Вс хорватии

Вооружённые силы Хорватии (2018)

Полковник М. Крымов

Вооруженные силы Республики Хорватия (FX, хорв. Oruzane snage Republika Hrvatska) состоят из сухопутных войск, военно-воздушных1 и военно-морских сил, а также включают органы и учреждения центрального подчинения.

Официальной датой создания ВС является 3 ноября 1991 года2, когда национальная гвардия Хорватии, сформированная в апреле 1990 года из добровольческих отрядов самообороны, была переименована в вооруженные силы РХ. К окончанию военного конфликта на территории бывшей Югославии (1991-1995) численность ВС Хорватии достигла уровня 190-220 тыс. человек. Основой вооружения являлись образцы советского (российского) производства, приобретенные в том числе за счет зарубежных поставок в обход эмбарго ООН.

С 1 апреля 2009 года хорватское государство является членом НАТО. При этом после вступления в Североатлантический союз численность ВС и доля военных расходов были постепенно снижены с 40 тыс. до 18 тыс. человек и с 10 % ВВП до 1,17 % (в 2016 году) соответственно.

Верховным главнокомандующим вооруженными силами является президент. Министр обороны (гражданское лицо) осуществляет общее руководство, начальник главного штаба ВС — оперативное.

В настоящее время численность личного состава 18 тыс. человек, гражданских служащих -1,5 тыс. Военные расходы составляют 1,23 % ВВП, а к 2024 году их планируется поднять до уровня 2 % ВВП.

Управление вооруженными силами осуществляется по административной и оперативной линии. Так, министерство обороны отвечает за разработку предложений в области военной и кадровой политики, бюджетного планирования и мобилизационной готовности, а также за контроль организации социального и пенсионного обеспечения военнослужащих.

Организационная структура вооруженных сил Хорватии

Архив официального журнала ВС Хорватии Hrvatski vojnik (PDF) на FactMil.com

Высшим органом оперативного управления ВС является главный штаб, начальник которого через заместителей и командующих видами вооруженных сил руководит применением войск. Координация действий сил специальных операций осуществляется соответствующим командованием.

Задачи организации всестороннего обеспечения вооруженных сил Хорватии, а также находящихся на территории страны подразделений союзных государств решаются специалистами командования обеспечения.

Комплектование личным составом национальных ВС осуществляется с 2008 года на контрактной основе. Срок контракта для офицеров пять лет, для унтер-офицеров и рядового состава три года. Предусмотрен также прием на военную службу на добровольной основе на срок до 14 недель.

Боевая подготовка ВС Хорватии организуется на специализированных курсах, а также в ходе командно-штабных и войсковых учений как на национальных полигонах (до бригадного уровня), так и за рубежом. Приоритетной задачей является приведение уровня боеспособности и боеготовности войск (сил) в соответствии с требованиями НАТО для успешного задействования в операциях ОВС блока и сил реагирования Евросоюза.

В настоящее время хорватские воинские контингента принимают участие в учебно-тренировочной миссии НАТО «Решительная поддержка» в Афганистане, операции многонациональных сил КФОР в Косово, Европейского союза в Боснии и Герцеговине и в зоне Африканского Рога, а также в миссиях под эгидой ООН в Африке на Ближнем Востоке и в Центральной Азии.

Помимо этого, в рамках выполнения международных обязательств в октябре и декабре 2017 года хорватские сводные формирования направлены в Польшу и Литву для участия в мероприятиях по демонстрации военного присутствия ОВС НАТО в Восточной Европе. Планировалось также выделить группу хорватских офицеров в штаб коалиционных сил по борьбе с ИГИЛ.

Строительство вооруженных сил РХ осуществляется в рамках программы развития на период с 2015 по 2024 год, которая ориентирована на достижение максимальной оперативной совместимости ВС ведущих стран — участниц Североатлантического союза. При этом проводится оптимизация системы управления, численности и боевого состава ВС Хорватии, принимаются меры по повышению боевых возможностей войск (сил) и поддержанию уровня боеготовности подразделений, предназначенных для задействования за рубежом.

В условиях старения имеющихся систем вооружения большое внимание уделяется их модернизации и совершенствованию за счет поставок более современных образцов ВВТ.

Наиболее многочисленным видом вооруженных сил республики являются сухопутные войска (13 тыс. человек), непосредственное руководство которыми осуществляет командующий через штаб вида и командование боевой подготовки.

В составе сухопутных войск имеются: две отдельные бригады (мотопехотная и механизированная); учебный пехотный полк; артиллерийский полк; зенитный ракетно-артиллерийский полк; части и подразделения боевого и тылового обеспечения.

На вооружении сухопутных войск состоят: 260 боевых танков (из них боеготовых 70); 250 боевых бронированных машин (БМП и БТР); более 1 100 орудий полевой артиллерии и минометов; 200 РСЗО; до 500 ПТРК.

Основные усилия военного руководства Хорватии направлены на оптимизацию структуры сухопутных войск; обновление вооружения и военной техники; повышение уровня подготовки военнослужащих.

В период до 2019 года планируется завершить поставку в СВ 16 единиц 155-мм самоходных гаубиц (СГ) PzH-2000, выведенных из боевого состава бундесвера (общая сумма контракта на закупку 16 гаубиц около 60 млн долларов). На базе данных артиллерийских систем предполагается сформировать артдивизион в составе артиллерийского полка.

К 2020 году намечено дооборудовать 126 бронетранспортеров «Патриа» боевыми и специальными модулями в зависимости от предназначения машин. В 2018 году предусматривается закупить и установить восемь дистанционно управляемых боевых модулей UT30MK2 израильской компании «Элбит системз». В состав изделия входит 30-мм пушка Мк-44, пулемет калибра 7,62 мм и противотанковый ракетный комплекс «Спайк». Сумма контракта около 15 млн долларов.

Кроме того, для повышения мобильности сухопутных войск на вооружение подразделений поступают бронированные автомобили с усиленной противоминной защитой МРАП. Данную военную технику США передали Хорватии после вывода части американских войск из Афганистана.

Военно-воздушные силы насчитывают 2,5 тыс. военнослужащих. Непосредственное руководство ВВС осуществляет командующий военно-воздушными силами и войсками ПВО.

Организационно ВВС включают две авиационные базы, а также другие части и подразделения.

В составе военно-воздушных сил имеются четыре авиационные эскадрильи (истребительная, транспортная, противопожарная учебная) и три вертолетные эскадрильи (многоцелевых вертолетов и две транспортные).

На вооружении ВВС состоят 12 истребителей МиГ-21; около 30 самолетов вспомогательной авиации; более 30 боевых вертолетов, в том числе 16 разведывательно-ударных OH-58D «Кайова Уорриор», поставленных США из числа выведенных из боевого состава американских сухопутных войск.

Хорватские средства контроля воздушного пространства3 интегрированы в систему объединенной системы ПВО НАТО. Дежурные силы ПВО включают одну пару истребителей МиГ-21бис, находящуюся в 15-минутной готовности к вылету.

Самолетный парк тактической авиации находится в неудовлетворительном состоянии. Только четыре истребителя МиГ-21 из 12 аппаратов, прошедших капитальный ремонт и модернизацию на Украине, находятся в боеготовом состоянии. В ближайшее время руководство министерства обороны в интересах оснащения сил ПВО страны должно выбрать тип тактического истребителя на замену МиГ-21. В качестве наиболее вероятных поставщиков рассматриваются Швеция (JAS-39 «Грипен»), Греция и Израиль (бывшие в эксплуатации самолеты F-16 «Файтинг Фалкон»).

Вертолетный парк ВВС Хорватии также нуждается в обновлении и модернизации. В декабре 2017 года заключен контракт с АО «Вертолеты России» на ремонт десяти многоцелевых вертолетов Ми-171Ш в России на общую сумму 17 млн евро.

Приоритетным направлением реформирования ВВС Хорватии считается оснащение подразделений и частей модернизированной техникой и ее интеграция в объединенную систему ПВО НАТО.

