Война в родезии

Родезия — африканский рай белых, которому не оставили шансов

В 1965 году белое население Родезии составляло 5% и его численность приближалась к 200 тысячам. Почти все ключевые посты в стране занимали белые, но в парламенте, как мы уже говорили, было несколько черных депутатов. Увеличить количество представителей коренного населения в высшем законодательном органе страны не позволял имущественный ценз.

Родезийские бойскауты

Такая ситуация вполне устраивала черных — их никто не притеснял, в армии они служили вместе с белыми, по всей стране открывались школы и больницы, а работой были обеспечены все желающие. Но такое положение вещей совсем не устраивало Великобританию и ряд других «цивилизованных стран».

Родезия до 1962 года была самой безопасной страной Африки, в которой полиция обходилась без оружия. Это обуславливало ее высокую привлекательность для туристов со всего мира. Но в 1965 году все закончилось — ориентированная на СССР партия ЗАНУ и ориентированная на КНР и маоизм партия ЗАПУ, встали на путь террора.

Начались нападения на родезийские фермы и жестокие расправы над населением, в которых страдали как белые, так и черные. В Советском Союзе это сразу же квалифицировали как борьбу с «расистским режимом» и в некогда мирную африканскую республику потекли потоки оружия, обмундирования и военной техники. В лагерях ЗАНУ и ЗАПУ появились военные инструкторы, говорящие на русском языке.

Террористы обосновались на территории сопредельных Родезии Мозамбика, Замбии и Ботсваны. Они наносили молниеносные удары по приграничным населенным пунктам и тут же отходили на исходные позиции. Атаки были безжалостными и направленными на полное уничтожение населения как лояльного к существующей власти, так и нейтрально настроенного. Целью нападений было устрашение, но они не смогли сломить волю граждан молодой республики.

Родезийские солдаты во время военных операций

Родезия имела достаточно сильную по африканским меркам армию, общая численность которой составляла около 10 тысяч человек. Страна имела собственную артиллерию, бронеавтомобильные полки, спецподразделения и даже авиацию, состоящую из 48 самолетов и 50 вертолетов. Премьер-министр Ян Смит, служивший во время Второй мировой войны летчиком британской авиации, неплохо разбирался в военном деле и понял, что при такой тактике противника, нужно делать акцент на удары с воздуха.

«Эти женщины готовы умереть за Родезию». Девушки-солдаты на агитационном плакате родезийской армии

Несколько операций правительственных войск достигли цели и часть приграничных баз террористов была уничтожена. Тогда противник начал осуществлять теракты. В 1976 году из ПЗРК Стрела-2, изготовленного в СССР, был сбит пассажирский самолет ВВС Родезии. Погибли все, кто находился в самолете, причем есть данные, что некоторых выживших жестоко добивали на земле.

В 1977 году в столице Родезии, Солсбери, взорвалась бомба, унесшая жизни 11 человек и ранившая 78 мирных граждан. Еще один самолет был сбит в 1979 году и в этот раз количество жертв достигло 59. Это не повлияло на боевой дух армии Родезии и эффективные операции с участием авиации и аэромобильных подразделений продолжались без перерывов.

Бойцы отряда Селус, загримированные под террористов

Бои были настолько интенсивными, что бойцы проводили по три боевых десантирования в день! В результате за 7 лет противостояния армии удалось уничтожить до 70% террористов. Фермеры из приграничных районов также не остались в стороне — они массово приобретали стрелковое оружие и создавали отряды самообороны.

Но несмотря на героизм военных и мирных жителей, многолетняя война не могла не привести к разрушительным для страны последствиям. Некогда прочная экономика Родезии была подорвана, а экономические санкции помогли приблизить ее крах.

В конце 70-х годов было решено искать мирные варианты решения конфликта и в истощенной партизанской войной стране было решено создать правительство национального единства. Выборы по принципу «один человек — один голос» прошли 1 июня 1979 года и в качестве наблюдателей на них присутствовали представители Великобритании.

В результате премьер-министром стал епископ Абель Музорева, а саму страну переименовали в Зимбабве-Родезию. После выборов была распущена боеспособная правительственная армия, а также службы безопасности страны. В 1980 году власть перешла в руки Роберта Мугабе, который в 1977 году был признан организатором взрыва в Солсбери.

Роберт Мугабе

Новый глава государства начал проводить политику изгнания белого населения из страны. Фермы передавались черному населению, которое не имело желания вести масштабные хозяйства. Белые родезийцы начали массово выезжать в Великобританию, а военные уходить через границу в ЮАР, уничтожая попутно технику и стратегические объекты.

В 2001 году в Зимбабве был принят закон, запрещающий белым иметь частную собственность в стране и аграрный сектор, на котором из последних сил держалась экономика страны, окончательно рухнул. В 2010 году из 200 тысяч белого населения в стране остались только 10 тысяч. Некогда процветающая страна превратилась в одну из самых нищих на континенте, где хорошо живут только семья президента и его приближенные.

Гибель Родезии является наглядным примером того, как террор, демократия и изгнание интеллектуальной элиты способны загнать самодостаточное государство в каменный век и превратить в грязную страну-изгоя, где местные настолько обнищали, что за считанные часы разбирают на запчасти тушу дохлого слона.

Смотрите также: Случаи катастрофической гиперинфляции, которые останутся в истории

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Рубрики: Африка • война • мир • политика Теги: апартеид • Зимбабве • кризис • население • Партизаны

Белая Родезия, часть 2


Всё время своего существования, с 1965 по 1979 годы, Родезия вела беспощадную войну с «национально-освободительными движениями» — коммунистами-террористами из партий ЗАНУ и ЗАПУ и движений ЗИПРА и ЗАНЛА

Скауты Грея — кавалерийский полк армии Родезии

Скауты Грея поймали террориста и ведут на допрос в Лупану, 01.09.1977

Полевой лагерь Родезийской лёгкой пехоты

Звено De Haviland Vampire из 2-1 эскадрильи над водопадом Виктория

«… из 20000 убитых за прошедшую декаду террористов ЗИПРА и ЗАНЛА, 80% погибли от рук РЛП. Только в 1979 году легкие пехотинцы уничтожили более 2000. Этот год также был самым тяжелым для батальона в плане потерь – 50 человек убитыми. За всю историю войны РЛП потеряла чуть более 100 человек в бою. Еще несколько десятков умерли или погибли по иным причинам – подорвавшись на мине, в результате несчастного случая, умерли от малярии и т.п.» (Эл Фентер, «Прощание с Лёгкой пехотой»)

