Все о викингах

Тактика боя

Основные сражения викингов происходили на море, о чем свидетельствуют три примера: сражение в Хафрс фьорде в 872 г., Сволдре — в 1000 г. и Ниссс — в 1062 г. Несмотря на это, они старались приблизить тактику морского сражения к сухопутной, выстраивая свои флотилии в линии и клинья, связанные одной или обеими сторонами с главным кораблем, стоящие планшир к планширу и представляющие собой огромную плавающую платформу. Самый большой и хорошо оснащенный корабль с главным командованием обычно составлял ее центральную часть. Высокобортные торговые суда располагались на флангах. Носы длинных кораблей выступали за линию фронта, и некоторые из них, т. н. bardi, были оснащены специальными заслонками на носу и на корме, принимающими на себя главный удар неприятеля. У некоторых кораблей вокруг носа находился ряд железных шипов, называемый «бородой» (skegg), которая пробивала вражеские корабли, осмелившиеся подплыть слишком близко. По краям платформы могли располагаться отдельные корабли для перестрелки с мелкими отрядами противника. В бою паруса опускались, и все движение осуществлялось веслами, поэтому потеря весел при столкновении с другим судном была равносильна поражению. Классический diekplus маневр заключался в том, чтобы выбить весла противника носом собственного корабля так, чтобы неприятель ничего не заподозрил заранее. Основной тактикой было просто плыть навстречу вражескому кораблю, брать его на абордаж и переходить на следующее судно, отрезая захваченный корабль от остальных, если он составлял крыло платформы. Платформа атаковывалась всеми кораблями, умещавшимися вдоль нее.

Воин-викинг XII века с резьбы, украшающей церковь Хилистад, Норвегия. Сцена из легенды о Сигурде, победителе Дракона. Заметим, что к этому времени миндалевидный щит уже заменил традиционный круглый. Шлем имеет пластину для защиты носа и шеи.

Абордажу предшествовал град стрел, копий, кольев с железными наконечниками и камней, поэтому каждого гребца защищал второй человек, отражавший метательные снаряды шитом. Когда корабли вплотную приближались для абордажа, щиты держали над головой «так близко, что все воины были хорошо защищены». Камни были излюбленным метательным орудием викингов, специальный запас которых обычно имелся на корабле.

Самые большие камни сбрасывались с высокобортных судов, протаранивая палубы кораблей, которые викинги брали на абордаж.

Чтобы разбить лагерь, викинги втаскивали свои корабли на берега небольших островов или оставляли в изгибах рек, строили укрепления, обнесенные частоколом, потом войска покидали лагерь, позаботившись о защите своих коммуникаций. Ошибка могла привести к тяжелым последствиям и большим потерям. Лагерь мог также использоваться как убежище перед лицом врага, его осада обычно была безуспешной, так как после долгого бездействия войска неприятеля рассредоточивались и рассеивались.

В сухопутных сражениях излюбленным приемом викингов была стена из щитов — массивная фаланга из воинов, построенных в несколько (пять или более) рядов, где хорошо вооруженные занимали переднюю позицию. В случае необходимости они могли разбиваться на две или более таких стен, что доказывают сражения при Ашдауне и Меретуне в 871 г. и Корбридже в 918 г., где один из четырех сформированных отрядов держался в резерве на скрытой позиции.

Ведется много споров о том, как действительно построена стена из щитов. Современная литература ставит под сомнение предположение о том, что щиты перекрывали друг друга, поскольку это препятствовало свободе движений при поединке. Однако надгробная плита X в. в Госфорте из Кумбрии содержит рельеф, изображающий перекрывающиеся внахлестку щиты на большую часть их ширины, что сужало линию фронта на 18 дюймов от каждого человека. Так же изображает стену из щитов гобелен из Осеберга IX в. Описывая битву на Стемфордском мосту, Снорри Стурлуссон рассказывает, что норвежцы держали щиты «спереди и над собой». Современные кинематографисты и постановщики исторических сцен, использующие репродукции вооружения и построения викингов заметили, что в тесном поединке воинам необходимо было достаточно много места для размаха мечом или секирой. Поэтому поддерживается гипотеза о том, что щиты были сомкнуты только в исходном положении, чтобы отразить первый удар, а затем они сами собой размыкались.

Резьба на камне VIII в. изображает викинга на коне. Камень найден на Готланде. Обратим внимание на шлем с бармицей и шаровары, фигура под лошадью облачена в кольчугу или в стеганую броню.

