Адмирал сенявин крейсер

Поиски по тырнетам иногда приносят сокровища. Вот сайт, небольшой но прикольный, посвященный крейсеру управления «Жданов» проекта 68У (68бис).
На сайте интереснейшие воспоминания:
Командир БЧ-4
… причина крылась только в одном: разнообразных калибров стволы, артиллерийские установки, мощные вибрации при их вращении и залпах, работа артиллерийских РЛС – всё это приводило к сильным искрениям и помехам. Поэтому я сторонник чистой верхней палубы для кораблей управления. Прекрасно знаю, что такие же проблемы возникают на любом корабле, имеющем более трех радиопередатчиков. Ну, а что же говорить о крейсере управления с его 17-ю радиопередатчиками, из которых один – пятикиловаттный…
воспоминания военморов с кораблей, несших боевую службу вместе с «Ждановым»
Наступает «собачья вахта» с 0 до 4-х утра. Заступили кочегары с машинистами. Задраиваются шторм-проходы. Чьё-то чуткое ухо ловит у трапа каждый шорох, идущий с верхней палубы — «не идёт ли кто чужой?». Чистится картошечка. В бачок заливается вода, затем вставляется в него специальная манометровая трубка, идущая от котла. При давлении пара в 30 кг. картошка варится 10 минут. «Повар», а ему уже принесли «зашхеренные» тушенку и масло, готовит пюре. Кладёт маслица, тушеночку, да не нынешнюю, пост перестроечную, а советскую, где было одно только мясо. Разносится по МКО аппетитный запах, сводит скулы. Кушают матросики — 4 кочегара и 3 машиниста, вахта МКО, дробно стучат ложками о миски. Знают, с камбуза такого не подадут.
Следы трапезы тщательно убирают. Вовремя! Тихим лисом скользит по трапу начпрод, капитан-лейтенант Бойко, прозванный матросами «пронырой». Лёгкой тенью крадётся вдоль стенки 1-го котла. Чуткий нос его уже вдыхает тёплый воздух, в котором явно ощущаются запах тушенки. Идёт на запах. Вот-вот настигнет. Ан нет! Стоит вахта на местах, руки лежат на механизмах, глядит весело и происходит замечательный диалог:
«Ели!?» — безнадежно — вопросительно спрашивает начпрод у вахтенных;
«Что ели?» глуповато — простодушно переспрашивает вахта.
«Тушенку!»
«Никак нет»
«Что же я, не чувствую?»
«Не знаем, товарищ капитан-лейтенант».
«Где прячете!?»
Вахта дружно, уверенно, на разные голоса: «Ничего мы не прячем. Что нам прятать-то? Смотрите где хотите».
_____________________
В общем, заслуживает. И весьма.

«Адмирал Сенявин» — советский лёгкий крейсер проекта 68-бис. Большую часть службы провёл на Тихоокеанском флоте. В 1966-1972 годах перестроен в крейсер управления по проекту 68-У2, и в этом качестве служил вплоть до списания в 1989 году.

Общие сведения

Корабль проекта «68-бис» в сравнении с проектом «68-К» отличался увеличенными массогабаритными характеристиками, цельносварным корпусом, удлинённым полубаком, улучшенными условиями обитаемости, несколько увеличенной мощностью паротурбинных двигателей на полном ходу, количественнно более мощной артиллерией вспомогательного и зенитного калибров, наличием специальных артиллерийских радиолокационных станций в дополнение к оптическим средствам наведения орудий на цель, более современными навигационным и радиотехническим вооружением и средствами связи, увеличенной автономностью (до 30 суток) и дальностью плавания (до 9000 миль). Проект 68-бис явился «базовым проектом» для последующих модификаций: пр. 70-Э и кораблей управления проектов 68-У1 и 68-У2.

История создания

Предшественники

Предшественниками крейсеров проекта 68-бис являлись лёгкие крейсера проекта 68-К, заложенные ещё до Великой Отечественной войны.

Войдя в строй в начале 1950-х и будучи на тот момент самыми крупными и современными артиллерийскими кораблями ВМС СССР, крейсера проекта 68-К несли службу на Северном, Балтийском и Черноморском флотах — участвовали в учениях, дальних походах и зарубежных визитах официальных лиц СССР. Последний из крейсеров этого типа – «Комсомолец» – пережил всех своих собратьев, прослужив в качестве учебного крейсера до 1979 года.

Постройка и испытания

31 августа 1951 года лёгкий крейсер «Адмирал Сенявин» зачислен в списки ВМФ.

31 октября 1951 года — заложен на ССЗ № 189 («Завод им. С. Орджоникидзе»), город Ленинград. При строительстве крейсер получил заводской №437.

22 декабря 1952 года — спущен на воду.

30 ноября 1954 года — введён в строй.

Модернизации и переоборудования

В связи с качественным и количественным совершенствованием средств связи ВМФ СССР стал нуждаться в штабных кораблях, которые позволяли бы в полной мере организовывать связь и координацию многочисленных эскадр в любой точке мирового океана. Авианосные крейсера типа «Киев», изначально задуманные, кроме прочих функций, для роли флагманских и штабных кораблей, к концу 1960-х годов ещё только проектировались, поэтому возникла идея о переоборудовании в штабные корабли нескольких артиллерийских крейсеров проекта 68-бис. Первым модернизировали «Жданов» по проекту 68-У1. На корабле была демонтирована задняя башня главного калибра и на юте устраивалась вертолётная площадка, а на месте снятой башни оборудовали надстройку с ЗРК «Оса-М». Зенитное вооружение усилили также четырьмя спаренными 30-мм автоматами АК-230 с системой автоматического наведения. Кроме того, корабль получил существенно расширенную номенклатуру средств связи, а для размещения антенных постов была добавлена третья мачта (бизань).

«Адмирал Сенявин» был начат модернизацией позже «Жданова» (в конце 1966 года) и перестраивался по изменённому проекту 68-У2. Согласно ему крейсер лишился обеих задних башен главного калибра, а также шести автоматов В-11М, зато в добавленной на их месте надстройке разместился ещё и ангар для постоянного базирования вертолёта Ка-25, а число 30-мм башенных установок увеличили до восьми. В остальном переоборудование было подобно «Жданову».