Вынос знамени полка Родезийской лёгкой пехоты в казармах Крэнборн

Открытие памятника павшим бойцам Родезийской Легкой Пехоты в казармах Крэнборн — базе РЛП в пригороде Солсбери. Статуя отлита из переплавленных гильз и получила прозвище «Troopie». После падения Родезии монумент был перевезен в Лондон и установлен на частной территории. До сих пор к нему стекаются ветераны РЛП
Парад бойцов САС
Построение бойцов родезийской SAS
Парад в честь Дня Независимости, 11 ноября 1970 года. На фото — два старых британских броневика Ferret
Подорвавшийся на мине пикап Лэнд Ровер. Водителя спасло только усиленное броней днище и каркас безопасности. Из-за угрозы мин многие водители самостоятельно бронировали свои автомобили
Бронеавтомобильный полк Родезии был укомплектован советскими танками Т-34 и Т-55. На фото — Т-55, конфискованный на одном польском сухогрузе в Дурбане и втихую переданный бурами родезийцам
Танкисты Родезийского Бронеавтомобильного полка у своих боевых машин — броневиков Eland-60 и Eland-90 — версии бронеавтомобиля Eland Mk.7 на базе Panhard AML
Командир бронеавтомобиля Eland-90
Родезийские танкисты с отбитым у ЗИПРА танком Т-34-85. Впоследствии машина войдет в состав Бронеавтомобильного полка Родезии
Скауты Селуса перед выходом на задание. Судя по автомобилю Mercedes-Benz Unimog 411, они «играют роль» солдат ФРЕЛИМО и идут в рейд по Мозамбику
На тренировке по выживанию Скаутов Селуса лейтенант Энтони Уайт объясняет, как правильно свежевать антилопу, лагерь «Вафа-Вафа», 1975 год
Реки Африки несут ровно столько же вреда и опасности, сколько и пользы — в жаркие периоды медленно текущая река кишит различными личинками и болезнями, купаться в них нельзя никому. Кроме Скаутов Селуса и РЛП
Родезийская лёгкая пехота в рейде
Миноискатель «Pookie», вооруженный двенадцатиствольным дробовиком
Миноискатель «Пуки» ведет конвой через буш. Шины с широким пятном протектора для «Пуки» в санкционной Родезии было не найти, поэтому офицеры просто скупили их в ЮАР после этапа Формулы-1
Останки подорвавшегося на мине броневика «Пума»
Убитый террорист
Скауты возвращаются с задания по захвату главаря одной из повстанческих банд на территории Мозамбика на его же Лендровере, 1979 год
Сельскохозяйственный самолетик Cessna-337 родезийский сумрачный гений превратил в такую убермашину
Цессна в действии
Родезийцы в броневике «Пума»
Бронеавтомобиль «Crocodile» с прицепом, в котором транспортируется ремкомплект

9 часов утра, 4 марта 1980 г. Солдаты бронетанкового полка слушают оглашение результатов голосования по радио — Роберт Мугабе избран премьер-министром, ЗАНУ — правящая партия. Это конец белой Родезии
Бронедрезина на базе броневика Cougar
Скаут Грея с пулемётом FALO
Скауты Грея у водопоя
Стрельба на скаку
В патруле
Скауты Грея объезжают коней
Скауты Грея
Транспортировка лошадей Скаутов Грея в броневиках MAP 75
Групповое фото Скаутов Грея
Боец Родезийской лёгкой пехоты с ДШК
Установка мины
1-й батальон РЛП перед десантированием
Самолёты ВАС Percival Provost с закрашенными военным цензором бортовыми номерами
Britten-Norman BN-2 Islander из 3-й эскадрильи
Hawker Hunter на базе
Самолеты Douglas Dakota ВВС Родезии
Учебные прыжки РЛП
Лёгкая пехота на задании
Отряд РЛП перед уходом на задании
Бойцы САС осматривают трофейную ЗГУ-4
Бойцы САС на аэродроме
Дозаправка вертолётов 7-й эскадрильи ВВС Родезии на полевом аэродроме
Полевая кухня полка Родезийских Африканских Стрелков
Бойцы Родезийских Африканских Стрелков в лагере
Бойцы Родезийских Африканских Стрелков готовятся к десантированию
Раненный лейтенант Родезийской САС Андре Шиперс ожидает эвакуации
Трофейный БТР-152, захваченный родезийцами в Мозамбике
БТР-152 на рембазе в Родезии
Захваченный паромно-мостовая машина ПММ-2М в Родезии
Трофейная мозамбикская техника у родезийцев
Родезийцы осматривают трофейное стрелковое оружие
Родезийские танки Т-55
Колонна Скаутов Селуса во время рейда
Подрыв Скаутами Селуса крупного склада с оружием и боеприпасами боевиков, Замбия, 1975 год
Вертолёт Sud-Aviation Alouette III 7-1 эскадрильи ВВС Родезии
Авиабаза Нью-Сарум
Вертолет «Гепард» 8-й эскадрильи
Спарка пулеметов на вертолете «Гепард»
Колоритный родезийский вертолётчик
Eland-90 и Т-55 Бронеавтомобильного полка армии Родезии
Скаут Селуса у подорвавшегося на мине бронтранспортера «Pig»
Команда РЛП по боксу, 1962 год
Сотрудники двух SAS — родезийской и юаровской — у самолёта
Лейтенант Джо Смит, 1-й полк Родезийских Африканских Стрелков. 1977 год
Учебка РЛП
Бойцы родезийской армии с танком Т-55
Теракт на шоссе в Родезии. Негр-владелец 7-тонного грузовика Isuzu подорвался на мине. Три пассажира, в том числе ребенок, убиты, Двое получили серьезные ранения. Взрыв совершен боевиками «национального освободительного движения»
Фильм «Whispering Death» с Кристофером Ли в одной из ролей. Эта кинокартина была снята в Родезии
Детская площадка в Солсбери
Автобусный вокзал в Солсбери
Кафедральный собор Святой Марии и всех святых в Солсбери
Сослбери в 40-х годах
Памятник Сесилу Родсу на Сесил Сквер, Солсбери
Организация парковочного пространства
Иэн Смит на трибуне стадиона
Проспект Кингсвэй, 70-е
Квартал у Джеймсон авеню
Джеймсон авеню
Городской парк Солсбери
Мемориал Мачеке
Чудо природы — знаменитые балансирующие скалы
Отель «Рослингтон» в Булавайо
Деревня Тегвани
Кариба-ГЭС
Пороги на реке Замбези
Объявление на дороге
Город Умтали
Гроза над Солсбери
Сад в одноэтажной Родезии
«Огненные деревья» — делониксы королевские — в Солсбери
Ботанический сад столицы
Ливень в Булавайо
Национальный музей
Цветущая жакаранда на Монтегю-авеню, Солсбери, 1975 год
Методистская церковь в Солсбери
Стэнли Авеню, Солсбери, 60-е
Выезд из Умтали
Национальный парк Ньянга в начале осени
Водопад Ньянгомбе в национальном парке Ньянга
Ферма, область Ньянга
Выступление Иэна Смита после встречи с умеренной черной оппозицией. Крайний справа — кардинал Абель Музорева, который сменит Смита на посту премьера
Каждый белый должен уметь дать отпор террористам
Охрана дорог — патрульный пикап, вооруженный старым авиационным пулеметом Browning 303 Mk. II
В Зимбабве-Родезию прибыли наблюдатели на выборы в «парламент черного большинства»
Убитые белые фермеры в миссии Элми, Зимбабве, 1980-е
Семья белых фермеров подвергается принудительному выселению. Закон Шарикова — «Взять да поделить» — отлично воплотился в Зимбабве
Негры сносят и разрушают памятник Сесилу Родсу в Хараре (бывший Солсбери). Страна уже сменила название на Зимбабве
Золотые медалистки сборной Зимбабве по хоккею на траве на Олимпиаде-80. Команда была собрана исключительно из белых девушек за 35 дней до Олимпиады. Полный список золотого состава на Олимпиаде: Сара Инглиш, Энн Грант, Бренда Филлипс, Патрисия (Пэт) Мак-Киллоп, София Робертсон, Патрисия (Триш) Дэвис, Морин Джордж, Линда Уотсон, Сьюзен Хаггетт, Джилиан Коули, Элизабет Чейз, Сандра Чик, Хелен Волк, Кристин Принслоу, Дорин Стюарт
Иэн Смит дает интервью в своем доме в Хараре, 27 марта 2002 года

