Виктор карпухин альфа

Альфа (спецподразделение)

Эта статья — о спецподразделении ФСБ России. Об одноимённом спецподразделении Украины см. Альфа (спецподразделение СБУ); о других одноимённых спецподразделениях см. Альфа (значения).

Управление «А» Центра специального назначения Федеральной службы безопасности Российской Федерации
(Управление «А» ЦСН ФСБ России / Группа «Альфа»)


Эмблема Управления «А»

Годы существования

29 июля 1974 — н. в.

Страна

СССР
Россия

Подчинение

  • КГБ СССР (1974—1991)
  • МБ РФ (1992—1993)
  • ФСК РФ (1993—1995)
  • ФСБ РФ (с 1995)

Входит в

ЦСН ФСБ России (с октября 1998 года)

Тип

подразделение специального назначения

Включает в себя

5 отделов

Функция

специальные операции, контртеррористические действия

Прозвище

«Альфа», группа «А»

Девиз

Победить и вернуться!

Снаряжение

советское, российское, а также западное стрелковое оружие

Участие в

Предшественник

Группа «А» Седьмого управления КГБ СССР

Командиры

Действующий командир

Кирилл Курносов

Известные командиры

см. ниже

Управле́ние «А» Це́нтра специа́льного назначе́ния Федера́льной слу́жбы безопа́сности Росси́йской Федера́ции (Управле́ние «А» ЦСН ФСБ Росси́и) — специальное подразделение Центра специального назначения Федеральной службы безопасности Российской Федерации. Образовано 29 июля 1974 года под названием Группа «А» Седьмого управления КГБ СССР в СССР и продолжает свою деятельность в современной России. Среди журналистов и обычных людей известно больше под названием Гру́ппа «А́льфа» или просто «А́льфа», ставшим известным брендом. Вместе со спецподразделением «Вымпел» группа «Альфа» представляет собой элиту советского и российского спецназа, которая обеспечивает безопасность страны и решает сложнейшие задачи на высоком профессиональном уровне. Аналогичные по сути спецподразделения антитеррора имеются во многих странах мира.

Основные задачи Управления «А» — осуществление специальных силовых операций по предотвращению террористических актов, поиску, обезвреживанию или ликвидации террористов, освобождению заложников и т. д. Кроме того, бойцы группы «Альфа» привлекаются и к прочим операциям ФСБ России особой и повышенной сложности, а также действуют в «горячих точках», в том числе в таких российских республиках, как Чечня, Дагестан, Ингушетия и др. Спецподразделение предназначено для проведения контртеррористических специальных операций с применением специальной тактики и средств. Повседневная работа сотрудников «Альфы» — нейтрализация террористов, захватывающих воздушные и водные суда, наземный транспорт, а также удерживающих заложников в зданиях. Международная известность «Альфы» подтвердилась в 2011 году, когда на международном чемпионате спецподразделений в США «Super SWAT International Round-Up 2011 (англ.)русск.» («Super Special weapons and tactics») оперативники Управления «А» Центра специального назначения ФСБ России завоевали первое и второе места в двух номинациях, а группа «Альфа» получила звание лучшей международной команды.

Геннадий Зайцев. Альфа — от А до Я

Легендарному командиру группы «А» (она же — «Альфа») Герою Советского Союза генерал-майору Геннадию Зайцеву 11 сентября исполнилось 85 лет. Правда, уже давно Геннадий Николаевич день рождения празднует 12-го. Почему? На то есть своя причина, но юбиляр не любит говорить о себе, старается избегать личного местоимения «я».

О создании

— Сначала было слово, вернее, буква — «А».

— Не могу сказать вам, кто придумал это название.

— Даже через сорок пять лет после создания подразделения?

— Проявите смекалку. Ведь ясно, что все связано с Андроповым.

— Группа «А» — сокращенно группа Андропова?

— В приказе председателя КГБ СССР было четко записано: подразделение вводится в действие только с его личной санкции или исполнявшего обязанности главы ведомства в случае отсутствия первого лица. Всё. Никто иной отдать команду не мог. Это была в полном смысле группа Андропова.

— Когда она стала «Альфой»?