Военно-Морские силы насчитывают 2,5 тыс. военнослужащих. Непосредственное руководство ВМС осуществляет командующий ВМС.

В составе военно-морских сил находятся: флотилия разнородных сил, служба береговой охраны, военно-морская база, батальон морской пехоты, а также другие части и подразделения.

На вооружении ВМС состоят: три боевых корабля, 15 ракетных катеров с 12 пусковыми установками противокорабельных ракет RBS-15, минно-тральный корабль, а также 14 вспомогательных судов.

Строительство военно-морских сил ведется в соответствии с планом развития национальных вооруженных сил до 2024 года, предусматривающим реализацию ряда программ модернизации корабельного состава и перевооружения ВМС. Приоритетом считается строительство пяти патрульных катеров береговой охраны, а также повышение готовности сил и средств к выполнению задач по планам Североатлантического союза. При этом ввод в состав флота головного патрульного катера постройки национального предприятия «Бродосплит» (Сплит) ожидается в течение 2018 года, а остальных — до 2020-го.

В целом вооруженные силы Хорватии по численности и имеющимся в национальных сухопутных войсках, ВВС и ВМС системам вооружения обладают наибольшими боевыми возможностями на Западных Балканах. При этом руководство государства уделяет большое внимание обновлению вооружения и военной техники с постепенной заменой образцов ВВТ советского (российского) производства на более современные зарубежные аналога. Хорватские части и подразделения имеют боевой опыт военных операций ОВС НАТО, а также участвуют в мероприятиях по демонстрации военного присутствия альянса в странах Восточной Европы.

1 В состав ВВС Хорватии входят также войска противовоздушной обороны.

2 День вооруженных сил Республики Хорватия ежегодно отмечается 28 мая. В этот день в 1991 году в Загребе состоялся первый военный парад национальной гвардии.

3 ВС Хорватии имеют на вооружении пять РЛС дальнего обнаружения AN/FPS-117, а также другие радиолокационные средства контроля воздушной обстановки.

Зарубежное военное обозрение. 2018, №3 С. 25-30

Вооруженные силы Республики Хорватии

Вооруженные силы Республики Хорватии (сокращенно ВС РХ, хорв. Oru?ane snage Republike Hrvatske ) — Это официальное название воинского формирования Республики Хорватии, призванного охранять ее суверенитет и независимость и защищать ее территориальную целостность. Наряду с этим своей главной задачей Вооруженные силы Республики Хорватии принимают участие в международных мирных, гуманитарных и других операциях и миссиях, выполняют определенные задачи в обстановке непосредственной угрозы и оказывают помощь учреждениям гражданской власти и гражданам в случае стихийных бедствий и техногенных и экологических катастроф.


1. Численность

Общее количество военнослужащих действительной службы (профессиональная армия) насчитывает 20 000.

Численность резерва — 12 000, из которых 6 000 находятся в полной боевой готовности. Теоретически пригодны к военной службе мужчины в возрасте 15-49 лет составляют 1035712, из них фактически годных к военной службе — 771 323.

2. Структура

Структура Хорватских вооруженных сил 2009 г. (click to enlarge)

Вооруженные силы Хорватии состоят из трех видов: Хорватская армия (Hrvatska kopnena vojska), Хорватский военно-морской флот (Hrvatska ratna mornarica), Хорватские военно-воздушные силы и противовоздушная оборона (Hrvatsko ratno zrakoplovstvo i protuzračna obrana).

Хорватские вооруженные силы готовы и обучены для проведения всех форм вооруженной борьбы и имеют некоторые различия в структуре в мирное и военное время. Состав Вооруженных Сил в мирное время охватывает военнослужащих, государственных служащих и работников назначенных на штатные должности в Вооруженных Силах, курсантов, новобранцев и воинов запаса, когда последние находятся на военных учениях в Вооруженных Силах. Состав войска в военное время включает, кроме структуры мирного времени, и всех воинов запаса Вооруженных сил.

Нынешнюю организационную структуру ВС Хорватии с 2008 г. основано на долгосрочных планов развития ВС РХ и она включает Генеральный штаб со штабными подразделениями, командование родов хорватских сухопутных войск, военно-морского флота и военно-воздушных сил и противовоздушной обороны, Командования сил поддержки и Военную академию им. Петара Зринського. Ранний устройство ВС РХ базировался прежде всего на концепции индивидуальной обороны и направлялся на построение и поддержание способности к обороне территории страны и был разработан на опыте Отечественной войны. Нынешнюю структуру приспособлено к новым задачам, которые поставлены перед Вооруженными Силами в стратегических документах обороны.


2.1. Генеральный штаб ВС РХ

Генеральный штаб это совместный орган в рамках Министерства обороны Республики Хорватии, отвечающий за развитие, организацию, оснащение, подготовку и деятельность первого стратегического эшелона (регулярные войска) и второго стратегического эшелона (резерв). Начальник Генерального штаба в мирное время отвечает перед Верховным главнокомандующим за План применения Вооруженных Сил и военные элементы боеготовности и подотчетен министру обороны по выполнению приказов. Начальником Генерального штаба Вооруженных сил с 2003 г. является Иосиф Луцич, который избран на второй пятилетний срок 28 февраля 2008 г.

Штабные подразделения Генштаба ВС РХ выполняют задания на удовлетворение потребностей всей совокупности хорватских вооруженных сил и включают Батальон почетного караула, Батальон спецназначения и Центр электронной разведки.


2.2. Сухопутные войска

Tанк М-95 DegmanБРДМ батальона спецназначения

2.3. Командование сил поддержки

Это важнейшая часть системы материально-технического обеспечения, которая несет ответственность за осуществление материально-технической, медико-санитарной и частично персональной поддержки Вооруженных Сил.

Кроме Командования сил поддержки, систему материально-технического обеспечения ВС РХ составляют и другие элементы и подразделения тылового обеспечения в видах, командованиях, частях и учреждениях ВС РХ.

2.4. ВВС и ПВО

Сверхзвуковой истребитель МиГ-21

Главная задача ВВС и ПВО — обеспечение неприкосновенности хорватского воздушного пространства и предоставления авиационной поддержки другим видам Вооруженных сил при выполнении их задач в совместных операциях. Проводник и организатор интегрированной ПВО Республики.

Откуда Командование ВВС и ПВО — столица Загреб.


2.5. ВМС

Ракетный катер RTOP-41 Vukovar

Командование хорватских военно-морских сил дислоцированы в Сплите.

Кроме задач защиты целостности и суверенитета государства, охраны и обороны хорватского побережья и территориальных вод, военно-морские силы привлекаются к поисково-спасательных операций, охраны морских перевозок, недопущение уголовной и иной незаконной деятельности в судоходстве, охраны природных богатств и окружающей среды, оказания помощи в тушении крупных пожаров и в ликвидации последствий других природных и техногенных катастроф.

В 2008 году в составе ВМС создан Береговая охрана Республики Хорватии.


3. Верховное командование

Верховным Главнокомандующим хорватских вооруженных сил в мирное и военное время является Президент Республики. Главнокомандующий утверждает организацию хорватских вооруженных сил на предложение начальника Генерального штаба с согласия министра обороны.

В мирное время Верховный Главнокомандующий осуществляет свое командование через министра обороны. На войне и в тех случаях, когда Министр обороны не выполняет приказов, Верховный Главнокомандующий осуществляет командование непосредственно начальнику Генерального штаба.

Хорватский Сабор осуществляет демократический контроль над вооруженными силами, принимая оборонительную стратегию, оборонный бюджет и оборонное законодательство.


4. История

Вооруженные силы Хорватии берут свое начало от Национальной гвардии 3 ноября 1991 года.