masterok


Как известно, «спасение утопающих ― дело рук самих утопающих». Когда в Родезии (ныне Зимбабве) разразилась война за независимость, мирным жителям самим пришлось изобретать средства для защиты своих домов и автомобилей. Но чем безрадостнее повод, тем больше нестандартных инженерных решений.
Началось всё с того, что родезиец Кен Гусен для обороны своей фермы в Клермонте (недалеко от города Булавайо) разработал кустарный одноразовый многоствольный дробовик, который получил название «Kill Quick» («убить быстро»).
Устройство представляло собой 4 трубки двенадцатого калибра, смонтированные веером в одной плоскости. В мирном положении «стволы» смотрели вверх и не угрожали людям, гуляющим по саду. В случае нападения на ферму хозяин тянул за выведенную в дом веревку, тем самым вытаскивая предохранительную чеку. «Дробовик» опускался в горизонтальное положение, освобождая ударник, который, в свою очередь, бил одновременно по всем четырём стволам, заряженным патронами с картечью. Убиваха давала шквал огня по кустам, которые занимал противник, а обороняющиеся получали время на то, чтобы укрыться, сбежать или вызвать подкрепление.

Вскоре это устройство в различных модификациях (использование соленоида для активации ударника, увеличение количества стволов до 5 и более, увеличение радиуса поражения, длины стволов и так далее) стало использоваться на удаленных фермах по всей Родезии.
Более того, этот букет стволов фермеры стали ставить и на свои колымаги. Конечно, от риска нарваться на мину это не защищало, а вот преподнести неприятный сюрприз придорожной засаде позволяло. Смонтированный по фронту, а впоследствии ― и по бокам авто, мегадробовик «прочищал» в случае опасности ближайшие кусты, давая водителю время втопить газ в пол и проскочить опасный участок. Наибольшим шиком считался девайс под названием «Spider» («Паук») ― одновременный выстрел из 24–36 стволов поражал сектор от 270 до 360 градусов вокруг машины. Тут, как говорится, «даже опытный пират будет встрече с ним не рад».

Казалось бы, военные не нуждались в подобных самоделках, потому что и без них были вооружены. Ан нет. Штатную винтовку Fn-FAL пока вытащишь, пока поднимешь… Быстро открыть из неё огонь по засаде было совершенно нереально. В итоге военные инженеры начали монтировать «обрезы» автоматов и пулемётов на специальные турели, которые ставились в водительской двери.

Помимо этого, в пикапах за водительской кабиной устанавливали два автомата Калашникова, жёстко закреплённые в кузове. В момент нападения из засады водитель увеличивал скорость и одновременно активировал спусковой крючок с помощью соленоида и кнопки управления из кабины. Да, оружие было одноразовым, но очередь из автомата в 30 патронов зачищала около 50 метров дороги, а больше уже и не надо. Спецназ Родезии («Скауты Селуса») решил не мелочиться и для трансграничных рейдов на территорию Мозамбика использовал продвинутый вариант, включавший в себя два РПД с «улитками» на 90 патронов.
15 лет гражданская война в Родезии не утихала, буквально не давая людям вздохнуть. Эти и другие самопальные пушки порой были единственным шансом прорваться и выжить. Но только до следующей засады.
А как поменялось название страны Родезия на Зимбабве?
До 1980 года Республика Зимбабве называлась Родезией. Уникальна эта страна была тем, что решающую роль в ее создании сыграли не официальные политические структуры, а воля одного-единственного человека. Этим человеком был Сесил Джон Родс, премьер-министр британской Капской колонии, политический деятель, промышленник и основатель Британской Южно-Африканской Компании.
В 1889 году Родс получил от королевы Виктории королевскую грамоту «на исследование территорий, лежащих к северу от реки Лимпопо и к югу от реки Замбези, а также на управление ими». Идея была не нова — Великобритания и раньше позволяла частным компаниям управлять новыми землями. При английском дворе полагали так: если компания Родса преуспеет, то у Лондона всегда найдутся силы аннексировать новую территорию, если же эпопея провалится, то расплачиваться за это будут не британские налогоплательщики, а частные капиталовладельцы.
В том же году Родс организовал и экипировал первую партию поселенцев, которая переправилась через Лимпопо и двинулась на север. 13 сентября 1890 года один из офицеров колонны первопроходцев, лейтенант Тиндейл-Биско, водрузил британский флаг на том месте, которое первопроходцы назвали Форт-Солсбери. У этой территории, куда пришли белые, исконных хозяев на тот момент не было — до середины XIX века ее населяло племя санов, впоследствии вытесненных племенами машонов и шангани, которых, в свою очередь, покорили матабелы.
СЕСИЛ РОДС. Фото с сайта www.debeersgroup.com
Постепенно количество белых поселенцев к северу от Лимпопо увеличивалось, на территориях возникли и начали расцветать промышленность, сельское хозяйство и торговля, а компания Родса преуспевала. Поскольку официальный Лондон по-прежнему не намеревался брать на себя расходы по управлению новыми землями, колонисты сами избрали Законодательный совет во главе с администратором компании. После смерти Родса в 1902 году страна, до тех пор не имевшая названия, стала именоваться (сначала неофициально, потом все чаще и в документах) Родезией. Поскольку территория, освоенная поселенцами была огромна, то ее разделили на две части — Северную и Южную Родезию. Северная Родезия была британской колонией и колонией оставалась на всем протяжении своей истории до 1964 года, когда стала Замбией. Южная Родезия, юридически находившаяся под эгидой британской короны, фактически была самоуправляемой территорией во главе с частной компанией.

