245 полк в Чечне

ЗАСАДА НА КОЛОННУ 245 МСП ПОД ЯРЫШ-МАРДЫ

ЗАСАДА НА КОЛОННУ 245 МСП ПОД ЯРЫШ-МАРДЫ
Бой у Ярышмарды — эпизод Первой чеченской войны, в ходе которого 16 апреля 1996 колонна 245-го мотострелкового полка российских войск была почти полностью уничтожена отрядом чеченских боевиков под командованием Хаттаба. Бой произошёл в Шатойском районе Чечни на расстоянии 1,5 км от моста через реку Аргун севернее села Ярыш-Марды и возле него
Сражение
Полковая колонна шла на Шатой по трассе Старые Атаги — Чири-Юрт — Дуба-Юрт — Дачу-Борзой — Ярышмарды.
Бой начался в 14:20, когда колонна полностью переехала мост через реку Аргун, а её головная часть проходила мимо Ярышмарды. Первыми были подбиты головная и хвостовая машины колонны. Командирская машина с первых минут боя была подбита, а старший колонны майор Терзовец П. Д. был убит.
В 14:40 командир 245 мсп подполковник Романихин услышал звуки разрывов, которые доносились из ущелья.
В 14:45 Романихин поставил задачу командиру разведывательной роты, находящейся в Аргунском ущелье на временных блок-постах, выдвинуться навстречу колонне, уточнить обстановку и при необходимости оказать помощь.
В 15:30 разведрота федеральных сил, выдвинувшаяся из блок-поста в Аргунском ущелье на помощь колонне 245-го полка, попала под сильный огонь и вынуждена была остановить продвижение.
В 16:00 командир полка высылает бронегруппу во главе с командиром 2 мсб, которому ставится задача обойти Ярышмарды, огнём танков и БМП уничтожить огневые точки противника и прорваться к колонне совместно с разведывательной ротой. Одновременно подполковник Романихин ставит задачу своему заместителю подполковнику Иванову, который находился под населённым пунктом Гойское с 1 мсб, выслать бронегруппу со стороны 324 мсп с той же целью.
В 16:50 командир 2 мсб доложил, что огнём танков уничтожил два пулемётных расчёта на южной окраине Ярышмарды и продвигается к колонне. В 17:30 он же доложил, что вышел к колонне. В это же время подошла бронегруппа со стороны 324 мсп.
В 18:00 бой закончился, вооружённые отряды чеченских боевиков прекратили огонь и покинули место боя.
Потери
Потери российских войск согласно докладу Л. Я. Рохлина составили 73 военнослужащих убитыми, 52 ранеными, уничтожены 6 БМП, один танк Т-72, одна БРДМ, 11 автомобилей. По другим данным убитых было 76 (Новая газета) или 95 человек (Казаков А. М.).
Потери боевиков неизвестны.
Общественный резонанс
Расстрел колонны 245-го гвардейского мотострелкового полка был предметом рассмотрения на заседании Государственной Думы Российской Федерации. 26 апреля 1996 года председатель Комитета Государственной Думы по обороне Л. Я. Рохлин в своём докладе возложил ответственность за гибель колонны на Министерство обороны и на руководство страны
Рассказ одного из участников боя:
Примерно в 14.00 тронулись. В 14.10 прошли Чишки и перед входом в ущелье дернули затворами. Аркаша говорит: “Смотри, одни женщины и дети”. А мне буквально вчера ребята из 324-го полка примету рассказали: “Если на дороге мужики, бабы и дети – все нормально. Если же одни бабы – кранты, скоро засада”.
Колонна растянулась на “тещином языке” (это серпантин такой). На нем наливники еле разворачивались, а уж МАЗы, которые неисправную технику тянули, вообще не знаю, как проходили. Все тихо, спокойно. Едем, анекдоты травим. Проехали Ярышмарды, голова колонны уже за поворот ушла, наливники мост через сухое русло прошли. И тут – взрыв впереди, смотрим – из-за пригорка башню танка подбросило, второй взрыв – тоже где-то в голове колонны, а третий как раз бахнул между впереди идущим и нашим наливником. Взрывом оторвало капот, повыбивало стекла. Меня тогда первый раз контузило. Аркаша уже из машины выбрался, а я в двух ручках двери запутался – ну, ошалел просто. В конце концов выпал из кабины. Огонь очень плотный, но я уже начал соображать и от наливника метров на 15 отбежал, несмотря на огонь духов. Нашел какое-то углубление в обочине, затолкал туда свой зад. Рядом боец-срочник залег. Первый шок прошел – наблюдаю, как дела обстоят. А дела неважные. Наливники встали на дороге. Ребята из взвода наливников отстреливаются во все стороны как могут, где духи конкретно, пока неясно. Аркаша из-под колеса своего наливника мочит в белый свет.
Тут мимо меня граната как шарахнет в наливник, что сзади нас шел. Наливник горит. Я прикидываю, что если он сейчас взорвется, то нам всем будет очень жарко. Пытаюсь понять, откуда же эта штука прилетела. Смотрю, вроде кто-то копошится метрах в 170 от нас. Глянул в прицел, а “душара” уже новую гранату готовит… Свалил я его с первого выстрела, аж самому понравилось. Начинаю искать в прицеле цели. Еще один “душок” в окопе сидит, из автомата поливает. Я выстрелил, но не могу с уверенностью сказать, убил или нет, потому что пуля ударила по верхнему обрезу бруствера на уровне груди, за которым он сидел. Дух скрылся. То ли я его все же достал, то ли он решил больше не искушать судьбу. Снова прицелом повел, смотрю, на перекате дух “на четырех костях” в гору отползает. Первым выстрелом я его только напугал. Зашевелил он конечностями активнее, но удрать не успел. Вторым выстрелом, как хорошим пинком в зад, его аж через голову перекинуло.