Во второй половине 1990 г. зарождаются хорватские военные части — Добровольческие молодежные подразделения, а затем и Народная охрана (летом 1991 года 90 000 человек, в основном безоружные). В конце весны 1991 года создаются первые военные подразделения Национальной гвардии, основанной 20 апреля 1991 Указом Президента республики, что по правовым и политическим причинам формально подлежала Министерству внутренних дел. В дополнение к структур и подразделений, созданных государством, существовали и партийные военные организации или их зародыши. Хорватский партия права организовала свои вооруженные отряды — Хорватские оборонительные силы (МОС), вооруженные в частном порядке, относительно хорошо обученные и подготовленные в плане тактики и развернутые на важнейших участках фронта. Партия демократических изменений (реформированы коммунисты, СДП) в Истрии, Приморье и Далмации вооружали своих активистов, так же как и правящая Хорватское демократическое содружество в других частях Хорватии. Существовали также добровольческие войска под контролем местных властей. Кое-где было успеха восстановлено систему ТО (например, в Загребе).

Система командования и управления была изначально крайне запутана, а обязанности — расплывчатыми и неясными. На местах действовали часто несколько различных подразделений, которые, хотя и принадлежали номинально к той же организации, зачастую не имели общего высшего командования.

Основными задачами Хорватской национальной гвардии (позднее ВС РХ) было противодействие проникновению югославской армии и других враждебных сил на главных направлениях, оборона городов и жизненно важных областей и получения казарм ЮНА в собственном тылу. Эти задачи начинают полнее и системно осуществляться только после того, как в сентябре, согласно новому закону «Об обороне», вооруженные силы сведены в единую хорватскую армию (ВС РБ), а 21 сентября 1991 учреждается Генеральный штаб во главе с генералом Антоном тусом. Тогда начинается системный мобилизация резерва и организация подразделений, командований и учреждений, а также плановое применения войск.

1 октября 1991 формируются крупные военно-территориальные командования (операционные зоны) с центрами в Осиеке, Бьеловари, Загребе, Карловаце, Риеке и Сплите. Им подчинялись оперативные группы, которые командовали отдельными направлениями и территориями. Основными и вместе с тем самыми тактическими подразделениями были пехотные бригады (профессиональные и резервные), при этом формируются и бригады и батальоны других родов войск. До конца года было создано и развито 63 бригады.


5. Принципы деятельности

5.1. Текущие цели

Республика Хорватия развивает свои вооруженные силы в направлении оперативной и функциональной совместимости с войсками НАТО, предоставляя им гибкости, способности к быстрому развертыванию, действенности и современного оснащения в соответствии с имеющимися ресурсами.

5.2. Принцип набора

Граждане мужского пола больше не подлежат обязательном несению военной службы с 1 января 2008 г. Однако, военнослужащих последнего призыва 2007 г. тоже были лишены обязательной службы приказу тогдашнего министра обороны Берислава Рончевича. .

6. Зарубежные поставщики оружия

Хорватия закупает продукцию военной промышленности из следующих стран:

Швеция, Швейцария, Италия, Финляндия, США

Канада, Норвегия, Израиль, Германия


7. Галерея

  • Спецназовцы

  • Patria AMV

  • Ракетный катер Король Дмитар Звонимир

  • Авиагруппа высшего пилотажа Крылья Бури


Примечания

Версия для печати Материал разместил: AдминистраторДата публикации: 15-11-2014

Сегодня Балканы в очередной раз в своей истории переживают непростой период. Регион, который славится своим конфликтным потенциалом продолжает оставаться ареной для геополитического противостояния как региональных, так и внерегиональных игроков. Особую роль в процессе трансформации региональной системы безопасности в 1990-2000-е гг. сыграл Североатлантический альянс. НАТО провела целый ряд военных операций в регионе, реализовала собственный проект интеграции балканских государств.

Можно констатировать, что за два десятилетия, прошедших с момента окончания Холодной войны, НАТО разработала универсальную модель вовлечения целого региона в орбиту собственного военно-политического влияния, которую в настоящий момент пытается применить на постсоветском пространстве, трансформируя своими действиями традиционную региональную архитектуру безопасности. Безусловно, это вызывает беспокойство со стороны России и требует выработки ответных мер, основанных на анализе произошедших событий. Для того чтобы понять механизм проникновения Альянса в зоны геополитических интересов России, попробуем проанализировать реализацию региональной стратегии НАТО в 1990-2000-е гг. на примере балканских стран.

Обзор геополитической ситуации после окончания Холодной войны

Начало 1990-х гг. ознаменовалась коренным переломом в системе международных отношений. Распад Советского Союза создал для США и их союзников уникальные возможности для проникновения в те регионы, которые ранее входили в зону советского влияния. При этом в качестве форпоста на европейском фланге геополитического наступления Запада были выбраны Балканы, а роль основной ударной силы была отведена Североатлантическому альянсу.

К тому моменту, когда стало понятно, что роспуск ОВД произойдет в самое ближайшее время и завершит тем самым многолетнюю биполярную конфронтацию, руководство НАТО по-прежнему продолжало мыслить категориями времен Холодной войны. Очень скоро стало ясно, что Альянс входит в фазу острого идеологического кризиса, пути выхода из которого не были ясны ни для экспертов, ни для политиков. В условиях исчезновения основного геополитического противника НАТО должна была определить цели своего дальнейшего существования или принять решение о самороспуске.

Наиболее значимыми попытками руководства Альянса подготовиться к кардинальным трансформациям системы международной безопасности стали внесение изменений в военную доктрину, а также принятие целого ряда документов, отображавших видение организацией тех процессов, которые происходили в Европе. Среди них особенно выделялись Лондонская декларация 1990 г. и новая Стратегическая концепция НАТО, утвержденная в 1991 г. Эти документы закрепили стремление Альянса разрушить барьеры, существовавшие в Европе, и протянуть руку дружбы бывшим противникам. Однако кроме декларировавшихся намерений по выстраиванию добрососедских отношений с государствами Центральной и Восточной Европы в документах того периода не было предложено конкретных механизмов переформатирования традиционной региональной архитектуры безопасности.

Не стал таким механизмом и подписанный 19 ноября 1990 г. в Париже Договор об обычных вооруженных силах в Европе. По замыслу он должен был установить равновесие между НАТО и ОВД в классе обычных вооружений и создать определенный потолок для наращивания боевой техники данного вида. Такой документ был выгоден, прежде всего, Альянсу, существенно отстававшему от советского блока по числу танков, боевых бронированных машин, артиллерийских единиц калибра 100 мм. и выше, а также боевых самолетов и незначительно превосходившему своих оппонентов только по числу ударных вертолетов.
Установленные квоты скоро потеряли свою значимость в связи с тем, что Договор вступил в силу после роспуска ОВД и не отображал уже сложившейся на тот момент ситуации. Таким образом, сразу встал вопрос о его адаптации, который решался в течение последующих лет, но так и остался нерешенным до сих пор.

На наш взгляд, вряд ли стоит говорить о том, что руководство НАТО в начале 1990-х гг. было действительно готово пойти на добровольный роспуск организации в условиях краха основного геополитического противника. Наоборот после короткой паузы, взятой для размышления над происходившими масштабными геополитическими трансформациями, Альянсом был взят курс на активное вовлечение в решение региональных и глобальных проблем безопасности.

Силовое вмешательство НАТО в конфликты на Балканском полуострове

В конце 1980-х гг. на Балканах произошел резкий рост конфликтного потенциала, связанный с ослаблением центральной власти, экономическими проблемами, ростом сепаратизма республиканских властей и всплеском националистических настроений среди населения. Распад СФРЮ, в результате которого каждая из республик планировала получить свои дивиденды от существования в качестве суверенного государства, обернулся настоящей катастрофой не только регионального, но и общеевропейского масштаба. Возник целый ряд как внутригосударственных, так и межгосударственных конфликтов, проявившихся в 1990-2000-е гг. Наиболее существенными из них оказались Боснийская война, конфликт в Косово и Македонии.

Свою позицию по вопросу усиления напряженности на югославской территории НАТО впервые в полной мере официально обозначила в пресс-релизе «Ситуация в Югославии», выпущенном 8 ноября 1991 г. во время заседания Североатлантического совета на высшем уровне в Риме. Альянс выражал обеспокоенность кризисом, вспыхнувшим в стране, а для его разрешения предлагал использовать исключительно дипломатические механизмы.