Основой боевого построения викингов была «свинья» (svynfylking), клинообразное построение. Считалось, что его создал сам Один, что свидетельствует о древности этого тактического приема. Флатеярбок рассказывает, что оно состояло из двух воинов в переднем ряду, трех во втором и пятерых в третьем, что позволяло сражаться слаженно как вместе, так и поодиночке. Линия построения напоминала зигзаг. Стена из щитов тоже могла выстраиваться кольцом, как в армии Харальда Хардрада в сражении на Стемфордском мосту: «длинная и довольно тонкая линия с крыльями, изгибающимися назад до соприкосновения, образующего широкое кольцо для захвата противника». Командующие были защищены отдельной стеной из щитов воинов, отклоняющих метательные снаряды. Викингам было неудобно сражаться против кавалерии, хотя даже при отступлении они могли сохранять или восстанавливать построение, выигрывая время. Первым поражением викингов от кавалерии франков (лучшей в Западной Европе) явилась битва при Соукорте в 881 г., где потери составили 8–9 тыс. человек. Но даже такое поражение было неожиданным. После первой удачной атаки франки совершили тактическую ошибку, разбив свои ряды в погоне за добычей, что принесло контратаке викингов большое преимущество. Второй натиск франков отбросил викингов назад, но несмотря на возрастающие потери, они не потеряли своего построения. Преимущество кавалерии над пехотой доказывали и другие сражения (битва с византийцами около Силистрии в 972 г.). Редкий случай зафиксирован в Хеймскрингле, когда в 1151 г. в Северной Англии конные рыцари потерпели поражение от выстроенной в дугу пехоты викингов. Несмотря на то, что викинги сражались преимущественно пешими, у них была своя кавалерия, что доказывают сражения при Сулкоитс в Ирландии в 968 г. и Монтфауконе во Франции в 888 г., и где, по предположению летописца, кавалерия викингов сражалась отдельно от пехоты. Тем не менее лошади чаще использовались как средство передвижения при длительных переходах или в окрестностях своего лагеря. Их нередко захватывали у поверженного противника, что зафиксировано в англо-саксонской хронике в 999 и 1010 гг. Так, не оставляет сомнений факт, что лошади, привезенные в Англию из Франции, были захвачены у разбитой армии франков.

Английские хускарлы, с гобелена Бойе, сформировавшие ядро поздней армии саксов. Хускарлы появились в Англии как телохранители Свейна Вилобородого и его сына Кнута. Первоначально число этих воинов составляло 3000 или 6000 человек, и служили они непосредственно при короле, но позже, в 1066 г., некоторым из них были дарованы земли, где они поселились, в то время как другие стали служить в стратегически важных гарнизонах.

Еще одним отличительным приемом скандинавского военного искусства было «ореховое поле». Оно состояло в том, что сражение происходило в заранее оговоренное время по соглашению, на специально выбранном поле битвы, со всех сторон закрытом ветками ореха. Бросившему вызов сражаться на «ореховом поле» нельзя было отказывать в бое и грабить его территорию до боя. До битвы при Винхейдре и Бруненбуре в 937 г., происходившей на «ореховом поле», приготовленном королем Ательстаном (чтобы удержать викингов и их валлийских и шотландских союзников от мародерства, пока он не соберет армию для противостояния им), никто не знал о том, что англичане владеют этим приемом. Позднейшие записи о подобном сражении на «ореховом поле» датируются 978 г., когда граф Хакон Сигурдссон (сын Сигурда) Норвежский разбил короля Рагнфрида (одного из сыновей Эрика Кровавая Секира).

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

uCrazy.ru

Для любителей холодной стали ) (с) CTuJlET

Скандинавы издревле пользовались копьем. Об этом свидетельствуют многочисленные находки, датируемые началом нашей эры и ранее.
В эпоху викингов наиболее распространенным видом оружия было тяжелое копье, отличавшееся от своих собратьев из других стран. Северное копье имело древко около пяти футов длиной с длинным, до 18-ти дюймов, широким наконечником листовидной формы.

Таким копьем можно было и колоть, и рубить (что викинги, собственно, с успехом и проделывали). Разумеется, весило такое копье немало, а потому метнуть его было непросто, хотя случалось и такое (если обратиться к мифам, Один сражался копьем Гунгнир, всегда возвращавшимся к хозяину после броска). Можно себе представить физическую форму человека, способного метнуть такое копье. Впрочем, существовали специальные метательные копья, аналогичные европейским дротикам. Такие копья были короче, с более узким наконечником. Форма копейного наконечника могла меняться в зависимости от предназначения. Так, например, встречаются описания копий, напоминающих европейскую алебарду.
Следующий шаг — секира. относительно небольшой топорик на длинной (около 90 см) рукояти.Второго успешного удара секирой обычно не требовалось, а потому секира оказывала еще и моральное воздействие на противника. Не нужно было обладать богатым воображением, чтобы представить, чего от секиры можно ожидать.

С другой стороны, секира хороша при нападении, в защите у нее много минусов. Даже копейщик в состоянии разоружить воина с секирой, поймав ее в месте соединения лезвия и рукояти и выдернув из рук обладателя. В популярности секир сомневаться не приходится, причем не только среди простых хирдманнов, но и предводителей (вряд ли прозвище Эйрика Харальдссона, сына знаменитого Харальда Харфагра (Прекрасноволосого) — Эйрик Блодекс(Кровавый Топор) возникло на пустом месте.

Считается, что одним из факторов победы нормандцев при Гастингсе было более прогрессивное оружие. Армия Вильгельма была вооружена железными секирами, в то вресмя, как англо-саксы вышли на поле боя с каменными топорами. Но, следует заметить, каменные секиры ценились и викингами. Причиной тому был возраст оружия, дававший основания считать его наделенным магическими свойствами. Такое оружие, бережно сохраняясь, передавалось из поколения в поколение.