Пуск зенитной ракеты «Оса» с однотипного «Жданова»

Для решения основных задач (управления и связи) корабля управления на крейсере «Адмирал Сенявин» при его переоборудовании предусматривался комплекс постов флагманского командного пункта командующего флотом (командира оперативной эскадры). Состав комплекса включал в себя: групповой штабной оперативный пост, предназначенный для обеспечения управления силами флота (эскадры), а также взаимодействующими силами при подготовке и в ходе ведения операции; штабные посты разведки и связи, а также размещение группы оперативного планирования для подготовки материалов и выполнения оперативно-тактических расчетов при планировании операций и оперативно-тыловой группы для разработки мероприятий но тыловому и специальному обеспечению сил флота (эскадры).

Групповой штабной оперативный пост (пост № 51 по заводской нумерации) включал в себя посты управления силами флота (эскадры), подводными лодками, противолодочными силами, ракетно-артиллерийскими и десантными кораблями, кораблями и судами обеспечения, средствами борьбы с радиоэлектронными средствами противника, береговыми ракетными частями, посты обстановки (главный боевой информационный пост), авиационный, ПВО, противоминной обороны и навигационного обеспечения, защиты от оружия массового поражения и другие.

Рабочее помещение командующего флотом (командира эскадры) и начальника штаба с переговорной рубкой оборудовали на II площадке (под ходовой рубкой), увеличив носовую часть надстройки перед постом обстановки. Помещение группы оперативного планирования разместили на I площадке, рядом с одним из новых кубриков. Посты комплекса флагманского командного пункта были оборудованы средствами внешней и внутрикорабельной связи, выносными приборами навигационных средств, столами-планшетами и вертикальными планшетами. Пост обстановки имел, кроме того, специальные планшеты воздушной и надводной обстановки, а также выносной индикатор кругового обзора.

Установленная на крейсере при модернизации аппаратура позволяла сформировать более 60 каналов радиосвязи, одновременно действующих во всем диапазоне частот, обеспечив все возможные виды работ: слуховую телефонию и телеграфию, буквопечатание, фототелеграфию, сверхбыстродействующую связь, автоматический прием быстродействующих передач и спутниковую космическую связь.

Аппаратура поста дальней связи обеспечивала при стоянке в базе флота многоканальную связь по проводным и радиорелейным линиям. Надёжная дальность связи корабля с берегом достигала 8 тысяч километров, а при использовании ретранслятора — 12 тыс. км. На линиях космической связи была возможна связь с любым районом Мирового океана через спутники.

Предусматривалась возможность дальнейшего развития и совершенствования линий связи, для чего на корабле резервировались помещения, массы, мощности энергопитания и прочее. На испытаниях крейсер имел устойчивую и надёжную радиосвязь со многими узлами связи (Генерального штаба Вооруженных Сил страны, Главного штаба ВМФ и штабов флотов, и так далее).

Работу средств связи обеспечивало более 60 антенн, размещённых с учетом одновременности работы различных средств радиосвязи. Для этого приёмные и передающие антенны устанавливались на максимально возможных расстояниях: передающие в корме, приёмные – в центре и на баке. В связи с трудностями размещения на корабле такого количества антенн на нём установили третью мачту на расстоянии около 25 м в корму от грот-мачты, имевшую высоту около 32 м от ватерлинии, с антеннами КВ-станции «Вяз» и космической связи «Цунами». Для повышения надёжности связи применялись развязывающие устройства и широкополосные антенные усилители, обеспечивающие работу нескольких радиоприёмников на одну антенну.

Аппаратура радиосвязи размещалась в семнадцати постах. Значительное увеличение состава передающих средств связи потребовало увеличения площади имеющегося на I платформе с правого борта передающего радиоцентра более чем на 35 %; на нижней палубе в том же отсеке с левого борта оборудовали передающий радиоцентр. На полубаке, в средней части корабля, за счёт удлинения надстройки разместили посты правительственной, дальней и радиорелейной сияли.

Для руководства, организации и контроля связи был оборудован специальный командный пункт связи. Вследствие значительного роста энергопотребления установленную мощность генераторов пришлось увеличить на 30 % с соответствующим расширением помещений электростанций. Размещение боевых постов и личного состава, оборудование жилых, медицинских, культурно-бытовых, производственных и санитарно-бытовых помещений, санитарно-технические системы и устройства, обеспечивающие обитаемость и условия выполнения обязанностей экипажа корабля на боевых постах, отвечали требованиям ВМФ. В частности, в добавленной на корме надстройке был предусмотрен кубрик музкоманды и мощная типография.

При переоборудовании на корабле применили прогрессивную в то время одноканальную низконапорную систему кондиционирования воздуха в жилых помещениях, обеспечивающую подачу охлаждённого и осушенного воздуха. Система аэрорефрижерации боевых постов и погребов боезапаса, душирования охлаждённым воздухом всех постов управления в машинных отделениях обеспечивала создание в них нормальных условий несения вахты для личного состава при повышенных температурах наружного воздуха в районах эксплуатации корабля.

Пополнение запасом пресной воды в течение всего срока автономности его плавания по запасам провизии (30 суток) обеспечивалось работой опреснительных и испарительных установок высокой производительности.

В 1977 году корабль вновь проходил ремонт и модернизацию на «Дальзаводе». В ходе модернизации на крейсер установили комплексы «Кристалл» и «Карат-М».

Характеристики крейсера после модернизации по проекту 68-У2

После модернизации по проекту 68-У2 изменились основные данные крейсера.

Водоизмещение составило: полное 17210, стандартное 13900 т; мощность машин 2 х 55 000 л. с.

Описание конструкции

Корпус

Впервые в практике советского крейсеростроения реализован цельносварный корпус из низколегированной стали (вместо клёпаного).

Конструктивная подводная минно-торпедная защита включает в себя: двойное дно корпуса (протяжённость до 154 м), систему бортовых отсеков (для хранения жидких грузов) и продольных переборок, а также 23 главных водонепроницаемых автономных отсека корпуса, сформированных поперечными герметичными переборками. В общей и местной прочности корабля значительную роль играет смешанная система набора корпуса — преимущественно продольная — в средней части, и поперечная — в его носовой и кормовой оконечностях, а также включение «броневой цитадели» в силовую схему корпуса. Расположение служебных и жилых помещений практически идентично крейсеру типа «Чапаев» (проекта 68-К).

