22 армия калининского фронта

Контрнаступление советских войск на Восточном фронте в 1919 году

10 апреля в Симбирске состоялось совместное совещание представителей Реввоенсовета республики и Реввоенсовета Восточного фронта. Обсуждался вопрос о подготовке контрнаступления войск Восточного фронта. В состав Южной группы, кроме 4-й и Туркестанской армий, были введены 1-я и 5-я армии. Из войск 2-й и 3-й армий, действовавших к северу от Камы, а также из Волжской военной флотилии была создана Северная группа. Командование войсками этой группы было возложено на командующего 2-й армией В. И. Шорина. Главный удар по войскам противника должна была нанести Южная группа войск Восточного фронта.

Центральная группа армии Колчака глубоко вклинилась в расположение наших войск, нависая с севера над 1-й, 4-й и Туркестанской армиями. Фрунзе решил использовать эту обстановку для нанесения удара во фланг главным силам Колчака — Западной армии генерала Ханжина.

«Я припоминаю,— писал впоследствии видный участник гражданской войны Р. П. Эйдеман,— с каким напряжением мы в те дни, когда Колчак продвигался к Казани и Самаре, следили за действиями руководимой Фрунзе группы армий… Создавалось очень выгодное для контрудара, но вместе с тем крайне рискованное положение. Как будто сам по себе напрашивался удар с юга по тылам и флангам колчаковских армий, двигавшихся к Самаре и Уфе. Но тут же для каждого, понимавшего обстановку тех дней, возникал ряд серьезных опасений за судьбу группы тов. Фрунзе.

А что, если Колчак захватит Самару, отрежет эти армии от баз питания и они окажутся в окружении? А что, если эти армии, потеряв локоть с отступающим севернее их соседом, не выдержат, откатятся, стремясь установить с ним локтевую связь, как это неоднократно приходилось наблюдать в гражданской войне?.. А возможен ли удар при том чрезвычайно растянутом фронте, который занимала группа тов. Фрунзе, правда, при численно уступающем, но крайне активном и дерзко действующем короткими ударами противнике в лице уральского и оренбургского казачества?» 1 Несмотря на эти опасности, план Фрунзе был принят. Были созданы фактически три ударные группы: основная в районе Бузулука под командованием Г. В. Зиновьева, состоявшая из 31-й стрелковой дивизии, 73-й бригады 25-й стрелковой дивизии и кавалерийской группы, вспомогательная группа в районе Хутора Михайловского, состоявшая из 24-й стрелковой дивизии, за действие которой отвечал командующий 1-й армией Г. К. Гай; справа от нее и севернее Бузулука — группа в составе частей 25-й стрелковой дивизии (без одной бригады) под командованием В. И. Чапаева. Такое сосредоточение войск создавало превосходство сил на решающем участке в решающий момент. Из донесений разведки Фрунзе стало известно, что между 3-м и 6-м уральскими корпусами белых не было тактической связи, а разрыв между дивизиями достигал 50—60 километров.

Фрунзе блестяще использовал это обстоятельство. 23 апреля он сообщил командующему фронтом С. С. Каменеву свой оперативный план контрнаступления.

«Основпая идея операции Южной группы Восточного фронта — удар вразрез между частями 3-го и 6-го корпусов противника, в общем направлении на Бугуруслан, Заглядино, Сарай-Гир с целью окончательного разобщения этих корпусов и разгрома их по частям» 1 2.

28 апреля войска Южной группы перешли в контрнаступление. Завязались тяжелые бои. 4 мая был освобожден Бугуруслан, а на следующий день — Сергиевск и Чистополь. Враг утратил инициативу и был вынужден отступить. Однако он все же пытался восстановить положение. Отошедшая к Бугульме группа белогвардейских войск численностью до 30 тыс. солдат и офицеров спешно готовилась к нанесению контрудара по войскам 5-й советской армии.

Колчак вводил в бой резервы. На фронт прибыл корпус Каппеля численностью более 20 тыс. человек. Появление каппелевцев создало серьезную угрозу наступавшим на Бугульму войскам Южной группы. Одновременно белогвардейцы усилили свой натиск на уральском участке.

Уральск защищала 22-я стрелковая дивизия. 6 мая враг перерезал последний путь, связывавший защитников города с главными силами Южной группы. Начальник дивизии 8 мая телеграфировал Фрунзе о намерении вывести войска из города. Это могло ухудшить положение 4-й армии и привести к большим потерям в дивизии. Поэтому Фрунзе отверг решение командования дивизии и 9 мая отдал приказ всеми силами защищать Уральск. Областной комитет партии поднял на оборону Уральска всех трудящихся города. Партийная организация была поголовно мобилизована, из нее была сформирована Уральская коммунистическая боевая дружина, куда вступило много беспартийных рабочих. В ее составе сражалось 200 джи-гитов-казахов. На важнейшие участки обороны Уральский обком партии поставил ответственных советских и партийных работников, среди которых были: заместитель председателя Уральского областного ревкома П. Г. Петровский, члены областного ревкома А. Айтиев и А. И. Самсонов. Оборонительные сооружения вокруг города строились по плану и с участием талантливого военного инженера Д. М. Карбышева. Испытывая недостаток в материалах и инструментах, железнодорожники сумели оборудовать бронепоезд «Нежданный», сыгравший большую роль в отражении многочисленных атак белоказаков. По почину коммуниста Е. П. Почиталина в Уральске был сформирован Красный казачий эскадрон. В результате Уральск превратился в неприступную для врага крепость, надежно обеспечивавшую фланг и тыл наступавших войск Южной группы. 9 мая войска Западной армии генерала Ханжина перешли в наступление южнее Бугульмы. Их удар был направлен против войск 5-й советской армии, которой с апреля 1919 г. командовал М. Н. Тухачевский. Завязались упорные бои, длившиеся до И мая. В ходе боев войска 5-й армии наголову разбили одну дивизию и две бригады противника и захватили в плен более 2 тыс. солдат и офицеров. Западная армия белых отступила за реку Ик. Преследуя противника, 27-я дивизия 5-й армии 13 мая освободила Бугульму. К середине мая войска 5-й и Туркестанской армий продвинулись на 120—150 километров и вышли к реке Ик. Колчаковцам, в первую очередь Западной армии, действовавшей на самарском и симбирском направлениях, было нанесено тяжелое поражение.

В районе боевых действий Северной группы войск и Уральска инициативу удерживал Колчак. Сибирская армия генерала Гайды севернее Камы теснила войска 2-й и 3-й армий. 2-я армия отошла за реку Вятку. Линия фронта приблизилась к Казани. 3-я армия вела тяжелые бои восточнее Глазова.

Между тем наступление Южной группы советских войск продолжалось. Исключительную активность проявляли войска 25-й стрелковой дивизии. Вечером 17 мая войска Туркестанской армии освободили Белебей. В этой операции особенно отличились 13-й кавалерийский полк имени Степана Разина под командованием А. Е. Карташева и другие полки кавалерийской бригады И. Д. Каширина.

25 мая Реввоенсовет Восточного фронта получил телеграмму от В. И. Ленина. Глава Советского правительства поставил войскам задачу до зимы освободить Урал. Он требовал от командования напрячь для этого все силы, поголовно мобилизовать прифронтовое население. Особое внимание В. И. Ленин обращал на необходимость всемерного усиления политработы в армии’.