Пожалуй самым распространенным оружием в Европе был меч. Не обошел он и Скандинавию. Первые северные мечи были аналогичны скрамасаксам — однолезвийные клинки, скорее длинные ножи, нежели короткие мечи. Впрочем, вскоре они заметно «выросли», а затем и вовсе превратились в то оружие, что сейчас известно как «меч викингов».

Скандинавский меч периода IX-XII в представлял собой длинный, тяжелый обоюдоострый клинок с небольшой (едва ли не символической гардой). Техника боя скандинавов не сильно отличалась от техники боя других народов Европы того времени. Следует помнить, что в раннее средневековье, а особенно в Эпоху Викингов особого искусства фехтования не существовало.

Широкий замах, удар, в который вкладывалась вся сила воина — вот и вся техника. Колющих ударов у викингов не было, что, соответственно, наложило свой отпечаток на оружие. Конкретно это выразилось в закруглении, которым нередко оканчивался скандинавский меч.

Викинги всегда славились искусством украшения своего оружия. Что, впрочем, было неудивительно. Скандинавы наделяли оружие личностью, а поэтому вполне логично стараться выделить его из остального оружия. Часто оружию, преданно служившему хозяину давалось имя, известное людям не меньше, чем имя его обладателя. Вот и возникали звучные имена, вроде «RaunijaR» — испытывающий, «Гуннлоги» — пламя битвы… Секиры выкладывались золотыми и серебряными узорами, ножны и рукояти мечей также украшались золотом и серебром, лезвия покрывали рунами.
Одним из самых красивых способов украшения мечей был следующий: при изготовлении клинка в рукоять вковывалась поочередно медная и серебряная проволока, отчего меч получался «полосатым».
Подлинные доспехи викингов были истинно спартанскими по своей простоте — достаточно взглянуть на шлем Х века, найденного в Гьермюндбю, Норвегия. Этот круглый шлем — единственный, хорошо сохранившийся шлем эпохи викингов из найденных до сих пор; известно, впрочем, что викинги ходили в бой и в шлемах конической формы.
С незапамятных времен землевладельцы всех категорий — от освобожденных рабов, владевших крохотными клочками земли, до ярлов, имевших огромные угодья, и даже королей, распоряжавшихся собственными наделами, — собирались на местные ассамблеи, известные под названием «дело». Там избирали местных вождей, принимали законы и установления, касающиеся собственности, кражи овец или кровной мести. Однако в жизни викингов присутствовала новая сила, несравненно более влиятельная, нежели любой руководящий орган, и наполнявшая эту жизнь особым содержанием.
Щит был едва ли не обязательным атрибутом воина во все времена. От века к веку, от народа к народу, щиты меняли форму, строение, внешний вид, но назначение их не менялось — предоставить воину удобное и надежное средство личной защиты. Естественно, что скандинавы, в жизни которых война занимала далеко не последнее место, не оставили щиты без внимания.
С первого по десятый века в Скандинавии прочно утвердились круглые щиты. Существовали две разновидности таких щитов — плоские и выпуклые. Все сохранившиеся до наших дней щиты были наборными (однако существуют свидетельства гнутых щитов — в этом случаих проще сделать выпуклыми), то есть собранными из отдельных досок. Для усиления такой набор мог быть двухслойным, причем слои накладывались поперек, что опять-таки придавало прочности. В центре щита обязательно присутствовал умбон — металлическое полушарие, предназначенное для защиты от прямых ударов — оружие противника соскальзывало по нему, теряя силу.
Вдобавок к этому, умбон защищал руку, так как наиболее распространенным креплением щита на руке у скандинавов было кулачное крепление. Под умбоном проходила рукоять, за которую воин и держал щит. Такое крепление удобно тем, что щит легко сбросить, что немаловажно. С другой стороны, необходимо иметь неплохо натренированную руку, чтобы успешно защищаться. Впрочем, существовали щиты и с «традиционным» креплением на руке.
Нередко по краю щит обивался полосой толстой сыромятной кожи, а иногда мог даже быть обтянут кожей с лицевой стороны. Хоть подобные щиты и не были ни разу найдены, упоминание щитов, обтянутых кожей, очень часто встречается в литературных источниках того периода. Что касается всех найденных щитов, на них раскраска была нанесена прямо на деревянную поверхность.
Традиционно щиты изготавливались из липового дерева, хотя могла использоваться и другая древесина, например ольха или тополь. Эти сорта древесины были выбраны, благодаря своей легкости и небольшой плотности. Кроме того эта древесина не лущится так легко, как, например, дуб.
По размеру круглые щиты варьировались от 45 до 120 сантиметров в диаметре, но наиболее распространенными были щиты диаметром 75-90 сантиметров.
В начале одиннадцатого века нижний край щита начал вытягиваться вниз для защиты ног. Такое изменение дало начало развитию щита-«капли». Причем как и их предшественники, круглые щиты, «капли» существовали как плоские, так и выпуклые, причем последние явно преобладали. До сих пор ведутся споры о креплении такого щита на руке, было ли оно кулачным, или же нет. Дело в том, что если щит держится под умбоном, то нижняя, вытянутая, часть щита действует как маятник, затрудняя работу со щитом. Размером эти щиты были около 1 — 1.5 метра.
И круглые щиты, и «капли» могли носиться в походном варианте, за спиной. Для этого существовал специальный ремень, либо просто широкая полоса кожи. Даже пешему воину так нести щит было гораздо удобнее, не говоря уже о всаднике.
Раскрашивались щиты по-разному, в зависимости от вкуса владельца. Щит мог быть окрашен полностью одним цветом, либо сегментами. Распространенным рисунками были крест и солнцеворот — солнечное колесо. Кроме того, умбон и усиливающие полосы нередко украшались серебром и золотом.
В моральном кодексе викингов центральное место занимал «drergeskapur». Это понятие включает целый ряд качеств, которые считались обязательными как для общества в целом, так и для тех, кто мог прослыть героем в глазах своих соотечественников. Самоуважение, честь, безупречная репутация ставились превыше всего, а строиться они могли лишь на прочном основании беззаветной верности семье и товарищам. Все стороны жизни определялись обычаями; гостеприимства и подношений, клятв и мщения, добрых дел на благо общества, таких, как строительство мостов или храмов.
Вожди были обязаны демонстрировать мужество стойкость, верность друзьям, правдивость, красноречие и тягу к жизни наряду с готовностью бесстрашно и без колебаний встретить смерть. Все эти качества, и бесчисленное множество других, нашли отражение в древней скандинавской поэме «Havamal», что в дословном переводе значит «Слово Высшего». В поэме изложен весь кодекс поведения эпохи викингов, от простых нравоучений до рассуждений о подлинном смысле вечной славы.