Пока я по духам палил, Аркаша горящий наливник отогнал и с дороги сбросил. Прислушался, вроде пулемет работает. Сзади что-то подожгли, и черный дым пошел в нашу сторону по ущелью, из-за него в прицел ни фига не видно. Прикинули мы с Дмитрием – так срочника звали,– что пора нам отсюда отваливать. Собрались и рванули через дорогу, упали за бетонные блоки перед мостом. Голову не поднять, а пулеметчик тем временем долбит по наливникам, и небезуспешно. Поджег он их. Лежим мы с Димой, а мимо нас в сторону моста течет речка горящего керосина шириной метра полтора. От пламени жарко нестерпимо, но, как выяснилось, это не самое страшное. Когда огненная река достигла “Урала” с зарядами для САУ, все это добро начало взрываться. Смотрю, вылетают из машины какие-то штуки с тряпками. Дима пояснил, что это осветительные снаряды. Лежим, считаем: Дима сказал, что их в машине было около 50 штук. Тем временем загорелся второй “Урал” с фугасными снарядами. Хорошо, что он целиком не сдетонировал, снаряды взрывами разбрасывало в стороны.
Лежу я и думаю: “Блин, что же это нами никто не командует?” Как оказалось потом, Хаттаб так все грамотно спланировал, что буквально в самом начале боя все управление, которое ехало на двух командно-штабных машинах, было выкошено огнем стрелкового оружия, а сами КШМ так и простояли нетронутые в ходе всего боя.
Вдруг во втором “Урале” с фугасными боеприпасами что-то так взорвалось, что задний мост с одним колесом свечой метров на 80 ушел вверх, и, по нашим соображениям, плюхнуться он должен был прямо на нас. Ну, думаем, приплыли. Однако повезло: упал он метрах в десяти. Все в дыму, все взрывается. В прицел из-за дыма ничего не видно. Стрельба беспорядочная, но пулеметчик духов выделялся на общем фоне. Решили мы из этого ада кромешного выбираться, перебежали в “зеленку”. Распределили с Димой секторы обстрела. Я огонь по фронту веду, а он мой тыл прикрывает и смотрит, чтобы духи сверху не пошли. Выползли на опушку, а по танку, который в хвосте колонны стоял, духи из РПГ лупят. Раз восемь попали, но безрезультатно. Потом все же пробили башню со стороны командирского люка. Из нее дым повалил. Видимо, экипаж ранило, и механик начал сдавать задом. Так задом наперед он прошел всю колонну и, говорят, добрался до полка.
Тогда считать мы стали раны
Прошел час с начала боя. Стрельба стала затихать. Я говорю: “Ну все, Дима, дергаем в конец колонны!” Пробежали под мостом, смотрю, сидят какие-то в “афганках”, человек семь, рядом два трупа. Подбегаем. Один из сидящих поворачивается. О, боже! У него черная борода, нос с горбинкой и бешеные глаза. Вскидываю винтовку, жму на спуск… Поворачиваются остальные – наши. Хорошо, я не дожал. Контрактник бородатый оказался. Он и без меня ошалевший сидит, заикается, сказать ничего не может. Кричу: “Дядя, я же тебя чуть не завалил!” А он не врубается.
В нашу сторону БМП “хромая” ползет, раненых собирает. Ей попали в торсион, и она так и ковыляет. Закинули раненых внутрь, вырулили на дорогу – вокруг машины догорают, что-то в них рвется. Перестрелка почти затихла.
Едем. Где-то ближе к Аргуну на дороге мужики кричат: “Ребята! У нас тут раненые. Помогите!” Спрыгнул я к ним, а машина дальше пошла. Подхожу к ребятам. Они говорят: “У нас майор ранен”. Сидит майор в камуфляже, со знаком морской пехоты на рукаве. Сквозное ранение в руку и в грудь. Весь бледный от потери крови. Единственное, что у меня было, – это жгут. Перетянул я ему руку. Разговорились, выяснилось, что он был замполитом батальона на Тихоокеанском флоте. В это время кто-то из ребят вспомнил, что в машине везли пиво, сигареты, сок и т.д. Я ребят прикрыл, а они сбегали притащили всего этого добра. Лежим, пиво попиваем, покуриваем. Темнеть начало. Думаю: “Сейчас стемнеет, духи спустятся, помощи нет, и нам – кранты!” Решили позицию получше выбрать. Облюбовали пригорочек, заняли его, лежим, ждем. Ребята из РМО мне обстановку показывают. Машины с боеприпасами духи пожгли из РПГ, а те, что с продовольствием, просто посекли из стрелкового оружия.
То ли помощь придет…
Заработала артиллерия, очень аккуратно, только по склонам, и не задевая ни населенный пункт, ни нас. Потом пришли четыре Ми-24, отработали по горам. Стемнело. Слышим, со стороны 324-го полка – жуткий грохот. Оказывается, подмога катит. Впереди Т-72, за ним БМП, затем снова танк. Не доезжая метров 50, он останавливается и наводит на нас орудие. Думаю: “Все! Духи не грохнули – свои добьют с перепугу!” Вскакиваем, руками машем – мол, свои. Танк покачал стволом, развернулся и как шарахнет в “зеленку” в 20 метрах от себя. С этой “подмоги” народу повыскакивало – по траве ползают, вокруг себя из автоматов поливают. Мы им орем: “Мужики, вы что ползаете? Тут же никого уже нет”. Оказывается, это была разведка 324-го полка. Подошел я к офицерам, говорю: “Что вы здесь-то воюете? В голову колонны идти надо!” А они мне: раз ты здесь был да еще и соображаешь, бери десять человек и двигай с ними, куда сам сказал.
Походил я, нашел разведчиков, и двинулись мы вперед. Я насчитал более сорока сгоревших трупов. Судя по тому, какие машины остались целы, у духов была четкая информация, что где находится. Например, медицинский МТЛБ вообще остался нетронутым, только механика из стрелкового оружия завалили, а ЗУшка за ним буквально в сито превращена. Потом мы интересовались, почему помощь пришла так поздно: если бы они пришли на час-полтора пораньше, то в голове колонны кто-нибудь да уцелел бы, а так там до последнего один БРДМ сопротивлялся, в котором почти всех поубивали.
Как рассказали потом парни из 324-го полка, когда они доложили, что в ущелье мочат нашу колонну и неплохо бы рвануть на помощь, им ответили, чтобы не дергались и стояли, где стоят. Помощь пришла к нам спустя два с половиной часа, когда уже все было кончено.

