Взятие дерпта 1558

Предыстория взятия Нарвы

После начала войны первым крупным поражением русских войск стала битва под Нарвой 1700 года. Но оправившись после поражения, с 1701 по 1703 г. русские войска нанесли армии Карла XII несколько поражений подряд.

Основной задачей Петра 1 на 1704 год стало завоевание трех крупных крепостей на территории Ингерманландии, чтобы закрепить успех русской армии в Прибалтике. Первой Петр 1 взял крепость Дерпт 14 июля 1704 года, после взятия Дерпта Петр сразу направился к Нарве.

Осада

В Нарве находился гарнизон из 2 000 солдат под командованием Рудольфа Горна. Осада крепости началась в июне, но осадные работы продвигались крайне медленно. Скорее всего это связано с одновременным возведением укреплений на случай нападения основных войск Карла. Когда Петр 1 прибыл к крепости — осадные работы намного ускорились, потому что Петр прекратил строительство укреплений и полностью занялся осадными работами.

Царь Петр предложил командиру шведского гарнизона сдаться на выгодных условиях, но комендант Нарвы не стал сдаваться, а только напомнил поражение под стенами Нарвы в 1700 году. После осадных работы в оборонительных бастионах Нарвы появились проемы и крепость была годна для штурма.

Штурм

9 августа в 2 часа по полудню русские войска начали штурм крепости. Войска штурмовали крепость тремя колоннами общей численностью 1 600 солдат. В результате слаженных действий уже через час главный вал был в руках русской армии. Гарнизон шведов был отброшен в глубь крепости. Комендант гарнизона приказал трубить к сдаче крепости, но, как и при взятии Дерпта, сигнал не был услышан из-за шума стоявшего во время битвы.
После того как ворота были проломлены войска ворвались в крепость. Русские солдаты начали истреблять гарнизон и местных жителей. Убийство прекратил сам Петр заколов одного из солдат-мародеров за грабеж и убийство мирных жителей. Новым губернатором Нарвы был назначен Александр Данилович Меньшиков, который командовал одной из трех колонн при штурме крепости.

Итоги взятия Нарвы

Посчитав потери после взятия крепости Петр оценил это как малая кровь. Русское войско потеряло 350 воинов убитыми и 1340 ранеными. Шведский гарнизон потерял более 1 300 человек убитыми. Через неделю после взятия Нарвы сдался гарнизон крепости Ивангород.
План крепости Нарва
1. Замок с башней и полубастионом Спес
2. Северный двор
3. Западный двор
4. Бастион Фортуна
5. Бастион Триумф
6. Бастион Фама
7. Бастион Глория
8. Бастион Хонор
9. Равелин
10.Бастион Виктория
11. Бастион Пакс
12.Полубастион Юстиция
13. Здание казармы
14. Ратуша
15. Река Нарова
16. Мост «Дружбы»
17. Эстонская таможня
18. Крепость Ивангород.

§ 1.4. Поход Ярослава Всеволодовича на Дерпт, 1234 г.

Во время немецкого налета на Тесово Ярослава в Новгороде опять не было, но к зиме он вернулся — с переяславскими полками:

«князю Ярославу не сущю Новегороде, нъ въ Переяслаль отшьлъ бе. И пришьдъ князь, выправи Божиею помоцью Святыя София; а пълкы своя приведе в Новъгородъ множьство, хотя ити на не»1.

Еще в 1228 г. князь мечтал о походе в Ливонию — мести за разгром князя Вячко в 1224 г., за подстрекательство тавастов, за поддержку псковского узурпатора, за содействие новгородским оппозиционерам. Теперь час настал. В марте 1234 г. огромная русская армия вторглась в Уганди. В походе участвовали отряды из всех новгородских волостей («съ всею областью») — и новгородцы, и ладожане, и псковичи, и другие, а также переяславцы вместе с княжеской дружиной («полкы своя»):

«иде князь Ярослав съ новгородци и съ всею областью и с полкы своими на Немьци подъ Гюргевъ»2.

Несмотря на то что центром заговоров являлось Оденпе, где располагались земли Буксхевденов и, вероятно, еще остались представители «Борисовой чади», вторжение было направлено в сердце враждебной страны — Дерпт (русский Юрьев), столицу епархии, столицу князя Вячко, судя по всему, новгородско-переяславского вассала. Ярослав пришел бить врагов и собирать дань со своей волости:

«и ста князь, не дошедъ града, съ пълкы, и пусти люди своя въ зажитие воевать»3.

Советские исследователи пытались застенчиво затушевать значение фразы: «въ зажитье воевать». Некоторые никак ее не разъясняли, а другие писали, что «в зажитие» значит «на постой»4. В действительности даже словарь В.И. Даля знает слова «зажитье» и «заживъ», «на заживе» — добыча, прибыль, прибавление5. И простым «прокормом» — фуражировкой эти действия явно не ограничивались. Е.Л. Назарова справедливо указывала: «Добавление «воевать» соответствует тому, что такие рейды часто сопровождались столкновениями с рыцарями или местными жителями»6. Речь идет о грабежах мирного населения — существа и сути средневековой войны. Летописи неизменно фиксируют результаты боевых действий: «села их потрати», «много полониша», «скота бещисла приведоша»7. Можно сказать, что собственно бои враждующих армий — это для средневековья редкость, тактическая ошибка, недоразумение. Целью войны было ограбить и опустошить волость противника, набрать больше добра, скота, полона — или перебить («истратить») все это8. Точно так же описывает ливонские походы и Генрих Латвийский, и Старшая Рифмованная хроника, и Герман Вартберг, и русская летопись9.

Брать город — задача непростая, требует усердия и тщательности. Кроме того, штурм — затратная технология, а осада — дорогостоящая. Замки и города брали нечасто и преимущественно «изгоном» — пока ворота не закрыли. Ярослав в 1223 г. уже получил печальный опыт осады образцового немецкого замка — на скале Тоомпеа в Ревеле.

Повторяться он не стал. В 1234 г. Дерпт был уже отстроен. Русские не пошли на его обложение, но специально разбили лагерь чуть в стороне — ниже по реке Эмайыги — ближе к Чудскому озеру. Ярослав выманивал немцев, беспокоил их, жег землю, распустил часть полков «в зажитье». И добился своего.

Из Оденпе отправили заградительный (сторожевой) отряд, опасаясь разорения окрестностей. Из Дерпта тоже некоторое время наблюдали. В какой-то момент решив, что русские достаточно рассеялись по селам и увлечены грабежом, немцы (сторожевой отряд из Оденпе и гарнизон Дерпта) соединились и напали на армию Ярослава.

Князь этого и ждал:

«И поможе Богъ Ярославу с новгородци: и биша их и до реце, и ту паде лучьших Немцовъ неколико»10.

Русские сумели прижать беспечных ливонцев к реке и нанести им сокрушительное поражение. Погибло несколько видных немецких рыцарей. Остальные, отступая, вышли на замерзшую реку Эмайыги (русск. Омовжа), но внезапно под тяжеловооруженными воинами весенний лед подломился — многие начали тонуть. Тех, кто пытался спастись, добивали новгородцы и переяславцы. Потери немцев были очень значительными, лишь немногим удалось бежать:

«и яко быша на рече на Омовыжи Немьци, и ту обломишася истопе ихъ много, а ини язвьни въбегоша въ Гюргевъ, а друзии въ Медвежю голову»11.

Ледовое побоище завершилось сокрушительной победой русских. Не все немцы даже успели укрыться за стенами Дерпта. Некоторых гнали вплоть до Оденпе. Затем Ярослав смог спокойно завершить сбор податей с населения, наказав угандийцев за прежние обиды: «много попустошиша земле ихъ и обилие потратиша»12.

Латинские и немецкие источники не содержат известий о русском вторжении и ледовой битве 1234 г., но упоминают в этот год гибель в пожаре цистерцианского монастыря Фалькенау (нем. Falkenau; Walchenna; эст. Кяркна, Kärkna; Muuge) невдалеке от Дерпта13. Основателем этого монастыря был один из братьев Буксхевден — епископ Герман, шурин князя Ярослава Владимировича14. Вполне возможно, что монастырь был сожжен русскими войсками. Вскоре Дерптский епископ прислал просить мира:

«И поклонишася Немьци князю, Ярослав же взя с ними миръ на вьсеи правде своеи; и възвратишася новгородци сдрави вси, а низовьчь неколико паде»15.