— Это уже творчество ваших коллег. В августе 1991 года, во время путча, кто-то из журналистов впервые написал об «Альфе», слово подхватили, оно приклеилось и пошло гулять. Сегодня все привыкли к нему, хотя я склонен говорить о сотрудниках группы «А».

— Как отмечали 45-летие?

— 29 июля прошло торжественное собрание в культурном центре ФСБ России на Лубянке. Сначала — доклад, затем — хороший концерт с разными знаменитостями, фуршет и даже отдельный ужин для ветеранов в ресторане. Попасть смогли не все, зал, к сожалению, вмещает не более тысячи человек.

А еще ведь жены плюс почетные гости, приглашенные, так называемые смежники из других силовых структур, руководители прошлых лет… Все рвались на торжество.

— Сколько сотрудников прошло через «Альфу» за сорок пять лет?

— Вряд ли имеет смысл оглашать точную цифру. В момент создания в подразделении было тридцать единиц вместе с командиром. В ноябре 1977 года Андропов подписал приказ, вдвое увеличив штат. Тогда мне и предложили возглавить группу.

— Вы были подполковником?

— Да, служил заместителем начальника отдела 7-го управления КГБ СССР.

«Альфа» продолжала расти, в 1984 году создали подразделение в Хабаровске. Планировали защитить антитеррористическим зонтиком всю территорию Советского Союза. Хотели открыть шесть региональных, скажем так, подгрупп по сорок пять человек в каждой. Кроме Хабаровска, в Алма-Ате, Свердловске, Краснодаре, Киеве и Минске. Для каждого подразделения оговаривалась зона ответственности, где оно должно было действовать. Суммарно получилось бы пятьсот с лишним сотрудников.

— У вас служили только офицеры?

— И прапорщики. Но в штат позволялось брать лишь тех, кто отслужил в органах госбезопасности не менее двух лет и положительно зарекомендовал себя.

Такой существовал порядок.

Сейчас группа комплектуется за счет выпускников пяти училищ — двух пограничных и двух военных, а также училища МВД в Новосибирске.

— «Альфу» создавали под Олимпиаду 1980 года в Москве?

— Глобально — для борьбы с терроризмом. Но решение вопроса, конечно, ускорили предстоявшие Игры-80. Особенно после ЧП на Олимпиаде в Мюнхене, где 5-6 сентября 1972 года в результате теракта погибли семнадцать членов спортивной делегации Израиля.

И у нас в октябре 1973-го был неприятный эпизод. Бандиты захватили самолет Як-40, направлявшийся из Москвы в Брянск. Сорок человек в салоне и вдруг — требование лететь за рубеж. Командир развернул борт и посадил на правительственном аэродроме Внуково-2.

Там и проводилась операция по освобождению заложников и обезвреживанию террористов.

— Сколько их было?

— Один-то матерый, а трое — пэтэушники, попавшие под влияние старшего. Двоих в ходе перестрелки убили, еще двоих задержали.

Командиру корабля присвоили звание Героя Советского Союза.

Операция, можно считать, прошла успешно, но выявились и недочеты, ведь действовал взвод солдат срочной службы дивизии имени Дзержинского. Они не тренировались для этого, не готовились.

— Обошлось без потерь?

— К счастью. Хотя по самолету лупили из всех стволов, фюзеляж напоминал дуршлаг. Повезло!

Там другая неприятность случилась. В тот момент из Внуково-2 вылетала партийно-правительственная делегация дружественного нам государства. Среди провожавших находились первый зампредседателя КГБ СССР Семен Цвигун и министр внутренних дел Николай Щелоков. Они воочию наблюдали операцию, и Цвигун, прибыв на службу, доложил Юрию Андропову об увиденном, в красках все описал.

Как говорится, тыр-пыр, восемь дыр…

Инцидент во Внуково подтолкнул создание группы антитеррора, на следующий год она была готова.

Об Андропове

— Вы ведь в КГБ с 1959 года, Геннадий Николаевич?

— На службу призвали в 1953-м, попал в войска МГБ, в Отдельный полк специального назначения, охранявший Кремль. Сейчас это Президентский полк.

Должен был демобилизоваться в 1956-м, но вышел приказ о создании института старшин, мне предложили остаться. Я подумал и… отказался.