Великобритания обещала предоставить Южной Родезии официальное самоуправление еще в 1914 году, но этому помешала Первая мировая война. Родезийцы выставили на фронт 5000 белых (четверть всего белого населения страны на тот момент) и 2000 черных бойцов. Кстати, за время своего существования Родезия всегда посылала на все войны, в которых участвовала Великобритания больше своих граждан, чем любая другая территория Британского Содружества (в процентном соотношении к общей численности населения).
После войны жители Южной Родезии провели референдум по вопросу о самоопределении. Им предстояло либо стать самоуправляемой территорией (не колонией!), либо присоединиться к британской Южной Африке. Поскольку больших симпатий к бурам (потомкам голландских и французских переселенцев), составлявшим значительную часть населения Южно-Африканского Союза, англичане никогда не питали, то родезийцы, придерживавшиеся английских традиций, выбрали первый вариант.
После Второй мировой, когда в Африке начали набирать силу националистические движения, Лондон предпринял попытку создать новое государственное образование — Федерацию Северной Родезии, Южной Родезии и Ньясаленда (ныне Малави). В 1963 году эта мертворожденная страна распалась, и Родезия вернулась к своему статусу особого доминиона. Остальным двум территориям Великобритания поспешно предоставила независимость.
Следует отметить, что Великобритания, столкнувшись с готовностью своих бывших колоний сбросить «иго угнетателей», заняла позицию трусоватого умиротворения лидеров националистических движений. Африканские страны стали получать независимость в невероятной, подчас просто неприличной, спешке. Переход от колониального управления к полному суверенитету порой осуществлялся чуть ли не за один месяц, причем тот факт, что бывшие колонии в принципе не были готовы к самоуправлению, преднамеренно игнорировался. Конституции новых африканских государств строились на принципах формального равенства всех жителей, в том числе и белых, но на деле призваны были воплотить в жизнь идеи черного большинства. Мнения, не совпадавшие с точкой зрения черных националистов, а также склонявшихся перед ними белых политиков, громогласно объявлялись расистскими и подлежащими искоренению.
ЖЕРТВЫ «ОСВОБОДИТЕЛЬНОЙ ВОЙНЫ» В КОНГО. Фото с сайта mercenarycongo.com
Практически повсюду в Африке события развивались по одной и той же схеме: акт о независимости, гражданская война, воинствующий трайбализм, запредельная коррупция новых властных структур, расизм, голод, подавление свобод и так далее. Некогда процветавшие колониальные государства превращались в независимые руины. Так было в Нигерии, Бурунди, Руанде, Чаде, Судане, Анголе, Мозамбике. Трайбализм (чувство племенного превосходства) всегда был чумой Черного континента. И если в колониальную эпоху белым администрациям удавалось сдерживать наиболее одиозных националистических лидеров, то как только местное население почувствовало себя свободным, наиболее сильные племена тут же принялись резать своих соседей.
В некоторых странах беспорядки вылились в полномасштабный геноцид — уже никто не скажет, сколько различных народностей и племен в Бурунди или Нигерии было истреблено исключительно по этническому признаку. В Мозамбике националисты, основываясь на марксистской идеологии, творчески переработанной с поправками на местные условия, быстро свели к нулю экономическую жизнь своей страны. Анголу начала сотрясать непрерывная гражданская война, которая непременно перебросилась бы на территорию соседних государств, если бы не титанические усилия ЮАР, защищавшей Намибию и время от времени наносившей чувствительные удары по базам ангольских террористов.
Родезийцам, привыкшим к мирной жизни в спокойной стране, все эти события оптимизма не прибавляли. Начиная с конца XIX века и до 1962 года полиция Родезии не носила и, тем более, не применяла оружия — в этом не было необходимости. Местное самоуправление осуществлялось с помощью племенных вождей и местных администраций, уровень безработицы в стране был минимальным, приток рабочей силы извне — высоким, поскольку по уровню жизни Южная Родезия входила в пятерку наиболее развитых субэкваториальных африканских стран. Родезийская сельскохозяйственная продукция высоко котировалась как в Африке, так и во всем мире — мраморная говядина считалась деликатесом, вина соперничали с южноафриканскими, а чаем и табаком Родезия в избытке снабжала все соседние страны.
Официального, юридически закрепленного апартеида, как в соседней ЮАР, в Родезии не существовало. Как не существовало по сути и расовых проблем — подавляющее большинство негров не волновалось из-за того, что ими правят белые, пока белые строили школы, больницы и обеспечивали негров работой. Однако Великобритания смотрела на этот вопрос по-другому. Британское Содружество наций к тому времени стало напоминать собой Ноев ковчег. Наряду со странами, где существовали устойчивые традиции демократического правления (Канада, Австралия и Новая Зеландия) в нем оказались новоиспеченные государства, которыми правили бывшие сержанты колониальных войск и другие полуобразованные политики из числа местных националистов. Под давлением этих образчиков «демократии и свободы», а также Организации Африканского Единства, Великобритания взяла назад свое обещание предоставить Родезии независимость и стала придерживаться политики NIBMAR (No Independence Before Majority Rule) — «Независимость только после предоставления власти большинству».
То, что у Родезии до этого был 40-летний опыт мирного демократического самоуправления, что в стране проводились регулярно честные и свободные выборы, что белые и черные решали свою судьбу сами, а не по указке Лондона, — все это не было принято во внимание. Уступая так называемому мировому общественному мнению и требованиям ОАЕ, Великобритания готовилась «сдать» Родезию. Единственное, к чему Лондон оказался не готов — это к намерению родезийцев самим определять свое будущее. В 1964 году к власти в Южной Родезии пришла партия «Национальный Фронт» во главе с Яном Смитом. 11 ноября 1965 года, после продолжительных, но безуспешных переговоров с Лондоном по вопросу о статусе доминиона, Ян Смит провозгласил независимость Родезии. В 1970 году Родезия стала республикой.
Война за независимость
ПРЕМЬЕР-МИНИСТР РОДЕЗИИ ЯН СМИТ. Фото с сайта www.wannadoo.nl
Великобритания была категорически против такого поворота событий, официально объявив его «мятежом в колонии» (тот факт, что Родезия никогда не была британской колонией, политики с Даунинг-стрит проигнорировали). От прямого военного вторжения в Африку Лондон благоразумно воздержался — во-первых, родезийцы славились своим умением воевать (именно они составляли костяк британских коммандос, партизанивших в Северной Африке в годы Второй мировой), а во-вторых, это могло грозить беспорядками в армии Ее Величества — родственные связи между британцами и родезийцами в то время были весьма тесными.
Максимум, чего удалось добиться Великобритании, это введения против Родезии политических и экономических санкций, которые, однако, ощутимого результата не принесли. Ряд стран мира проигнорировали возмущенные выступления чернокожих диктаторов с ооновской трибуны и при помощи Южной Африки и португальского Мозамбика продолжали вести торговлю с Родезией. А призыв премьер-министра Смита к жителям страны «опираться на собственные силы» вызвал в Родезии экономический подъем, так что местный доллар на юге Африки стал такой же желанной валютой, как юаровский рэнд.
В унисон с Великобританией и «мировой общественностью» о «расистском режиме» Яна Смита заговорили и страны социалистического лагеря. СССР, Китай и КНДР начали оказывать черным националистам, проводившим террористическую политику, военную и финансовую помощь — сначала неофициально, а потом и открыто. СССР в конце 1970-х годов разрабатывал план полномасштабного вторжения в Родезию, осуществить который, правда, не успел. Великобритания в обстановке строжайшей секретности занималась тем же самым. Непокорную нацию нужно было поставить на колени любыми средствами, в том числе и с помощью террористов. Родезия оказалась втянута в тяжелую продолжительную антитеррористическую войну.
Армия Родезии была самой эффективной из всех, когда-либо существовавших к югу от Сахары. Ей удавалось невозможное — порой десантники Родезийской легкой пехоты совершали по три боевых десантирования в день, а разведчики из полка Скаутов Селуса за 7 лет своего существования истребили 70 процентов чернокожих партизан, воевавших против Родезии. Но несмотря на это, страна с ограниченными ресурсами не может в течение длительного времени воевать фактически против половины мира. В течение всего времени, пока шли боевые действия, не прекращались и переговоры. В итоге к концу 1970-х годов стороны пришли к соглашению о формировании в Родезии нового правительства национального единства. По результатам выборов 1 июня 1979 года новым премьером стал епископ Абель Музорева, а страна стала называться Зимбабве-Родезия. Теоретически все санкции с нее теперь должны были быть сняты, поскольку в Родезии установилась демократически избранная власть.
Если бы мы обращали внимание на то, что говорит Запад, нам давно бы свернули шею.
Генерал Питер Уоллс, командующий родезийскими ВС
Однако президент Картер не сдержал слова — под влиянием чернокожего посла США в ООН Эндрю Янга, пообещавшего Картеру взамен поддержку со стороны государств ОАЕ (и черных выборщиков в США). Не поддержала отмену санкций и Великобритания, обиженная на то, что ее отстранили от участия в судьбе ее бывшего доминиона, а также под давлением со стороны стран ОАЕ (особенно Нигерии, которая прямо увязала вопрос о поставках нефти Лондону с сохранением санкций в отношении Родезии). Наконец, новым правительством остались недовольны негры-партизаны в самой Родезии, мечтавшие видеть страну черным однопартийным государством.