Одновременно с миром освобожден был и Кюрил Синкинич, что по летописи датируется «великим говением», то есть не позднее конца апреля 1234 г.16 Ярослав добился всего, чего хотел, — мир был заключен по всей его «правде». Однако никаких подробностей соглашения летопись не дает. Исследователи полагают, что князь добился от немцев возобновления выплат ежегодной дани со своего «Юрьевского княжества» — эстонской земли Уганди17. Были восстановлены если не сюзеренные, то даннические права Ярослава, попранные в 1224 г. При Иване Грозном отказ от выплат этой — Юрьевской — дани станет поводом для начала Ливонской войны. Были достигнуты и другие цели.

Судя по летописи, после 1228 г. поход в Ливонию готовился чуть ли не каждый год. Но внутренние причины мешали его осуществить. Ощущая свою безнаказанность, в 1233 г. уже сами немцы начали нападать. Поход на Юрьев прервал серию беззастенчивых вторжений вассалов Дерптского епископа на русские (новгородские и псковские) земли. На несколько лет — мир тогда заключался обычно на 3 года — на западных рубежах Руси установилось затишье.

Была также поставлена жирная точка в попытках оппозиционных новгородских бояр урвать кусок власти в регионе. «Борисова чадь» была разгромлена, Ярослав Владимирович посажен в темницу, покорность Пскова проверена на деле. Участники похода смогли хорошо поживиться на завоеванных землях. Особенно подчеркивал летописец, что новгородцы вернулись без потерь — погибло только несколько переяславцев. Достаток успокоил Новгород, который с 1228 г. мучили внутренние смуты и природные ненастья.

* * *

Для Ливонии и Эстонии русский поход на Юрьев также имел немалое значение. В эти годы ситуация там напоминала Гражданскую войну. Конфликт возник сразу после смерти епископа Альберта (ум. 17 января 1229 г.), когда потребовалось выбрать его преемника. Основываясь на том, что Рижская епархия в то время напрямую подчинялась Риму, местный капитул выбрал епископом магдебургского каноника Николая. Однако Бременский архиепископ, также претендовавший на верховенство в Ливонии, назначил другого кандидата — бременского каноника Альберта Зуербеера (Albert Suerbeer). Для разрешения вопроса обратились к папе Григорию IX, который поручил 4 апреля 1230 г. своему легату Отто де Монтферрат (Othon de Montferrat; дьякон San Nicola in Carcere Tulliano; 1227—1244) разобраться в случившемся. Оттон в свою очередь поручил разобраться в случившемся вице-легату Балдуину (Balduin von Alna), цистерцианскому монаху из монастыря Альна (Alna; на р. Самбра — франц. Aulne-sur-Sambre) во Фландрии. В июле 1230 г. Балдуин Альнский прибыл в Ригу. Первое время со стороны казалось, что его миссия носит формальный характер и скоро завершится успехом. Однако впоследствии выяснилось, что проблемы возникли почти сразу, а цели перед собой Балдуин ставил далеко не временные.

Для начала, разобравшись в ситуации, он сделал выбор в пользу местного капитула, о чем и доложил в Рим. Альберт Зуербеер был отправлен на пост архиепископа Армагского в Ирландию, а в Риге утвердился епископ Николай. Балдуин оказался властным чиновником, стремившимся усилить позиции Рима в Прибалтике, а не выстроить нормальные отношения между участниками колонизационного процесса. Новые покоренные земли он пытался подчинять непосредственно себе. Так конфликт возник уже из-за Курляндии. На момент прибытия Балдуина Рига уже заключила договор с северными областями Курляндии. Те обязались принять христианство и платить церковную десятину Рижскому епископу и Ордену18. Однако в декабре 1230 г. куршские старейшины вновь прислали послов в Ригу просить помощи в связи с неурожаем и голодом, грозящим их народу. Немцы обещали помочь, но договоры курши подписали теперь с Балдуином. В декабре 1230 и январе 1231 г. было подписано два соглашения, по которым курши обязывались принимать только священников, назначенных вице-легатом, а также признавать церковную власть папы Римского минуя Ригу. Специально оговаривалось, что на покорение региона более не могут претендовать ни шведы, ни датчане19. Епископ Николай отказался признавать эти договоры.

Затем Балдуин пытался разобраться с земельными владениями в Эстонии, которые Вильгельм Моденский препоручил заботам меченосцев. Вице-легат восстановил свою светскую власть в этих областях и вознамерился сформировать из них обособленное государственное образование — некую папскую область, включающую всю Северную и Западную Эстонию. Орден отказался признавать такой передел и выгнал папских чиновников из Гервена и Виронии. Для освоения земли и устроения ее меченосцы в 1230 г. пригласили переселиться в Эстонию 200 немецких семей из Висбю с Готланда. Переселенцы получили земельные наделы и часть территории, примыкающей к замковой горе Ревеля. Они отстроили церковь своего покровителя св. Николая (Нигулисте, Niguliste) и заложили основу городской общины Таллина20.

Рижский епископ и Орден вступили в открытый конфликт с папским вице-легатом. Балдуин вынужден был отправиться в Рим искать поддержки. Он показал договор с куршами, рассказал о возможностях папской власти в Эстонии и полностью склонил папу Григория на свою сторону. В январе 1232 г. Балдуин был назначен легатом в Восточную Балтию, включавшую Готланд, Финляндию, Эстонию, Курляндию и Земгалию. Одновременно он был посвящен в епископы Земгальские (Семигальские), несмотря даже на то, что прежний епископ Ламберт, назначенный из Риги, был еще жив21. Папа поддержал своего легата и в вопросе о правах на земли Северной Эстонии. Меченосцы тоже жаловались на злоупотребления легата, но германскому императору Фридриху, главному сопернику папы в Европе22.

План старого Висбю, Готланд. Trinitatis (Drotten) — Троицкий собор; Kastal — отдельная укрепленная башня

В 1232—1233 гг. Балдуин проехал германские земли, проповедуя новый крестовый поход в Ливонию. Вокруг Бремена тогда бушевало крестьянское восстание, отчего массового набора пилигримов не произошло. В июле 1233 г. Балдуин вернулся в Ригу во главе крестоносного войска, с которым двинулся против меченосцев. Легата поддержали некоторая часть эстонской знати, папские вассалы из Виронии и Гервене, цистерцианские монахи из Дюнамюнде и Фалькенау, а также в какой-то момент Дерптский епископ23. В Эстонии между сторонниками ордена и легата произошли настоящие боестолкновения. В Ревеле во время изгнания папских представителей меченосцы закололи одного из них прямо перед алтарем местного храма. Ожесточенная борьба привела к разгрому войск легата, а сам он под угрозой гибели в начале 1234 г. бежал из Риги. В Риме Балдуин начал процесс по обвинению меченосцев в преступлениях против Церкви. В итоге 20 ноября 1234 г. было издано папское citatio с перечислением злоупотреблений орденских братьев24. Из этого источника мы и черпаем основные сведения о церковной смуте в Прибалтике. С июля и до конца 1233 г. в Эстонии бушевала настоящая гражданская война, улегшаяся только к весне 1234 г25.

Примечательными для нас являются указания источников на причастность к этим событиям русских. После войны с емью 1227—1228 гг. папа Римский выпустил сразу 5 посланий, в которых в той или иной мере призывал правителей Балтийского региона бороться против Руси и ее союзников. В январе 1229 г. в Ригу, Любек, Швецию, Готланд и другие католические страны на востоке были направлены призывы начать торговую блокаду Руси. 9 января 1230 г. в письме шведским епископам содержится призыв крепить оборону Финляндии от нападений язычников Карелии и Ингрии, подстрекаемых, судя по всему, русскими26. А 3 февраля 1232 г. папа Григорий выдает своему новоиспеченному легату Балдуину послание, в котором запрещает кому бы то ни было в Ливонии заключать мир или вступать в соглашения с язычниками и русскими:

«Тебе как брату вверенной нам властью вменяем, чтобы все христиане, в пределах границ твоего посольства живущих, не помышляли заключать мир или перемирие (terminos constitutis) ни с язычниками этих земель, ни с русскими (Rutenis), и не собирать чинш, пока ты остаешься легатом, без твоего согласия. Всеми силами постарайся унять противников, живущих в пределах твоей легатской области. Если же такое случится, подвергай их после наставления церковному взысканию»27.