Коннозаводство: Лошади викингов

История и распространение

Фьорды являются одной из трех норвежских национальных пород и одной из древнейших пород мира. Происхождение породы не известно. Считается, что фьорды пришли в Норвегию с востока (юг Швеции и Дании), где со времен последнего ледникового периода обитали дикие лошади. Поскольку фьорды на протяжении столетий жили изолированно, они не могли скрещиваться с другими породами, благодаря этому эти «желтые лошадки» сохранили первоначальные породные признаки и характеристики, которые, конечно же, есть и у других лошадей, но только у фьордов они доминируют.
Археологические раскопки показали, что эти лошади были приручены человеком еще в Бронзовом Веке (1200 год до н.э.). Древние барельефы, оставшиеся после викингов, говорят о том, что человек разводит и использует в хозяйстве лошадей породы фьорд уже более 2000 лет. На некоторых барельефах можно было различить фигуры дерущихся жеребцов – так викинги отбирали сильнейших. Викинги использовали фьордов в сражениях, так как это одна из наиболее выносливых пород.
Также возможно, что фьорды являются потомками более древних лошадей Норвегии. В течение столетий между Норвегией, Исландией и Британскими островами существовали тесные связи, поэтому «заморские» лошади непременно должны были оказать влияние на развитие породы.
Все же ближайшими родственниками фьордов официально считаются среднеазиатские дикие лошади Пржевальского. Между этими двумя породами довольно много общего – масть и примитивные отметины, хотя учеными доказано, что фьорды не являются потомками лошадей Пржевальского. Фьорды, как и дикие европейские лошади тарпаны, имеют всего 64 хромосомы, в то время как у лошадей Пржевальского их 66.
Фьорды – одна из немногих пород, сохранившая первоначальный примитивный вид и масть. Раньше представителей этой породы называли «Вестландхестами» (Лошадьми с запада), потому что порода разводилась и разводится в основном на западе Норвегии. Известно, что существовали даже определенные территории, где разводили фьордов – Rogaland, Hordaland, Sogn og Fjordance и More og Romsdal. Коннозаводчики из этих регионов сформировали единую гильдию, которую спонсировало государство. Государству было выгодно иметь сильных и выносливых животных, которые могли работать в любых погодных условиях. До сравнительно недавнего времени фьордов использовали в норвежской армии, поскольку они могли пройти там, где любая техника была беспомощна. На данный момент в Норвегии насчитывается от 6 тыс. до 7 тыс. фьордов, по всему миру их около 40 тыс. голов.
К этой породе проявляется очень большой интерес: фьордов разводят не только в Норвегии, но и в Дании, Великобритании, Швеции, Финляндии, Германии, Голландии, Бельгии, Франции, Венгрии, США и Канаде, причем в каждой из этих стран есть своя ассоциация по разведению фьордов. Представителей породы можно встретить также в Швейцарии, Австрии, Польше, Испании, Австралии, Новой Зеландии и в Чили. Норвегия официально считается родиной и экспортёром фьордов, и норвежцы очень гордятся тем, что иностранцы интересуются их национальной породой.

Характеристики породы
Масть

Различные оттенки буланой масти – от темно-буланого до очень светлого, практически белого. Характерный признак породы – темная, черно-бурая продольная полоса (ремень), которая проходит посредине спины от челки до репицы хвоста. Еще одной отличительной чертой фьордов являются зеброидные полоски на верхней части ноги. Белые отметины в виде маленьких звездочек возможны только у кобыл. Другие отметины неприемлемы.

Рост и вес

Масса – от 250 до 350 килограмм. Высота в холке колеблется от 135 до 150 см, при этом у фьордов нет ни максимальных, ни минимальных пределов роста. Поэтому фьорды подходят как детям, так и взрослым всадникам.