еще на эту тему

Добро пожаловать в ад. Бой у Ярыш-Марды

Чеченская война: халатность и безответственность

Война с чеченскими сепаратистами, казалось, исчерпала себя. Стороны заключили перемирие. В правдивость слов Джохара Дудаева верили так сильно, что даже президент Российской Федерации Борис Николаевич Ельцин сказал: «Война завершена. Готов обсуждать с Дудаевым, как будем жить с Чечней». Вот только российская сторона не знала, что перемирие являлось затишьем перед бурей.

14 апреля 1996 года в Ханкале была сформирована колонна на базе 245-мотострелкового полка. Она должна была отправиться в Шатой, где в тот момент находились главные силы российской армии. Боевики узнали, каким маршрутом и когда двинется колонна, поэтому решили нанести удар. Полевой командир Хаттаб, оценив ситуацию, дал приказ устроить засаду возле села Ярыш-Марды. Сепаратисты быстро организовали более двадцати огневых позиций у дороги на протяжении пары километров, затем заминировали путь, а также возвели для себя склады с боеприпасами. Подготовка для удара была завершена.

Аргунское ущелье, вид на село Ярыш-Марды. (Wikimedia Commons)

В обед 16 апреля российская колонна двинулась в путь. Спустя пару часов она добралась до Ярыш-Марды. Поскольку дорога была узкая, колонна сильно растянулась на горном серпантине (по оценкам экспертов, примерно на полтора километра). Как говорится, ничего не предвещало беды… Вдруг танк, идущий впереди колонны, подорвался на мине. Следом послышались выстрелы. Боевики обстреливали растерявшихся солдат из автоматов, пулеметов и гранатометов. Снайперы выцеливали людей, пытавшихся выбраться из охваченной огнем техники. В первые минуты боя сепаратисты уничтожили почти все бронированные машины. Практически сразу погиб майор Петр Терзовец — командир колонны. Следом боевики смогли расстрелять капитана Вяткина, являвшегося артиллерийским корректировщиком. Затем погиб и авиационный корректировщик, и водитель разведывательной машины. В считанные минуты российская колонна оказалась и глухой, и слепой. Связаться с внешним миром не получалось и по радиосети, поскольку боевики поставили активную помеху. Огонь не прерывался ни на секунду. Те российские солдаты, которые выпрыгивали из горящих машин, попали под мощный огонь автоматов и пулеметов. Пытаясь спастись, некоторые солдаты прыгали в ущелье, но высота была слишком большой…

Поскольку в колонне было много машин с топливом, чеченцы, в первую очередь, пытались взорвать именно их. Дело в том, что при взрыве транспорт с горючим уничтожал все живое вокруг, а разлитое топливо загоралось, лишая выживших солдат шанса на спасение. По автомобилям с боеприпасами били из РПГ, что лишь усиливало мощность взрыва.

Танк с минным тралом в начале колонны. (army.lv)

Но все же, несмотря на плотность огня, некоторым российский солдатам удалось уцелеть. Одни сумели спрятаться в дренажной трубе, расположенной под дорогой. Другие вовремя заметили фундамент дома и укрылись там, начав отстреливаться. В общем же, ситуация была критическая.

Спустя некоторое время командование 245-го мотострелкового полка все-таки узнало о том, что колонна попала в засаду и ей в экстренном порядке требуется помощь. Но… командиры тянули с принятием решения, ожидая отмашки сверху.

Чеченские боевики: ударил и скрылся

Прошло около четырех часов с начала боя. И только тогда командиры дали отмашку — пробиваемся к колонне. Первой в дело вступила разведывательная рота. Но ее численность была слишком мала для того, чтобы помочь колонне. Это раз. К тому же, боевики опять узнали, что к ним направляются российские солдаты и сумели вовремя подготовиться. Возле Ярыш-Марды завязался бой. Несмотря на героизм российских разведчиков, им не удалось пробиться к колонне сходу. Все-таки перевес сил был слишком велик.

Прошел еще час. И командование все же решило отправить на помощь колонне более серьезные силы. К селу выдвинулась бронегруппа (пара танков и три БТР) под командованием подполковника Мирошниченко. Ему-то и удалось первым пробиться к колонне. Следом подошла еще одна бронегруппа, а также разведчики. Вскоре к месту боя прорвались бойцы из близлежащего села Гойское. Бой закончился, поскольку боевики, оценив ситуацию, решили отступить.

Сколько точно людей находилось в колонне — неизвестно. По официальным данным, порядка двух сотен. Не удалось установить и точное количество погибших. Их численность варьируется от семидесяти трех до девяносто пяти человек. Многие тела так сильно обгорели, что сразу не удалось установить их личности. Поэтому трупы отправили в Ростов для проведения экспертизы в лаборатории. Более пятидесяти солдат получили ранения различной степени тяжести. И лишь тринадцать человек отделались легким испугом и мелкими царапинами. Что касается техники, то колонна потеряла шесть БМП, танк, разведывательно-дорожную машину и более десятка грузовиков. Сколько погибло боевиков, выяснить не удалось. Разведка, прочесавшая место боя, смогла обнаружить лишь семь тел сепаратистов.

Солдаты после боя. (ruspekh.ru)

Естественно, было проведено официальное расследование. Вина за произошедшее была возложена на командование. Дело в том, что, уверовав в перемирие, руководство напрочь забыло об элементарных правилах безопасности. Из-за чего все блокпосты на пути следования колонны были сняты (трагизм ситуации в том, что произошло это буквально за два дня до кровавых событий), а разведка и вовсе не проводилась. Не ожидая удара, солдаты и техника не получили авиационной поддержки. И если все это еще можно отнести к пресловутому «человеческому фактору», то причины бездействия командования в первые часы боя так и остались невыясненными. Не получен ответ и на вопрос: как боевики смогли узнать о маршруте колонны и ее составе? Ведь они прекрасно знали куда бить. Так или иначе, но расследование вскоре было завершено.