Предметом послания были все христиане легатской области Балдуина, но приоритетным тогда являлись отношения Балдуина с Орденом меченосцев, который противился его власти. Именно меченосцев папа разрешил подвергать «церковному взысканию». Одновременно, как одно из злейших нарушений, были указаны «мир или перемирие», заключаемые с «язычниками» и «рутенами» (русскими). Следовательно, такие соглашения имели место.

В папском citatio, изданном по случаю жалобы легата Балдуина в ноябре 1234 г., в частности упоминается, что Орден приглашал против Дерптского епископа русских и язычников, давал им деньги и вооружение, так что русские осадили Дерпт, убили много новообращенных и уничтожили монастырь Фалькенау28.

Владения Ордена меченосцев в Ливонии к 1232 г.: 1 — Орден меченосцев; 2 — Владения Рижского епископа; 3 — Дерптское (Леальское) епископство; 4 — Эзель-Викское епископство; 5 — Область города Риги; 6 — Совместное владение Рижского епископа, ордена и города Риги; 7 — Совместное владение ордена, Рижского и Земгальского епископств; 8 — Области, в которых на власть претендовал вице-легат Балдуин; 9 — Русские княжества; 10 — Языческие племена; 11 — территориальные границы; 12 — Границы межплеменные (условно); цветом обведены границы зависимых или союзных областей

О русских как союзниках меченосцев в конфликте 1233—1234 г. упоминает Хроника Альберика из монастыря Трех Источников (Albericus Trium Fontium)29. Это чуть ли не единственный раз, когда в хронике заходит речь о Руси. В целом же этот источник настроен явно против меченосцев, отчего можно предположить, что информацию Альберик получал лично от Балдуина, который после лишения легатских полномочий и титула епископа Земгальского, мог побывать в монастыре Трех Источников, принадлежащем тому же ордену цистерцианцев и расположенном не так далеко от Альна (ок. 150 км).

Исследователи чаще всего рассматривали эти обвинения в адрес Ордена как злые домыслы его противников и, в частности, самого Балдуина. Однако обилие указаний на согласованность действий противоборствующих сторон заставляет предполагать, что описанное как-то связано с реальным положением дел. В частности, эстонский историк А. Селарт считает, что имеется возможность допустить некоторую причастность Ордена к конфликту между Новгородом и Дерптом (Юрьевом) в 1233—1234 гг. Речь не идет о военной поддержке меченосцами похода на Юрьев, но именно о «приглашении» (a hypothetical invitation) русских к нападению на Дерпт30. Под язычниками, с которыми Орден якобы тоже заключал мир, можно понимать «ижорских и карельских союзников в составе новгородского войска»31.

Существует и обратная точка зрения. Так, В.И. Матузова и Е.Л. Назарова, вслед за А. Амманом и А. Вассаром, считают, что под договорами, о которых легат писал папе, следует понимать оборонительный альянс Пскова и Риги, заключенный в 1228 г. против Новгорода. Балдуин же пытался поставить под свой контроль отношения между Ливонией и Русью, отчего и испросил у понтифика запрет на подписание любых договоров с восточными соседями без его согласия. Под язычниками понимались прежде всего курши, с которыми только что было подписано несколько противоречивых документов32.

На наш взгляд, неоднородность политических устремлений противоборствующих сторон в Ливонии и на Руси позволяет допускать у них совпадение интересов. Так, очевидно, что, несмотря на неоднократные призыва Рима к экономической блокаде Руси, торговый обмен продолжался. 23 января 1229 г. папа потребовал от ливонских иерархов, под угрозой анафемы, принять меры по предотвращению каких-либо торговых операций с русскими «до тех пор, пока последние не прекратят все враждебные действия против новокрещенных финнов»33. Предполагается, хотя это и не отмечено в тексте буллы, что запрет на торговлю касался только Новгорода, но не имел отношения к Полоцку, Смоленску, Пскову34. Рекомендовалось воспретить поставлять на Русь оружие, железо, медь, свинец, лошадей и продовольствие. Аналогичные требования 27 января 1229 г. папа направил епископу Любекскому35, епископу Линчёпингскому, в епархию которого входил Готланд, а также лично священнослужителям в Висбю36. 16 февраля 1229 г. папа повторил послания на Готланд37. Характерно, что папские послания о блокаде относятся именно к тому времени, когда в Новгороде разразился продовольственный кризис. Но весной 1231 г. именно немецкие купцы завершили для Северной Руси голодный период.

Похожую ситуацию мы фиксируем в те же годы в Суздальской земле. Голод бушевал и там. Источник В.Н. Татищева сообщал, что на второй год голода, когда «множество людей изомроша, а боле в Новегороде и Белеозере» (вероятно, 1230 или 1231 г.), по Волге и Оке стали прибывать купцы из Волжской Болгарии, только что (в 1229 г.) подписавшие шестилетний мир с русскими:

«…болгоре, имеюще мир, вожаху Волгою и Окою по всем градам и продающе, и тем много Рустей земли помогоша. А князь болгорский присла к великому князю Юрию тритцеть насадов жит. И князь великий прият с любовию, а ему посла паволоки драгие, шитые златом, и кости рыбии, и ина узорочия»38.

Любезность болгар была обусловлена появлением на их границах монгольских полчищ39. В Ливонии в 1230—1231 гг. также было неспокойно. Именно в эти годы легат Балдуин впервые выступил со своей программой о преобразованиях земельной собственности на севере Эстонии, а Орден начал с ним конфронтацию. Меченосцы лихорадочно искали союзников. С этим было связано и приглашение ими купцов с Готланда поселиться в Ревеле. Вероятно, с этими купцами можно связать и продовольственное снабжение Новгорода в 1231 г.40

С другой стороны, князь Ярослав только пытался закрепиться на Волхове — все предыдущие попытки проваливались максимум через полтора года. Он обеспечил надежное пограничье с емью и собирался обеспечить границу с немцами в Эстонии, но это требовало договоренностей с двумя властными центрами: с Дерптом (по поводу границы Пскова с Уганди и Латгалией), и с Орденом (по поводу границы Води с Виронией).

Виронию после отъезда Вильгельма Моденского контролировали меченосцы, к которым 24 ноября 1232 г. обратился с посланием папа, призвав защитить в Финляндии «новые ростки христианской веры» от «неверных русских»41. Казалось бы, последнее столкновение русских и еми завершилось в 1228 г., после чего в Новгороде наступает период смут, и летописи не фиксируют никаких событий на финской границе. На поход 1228 г. папа отреагировал серией антирусских посланий в начале 1229 г., но в 1232 г. ему реагировать было не на что. Новгородцы воевали на юге против Чернигова и на север походов не совершали. Наиболее простое объяснение: пассаж о русских попал в текст послания благодаря жалобам вице-легата Балдуина или финского епископа Томаса, столкнувшегося со сложностями в обращении новых прихожан. Однако можно допустить, что призыв к меченосцам был связан с попыткой активизировать их противостояние с русскими соседями, с которыми братья-рыцари якобы заключили мир. Орден гнали на финских язычников, то есть кроме тавастов — водь, ижору, карелов, но он был ослаблен распрями внутри Ливонии, борьбой с легатом Балдуином. В 1231 г. началось покорение Земгалии, области южнее Даугавы. Меченосцам было сложно воевать на два фронта, а тем более совершать походы за Нарву. Тогда же Ярослав вступил в конфликт с Псковом, который заключил оборонительный союз с Ригой — вероятно, прежде всего, с Дерптом, сторонником Балдуина. В 1232 г. противники Ярослава и Ордена совпадали. Меченосцы могли пообещать князю мир на Нарве, а Ярослав — что не пойдет на мировую с Дерптом.