Водоизмещение 14700/16300 т.

Размерения 210/205×22/21/4×6.76/7.26 м

Бронирование

Бронирование – толщина броневого пояса от 32-го до 170-го шпангоута равнялась 100 мм, в оконечностях – 20 мм.

Нижняя палуба – 50 мм и 20 мм в оконечностях; носовой траверз-120 мм, кормовой – 100 мм.

Боевая рубка: бок – 130 мм, палуба – 30 мм и крыша – 100 мм, запасной командный пункт – 10 мм.

Труба защиты проводов – 50 мм.

Посты внутри башенноподобной мачты ниже боевой рубки – 10 мм, КДП – 13 мм, кожухи дальномеров – 10 мм, стабилизированный пост наводки (СПН-500) и его барбеты – 10 мм. Бронеканалы – 10 м.

Колосники и решетки шахт машинно-котельных вентиляторов – 125 мм.

Рулевое и румпельное отделения имели стенки в 100 мм и 50-мм защиту сверху.

Главная энергетическая установка

Главная корабельная энергетическая установка (ГЭУ) крейсеров пр. 68-бис, в целом, аналогична ГЭУ крейсеров типа «Чапаев» (пр. 68-к). Состоит из двух автономных эшелонов, размещённых в восьми отсеках. Проектный вес ГЭУ составил — 1911 тонн. Включает: шесть главных вертикальных, водотрубных паровых котлов треугольного типа КВ-68, с естественной циркуляцией (по одному в котельном отделении), оборудованы системой принудительного вентиляторного наддува воздуха в котельные отделения, паропроизводительность каждого, на полном ходу (с учетом 15-процентной перегрузки) — 115000 кг/ч, рабочее давление пара — 25 кгс/см², температура перегретого пара — 370°±20°С, испаряющая поверхность нагрева — 1107 м², удельный вес — 17,4 кг/л.с.; Два главных турбозубчатых агрегата (ТЗА) — типа ТВ-7, номинальная мощность каждого — 55 000 л.с., суммарная максимальная проектная мощность полного переднего хода — 118100÷128000 л.с., заднего хода — 25270 л.с. (25200÷27000 л.с.), каждый ТЗА вращает один валопровод, длина валопровода по правому борту — 84,9 метра, по левому (из кормового машинного отделения) — 43,7 метра, гребные валы диаметром — 0,5 м, вращали два латунных винта диаметром — 4,58 метра и массой 16,4 тонн каждый, с частотой вращения — 315 об/мин; Вспомогательные механизмы, устройства, трубопроводы, системы и арматуру.

Главные котлы типа КВ-68 постройки судостроительных заводов, уже не соответствовали уровню развития котельной техники 1950-х годов (имели сравнительно большой удельный вес и низкие параметры пара)… Крейсера проекта 68-бис явились последними кораблями, оборудованными котлами типа КВ-68, на советские корабли нового поколения эти котлы не устанавливались.

Главные ТЗА типа ТВ-7, производства Харьковского турбогенераторного завода (ХТГЗ), в целях повышения надёжности, оборудованы регулируемыми направляющими лопатками (направляющим аппаратом) на входе активной ступе­ни, что обеспечило снижение уровня усталостных напряжений в рабочих лопатках с активными профилями.

Каждый ТЗА работал на свой валопровод (обороты гребных валов — 315 об/мин). Длина валопровода по правому борту — 84,9 м, по левому (из кормового машинного отделения) — 43,7 м. Гребные валы диаметром — 0,5 м, вращали два латунных винта диаметром — 4,58 метра и массой 16,4 тонн каждый.

Два вспомогательных котла типа КВС-68-бис паропроизводительностью по 10,5 т/ч, обеспечивали отопление и бытовые нужды экипажа на стоянке. Выработку электроэнергии обеспечивали пять турбогенераторов типа ТД-6 и четыре дизель-генератора типа ДГ-300 мощностью по 300 кВт каждый.

Проектный вес ГЭУ составил 1911 тонн.

Состав главной, котлотурбинной энергетической установки (ГЭУ):

-шесть главных паровых котлов типа КВ-68;

-два вспомогательных котла типа КВС-68-бис;

-два главных турбозубчатых агрегата, типа ТВ-7, общая мощность — 118 100 л.с. (86 800 кВт).;

-пять турбогенераторов типа ТД-6;

-четыре дизель-генератора типа ДГ-300.

Вооружение

Артиллерийское:

12 (4×3) × 152-мм (орудия Б-38 в башенных установках МК-5бис)

Зенитная артиллерия:

12 (6×2) × 100/56-мм

32 (16×2) × 37-мм (МЗА В-11М)

Торпедное:

2 × 5 — 533-мм (ПТА-53-68).

История службы

18 декабря 1954 года — вошёл в состав 4-го ВМФ.

24 февраля 1955 года перечислен в состав КСФ.

7 сентября 1955 года, после перехода по Севморпути из Североморска на Дальний Восток, вошёл в состав КТОФ.

17-21 ноября 1959 года — визит в Сурабаю (Индонезия).

В мае 1960 года направлен на консервацию в залив Новик в состав 82-й БРК. В феврале 1961 года расконсервирован.

С 31 декабря 1966 года по 24 июля 1972 года — модернизирован и перестроен на «Дальзаводе» во Владивостоке в крейсер управления по проекту 68-У2.

24 июля 1972 года переведён в подкласс кораблей управления, включен в состав 10-й ОПЭСК.

14-19 января 1973 года — визит в порт Бомбей (Индия).

13 марта 1973 года — переклассифицирован в крейсер управления.

15-20 марта 1973 года — визит в порт Могадишо (Сомали).

20-24 декабря 1973 года — визит в Порт-Луи (Маврикий).

В 1977 году корабль вновь проходил ремонт и модернизацию на «Дальзаводе».

13 июня 1978 года — во время зачётных стрельб на корабле произошёл пожар и взрыв в первой носовой башне ГК, погибли 37 человек.

ТИХООКЕАНСКАЯ ТРАГЕДИЯ

13 июня Тихоокеанский флот отметил скорбную дату – 25-летие со дня взрыва в башне главного калибра крейсера «Адмирал Сенявин».