— Почему?

— Хотел вернуться домой на Урал, чтобы помогать маме и трем сестрам. Мне ведь и четырнадцати лет не исполнилось, когда оставил школу и пошел на комбинат учеником электрика. Надо было кормить семью из шести человек, включая бабушку. Пять с лишним лет отработал на производстве, туда же рассчитывал вернуться после армии, но парторг 2-го батальона майор Вагин вызвал меня и строгим голосом спросил: «Товарищ Зайцев, что вы писали в заявлении о приеме в члены КПСС? Обещали выполнить любое поручение партии? Вам оказывают доверие, а вы, извиняюсь, в кусты?»

В общем, остался я еще на два года. Поскольку образование получил семилетнее, пошел в школу рабочей молодежи. Занимались там же, в Кремле. Учителя были хорошие. Классы выделили на верхнем этаже корпуса, где размещался отдельный офицерский батальон.

Когда получил аттестат о среднем образовании, предложили перейти на офицерскую должность. Год отслужил, а в 1959-м началась чехарда, хрущевское сокращение армии и КГБ. Умный человек подсказал пойти в 7-е управление, где требовались люди. Офицеров туда не брали, только сержантский состав. Меня взяли, я ведь был старшиной. В 1961 году поступил в Высшую школу КГБ, через пять лет окончил. Отучился заочно. В итоге вырос от рядового сотрудника до заместителя начальника управления.

— А в личную охрану Андропова вы как попали?

— Командиры решили. Это было в 1967 году перед празднованием 50-летия Октябрьской революции и такого же юбилея органов госбезопасности. По существовавшим тогда правилам охрана полагалась членам политбюро ЦК КПСС, а председатель КГБ был кандидатом. Руководство 7-го управления предложило на время подготовки к торжествам своими силами обеспечить охрану Андропова. Мне поручили создать группу. Мы сопровождали Юрия Владимировича месяца полтора, может, чуть больше.

Потом начальник 9-го управления, которое, собственно, и занималось охраной первых лиц государства, пришел к Андропову и сказал: «Если считаете, что «семерка» лучше справляется с нашими обязанностями, тогда, пожалуйста…» Нас поблагодарили и… отодвинули в сторону.

— Но вы успели лично познакомиться?

— Да, Юрий Владимирович по натуре был очень теплым человеком. Утром выходил минут за двадцать до отъезда, здоровался с каждым из нас за руку, потом гулял по территории.

— Где он жил?

— «Москва-река-4». Название дачи вряд ли вам что-то скажет.

— Ровным счетом ничего.

— Это Рублевка, за «Горками-2». Соседом через забор был министр обороны Дмитрий Устинов. Они попросили сделать калитку, чтобы напрямую ходить друг к другу.

Андропов возвращался с прогулки и говорил: «Ну что, поедем потихоньку?» Охрану отпускал на траверзе гостиницы «Украина», дальше ехал один. Видимо, стеснялся сопровождения, не полагавшегося ему по рангу. Мы сидели в «Волге» с оружием и ждали, пока Юрий Владимирович поедет обратно. Встречали и уже двумя машинами возвращались на Рублевку.

И на квартире у него я бывал. Кутузовский проспект, дом 26. На втором этаже жил министр внутренних дел Щелоков, на третьем — генсек Брежнев, ему соединили две квартиры. А на четвертом — Андропов. Такой слоеный пирог. Могу подтвердить: у Юрия Владимировича была спартанская обстановка. Абсолютно! Даже мебель с бирками еще, наверное, тридцатых годов. Да, три комнаты, но квартира очень скромная.

И дача такая же. Очень нетребовательный был в быту человек.

— Правда, что на него покушались?

— Читал, якобы жена Щелокова стреляла, но не могу подтвердить или опровергнуть. От коллег никогда не слышал об этом.

О боевом крещении

— Знаю, в 1968-м вы участвовали в событиях Пражской весны.