Развивая наступление, войска фронта сосредоточили главное внимание на быстрейшем освобождении Уфы. 25 мая началась знаменитая Уфимская операция, блестяще проведенная войсками Южной группы под командованием Фрунзе. Откатываясь на восток под ударами Красной Армии, войска Колчака отошли за реку Белую, где надеялись привести свои силы в порядок. Враг уничтожил все переправы через реку, в том числе и железнодорожный мост перед Уфой. Одновременно колчаковцы решили нанести удар по войскам 5-й армии, действовавшей в районе Стерлитамака, и тем ослабить наступательный порыв советских войск. Но замысел белых провалился. 5-я армия под командованием Тухачевского разгромила Екатеринбургский корпус белых. 29 мая войска 1-й армии освободили Стерлитамак.

Наступление на Уфу развернулось в начале июня. В ночь на 8 июня войска 25-й стрелковой дивизии начали переправу через реку Белую севернее Уфы. Под ураганным ружейным, пулеметным и артиллерийским огнем противника советские войска, преодолев несколько рядов проволочных заграждений и укреплений, несколько раз предпринимали штыковые атаки. Упорство и смелость победили. 9 июня вечером 25-я стрелковая дивизия вступила в Уфу.

В момент, когда под ударами Красной Армии с фронта и партизан с тыла белогвардейцы повсеместно отступали, а в войсках Колчака началось разложение, главком И. И. Вацетис отдал Восточному фронту приказ прекратить наступление и закрепиться на рубеже рек Камы и Белой. Приказ Вацетиса мотивировался необходимостью переброски части сил с Восточного фронта на Южный, где деникинцы продвигались к Курску. Утот приказ был санкционирован председателем PBGP Троцким. 9 июня 1919 г. Реввоенсовет Восточного фронта направил докладную записку на имя В. И. Ленина, в которой настаивал на отмене этой директивы ‘.

15 июня 1919 г. ЦК РКП (б) по предложению В. И. Ленина отменил порочный и крайне опасный для республики приказ Троцкого — Вацетиса и дал директиву главному командованию продолжать решительное наступление на Восточном фронте. Одновременно ЦК партии принял решение об укреплении Ставки главного командования — Полевого штаба Красной Армии. Членом Реввоенсовета республики был назначен С. И. Гусев. Но и после решения ЦК РКП (б) Троцкий продолжал настаивать на приостановке наступления против Колчака. В конце июня С. И. Гусев из Серпухова телеграфировал Реввоенсовету Восточного фронта: «Четверг заседание Цена. Лев (Троцкий.—Рей.) настаивает на возвращении к старому и развивает бешеную агитацию против Востфронта» ‘.

Осуществление директивы ЦК партии обеспечило освобождение от белогвардейцев Урала — важнейшего экономического района Советской республики. Армии Восточного фронта усилили натиск на врага. 1 июля советские войска освободили Пермь и Кунгур. В. И. Ленин поздравил войска 3-й армии с победой и призвал их к полному освобождению Урала. Он советовал немедленно мобилизовать рабочих освобожденных уральских заводов и направить их в советские полки, уставшие от непрерывного наступления1 2.

Калининская наступательная операция и её значение в контексте Великой Отечественной войны

В битве за Москву наступил переломный период. Враги были уже на подступах к столице. Ценой невероятных усилий была проведена первая наступательная операция, в результате которой был освобождён от захватчиков первый областной центр и прилегающие к нему территории. Этот успех также подготовил почву для дальнейшего наступления советских войск.

Калининская наступательная операция

Начало зимы перевернуло ход битвы за Москву в 1941 году: вместо того, чтобы отступать, Красная армия начала наступать, хотя потери несла немалые. Со стороны гитлеровцев тоже были существенные проблемы с количеством оружия: механизированные соединения уже трудно было назвать таковыми. Это, скорее, были остатки танков, порой даже не имеющие солдат для передвижения. Потому темп продвижения со стороны Германии задавала пехота.

Танки переходят реку Волгу по льду около города Калинина

Основные события

В таком состоянии атаковать они не могли: требовалось ещё как минимум 12 дивизий к имеющейся одной, но и этого недостаточно для решительного наступления. Командующий Фёдор фон Бок это осознавал, но без приказа немецкого командования делать ничего не мог. Создалась опасность контратаки со стороны советских войск. Со стороны Калинина эту опасность представляли 29 и 31 армия, которые при желании могли взять потрёпанную армию в клещи. Такое желание было, а потому на фронт стали прибывать дивизии с других, менее «горячих» точек. В основном это были войска из Сибири, отлично подготовленные призывники (30-я армия) – крепкие, сильные ребята, отличающиеся выносливостью.

Соотношение сил:

КАЛИНИНСКАЯ АРМИЯ 9-Я НЕМЕЦКАЯ АРМИЯ
200 000 человек 153 000 человек
1 000 орудий 2 200 орудий
17 танков 60 танков

1 декабря 1941 года появилась директива, предписывающая советским войскам нанести удар по немцам от Калинина и Судимирка, полностью если, не уничтожив, то оттеснив до Микулино-Городище 9-ю полевую армию Штрауса. Однако к этому моменту немецкие войска были уже укреплены на указанной позиции. Использовав не только мины и проволоку, но и лёд, как дополнительное препятствие на пути солдат, они могли подвергать шквалу огня большую территорию, грозящую стать местом боевых действий.

Взорванный гитлеровцами мост Калинин

На это советские войска перегруппировали 31 армию и выделили штурмовые батальоны для атаки. Командующий Калининским фронтом, период с наступления темноты до рассвета считал самым удачным, а потому, 5 декабря, ночью, началась атака этих батальонов. При том, они не могли использовать танки: машин просто не было, а если бы были, то создавали бы дополнительную нагрузку при переправе через реку. Волгу 31 армия перешла, но на том берегу остановилась из-за натиска. Там пришлось драться врукопашную.

К концу первого дня атаки, было взято шоссе Калинин-Москва, а открытый подступ к Октябрьской железной дороги дал возможность рассечь клином немецкие войска. 29 армия в это время смогла захватить траншеи, но была отброшена сильным сопротивлением за другой берег Волги. Возникла пауза. Обеим сторонам нужны были силы, и они подошли: миномёты «катюша» решили дальнейшую судьбу, хотя всё ещё ощущалась нехватка артиллерии. 7 декабря были переброшены 6 танков и часть артиллерии, а 9 декабря советские войска дошли до Чуприяновки.

10 декабря армия успешно отбила шоссе Калинин-Тургиново, но начала ощущаться нехватка людей и оружия у 31 армии. Потому, 29-я частично наступает на Мамулино, а частично выделяет войска на подмогу: 2 дивизионные реактивные артиллерии, 4 стрелковые дивизии, 2 артиллерийских полка, кавалерийская дивизия, 2 танковых батальона. Они решили исход битвы. 15 декабря началась эвакуация немцев на Старицу. Гитлеровцы отступали, но делали это грамотно – по пути сжигалось всё, минировались трупы солдат и лошадей.

Итог

1 января 1942 года войскам Верхмата пришлось сдать Старицу, а 7 января Красная армия заняла выигрышную позицию в отношении немецких войск, расположенных в Ржевске. Калинин стал первым освобождённым советскими войсками областным центром, после чего были освобождены Старица и более 30 населённых пунктов. В битве Верхмат потерял 5 дивизий, что равнялось половине всей 9-й армии. Создавались все условия для продвижения войск СССР на Западном фронте.