Епископ Музорева хотя и не являлся идеальным премьер-министром, все же устраивал большую часть населения — как белых, так и черных. В его правительстве не нашлось места бандитам, отдававшим приказы убивать священников и детей. Однако главари террористических группировок Джошуа Нкомо и Роберт Мугабе, которые не участвовали в выборах, поскольку это не отвечало их целям, результаты голосования не признали и заявили, что чимуренга (освободительная война) вспыхнет с новой силой. При содействии британского правительства начались новые переговоры, и в итоге правительство Музоревы ушло в отставку, а на начало 1980 года было назначено новое голосование. На этих выборах победил Роберт Мугабе — его армия ЗАНЛА провела эффективную «предвыборную кампанию» под террористическим лозунгом: «Голосуй за нас или погибнешь вместе со всей семьей».
Выборы нового родезийского правительства сопровождались многочисленными нарушениями, прямыми угрозами и насилием над мирным населением, однако Лондон назвал их самыми чистыми из всех, проводившихся на Африканском континенте. Международные наблюдатели из стран Британского Содружества в это время следили за тем, чтобы родезийские Вооруженные силы были распущены, а вооруженных бандитов из ЗАНЛА, открыто угрожавших населению, старались не замечать. Излишне говорить, что ни одна террористическая группировка не была разоружена.
На время новых переговоров, предшествовавших выборам 1980 года, Родезия была «возвращена» под контроль Великобритании и формально управлялась с Даунинг-стрит. Над страной развевался не бело-зеленый флаг, а сине-красный «Юнион-Джек». Лондон был доволен — родезийцев «поставили на место», а страна на этот краткий период все-таки стала официально именоваться «колонией». Но 18 апреля 1980 года флаг Великобритании был спущен с флагштока на площади Родса, и вместо него в небо взвился новый флаг — бывшее знамя партии Мугабе с внесенными в его рисунок небольшими изменениями. Ян Смит, первый и последний премьер-министр Родезии, не счел для себя возможным присутствовать при том, как погибает страна, в которой он родился и за которую сражался.
Бывшая Родезия стала называться Республикой Зимбабве. Предпоследнее белое цивилизованное государство в Африке прекратило свое существование.
А вот современные новостные ленты касательно Зимбабве:

Исчезнувшая, но не побеждённая

Родезийские силы безопасности сопротивлялись натиску террористов целых пятнадцать лет, с 1965 по 1979 годы, причём в этот период само государство Родезия находилось почти в полной изоляции. Но история родезийской армии началась гораздо раньше, в конце XIX века — и с этого времени родезийцы приняли участие едва ли не во всех войнах Британского Содружества.

Истоки: от полиции Британской Южно-Африканской компании до добровольцев Бурской войны

Датой образования Родезийской армии можно считать 29 октября 1889 года, когда королева Виктория предоставила Британской Южно-Африканской Компании разрешение на «исследование и управление» землями, лежащими к северу от реки Лимпопо. Вскоре колонна пионеров двинулась на север, сопровождаемая пятью сотнями бывших служащих Бечуаналендской пограничной полиции. Отряд, получивший название полиции Британской Южно-Африканской Компании (British South Africa Company Police), и считается прообразом вооружённых сил Родезии.

Офицеры, сопровождавшие колонну пионеров

К 1892 году BSACP состояла из нескольких подразделений: кавалерии Машоналенда, конной полиции Машоналенда и констеблей Машоналенда.

В 1893 году началась война с племенем матабеле, что потребовало увеличения вооружённых сил ещё на тысячу человек. Добровольцы образовали несколько новых подразделений: кавалерию Солсбери, рейнджеров Виктории и рейнджеров Раафа. За три месяца войны силы матабеле были полностью разбиты. Самым героическим моментом этой войны был бой патрульного отряда из 34 человек, прижатого противником к реке Шангани. Бой длился целый день, и к его исходу все солдаты патруля были мертвы. Матабеле воздали должное их мужеству и похоронили с почестями.

Последний бой патруля Шангани

После окончания войны в декабре 1893 года добровольные полки были расформированы, а из части их личного состава был сформирован один полк – кавалерия Родезии.

В 1895 году в Трансваале началось восстание англичан против власти буров. Родезийцы в патриотическом порыве устроили рейд на территорию этого государства. Отряд под предводительством доктора Джеймсона состоял из небольшого подразделения кавалерии и нескольких пушек. Силы были не равны, и Джеймсон со своими людьми был захвачен бурами в плен. В результате колония осталась почти беззащитной, что привело к восстанию племён матабеле и машона в 1896 году. Оно длилось до 1898 года, и подавить его удалось только с участием прибывших на помощь к осаждённому владению британских подразделений из Наталя и Капской колонии.

Вскоре была образована конная полиция Родезии, в 1909 году преобразованная в полицию Британской Южной Африки (British South Africa Police – BSAP). Это ведомство было основой полицейских сил Родезии до самого конца существования страны и было расформировано только в 1980 году.