— Да, хотя и не люблю вспоминать тот эпизод. Чехи называли нас оккупантами, кому это приятно? Мы никого не убили, наоборот, старались защитить, а вот нам иногда доставалось…

Моей группе поставили задачу: захватить здание МВД. Когда прилетели в Прагу, внутренние войска уже оцепили министерство, держали периметр. Руководитель комендатуры поступил грамотно, приказал пропустить нас, не оказывая сопротивления и никак не препятствуя. Министр Йозеф Павел к этому моменту уже сбежал, его первый зам дал команду личному составу покинуть здание и до особого распоряжения не являться на службу. Оставили только дежурных и охрану.

— А если бы чехи попробовали сопротивляться?

— Была бы каша. Мы тоже не молчали бы.

К счастью, удалось избежать каких-либо серьезных стычек, в том числе и вооруженных.

— Это первая серьезная операция для вас?

— Да, я ведь еще служил в 7-м управлении.

А боевое крещение «Альфы» случилось 28 марта 1979 года. В 14 часов 20 минут второй секретарь американского посольства провел в консульский отдел на улице Чайковского, 19/23, неизвестного советского гражданина, который, попав внутрь, выдвинул требование, чтобы его вывезли в дипломатической машине в аэропорт Шереметьево и отправили в США для… получения высшего образования. Он сдавал экзамены в МГУ, не прошел по конкурсу и озлобился. При этом гражданин показал американцам закрепленное на теле взрывное устройство. Сказал, что приведет бомбу в действие, если его требования не будут выполнены. Дипломаты обратились в наш МИД, чтобы этим делом занялись компетентные органы. Юрий Андропов отдал приказ, и десять человек из группы «А» прибыли на место.

Мы вызвали временного поверенного, поскольку посол находился в отъезде. В присутствии мидовца определились, что надо будет зайти на территорию. Это раз. Может, придется применять огнестрельное оружие. Это два. Нам дали добро, позволив действовать в пределах компетенции, даже со стрельбой.

Решили провести переговоры с не известным нам человеком, убедить сдаться. Миссию возложили на меня. Когда вошел в консульский отдел, находившийся там первый секретарь посольства, не говоря ни слова, слинял. Мы остались вдвоем — я и мужик с бомбой. Он сразу спросил, кто я. Ответил первое, что на ум пришло: дескать, сотрудник консульского управления МИД СССР. На требование предъявить документы сказал, что оставил на входе, поскольку нахожусь на чужой территории. Мужчина заставил снять пальто, пиджак, вывернуть карманы. Хотел убедиться, нет ли при мне оружия. Предупредил, что я не должен приближаться на расстояние ближе метра. Иначе — моментальный взрыв. Я сказал, что время от времени буду выходить из посольства, связываться со своим руководством, которое готовит документы на выезд.

Переговоры шли очень тяжело, бомбист не шел на контакт. Но потихоньку я раскачал, выяснил, как его зовут. Юрий Михайлович Власенко, 1953 года рождения, уроженец и житель Херсона, в прошлом — моряк торгового флота, повторил историю про проваленные экзамены в МГУ и решении получить образование за рубежом. Показал и взрывное устройство: к телу ремнем крепилась штука из металла, вогнутая по форме живота.

— Сейчас назвали бы «поясом шахида»?

— Пожалуй. Хочу сказать, всегда есть люди, которые настаивают, что при проведении боевых операций надо не в переговоры вступать, а сразу стрелять на поражение. И никаких вопросов. Я не сторонник таких методов. В середине нулевых годов был случай, когда в районе Сочи группа вооруженных преступников захватила заложников. Их уговорили освободить людей и сдаться на милость властей. Даже одного удачного эпизода из тысячи достаточно, чтобы начинать переговоры.

И второе обстоятельство: втягивать преступника в общение стоит хотя бы ради выигрыша времени для подготовки силовой фазы операции. Светила психологии вывели закономерность: в момент захвата заложников бандиты испытывают эмоциональный всплеск. Состояние сохраняется на протяжении шести, максимум восьми часов. Затем наступает резкий спад — апатия. Конечно, выгоднее проводить операцию в нижней точке активности.