Балканы представляли для НАТО на тот момент уникальный полигон для отработки новых принципов своей региональной стратегии. Для Североатлантического альянса участие в военных конфликтах на Балканском полуострове стало первым боевым опытом в истории. Естественно военнослужащие стран НАТО стремились отработать боевое взаимодействие различных родов войск из разных стран, чтобы повысить оперативную совместимость. Особое внимание уделялось проведению операций вместе с союзными вооруженными формированиями из числа косовских албанцев и боснийских мусульман, хотя это было, по сути, незаконно. «Балканский» опыт впоследствии будет активно использоваться НАТО в Афганистане и Ливии.

В геостратегическом плане перед военным командованием Альянса в начале 1990-х гг. стояла серьезная задача обезопасить южный фланг организации и защитить границы Турции и Греции от экспорта нестабильности на их территорию. Основной же целью вовлечения НАТО в конфликты на Балканах стала попытка установления гегемонии в регионе в условиях ослабления позиций России на Балканском полуострове.

В силу ряда геополитических факторов НАТО в первую очередь решила вмешаться в ситуацию в Боснии и Герцеговине, где боевые столкновения между боснийскими сербами, боснийцами и хорватами достигли своего апогея к 1995 г. Это привело не только к резкому росту жертв, но и к миграции значительной части населения в Западную Европу, что создавало предпосылки для гуманитарного кризиса общеевропейского масштаба.

Несмотря на то, что операция НАТО «Преднамеренная сила» была развернута в конце лета 1995 г., Североатлантический альянс, начиная с 1992 г., принимал активное участие в кризисном регулировании. Так с июля 1992 г. Альянс осуществлял патрулирование в водах Адриатического моря в целях выполнения резолюций СБ ООН № 713 и № 757, вводивших эмбарго на поставки оружия и санкции в отношении бывшей Югославии, а затем обеспечивал соблюдение режима «бесполетной зоны» над Боснией и Герцеговиной в соответствии с резолюцией СБ ООН № 781.

В конце года руководство НАТО заявило о возможности участия в миротворческих операциях под эгидой Организации Объединенных Наций. Уже в апреле 1993 г. начала проводиться операция «Запрет на полеты», в рамках которой в феврале 1994 г. были сбиты четыре военных самолета-нарушителя режима «бесполетной зоны». Кроме того, для защиты специальных безопасных районов ООН и оказания поддержки Силам ООН по охране (СООНО) были нанесены авиаудары по наземным целям (бронетехника, склады боеприпасов и радары ПВО).

Кульминацией предпринятых НАТО усилий для ослабления позиций боснийских сербов стало проведение операции «Преднамеренная сила» в августе-сентябре 1995 г., изменившей соотношение сил в конфликте в пользу боснийцев, что заставило боснийских сербов пойти на переговоры, способствовавшие подписанию Дейтонского соглашения 14 декабря 1995 г. Таким образом, впервые за 45 лет своего существования НАТО приняла участие в реальных боевых действиях, продемонстрировав, в целом, свою эффективность, но проявив при этом избирательность при подавлении угрозы, исходившей от каждой из конфликтующих сторон.

Однако окончание операции «Преднамеренная сила» не означало, что Альянс намерен остановиться на достигнутом в Боснии и Герцеговине, поэтому в декабре 1995 г. он приступил к развертыванию Сил по выполнению мирного соглашения (ИФОР) с целью реализации военных аспектов Дейтонского мирного соглашения. Контингент, выделенный НАТО состоял из 60 тысяч военнослужащих, половина из которых были американцами. Вот как согласно разделу «Операции по поддержанию мира в Боснии и Герцеговине» на официальном сайте НАТО был определен статус сформированных Сил: «ИФОР действовали в рамках Главы VII Устава ООН, и их полномочия вытекали из резолюции СБ ООН 1031 от 15 декабря 1995 года. Это наделяло их мандатом не только на поддержание мира, но и, при необходимости, на принуждение к миру. В сущности, ИФОР являлась операцией по принуждению к миру, хотя чаще всего ее называли операцией по поддержанию мира».

К концу 1996 г. обстановка в Боснии и Герцеговине оставалась нестабильной, а определенные задачи, стоявшие перед ИФОР не были выполнены, поэтому было принято решение о развертывании Сил по стабилизации (CФОР) с уменьшенным до 31 тысячи контингентом военнослужащих. Официальное завершение миссии СФОР состоялось 2 декабря 2004 г., место Альянса в Боснии и Герцеговине по отработанному ранее в Республике Македонии сценарию занял ЕС, который развернул свою операцию под названием «Алтея», продолжающуюся до сих пор.

Однако это не означало, что НАТО полностью самоустраняется из процесса кризисного регулирования, т.к. организация продолжает помогать Европейскому союзу в планировании, тыловом обеспечении и управлении миссией согласно договоренностям, достигнутым в соглашениях «Берлин плюс» в марте 2003 г.

После того как в Боснии и Герцеговине был установлен хрупкий мир, и страна попала фактически под контроль НАТО и ЕС, Альянс мог переходить к следующему акту балканской драмы – удару по Сербии. Поскольку даже жесткие экономические санкции, введенные в 1992 г. Советом Безопасности ООН с молчаливого согласия России не смогли сломить Слободана Милошевича, который вплоть до подписания Дейтонского соглашения активно поддерживал боснийских сербов, а после его заключения переключился на борьбу с сепаратистами в Косово и Метохии, НАТО было необходимо ослабить его позиции. Косовская проблема стала хорошим поводом для вмешательства Альянса во внутренние дела Союзной Республики Югославия.
Начиная с весны 1996 г. в Косово происходила эскалация конфликта между албанскими сепаратистами и югославским руководством. Напряжение достигло апогея в октябре 1998 г., когда после многомесячного давления НАТО на Слободана Милошевича было принято решение о начале операции против Союзной Республики Югославия. Однако тогда Белград пошел на компромисс и отвел свои войска в места их постоянной дислокации.

Перемирие, которое и так постоянно нарушалось, оказалось недолгим. Произошедший в январе 1999 г. инцидент в Рачаке, не получивший адекватной оценки со стороны международного сообщества, дал очередной повод НАТО вмешаться в Косовский конфликт. Переговоры в феврале 1999 г. между югославскими властями и албанскими сепаратистами в замке Рамбуйе во Франции не имели успеха, а предложенный США и Великобританией очередной проект мирного урегулирования был отвергнут Белградом. В этих условиях руководство Альянса приняло решение о начале военной операции «Союзная сила», которой было суждено стать точкой бифуркации в новейшей истории Балкан.

Последствия военной кампании НАТО оказались катастрофическими для Югославии. Была в значительной части разрушена транспортная, промышленная и социальная инфраструктура. В стране начался экономический хаос, но самым болезненным итогом для сербов стала потеря Косово, который фактически с 1999 г. находится под контролем Альянса. Произошедшая в начале октября 2000 г. так называемая «бульдозерная революция», в результате которой Слободан Милошевич был вынужден подать в отставку, поставила точку в активном сопротивлении югославского руководства Западу.

Что касается операций и миссий, проведенных НАТО на территории Республики Македонии, то, стоит отметить, что они стали завершающим аккордом в установлении военного доминирования организации на Балканах. Конечно. Альянс находился в непростой ситуации, т.к. ему приходилось действовать фактически против интересов своих основных союзников – албанцев, которые составляли около 25 % македонского населения и требовали автономии. Однако вмешательство во внутренние дела Македонии позволило НАТО разместить на время свою военную базу на ее территории, что, по сути, поставило Скопье в геополитическую зависимость от Запада.

Россия, которая традиционно рассматривала Балканы как сферу своего геополитического влияния, с недоверием отнеслась к появлению Альянса в регионе в начале 1990-х гг. При этом Москва не торопилась с активным вовлечением в кризисное урегулирование на Балканском полуострове. Много времени ушло на выработку стратегии в отношении сторон-участниц кризисов.