Крейсер «Адмирал Сенявин» – флагман Тихоокеанской эскадры – 13 июня 1978 года вышел в море для выполнения артиллерийской стрельбы главным калибром. В тот год, после посещения Тихоокеанского флота и этого корабля Генеральным секретарем ЦК КПСС Леонидом Брежневым, многие стремились попасть на флагман. Не преминули посетить крейсер известные культурные работники, приехавшие незадолго до начала учений из Москвы и Ленинграда. Часть из них вышла в море на стрельбы.

В творческой бригаде были Алим Кешоков, Марк Захаров, Людмила Щипахина, Леонид Рудный, Александр Николаев, заведующий отделом «Правды» Сергей Кошечкин и постоянный корреспондент газеты «Красная звезда» по Тихоокеанскому флоту поэт Леонид Климченко.

Корабли эскадры снялись с якоря и взяли курс на учебный полигон. В кильватере за «Адмиралом Сенявиным» следовал другой крейсер – «Дмитрий Пожарский».

Гостям сообщили, что первоначально будет произведена подготовительная стрельба главным калибром, затем зачетная. Вскоре послышались команды, и крейсер вздрогнул всем корпусом – «заработал» главный калибр.

…Было время обеда. Все гости собрались в кают-компании, кроме постоянного корреспондента «Красной звезды» Леонида Климченко. Как истинный военный журналист, он направился в первую башню главного калибра, чтобы описать все происходящее во время зачетной стрельбы «изнутри». Залп, второй… Гости оживились и стали подниматься на ходовой мостик. После восьмого залпа что-то вдруг гулко ухнуло. Крейсер содрогнулся больше обычного. Из правого ствола как-то странно повалил дым, окутывая и ствол, и башню. Послышались крики: «Затяжной выстрел…», «Взрыв в башне…» Одновременно раздался сигнал аварийной тревоги…

Официальной версией расследования причин взрыва на крейсере «Адмирал Сенявин» стал вывод комиссии о том, что при подаче электросигнала на выполнение девятого залпа правое орудие башни № 1 не выстрелило. Ошибочно в заряженное орудие был послан очередной снаряд. В результате произошло воспламенение заряда в каморе орудия. Мощная струя газов воспламенила приготовленные к стрельбе заряды. В башне возник пожар, мгновенно перекинувшийся на верхнее перегрузочное отделение. Произошел сильный взрыв…

В этой страшной трагедии погибли 37 человек. Вот их имена:

капитан 2 ранга Климченко Леонид Леонидович,

старший лейтенант Пономарев Александр Васильевич,

лейтенант Белюга Александр Владимирович,

лейтенант Марданов Валерий Ясавиевич,

старшина 1-й статьи Бикбов Рашид Кутузович,

старшина 1-й статьи Курочкин Анатолий Ильич,

старшина 2-й статьи Аникин Иван Иосифович,

старшина 2-й статьи Шикабутдинов Рамиль Саматович,

старшина 2-й статьи Подолько Сергей Николаевич,

старшина 2-й статьи Пономарев Виктор Федорович,

старшина 2-й статьи Акуличев Виктор Сергеевич,

старшина 2-й статьи Дадонов Александр Федорович,

старшина 2-й статьи Виноградов Виктор Михайлович,

старшина 2-й статьи Будаков Александр Петрович,

старший матрос Кулунов Виктор Васильевич,

матрос Гилазиев Фарид Гариевич,

матрос Галкин Геннадий Николаевич,

матрос Бородин Алексей Васильевич,

матрос Болдырев Александр Евгеньевич,

матрос Юдин Анатолий Борисович,

матрос Золотарев Виктор Васильевич,

матрос Ортиков Махамадали Абдуллаевич,

матрос Свинин Александр Романович,

матрос Сулейманов Наиль Мансурович,

матрос Чергушевич Юрий Михайлович,

матрос Архипенко Валерий Николаевич,

матрос Ануфриев Александр Николаевич,

матрос Шутов Леонид Семенович,

матрос Пинчук Александр Степанович,

матрос Ломаев Николай Александрович,

матрос Костылев Виктор Антонович,

матрос Матренин Анатолий Михайлович,

матрос Носков Владимир Васильевич,

матрос Проничев Николай Павлович,

матрос Прудников Иван Васильевич,

матрос Скоробогатов Сергей Дмитриевич,

матрос Столяров Сергей Николаевич.

На возвышенном месте бухты Абрек залива Стрелок невдалеке от причала, где сегодня стоят современные боевые корабли Тихоокеанского флота, и были захоронены погибшие в той трагедии военные моряки. Силами личного состава здесь воздвигнут мемориальный комплекс. Память о погибших товарищах живет в сердцах нынешнего поколения тихоокеанцев.

С 5 по 10 ноября 1979 года — визит в Хайфон (Вьетнам).

1 декабря 1986 года — выведен из боевого состава ВМФ, законсервирован и поставлен на отстой.

30 мая 1989 года — разоружён и исключен из состава ВМФ.

15 декабря 1989 года — расформирован.

1992 год — продан частной индийской фирме на металл.

«Адмирал Сенявин»: взрыв главного калибра

13 ИЮНЯ исполняется ровно 30 лет с момента трагедии, случившейся летом 1978 года на флагманском крейсере 10-й оперативной эскадры Тихоокеанского флота «Адмирал Сенявин». Наш фотокорреспондент Василий Федорченко (в то время штатный сотрудник газеты «Боевая

12 июнь 2008 Электронная версия газеты «Владивосток» №2352 от 12 июнь 2008

13 ИЮНЯ исполняется ровно 30 лет с момента трагедии, случившейся летом 1978 года на флагманском крейсере 10-й оперативной эскадры Тихоокеанского флота «Адмирал Сенявин». Наш фотокорреспондент Василий Федорченко (в то время штатный сотрудник газеты «Боевая вахта») был свидетелем того жуткого инцидента, сделал исторические фото до и после взрыва в башне главного калибра. Хронику трагедии накануне печального юбилея корреспондент «В» составлял со слов очевидцев и офицеров, служивших в тот период на ТОФ.

По следу генерального

Предвосхитим события того трагического вечера. Весной 1978 года по Дальнему Востоку проехал генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев. Во Владивостоке, как и везде, «дорогого Леонида Ильича» встречали выстроенные вдоль дорог многочисленные восторженные жители.