К сожалению, три раунда переговоров не дали результата. Власенко упорствовал, постоянно держал указательный палец на спусковой тяге взрывного устройства, поэтому поступила команда Андропова: через окно поразить преступника в плечо и предплечье правой руки. Я вышел из комнаты якобы для консультации с руководством МИД, а майор Голов в это время произвел выстрелы. Сергей блестяще справился с задачей, попал в цель. Мы рассчитывали, что наступит конвульсия, но Власенко забежал в соседнее помещение и привел устройство в действие. Произошел взрыв, возник пожар, который быстро локализовали охранники.

Наши сотрудники донесли Власенко до дежурившей у посольства машины «скорой помощи», в ней он и скончался от несовместимого с жизнью ранения.

По заключению экспертов, взрывное устройство состояло из трех отсеков. В первом был пороховой заряд, во втором — тротил, а в третьем — самом мощном по разрушительной силе — пол-литра пикриновой кислоты. К счастью для американцев и нас, она не сдетонировала. Власенко полтора месяца хранил жидкость в дупле дерева в Подмосковье. Из-за сырости и обилия влаги та потеряла часть свойств. Иначе зданию американского посольства был бы причинен существенный ущерб.

Такая сила у этой кислоты. Бумажку опускаешь, даешь высохнуть, бросаешь на пол, и она взрывается.

— Как оценивали операцию на Лубянке?

— Андропов издал специальный приказ. Говорят, сам его писал, находясь в ЦКБ. Этим документом, по сути, руководствуется и нынешнее поколение альфовцев. Там четко расписано, как готовиться к операции, что и когда делать.

В приказе отмечались действия трех сотрудников, в том числе мои. Я получил денежную премию в размере месячного оклада. Получается, положительно оценили.

О мгновениях

— В том же 1979-м вы летали в Нью-Йорк, обменивали диссидентов на советских агентов?

— Было. Наш разведчик под дипломатичес-ким прикрытием производил выемку контейнера из тайника, а Рудольф Черняев и Вальдик Энгер его страховали, прикрывали. Американцы взяли всех троих, но дипломата сразу отпустили, он улетел в Москву, а у Черняева и Энгера не было иммунитета, их судили, дав каждому по пятьдесят лет тюрьмы. Правда, за решеткой они просидели чуть более месяца, вышли под крупный залог. Но и территорию советского представительства при ООН оба покинуть не могли, их тут же снова арестовали бы.

Черняева и Энгера меняли на пятерых диссидентов, отбывавших срок в советских колониях — Гинзбурга, Кузнецова, Дымшица, Мороза и Винса. Их сопровождали десять альфовцев. Летели мы рейсовым самолетом Москва — Нью-Йорк. На борту находилась большая группа американских туристов, которые всю дорогу пили. Пустые водочные бутылки катались по проходу…

— Прежде вы бывали в Штатах?

— Нет. Но нам и в этот раз дали задание — не покидать пределы аэропорта. Я с Владимиром Гришиным отвечал за Марка Дымшица, бывшего военного летчика, майора. Может, помните, в 1970 году было нашумевшее ленинградское «самолетное» дело…

Дымшиц всю дорогу выпытывал: «Кто вы? Не поверю, что КГБ оставил нас без присмотра!»

В полете я распорядился, чтобы нашим подопечным не давали ножи и вилки, только ложки. Дымшиц возмущался: «Даже нормальный сервис обеспечить не могут!»

На подлете к аэропорту Кеннеди был сильный туман. Минут двадцать блуждали в абсолютном молоке, потом вынырнули из облаков и сразу сели. Американцы дружно зааплодировали, хоть и пьяные…

Пассажиры вышли, осталась только мы. На борт поднялся представитель Госдепа Бартоломью, опросил диссидентов, нет ли у них претензий к сопровождающим лицам, потом обратился ко мне: «У нас один трап. Отпустите наших, следом поднимутся ваши…» Я сказал: «Нет, господин хороший, так дело не пойдет. Спускаться и подниматься будут параллельно. Ищите второй трап».

Бартоломью сначала упирался, пытался настаивать на своем. Ну, говорю, значит, сделка не состоится. Минут сорок шел спор, затем американцы отыскали все, что нужно. Обмен произвели без приключений.

И долетели спокойно. В Шереметьево прибывших ждал теплый прием…

— А что за история приключилась в Сарапуле в 1981-м?