Конечно, союз переяславского князя и братьев-рыцарей если и существовал, не мог быть долговечным. Борьба с Балдуином в 1234 г. завершилась, как завершился и новгородско-псковский конфликт. Однако еще в 1236 г. псковский отряд принимал участие в крестовом походе на Литву, приведшем к трагической битве при Сауле.

Примечания

1. НПЛ, 72, 282.

2. НПЛ, 72, 283.

3. НПЛ, 73, 283.

4. Пашуто, 1956. С. 142; Караев, 1966. С. 155; Тихомиров, 1975. С. 326.

5. Даль, 1978. Т. 1, с. 577.

6. Матузова, Назарова, 2002. С. 305.

7. НПЛ, 52, 61, 65, 250, 263, 270.

8. См.: Benninghoven, 1970; Nikolle, 1999. P. 124.

9. См.: Бокман, 2004. С. 87—90, 225, прим. 68.

10. НПЛ, 283, 73.

11. НПЛ, 283, 73. К квадратных скобках пояснения Д.Х.

12. НПЛ, 73, 283.

13. Hildebrand, 1876. S. 28, № 21; Benninghoven, 1965. S. 288; Матузова, Назарова, 2002. С. 305.

14. Tuulse, 1942. S. 270—274.

15. НПЛ, 73, 283. В квадратных скобках — пояснения Д.Х.

16. См. прим. 583.

17. Соловьев, 1993. Т. 3. С. 127; Казакова, Шаскольский, 1945. С. 48. В.Т. Пашуто считал, что по договору 1234 г. были восстановлены русские права на сбор дани не только с «отдельных земель эстов», но и «в Талаве, Латгалии» (Пашуто, 1956. С. 142; ИЭ, 1961. С. 176). М.Н. Тихомиров считал, что летописец изрядно преувеличивает достигнутый успех (Тихомиров, 1975. С. 326). А. Селарт указывает на ограниченные возможности сторон, переживших недавно голодные годы, а также подчеркивает, что поход был направлен исключительно против Дерптского епископа, соответственно, мир касался только отношений князя Ярослава и епископа Германа (Селарт, 2003. С. 197).

18. LUB, I. S. 137—138, № 105; Новосельцев, Пашуто, Черепнин, 1972. С. 302—303; Матузова, Назарова, 2002. С. 256.

19. LUB, I. S. 134—137, № 103—104; Новосельцев, Пашуто, Черепнин, 1972. С. 303—306; Матузова, Назарова, 2002. С. 256.

20. Rörig, 1928. S. 253—267; Redlich, 1931; Johansen, 1933. S. 719—720; Mühlen, 1937. S. 10—16; ИТ, 1983. С. 59; HE, 2002. P. 62.

21. LUB, I. S. 152—153, № 115.

22. LUB, I. S. 155—156, № 118; S. 164—166, № 127.

23. Johansen, 1933. S. 682—685; Benninghoven, 1965. S. 372—373.

24. Hildebrand, 1887. S. 43, № 21; DD. Række 1, Bind 6. № 199.

26. LUB, I. S. 166, № 128; LUB, III. S. 20, № 100, а.

27. LUB, I. S. 157, № 121; SLVA. S. 156, № 175. Русский перевод и пояснения в квадратных скобках: Матузова, Назарова, 2002. С. 255.

28. Benninghoven, 1965. S. 279—320; Селарт, 2003. С. 194.

29. Chronica Albrici. S. 930. Альберих (умер ок. 1252 г.) довел свою хронику до 1241 г., охватив период от Р. Х., но прежде всего уделил внимание событиям вокруг собственного монастыря. Аббатство Св. Марии у Трех Источников (l’Abbaye de Sainte-Marie des Trois-Fontaines) располагалось на Марне в области Шампань и было самым первым цистерцианским монастырем на севере Франции, основанным в 1121 г. еще самим св. Бернаром Клервосским.

30. Selart, 2001. P. 161.

31. Селарт, 2003. С. 194.

32. Ammann, 1936. S. 189—190; ИЭ, 1961. С. 174; Матузова, Назарова, 2002. С. 256—257.

33. ADS. № 3; Шаскольский, 1978. С. 150—151.

34. Carlgren, 1950. S. 261, 269; Шаскольский, 1978. С. 151, прим. 15.

35. ADS. № 5.

36. DS. № 250; Rydberg, 1877. № 75.

37. DS. № 253; Rydberg, 1877. № 76.

38. Татищев, 1995. С. 369.

39. См.: Смирнов, 1951. С. 49; Хрусталев, 2008. С. 64, 75—76.

40. Следует отметить, что Весцелин, Ревельский епископ в 1219—1235 гг., был датчанином и назначен Лундским архиепископом, а потому не имел отношения ни к Любекской, ни к Рижской, ни к Линчёпингской епархиям — формально папские послания не были ему адресованы и он был свободен от обязательств по воспрещению торговли с Русью. С другой стороны, исследователи считают, что этот запрет не исполнялся повсеместно: Rein, 1968. S. 27; Carlgren, 1950. S. 268, 273—274; Шаскольский, 1978. С. 151.

Взятие шведской крепости Нарва войсками Петра I

9.08.1704 (22.08). – Взятие шведской крепости Нарва войсками Петра I

В августе 1700 г. Россия вступила в Северную войну и первым делом русская армия осадила шведскую крепость Нарву. В ноябре подошедшие на помощь к Нарве шведские войска под командованием короля Карла XII разгромили русских. Но уже в 1701–1703 гг. русские нанесли шведам ряд поражений и заняли почти всю Ингерманландию (ранее называвшуюся Ижорской землей). Овладение крепостями Нарвой, Дерптом (ранее это был русский город Юрьев) и Иван-городом было намечено русским командованием в качестве главной задачи на 1704 год. Дерпт был взят 14 июля 1704 г.

В Нарве стоял шведский гарнизон в 2 тыс. человек под начальством коменданта Рудольфа Горна. Русскими войсками командовал шотландец на российской службе фельдмаршал Георг Бенедикт Огильви.

Осада началась в начале июня, но продвигалась медленно, так как, помимо осадных мер, Огильви возводил укрепления против возможного появления под Нарвой шведского короля. С прибытием Царя Петра I осадные работы оживились, он видел защиту от королевской армии не в укреплениях, а в скорейшем взятии крепости. Петр предложил коменданту Горну сдачу на самых почетных и выгодных условиях, но тот ответил глумливо, напомнив русским поражение под этими стенами в 1700 году. В начале августа в результате боя русских стенобитных орудий в двух бастионах Гоноре, считавшемся неприступным, и Виктории уже зияли огромные бреши. Пригоден для штурма стал и бастион Глориа.

Утром 9 августа все приготовления к штурму были закончены, а в 2 часа дня начался приступ. На штурм в передовую линию было назначено 1,6 тыс. человек, разделенных на 3 штурмовые колонны под командованием генерал-поручика Семеновского полка Чамберса, англичанина по происхождению, генерала князя Репнина и бомбардир-поручика Преображенского полка А. Меньшикова. К трем часам главный вал был уже во власти русских. Отброшенный со стен, шведский гарнизон укрылся в стенах старого города, комендант приказал бить сдачу, но гул битвы заглушил сигналы.

Ворота были взломаны, и штурмующие ворвались внутрь крепости. Началось преследование и истребление гарнизона. Кровопролитие было остановлено Меньшиковым, назначенным губернатором Нарвы, через 4 часа после взятия крепости. 11 сентября жители Нарвы присягнули на верность Петру.

Во время штурма русские потеряли 350 человек убитыми и 1340 ранеными. Шведы только убитыми потеряли около 1300 человек.

Через неделю после взятия Нарвы капитулировал и шведский гарнизон Иван-города.

Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/25082203

16. Взятие Нарвы и сражения 1705-1706 гг.