С расширением территории было принято решение создать непосредственно военные подразделения. В 1898 году был сформирован полк добровольцев Южной Родезии (Southern Rhodesia Volunteers). Он состоял из Восточного дивизиона, базировавшегося в Солсбери, и Западного дивизиона, расположенного в Булавайо.

Полк принял участие в англо-бурской войне, придя вместе с Конной полицией на помощь британцам во время осады Мафекинга. В это же самое время в самой Родезии для защиты её внутренних рубежей был сформирован Родезийский полк (Rhodesia Regiment).

Добровольцы Южной Родезии направляются на англо-бурскую войну. 1899 год

После окончания англо-бурской войны вооружённые силы колонии стали постоянными частями британской армии, а полк добровольцев Южной Родезии получил знамя и знаки отличия.

Родезийские вооружённые силы в мировых войнах

Родезийский полк, в свою очередь, был расформирован после осады Мафекинга. Но в 1914 году, с началом Первой мировой войны, его воссоздали. Небольшая колония на юге Африки смогла сформировать два полноценных полка для войск Британского Содружества, отправив на войну 5000 белых (что составляло, ни много ни мало, 25% белого населения Родезии на тот момент) и 2000 чёрных мужчин. Эти полки воевали в германских Юго-Западной и Восточной Африке. Позднее они были направлены во Францию.

В этот же период был сформирован Родезийский туземный полк (Rhodesia Native Regiment), состоявший из африканцев. После окончания Первой мировой войны он получил отличительный знак «Восточная Африка 1916–1918» на своё знамя. Позднее эти знаки отличия будут переданы полку родезийских африканских стрелков (Rhodesian African Rifles). Добровольцы Южной Родезии были расформированы в 1920 году, хотя несколько стрелковых рот были сохранены в главных городах Родезии.

Родезийский полк на улицах Кейптауна, 1914 год

«Акт об Обороне», принятый в 1927 году, определял необходимость создания постоянных вооружённых сил в колониях и доминионах Британского Содружества. К 1939 году в Родезии был введён обязательный призыв на военную службу, а полиция (BSAP) окончательно отделилась от армии.

В 1934 году были созданы военно-воздушные силы Родезии (сначала как часть Родезийского полка). В 1936 году они были выведены в отдельное подразделение, а в 1937 году молодые ВВС получили аэродром и базу в казармах Крэйнборн в Солсбери. В сентябре 1939 года они стали носить наименование «ВВС Южной Родезии», а в 1940 году официально были включены в состав ВВС Содружества.

С началом Второй мировой войны появилась потребность в увеличении вооружённых сил. Были созданы 1-й батальон родезийских африканских стрелков (RAR), отряд артиллерии, бронеавтомобилный отряд, а также центры подготовки личного состава в Гвело и Умтали. Родезийцы служили во многих британских подразделениях — чтобы не подвергать опасности уничтожения всех мужчин колонии призывного возраста, их не стали сводить в одну часть, а распределили по разным. Два батальона призывников были оставлены на родине для защиты территории Родезии. Также на авиабазе Торнхилл был организован центр подготовки лётного состава, и до конца войны там обучилось почти 2000 человек.

Центр подготовки ВВС на авиабазе Торнхилл

Родезийцы воевали на большей части театров военных действий. В Северной Африке действовала Группа глубинной пустынной разведки, Long Range Desert Patrol — «Крысы пустыни». В Бирме и Индокитае — родезийские африканские стрелки вместе с королевскими африканскими стрелками (King’s African Rifles) служили в составе 22-й (Восточноафриканской) отдельной бригады. Это подразделение впервые участвовало в боевых действиях в апреле 1945 года и хорошо проявило себя в Бирме.

Сражались родезийцы в артиллерийских и танковых частях, а также в подразделениях диверсантов-коммандос (прообразе SAS). После войны за заслуги Родезийский полк получил приставку «Королевский», которая будет убрана только в 1970 году, после провозглашения независимости.

Родезийцы из состава королевских стрелков в Северной Африке

Отдельного упоминания заслуживают три эскадрильи в составе ВВС Великобритании: 237-я и 266-я истребительные и 44-я бомбардировочная, которые комплектовались по большей части жителями Южной Родезии. Они принимали участие в Битве за Британию, сражениях в Северной Африке и Европе. Всего в составе этих эскадрилий воевало 2300 человек, из которых погиб каждый пятый.

237-я и 266-я эскадрильи были расформированы в конце войны, 44-я просуществовала до 1957 года. Примечательно, что в 237-й эскадрилье воевал Ян Дуглас Смит, будущий премьер-министр Родезии. Он был сбит в небе над Италией в 1944 году, однако сумел выбраться к союзникам, перейдя из Италии во Францию через Альпы.

«Ланкастеры» 44-й бомбардировочной эскадрильи в полёте, 1942 год

Последние годы в составе Британской колониальной империи

В 1947 году ВВС Родезии становятся самостоятельной единицей. В 1952 году они перемещаются на постоянной основе на авиабазу в Нью-Саруме и переименовываются в Родезийские военно-воздушные силы федерации (имеется в виду Федерация Родезии и Ньясаленда).

В 1948 году начался конфликт в Малайе между коммунистическими отрядами партизан и британским правительством. Бои шли большей частью в джунглях, и требовались особые солдаты, способные выследить противника, находясь в отрыве от своих баз. В 1951 году группа добровольцев из Родезии присоединяется к британским войскам в Малайе. Они принимают участие в операциях вместе с «малайскими скаутами», и впоследствии, в 1961 году, становятся отрядом «С» 22-го полка SAS – самого элитного подразделения спецназа Великобритании. В 1952 году Родезия вновь помогает силам Содружества в конфликте в зоне Суэцкого канала.

Личный состав отряда «С» 22-го полка SAS в момент конфликта в Малайе, 1953 год

Во время существования Федерации Родезии и Ньясаленда (ныне это три независимых африканских государства — Замбия, Зимбабве и Малави) армия была полностью реорганизована, и каждая часть получила в название приставку «Родезии и Ньясаленда». В 1955 году подразделения африканских стрелков по ротации были отправлены в Малайю, чтобы заменить полк Северной Родезии. В 1961 году формируется второе чисто «белое» подразделение Родезии (первое – Эскадрон «С» SAS) – 1-й батальон родезийской лёгкой пехоты.

В 1964 году федерация распадается, а в 1965-м премьер-министр Ян Дуглас Смит провозглашает в одностороннем порядке независимость Родезии от Великобритании. Естественно, это снова вызывает перемены в армии.

Родезия в осаде

С апреля 1966 года группы боевиков стали проникать в Родезию из соседней Замбии. Но официально началом «Войны за Независимость» (Bushwar, «Вторая Чимуренга») считается 1972 год и нападение на ферму Алтена в округе Центенари.