— Два дезертира с автоматами и боевыми патронами захватили двадцать пять учеников 10-го класса 12-й городской школы. Требовали самолет для выезда за рубеж — в ФРГ или США.

Переговоры вели местные товарищи под руководством Бориса Соловьева, председателя КГБ Удмуртской АССР. Организовали штаб, использовали школьное радио. К нашему приезду большую часть заложников освободили, мы решили вопрос с оставшимися.

— Без стрельбы?

— Дезертиры палили в потолок. Для устрашения.

— В ситуации с семьей Овечкиных без жертв не обошлось…

— К сожалению. Настоящая трагедия. Все произошло 8 марта 1988 года. Мы задержались в аэропорту, ждали высокопоставленного чиновника из КГБ, который должен был лететь с нами. А Ту-154, захваченный членами ансамбля «Семь Симеонов», уже посадили на военном аэродроме Вещёво в Ленинградской области. Овечкиным объявили, будто бы прилетели в Финляндию, как они и требовали.

Аэродром расположен в лесу, в поле зрения не попадали ни вывески, ни таблички, поэтому было сложно понять, что за страна. Но когда появился топливозаправщик с водителем в солдатской форме, Овечкины сразу все поняли…

Против них действовал отряд милиции из Ленинграда, а мы не могли сесть, поскольку командир захваченного корабля, этот разгильдяй, не увел самолет, куда надо было — в карман. Оставил «Тушку» на взлетно-посадочной полосе. В итоге нам пришлось перегружаться в Ленинграде с борта, на котором прилетели из Москвы, на четыре вертолета и уже на них добираться на место. Пока перетащили оружие, боеприпасы и спецсредства, ушло критически важное время.

Прилетели, а самолет уже горит… При условии, что у Овечкиных было два охотничьих обреза, их можно было взять… ну, голыми руками. Ведь обрезы после каждой пары выстрелов надо перезаряжать. Вагон времени, чтобы обезвредить бандитов. А в них, как выявилось, стреляли не глядя. Милиционер просовывал руку с пистолетом в дверь пилотской кабины и лупил, куда попало.

Поэтому и жертв столько. Девять погибших, почти два десятка раненых… И взрыва на борту, по сути, не было. Загорелось сиденье, на которое бросили балалайку с самодельным взрывным устройством. Контрабас называется, что ли? Огонь быстро распространился по самолету. Это страшное зрелище. Очень страшное.

— По сути, вы опоздали на считаные минуты?

— Так и есть, хотя изначально должны были прилететь в Вещёво раньше угнанного самолета.

В жизни часто все решают мгновения…

О потерях…

— Еще в вашей практике случались такие… как сказать… проколы?

— В чем-то схожая ситуация имела место в 1995-м в Буденновске при захвате Басаевым больницы. Там наших сотрудников заставили действовать на открытой местности без бронеподдержки. Явная смерть! Командовал министр внутренних дел Виктор Ерин, а действовал спецназ ФСБ. Мы потеряли убитыми трех офицеров — Владимира Соловова, Дмитрия Рябинкина и его тезку Бурдяева. Было много раненых.

4 октября 1993 года у Белого дома снайпер застрелил нашего сотрудника Геннадия Сергеева. Уверен, команду на поражение дали сознательно, чтобы озлобить личный состав, заставить «Альфу» начать крошить все направо и налево. Президент Ельцин требовал крови.

Он лично приказал мне штурмовать Белый дом.

— А вы ослушались…

— Мы очистили здание, но сделали все по-своему. Провели переговоры с Руцким и Хасбулатовым, с засевшими внутри депутатами Верховного Совета, объяснили: есть два пути решения проблемы. Мы создаем коридор и даем уйти через него всем, кто сдал оружие. Либо через двадцать минут начинаем штурм.

Разумеется, люди выбрали жизнь…

— Но Ельцин не простил вам того, что не стали стрелять.

— Хороший товарищ — не буду называть фамилию — сказал мне: «6 октября президент подписал указ о твоем, Геннадий Николаевич, увольнении… А потом у него спросили: кто объявит решение «Альфе»? Назовите смельчака. Словом, посудили-порядили и отменили распоряжение, порвали бумагу».