Солдаты Красной армии водружают советское знамя в освобожденном городе Калинине

Эта статья или раздел нуждается в переработке. Пожалуйста, улучшите статью в соответствии с правилами написания статей.

5 декабря 1941 — 7 января 1942

Калининская область, СССР

тактическая ничья
стратегическая победа СССР

Калининская наступательная операция
Вторая мировая война
Великая Отечественная война
Дата Место Итог
Противники
Советский Союз Третий рейх
Командующие
И. С. Конев

В. А. Юшкевич
И. И. Масленников
В. И. Швецов
В. Н. Долматов П. А. Ротмистров

В. Модель

Г. Рейнгард
А. Штраус
О.-В. Форстер

Силы сторон
192 000 бойцов пехоты
Военные потери
27 343 человек безвозвратных потерь)

Калининская наступательная операция — наступательная операция советских войск Калининского фронта во время Великой Отечественной войны, проведенная 5 декабря 1941 — 7 января 1942 в ходе битвы под Москвой. Началась после окончания Калининской оборонительной операции.

  • 1 История
  • 2 Ход операции
  • 3 Примечания
  • 4 Литература

История

В начале декабря 1941 года в районе Калинина была сосредоточена ударная группировка в составе пяти стрелковых дивизий 31-й армии и трёх стрелковых дивизий 29-й армии. Эти армии не получили в свой состав свежесформированных дивизий и вели боевые действия с поредевшими в боях за Москву соединениями.

Соединения левого фланга 29-й армии генерал-лейтенанта И. И. Масленникова (с 12 декабря — генерал-майора В. И. Швецова) перешли в наступление 5 декабря, однако не смогли прорвать оборону пехотных дивизий 9-й армии.

Войска 31-й армии генерал-майора В. А. Юшкевича после упорных трехдневных боев прорвали вражескую оборону, к исходу 9 декабря продвинулись на 15 км и создали угрозу тылу группировки противника в районе Калинина.

Одновременно предпринятое 30-й армией Западного фронта наступление угрожало выходом в тыл немецкой 9-й армии на калининском направлении. В ночь на 16 декабря командование 9-й армии приказало начать отступление из района Калинина. Утром 16 декабря войска 31-й и 29-й армий возобновили наступление. Город был взят 16 декабря.

В двадцатых числах декабря в стык 22-й и 29-й армий была введена свежая 39-я армия (генерал-лейтенант И. И. Масленников). К концу декабря войска Калининского фронта в полосе 39-й армии прорвали оборону противника на всю тактическую глубину. В ходе боев 2-7 января 1942 года войска фронта на правом крыле вышли на рубеж реки Волги, в центре прорвали новую линию обороны, организованную противником по правому берегу Волги, и охватили Ржев с запада и юго-запада.

Ход операции

1 декабря 1941 года был получен приказ по войскам Калининского фронта, согласно которому 31-я армия, усиленная стрелковыми дивизиями и полками тяжелой артиллерии, перегруппировывалась на левое крыло для наступления на Калинин.

4 декабря в распоряжение 31-й армии прибыл 57-й понтонно-мостовой батальон, целью которого было обустройство паромных переправ через Волгу. Однако выяснилось, что при устоявшейся температуре около −25 организовать паромную переправу невозможно. Было решено переправлять танки по понтонам двумя трассами, основной у деревни Оршино и в 200 метрах выше основной при толщине льда 20-25 см; длина каждой трассы составляла 350 метров.

5 декабря, по приказу Верховного Главнокомандующего, началось большое сражение в районе города Калинина. Задача, поставленная перед командованием фронта, заключалась не только в том, чтобы занять Калинин, разгромить калининскую группировку немцев, но и выйти в тыл вражеским частям, действовавшим против Москвы.

Главный удар в центре — через Волгу наносили 256-я, 119-я и 5-я стрелковые дивизии, плотность артиллерии — всего 45 орудий на 1 км фронта прорыва. В 11 часов 5 декабря перешли в наступление части генерала Масленникова, занимавшие оборону северо-западнее Калинина. В 13 часов началось наступление с северо-востока частей генерала Юшкевича. На атаку советских войск немцы ответили ураганным минометным и пулеметным огнем. Через полтора часа от начала наступления группа наших войск, прорвав немецкую оборону, овладела окраиной деревни Старая-Константиновка. Соединения генерала Горячева, сосредоточившись на левом берегу Волги, днем форсировали реку, заставили замолчать береговые вражеские орудия и ворвались в деревню Пасынково, совхоз Власьево, перерезав тем самым шоссе Москва — Ленинград, восточнее Калинина.

В ожесточенных боях 5 декабря войска 31-й армии, преодолевая сопротивление противника, прорвали передовую линию обороны гитлеровцев перекрыли шоссе Москва-Клин и продвинулись вперед на 4-5 км. Они вплотную приблизились к линии Октябрьской железной дороги, освободили 15 населенных пунктов, создав угрозу коммуникациям 9-й немецкой армии.

Чтобы остановить продвижение войск 31-й армии противник перебросил на это направление две пехотные дивизии. Начались напряженные кровопролитные бои с переменным успехом. Росли потери личного состава, но несмотря на возросшее сопротивление, 119-я дивизия освободила 8 декабря станцию Чуприяновка.

Танковая переправа через Волгу.

Тем временем, к утру 7 декабря переправы через Волгу были готовы. По ним были переправлены танки 143-го и 159-го танкового батальона, после переправы вступившие в бой за Эммаус.

Одновременно части генерала Масленникова имели своей задачей выбить немцев из деревень, занятых ими на левом берегу Волги от реки Тьмы до Калинина, сломить немецкую обороны на правом берегу Волги и выйти к Старицкому шоссе, которое было главной коммуникацией противника. Осуществление этой задачи создало бы угрозу полного окружения Калининской группировки противника. Чтобы не допустить окружения, немецкое командование направило под Калинин 129-ю и 251-ю пехотные дивизии.

Войска 29-й Армии не смогли прорвать оборону врага и освободить Калинин. В связи с этим И. С. Конев повернул часть сил 31-й армии — 256-ю, 247-ю стрелковые дивизии и 54-ю КавД на северо-запад с задачей окружить группировку врага в Калинине и во взаимодействии с 29-й армией овладеть городом.

13 декабря 937-й полк штурмом овладели деревней Кольцово, а затем населенными пунктами Малье и Большие Перемерки, Бобачево, Бычково и к исходу дня 15 декабря вышли на восточную окраину Калинина. Разведкой переднего края противника удалось уточнить, что немцы, прикрываясь группами заграждения, готовятся к поспешному отходу.

14 декабря соединения 31-й армии с юго-востока обошли Калинин, перерезав Волоколамское и Тургиновское шоссе. У оккупантов в Калинине осталась только одна дорога, связывающая их с собственными тылами, — Старицкое шоссе. Враг начал спешно готовиться к отступлению и 16 декабря вывел главные силы из города.

С приближением к окраинам города обстановка становилась все сложнее. Немцы построили мощные укрепления. На улицах, в подвалах, на чердаках были установлены легкие пушки, минометы и пулеметы. Каждый метр на ближайших подступах к городу был пристрелен.

К концу дня 15 декабря кольцо советских войск под Калинином почти сомкнулось.

Примечания

  1. ВОЕННАЯ ЛИТЕРАТУРА — Сборник военно-исторических материалов Великой Отечественной войны. Вып. 7
  2. Россия и СССР в войнах XX века — Потери вооруженных сил
  3. Советская военная энциклопедия. Т. 4. М., 1977. С. 44.