Ход войны требовал нестандартных решений. Террористы прекрасно знали местность, работали малыми группами и в случае своего обнаружения силами безопасности растворялись в буше. Некоторые захваченные бойцы из их числа переходили на сторону родезийцев, что позволяло внедрять впоследствии агентуру и «псевдотеррористов» в лагеря националистов. На основе этого опыта был создан курс следопытов, который проходили бойцы SAS, специального подразделения полиции и уголовного розыска. В результате возникло подразделение боевых следопытов (Tracking Combat Unit). Бойцы TCU выслеживали террористов, внедрялись в их структуры, выясняли необходимую информацию, после чего либо передавали её в центр специальных операций, либо вызывали ДШБ лёгкой пехоты и африканских стрелков, которые уничтожали противника.

Скауты Селуса, загримированные под террористов

В период с 1973 до начала 1977 гг. с их помощью, прямо или косвенно, было уничтожено около 1200 террористов из 2500, проникших на территорию Родезии. Успехи «псевдотеррористов» были настолько велики, что в 1974 году количество групп TCU было увеличено до шести. Позже они были реорганизованы в особое подразделение – скаутов Селуса.

Личный состав скаутов Селуса на 70% был чернокожим. В него входили бывшие бойцы ZANLA и ZIPRA, полиции, африканских стрелков, лёгкой пехоты и SAS. Бойцов учили выживать в буше, читать следы, маскироваться под террористов и многому другому. По сей день отбор в скауты Селуса считается одним из самых жёстких в мире – до его конца доходило меньше 10% от начавших обучение.

Террористы очень часто скрывались на пересечённой и труднодоступной местности. Для обеспечения большей мобильности пехоты было создано подразделение конной пехоты – скауты Грея. Его бойцы не были кавалеристами в полном смысле этого слова, а использовали лошадей только в качестве транспорта. Основными задачами подразделения были патрулирование, разведка и преследование противника. Патрулируя территорию, в среднем за день скауты Грея обследовали местность в радиусе 40 километров.

Когда командование вооружённых сил Родезии осознало, что вести войну на своей территории фактически бесполезно, т.к. через границы с Замбией и Мозамбиком проникают всё новые и новые отряды террористов, стало понятно, что войну надо переносить на территорию противника.

Четвёрка истребителей Де Хэвилленд «Вампир» из 2-й эскадрильи Родезийских ВВС в районе водопада Виктория

С 1976 года на территориях Замбии и Мозамбика проводились стремительные рейды по уничтожению лагерей противника силами скаутов Селуса, SAS, лёгкой пехоты, ВВС и бронеавтомобильного корпуса. Так, к примеру, операция «Гатлинг» была ответом на уничтожение гражданского родезийского авиалайнера («Виккерс Висконт», рейс 825, бортовой номер 782D) 3 сентября 1978 года. Лайнер был сбит ПЗРК «Стрела-2» недалеко от озера Карибу. Восемнадцать человек, выживших при падении, были добиты террористами. В ответ на это ВВС Родезии совершили беспрецедентный рейд на территорию Замбии: бомбардировщики ВВС отбомбились по лагерям подготовки, а высаженный вслед за ними десант зачистил лагеря террористов.

12 февраля 1979 года «борцами за свободу» был сбит ещё один авиалайнер (рейс 827). В ответ на эти действия ВВС Родезии провели операцию «Тщеславие» – рейд на Анголу. Успешно отбомбившись по тренировочным лагерям, родезийские лётчики без потерь вернулись на свои базы. Скауты Селуса и SAS устроили рейд на штаб-квартиру ZIPRA в Замбии, едва не уничтожив в этом налёте лидера ZIPRA Джошуа Нкомо.

Бойцы лёгкой пехоты грузятся в вертолёт

Стоит упомянуть и о «наёмниках» в армии Родезии. В составе её подразделений сражались выходцы со всего мира – французы, британцы, американцы (особенно много их было в лёгкой пехоте). Однако они получали такую же зарплату, как и обычные бойцы, и не имели никаких привилегий или поблажек по сравнению с родезийцами. Несмотря на заслуги и звания, все они сначала проходили отбор в желаемые подразделения, а после зачислялись туда на общих основаниях.

Это, кстати, вызывало волну недовольства у многих вновь прибывших бывалых солдат, и они часто уезжали обратно, даже не распаковав вещи. С точки зрения международного права военных конфликтов эти иностранные военнослужащие были скорее добровольцами, чем наёмниками.

Конец родезийской армии

Несмотря на частные успехи в ведении войны, становилось ясно, что родезийцы в перспективе не смогут одолеть нескончаемый поток партизан-националистов, снабжаемых советским и китайским оружием. Экономические санкции против Родезии также внесли свою роль. Торговля со всем миром «из-под полы» ценными полезными ископаемыми не могла компенсировать неприемлимо высоких расходов на войну. К 1979 году они достигли 1 миллиона американских долларов в день, что для небольшой Родезии было очень значительной суммой.

Иностранные наблюдатели (в оливковой униформе), прибывшие для проверки законности проведения выборов в Родезии

В 1979 году начались мирные переговоры, в ходе которых всё так же продолжали погибать от мин и пуль мирные жители. По их результатам было оговорено, что в 1980 году в стране будут проведены свободные выборы под наблюдением мирового сообщества.

Несмотря на всё это, родезийскими военными была подготовлена операция «Кварц», чьей целью являлось уничтожение верхушки ZANLA, убийство Роберта Мугабе и предотвращение марксистского переворота в Родезии силой оружия. Когда стало ясно, что Мугабе одержал решительную победу на выборах, военные были вынуждены отменить операцию, чтобы не начинать новый виток войны и избежать лишних жертв.

Последний парад родезийской лёгкой пехоты

1980 год ознаменовал фактическое уничтожение сил безопасности Родезии. Генерал-лейтенант Питер Уоллс был уволен новым президентом. Опасаясь репрессий со стороны новых властей, многие белые жители целыми семьями покидали Зимбабве.

Наибольшую ненависть у бывших партизан вызывали скауты Селуса, SAS и родезийская лёгкая пехота. Большинство скаутов Селуса тайно покинули страну, перейдя границу с ЮАР и поступив на службу в 5 Recce (разведывательно-диверсионный отряд ЮАР). Вся документация, списки личного состава и методика подготовки скаутов были засекречены или уничтожены бывшими родезийцами.

Мемориал «Солдат», установленный в Великобритании

В 11:00 25 июля 1980 года по полковому плацу мимо памятника солдату, отлитого из стреляных гильз, в торжественном строю последний раз прошли родезийские лёгкие пехотинцы, приветствуя павших товарищей. Были зачитаны списки погибших, а батальонный капеллан зачитал молитву. Волынщик заиграл «The Last Post», к мемориалу были возложены венки, а полковые знамёна свернуты. 28 июля статуя была снята с постамента и перевезена в ЮАР. В настоящее время она находится в Великобритании. 1-й батальон родезийской лёгкой пехоты был окончательно расформирован 31 октября 1980 года.