Взятие Дерпта. В те времена война велась кампаниями: зимой военные действия затихали, а весной армии приходили в движение, чтобы решить намеченные заранее задачи. Главной задачей русской армии 1704 г. было овладение Дерптом и Нарвой. Предстояло смыть позор нарвского поражения. Медлительный Шереметев лишь в июне начал осаду Дерпта. Одновременно сам царь начал осаду Нарвы. Шведы усиленно распускали слухи, что на помощь своим крепостям вновь идет сам король Карл XII. Царь опасался распылять свои силы, поэтому прибыл под Дерпт, чтобы ускорить взятие города. 22-тысячной русской армии противостоял 5-тысячный шведский гарнизон. Осмотрев осаждаемую крепость, царь определил самое слабое место в ее укреплениях и приказал на нем сосредоточить огонь осадной артиллерии. Через пробитые бреши в город устремились штурмующие войска. В разгар ожесточенного боя гарнизон капитулировал. Оставшихся в живых шведских солдат с семьями и имуществом отпустили из города. Петр оценил взятие Дерпта как возвращение «праотческого» города, вспомнив о том, что город был основан русскими как опорный пункт в землях чуди и назывался Юрьев. Но долго радоваться победе не было времени – Петр спешно отбыл под Нарву.

«Военный спектакль» под Нарвой. Русские войска с весны пресекали все попытки шведов оказать городу помощь продовольствием и людьми. Крепость оборонял все тот же комендант Горн, получивший от короля генеральский чин. В его распоряжении было около 5 тысяч воинов. Мощные укрепления и многочисленная артиллерия вселяли в него оптимизм. Русские обеспечили почти десятикратное превосходство в живой силе, сосредоточив под стенами Нарвы 45 тысяч человек. Играя на том, что осажденные ждали помощи от короля, Петр решил устроить военный спектакль «перед очами» нарвского коменданта. Часть русских войск во главе с Петром переоделась в синие шведские мундиры и устроила «потешный» бой недалеко от стен города. Горн не распознал подвоха. Навстречу «подкреплению» из города вышел большой отряд, который тут же был атакован, в том числе и мнимыми шведами. Было захвачено с полсотни пленных. «Высокочтимым господам шведам поставлен зело изрядный нос», – шутил Петр, обожавший розыгрыши, не утративший интерес к игре до преклонных лет.


Кампания 1703-1706 гг.

Кровопролитный штурм. На предложение русских сдать крепость комендант Горн дал надменный ответ, напомнив им о поражении 1700 г. Штурм крепости 9 августа оказался недолгим, но кровопролитным. Петру пришлось самому останавливать разъяренных русских солдат. Современники рассказывали, что когда город наконец был взят штурмом, «раздраженные русские солдаты не могли удержаны быть от грабежа, пока сам государь прибежал к ним с обнаженною шпагою, некоторых из них заколол и таким образом остановил их ярость и привел в надлежащий порядок. Потом вошел он в замок, куда приведен к нему был пленный шведский комендант Горн. Государь в гневе дал ему пощечину и сказал: “Ты, ты один виноват в том, что столько пролито крови без всякой нужды…” Потом, бросивши на стол окровавленную свою шпагу, говорил: “Вот моя шпага, она омочена не шведскою, но российскою кровью. Я удержал ею собственных моих солдат от насильства и грабежа в городе, чтобы избавить бедных граждан от кровопролития, которому они без нужды подвержены были безрассудным твоим упрямством”».

Значение победы. О том, что значила для Петра эта победа, какой груз упал у царя с плеч, свидетельствует фраза из его письма: «Нарву, которая 4 года нарывала, ныне, слава Богу, прорвало…» Действиями своих солдат царь был доволен: «Сию преславную крепость шпагою в три четверти часа получили». В Нарве царь принимал иностранных дипломатов. Здесь был заключен союзный договор с Речью Посполитой.

Военные неудачи Августа II. Между тем у польского короля и саксонского курфюрста Августа II дела шли из рук вон плохо. Его саксонские войска потерпели несколько поражений от Карла XII и были вытеснены из Польши. Варшавский сейм под давлением шведской силы избрал на польский престол ставленника Карла XII Станислава Лещинского. Польша была опустошена и ограблена шведскими войсками, поэтому часть польской знати продолжала поддерживать Августа и рассчитывала на помощь русского царя. Петру приходилось снабжать своего союзника деньгами и войсками. Это была плата за то, что Карл XII надолго «увяз в Польше».

Мур-мыза и поражение войск Шереметева. Решив основные задачи в Прибалтике, Петр I в 1705 г. направил свою армию на территорию Речи Посполитой. Из Полоцка войска под предводительством Шереметева пошли в Курляндию против шведского генерала Левенгаупта. Под Мур-мызой из-за несогласованности действий войска Шереметева потерпели поражение, потеряв 2 тысячи человек убитыми и бросив обоз с пушками. Однако и потери шведов были велики. При подходе основной русской армии во главе с Петром I, Левенгаупт ретировался к Риге.


Русская армия Петровского времени: фузилер
гвардейской пехоты, гренадер армейской пехоты,
штаб-офицер гвардейской пехоты, мушкетер пехотного
полка, обер-офицер драгунского полка, фузилер
драгунского полка, бомбардир артиллерийского полка

Тогда же русским удалось овладеть столицей Курляндии Митавой. Главной базой русских войск становится Гродно, а главнокомандующим царь назначает наемного фельдмаршала Г.Б. Огильви. (Б.П. Шереметев был послан на подавление восстания в Астрахани.)

Гродненская операция. Вопреки военным обычаям того времени, Карл XII решился на активные военные действия зимой. В январе 1706 г. он внезапно перебросил свои войска (20 тысяч) к востоку от Гродно, и 40-тысячная русская армия едва не оказалась блокированной там. Царь не собирался рисковать своими лучшими войсками. Удачными маневрами ему удалось вывести свою армию из ловушки. Русские войска отошли на юг, на Украину, а не на восток, где их поджидал шведский король. Гродненская операция еще раз убедила Петра в ненадежности наемных полководцев: выход русской армии из Гродно состоялся не благодаря, а вопреки действиям фельдмаршала Огильви, который вскоре был уволен с русской службы.

Поражение под Фрауштадтом. В 1706 г. Карл XII еще воздерживался от большого похода против русских, так как у него тылу пока находились недобитые польско-саксонские войска Августа II. Правда, генералу Рейншильду удалось нанести им сокрушительное поражение под Фрауштадтом 13 февраля 1706 г., несмотря на то, что саксонско-русские войска почти в два раза превосходили шведов по численности. Пленных русских драгун, которые во время боя оказали самое упорное сопротивление, шведы не пощадили: «ругательски положа человека по 2 и по 3 один на другого, кололи их копьями и багинетами». Так шведы истребили 4 тысячи человек.

Двойная игра короля Августа II. Карл XII повел свои войска в Саксонию. Там началась паника, и саксонские министры 13 октября в глубокой тайне заключили Альтранштадтский мирный договор, по которому Август II выходил из войны и отказывался от польской короны. Более того, он обязывался оказывать всяческую помощь шведам. Но «совсем бессовестный» саксонский курфюрст был вынужден вести двойную игру, так как сам он находился в Польше вместе с Меншиковым, в распоряжении которого было 17 тысяч русских драгун. 18 октября 1706 г. русско-саксонское войско под руководством Меншикова и в присутствии Августа II одержало убедительную победу под Калишем над шведами и поляками Cтанислава Лещинского. Это было самое удачное сражение русской кавалерии с начала Северной войны. Но победа под Калишем уже ничего не могла изменить в ходе войны. Август II окончательно капитулировал перед Карлом XII. Отныне все бремя войны пало на Петра I и Россию.