Литература

Три кровопролитные операции 1942 года

Немецкий танк под Ржевом. Фото с сайта www.nac.gov.pl

Термин «Ржевская битва» введен совсем недавно. Причем некоторые историки до сих пор оспаривают правомочность объединения четырех операций по ликвидации Ржевского выступа.

1. Ржевско-Вяземская операция (8 января – 20 апреля 1942 года) – наступательная операция войск Калининского (командующий – генерал-полковник И.С. Конев) и Западного (командующий – генерал армии Г.К. Жуков) фронтов.

2. Первая Ржевско-Сычёвская операция, или Второе сражение за Ржев (30 июля – 1 октября 1942 года) – боевые действия Калининского (командующий – И.С. Конев) и Западного (командующий и руководитель всей операцией – Г.К. Жуков).

3. Вторая Ржевско-Сычёвская операция, или операция «Марс» (25 ноября – 20 декабря 1942 года) – новая операция Калининского (командующий – М.А. Пуркаев) и Западного (командующий – И.С. Конев) фронтов с целью разгрома немецкой 9-й армии. Руководил операцией генерал армии Г.К. Жуков.

4. Ржевско-Вяземская наступательная операция войск Западного (командующий – В.Д. Соколовский) и Калининского (командующий – М.А. Пуркаев) фронтов (2 – 31 марта 1943 года). Город Ржев был освобожден 3 марта 1943 года войсками 30-й армии Западного фронта.

ЖУКОВ

Г.К. Жуков командовал войсками в трех первых операциях по ликвидации Ржевского выступа. Поэтому его имя связывают со всеми боями за Ржев.

Ржевско-Вяземскую операцию можно рассматривать как продолжение наступления Калининского фронта в битве за Москву.

К 7 января войска Калининского фронта на правом крыле вышли на рубеж реки Волги, в центре прорвали новую линию обороны, организованную противником по правому берегу Волги, и охватили Ржев с запада и юго-запада. Левофланговые соединения 39-й армии, 29-я, 31-я и 30-я армии были задержаны противником на заранее подготовленном им оборонительном рубеже в районе Ржева и севернее Лотошино.

На других участках Красная армия продвинулась до Великих Лук (3-я ударная армия), Велижа и Демидова (4-я ударная армия). Части 33-й армии и 4-го воздушно-десантного корпуса подошли на 40 км к Смоленску.

16 декабря 1941 года командование вермахта отправило директиву группе армий «Центр»: «Недопустимо никакое значительное отступление, так как оно приведет к полной потере тяжелого оружия и материальной части …заставить войска с фанатическим упорством оборонять занимаемые позиции, не обращая внимания на противника, прорвавшегося на флангах в тыл наших войск».

Выполняя эту директиву, 9-я полевая и 4-я танковая армии немцев упорно оборонялись в Ржевском котле размером примерно 180 км с севера от Ржева до Вязьмы и 70 км с запада на восток.

В такой ситуации 5 января 1942 года Калининский фронт получил приказ: «Ни в коем случае не позднее 12 января овладеть Ржевом… Получение подтвердить, исполнение донести. И. Сталин».

ЗИМНЯЯ КАМПАНИЯ

Западному фронту ставилась задача не позднее 17 января разгромить юхновско-мосальскую группировку противника, нанести главный удар силами 50-й армии и 1-го гвардейского кавалерийского корпуса в направлении на Вязьму, с тем чтобы во взаимодействии с войсками ударной группы Калининского фронта завершить окружение основных сил немецкой группы армий «Центр». Одновременно с этим 20-й армии предстояло прорвать оборону противника на реке Ламе и развивать наступление на Шаховскую и далее на Гжатск. После выхода к Шаховской армия частью сил должна была нанести удар в тыл лотошинской группировки немцев и совместно с 30-й армией Калининского фронта окружить и уничтожить ее.

К началу операции в составе Калининского и Западного фронтов насчитывалось 118,5 дивизий (расчетных), 474 танка, 145 артиллерийских полков (в том числе 66 РВГК) и 37 дивизионов полевой реактивной артиллерии. Общее число орудий и минометов составляло 7279, в том числе 1005 орудий и минометов частей РВГК, не считая зенитных орудий и 50-мм минометов. Кроме того, оба фронта имели 298 боевых установок реактивной артиллерии.

Наши войска не имели общего превосходства над противником. При примерном равенстве в людях и артиллерии РККА превосходила противника в танках и находилась в более благоприятных условиях с авиацией. В начале операции превосходство в авиации над противником обеспечивалось возможностью использования ВВС Московской зоны обороны и истребительного корпуса ПВО Москвы, но по мере продвижения наших войск на запад эта возможность уменьшалась.

Стоит отметить превосходство немцев в тяжелой артиллерии. Так, к началу Ржевско-Вяземской операции Западный фронт располагал двумя гаубичными полками большой мощности (БМ), вооруженными 203-мм гаубицами Б-4. Ну а Калининский фронт вообще не имел ни одной 203-мм гаубицы Б-4.

Вот, к примеру, 544-й гаубичный полк БМ Западного фронта. 7 декабря 1942 года из 203-мм гаубиц было приказано вести методический огонь по ряду других населенных пунктов (Жилино, Алабушево, Еремеево, Марьино, Высоково). Последнее являлось верхом безграмотности общевойсковых начальников, поскольку было достаточно и 122-мм дивизионных гаубиц.

В ночь на 8 декабря батареям 544-го гаубичного артиллерийского полка большой мощности пришлось вести беспокоящий огонь одиночными выстрелами по деревням Михайловка, Снигири, Рождествено, Жилино, Подпорино, израсходовав 53–203-мм снаряда. Понятно, что это цитата из совсекретного издания.

Зато в открытом материале «Боевой путь бригады» говорится, что 6 декабря 1942 года в бою на 152-м километре шоссе Москва–Минск за деревню Ощепково бойцы лейтенанта Виноградова (12 человек) уничтожили 23 танка.

Надо ли говорить, что уничтожение даже одного танка из Б-4 стало бы сенсацией. Угол горизонтального наведения Б-4 составляет 4°, а на больший угол гаубицу поворачивают два расчета (34 человека) за 15–30 минут.

К середине февраля 1942 года войсковая артиллерия армий Калининского и Западного фронтов в целом была укомплектована орудиями и минометами соответственно на 50 и 42%, конским составом на 43 и 60%, автотранспортом на 58 и 64%.

В подавляющем большинстве дивизий еще не были сформированы противотанковые артиллерийские дивизионы и примерно в одной трети дивизий – минометные дивизионы (120-мм).

При средней укомплектованности войсковой артиллерии личным составом в пределах около 60% артиллерийские полки стрелковых дивизий имели почти 100-процентную укомплектованность (90–95%) людьми, а артиллерия стрелковых полков – 30–35%.

Артиллерийский расчет в бою.

Фото © РИА Новости

Примерно так же обстояло дело и с укомплектованностью войсковой артиллерии конским составом. Если артиллерийские полки дивизии имели примерно 70% положенных им лошадей, то в артиллерии стрелковых полков их было всего лишь 20–30%.

Вообще с конной тягой артиллерия испытывала большие трудности. В результате непрерывного полуторамесячного наступления при глубоком снежном покрове и плохом состоянии дорог конский состав (в большинстве своем мелкосортный) был сильно истощен. Фураж частям не доставлялся, а заготовить его на месте в опустошенных противником районах было практически невозможно.