Голова

Маленькая тяжелая голова с четко очерченными чертами, большими темными и выразительными глазами, широким и плоским лбом. Профиль может быть прямым, но чаще фьорды «курносые», с большими ноздрями и широкой мордой. Скулы довольно хорошо выделяются, а нижняя челюсть настолько массивная, что придает лошадкам немного грубый вид. Ушки маленькие, слегка усеченные, широко поставленные и «смотрят» вперед.
Шея обычно высоко поставлена, сильно изогнута. У жеребцов шея очень сильная. Раньше фьордов использовали для тяжелой работы, поэтому ценились лошади с короткими, сильными шеями и мощными плечами. Сейчас большей популярностью пользуются лошади с более длинной и гибкой шеей, что очень удобно для занятий спортом.

Тело и ноги

Фьорды довольно крупные в обхвате и широкогрудые. Спина средней длины, хорошо обмускуленная, с сильной поясницей. Берцовая кость должна быть без накостницы, которая часто передается по наследственности, а также может возникнуть от ушиба. Коленный сустав не должен быть четко очерчен, хотя маленькие прямые суставы тоже не обязательны, они обычно имеют серповидную форму. Копыта, как правило, мощные и имеют хорошую форму.

Волосяной покров

Челка у фьорда закрывает от 1/2 до 2/3 головы. По традиции, грива должна торчать вверх (как у обычной зебры). Гриву стригут для того, чтобы подчеркнуть линию шеи. Грива и хвост обычно на оттенок светлее основной масти и кажутся серебристыми. Также у фьордов присутствует довольно сильная оброслость конечностей.

Общий вид

Фьорды производят впечатление сильных и крепких лошадей с «атлетическим» экстерьером, хорошей осанкой и спокойным характером. Эта лошадь должна иметь природные, хорошо сбалансированные движения. Благодаря своему строению фьорд прекрасно подходит для езды верхом, в упряжке и для использования в качестве тягловой силы.

Использование фьордов

«Многосторонность» – ключевое слово в описании фьордов. Традиционно этих лошадок использовали как для езды верхом, так и в качестве упряжных лошадей. Их выносливость и способность приспосабливаться практически к любым условиям содержания – большой плюс в суровых погодных условиях запада. Фьорды быстро и легко обучаются, они очень доверчивы. Издавна доктора и священники, часто выезжающие за пределы родного поселка, с удовольствием использовали этих добрых, симпатичных лошадей как средство передвижения.
Позже фьорды стали широко использоваться для отдыха и развлечений. Современные фьорды хорошо показывают себя как в драйвинге, пробегах, так и в соревнованиях по выездке и конкуру. Также фьорды пользуются успехом в школах верховой езды и в иппотерапии.
В Норвегии туристы считают фьордов одним из основных транспортных средств, а также яркими представителями культуры этой страны. Уже в течение нескольких десятилетий фьорды перевозят толпы туристов от водопадов к ледникам по тропам, по которым не проедет ни один вид транспорта.
Разведение и студбук
В разведении фьордов, как и любых других пород, всегда важны участия в шоу, митингах и рингах-выводках. Шоу и выставки организовывает Норвежский конный центр (NHS). Судьи оценивают представителей породы по многим факторам и обращают пристальное внимание не только на выступление этих забавных лошадок, но и на их экстерьер. Впрочем, особых проблем ни с первым, ни с последним у фьордов практически нет. Они легко обучаются, словно это доставляет им колоссальное удовольствие, а экстерьерных проблем у этих лошадей, как и у других аборигенных пород, практически не бывает.
Настоящим праздником для любителей фьордов является «Шоу Жеребцов», которое проходит в начале мая в Нордфьордейде. Любители этих необычных лошадок и покупатели, заинтересованные получить «желтую лошадь» в собственность, съезжаются со всех стран мира, чтобы посмотреть на фьордов в их натуральной среде обитания. Судьи оценивают лошадей в зависимости от возраста по нескольким параметрам – экстерьер (50%), выступления (20%), характер (20%), здоровье (10%). Трехлетние жеребцы оцениваются по экстерьеру, езде и характеру, пятилетние – по выступлениям, экстерьеру, развитию, темпераменту и здоровью. Жеребцы, получившие лицензию, снова тестируются в возрасте 8-ми лет, их оценивают по выступлениям, развитию, здоровью и по потомству. Кобылы тестируются в зависимости от экстерьера, выступлений и потомства.
Разведение фьордов проводится по специальному плану, утвержденному NHS. Главной целью является не только сохранение, но и улучшение породы. Также предпринимаются меры, запрещающие инбридинг.
NHS также занимается регистрированием фьордов. В конце случного сезона владельцы жеребцов должны отрапортовать, какие матки были покрыты. Позже владельцы маток получают от NHS бланк, который заполняется самим владельцем и ветеринаром, после того как кобыла ожеребится, а потом возвращается в NHS. По такому принципу регистрируется новое поголовье (жеребцы и кобылы отдельно). Первый студбук породы Фьорд был выпущен в 1910-м году и теперь публикуется каждые 3 года.

Обновлено: 11 ноября 2018, в 20:42

Борьба норвежских крестьян.