Борис Ельцин отказался от встречи с Дудаевым и приказал его уничтожить. Распоряжение президента было выполнено с удивительной быстрой — всего через пять дней после атаки на колонну.

Проданная колонна

Во время Первой чеченской войны произошло немало драматических событий, в результате которых погибло нелепой и страшной смертью, пострадало, было изувечено телесно и духовно множество русских солдат. Анализируя известные факты и рассказы очевидцев, а также лицезря меры, предпринятые руководителями нашей страны и вооруженных сил, становиться очень трудно убедить себя в том, что основная вина за происшедшее в те дни лежит не на их совести.
В начале весны 1996-го года практически одновременно случились два крупных поражения российских войск. 31 марта в Ножай-Юртовском районе Чечни возле села Беной была расстреляна колонна десантников из 104-ой дивизии, шедших к административному центру Ведено. Там было много убитых, и еще больше раненых солдат. Казалось армейское командование сделает соответствующие выводы…. Но уже 16 апреля боевики нанесли новый удар, вновь оказавшийся для них чрезвычайно удачным. В Грозненском районе Чечни к северу от поселка Ярыш-Марды шатойские бандиты атаковали колонну 245-го мотострелкового полка. Сражение, а точнее бойня, резня, длилась около четырех часов, до тех пор, пока Хаттаб и Гелаев со своими людьми беспрепятственно не покинули позиции. Результаты боя террористы снимали на видеопленку. Ее и сегодня можно найти на страницах интернета.
Отойдя от привычного формата статьи, попробуем передать творившееся в тот день безумие и хаос словами очевидцев….
Отметив 14 апреля Пасху, на центральной базе 245-го мотострелкового полка организовали очередную колонну на Шатой. Она должна была привезти молодое пополнение, а также материально-технические средства для нужд военной части. В понедельник пятнадцатого апреля колонна без помех добралась до Ханкалы и остановилась там на ночлег. В эту же ночь подошедшие отряды боевиков организовали засаду возле села Ярыш-Марды. На протяжении двух километров вдоль трассы ими было сооружено более двадцати огневых позиций. Подготовлены склады с боеприпасами, установлены на дороге мины. Численность чеченских сепаратистов по разным оценкам составляла от восьмидесяти до ста шестидесяти человек.