В 30-й армии только за 10 дней марта (с 10 по 20-е) пало от истощения 187 лошадей. Работоспособность конского состава была очень низкой и не обеспечивала желаемой маневренности войсковой артиллерии на поле боя.

РЕЗЕРВ

Артиллерия РВГК по всем видам комплектования находилась в несколько лучшем положении. В частности, материальной частью на Калининском и Западном фронтах она была укомплектована соответственно на 82 и 76%, а личным составом – на 87%. Тракторами артиллерийские части РВГК указанных фронтов были укомплектованы соответственно только на 46 и 57%, автомашинами – на 58 и 98%, причем в отдельных частях РВГК положение с тягой было весьма тяжелым. Например, 392-й пушечный артиллерийской полк (30-я армия) вместо положенных по штату 45 тракторов имел два и поэтому продолжительное время вел боевые действия только одной батареей.

В 542-м пушечном артиллерийском полку (30-я армия) числилось в наличии только 8 тракторов (13% к штату), вследствие чего он также продолжительное время действовал в составе одного дивизиона.

Примерно такое же положение было в 646-м (39-я армия) и 207-м (61-я армия) пушечных артиллерийских полках. В первом из них в наличии имелось 19 тракторов, 7 из которых требовали капитального ремонта, из-за чего 646-й полк прибыл в район боевых действий только после 19 января.

В 207-м пушечном полку в наличии имелось 20 из положенных по штату 45 тракторов, из них на ходу было только 10, автомобилей на ходу – 13%. По этой причине полк в ходе наступления растянулся более чем на 100 км и вел боевые действия, по существу, только двумя дивизионами (12 орудий).

Из всей номенклатуры табельного имущества артиллерия менее всего была обеспечена средствами связи. Средняя обеспеченность войсковой артиллерии средствами радиосвязи и телефонным кабелем не превышала одной трети, а телефонными аппаратами – половины штатной потребности. Из войсковой артиллерии хуже всего были обеспечены средствами связи артиллерия стрелковых полков и ряд артиллерийских полков дивизий. Например, в 342-й, 350-й и 356-й стрелковых дивизиях 61-й армии средств связи совершенно не было. Связь командиров дивизионов с командирами батарей осуществлялась посредством конных посыльных, а связь командиров батарей с огневыми позициями – голосом, цепочкой солдат.

Из-за недостатка средств связи артиллерия не имела возможности развернуть необходимую сеть вспомогательных (передовых и боковых) наблюдательных пунктов, а основные наблюдательные пункты должны были ближе прижиматься к огневым позициям и поэтому располагались на большом удалении от переднего края обороны противника.

АВИАЦИЯ

Корректировочно-разведывательная авиация имелась только в двух армиях Западного фронта: в 16-й – отдельное звено в составе двух са­молетов, в 43-й армии также одно звено в составе трех самолетов СУ-2. На Калининском фронте подразделений разведывательно-корректиро­вочной авиации совсем не было.

Ржевско-Вяземская операция началась без какой-либо паузы в наступательных действиях войск. К исходу дня 7 января 1942 года войска 39-й армии пробили в обороне противника западнее Ржева узкую брешь шириной около 10 км и вышли в район юго-западнее города, имея передовые части в 7–8 км к западу от него.

В этом положении 39-я армия получила задачу: прикрываясь частью сил со стороны Ржева, главными силами развивать наступление на Сычёвку и овладеть последней к исходу 12 января. Преодолевая незначительное сопротивление противника, войска армии начали быстро продвигаться на юг. Однако 10 января армия получила новую задачу: не приостанавливая наступления на Сычёвку, повернуть три дивизии (183-ю, 361-ю и 38-ю) назад и организовать наступление на Ржев с юга и юго-запада. С этими же дивизиями на ржевское направление направились и два приданных им артиллерийских полка РВГК (336-й пушечный и 360-й гаубичный артполки).

В то же время дивизии 39-й армии, действовавшие в южном направлении, продвинулись вперед на 50 км и к 15 января завязали бои на окраинах Осуги и Сычёвки. Попытка захватить эти крупные населенные пункты с ходу успеха не имела, так как атаки были предприняты без поддержки артиллерии, которая из-за бездорожья и сильной истощенности конного состава отстала от войск.

ТЯЖЕЛЫЕ БОИ

Бои в районе Сычёвки приняли затяжной характер. Противник усилил здесь действия своей авиации, и части армии, не имевшие зенитной артиллерии, несли большие потери. Командование армии пыталось добиться успеха ночными действиями, но все достигнутое в результате ночных атак терялось под ударами вражеской авиации в дневных боях.

Похожая ситуация сложилась на участке действий 11-го кавалерийского корпуса. Войдя в прорыв 12 января в полосе 39-й армии, корпус продвинулся в южном направлении на 110 км и к 26 января вплотную подошел к автомагистрали, в 12 км западнее Вязьмы. К этому времени многие артиллерийские подразделения корпуса отстали от своих частей, а 118-й артиллерийский полк 107-й мотострелковой дивизии, действовавшей в составе корпуса, вообще не мог догнать свою дивизию и был передан в оперативное подчинение 39-й армии.

Все острее ощущался недостаток в боеприпасах, подвоз которых сильно сократился. Части корпуса пытались продолжить наступление без артиллерии и 27 января перерезали автомагистраль, но затем были отброшены противником назад и перешли к обороне.

Таким образом, наступательные возможности 39-й армии и 11-го кавалерийского корпуса были исчерпаны до выполнения поставленной им задачи. В то же время внимание командования все больше привлекали затяжные бои под Ржевом, куда были стянуты главные силы фронта.

Войска 29-й армии к исходу 7 января были остановлены перед сильно укрепленными позициями ржевского плацдарма севернее и северо-восточнее Ржева. В течение трех последующих дней армия, не прекращая на ряде участков наступательных боев, произвела перегруппировку частей на предстоящую позицию.

Прорыв обороны готовился на 14-километровом участке. 29-я армия имели две дивизии (220-ю и 369-ю сд) в первом эшелоне, две дивизии (252-ю и 246-ю сд) во втором и одну дивизию (174-я сд) в армейском резерве. 243-я стрелковая дивизия развертывалась на второстепенном направлении.

Однако, желая использовать успех 39-й армии, командующий Калининским фронтом приказал три дивизии второго эшелона и резерва 29-й армии (174-ю, 246-ю и 252-ю) к 11 января ввести в полосу прорыва 39-й армии для наступления на Ржев с западного и северо-западного направлений. Полоса наступления оставшихся на месте 220-й и 369-й стрелковых дивизий сужалась до 6 км.

13 января основные силы 29-й армии и часть сил 39-й армии, оттянутых с сычёвского направления, повели концентрическое наступление на Ржев. Однако противник оказал упорное сопротивление, и эта попытка окончилась неудачей.

Для того чтобы добиться большей согласованности действий войск в районе Ржева, командующий фронтом подчинил 15 января три дивизии 39-й армии (183-ю, 361-ю и 381-ю сд) командующему 29-й армией. Кроме того, армия была дополнительно усилена 185-й стрелковой дивизией из резерва фронта.