Министр обороны маршал Советского Союза Дмитрий Устинов и главком ВМф адмирал флота Советского Союза Сергей Горшков вывезли «высокого» гостя в залив Петра Великого на флагманский корабль «Адмирал Сенявин» на показательные учения Приморской флотилии ТОФ. В море устроили настоящее боевое шоу с артиллерийскими стрельбами. Все выстрелы поражали цели. Генсеку понравилось. Он тут же вручил командиру капитану 2-го ранга Владимиру Плахову и замполиту капитану 3-го ранга Игорю Спицыну именные часы с надписью «От Л.И. Брежнева. 1978 г.».

После такого триумфа на крейсер стали возить всех гостей и проверяющих флота и Приморья. Газеты раз за разом публиковали материалы о правофланговых. А вот экипаж частично сменился. После высокого визита вместо уволенных в запас той же весной опытных матросов и старшин пришли безусые юноши. За короткий срок их научили только драить палубу.

13 июня 1978 года проводились очередные показательные стрельбы главным калибром. Вновь прибыло множество гостей – московских поэтов, писателей и журналистов. Это было через два месяца и шесть дней после визита Брежнева. Поэтому и расследование велось с учётом его посещения. Вдруг это была диверсия или запоздавшая попытка ликвидации генсека? Результаты расследования тогда полностью засекретили. Большую их часть и сейчас обнаружить практически невозможно. Нам удалось найти лишь один документ, который мы цитируем ниже.

Сейчас взорвёмся!!!

13 июня крейсер выполнял артиллерийские стрельбы главным калибром. Сначала отстреляли подготовительное упражнение. Все снаряды попали в цель.

Около 20.00 объявили вечерний чай. Гости и свободные от вахты офицеры спустились в кают-компанию. Лишь собкор «Красной звезды» Леонид Климченко сумел пробраться в башню, чтобы дополнить репортаж «информацией с места событий».

Тогда находившийся на командирском мостике крейсера командир соединения разрешил провести зачётную стрельбу. В этот момент всё и случилось.

Корабль содрогнулся от мощного внутреннего взрыва. Это случилось на девятом от начала стрельб залпе. Из носовой башни повалил густой дым.

Все из кают-компании бросились бежать на мостик. Уже там один из офицеров (как считает наш фотокорреспондент Василий Федорченко, это был вахтенный) закричал: «Сейчас взорвёмся!!!». Гражданский люд кинулся к бортам, чтобы взрывной волной в крайнем случае выбросило в море.

Однако общего взрыва не произошло, хотя корабль был близок к такому исходу событий. К счастью, сработала система орошения. Объявили общекорабельную тревогу. Дымящую башню стали со всех сторон поливать водой.

Когда отдраили бронированную дверь, предстала жуткая картина. Погибло 37 человек. Это был практически весь боевой расчёт башни и присутствовавшие на стрельбе гости. Однако нескольким морякам-старослужащим удалось выжить. Они сумели «на низах» по известному только им проходу буквально выплыть из страшной зоны.

А потом настал черёд всем оставшимся в живых увидеть смерть. Останки погибших выносили на верхнюю палубу. Некоторых разорвало на куски. Молодым матросам становилось плохо, их приходилось отправлять в лазарет.

В той суматохе фотокорреспонденту Федорченко удалось сделать несколько снимков. Но опубликовать их мы не можем – в самом начале «разбора полётов» плёнка была конфискована флотскими особистами и с тех пор исчезла навсегда.

…Вот строчки из акта комиссии, расследовавшей причины взрыва: «…Одно орудие башни не выстрелило. Ошибочно в заряженное орудие был послан очередной снаряд. В результате произошло воспламенение заряда в части зарядного механизма орудия. От вылетевшей струи газов воспламенились приготовленные к стрельбе заряды, в башне возник пожар, быстро перекинувшийся на верхнее перегрузочное отделение. …Причиной происшествия явились ошибочные действия расчёта и недостаточная натренированность личного состава по устранению возможных неисправностей и задержек при стрельбе…».

После той трагедии несколько адмиралов и офицеров понесли наказания. В основном в виде снятия с должностей с понижением или предупреждением о неполном служебном соответствии. К уголовной ответственности никого не привлекли.

А в 1990 году выслуживший свой срок артиллерийский крейсер «Адмирал Сенявин» вывели из состава флота.

На братских могилах не ставят крестов

Из 37 погибших 36 захоронено в братской могиле на сопке, возвышающейся над заливом Стрелок. В Приморской флотилии ТОФ, базирующейся до сих пор в этих местах, помнят всех поимённо. Заместитель командира соединения ракетных кораблей по воспитательной работе капитан 1-го ранга Владимир Пискарькин предоставил список личного состава войсковой части 99085, погибшего в башне:

Старший комендор матрос Николай Проничев из Уссурийска

Командир отделения электриков старшина 2-й статьи Рамиль Шигабудинов из Челябинской области

Командир отделения комендоров старший матрос Виктор Колунов из Омска

Командир отделения электриков старшина 2-й статьи Виктор Виноградов из Ленинского района ЕАО

Старший электрик матрос Анатолий Матрёнин из Поволжья

Командир отделения комендоров матрос Иван Прудников из Омской области

Старший комендор матрос Юрий Чернушевич из Ташкента

Старший строевой старший матрос Александр Пинчук из Поронайска

Старший строевой матрос Геннадий Галкин из Ташкента

Старший комендор матрос Виктор Костылёв из Красноярского края

Старшина команды комендоров старшина 1-й статьи Анатолий Курочкин из Саркандского района

Электрик матрос Валерий Архипенко из Томской области

Старший комендор матрос Алексей Бородин из Новосибирской области

Ученик электрика матрос Сергей Скоробогатов из Октябрьского района Приморья

Электрик ПУС матрос Наиль Сулейманов из Ульяновска

Старший строевой старший матрос Леонид Шутов из Свердловской области

Комендор УПБУ матрос Анатолий Юдин из Ташкентской области

Командир отделения комендоров старшина 2-й статьи Виктор Ануличев из Московской области

Командир отделения визирщиков старшина 1-й статьи Рашид Бибков из Семипалатинска

Старший визирщик старший матрос Николай Ломаев из Омской области

Старший комендор УПБУ матрос Сергей Столяров из Омской области

Старший комендор матрос Александр Болдырев из Красноярского края

Визирщик матрос Фарит Гилазиев из Ижевска

Строевой матрос Александр Свинин из Ташкента

Старшина команды комендоров башенных старшина 2-й статьи Сергей Подолько из Хабаровска