► Читайте также другие темы части III «»Европейский концерт»: борьба за политическое равновесие» раздела «Запад, Россия, Восток в сражениях XVII–начала XVIII века»:

  • 9. «Шведский потоп»: от Брейтенфельда до Люцена (7 сентября 1631–16 ноября 1632 г.)
    • Европа в 16-17 веках. Причины Тридцатилетней войны
    • Битва при Брейтенфельде. Зимняя кампания Густава Адольфа
    • Сражение на реке Лех. Возвращение Валленштейна
    • Лютцен. Значение сражения под Лютценом
  • 10. Марстон-Мур и Нэсби (2 июля 1644 г., 14 июня 1645 г.)
    • Английская революция 1640 г. Долгий парламент
    • Гражданская война в Англии. Оливер Кромвель
    • Марстон-Мур. Победа парламентской армии. Армейская реформа Кромвеля
    • Битва при Нэсби. Победа армии «новой модели»
  • 11. «Династические войны» в Европе: борьба «за испанское наследство» в начале XVIII в.
    • «Династические войны». Борьба «за испанское наследство»
    • Джон Черчилль, герцог Мальборо. Сражение при Мальплаке
  • 12. Европейские конфликты обретают всемирный размах
    • Война «за австрийское наследство». Австро-прусский конфликт
    • Фридрих II: победы и поражения. Губертусбургский мирный договор
  • 13. Россия и «шведский вопрос»
    • Россия в конце 17 века. Попытка решить «балтийский вопрос»
    • Причины войны России и Швеции
    • Русская армия при Петре I
  • 14. Сражение под Нарвой
    • Начало Северной войны. Осада Нарвы
    • Битва под Нарвой. Причины поражения и потери
  • 15. Русские победы 1701–1703 гг.
  • 16. Взятие Нарвы и сражения 1705–1706 гг.
  • 17. Шведы и русские на Украине: сражения 1707–1708 гг. и победа Петра I у деревни Лесной
    • Карл XII. Поход в Россию
    • Битва у деревни Лесная. Гетман Мазепа переходит на сторону Карла XII
  • 18. Полтавский бой
    • Полтавская битва. Ход сражения
    • Полтава: итоги битвы. Роль Меншикова
  • 19. Сражения на чужих территориях: 1710–1721 гг.