Практически у всех скандинавских народов, как подчеркивают многие исследователи, самым любимым видом физических упражнений была борьба (brydekamp
или brydning – у датчан; brining, bryting, brytekamp – у норвежцев; brottning – у шведов). Древние германцы северных стран практиковали борьбу как элемент воинского ремесла,
так и в качестве чисто спортивного испытания силы согласно установленным правилам. В борьбе упражнялись еще в языческую эпоху по праздничным дням, когда богам прино-
сились жертвы и в их честь испивались чаши. Знатные силачи зачастую были распорядителями таких праздников. Занятия борьбой проводились также в местах для игр и на
спортплощадках, где молодые скандинавы проводили свое свободное время во всевозможных физических тренировках. У них был известен тип схватки àvlog – своего рода промежуточная форма между борьбой и боксом, появившаяся в эпоху викингов в скандинавских странах и Англии.

Согласно древним легендам, обучал древних скандинавов бог войны Один, а его сын Тор (древненем. Donar; кельтск. Tanaros), являвшийся воплощением силы, воспевался в сагах как бог борьбы. Исландский историк Снорри Стурлусон в написанном им трактате о языческой мифологии и поэзии скальдов («Младшая Эдда») описывает как Тор сражался с Элле, кормилицей бога Локе по строгим правилам борьбы. В этом и многих других сказаниях содержится богатый материал, имеющий отношение к борьбе. Из них явствует, что практически на всем Севере занимались борьбой «в обхват» (fang, fangbrogd, famntag), которая является наиболее естественным и исконным видом борьбы, где упавший на спину считался побежденным. Старые традиции борьбы «в обхват» у скандинавов могут восходить своими корнями, в свою очередь, к прагерманским обычаям борьбы, если не допустить их заимствование у финно-угорских народов (см. Пайни).

Во время борьбы на традиционных праздниках и просто в свободное время участники состязаний должны были придерживаться установленных традицией правил и обычаев, о которых, например, упоминается в «Саге о Битве на Пустоши»:

«В то время у варягов и норманнов был обычай устраивать игры и соревноваться в борьбе. Торстейн затесался в их толпу, Гест не узнает его и не обращает на него никакого внимания. Торстейн подходит бороться с ним и внезапно вытаскивает из-под плаща тесак и метит Гесту в голову. Удар пришелся в плечо, и это была пустяковая рана. Подтверждается тут древнее речение, что убивают лишь обреченного, и Гест почти, что не пострадал. Варяги подбегают к ним, и Торстейна едва не убили на месте, потому что у них был случай казнить того, кто покусился на чужую жизнь во время игр, не иначе, как смертью. Гест умоляет варягов и отдает им половину своего имущества за жизнь Торстейна».

При этом, боролись и мужчины и женщины, причем не только «крестьянские бабы», но и весьма знатные особы, о чем свидетельствует эпизод из героического эпоса «Песнь о Нибелунгах», в основе которого лежат древние германские сказания времен «Великого переселения» народов. В песне-«авантюре» «О том, как Брюнхильду приняли в Вормсе» повествуется как королевич Зигфрид Нидерландский помогает Гунтеру в сватовстве к богатырской деве, исландской королеве Брюнхильде, которая дала обет выйти замуж за смелого и достойного воина. Зигфрид под видом Гунтера побеждает Брюнхильду в борьбе с большим трудом, поскольку королева была сама хорошим борцом и знала многие ухватки:
«Брюнхильдой принят Зигфрид и впрямь за мужа был:

Едва в объятиях деву он стиснул, что есть сил,
Как сбросила с постели она его толчком,
И о скамейку стукнулся с размаху он виском. <…>
Он был силен, но все же Брюнхильде не сильней
И вскоре убедился, что шутки плохи с ней.
Как Зигфрид ни боролся с могучею женой,
Ей удалось его зажать меж шкафом и стеной. <…>
Король все ждал развязки, вперяя взор во мрак.
Меж тем Брюнхильда руки врагу сдавила так,
Что брызнул ток кровавый из-под ногтей его,
Но нидерландец доблестный добился своего.
И укротил Брюнхильду, превозмогая боль.
Он не сказал ни слова, но услыхал король,
Как богатыршу с маху на ложе бросил он
И так прижал, что вырвался у ней протяжный стон.
Она – рукой за пояс, чтоб им врага связать,
Но Зигфрид, увернувшись, сдавил ее опять,
И разом затрещали все кости у нее,
И деве обуздать пришлось тщеславие свое»

Борьбу, известную в Скандинавии с древнейших времен до Нового времени, можно условно разделить на два основных направления: первое – так называемая «боевая
борьба», т.е. борьба не на жизнь, а на смерть, практиковавшаяся викингами и рыцарями, а также дворянами в позднем средневековье; второе направление – состязательная борьба,
известная в нескольких видах как у древних викингов, так и у современных народов Скандинавии.

«Боевая борьба» представляла собой единоборство, в котором сочетались борцовские приемы и удары руками, ногами и головой. Кроме того, допускались укусы и некоторые другие, не совсем традиционные методы: «Видя, что ничего так не выйдет, ибо и его щит тоже пришел в негодность, Эгиль бросил меч и наклонился над ним и перекусил ему горло».