Комендор УПБУ матрос Александр Ануфриев из Омска

Строевой старшина 2-й статьи Виктор Пономарёв из Камчатской области

Старший строевой матрос Махаммадали Ортиков из Узбекистана

Боцман старшина 2-й статьи Александр Будаков из Бурятии

Комендор УПБУ матрос Владимир Носков из Омска

Старший механик БЧ-4 матрос Виктор Золотарёв из Липецкой области

Старшина команды старшина 2-й статьи Иван Аникин из Омской области

Командир отделения УПБУ старшина 2-й статьи Александр Дадонов из Охи (Сахалин)

Старший лейтенант Александр Пономарёв из Саратовской области

Лейтенант Александр Белюга из посёлка Смирных (Сахалин)

Лейтенант Валерий Марданов из Ульяновской области

Постоянный корреспондент «Красной звезды» по Дальнему Востоку капитан 2-го ранга Леонид Климченко.

Матрос Виктор Золотарёв в братской могиле не захоронен. Родственники похоронили его на родине.

В соединении поддерживают связь с родными погибших. И на этот раз разосланы приглашения всем, кого удалось найти. Их ждут в Фокино у братской могилы. Так же, как и всех ветеранов «Адмирала Сенявина», которые встречаются у памятника каждый год. Почётный караул от личного состава двух соединений даёт залпы из автоматов Калашникова по числу прошедших лет. В почётный караул назначаются только лучшие военнослужащие. Будет также отслужена панихида.

В этом году мемориальный комплекс должен подвергнуться капитальной реставрации. Как сообщил «В» председатель Думы города моряков-тихоокеанцев Виктор Тихонович, на реконструкцию памятника и благоустройство окружающей территории выделено из муниципального бюджета около 650 тысяч рублей.

Американское повторение

Наш рассказ будет неполным, если мы не сообщим о точно такой же трагедии на американском линейном корабле «Айова». Она произошла через 11 лет после трагедии в заливе Петра Великого, но уже в Карибском море.

Однако вначале о самом линкоре. США построили в годы Второй мировой войны серию особо мощных и скоростных артиллерийских кораблей с названиями штатов для сопровождения своих авианосных групп в Тихом и Атлантическом океанах. Закладка на стапелях всей серии была произведена ещё в 1940 году. А уже в разгар боевых действий с фашистской Германий и милитаристской Японией в 1943 году они стали входить в строй. «Айова» воевала в Северной Атлантике. 24 марта 1949 года её списывают в резерв. Однако через пару лет в связи с началом «холодной войны» и войны на Корейском полуострове линкор возвращают в состав действующего флота. 25 февраля 1959 года «Айову» вроде как окончательно выводят за штат. Ровно через 30 лет корабль основательно модернизируют (к артиллерии главного калибра добавляют ракетное вооружение), вновь отправляют на боевое дежурство.

19 апреля 1989 года во время учебно-боевых стрельб возле острова Пуэрто-Рико произошёл взрыв боеприпасов в боевом отделении центрального 16-дюймового орудия второй артиллерийской башни. Погибли все находившиеся в башне и на нижних палубах под ней. 47 матросов и офицеров. Никому не удалось спастись.

И хотя на линкоре был произведён ремонт, в строй он больше не вступил и сейчас пришвартован в небольшом городке Ньюпорт. Городские власти Сан-Франциско просят командование ВМФ передать «Айову» им, чтобы на корабле создать музей.

А вот «Адмирал Сенявин» ушёл навсегда. На гвозди.