► Перейти к оглавлению книги Сражения, изменившие ход истории: XVI-XIX века

осада Дерпта

Ливонская война 1558 — 1583 годов

В 1572 г. в Варшаве умер бездетный польский король Сигизмунд-Август. С его кончиной в Польше прервалась династия Ягеллонов. Выборы нового короля затянулись на четыре года. Безвластие и политическая анархия в Речи Посполитой временно облегчили русским борьбу за Прибалтику. В этот период московская дипломатия проводит активную работу с целью провести на польский престол русского царя. Кандидатура Ивана Грозного пользовалась определенной популярностью в среде мелкого шляхетства, которое было заинтересовано в нем как правителе, способном покончить с засилием крупной аристократии. Кроме того, литовская знать надеялась с помощью Грозного ослабить польское влияние. Многим в Литве и Польше импонировало сближение с Россией для совместной защиты от экспансии Крыма и Турции.
В то же время в выборе Ивана Грозного Варшава видела удобную возможность мирного подчинения русского государства и открытия его границ для польской дворянской колонизации. Так, к примеру, уже случилось с землями Великого княжества Литовского по условиям Люблинской унии. В свою очередь, Иван IV добивался польского престола прежде всего для мирного присоединения к России Киева и Ливонии, с чем Варшава категорически не соглашалась. Трудности соединения столь полярных интересов привели в конечном счете, к провалу русской кандидатуры. В 1576 г. на польский престол был избран трансильванский князь Стефан Баторий. Этот выбор разрушил надежды московской дипломатии на мирное решение ливонского спора. Параллельно правительство Ивана IV вело переговоры с австрийским императором Максимилианом II, стремясь добиться от него поддержки в расторжении Люблинской унии и разъединении Литвы с Польшей. Но Максимилиан отказался признать права России на Прибалтику, и переговоры окончились безрезультатно.
Впрочем, Баторий не встретил единодушной поддержки в стране. Часть областей, прежде всего Данциг, отказались его безоговорочно признавать. Воспользовавшись вспыхнувшей на этой почве смутой, Иван IV попытался пока не поздно присоединить южную Ливонию. Летом 1577 г. войска русского царя и его союзника Магнуса, нарушив перемирие с Речью Посполитой, вторглись в контролируемые Польшей юго-восточные районы Ливонии. Немногочисленные польские части гетмана Ходкевича не решились вступать в бой и отошли за Западную Двину. Не встречая сильного сопротивления, войска Ивана Грозного и Магнуса к осени овладели основными крепостями в юго-восточной Ливонии. Таким обраюм, вся Ливония к северу от Западной Двины (за исключением районов Риги и Ревеля) оказалась под контролем русского царя. Поход 1577 г. стал последним крупным военным успехом Ивана Грозного в Ливонской войне.
Надежды царя на длительную смуту в Польше не оправдались. Баторий оказался энергичным и решительным правителем. Он осадил Данциг и добился от местных жителей присяги. Подавив внутреннюю оппозицию, он смог направить все силы на борьбу с Москвой. Создав хорошо вооруженную, профессиональную армию из наемников (немцев, венгров, французов), он заключил также союз с Турцией и Крымом. На сей раз Иван IV не смог разъединить своих противников и оказался один на один перед лицом сильных враждебных держав, границы которых протянулись от донских степей до Карелии. Суммарно эти страны превосходили Россию как по населению, так и по военной мощи. Правда, на юге ситуация после грозных 1571-1572 гг. несколько разрядилась. В 1577 г. скончался непримиримый противник Москвы хан Девлет-Гирей. Его сын был настроен более миролюбиво. Впрочем, миролюбие нового хана отчасти объяснялось тем, что его главный покровитель — Турция — была в то время занята кровопролитной войной с Ираном.
В 1578 г. воеводы Батория вторглись в юго-восточную Ливонию и сумели отбить у русских почти все их прошлогодние завоевания. На сей раз поляки действовали согласованно со шведами, которые почти одновременно атаковали Нарву. При таком повороте событий король Магнус изменил Грозному и перешел на сторону Речи Посполитой. Попытка русских войск организовать контрнаступление под Венденом закончилась провалом.
Венденская битва (1578). В октябре русские войска под командованием воевод Ивана Голицына, Василия Тюменского, Хворостинина и др. (18 тыс. чел.) попытались отбить взятый поляками Венден (ныне латвийский город Цесис). Но споря о том, кто из них главнее, они упустили время. Это позволило польским войскам гетмана Сапеги соединиться со шведским отрядом генерала Бое и подоспеть на помощь осажденным. Голицын решил отступать, но поляки и шведы 21 октября 1578 г. решительно атаковали его войско, которое едва успело построиться. Первой дрогнула татарская конница. Не выдержав огня, она обратилась в бегство. После этого русское войско отступило к своему укрепленному лагерю и отстреливалось оттуда до темноты. Ночью Голицын с приближенными бежал в Дерпт. Следом устремились и остатки его воинства.
Честь русской армии спасли артиллеристы под командованием окольничего Василия Федоровича Воронцова. Они не бросили свои орудия и остались на поле боя, решив драться до конца. На следующий день оставшиеся в живых герои, к которым присоединились решившие поддержать своих товарищей отряды воевод Василия Сицкого, Данило Салтыкова и Михаила Тюфикина вступили в битву со всей польско-шведской армией. Расстреляв боезапас и не желая сдаваться в плен, русские артиллеристы повесились на своих пушках. По сведениям ливонских летописей, русские потеряли убитыми под Венденом 6022 человека.
Поражение под Венденом заставило Ивана Грозного искать мира с Баторием. Возобновив мирные переговоры с поляками, царь решил летом 1579 г. нанести удар по шведам и взять, наконец, Ревель. Для похода в Новгород были стянуты войска и тяжелая осадная артиллерия. Но Баторий не хотел мира и готовился продолжить войну. Определяя направление главного удара, польский король отверг предложения идти в Ливонию, где было много крепостей и русских войск (до 100 тыс. чел.). Борьба в таких условиях могла стоить его армии больших потерь. Кроме того, он полагал, что в разоренной многолетней войной Ливонии он не найдет достаточное количество продовольствия и добычи для его наемников. Он решил нанести удар там, где его не ждали и овладеть Полоцком. Этим король обеспечивал безопасный тыл своим позициям в юго-восточной Ливонии и получал важный плацдарм для похода на Россию.
Оборона Полоцка (1579). В начале августа 1579 г. войско Батория (30-50 тыс. чел.) появилось под стенами Полоцка. Одновременно с его походом шведские войска вторглись в Карелию. В течение трех недель войска Батория пытались зажечь крепость артиллерийским огнем. Но защитники города, возглавляемые воеводами Телятевским, Волынским и Щербатым, успешно тушили возникавшие пожары. Этому благоприятствовала и установившаяся дождливая погода. Тогда польский король обещанием высоких наград и добычи уговорил своих венгерских наемников пойти на штурм крепости. 29 августа 1579 г., воспользовавшись ясным и ветреным днем, венгерская пехота бросилась к стенам Полоцка и с помощью факелов сумела их зажечь. Затем венгры, поддержанные поляками, ринулись сквозь пылающие стены крепости. Но ее защитники уже сумели вырыть на этом месте ров. Когда нападавшие ворвались в крепость, то были остановлены у рва залпом пушек. Понеся большие потери, воины Батория отступили. Но эта неудача не остановила наемников. Прельщенные легендами об огромных богатствах, хранящихся в крепости, венгерские солдаты, подкрепленные немецкой пехотой, вновь ринулись на приступ. Но и на этот раз ожесточенный штурм был отбит.
Между тем Иван Грозный, прервав поход на Ревель, послал часть поиска на отражение шведского натиска в Карелии. Отрядам же под командованием воевод Шеина, Лыкова и Палицкого царь велел спешить на помощь Полоцку. Однако воеводы не решились вступить в бой с посланным против них польским авангардом и отошли в район крепости Сокол. Утратив веру в помощь своих поиск, осажденные уже не надеялись на защиту своих полуразрушенных укреплений. Часть гарнизона во главе с воеводой Волынским вступила с королем в переговоры, которые завершились сдачей Полоцка на условии свободного выхода всем ратным людям. Другие воеводы вместе с владыкой Киприаном заперлись в церкви Святой Софии и были пленены после упорного сопротивления. Некоторые из добровольно сдавшихся в плен перешли на службу к Баторию. Но большинство, несмотря на страх перед расправой со стороны Ивана Грозного, предпочло вернуться домой в Россию (царь их не тронул и разместил в пограничных гарнизонах). Взятие Полоцка внесло перелом в Ливонскую войну. Отныне стратегическая инициатива перешла к польским войскам.
Оборона Сокола (1579). Взяв Полоцк, Баторий 19 сентября 1579 г. осадил крепость Сокол. Число ее защитников к тому времени значительно уменьшилось, поскольку отряды донских казаков, посланные вместе с Шеиным к Полоцку, самовольно ушли на Дон. В ходе ряда боев Баторий сумел разгромить живую силу московского войска и взять город. 25 сентября, после сильного обстрела польской артиллерией, крепость охватил пожар. Ее защитники, не в силах находиться в пылающей крепости, сделали отчаянную вылазку, но были отбиты и после жестокой схватки побежали назад в крепость. За ними туда ворвался отряд немецких наемников. Но защитники Сокола успели захлопнуть за ним ворота. Опустив железную решетку, они отрезали немецкий отряд от основных сил. Внутри крепости, в огне и дыму, началась ужасная сеча. В это время поляки и литовцы бросились на помощь своим находившимся в крепости товарищам. Атаковавшие разломали ворота и ворвались в горящий Сокол. В безжалостной схватке его гарнизон был почти полностью истреблен. В плен попал лишь воевода Шереметев с небольшим отрядом. Воеводы Шеин, Палицкий и Лыков погибли в битве вне города. По свидетельству старого наемника, полковника Вейера, ни в одной из битв он не видел такого числа лежащих на столь ограниченном пространстве трупов. Их насчитали до 4 тысяч. Летопись свидетельствует о страшных надругательствах над покойниками. Так, немки-маркитантки вырезали из мертвых тел жир для составления какой-то целебной мази. После взятия Сокола Баторий совершил опустошительный рейд по смоленским и северским областям, а затем вернулся обратно, закончив кампанию 1579 года.
Итак, Ивану Грозному пришлось на сей раз ожидать ударов на широком фронте. Это вынудило его растягивать свои поредевшие за годы войны силы от Карелии до Смоленска. Кроме того, крупная российская группировка находилась в Ливонии, где русские дворяне получили земли и обзавелись семьями. Немало войск стояло и на южных рубежах, ожидая нападения крымцев. Словом, русские не могли сосредоточить все силы для отражения натиска Батория. Было у польского короля и другое серьезное преимущество. Речь идет о качестве боевой подготовки его воинов. Главную роль в войске Батория играла профессиональная пехота, имевшая за плечами богатый опыт европейских войн. Она была обучена современным методам ведения боя с огнестрельным оружием, обладала искусством маневра и взаимодействия всех родов войск. Огромное (подчас решающее) значение имел и тот факт, что армию лично возглавлял король Баторий — не только умелый политик, но и профессиональный полководец.