Во вторник утром выдвинувшиеся из Ханкалы федеральные силы провели установленные мероприятия при передвижении колонны. Разведывательная рота присматривала за Аргунским ущельем, а артиллеристы установили контакт со своими собратьями из 324-го полка. После этого колонна отправилась в путь.
Из воспоминаний снайпера Дениса Цирюльника: «У нас была одна примета – если на дороге попадаются мужики, женщины и дети, то все в порядке. Если же одни женщины, то жди засаду. Так вот нам в тот день попадались одни бабы и дети».
Миновав населенный пункт Дачу-Борзой, в районе двух часов дня по местному времени колонна добралась до села Ярыш-Марды, растянувшись на узком горном серпантине. Длина колонны, как выяснилось уже потом, составляла почти полтора километра. Когда зазвучали первые выстрелы, ее головная часть скрылась за очередным поворотом дороги, а задняя миновала мост через русло неширокой речки Аргун.
Денис Цирюльник: «Мы ехали, рассказывали анекдоты. Все были спокойно. И тут где-то впереди колонны раздался взрыв. Увидели, как из-за холма подбросило башню танка. Потом прогремел второй взрыв. Третий был уже перед нашим наливником. (Наливник – это бензовоз. В колонне наливники всегда являлись основной целью боевиков. Водить наливник считалось одной из самых героических профессий. Здесь и далее примечания автора). Взрывом сорвало капот и выбило стекла. Меня контузило и я запутался в ручках двери. Когда сумел выбраться из кабины, сразу отбежал метров на пятнадцать, нашел какую-то ямку в обочине и запихнул туда зад. Огонь был очень плотный. Когда прошел первый шок стал наблюдать, как обстоят дела».
Все началось после того, как оборудованный тралом танк, возглавляющий колонну, подорвался на мине огромной мощности, оснащенной дистанционным управлением. Еще один фугас был потом найден в хвосте колонны, но он к счастью не сработал. В целом же на трассе от места нападения и до Шатоя на следующий день было обнаружено семь неразорвавшихся фугасов. Как только танк был нейтрализован, спрятавшиеся по обеим сторонам ущелья боевики открыли стрельбу. Автоматчики, пулеметчики и снайперы били по колонне. В наших солдат полетели гранаты и мины. Танк, идущий в хвосте колонны, получил несколько попаданий из гранатомета. Но только после того, как ему пробило башню, он начал отступать, сдавая задом. Таким образом, он сумел выбраться из боя.
Со слов старшего сержанта Игоря Изотова: «Я находился в третьем грузовике. При взрыве головного танка инстинктивно пригнулся, и в это время пулеметная очередь прошила лобовое стекло. Из нашего «Урала» все быстро выскочили, отстреливаясь наугад. Я втиснуться между скалами и передней БМП. Это мне и еще нескольким ребятам спасло жизнь. Остальным повезло меньше. Нашему снайперу автоматной очередью перебило обе ноги. Он кричал, перекрывая стрельбу, кровищи было море, из ран торчали сухожилия и ошметки костей. Мы оттащили его, и все время он пытался схватить меня за волосы, словно пытаясь задержаться на этом свете. Позже он умер».
Бандиты все спланировали грамотно. Шедшие за танком БМП и БРДМ (бронированная разведывательно-дозорная машина), были расстреляны в упор из стрелкового оружия в первые минуты боя. Погиб старший колонны майор Терзовец и артиллерийский корректировщик капитан Вяткин. Выстрелы снайперов оборвали жизни авиационного корректировщика и водителя разведывательной машины. Колонна в один момент оказалась, отрезанной от внешнего мира, без поддержки авиации и артиллерии. На УКВ диапазоне радиосети чеченскими боевиками была поставлена активная помеха, что полностью лишило бойцов связи с командованием. С заранее подготовленных огневых точек, расположенных на высоте по обе стороны от дороги, бандиты кинжальным огнем в течении нескольких часов уничтожали технику и личный состав полка.
Возвращаясь к рассказу контрактника Дениса Цирюльника: «Мимо меня пролетела граната и попала в наливник, который ехал позади нас. Наливник загорелся. Я прикинул, что когда он взорвется, то тут будет очень жарко. Собрался и перебежал дорогу, спрятавшись за бетонными блоками у моста. Вот так я лежал и думал, куда подевалось командование. А вокруг дым, взрывы, беспорядочная стрельба. В прицел ничего не видно. Рядом текла полутораметровая речка горящего керосина. От ее пламени было нестерпимо жарко. Увидел как в «Урале» поблизости стали взрываться заряды для САУ. За ним горел еще один «Урал» с фугасными снарядами, которые к счастью не сдетонировали целиком. Их разбрасывало взрывами во все стороны. Вдруг в машине что-то взорвалось, и задний мост свечой улетел вверх метров на восемьдесят».
Солдаты сгорали заживо, не успевая выбраться из обстреливаемых «Шмелями» (одноразовых реактивных огнеметов отечественного производства) машин.
Бойцы, ехавшие на мешках с продовольствием, сразу же стали отличной мишенью бандитов. Большое количество машин с топливом в колонне также сыграло на руку противнику. Взрываясь, они уничтожали вокруг себя все живое, повсюду разлеталось горящее топливо. Контуженых солдат, пытающихся убраться с дороги, добивали снайперы. Грузовики с боеприпасами боевики уничтожали из РПГ, а те, которые везли продукты, обстреливали из стрелкового оружия.
Из рассказа старшего прапорщика Сергея Черчика: «Пошевелился и тут же пуля пробила мне каблук. «Духовский» снайпер, очевидно, понял, что я живой. Успел заползти под машину, автомат не бросил, волочил за собой. А снайпер начал стрелять по колесам, чтобы машина, осев, меня раздавила. Рядом разорвался снаряд, выпущенный из гранатомета, осколок угодил мне в бедро. Лежу, не могу ничего придумать, а мост автомашины того и гляди раздавит. В последний момент один контрактник вытянул меня за шиворот. Техника вся в пламени, сверху капает горящая солярка. Снайпер достает солдата, перебивает ему коленную чашечку. Через мгновение нас уже двоих тащит другой солдат-срочник.
Повезло тем, кто в первые минуты боя сумел найти мертвые зоны, куда чеченские боевики не могли попасть. Многие солдаты прыгали с высокого обрыва у пересохшей речки, спасаясь от вражеских пуль. На следующий день разведчики, прочесывающие ущелье и обследующие берега Аргуна, находили их тела. Некоторые пытались спрятаться от огня под автомашинами. Но и там их доставали снайперы. Там, где чеченские сепаратисты не могли попасть в наших солдат прямо, они стреляли рикошетом. Одна группа бойцов спаслась, спрятавшись в дренажной трубе под дорогой, другая смогла добежать и занять позицию в фундаменте строящегося дома, расположенного поблизости.
И снова из записок Дениса Цирюльника: «Когда дым рассеялся, я начал искать цели. Увидел в прицеле, как в полутора сотне метрах от нас копошится «душара». Снял его с первого раза. Выстрелил в еще одного рядом, но не уверен, что убил. Пуля попала в бруствер, за которым он прятался на уровне груди. Но «дух» исчез. Снова стал смотреть в прицел. На перекате один из них «на четырех костях» отползал в гору. Первый выстрел в молоко. Задвигался он сразу быстрее, но сбежать не успел. Второй, словно пинок по зад, перекинуло его через голову».