Техника и навыки «боевой борьбы» были хорошим дополнением к вооруженным поединкам, тем более, если верить шведским исследователям, викинги специально обучались искусству боя голыми руками против вооруженного противника. Методы боя холодным оружием соединенные с борьбой представляли собой уникальную систему рукопашного боя, дававшие воину гарантию выйти из боя живым и невредимым: «Тьостольв взмахнул секирой, Хрут отскочил и левой рукой ударил по лезвию секиры, что та выпала из рук Тьостольва. Затем Хрут ударил Тьостольва мечом по ноге выше колена, так, что почти отсек ему ногу, подскочил к нему и сильно толкнул его. Потом он ударил его мечом по голове».

К состязательному направлению можно отнести борьбу «вольного стиля» с произвольным захватом за одежду или тело противника. В зависимости от погоды соперники выходили на схватку одетыми или по пояс обнаженными. Перед началом схватки оговаривался вариант ее начала: «в обхват» или с обоюдного захвата за ворот верхней одежды, как это встречается в ирландской борьбе collar and elbow wrestling. Для победы необходимо было опрокинуть соперника на спину. Если падали оба борца, победителем становился оказавшийся сверху борец. В некоторых письменных источниках эту борьбу называют также Leikfang. В древней Скандинавии дуэли также проходили путем борцовских схваток. С эпохи викингов известен знаменитый поединок по борьбе между королем Норвегии Сигурдом Йорсалфари («Иерусалимским паломником», ум. 1130г.) и его братом Евстейном.

Axlatok – исландская борьба в обхват.

Имела место также борьба с обязательным захватом соперника «в обхват» (швед. gripa om), которая имела некоторые региональные различия. Например, в одних местах борьба была чисто силовой, без использования приемов с воздействием ногами на ноги соперника. В других районах борцы активно использовали подножки и зацепы ногами. В этой борьбы встречалось также правило «до трех раз», когда победитель определялся по результату трех схваток. Следует еще отметить, что, во всяком случае, в Исландии, осуществлялись также и групповые схватки.

Leikfang – состязания скандинавских борцов.

Кроме того, викинги и их наследники состязались также в Dra armkrok – борьбе, в которой соперники перетягивают друг друга, сцепив кисти рук. Также в средневековой Скандинавии пользовался огромной популярностью такой вид состязательной борьбы, как beltespenning (belte – пояс, кушак, ремень, spenne – «натягивать, растягивать»), в которой соперников перед началом схватки связывали поясом или ремнем. Наибольшее распространение beltespenning имела в Норвегии и Швеции. Наследницей традиций викингов является ныне популярная исландская борьба на поясах glima и ее шведский аналог beltag.

После эпохи викингов скандинавы занимались борьбой по различным праздникам и в компаниях, а искусство борьбы – главным образом, борьбы «в обхват», передавалось из поколения в поколение. В Новейшее время борцовские обычаи, все еще сохранявшихся среди простого люда, были снова введены в употребление при проведении праздников,
когда возникло стремление к возрождению старых игровых, спортивных и атлетических традиций народа.

Так, с целью возрождения футбола и других национальных видов спорта в некоторых местах Швеции, например, были учреждены игровые, спортивные и атлетические общества. О них рассказано в книге Йозефа Элерта «Воспоминания о спорте на острове Готланд» футбольного клуба г.Висбю (осн. в 1878 г.), Стефана Гиллети (осн. в г.Висбю в 1880 г.) и об оживленной
деятельности спортивного общества г.Висбю (осн. в 1887). По инициативе этих обществ начали проводиться также и состязания в борьбе. Так, например, на поле г.Висбю летом 1892 г. впервые состоялось соревнования по так называемому «готландскому пятиборью». Пятым пунктом соревнований была борьба, проводившаяся в несколько отборочных туров. Согласно правилам, борьба производилась в обхват руками накрест, нельзя было делать подножки и захваты за одежду. Схватка могла продолжаться максимум 15 минут. Побежденным считался тот, кого удавалось повалить на землю или уложить «на лопатки». В 1892 г. в борьбе победили братья Хеллгрен. Призами служили серебряные кубки и денежная премия в размере 50 крон. В последующие годы соревнования по борьбе в Висбю проводились регулярно.

На острове Готланд и сейчас соревнуются в разновидности борьбы, где соперники орудуют только ногами. Л.Мартынов пишет о ней, что «борьба ногами ничем не отличается от любой другой, кроме того, что руки борцов в ней участие не принимают. Орудуя одними ногами, нужно прижать спину врага к земле».

Впоследствии, в Швеции и Дании стали заниматься немецкой борьбой в прямой стойке, при которой также были типичны обхваты руками крест-накрест. У нее была своеобразная черта – вероятно, в качестве особого ноу-хау, в ходе борьбы не разрешалось касаться земли никаким местом, даже коленом! Во всяком случае, так рассказывают о ней финны, приезжавшие в 1900 г. в Стокгольм, чтобы померяться силами с тамошними атлетами. Таким образом, в начале ХХ в. собственно в Скандинавию еще не проникли обычаи французской (классической) борьбы.