Стоит отметить, что позиция, занятая российской дипломатией с самого начала конфликта на Балканах была двойственной. С одной стороны, существовало исторически обоснованное стремление поддержать сербов в их борьбе с боснийскими мусульманами, хорватами и косовскими албанцами. С другой, ослабленная Россия старалась следовать в фарватере американской политики и не решалась открыто протестовать против принимаемых Вашингтоном решений, даже в тех случаях, когда она могла это сделать. Кроме того, не хотелось портить отношения с новыми независимыми государствами. Вот что вспоминает о позиции РФ по мирному урегулированию известный советский и российский дипломат А.Л. Адамишин: «При таком раскладе задача России должна была бы заключаться в том, чтобы не допустить военного вмешательства, тем более что речь шла о гражданской войне, это в конце концов стали признавать и на Западе. Противопоставить силе политическое урегулирование при равном подходе к трем конфликтующим сторонам – сербам, хорватам и боснийцам. В принципе такой линии мы и следовали, но в ключевые моменты срывались, пасуя перед давлением со стороны США».

Ярким подтверждением непоследовательности российской политики на Балканах в начале 1990-х гг. стало принятие резолюции Совета Безопасности ООН, вводившей санкции против Югославии. По сути, это было предательство как Югославии, так и собственных национальных интересов.

Очень часто такие ошибки допускались из-за несогласованности позиций МИД и президента Б.Н. Ельцина. Министр иностранных дел РФ А. В. Козырев действовал порой, опираясь лишь на собственное видение ситуации, что снижало эффективность проводимой политики. В числе главных просчетов середины 1990-гг. на балканском направлении, по мнению руководителя Центра по изучению современного балканского кризиса Института славяноведения РАН Е.Ю. Гуськовой можно назвать признание независимости Словении, Хорватии, Боснии и Герцеговины, невыполнение данных сербам обещаний, а также поддержку санкций ООН против СФРЮ и сербов в Боснии.

Определенный поворот в сторону более решительной политики на балканском направлении произошел лишь в конце 1990-х гг., когда российский МИД возглавил Е.М. Примаков. Однако, к сожалению, этот период российской дипломатической истории связан лишь с отдельными резонансными акциями (разворот самолета Е.М. Примакова над Атлантикой, бросок над Приштиной), а не с фундаментальными изменениями на шахматной доске Балкан, т.к. исправить что-то в сложившемся статус-кво уже было невозможно.

Логическим дополнением военного вмешательства НАТО в конфликты на Балканах с целью установления собственной гегемонии стала интеграционная политика организации.

Интеграция государств Балканского полуострова в НАТО имела важную особенность. Она проходила в регионе, который еще не успел оправиться от последствий крупных этнополитических конфликтов внутригосударственного и межгосударственного масштаба.

С точки зрения геополитики интеграционные процессы были крайне важны для Альянса. В перспективе необходимо было соединить территорию Греции и Турции с остальными членами НАТО не только при помощи морских коммуникаций, но и по суше. Для этого требовалось включение хотя бы нескольких балканских стран в организацию. В настоящий момент эта задача частично решена, т.к. Словения, Болгария, Румыния, Албания и Хорватия уже стали членами Альянса, а Черногория, Македония, Босния и Герцеговина являются кандидатами на вступление. При этом представителями Управления общественной дипломатии НАТО ведется работа даже с сербским общественным мнением, что говорит о желании Запада в будущем включить Белград в процесс евроатлантической интеграции, как бы абсурдно это не звучало. Такой расклад сил не позволяет РФ рассчитывать даже в среднесрочной перспективе на возобновление военно-технического сотрудничества с государствами региона и говорит о полной утрате контроля с российской стороны над государствами Балканского полуострова.

Уроки военно-политической активности НАТО на Балканах для постсоветского пространства

Военно-политическая активность НАТО на Балканах продемонстрировала высокий потенциал организации по переформатированию больших геополитических пространств. Североатлантический альянс за 20 лет фактически смог поставить крупный регион под свой контроль без проведения классической завоевательной войны.
Российская Федерация оказалась не готовой к такому развитию событий и не сразу поняла, что единственным гегемоном на Балканском полуострове отныне является Североатлантический альянс.

На наш взгляд, для того, чтобы не допустить «балканизации» постсоветского пространства РФ должна предпринять следующие меры.

На внешнеполитическом уровне:

  • активная общественная дипломатия с целью предотвращения попыток создания негативного образа России;
  • укрепление потенциала ОДКБ;
  • контроль над транспортно-логистической и энергетической инфраструктурой в регионе.

На внутриполитическом уровне:

  • укрепление военно-стратегического потенциала и развитие ОПК;
  • усиление экономических и транспортно-логистических связей регионов;
  • разработка и реализация стратегии по укреплению национального единства и межконфессионального мира для противодействия этнополитическим конфликтам.

Сегодня России необходимо усвоить «балканские» уроки для того, чтобы не допустить развития подобной ситуации вблизи своих границ или на собственной территории в ближайшем будущем. От того насколько успешно пройдет работа над ошибками, будет зависеть получение определенной роли Российской Федерацией в большой геополитической игре XXІ в.

Коренев Е.С.

Литература

News Directory World News Headlines

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от , проверенной 1 октября 2017; проверки требуют . Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от , проверенной 1 октября 2017; проверки требуют .

Албанская национальная армия (алб. Armata Kombëtare Shqiptare, AKSh) — албанское незаконное вооружённое формирование, целью которого является создание Великой Албании (по другим данным — защита территориальной целостности Республики Косово). По данным Гари Брехера (англ.), под прикрытием партизанской борьбы, Албанская национальная армия занимается контрабандой, наркоторговлей, торговлей людьми, этническими чистками и другими преступлениями. Сформирована в июле 2001 года, впервые заявила о себе 3 августа 2001 года.

Главной целью Албанской национальной армии является осуществление националистического ирредентистского проекта «Великая Албания». В состав нового независимого государства должны войти Албания, Косово, северные и западные районы Македонии, восточные районы Черногории, северные районы Греции, а также Прешевская долина, которая включает в себя три общины на юге Сербии — Прешево, Медведжа и Буяновац.

Однако, в 2008 году полевой командир «Арбери» заявил, что Албанская национальная армия не стремится создать Великую Албанию, а главной целью является защита территориальной целостности Республики Косово.

Албанская национальная армия периодически угрожает сотрудникам UNMIK, KFOR и ОБСЕ, тем самым пренебрегая международным правом.

По некоторым данным, «Национальный комитет за освобождение оккупированных территорий» и «Фронт за национальное объединение албанцев» являются политическими крыльями Албанской национальной армии.

Многие члены Албанской национальной армии ранее состояли в АОК, АОПМБ и АНО. Несколько десятков членов являются арабскими наёмниками, которые прошли выучку в Афганистане, Ираке, Чечне и Косове.

По данным одной британской газеты, в 2003 году численность Албанской национальной армии составляла от 50 до 70 боевиков.

По данным косовской газеты «Экспресс» (англ.), в 2007 году численность Албанской национальной армии составляла свыше 12 тысяч боевиков.

По данным российской газеты «РБК daily», в 2007 году численность Албанской национальной армии составляла от 20 до 40 тысяч боевиков.

По данным идеолога Албанской национальной армии Гафура Адильи, в 2007 году численность Албанской национальной армии составляла 5 тысяч боевиков.

По данным члена Сербского землячества Радомира Малича, в 2007 году численность Албанской национальной армии на территории Косова составляла около 10 тысяч боевиков.

Так как Албанская национальная армия является секретной организацией, достоверной информации о её численности нет.

Албанская национальная армия организована по территориальному принципу. По данным информационного агентства Русская линия, Албанская национальная армия состоит из четырёх дивизий — «Адем Яшари», «Скандербег», «Анаконда». Данных о четвёртой дивизии нет. Каждая дивизия дислоцируется на определённой территории и имеет свой собственный штаб. Главный штаб Албанской национальной армии располагается на территории Албании. Каждая дивизия делится на подразделения, которые делятся на ударные группы. По данным KFOR, Албанская национальная армия плохо организована.