В русской же армии основную роль продолжало играть конное и пешее ополчение, которое обладало невысокой степенью организации и дисциплины. Кроме того, плотные массы конницы, составлявшие основу русского войска, были сильно уязвимы для огня пехоты и артиллерии. Регулярных, хорошо обученных частей (стрельцы, пушкари) в русском войске было относительно немного. Поэтому общая значительная численность отнюдь не говорила о его силе. Напротив, большие массы недостаточно дисциплинированных и сплоченных людей легче могли поддаться панике и бежать с поля боя. Об этом свидетельствовали неудачные, в целом, для русских полевые сражения этой войны (при Улле, Озерищах, Лоде, Вендене и др.). Не случайно московские воеводы стремились избегать битв в открытом поле, особенно с Баторием.
Сочетание этих неблагоприятных факторов, наряду с нарастанием внутренних проблем (оскудение крестьянства, аграрный кризис, финансовые затруднения, борьба с оппозицией и др.), предопределили неудачу России в Ливонской войне. Последней гирей, брошенной на весы титанического противоборства, стал военный талант короля Батория, который переломил ход войны и вырвал из цепких рук русского царя заветный плод его многолетних усилий.
Оборона Великих Лук (1580). На следующий год Баторий продолжил натиск на Россию в северо-восточном направлении. Этим он стремился отрезать сообщение русских с Ливонией. Начиная поход, король питал надежды на недовольство части общества репрессивной политикой Ивана Грозного. Но русские не откликнулись на призывы короля поднять восстание против своего царя. В конце августа 1580 г. войско Батория (50 тыс. чел.) осадило Великие Луки, которые прикрывали с юга путь к Новгороду. Город защищал гарнизон во главе с воеводой Воейковым (6-7 тыс. чел.). В 60 км восточное Великих Лук, в Торопце, стояло крупное русское войско воеводы Хилкова. Но он не решился идти на помощь Великим Лукам и ограничился отдельными диверсиями, поджидая подкреплений.
Тем временем Баторий начал приступ крепости. Осажденные отвечали смелыми вылазками, во время одной из которых захватили королевское знамя. Наконец, осаждавшим удалось зажечь крепость калеными ядрами. Но и в этих условиях ее защитники продолжали доблестно сражаться, оборачиваясь для защиты от огня мокрыми кожами. 5 сентября пожар достиг крепостного арсенала, где находились пороховые запасы. Их взрыв разрушил часть стен, что дало возможность воинам Батория ворваться в крепость. Ожесточенный бой продолжился и внутри крепости. В безжалостной резне пали практически все защитники Великих Лук, в том числе и воевода Воейков.
Торопецкая битва (1580). Овладев Великими Луками, король послал отряд князя Збаражского против воеводы Хилкова, стоявшего в бездействии у Торопца. 1 октября 1580 г. поляки атаковали русские полки и одержали победу. Поражение Хилкова лишило защиты южные районы новгородских земель и позволило польско-литовских отрядам продолжить зимой военные действия в этом районе. В феврале 1581 г. они совершили рейд к озеру Ильмень. В ходе рейда был захвачен город Холм и сожжена Старая Русса. Кроме того, были взяты крепости Невель, Озерище и Заволочье. Тем самым русские были не только полностью вытеснены из владений Речи Постолитой, но и потеряли значительные территории на своих западных рубежах. Этими успехами завершился поход Батория 1580 года.
Сражение при Настасьино (1580). Когда Баторий взял Великие Луки, к Смоленску выступил из Орши 9-тысячный польско-литовский отряд местного военачальника Филона, который уже объявил себя воеводой смоленским. Пройдя по смоленским областям, он планировал соединиться у Великих Лук с Баторием. В октябре 1580 г. отряд Филона был встречен и атакован у деревни Настасьино (в 7 км от Смоленска) русскими полками воеводы Бутурлина. Под их натиском польско-литовское войско отступило к обозу. Ночью Филон покинул свои укрепления и начал отход. Действуя энергично и настойчиво, Бутурлин организовал преследование. Настигнув подразделения Филона в 40 верстах от Смоленска, на Спасских Лугах, русские вновь решительно атаковали польско-литовское войско и нанесли ему полное поражение. Было захвачено 10 пушек и 370 пленных. По словам летописи, сам Филон «еле пеш в лес утек». Эта единственная крупная победа русских в кампании 1580 г. защитила Смоленск от польско-литовского нападения.
Оборона Падиса (1580). Тем временем шведы возобновили натиск в Эстонии. В октябре — декабре 1580 г. шведская армия осадила Падис (ныне эстонский город Палдиски). Крепость защищал небольшой русский гарнизон во главе с воеводой Данилой Чихаревым. Решив защищаться до последней крайности, Чихарев велел убить шведского парламентера, пришедшего с предложением о сдаче. Не имея продовольственных запасов, защитники Падиса терпели страшный голод. Они переели всех собак, кошек, а в конце осады питались соломой и кожами. Тем не менее русский гарнизон 13 недель стойко сдерживал натиск шведского войска. Лишь после третьего месяца осады шведам удалось взять приступом крепость, которую обороняли полуживые призраки. После падения Падиса его защитники были истреблены. Взятие шведами Падиса положило конец русскому присутствию в западной части Эстонии.
Псковская оборона (1581). В 1581 году, с трудом добившись согласия сейма на новый поход, Баторий двинулся на Псков. Через этот крупнейший город шла основная связь Москвы с ливонскими землями. Взятием Пскова король планировал окончательно отрезать русских от Ливонии и победоносно закончить войну. 18 августа 1581 г. армия Батория (от 50 до 100 тыс. чел. по разным данным) подступила к Пскову. Крепость защищали до 30 тыс. стрельцов и вооруженных горожан под командованием воевод Василия и Ивана Шуйских.
Общий приступ начался 8 сентября. Нападавшим удалось огнем орудий проломить крепостную стену и овладеть Свиной и Покровской башнями. Но защитники города, возглавляемые отважным воеводой Иваном Шуйским, взорвали занятую поляками Свиную башню, а затем выбили их со всех позиций и заделали пролом. В бою у пролома на помощь мужчинам пришли мужественные псковитянки, которые приносили своим воинам воду и боеприпасы, а в критическую минуту сами ринулись в рукопашную схватку. Потеряв 5 тыс. чел., войско Батория отступило. Потери осажденных составили 2,5 тыс. чел.
Тогда король отправил осажденным послание со словами: «Сдайтесь мирно: вам будет честь и милость, какой не заслужите от Московского тирана, а народу льгота, неизвестная в России… В случае безумного упрямства гибель вам и народу!». Сохранился ответ псковичей, донесший через века облик россиян той эпохи.
«Пусть знает твое величество, гордый литовский правитель, король Стефан, что в Пскове и пяти лет христианский ребенок посмеется над твоим безумием… Какая польза человеку полюбить тьму больше света, или бесчестье больше чести, или горькое рабство больше свободы? Чем лучше оставить нам святую свою христианскую веру и покориться вашей плесени? И какое приобретение чести в том, чтобы оставить нам своего государя и покориться иноверному чужеземцу и уподобиться иудеям?.. Или думаешь прельстить нас лукавою ласкою или пустой лестью или суетным богатством? Но и всего мира сокровищ не хотим за свое крестное целование, которым присягнули своему государю. И что ты, король, стращаешь нас горькими и позорными смертями? Если Бог за нас, то никто против нас! Все мы готовы умереть за свою веру и за своего государя, но не сдадим града Пскова… Готовься к битве с нами, а кто кого одолеет, то Бог покажет».
Достойный ответ псковичей окончательно разрушил надежды Батория на использование внутренних затруднений России. Имея сведения об оппозиционных настроениях части русского общества, польский король не располагал реальной информацией о мнении подавляющего большинства народа. Оно же не предвещало захватчикам ничего хорошего. В кампаниях 1580-1581 гг. Баторий встретил упорное сопротивление, на которое не рассчитывал. Познакомившись с русскими на деле, король отметил, что они «в защите городов не думают о жизни, хладнокровно становятся на место убитых… и заграждают пролом грудью, днем и ночью сражаясь, едят один хлеб, умирают от голода, но не сдаются». Оборона Пскова выявила и слабую сторону наемной армии. Русские умирали, защищая свою землю. Наемники же сражались за деньги. Встретив стойкий отпор, они решили поберечь себя для других войн. Кроме того, содержание наемной армии требовало огромных средств от польской казны, которая к тому времени была уже пуста.
2 ноября 1581 г. состоялся новый штурм. Он не отличался былым напором и тоже потерпел неудачу. За время осады псковичи разрушали подкопы и совершили 46 смелых вылазок. Одновременно со Псковом героически защищался и Псково-Печерский монастырь, где 200 стрельцов во главе с воеводой Нечаевым совместно с монахами сумели отбить натиск отряда венгерских и немецких наемников.
Ям-Запольское перемирие (заключено 15.1.1582 близ Запольского Яма, южнее Пскова). С наступлением холодов наемное войско стало терять дисциплину и требовать прекращения войны. Битва за Псков стала финальным аккордом походов Батория. Она представляет редкий пример удачно завершившейся обороны крепости без помощи извне. Не добившись успеха под Псковом, польский король был вынужден начать переговоры о мире. Польша не имела средств для продолжения войны и занимала деньги за границей. После Пскова Баторий уже не мог получить кредит под залог своих успехов. Русский царь тоже больше не надеялся на благоприятный исход войны и спешил воспользоваться затруднениями поляков, чтобы выйти из схватки с наименьшими потерями. 6 (15) января 1582 г. было заключено Ям-Запольское перемирие. Польский король отказался от претензий на российские территории, в том числе на Новгород и Смоленск. Россия уступала Польше ливонские земли и Полоцк.
Оборона Орешка (1582). Пока Баторий воевал с Россией, шведы, усилив свою армию шотландскими наемниками, продолжали наступательные действия. В 1581 г. они окончательно вытеснили российские войска из Эстонии. Последней пала Нарва, где погибло 7 тыс. русских. Затем шведская армия под командованием генерала Понтуса Делагари перенесла военные действия на российскую территорию, овладев Ивангородом, Ямом и Копорьем. Но попытка шведов взять Орешек (ныне Петрокрепость) в сентябре — октябре 1582 г. закончилась неудачей. Крепость защищал гарнизон под командованием воевод Ростовского, Судакова и Хвостова. Делагарди пытался взять Орешек с ходу, но защитники крепости отбили приступ. Несмотря на неудачу, шведы не отступили. 8 октября 1582 г. в сильную бурю они пошли на решительный штурм крепости. Им удалось разбить в одном месте крепостную стену и вломиться внутрь. Но они были остановлены смелой контратакой частей гарнизона. Осенний разлив Невы и ее сильное в тот день волнение не позволили Делагарди вовремя прислать подкрепление ворвавшимся в крепость частям. В результате они были перебиты защитниками Орешка и сброшены в бурную реку.
Плюсское перемирие (заключено на р.Плюсса в августе 1583). В то время на помощь осажденным уже спешили из Новгорода русские конные полки под командованием воеводы Шуйского. Узнав о движении к Орешку свежих сил, Делагарди снял осаду крепости и покинул российские владения. В 1583 г. русские заключили со Швецией Плюсское перемирие. У шведов остались не только эстонские земли, но и захваченные русские города: Ивангород, Ям, Копорье, Корела с уездами.
Так окончилась 25-летняя Ливонская война. Ее завершение не принесло мир Прибалтике, которая отныне надолго стала объектом ожесточенного соперничества между Польшей и Швецией. Эта борьба серьезно отвлекала обе державы от дел на востоке. Что касается России, то ее интерес к выходу на Балтику не исчез. Москва копила силы и ждала своего часа, пока Петр Великий не завершил дело, начатое Иваном Грозным.