Николай Кутенких Николаевич

«Космическая одиссея» 8-й оперативной эскадры кораблей ВМФ СССР

В середине 60-х годов советские ученые приступили к новому этапу изучения космического пространства – исследованию Луны. В 1965 году был разработан новый космический аппарат «7К-Л1» серии «Зонд», предназначенный для отработки техники полетов к Луне с возвращением на Землю. Для их посадки были выбраны основной и запасные районы, один из которых располагался на акватории Индийского океана.
СА корабля 7К-Л1 в водах Индийского океана. Для обеспечения выполнения программы космических исследований Луны в апреле 1967 года в соответствии с приказом ГК ВМФ было сформировано нештатное управление 8-й оперативной эскадры кораблей ВМФ и определен корабельный состав сил для поиска и подъема космических объектов, приводнившихся в Индийском океане.
Траление СА корабля 7К-Л1 в Индийском океане. В состав выделенных сил вошли: от ТОФ – крейсер «Дмитрий Пожарский», экспедиционно-океанографические суда «Федор Литке», «Алексей Чириков», от БФ – плавбаза «Виктор Котельников», от ЛенВМБ – экспедиционно-океанографические суда «Василий Головнин», «Андрей Вилькицкий», «Семен Дежнев», от ЧФ – экспедиционно-океанографическое судно «Семен Челюскин».
крейсер «Дмитрий Пожарский»
Плавбаза «Виктор Котельников» Постановлением Совета Министров СССР в состав сил эскадры были выделены от Балтийского морского пароходства 6 лесовозов проекта 596, от Министерства Морского флота – танкер «Ханой». Выделенные суда и корабли в период с марта по май 1967 года прошли переоборудование на судоремонтных заводах страны.
В результате выполненных работ плавбаза «Виктор Котельников» и суда проекта 596 были оснащены радиотехнической аппаратурой поиска космических объектов, средствами для их подъема, а также вертолетными площадками и комплексами для базирования вертолетов Ка-­25пн.
Вертолет Ка-­25пн 1 сентября того же года управление эскадры было подчинено командиру Ленинградской военно-морской базы. Выделенные корабли и суда размещались на своих флотах, а в специальном отношении подчинялись эскадре. Через год постоянным местом базирования эскадры cтaл Севастополь, с подчинением командующему Черноморским флотом.
В сентябре 1968 года специально созданному соединению была поставлена первая задача по обеспечению запуска и посадки космического корабля «7К-Л1» № 9; которая в открытой печати именовалась «Зонд-5». К решению этой задачи были привлечены из состава эскадры: ЭОС «Ф. Литке», «В. Головнин», «С. Дежнев», «А. Вилькицкий», а также лесовозы: «Восток-3», «Тоснолес», «Выборглес», танкep «Ханой».
«Тоснолес»- Ямал
«Выборглес»- Даурия Дополнительно эскадре придавалось судно «Боровичи» под флагом АН СССР, организовывалось взаимодействие с самолетом ТУ-95РЦ Северного флота. Руководство силами было возложено, на командира Черноморской эскадры контр­адмирала Леоненкова В.М. Запуск «Зонда-5» был осуществлен с территории СССР 15 сентября 1968 года. Ввиду отклонения траектории полета государственной комиссией было принято решение о посадке «Зонда-5» в районе Индийского океана 21 сентября.
Индийский океан, дозаправка с «Ханоя», 1969 год. В 19 час. 30 минут корабли обнаружили плазменный след космического аппарата. Обстановка складывалась неблагоприятная, так как, произведенные расчеты показывали, что «Зонд-5» приводняется южнее, на значительном удалении от назначенного района посадки. В связи с этим, поиск и подъем объекта силами эскадры пришлось осуществлять в темное время суток.
Экспедиционное океанографическое судно «Василий Головнин» Первыми обнаружили работу радиоэлектронных средств космического корабля на ЭОС «В. Головнин» в 2 часа 40 мин. 22 сентября, но из-за, большой дальности его нахождения, определить направление было невозможно. И только в 04:00 научно-исследовательское судно «Боровичи» запеленговало работу «Зонда-5», подошло к объекту и не имея средств подъема, легло в дрейф, осуществляя наведение сил эскадры.
В 7 часов 41 минуту 22 сентября 1968 года ЭОС «Василий Головнин» в точке Ш=32038/Ю, Д=65033 /В впервые в мире осуществил подъем космического аппарата с воды и 3 октября доставил автоматическую станцию «Зонд-5» в п. Бомбей для отправки военным самолетом в ССCP.
«Зонд-5» на палубе «Василия Головнина» Так было положено начало практической деятельности флота по поисково-спасательному обеспечению космичес­ких аппаратов. Интересен факт, что на этой станции были первые живые существа Земли, совершившие межпланетный космический полет, — черепахи.
Осмотр живых существ — черепах, возвратившихся на Землю после облета Луны на корабле 7К-Л1.
Участвуют В.Д. Благов, Ю.П. Семенов, В.С. Ременный, А.Г. Решетин, Е.В. Шабаров. С 1 ноября 1968 года управление Черноморской эскадры начало прием лесовозов в состав Военно-Морского Флота, которые были оборудованы и переведены в класс экспедиционно-океанографических судов и получили названия: «Апшерон», «Диксон», «Донбасс», «Даурия», «Баскунчак», «Севан», «Тамань», «Ямал». Танкер «Ханой» был переименован в танкер «Ахтуба». Комплектование экипажей возлагалось на Черноморский, Северный, Балтийский и Тихоокеанский флоты. Таким образом, к концу 1968 года было завершено формирование постоянного состава Черноморской эскадры специального назначения.
В сентябре 1970 года черноморской эскадре была поставлена задача — силами КУ «С. Челюскин», ЭОС «Диксон», «Баскунчак», «С. Дежнев», «Донбасс», «Тамань», ЭМ «Возбуждeнный», БДК-13, ТН «Гродно» во взаимодействии с ТУ-95РЦ авиации Северного флота обнаружить и поднять в Индийском океане космический корабль «7К-11» №14 «Зонд­-8», в кратчайший срок, но не позднее чем через 6 часов после приводнения доставить в п. Бомбей.
ЭОС «Донбасс» Задолго до начала, 20 октября 1970 года в 12 часов корабли заняли исходные точки. В 15 часов 35 минут 27 октября с ЦКП ВМФ было получено приказание о смещении сил к северу вдоль посадочной трассы в новые точки поиска. Выполняя приказание, суда на переходе начали поиск и в период с 16 часов 31 мин. до 16 часов 41 мин. визуальные посты поиска судов обнаружили плазменный след баллистического спуска космической станции. В 16 часов 55 минут «Зонд-8» приводнился. Все корабли прослушивали и пеленговали радиосигналы.
В 17 часов 02 минуты оператор радиолокационной станции ЭОС «Тамань» обнаружил «Зонд-8» на воде, и через час с небольшим, он был поднят на борт. Вся операция по поиску и подъему космического объекта заняла 1 час 26 минут. Руководил операцией командир Черноморской эскадры контр-адмирал Трофимов А. А.
1 января 1969 г. в Индийском океане. В центре — капитан 1 ранга Александр Александрович Трофимов. Этап полетов «Зондов» завершился, однако корабли эс­кадры продолжали успешно выполнять другие задачи в Индийском океане, проводили тренировки космонавтов и испытания новой космической и спасательной техники в Черном море.
«Зонд-8» на палубе «Тамани». В 1974 году штаб эскадры был переведен в подчинение Тихоокеанскому флоту в г. Владивосток, а из судов эскадры была сформирована Черноморская бригада кораблей поисково-спасательного обеспечения полетов космических объектов.
Одной из задач этой бригады было обеспечение безопасности полетов пилотируемых космических кораблей типа «Союз» , с возможной их посадкой в северо-западной части Черного моря, а также проведение морской части испытаний новой космической техники и морской подготовки экипажей космических кораблей. Только в период с 1972 по 1981 год силами черноморцев была обеспечена подготовка более 30 экипажей космонавтов.
В кают-компании «Тамани». В гостях у моряков — летчик-космонавт А. Николаев. Справа — капитан 1 ранга В. Василевский. Руководили тренировками летчики- космонавты СССР Николаев А. Г., Леонов А. А., Волынов Б. В., Рукавишников Н. Н., Горбатко В. В., Филипченко А В., Попович Л. Р., Береговой Г. Т.