Статья — Все виды боевых искусств

Рубрика — Все виды боевых искусств

Со всеми видами борьбы можно познакомиться в статье Мандзяк А.С., Артеменко О.Л. Энциклопедия традиционных видов борьбы народов мира

Молот богов

Если не придираться, то на «удов.» с минусом тянет.
Игра актеров действительно хороша. Но тут как раз такой случай, когда никакой игрой не вытянешь не слабость, а скорее бредовость сценария, невнятность боевых сцен, при общей их затянутости и при ворохе неисторичных деталей.
Кто-то говорит, что фильм дешевый, потому и взятки гладки. Может и дешевый, но, например, костюмы не выглядят дешевыми — а они выглядят так, как будто сделаны для какой-нибудь постапокалипсической картины, типа «Безумного Макса» — черная кожа и заклепки…
ГГ и один его друг ходят с открытыми голыми руками — что красиво смотрится в кадре, но в драке поможет ободраться до смерти влегкую. Некоторые, правда, носят кожанные наплечники и что-то такое защитное на предплечьях — напульсники — причем ГГ и все тот же его друг с голыми руками носят это только на левой руке (видимо, вместо щита).
Главный герой одет в какую-то кожанную рагрузку, точнее в такую стильную жилетку… Короче, бегает по горам полу-голый. А ведь нам тут показаны не простые воины (которые вообще-то совсем не брезговали броней), а сын короля и его лучшие люди. Не понятно правда какого такого короля… Короля Дании, что ли? И о каком ослаблении влияния викингов нам говорят в начале фильма — вы погуглите! завоевание Англии датчанами (викингами) вообще, в принципе, началось в 865м, а 875м почти вся Англия была захвачена, кроме Уэссекса, где выстоял король Альфред, который потом, через 11лет, сумел отбить обратно Лондон. А нам показывают 871год. Англия ещё держится, все только начинается. А по-настоящему полного завоевания норманами Англии ещё и близко не ждать, оно еще только будет через сто с лишком лет!
Да ладно — с историей сценаристы вообще всегда не дружат, это у них профессиональное — пусть их. Вернемся ко -что называется- зрелищу.
Что мы видим, и от чего должны получать удовольстие? А не от чего!..
Все очень наивно и сообразуется только с представлениями режиссера и сценариста о страстях далекого первого тысячелетия… Фэнтези, короче.
Драки исключительно очаговые — никакого подобия строя и порядка. Если в «13-м воине» это было обыграно в единственном эпизоде, чтобы показать, что и один здесь чего-то да стоит, то в «Молоте…» — всю дорогу — каждый герой предоставлен самому себе. Бардак, а не воинские подразделения.
Опоненты, враги-саксонцы (которые, между прочим, на описываемый период землю свою от пришлых заморских бандитов защищали, а в кино они плохие как-бы. Хотя, справедливости ради, саксы с англами сами не далее как триста лет назад эту землю так же по-бандитски захватили), в отличие от викингов одеты, и как бы это сказать, в какое-то даже подобие военной формы. Хотя и в нелепом садо-мазо исполении — черные капюшоны и маски. Но тут наоборот приходит на ум, что на какие шиши и ресурсы в Британии, в 9-м веке кто-то мог себе позволить одеть своих вояк в такую черную красивую униформу? Притом, что эта армия действиями напоминает каких-то лесных бандитов — опять же никакого строя и взаимодействия (никаких щитов и копий, лучников и прочей чепухи — только брутальные мечи). В сцене боя в тумане — на традиционо одинокого викинга нападают они поодиночке и исправно мрут — продолжается это долго, утомительно долго. Пока наконец не находятся двое, догадавшихся прикрыть друг друга, и в результате — сцена подзатянута, но харизматичный Грим таки покидает съемочную площадку… А ГГ потом говорит, что нападавшие были слишком хороши — хорошо обучены и экипированы… Не знаю, что тут ещё сказать…
Почти в каждом бое ГГ хватается отрытой рукой (без латной руковицы и вообще без перчатки) за лезвие своего меча, с силой вталкивая его в опонента, или разрезая его шею страшным движением (тем же грешат и другие).
После такого приема хорошо, если бы ещё удалось сохранить пальцы — а тут не остается у героев и царапины. Вот только вопрос возникает, как же такие тупые мечи с легкостью прорубали садо-мазо доспехи опонентов? — режущих движений по корпусу показано тоже не мало, и враги от таких взмахов как снопы валятся…
Ещё замечена жилетка с заклепками на героине и плессированная юбка — такую и сейчас «в магазине найти непросто», а на грубую домотканную ткань 9-го века она даже не смахивает.
Короче, в одежде и реквизите присутствует многое из того, чего не могло быть в освещаемом периоде.
А вот то, что должно быть — ещё раз повторю — луки и копья, щиты (просто визитка любого викинга) — этого вообще в помине нет. Только в одной сцене всадник, угрожая, целится из лука (вспомнил наконец, после драки). И ещё мы можем успеть увидеть ровно два щита в самом конце фильма. Два щита на весь строй викингов. Сначала они будут на флангах, потом оба окажутся примерно в центре кадра. (А как вам девочка с хайером во главе этого строя?)
История (сценарий) скроенна из «13-го воина» и «Апокалипсиса сегодня» — это верно замечено. Но это не история, и не кино. Просто отмывание денег. Даже жаль актеров, которые честно и красиво отработали по этому бредовому проекту. Ставлю пять из десяти только за отчаянную игру актеров. Ребята не плохи, а кино — дрянь.