Атаки на позиции противника возобновились с новой силой и не прекращались ни на один день в течение недели. Однако их ударная сила без участия танков, которые из-за изношенности материальной части или перебоев с подвозом горючего в бою почти не участвовали, и при отсутствии массированного огня артиллерии оказывалась недостаточной, чтобы сломить сопротивление противника.

Артиллерия противника к тому же испытывала хронический недостаток в боеприпасах и горючем. Так, 510-й гаубичный полк РВГК из-за отсутствия горючего длительное время участвовал в боях за Ржев только одним дивизионом. Остальные же дивизионы были в армейском тылу. Там же находились 3-й и 4-й дивизионы 644-го пушечного артполка РВГК, ремонтировавшие средства тяги. Бездействовали многие дивизионы гвардейских минометных частей.

Георгий Жуков командовал тремя операциями
по ликвидации Ржевского выступа.
Фото © РИА Новости

Противник, упорно обороняясь, подтягивал подкрепления в район Ржева и вскоре перехватил инициативу. 23 января встречными ударами с запада и востока (от Ржева) он закрыл узкую горловину прорыва и отрезал наши войска, прорвавшиеся к югу от Ржева. Изолированными от основных сил фронта оказались части сил 29-й армии (183, 185, 246, 369, 365 и 381 сд), войска 39-й армии и части 11-го кавалерийского корпуса.

Противнику удалось сравнительно легко закрыть узкую горловину прорыва, так как командующий 29-й армией, сосредоточив все внимание на решении основной задачи, не предпринял должных мер по организации обороны у основания прорыва.

Правда, командующий Калининским фронтом 17 января поставил двум стрелковым дивизиям из фронтового резерва (119-й и 365-й) задачу подготовить оборону в основании прорыва: одной – фронтом на восток и другой – на запад. Но 119-я стрелковая дивизия через два дня была снята с этого участка и получила задачу наступать на город Белый.

Ничего не было сделано и для организации артиллерийского обеспечения обороны «входных ворот» прорыва. Несмотря на то что противник в районе Ржева все время предпринимал контратаки с участием танков, единственный во фронте противотанковый артиллерийский полк (873-й птап) и отдельный противотанковый дивизион (213-й) продолжали действовать побатарейно в дивизиях 29-й армии, хотя могли быть использованы для противотанковой обороны в горловине прорыва.

Артиллерия усиления 29-й армии находилась северо-восточнее угрожаемого участка и не была нацелена для действий в сторону горловины прорыва.

Для деблокирования отрезанных противником войск командующий фронтом перебросил со своего левого фланга в район Ржева 30-ю армию. В конце января была предпринята попытка ударом этой армии в южном направлении навстречу войскам 29-й армии, предпринимавшим одновременно атаки на север, восстановить положение, но успеха не получилось.

В ОКРУЖЕНИИ

В начале февраля противник приступил к ликвидации окруженных войск 29-й армии. К 6 февраля ему удалось изолировать их от 39-й армии. Будучи окруженными на небольшой территории размером 10 × 20 км, измотанные и обескровленные части 29-й армии оказались в крайне тяжелом положении. По данным на 25 января, в частях шести дивизий армии, оказавшихся в окружении, насчитывалось около 20 тыс. человек. В течение 12 дней они героически сражались с превосходящими силами врага, испытывая острую нужду в продовольствии, горючем и артиллерийских боеприпасах, снабжение которые осуществлялось только по воздуху, в пределах до 50 снарядов и 100 мин в сутки.

Особенно в тяжелом положении оказалась артиллерия. Большие потери конского состава (падеж от истощения и потери от ударов авиации) и отсутствие горючего полностью лишили артиллерийские подразделения способности к маневру. При незначительных перемещениях боевых порядков батарей орудия перекатывались только вручную с помощью пехоты. Боеприпасов в подразделениях было настолько мало, что огонь велся только для самообороны и, как правило, прямой наводкой. Во многих случаях артиллерийские подразделения вели бои в качестве пехоты.

В середине февраля 1942 года командование 29-й армии приняло решение ударом на юг прорваться на соединение с войсками 39-й армии. Приведя в небоеспособное состояние материальную часть артиллерии, части в ночь на 18 февраля начали выход из окружения. В течение двух дней в район действий 39-й армии вышло 5–6 тыс. человек, которые затем были сведены в две дивизии (185-ю и 381-ю сд) и продолжали вести боевые действия, прикрывая левый фланг 39-й армии.

По отчету начальника артиллерии Калининского фронта, за период боев с 21 января по 17 февраля 1942 года 29-я армия потеряла 123 орудия и 13 боевых установок реактивной артиллерии, из которых 56 орудий и 13 боевых установок были уничтожены или приведены в негодность при выходе из окружения. Некоторые стрелковые дивизии, как, например, 365-я, остались совершенно без орудий и минометов.

По германским данным, за два месяца боев 29-я и часть 39-й армии потеряли 2647 убитыми, 4888 пленными, 187 танков, 343 полевых орудия, 256 противотанковых орудий, 68 самолетов, 7 зенитных пушек, 439 минометов и 711 пулеметов, а также 68 самолетов.

С ликвидацией группировки войск 29-й армии западнее Ржева ухудшилось положение и 39-й армии, которая с 21 февраля вынуждена была отказаться от попыток пробиться в северном направлении и перешла к обороне по всему фронту.

ГОРЬКИЙ ОПЫТ

В заключение попробую подвести некоторые итоги действия артиллерии в Ржевско-Вяземской операции.

Боевые действия войск 39-й и 29-й армий в ходе операции проводились при слабых средствах усиления артиллерии. Огневая активность ее снижалась частыми перебоями в снабжении боеприпасами.

Для управления приданными армиям полками артиллерии РВГК характерен следующий пример. В боях 18 января три дивизиона приданного 29-й армии 644-го пушечного полка действовали раздельно в трех стрелковых дивизиях (1-й в 174-й сд, 2-й – в 243-й сд и 4-й – в 220-й сд) и один дивизион (3-й) в бою не участвовал из-за ремонта тракторов.

Из четырех дивизионов 510-го гаубичного полка РВГК два дивизиона действовали с дивизиями (246-й и 220-й сд) и два дивизиона, совершая маневр в новые позиционные районы, в бою не участвовали. Так же использовался и 432-й гаубичный полк РВГК, батареи которого были распределены между пятью дивизиями.

С учетом быстро меняющейся обстановки стремились к быстроте открытия огня даже в ущерб его точности. Данные для стрельбы с закрытых позиций готовились глазомерно или по карте, а пристрелка проводилась только по наблюдению знаков разрывов. Огонь велся, как правило, по наблюдаемым целям. Широко практиковалась и стрельба с открытых позиций прямой наводкой.

Стремление в ходе операции дать каждой дивизии хотя бы небольшое артиллерийское усиление приводило к дроблению полков РВГК по дивизионам на широком фронте. Например, 10-й гвардейский (бывший 301-й) пушечный артиллерийский полк в марте 1942 года поддерживал три стрелковые дивизии и действовал на фронте около 50 км.

Частичные перегруппировки артиллерии в ходе операции имели место главным образом с целью временного усиления прибывавших в армию свежих дивизий, вводившихся, как правило, в бой с марша без своей артиллерии, которая находилась еще на станциях выгрузки.

Так, 158-я стрелковая дивизия вводилась в бой по частям по мере выгрузки из эшелонов, не дожидаясь подхода со станции выгрузки своей артиллерии. Поэтому ей придавались дивизионы 390-го гаубичного и 43-го пушечного полков РВГК, которые использовались для формирования двух групп поддержки пехоты.