Бойцы SAS провели простую церемонию прощания и свернули знамёна подразделения. Однако это был ещё не конец – ими была проведена операция «К югу от границы». В её ходе через границу с ЮАР была вывезена мемориальная плита, на которой были высечены имена погибших в войне с террористами оперативников (пришедшее к власти правительство, естественно, первым делом начало бороться с памятниками «белого режима»). Ныне эта плита установлена на ферме одного из ветеранов SAS недалеко от Дурбана в Южной Африке. Все документы подразделения были уничтожены.

Мемориальная плита родезийского SAS

Дольше всего в «вихре перемен» продержались родезийские африканские стрелки. В 1980 году они приняли участие в подавлении выступлений группировок, противостоявших новому правительству. В ноябре 1980 и в феврале 1981 года африканские стрелки принимали участие в подавлении мятежей. Пока соединение новой армии Зимбабве (5-я бригада) формировалось и проходило обучение под руководством северокорейских инструкторов, фактически единственной боевой силой в стране оставались родезийские африканские стрелки.

К декабрю 1981 года ситуация в армии и характер отдаваемых ей приказов ухудшились настолько, что большинство старых солдат просто дезертировало. 31 декабря 1981 года был отдан приказ о вхождении остатков родезийских африканских стрелков в состав вновь созданных частей армии Зимбабве.

Эмблема армии Родезии

На этом закончилась история вооружённых сил Родезии, страны, всю свою историю поддерживавшей Великобританию, а затем ею преданной. Армия Родезии, сражавшаяся даже тогда, когда весь мир был против неё, так и не была побеждена силой оружия. Крест на ней поставили политики.

Литература:

На Монмартре есть небольшое кафе. Его хозяйка — странная русская женщина. Очень добрая и сочувствующая. Всегда в кого-нибудь влюбленная. Но никто, даже завсегдатаи, не знают, сколько ей лет — 25 или 45. И никогда нельзя понять, так ли она глубока или так пуста, что никто не может увидеть ее душу?
Завсегдатаи… они не менее странны, а порой экзотичны. Один журналист, тайно пишущий роман, который он не надеется увидеть в печати, как-то сказал, что все они вместе с хозяйкой, образуют букет диковинных цветов. Среди постоянных посетителей кафе есть грустный мальчик-проститутка, с волшебными жестами и голосом, и очень ярко раскрашенным лицом. Мальчик стремится походить на Пьеро, это единственный персонаж, в которого он влюблен, возможно по-настоящему. Мальчик пьет абсент, отчасти потому, что ему нравится, а отчасти потому, что он обязан соответствовать. Мальчик любит слушать Нину Симон. Иногда хозяйка специально для него ставит песни неизвестного артиста — мальчик не понимает ни слова, но знает, что это настоящий русский Пьеро.
Бывшая балерина, совсем истончавшая и хрупкая, как засушенный между страницами книги цветок, которая также часто забредает в это кафе, порой беззлобно замечает, что этот юноша на самом деле хотел бы стать Арлекином, но в таком случае у него навсегда атрофируются лицевые мышцы. Эта же балерина помогает ему деньгами, когда мальчик оказывается на мели, а иногда, после того, как мальчик приходит с разбитым лицом, покупает ему крепкий виски.
Сама балерина просит ей всегда поставить Эдит Пиаф, песню про легионера, выпивает две чашки кофе с коньяком (там подают замечательный кофе), обсуждает с хозяйкой цены на шелк и веера, улыбается грустному пожилому педерасту и уходит усталой походкой. Педераст провожает ее взглядом, наполненным болью побитой собаки, и продолжает нянчить в руках рюмку с текилой. Он ненавидит текилу, но всегда заказывает именно ее и сидит с одной рюмкой весь вечер, вспоминая те дни, когда он был молодым. Иногда ему кажется, что он ненавидит легионера, но приступ ярости длится не более минуты. Он даже не знает, существует ли этот легионер, песню о котором любит слушать балерина, на самом деле. (Капрал Жан Мария Лангуа погиб в Джибути). Порой, к нему подсаживается журналист, слишком полный для своих лет, он постоянно ковыряет спичкой в зубах, пьет джин (он обязан пить джин), и расспрашивает педераста о тайнах ночного дна. Педераст знать не знает, что такое «ночное дно», но рассказывает журналисту об этом — оба знают, что истории не имеют отношения к жизни, но обоим равно плевать.
Иногда туда заходит и пожилой мужчина, который, сутулясь, пересекает крохотное кафе, садится в самый дальний угол и выпивает с хозяйкой по рюмке вишневой наливки, рассказывая о своей больной жене и бледных тихих детях. Кто он и откуда — никто кроме хозяйки не знает.
Пару раз в год заходит высокий мужчина средних лет. Как правило он негромко болтает с хозяйкой, после чего берет двойную «Кровавую Мэри» и садится в углу. В этот момент в джук-боксе играет Доминико Модуньо «Ciao ciao bambina», и мужчина вполголоса подпевает: «Vorrei trovare parole nuove ma piove, piove sul nostro amor». Журналист относится к мужчине с исконно галльской неприязнью. Когда высокий в первый раз появился в кафе, журналист слышал как он произнес заказ, на запинающемся французском: — Deux… double vodka avec… juice de tomate…as jy wil. — Месье англичанин? — улыбнулась хозяйка. — Non… Zud Afrikaner, — ответил долговязый. — Это неважно, — сказала хозяйка, — только англичане так плохо говорят по-французски.
Туристы редко посещают это место. Но когда они заполняют всё пространство, рассаживаются и заказывают американскую еду, они вносят оживление и шум в жизнь маленького кафе, демонстрируя его обитателям наличие мира за стеклянными витринами, сквозь которые видна каменная мостовая, силуэты деревьев и кусочек неба над домами противоположной стороны.
Иногда это бывают американцы, шумные, неопрятные и галдящие как стая соек. Иногда — англичане, вертящие головами в подспудном ожидании лягушачьих лапок и жареных каштанов, которых они полагают главным блюдами французской кухни. Невероятно толстые или наоборот сухопарые немцы говорят мало, в основном жалуясь на скудость порций.
Один раз в кафе забрели праздношатающиеся молодые люди, в галстуках, белых рубашках и костюмах. Оглядевшись, один из них ухмыльнулся и вполголоса что-то сказал приятелю. Оба заказали «Божоле» и при этом попросили поставить Яна Тирсена. — Прикольно…Амели не хватает, — сказал один. — Точно, — поддакнул второй.
Хозяйка нахмурилась. — Cafe est ferme, — произнесла она после некоторой паузы.
— Но… — начал один из них.
— Вы не поняли? — уточнила хозяйка. — Cafe est ferme.
Молодые люди, недоуменно оглядели сидящих завсегдатаев, встали со стульев и вышли из заведения, пожав плечами.
«Cretins», — подумал журналист.
«Amelie…weet ek veel…», — подумал долговязый.
«En fantoche», — подумал мальчик-проститутка.
«Mon legionnaire», — вздохнула балерина.
«Schloffer», — подумал старый педераст.
Хозяйка не думала. Она методично протирала стаканы, вполголоса напевая какую-то песенку.