Албанская национальная армия в своей деятельности опирается на поддержку широких слоёв общества: интеллигенция, студенчество, крестьянство.

По данным «Российской газеты», Албанская национальная армия пользуется поддержкой «Аль-Каиды».

По данным российской газеты «Военно-промышленный курьер», Албанская национальная армия получает поддержку от албанской мафии в виде финансов и оружия.

По некоторым данным, Албанская национальная армия неофициально получает поддержку от KFOR и КЗК — АОК, легализованная после войны НАТО против Югославии.

На вооружении Албанской национальной армии стоят пистолеты, автоматы, пистолеты-пулемёты, винтовки (в том числе снайперские), пулемёты (станковые и ручные), гранатомёты (ручные противотанковые и подствольные), противотанковые ракетные комплексы, переносные зенитно-ракетные комплексы и безоткатные орудия.

По данным российской газеты «Известия», достоверной информации о вооружении и источниках финансирования Албанской национальной армии нет.

Вечером 3 августа 2001 года в общине Буяновац (СР Югославия) в приграничном с Косово селе Муховац (серб.) албанскими экстремистами были убиты двое полицейских, ещё двое получили ранения.

В 2003 году, по данным ГИС (англ.), албанские экстремисты готовили террористические акты в Белграде и Нише.

В ноябре 2007 года албанские экстремисты угрожали нападениями на стратегически значимые объекты в Сербии, такие как мосты, заводы и электростанции.

В 2009 году албанские экстремисты по приказу Лирима Якупи совершили два террористических акта на территории Прешевской долины. В результате были ранены два представителя жандармерии (англ.), а также женщина и ребёнок албанской национальности.

В 2010 году с территории Косова в общину Буяновац проникло албанское бандформирование численностью около 20 боевиков, целью которого была вербовка молодёжи в ряды подполья. В апреле оно располагалось в окрестностях сербского селения Велики Трновац (серб.).

На территории Прешевской долины дислоцируется малочисленная «Дивизия Адем Яшари», а её штаб находится в косовском городе Гнилане.

8 августа 2001 года объединённая группировка боевиков АНО и АНА атаковала военный конвой македонских вооружённых сил. В результате было убито не менее 10 македонских военнослужащих. 9 августа 2001 года Албанская национальная армия заявила, что не признает Охридское соглашение и продолжит вооружённую борьбу, а 14 августа она подтвердила это заявление.

31 октября 2001 года с территории Косова в Македонию проникло албанское бандформирование. По данным македонских спецслужб, оно принадлежало к Албанской национальной армии и собиралось совершать единичные акты терроризма в течение зимнего времени. Фазу активных боевых действий македонцы ждали весной 2002 года. К 2 ноября 2001 года Албанская национальная армия взяла на себя ответственность за 13 нападений на подразделения македонских вооружённых сил.

12 ноября 2001 года официальный представитель Албанской национальной армии Албан Периши заявил, что АНА берёт на себя ответственность за убийство троих полицейских и захват десятков заложников в Македонии.

5 декабря 2001 года представители Албанской национальной армии заявили, что сожалеют о том, что администрация США внесла АНА в чёрный список.

26 марта 2002 года в общине Тетово в селе Мала Речица (макед.) боевики Албанской национальной армии осуществили покушение на убийство Али Ахмети, которого считают предателем. В результате в селе вспыхнул ожесточённый бой между АНА и бывшими участниками АНО. В перестрелке, длившейся четыре часа, участвовало до 100 человек. В бою использовались стрелковое оружие, станковые пулемёты и ручные противотанковые гранатомёты. Убито около десяти и ранено несколько десятков человек, в большинстве из них со стороны АНО.

В ночь с 29 на 30 августа 2002 года на северо-западе Македонии албанские экстремисты захватили в заложники пятерых македонцев и угрожали их казнить, если власти не освободят трёх албанцев, арестованных за убийство полицейских в Гостиваре. Началась контртеррористическая операция с применением бронетехники. В результате, 31 августа все пятеро заложников были освобождены. По данным министра внутренних дел Македонии Любе Бошкоского, никто из них не пострадал. Двое боевиков убиты, один ранен, один арестован. Террористам удалось скрыться. Ответственность за этот террористический акт на себя взяла Албанская национальная армия.

1 ноября 2002 года Албанская национальная армия взяла на себя ответственность за взрыв гранаты 31 октября возле здания парламента Македонии. Жертв нет, но был нанесён большой материальный ущерб.

18 мая 2003 года албанские экстремисты из «Дивизии Скандербег» обстреляли ракетой казармы македонских вооружённых сил близ города Тетово. Инцидент произошёл утром, и жертв не было.

В конце августа 2003 года албанские экстремисты совершили три взрыва в Скопье с целью срыва Форума Юго-Восточной Европы о диалоге цивилизаций. В организации террористических актов участвовали представители «Аль-Каиды». 27 августа албанские экстремисты в городе Куманово похитили двух полицейских. 28 августа полевой командир Авдил Якупи угрожал их казнить, если власти немедленно не освободят Авни Аджети — албанского террориста и наркоторговца. 2 сентября 2003 года албанские экстремисты начали подготовку к активным боевым действия в районе города Куманово. Они заявили, что если подразделения вооружённых сил и полиции не уйдут из города, то они начнут полное уничтожение славянского населения. Тем самым Албанская национальная армия собиралась совершить преступление против человечности. Македонские вооружённые силы и полиция начали сосредотачивать свои силы в окрестностях села Ваксинце (макед.) в общине Липково, где расположилось албанское бандформирование под командованием Авдила Якупи. 10 сентября близ границы с Косово македонская полиция провела контртеррористическую операцию против албанских экстремистов. В результате были убиты не менее 5 и ранено более 30 боевиков. Среди македонцев потерь в живой силе нет, но террористам удалось уничтожить боевую машину пехоты.

Утром 7 ноября 2007 года из Косова в общину Гостивар беспрепятственно проникло албанское бандформирование, под командованием Лирима Якупи и Рамадана Шити, численностью от 30 до 50 боевиков. Оно взяло под контроль село Бродец (макед.). Как только поступила оперативная информация, македонская полиция начала проведение контртеррористической операции под названием «Буря в горах», с применением бронетехники и авиации. KFOR заблокировали косовско-македонскую границу и заявили, что откроют огонь на поражение, если боевики попытаются прорваться в Косово. Однако, Якупи и ещё нескольким боевикам всё таки удалось бежать в Косово. Другой полевой командир, Рамадан Шити, совершил самоубийство. Жертв в живой силе у македонцев нет, но боевикам удалось сбить полицейский вертолёт. Боевики потеряли 6 человек убитыми и 12 пленными (по другим данным — 8 убитыми и 13 пленными) и большое количество вооружения. 10—11 ноября спецоперация продолжилась. В результате македонцы обнаружили хорошо подготовленные бункеры и окопы, в которых находились значительные запасы снаряжения, продовольствия и оружия (в том числе ПТРК «Фагот», ПЗРК «Стингер» и безоткатные орудия). Оружия было достаточно для 150 человек, а боеприпасов хватило бы на многомесячное ведение боевых действий. Полевой командир Джезаир Шачири сообщил, что Албанская национальная армия готовится к акции мщения македонским силам.

29 апреля 2010 года албанское бандформирование, под командованием Лирима Якупи, численностью 12 боевиков совершило нападение на косовско-македонской границе. В результате один македонский полицейский был убит, один албанский экстремист был ранен. В бою македонскими силами были захвачены большие трофеи (гранатомёты, стрелковое оружие и боеприпасы к ним). Это последняя атака боевиков Якупи на македонскую полицию.

9 мая 2015 г. группа албанских боевиков . По разным данным, террористов насчитывалось от 40 до 70 человек, они были вооружены автоматическим оружием, гранатами, снайперскими винтовками и гранатомётами и оказали ожесточенное сопротивление. В результате боёв 14 боевиков были убиты, 30 сдались. Стражи порядки потеряли 8 человек, ранены около 37. Погиб один мирный житель, несколько было ранено.