Результаты Ржевско-Вяземской операции были учтены командованием РККА при планировании последующих операций.

Скачать «Карты боевых действий Калининского фронта» бесплатно, а также скачать много других карт можно в нашем архиве карт

Оперативный отдел штаба фронта. ЦАМО: фонд 213 опись 2002

Перечень карт и документов:

1.0032 –Карта положения войск фронта с 17.10 по 21.10.1941

2.0033 –Карта положения войск фронта за период с 21.10 по 26.10.1941

3.0034 –Карта положения войск фронта за период с 27.10 по 31.10.1941

4.0036 –Карта положения войск фронта за период с 01.11 по 05.11.1941

5.0037 –Карта положения войск фронта за период с 06.11 по 10.11.1941

6.0038 –Карта положения войск фронта за период с 11.11 по 15.11.1941

7.0039 –Карта положения войск фронта за период с 16.11 по 20.11.1941

8.0040 –Карта положения войск фронта за период с 21.11 по 25.11.1941

9.0041 –Карта положения войск фронта за период с 26.11 по 30.11.1941

10.0043 –Карта -план фронта от 15.12.1941 на развитие Калининской наступательной операции в связи с усилением фронта 39А

11.0044 –Карта -план фронта от 16.12.1941 на окружение группировки пр-ка в р-не Старица-Горки и положение войск к исходу 16 декабря

12.0045 –Карта -план фронта от 21.12.1941 на завершение операции по уничтожению Ржевской группировки пр-ка и освобождению г.Ржев

13.0047 –Карта –решение командующего фронта от 30.12.1941 на наступление войск

14.0048 –Карта –схема боевых действий войск фронта в р-не г.Калинина в период с 5 по 9 декабря 1941 г.

15.0049 –Карта положения войск фронта за период с 01.12 по 05.12.1941

16.0050 –Карта положения войск фронта за период с 06.12 по 10.12.1941

17.0051 –Карта положения войск фронта за период с 11 по 15.12.1941

18.0052 –Карта положения войск фронта за период с 161 по 20.12.1941

19.0053 –Карта положения войск фронта за период с 21 по 25.12.1941

20.0054 –Карта положения войск фронта за период с 26 по 31.12.1941

Калининский фронт образован 19 октября 1941 г. на западном направлении на основании директивы Ставки ВГК от 17 октября 1941 г. из войск правого крыла Западного фронта (22, 29, 30 и 31-я армии), прикрывавших Москву с северо-запада. В дальнейшем в состав Калининского фронта входили 20, 31, 39, 41, 43, 58, 3 и 4-я ударные, 3-я воздушная армии.

Осенью 1941 г. войска фронта провели Калининскую оборонительную операцию, являвшуюся составной частью Московской стратегической оборонительной операции, а в период наступления под Москвой 1941-1942 гг. — Калининскую операцию, освободили Калинин (16 декабря).

В Ржевско-Вяземской операции 1942 г., проведенной вместе с Западным фронтом, войска Калининского фронта вышли в тыл ржевско-сычевской группировки противника.

С 22 января войска правого крыла фронта участвовали в проведении Торопецко-Холмской операции. В Ржевско-Сычевской операции войска левого крыла Калининского фронта прорвали заранее подготовленную глубоко эшелонированную оборону противника под Ржевом, ликвидировали плацдарм противника на левом берегу Волги в районе Ржева и совместно с войсками правого крыла Западного фронта сковали крупные силы группы армий «Центр», сорвав тем самым переброску ее войск под Сталинград.

В ходе Великолукской операции 1942-1943 гг. войска Калининского фронта прорвали оборону противника и освободили Великие Луки (17 января).

В Ржевско-Вяземской операции 1943 г. войска Калининского фронта вместе с войсками Западного фронта продвинулись на 130-160 км, освободили Белый (10 марта). Операция началась 8 января прорывом 39-й А обороны противника западнее Ржева (см. Сычевско-Вязсмская операция 1942). 9 января в наступление перешли 3-я и 4-я Ударные А Сев.-Зап. фронта (см. Торопецко-Холмская операция 1942). 22 января эти армии были переданы Калин, фронту. К кон. января войска фронта вышли на подступы к Витебску, Смоленску, Ярцеву, глубоко охватив группу армий «Центр» с С.-З., а также прорвались к Вязьме и окружили в р-не Оленино около 7 дивизий противника. Войска лев. крыла Западного фронта (43-я, 49-я и 50-я А) к 10 января обошли с Севера и Юга юхновскую группировку противника, что позволило 33-й А севернее Юхнова, а 1-му гвардейскому кававалерийскому корпусу южнее него прорваться в тыл противника, развить удар на Вязьму. 10-я А вышла на подступы к городам Киров и Лодиново. 10-20 января войска прав. крыла фронта (1-я Ударная, 20-я, 16-я и 5-я А, 2-й гвардейский кавалерийский корпус) прорвали оборону противника и освободили Лотошино, Шаховскую и Можайск. 16 — 22 и 27 января в р-н Вязьмы были высажены первый воздушные десанты. 1 февраля передовые части 33-й А завязали бои за Вязьму, а 2 февраля 1-й гвардейский кавалерийский корпус прорвался к городу с Ю.-З. Чтобы не допустить разгрома группы армий «Центр», противник спешно перебросил из Западной Европы 12 дивизий и 2 бригады, нанес несколько контрударов по войскам 33-й А и 1-му гвардейскому кавалерийскому корпусу и 2 — 3 февраля перерезал их коммуникации севернее и южнее Юхнова. Соединения 43-й, 49-й и 50-й А к началу марта разгромили юхновскую группировку противника и освободили Юхнов, но восстановить связь с 33-й А не смогли. Последующие попытки сломить сопротивление Мграга, предпринятые войсками Калининского, и Западного фронтов, успеха не имели. В связи с ослаблением наступат. возможностей и начавшейся весенней распутицей эти фронты 20 апреля по приказу Ставки перешли к обороне. Войскам, сражавшимся за линией фронта, было приказано выходить на соединение с основными силами. Т.о., сов. командованию не удалось полностью осуществить свой замысел, что в значит, степени было обусловлено недостатком сил (главным образом танк. и мех. соединений). В результате Р.-В.о. войска Северо-Западного, Калининского, и Западного, фронтов отбросили противника на западном направлении на 80 — 250 км, завершили освобождение Московской и Тульской областей, освободили ряд р-нов Калининской и Смоленской обл., нанесли тяжёлое поражение группе армий «Центр» (из строя выведены 16 дивизий и 1 бригада, с 1 января по 30 марта противник потерял св. 330 тыс. чел.).

В Невельской операции 1943г. войска фронта освободили Невель (6 октября) и в октябре вышли к восточным границам Белоруссии.

20 октября 1943 г. на основании приказа Ставки ВГК от 16 октября 1943 г. Калининский фронт переименован в 1-й Прибалтийский фронт…….

Боевые действия на Калининском направлении осенью и зимой 1941 г., являясь неотъемлемой частью великой битвы за Москву, оказали огромное влияние на её исход.

