенные колючей проволокой, как для военнопленных, так и для мирного населения.

Многочисленное превосходство британской армии вынудило бурское военное руководство искать новые эффективные решения в борьбе превосходившим противником, которое тактически вылилось в партизанскую войну и использование глубоких рейдов по тыловым коммуникациям англичан.

Буры, будучи отличными охотниками, а соответственно и стрелками, впервые применили тактику снайперов, которые стали настоящим кошмаром для англичан. Можно с уверенность сказать, что новшества ведения партизанских действий буров положило основу для создания будущего спецназа и т.н. «коммандос».

В последующих войнах 20 в. опыт англо-бурской войны получил широкое применение и последующее развитие. Автоматическое оружие, тактика «выжженной земли» и концентрационные лагеря стали с той поры составной частью грядущих кровопролитных войн.

Мировая общественность симпатизировала бурам в их справедливой войне за собственную независимость против британской агрессии – «борьбы Давида с Голиафом». Множество добровольцев со всего мира, в том числе и из Российской империи, принимали участие в боевых действиях на стороне буров.

Многие мировые знаменитости в разных ипостасях участвовали в англо-бурской войне – фельдмаршалы Робертс и Китченер, премьер-министр Южно Африканского союза и философ Ян Христиан Смэтс, писатели Конан Дойл и Редьярд Киплинг, политики Уинстон Черчилль, Махатма Ганди, Александр Гучков и др.