11 февраля 2003 года Албанская национальная армия объявила о начале фазы активных боевых действий. В то же время командир Албанской национальной армии Виган Градица в интервью косовской газете «Новая эпоха» (англ.) заявил, что АНА готова вести переговоры.

14 апреля 2003 года двое албанских экстремистов погибли при попытке заминировать железнодорожный мост в Северном Косово. После этого UNMIK объявила Албанскую национальную армию террористической организацией.

2 сентября 2003 года Албанская национальная армия потребовала от UNMIK и ОБСЕ покинуть Косово.

24 декабря 2003 года в Косове добровольно сдался бойцам KFOR лидер Албанской национальной армии Джемаил Хисени.

30 января 2004 года в городе Урошевац добровольно сдались бойцам KFOR полевой командир Албанской национальной армии Авдил Якупи и один из его приспешников. Впоследствии оба они были переданы полиции UNMIK.

15 марта 2005 года албанские экстремисты совершили покушение на убийство президента Косова под управлением ООН Ибрагима Ругову. Сработало взрывное устройство, находившееся в мусорном контейнере. Жертв не было. 18 марта ответственность за этот террористический акт взяла на себя Албанская национальная армия.

7 августа 2005 года Албанская национальная армия потребовала от UNMIK и ОБСЕ покинуть Косово. В противном случае албанские экстремисты обещали предпринять насильственные акции против сотрудников международных организаций.

В ночь с 27 на 28 августа 2005 года албанские экстремисты расстреляли легковой автомобиль с четырьмя молодыми людьми сербской национальности вблизи города Штрпце. Двое убиты, двое получили ранения. Председатель Сербского национального совета северного Косова Милан Иванович обвинил в этом преступлении боевиков Албанской национальной армии.

27 июня 2007 года в районе косовского города Вучитрне были арестованы двое албанских экстремистов, которые принадлежали Албанской национальной армии. Они занимались распространением листовок антисербского содержания. В листовках они угрожали расправой членам «Гвардии царя Лазаря», если они прибудут в Косово на празднование битвы на Косовом поле.

18 августа 2007 года из косовской тюрьмы сбежали полевой командир Лирим Якупи и семеро его приспешников. Беглецы скрылись на территории Македонии.

16 октября 2007 года в интервью косовской газете «Новая эпоха» (англ.) официальный представитель Албанской национальной армии Гафур Адильи заявил, что если UNMIK и KFOR до 1 ноября 2007 года не возьмут под контроль Северное Косово, то это сделает Албанская национальная армия. На самом деле, UNMIK и KFOR ещё с 1999 года полностью контролирует всё Косово.

13 ноября 2007 года в горно-лесистой местности в окрестностях селения Дреница (между Србицей (серб.) и Косовской-Митровицей) приняли присягу двадцать боевиков Албанской национальной армии. Церемония прошла при наблюдении журналистов косовской газеты «Экспресс» (англ.). Через журналистов экстремисты обратились к косовским властям с требованием немедленного провозглашения независимости Косова. Тогда же Албанская национальная армия заявила, что будет вести боевые действия против сербского незаконного вооружённого формирования «Гвардия царя Лазаря», которое UNMIK было объявлено террористической организацией. Такая же угроза уже звучала в июне 2007 года от идеолога Албанской национальной армии Гафура Адильи.

28 декабря 2007 года появилась информация, что боевики Албанской национальной армии готовятся к массовым беспорядкам на севере Косова. Беспорядки, по их мнению, могли произойти, когда Косово в одностороннем порядке провозгласит независимость. Особое внимание террористы фокусиовали на Северной Косовска-Митровице, населённой сербами:

Наше беспокойство вызывает то обстоятельство, что вооружённые сербы могут прибегнуть к насилию по отношению к албанскому населению города, когда Приштина провозгласит независимость. И в этом случае мы сможем прийти на помощь своим соотечественникам.

После провозглашения независимости Косова в 2008 году Албанская национальная армия объявила о временной приостановки своей деятельности на территории Косова.

5 сентября 2010 года в Приштине косовская полиция арестовала полевого командира Албанской национальной армии Лирима Якупи.

21 августа 2011 года официальный представитель Албанской национальной армии Сазан Топлица потребовал от президента Атифете Яхьяга и премьер-министра Хашима Тачи сформировать вооружённые силы Косова до 30 сентября. В противном случае, албанские экстремисты угрозили террористическими актами на территории северного Косова.

Весной 2012 года в северной части города Косовска-Митровица боевик Албанской национальной армии погиб из-за неосторожного обращения с взрывчаткой.

В августе 2001 года боевики Албанской национальной армии заявили, что их главный штаб располагается на территории Албании.

В 2003 году в албанской области Кукес располагались лагеря боевиков Албанской национальной армии. По данным на 2008 год, они продолжали своё существование.

В 2007 году «Российская газета» сообщила, что идеолог Албанской национальной армии Гафур Адильи живёт на территории Албании с 2003 года.

12 апреля 2012 года идеолог Албанской национальной армии Гафур Адильи угрожал мобилизовать силы АНА и взять под контроль северное Косово, западную Македонию, южную Сербию и часть Греции, «пока не стало слишком поздно». Албанский экстремист призвал международное сообщество созвать конференцию, чтобы не допустить новой войны на Балканах.

16 января 2013 года Гентштаб АНА объявил мобилизацию боевиков. Экстремисты готовятся к провокациям в отношении сербов в северном Косово и Прешевской долине. Поводом к мобилизации послужило требование сербских властей демонтировать установленый в центре города Прешево (серб.) памятник боевикам АОПМБ, погибшим во время конфликта в Прешевской долине.

7 августа 2012 году албанские экстремисты осквернили православную церковь на вершине горы Румия возле черногорского города Бар, на стенах которой они написали «ETNIK ALBANIA» (рус. Этническая Албания) и «AKSH» (рус. АНА), а также изобразили герб Албании.

Армии стран НАТО на Западных Балканах: символическое вооружение

Словения, Хорватия и Албания располагают складами устаревшей техники югославского, советского и китайского производства
Свою единственную войну в Европе НАТО провело на Балканах. При этом страны данного региона постепенно становятся его членами. Совершенно нельзя исключать того, что в военный союз войдет и Сербия. Но пока в альянс приняты три наиболее «антисербские» страны. Первой из них стала Словения.
Армия Словении
Словенские ВС, как и армии других республик бывшей Югославии, представляют собой осколки Югославской народной армии, находившиеся на территориях каждой конкретной республики. Словении досталась незначительная часть техники этой армии, при этом республика практически не участвовала в гражданской войне, поэтому не испытывала особой необходимости в усилении своих вооруженных сил.
В 2004 году Словения стала членом НАТО. Присоединение к альянсу еще больше снизило интерес руководства страны к перевооружению. Новая техника практически не приобретается, поэтому вооруженные силы Словении представляют собой все более символическую величину.
В стране отсутствует характерное для подавляющего большинства вооруженных сил мира деление на армию, авиацию и флот. ВВС и ВМС Словении настолько малы, что их нет смысла делать отдельными видами. В состав вооруженных сил входят две бригады, группа спецназа, батальоны — разведывательный, связи, тылового обеспечения, военной полиции, авиакрыло (это и есть ВВС) и морской дивизион (ВМС).
В строю находятся 19 танков М-84 (югославский вариант Т-72); на хранении — еще 35 М-84 и от 30 до 55 устаревших советских Т-55.
На вооружении состоят 13 югославских БМП М-80А, 85 БТР «Валук» (австрийские «Пандур») и 30 БТР «Сварун» (финские AMV). На хранении — четыре советских БРДМ-2, еще 39 БМП М-80А, 19 югославских БТР М-60 и 28 BOV.
Солдаты 10-го мотопехотного батальона словенской армии. Фото: AFP / East News, архив
Артиллерия представлена 18 израильскими 155-мм гаубицами М-845 (TN-90) и 36 минометами MN-9 (120 мм). На хранении находятся восемь советских САУ 2С1, 18 американских гаубиц М2А1 (105 мм), 30 орудий М48В1 (76 мм), восемь минометов М-52 и 16 М-74 (120 мм), 39 югославских РСЗО М63 и М71 (128 мм).
Имеется по 12 самоходных ПТРК «Малютка» и «Фагот» на шасси югославского БТР BOV-3.
Наземная ПВО включает 15 зенитно-ракетных комплексов: девять французских «Роланд», шесть советских «Стрела-1». Кроме того, на вооружении числятся 132 советских ПЗРК, 36 ЗСУ — по 12 югославских BOV-3, чехословацких М-53/59, советских ЗСУ-57-2.