После того, как командование 245-го мотострелкового полка узнало об атаке на колонну, был дан приказ… ничего не предпринимать до указаний сверху. Только в начале четвертого (по местному времени) пришло распоряжение пробиваться к колонне. Первыми выдвинулись бойцы разведроты, блокировавшей Аргунское ущелье. Разведчиков было немного, и возле поселка Ярыш-Марды боевики встретили их. Прижатые плотным огнем, ребята так и не смогли подойти к месту основного сражения. Спустя еще один час руководство федеральными силами в регионе предприняла новую попытку деблокировать угодившую в засаду колонну. Ей на помощь была отправлена бронегруппа подполковника Мирошниченко, бывшего командиром второго мотострелкового батальона 245-го полка. Она состояла из двух танков и трех БМП. Несмотря на то, что бронегруппа также подверглась обстрелу, ей удалось прорваться и выйти к месту сражения.
Слово Сергею Черчику: «Снова лежим втроем под днищем машины. Патроны у всех закончились, да и автомат мой разбило – две пули угодили в затворную раму. С горы часто орали: «Сдавайтесь, русские». Пока шел дым, и нас не было видно, никто не стрелял. Дым прошел – опять стали стрелять. Взрыв из гранатомета, слава Богу, не достали. Никто тогда не надеялся, что останется жив. Я взял гранату, чеку разогнул. Решил, если что, дергаю. Только бы в плен не попасть. А в душе так давит, такая скорбь… За что страдаю… Внезапно такой мощный взрыв. В голове все загудело, в ушах зазвенело. Оказалось это взорвались боеприпасы в горящей рядом БМП. К нам под машину закатилась каска. И наступила тишина. А потом подлетели наши вертушки! Две штуки я сам видел. Сначала они шли высоко, а потом снизились и стали лупить ракетами по горам. А потом и артиллерия со стороны 324-го полка подключилась».
В шестом часу вечера бронегруппа Мирошниченко, обстреляв прилегающие высоты из БМП и танков, приблизилась к колонне. Личный состав сразу же начал эвакуацию раненых. Примерно в это же время подошла бронегруппа из 324-го полка, а вместе с ней и потрепанный боевиками отряд разведчиков. Из села Гойское подъехала на пяти БМП шестая мотострелковая рота. Но к этому времени бой уже закончился, а отряды чеченских боевиков скрылись с места.
Денис Цирюльник: «Решил из этого ада выбираться, перебежал в «зеленку». Распределили с товарищем секторы обстрела. Я вел огонь по фронту, а он тыл прикрывал… Стало темнеть, а помощи все нет. Сейчас, думаю, «духи» спустятся и все, кранты. Тут заработала артиллерия, аккуратно так, по склонам, не задевая ни село, ни нас. Потом прилетели четыре Ми-24, отстрелялись по горам. Уже стемнело, когда со стороны 324-го полка мы услышали жуткий грохот. Подмога прикатила. Впереди танк, за ним БМП, потом снова танк. С этой техники куча народу повыскакивало – разведка 324-го. Вместе с ними мы двинулись в голову колонны. Пока я шел, насчитал больше сорока сгоревших тел. После первого осмотра поврежденной техники выходило, что у духов была ясная картина, где и что у нас находится. Медицинский МТ-ЛБ (легкий бронированный многоцелевой транспортер) они вообще не тронули, только механика застрелили, а ЗУшку за ним в сито превратили. Когда мы поинтересовались, почему подмога пришла так поздно, парни из 324-го полка ответили, что был приказ начальства не дергаться и стоять на месте. В голове колонны до последнего сопротивлялся один БРДМ, в котором почти все погибли. Если бы помощь пришла пораньше, то, возможно, уцелевших было больше».
В отрывках видеосъемки бандитов, отснятой, по мнению специалистов, для спонсоров, можно увидеть сгоревшую, разбитую и перевернутую технику уничтоженной колонны. Вооруженные боевики очень довольны, они громко переговариваются и позируют на разбитых автомашинах. В кювете лежит перевернутый БПМ, рядом с ним «Урал», опрокинутый на бок, за ним еще один и еще. В реке стоит расстрелянный БМП, возле сгоревшего грузовика разбросан хлеб…
Старший сержант Игорь Изотов: «Запах на месте боя был тошнотворный. Когда я вернулся к сгоревшему «Уралу», то сразу нашел своего друга Серегу. Еще вначале, спрятавшись за камнем, я видел, как он бежал к укрытию. Первой очередью ему перебило ноги, второй прошило туловище. В каком-то помутнении я все старался нащупать пульс на окровавленном Серегином теле. Очнулся, когда меня толкнули в спину. Я погрузил труп в подъехавший «Урал» и только тогда посмотрел вокруг. Остальные выжившие тоже находили знакомых и друзей. Кто-то при этом страшно ругался матом, кто-то надрываясь орал, одного солдата вырвало, когда вытащили обезображенное, обгоревшее тело танкиста. Всеми владел дикий ужас…».
Официально в составе колонны находилось чуть менее двух сотен человек, однако там были и неучтенные дембеля-срочники, и солдаты, отправляющиеся домой по семейным обстоятельствам. Кроме того в бою на стороне федеральных сил приняли участие гражданские лица, которые сопровождали колонну, присоединившись в населенных пунктах. Позднее было очень трудно подсчитать точное количество убитых, которое по разным оценкам варьируется от 73 до 95 человек. Каждый из них погиб по-своему. Кто-то мгновенно, в первые секунды боя, кто-то на обочине дороги у взрывающихся машин, отстреливаясь до последнего патрона, кто-то, заживо сгорая в грузовиках. Большинство трупов обгорело почти полностью. Людей опознавали по носкам, кусочкам документов, личным номерам. Узнать на месте личности около трех десятков бойцов так и не смогли. Их тела отправили в специальную лабораторию в Ростове. Полсотни человек было ранено, а полностью невредимыми пережили сражение только тринадцать солдат. И все, кому повезло выжить, признаются, что это был, наверное, самый страшный день в их жизни…
В количестве уничтоженной техники разногласий меньше – один танк, шесть БМП, одна разведывательно-дозорная машина, около четырнадцати грузовиков. Потери боевиков остались неизвестными, однако в последующие дни в окрестностях было найдено семь тел, принадлежавших жителям Шатойского района.
Сергей Черчик так описывал спасательную операцию: «Сколько прошло времени с начала атаки – не знаю. Когда появились первые наши солдаты со стороны 324-го полка, уже стемнело. Медицинскую «мотолыгу» колонны боевики почему-то не расстреляли. И нас, раненых, стали собирать и укладывать в нее. Внутри поместилось человек шесть-восемь. Мертвых положили на броню. В кабину сел какой-то неизвестный боец, стал «мотолыгу» разворачивать, отъехал назад, но дорога было слишком узкая. Машина зависла над обрывом. Помню, как успел подумать, что не для этого выжил. Все убитые сверху, человек десять-пятнадцать, упали вниз в Аргун. Потом водитель все-таки вырулил, поставил машину на дорогу».