Калининское операционное направление как часть Московского стратегического направления образовалось 7 октября, когда на совещании немецкого командования в городе Орша было принято решение об изменении направления действий 3-й танковой группы и 9-й армии. Цели, которые при этом должны были быть достигнуты: расчленить войска Западного фронта, окружить и ликвидировать армии, находящиеся на правом фланге Западного фронта (22-я, 29-я, 30-я, 31-я), и тем самым организовать разрыв между войсками Северо-Западного и Западного фронтов, а также выйти с севера к Москве и получить возможность выхода в тыл войск Северо-Западного фронта. Всё это сильно осложнило бы общую обстановку под Ленинградом.

Первоначальные успехи немецких войск на Калининском направлении обусловлены наличием разрыва шириною до 80 км в обороне Западного фронта (на рубеже Сычевка – Гжатск), который образовался в результате переброски с 5 октября 49-й армии под Калугу, а также высокой мобильностью немецких танковых и моторизированных соединений, что позволило им в короткие сроки осуществить столь глубокий прорыв.

К 10 октября войска правого крыла (22-я, 29-я и 31-я армии) Западного фронта отошли на рубеж озеро Пено — восточнее Нелидова — Сычёвка. В тот же день немецкая 3-я танковая группа и 9-я армия начали наступление на Калинин и, несмотря на упорное сопротивление советских войск, 14 октября вошли в город. При этом переброшенные решением Генерального Штаба 5-я и 256-я стрелковые дивизии и калининский отряд народного ополчения, оказывая ожесточенное сопротивление, отошли на окраины города.

Попытка немецких войск 16 октября развить наступление на Торжок и прорваться во фланг и в тыл Северо-Западного фронта силами 41-го механизированного корпуса была пресечена, войска отрезаны и в значительной степени уничтожены силами оперативной группы генерала Н.Ф. Ватутина.

17 октября под командованием генерал-полковника И. С. Конева на базе войск правого крыла Западного фронта (22-я, 29-я, 30-я и 31-я армии) был создан Калининский фронт, куда помимо четырех армий вошли 183-я, 185-я, 246-я стрелковые дивизии, 46-я и 54-я кавалерийские дивизии, 46-й мотоциклетный полк, 8-я и 21-я танковые бригады Северо-Западного фронта. Тем не менее немецкие войска имели численное превосходство в пехоте в 1,9 раз, в танках — в 3,5 раза, в орудиях — в 3,3 раза, в пулемётах — в 3,2 раза.

Противник для наращивания усилий на Калининском направлении развернул 9-ю армию в северном направлении для решения следующих задач: уничтожить войска Калининского фронта в районе Старица — Ржев — Зубцов, в дальнейшем развить наступление в общем направлении на Вышний Волочек, а правым флангом в район Калинина. В последующем 3-я танковая группа должна была нанести удар в направлении на Вышний Волочек и во взаимодействии с 9-й армией отрезать пути отхода основным силам Калининского и Северо-Западного фронтов.

29-я армия в течение 22–24 октября переправила на правый берег Волги свою ударную группировку в составе 246-й и 119-й стрелковых дивизий, которая в последующие дни, преодолевая сопротивление врага, медленно выдвигалась к селу Даниловское. Данная группировка и переправившаяся 26 октября через Волгу 46-я кавалерийская дивизия 29-й армии создали плацдарм на правом берегу, перерезали шоссе Старица — Калинин, нарушив одну из важных коммуникаций немецких войск. Но все попытки 29-й армии соединится с 31-й армией и полностью окружить калининскую группировку противника провалились.

24 октября 9-я немецкая армия с двумя моторизованными дивизиями 56-го механизированного корпуса начала наступление с рубежа Ржев — Старица на Торжок. Но преодолеть сопротивление 22-й и 29-й армий они не смогли, в конце октября были остановлены на рубеже рек Большая Коша и Тьма и перешли к обороне на достигнутых рубежах.

Войска фронта при поддержке авиации ежедневно атаковали немцев в районе Калинина. В результате этих действий 23 октября последовала директива фон Бока о приостановке наступления через Калинин. Таким образом, энергичные удары в районе Калинина хотя и не привели к овладению городом, но сорвали выполнение основной задачи, ради которой 3-я танковая группа разворачивалась от Москвы на север.

С начала ноября фронт на калининском направлении стабилизировался на рубеже Селижарово — река Большая Коша — река Тьма — северная и восточная окраины города Калинин — западный берег Волжского водохранилища. Наступательные действия войск обеих сторон в полосе обороны Калининского фронта в ноябре территориального успеха не имели. Предусмотренный замыслом противника удар во фланг и тыл Северо-Западного фронта был сорван, участие 9-й армии в наступлении на Москву исключено.

Советские войска активной обороной и наступательными действиями, предпринятыми в конце ноября, сковали 13 пехотных дивизий группы армий «Центр», не позволив перебросить их под Москву, где развернулись решающие бои. Войска Калининского фронта, заняв охватывающее положение по отношению к северному флангу группы армий «Центр», сорвали попытки немецких войск осуществить прорыв на рубеж Торжок — Вышний Волочек с целью окружения войск Западного и Северо-Западного фронтов.

Однако в управлении войсками со стороны командования и штаба Калининского фронта допускались ошибки в оценке возможностей противника и своих войск. Это привело к невыполнению войсками фронта замысла главного командования. Фронту не удалось ни окружить группировку противника в Калинине в октябре, ни прикрыть московское направление в середине ноября 1941 г.

Во второй период боевых действий на Калининском направлении (5 декабря 1941 г. — 7 января 1942 г.) войска Калининского фронта, занимая выгодное фланговое положение по отношению к основным силам немецких войск на московском направлении, провели Калининскую наступательную операцию. Эта операция является составной частью стратегического контрнаступления под Москвой.

1 декабря 1941 года был получен приказ по войскам Калининского фронта, согласно которому 31-я армия, усиленная стрелковыми дивизиями и полками тяжелой артиллерии, перегруппировывалась для наступления на Калинин.

5-20 декабря войска Калининского фронта вели наступление в районе Калинина и оборонялись на остальных участках фронта. Наступление войск 5 декабря 1941 г. восточнее и западнее Калинина положило начало общему контрнаступлению под Москвой. Когда части 31-й армии вышли на Волоколамское шоссе, а части 29-й армии усилили попытки прорваться к дороге Калинин – Старица, над немецкой группировкой в Калинине возникла угроза окружения и немецкое командование приняло решение оставить город. Преодолевая сопротивление арьергардов противника, 16 декабря 1941 г. части 243-й стрелковой дивизии 29-й армии освободили северную и центральную часть города, с юго-востока в город ворвались части 256-й, а с юга к городу подошли части 250-й стрелковых дивизий 31-й армии.

В ходе боев 21 декабря — 7 января войска Калининского фронта отбросили противника на рубеж Высокое – Иваниши — Лотошино, прорвали оборону врага на широком фронте от Черногубово до Волково и, преследуя неприятельские войска в направлении Ржева, подошли к Ржевскому оборонительному рубежу, преодолев по льду Волгу на участке Соломино — Гнездово и захватив плацдарм на правом берегу реки.

22 декабря в состав Калининского фронта из резерва Ставки ВГК была передана 39-я армия. Ведя напряженные бои, войска Калининского фронта к 7 января вышли на рубеж 4 км восточнее Ельцы — левый берег Волги северо-западнее Ржева, где были остановлены. В результате операции войска фронта нанесли серьезное поражение 9-й армии и продвинулись на 60-120 км. В результате освобождения города Калинина была восстановлена прямая связь между Западным и Северо-Западным стратегическими направлениями и обеспечено взаимодействие Калининского, Западного и Северо-Западного фронтов.