Экипажи кораблей бригады всегда получали высокие оценки и благодарности за обеспечение от исследователей космоса. К началу 80-х годов советская космонавтика вплотную подошла к созданию космического корабля многоразового использования. Необходимы были космические испытания с целью определения температурного режима управляемого спуска и качества теплозащиты.
Созданный макет ввиду малых размеров не имел шасси, и для уменьшения динамического воздействия на теплозащитную плитку при приземлении после парашютного спуска было решено спускать его на воду. Район посадки был выбран в южной части Индийского океана, западнее Кокосовых островов.
БПК «Василий Чапаев» Для проведения поисковой операции были выделены от Черноморского флота – ПСК «Ямал», «Апшерон», «Донбасс», от Тихоокеанского флота – БПК «Василий Чапаев» с вертолетом Ка-25пн на борту; корабль измерительного комплекса «Чумикан» и от АН СССР научно-исследовательское судно «Космонавт Беляев».
Выполнение работ по техническому обслуживанию осуществляла группа технического обслуживания от конструкторского бюро и представителей промышленности.
Руководство поисковыми действиями было возложено на командира Черноморской бригады капитана 1 ранга Гомана Ю. В. Непосредственная подготовка кораблей производилась в море.
Проверка спускаемого аппарата капи­таном 1 ранга Гоман Ю. В. Первый запуск макета МКК «Буран» был осуществлен в мае 1982 года. Космический корабль «Бор-4» №401, совершив виток вокруг Земли, начал управляемый спуск.
НИС «Космонавт Беляев» и КИК «Чумикан» в назначенное время получили телеметрическую информацию. Посты пеленгования в назначенное время обнаружили радиосигналы космического объекта, приводнившегося восточнее назначенного эллипса района посадки.
Действия кораблей и судoв затрудняла свежая погода, размах качки был более 25 градусов, волнение моря соответствовало 4 баллам. Использовать плавсредства для буксировки МКК было рисковано. В воздух по приказанию командира сил поиска были подняты вертолеты с превышением допуска по бортовой и килевой качке кораблей. Маневр захвата космического аппарата производился несколько раз, так как, нельзя было повредить теплозащитную плитку.
Несмотря нa такие условия, экипаж ПСК «Ямал» с поставленной задачей справился успешно, и после технического обслуживания КК «Бор-4» корабль начал движение в Севастополь.
Второй запуск произведен 16 марта 1983 года. КК «Бор-4» приводнился в точке Ш = 17005/Ю, Д = 97005/В. В поисковых действиях участвовали КИК «Чумикан», НИС «Космонавт Беляев», ПСК «Ямал», «Апшерон», «Донбасс» с вертолетами Ка-25пн на борту. Руководил поисковыми действиями капитан 1 ранга Гоман Ю. В.
Поисково-спасательный вертолет Ка-26 находит «БОР-4» в открытом океане и сбрасывает дополнительный радиобуй Поиск космического аппарата прошел успешно, и уже через 30 минут над объектом дежурил вертолет. А подъем на борт ПСК «Ямал» космического аппарата был произведен с помощью подъемно-буксирного тро­са, методом, разработанным группой офицеров бригады: заместителем командира бригады капитаном 1 ранга Детёнышевым Б. В., заместителем командира бригады по ЭМЧ капитаном 2 ранга Кунициным B. А., флагманским специалистом АСС капитаном 3 ранга Солодухиным В. А., и командиром ПСК «Ямал» капитаном 2 ранга Чупаковым В. П.. Разработанный метод полностью исключал повреждение теплозащитных плиток макета МКК «Буран».
Несмотря на штормовую погоду, был спущен спасательный катер с группой водолазов и химиком. Были произведены замеры уровня радиации и заводка буксирного троса, который представлял собой стальной трос, сплетенный с капроновым, общей длиной около 300 м. По команде с корабля, катер начал движение на ветер, а корабль в cтopону катера и аппарата в намеченную точку встречи.
«БОР-4» подцеплен краном за бортом корабля. Буксировался «Бор-4» плохо, в назначенный момент катер подошел к кораблю за счет вытравливания подъемно-буксирного троса по корме. С помощью бросательного конца, подъемно-буксировочный трос передавался на борт корабля, где группой подъема заводил­ся через стрелу и блоки на барабан подъема гака-крана. После передачи подъемно-буксировочного троса, катер удерживал макет от навала посредством заводки второго буксировочного конца.
Укладывание «БОРа-4» на палубу судна. На заднем плане — человек в костюме химической защиты и в противогазе. Время всех работ по подъему не превышало 60 минут. Данный способ обеспечивал полную безопасность теплоза­щитного покрытия и не превышал допустимые нормы использования защитных средств, в условиях тропического климата, для защиты личного состава от компонентов ракетного топлива.
Расчаливание «БОРа-4» на палубе. Третий запуск макета МКК «Буран», «Бор-4» № 405 был произведен 27 декабря 1983 года с планируемой посадкой в районе северо-западной части Черного моря. В поисковых действиях участвовали: ПСК «Ямал», «Севан», «Донбасс» и ПКР «Ленинград», подъем космического аппарата на борт осуществил по традиции ПСК «Ямал» и так же успешно.
ПКР «Ленинград»
Поисково-спасательный корабль «Севан» Четвертый запуск макета МКК «Буран» состоялся осенью 1984 года. Однако аппарат был уничтожен в воздухе, поисково-спасательные корабли «Донбасс», «Севан», «Тамань», «Апшерон» в течение недели «пахали» акваторию paйoнa вероятного приводнения, но так и не нашли даже кусочка пенопластовой обшивки макета.
Родина по достоинству оценила деятельность офицеров и мичманов соединения. Свыше 120 человек были награждены орденами и медалями. Среди них: Богданов И. Н., Храмцов В. И., Яровой П. М., Решетов С. Н., Резцов В. В., Бурыкин А. А., Детёнышев Б.. В., Владимиров А. А., Закурдаев Г.A., Самусенко Е. М., Куницын В. А., Гоман Ю. В., Буторов В. С, Потапов А. А., Малинка И. И., Потапов Ю. В., Каплунов А. Н., Червяков В.Н., Доценко С Г., Чернохлебов Г. Е., Мурзенков Ю. Г., Стручков В. А., Коробейник В. А., Евланов Л. Т., Шапошников Ю. В., Пче­лин В. И., Хорунжий Н. М., Влад А. Ю., Пилипчук А. Е., Василенко Ю, Б., Суханов Г. Л., Гражевич Л. И., Кулещов И. В., Ковалюк А. К, Ананьев А. Н., Кочан А. А., Фесенко Н. Д., Егоров В. Г., Малахов Ю. Д., Пилипенко П. Н., Качура Н. Д., Толстиков П. С., Галкин В. П., Догонов Н. И., Фоя В. М., Зирка В. Ф., Солодухин В. А.
Капитан 1 ранга А. А. КОНКИН