Согласно официальным сведениям применение артиллерии 245-ым мотострелковым полком началось в 16:00, а 324-ый полк открыл огонь в пять вечера. Артиллеристами 245-го полка 16 апреля было израсходовано 669 снарядов, 324-го полка – 332 снаряда. 17 апреля для того, чтобы эвакуировать в базовый центр оставшуюся поврежденную технику и очистить трассу под руководством командира полка полковника Романихина отправилась очередная бронегруппа. Место боя выглядело жутко. Пламя уже унялось, и машины в колонне стояли, покрытые сажей и выгоревшие дотла, подобно призракам.
Начальник артиллерии 245-го мотострелкового полка подполковник Борис Крамченков также присутствовал в том рейде: «Мы пришли рано утром, но «духи» уже ждали. Стоял туман, который маскировал нас. Это и позволило более-менее спокойно убрать сгоревшую технику. Все, что еще могло пригодиться, мы эвакуировали, остальное сталкивали в обрыв. Одновременно находили тела убитых. Все были обгоревшие. Всех завернули в фольгу и отвезли в базовый лагерь полка».
По факту нападения боевиков Хаттаба на колонну 245-го мотострелкового полка в районе Ярыш-Марды было проведено официальное расследование. По удивительной наивности (или халатности) нашего руководства после заключения соглашения о запрете боевых действий и длительного отсутствия нападений в данном регионе, все блокпосты были сняты, а бдительность федеральных сил заметно упала. Уже на марше 245-ый мотострелковый полк повел себя крайне беспечно, не организовав должным образом пешую разведку дороги и близлежащей местности, которая, скорее всего, смогла бы заблаговременно обнаружить установленные боевиками фугасы. Также не было авиационного прикрытия. В потенциально опасных пунктах не выставлялись боковые сторожевые заставы, выгодные высоты рядом с маршрутом движения не занимались. Уже позднее, после начала боя, командование по неизвестным причинам слишком долго тянуло с разрешением начать артиллерийский обстрел. Вообще «почему» в ходе расследования причин произошедшего возникло очень много. Например, почему не дали вовремя выдвинуться на помощь расположенной неподалеку бронегруппе, которая могла бы отвлечь боевиков и перекрыть им пути отхода. Почему вертолеты появились так поздно? Почему блокпосты 324-го полка возле поселка Ярыш-Марды были убраны с близлежащих высот буквально за пару дней до этого?
Боевики не просто так выбрали место для засады. Они знали о подписанном 4 апреля 1996-го года мирном договоре между представителями власти села Ярыш-Марды и командованием федеральных войск. Знали они и о том, что селение Ярыш-Марды располагается на пределе максимальной дальности ведения огня артиллеристов. Получается, что знали чеченские сепаратисты подозрительно много, однако результаты работы контрразведки широкой общественности не разглашались. Зато расследование по факту расстрела колонны 245-го полка вскоре было прекращено. Виновных по делу так и не нашли. Хаттаб и Гелаев позже были уничтожены.
Ребятам, павшим в тот роковой день, вечная память!

В Чечне обстреляна автоколонна с военными: до 6 погибших, 11 раненых

ВСЕ ФОТОВ Шалинском районе Чечни обстреляна автоколонна с военными: 7 погибших, 25 раненых
Меркатор Семь военнослужащих погибли и 25 получили ранения различной степени тяжести в результате обстрела неизвестными воинской колонны в Шалинском районе Чечни
Архив NEWSru.com Во второй половине дня в Шалинском районе в засаду попала военная колонна
Архив NEWSru.com

В Чечне во вторник обстреляна войсковая колонна с российскими военнослужащими. В результате нападения, произошедшего в Шалинском районе, по разным данным, погибли от 5 до 7 человек, ранения получили до 25 человек.

Колонна попала в засаду около 14:00 под чеченским селом Автуры. По последним данным Минобороны РФ, под Автурами погибли пятеро военнослужащих и 11 получили ранения, сообщил начальник пресс-службы Минобороны РФ полковник Вячеслав Седов.

Ранее представитель пресс-службы военного ведомства сообщил «Интерфаксу», что «по предварительным данным, в результате нападения погибли шесть военнослужащих Минобороны и около 20 получили ранения».

Перед этим находящийся на месте происшествия прокурор республики Валерий Кузнецов сообщил, что шесть военнослужащих погибли и более 10 получили ранения различной степени тяжести в результате обстрела военной колонны между населенными пунктами Автуры и Сержень-Юрт.

По его словам, «сегодня днем колонна военнослужащих Минобороны на ескольких грузовиках «Урал» в сопровождении БТР возвращалась в пункт дислокации и в 13:40 мск примерно в 500 м при въезде в населенный пункты Автуры попала в засаду и была обстреляна из гранатометов». «От полученных ран скончались шесть человек. Более 10 военнослужащих получили ранения различной степени тяжести», — сказал Кузнецов.

По его словам, прокуратура Чечни возбудила в связи с событиями в Шалинском районе уголовное дело по статьям 317 и 222 УК РФ. Дело находится в производстве у прокуратуры Чеченской республики».

Перед этим источники в МВД Чечни и штабе ОГВ сообщили «Интерфаксу», что в результате обстрела военной колонны под чеченским селом Автуры погибли 7 военнослужащих и 25 получили ранения разной степени тяжести.

На сайте чеченских сепаратистов сообщается, что бой произошел 4 июня около 13 часов дня по дороге, ведущей к бывшим пионерским лагерям. По утверждению боевиков, погибли более двадцати российских военнослужащих.

В результате нападения уничтожено, по меньшей мере, четыре единицы военной техники: один БТР и три автомашины «Урал». БТР и одна машина «Урал» полностью сгорели вместе со всеми находившимися внутри военными, сообщается на сайте. Две других машины выведены из строя.

В настоящее время на месте происшествия и прилегающих территориях проводятся спецмероприятия с целью установления и задержания лиц, причастных к обстрелу. По словам прокурора Чечни, «пока рано говорить о том, что за группа причастна к данным событиям».

Кузнецов также отметил, что федеральными силами и правоохранительными органами Чечни приняты исчерпывающие меры для того, чтобы задержать или уничтожить виновных в гибели военнослужащих.

Премьер Чечни обещает принять жесткие меры

Премьер Чечни Рамзан Кадыров провел вечером во вторник экстренное совещание с руководителями правоохранительных органов и командирами спецподразделений в связи с нападением на военную колонну под селом Автуры.

Он обязал министра внутренних дел Чечни Руслана Алханова и командиров спецполков МВД Чечни принять исчерпывающие меры для того, чтобы провести эффективную спецоперацию в районе происшествия.

«Я поручил соответствующим должностным лицам лично возглавить работу по поиску, задержанию и уничтожению в случае оказания сопротивления бандитов, по чьей вине погибли военнослужащие», — заявил во вторник вечером Кадыров.