Авиация Словении насчитывает по 22 самолета и вертолета, боевых машин на вооружении армии страны нет. В авиакрыло входят три транспортника — один чешский L-410 и два швейцарских PC-6, 19 учебных самолетов, десять многоцелевых вертолетов производства Bell и 12 транспортных вертолетов.
Морской дивизион состоит из двух сторожевых катеров — израильского типа «Супер Двора» и российского проекта 10412.
Почти вся техника ВС Словении сильно устарела. Боеспособность машин, находящихся на хранении, весьма сомнительна. При этом вооруженные силы не делают никаких попыток закупить новое оснащение, за исключением поставок австрийских и финских БТР.
Армия Хорватии
Вооруженные силы Хорватии гораздо сильнее словенских. Им пришлось пройти через длительную тяжелую войну против сербов во время распада Югославии. В ходе войны эта страна не только захватила оружие югославской армии, но и приобретала его за рубежом (в основном — контрабандным путем).
Для Хорватии война закончилась осенью 1995 г., когда ее войска разгромили и полностью захватили Сербскую Краину, тем самым восстановив целостность страны.
В 2009 году Хорватия в ходе «третьей волны расширения» вступила в НАТО. Ее вооруженные силы по-прежнему оснащены почти исключительно советской, бывшей югославской и собственной техникой, значительная часть которой уже выработала свой ресурс. Основным поставщиком новой техники являются не страны НАТО, а нейтральная Финляндия.
Сухопутные войска включают бронетанковую и мотопехотную бригады, а также полки пехоты, артиллерии и ПВО. Кроме того, есть полки — инженерный полк, транспортный, полк связи, разведывательный и полк военной полиции.
Празднование Дня вооруженных сил Хорватии в 2009 году. Фото: Darko Bandic / AP
Основа танкового парка страны — 74 М-84, оставшихся от югославской армии. Два из них модернизированы до уровня М-84D. Обновление остальных машин откладывается из-за нехватки средств. Имеется два танка М-95 собственной разработки, в основе которой, впрочем, лежит тот же Т-72. На хранении находятся от 186 до 280 старых советских Т-55.
На вооружении состоит 128 югославских БМП М-80 и 278 БТР: 26 старых советских БТР-50, 54 югославских BOV-VP и 72 LOV-1OP, 126 новейших финских AMV.
В распоряжении хорватских вооруженных сил есть девять советских САУ 2С1 (122 мм), 12 горных орудий М48 (76 мм), 89 американских M-2A1 и 47 их югославских аналогов M-56H1 (105 мм), 53 советских Д-30 (122 мм), 18 аргентинских L-33 (155 мм). Кроме того, до 200 различных буксируемых орудий находится на хранении.
Имеется до две тысячи минометов (в основном, опять же, на хранении). На вооружении состоит 31 советская РСЗО БМ-21 «Град» и 24 румынских APR-40 (122 мм), две югославских РСЗО М-87 «Оркан» (262 мм) и 24 буксируемых RAK-12 (128 мм). На хранении находятся еще 60 RAK-12, а также шесть М-96 и семь М-91 (122 мм).
Хорватия обладает 676 противотанковыми ракетными комплексами советского производства — 461 «Малютка» (в том числе 43 самоходных на БТР М-83), 119 «Фагот», 42 «Конкурс», 54 «Метис». На хранении находится 133 советских ПТО Т-12 (100 мм).
Войсковая ПВО включает девять советских зенитно-ракетных комплексов «Стрела-10» (на шасси AMV, а не МТЛБ, как в «оригинальном» варианте). Кроме того, есть 619 советских ПЗРК (539 «Стрела-2», 80 «Игла»), 62 югославских ЗСУ на шасси БТР BOV-3 (44 — 20 мм, 17 — 30 мм), 189 зенитных орудий — 177 югославских М55 (20 мм), 12 шведских L/70 (40 мм).
ВВС страны имеют на вооружении десять старых советских истребителей МиГ-21 (шесть МиГ-21бис, четыре учебно-боевых МиГ-21УМ; еще семь бис и 2 УМ на хранении) и шесть американских противопартизанских штурмовиков АТ-802АF. Вопрос замены МиГ-21 на что-то более современное обсуждался много лет и закончился решением закупить на Украине еще несколько таких же МиГ-21.
В строю находятся девять транспортных самолетов (два украинских Ан-32, семь канадских — один CL-604 и шесть CL-415), 26 учебных самолетов (17 швейцарских PC-9M, еще три на хранении; четыре югославских Utva-75, еще восемь на хранении; пять чешских Z-242L).
Все семь боевых вертолетов Ми-24 (два «Д», пять «В») находятся на хранении. В строю 34 многоцелевых и транспортных вертолета — 13 Ми-8 (11 МТВ, два Т; еще три Т на хранении), десять Ми-17, 11 американских Белл-206В.
ВМС имеют в своем составе пять ракетных катеров (один типа «Кончар», два типа «Хельсинки», два типа «Король», все вооружены шведскими ПКР RBS-15), четыре сторожевых катера, один тральщик, восемь десантных катеров. Кроме финских катеров типа «Хельсинки» все остальные — местной постройки.
Береговая оборона имеет в своем составе три батареи ПКРК RBS-15К, 21 артиллерийскую батарею.
Албания
Вооруженные силы Албании вместе со всей инфраструктурой и государственными институтами были почти полностью уничтожены в 1997 году во время выступлений «обманутых вкладчиков», составлявших большую часть населения страны. Страна вместе с Молдавией и Украиной остается в числе трех наиболее нищих и отсталых государств Европы. Тем не менее за соучастие в агрессии против Сербии ее в 2009 году вместе с Хорватией приняли в НАТО.
Албанские солдаты во время учений. Фото: Gent Shkullaku / AFP / East News, архив
Сейчас сухопутные войска страны состоят из бригады быстрого реагирования и полка коммандос. В них как бы имеется на вооружении три китайских танка Туре 59 (копия Т-55), шесть китайских БТР YW-531, восемь американских бронеавтомобилей, 18 китайских гаубиц Туре 66 (152 мм), 81 китайский миномет (82 мм), 42 зенитных орудия. Кроме американских бронеавтомобилей, не имеющих вооружения, вся эта техника устарела до полной утраты боеспособности.
В ВВС Албании 24 транспортных и многоцелевых вертолета — четыре французских AS532, восемь немецких Во-105, три итальянских Белл-205, семь Белл-206 один А-109С и один европейский ЕС145.
45 древних китайских истребителей (35 J-6 (МиГ-19) и десять J-7 (МиГ-21)) полностью утратили боеспособность, как и 11 транспортных самолетов Y-5 (Ан-2) и шесть вертолетов Z-5 (Ми-4). Все они формально находятся на хранении, но отправиться оттуда могут только в металлолом. Единственный дивизион китайского ЗРК HQ-2 (копия С-75) числится боеспособным.
В ВМС, видимо, еще могут выйти в море один или два китайских сторожевых катера типа «Шанхай». Имеется также 20–30 патрульных кораблей и катеров западной постройки с пулеметным вооружением или вообще без такового.
В целом военный потенциал трех западнобалканских стран НАТО ничтожен, причем имеет тенденцию к дальнейшему уменьшению. Что является по нынешним временам нормой.