Он расценивает случившееся в Шалинском районе, как «подлую провокацию, организованную с целью осложнить ситуацию в Чечне и создать видимость наличия силы у боевиков».

«Я еще раз утверждаю, что НВФ в Чечне фактически разгромлены, не представляют из себя никакую силы, и их остатки способны только на подлые вылазки, подобные сегодняшней», — сказал Кадыров.

Он выразил соболезнования родным и близким погибших военнослужащих. Кадыров отметил, что «правоохранительные органы Чеченской республики имеют в своем составе боевые подразделения, личный состав которой способен выполнить самые сложные задачи в лесной и горной местности».

«Я твердо убежден в том, что им совместно с подразделениями федеральных сил удастся нанести соответствующий содеянному удар по бандитам», — отметил Кадыров.

Он подчеркнул, что «ситуация в Чеченской республике остается стабильной, полностью контролируется федеральными силами, республиканскими органами власти и никто и ничто не могут ее осложнить».

Кадыров не стал уточнять численность погибших и пострадавших в результате совершенного сегодня обстрела военнослужащих, отметив, что необходимая информация по этому вопросу распространяется военным ведомством.

Жителей ряда российских городов напугали колонны военной техники

  • 02:32В КЧР пожилого мужчину подозревают в убийстве женщины и двоих детей
  • 01:40Курский завод «Экотекс» закроют из-за выбросов в атмосферу
  • 01:20Медведев предложил продавать нефть по принципу take or pay
  • 00:59В Москве за сутки скончались 29 пациентов с коронавирусом
  • 00:40″Матери Беслана» просят Путина запретить перенос Дня окончания Второй Мировой войны
  • 00:20В ЯНАО мужчина во время ссоры облил 19-летнюю сестру бензином и поджег
  • 20 апреля 2020
  • 23:15В России за март прекратили работу более 66 тысяч ИП
  • 22:54Правозащитники, политики и ученые потребовали предоставить госзащиту спецкору «Новой газеты» Елене Милашиной
  • 22:46Еще одна пациентка с коронавирусом умерла в Костромской области
  • 22:46У троих студентов московской академии СК России заподозрили коронавирус
  • 22:33Руководители петербургских СМИ требуют от власти подробного ответа о возможном введении пропусков
  • 22:21Вслед за WTI в минус ушла российская Urals
  • 22:18В алтайском селе ученики без интернета оставляют домашние задания в коробке в хозяйственном магазине
  • 22:14В Ульяновской области к ИВЛ подключили зараженного коронавирусом ребенка
  • 22:10Российские власти упростили ввоз медицинских товаров в связи с коронавирусом
  • 21:45Житель Астрахани не смог убедить суд признать незаконным режим изоляции
  • 21:33СМИ: Россиян могут «изолировать дома» из-за коронавируса на май
  • 20:32У курсантов Военно-медицинской академии в Петербурге нашли коронавирус
  • 20:12В Карачаево-Черкесии в квартире нашли изрезанные тела женщины и двоих детей
  • 20:06Возглавивший информационный центр по мониторингу ситуации с коронавирусом врач Мясников не заметил, как переболел инфекцией
  • 20:01СМИ: Самолет, предположительно принадлежащий Шувалову, улетел в Финляндию, несмотря на приостановку международного сообщения
  • 19:53Впервые в истории цена нефти WTI рухнула ниже 8$
  • 19:45Участники протестной акции во Владикавказе отправились на переговоры с властями
  • 19:14Смольный: Петербург технически готов к введению пропускного режима
  • 19:03ЦБ: Более четверти россиян закупались впрок, в ход пошли и сбережения
  • 19:03Оппозиционеры готовятся провести онлайн-митинг с требованием спасти страну во время кризиса
  • 18:54Эксперт рассказал Путину «секрет» коронавируса
  • 18:54СК РФ: Сотрудник «Билайна» за деньги выдал детализацию звонков абонента
  • 18:54Политолог: Владикавказ может зажечь общероссийскую волну протестов
  • 18:40Независимые депутаты настаивают на прямых выплатах гражданам
  • 18:36Социолог: События во Владикавказе показали — власти забыли, что им надо бояться народа
  • 18:19СМИ: Во Владикавказе продолжается силовой разгон акции протеста
  • 18:16Лидер Венесуэлы поблагодарил Путина за тест-системы для диагностики коронавируса
  • 18:15В России зафиксировали «заметный рост» инфляционных ожиданий
  • 17:58Пользователи сообщили о масштабном сбое в Twitter
  • 17:53В Тосненском районе Ленобласти, где подтверждено более 30 случаев COVID-19, зафиксировали вспышку кори
  • 17:51Минздрав Кубани: Шитье бахил и масок входит в должностные обязанности санитарок
  • 17:50За иностранные компании в России замолвили слово
  • 17:49Глава Минздрава предположил, когда коронавирус в России может пойти на спад
  • 17:36Минздрав: Тяжелых больных коронавирусом в РФ — более 700, регионы готовятся «по полувоенному сценарию»
  • 17:26Люберцы вышли на первое место по числу инфицированных коронавирусом в Подмосковье
  • 17:25Виртуальные митинги протеста с требованием еды и ЧС проходят в российских городах-миллионниках
  • 17:16Суд в Москве смягчил наказание активисту Котову
  • 17:13Стала известна лучшая диета для людей с коронавирусом
  • 17:05Петербуржцы собрались на виртуальный митинг у Смольного
  • 16:59В Минздраве уточнили, сколько детей в РФ болеют COVID-19
  • 16:55Певица Наталья Ветлицкая оказалась коронавирусной диссиденткой
  • 16:53Социолог: Вспышка гнева во Владикавказе может оказаться «первой ласточкой»
  • 16:46Подсчитана доля россиян, оставшихся без работы из-за коронавируса
  • 16:37Академик РАН рассказал об эффективности гелия при ранней диагностике коронавируса