Но на «Альфу» Борис Николаевич был страшно зол. «Вымпел», который подчинялся внешней разведке, в декабре 1993-го Ельцин передал-таки в МВД. А вот «Альфу» удалось сохранить в структуре ФСБ.

— Чего вам это стоило?

— Помог Михаил Барсуков, тогдашний начальник Главного управления охраны. Не дал разогнать «Альфу», как того требовал его начальник. Ну, и я ходил по кабинетам. Куда пускали, и даже по тем, в которые не пускали. Везде доказывал, что уважающее себя государство не может существовать без такого подразделения. А на создание нового потребуется не менее пяти лет.

Словом, группа «А» уцелела правдами-неправдами. И слава богу.

А «Вымпел» сейчас новый создан, но ему далеко еще до старого. Искренне говорю.

— Вы уволились незадолго до Буденновска. Почему решили уйти?

— Рапорт написал сразу после событий октября 1993-го. Понял: пора. Не мог смириться с тем, какие команды отдавали. И сейчас не готов рассказывать об этом. Зачем мне было проливать кровь собственного народа? Даже подумать страшно…

Вот и написал рапорт. Бумага ходила где-то восемь месяцев, я не мог добиться ответа. Тогда прямо спросил: «Где решение?» Говорят, мол, заявление утеряно.

Ладно, подал второй рапорт.

Начались уговоры: «Зачем тебе увольняться? Послужи еще». Сказал, что закрыл тему, отвоевался. Мне исполнилось шестьдесят, по закону о воинской службе удерживать не имели права.

Ельцин подписал указ, и я ушел на вольные хлеба.

— Вас же в «Альфе» папой называли?

— Всегда бился за ребят, полагаю, они это чувствовали.

Помню, какая взрывная ситуация возникла на поминках погибших в Буденновске. Чтобы попрощаться с героями, собралось человек пятьсот, не меньше. Отдельный стол выделили для руководства. Министр внутренних дел Виктор Ерин, Александр Коржаков, Михаил Барсуков, еще кто-то…

Объявили перерыв, ко мне подошел коллега и говорит: «Геннадий Николаевич, назревает буза. Твои подчиненные хотят выступить против начальства. Очень серьезно настроены. Прими меры». Отвечаю: «Я уже не командир «Альфы». Новый сидит в президиуме». Товарищ внимательно посмотрел на меня: «Мы же правильно понимаем друг друга? Я обращаюсь к тебе». В общем, я подозвал одного из парней и по именам перечислил, кого пригласить на короткий разговор. Когда все подошли, обратился к ним: «Мужики, здесь не место сводить счеты. Мы собрались, чтобы помянуть наших боевых друзей-товарищей».

Один из участников того разговора потом делился: «Если бы обратились по-другому, мы еще подумали бы, но вы, Геннадий Николаевич, сказали «мужики», и нам это очень понравилось».

Потом на панихиде слово взял Виктор Ерин. Видимо, его тоже проинформировали о настроении в зале. Он повинился в гибели людей, попросил прощения, и это разрядило обстановку, пар сразу вышел.

…и обретениях

— Кого из служивших под вашим началом можете выделить?

— Длинный список получится. Некоторые делают успешную карьеру на госслужбе. Скажем, Игорь Баринов из Екатеринбурга возглавляет Федеральное агентство по делам национальностей. А Герой России Александр Матовников — полпред президента в Северо-Кавказском федеральном округе. Взял его в «Альфу» в 1986 году по просьбе отца, который был заместителем начальника 7-го управления.

Александр Анатольевич — настоящий политик, уверен, его нынешняя должность — лишь начало. Он сполна оправдывает доверие. Горжусь им. Матовников ушел из «Альфы» полковником, в Силах специальных операций стал генерал-лейтенантом, попал в орбиту президента…

Кстати, и в Федеральной службе охраны много наших выходцев, около десятка стали генералами. Молодцы, мужики.

— Вас не забывают?

— Нет, но стараюсь глаза не мозолить. Последний или, как сейчас говорят, крайний командир «Альфы» Валерий Канакин сказал мне: «Геннадий Николаевич, даю вам право приезжать в подразделение в любое время, когда пожелаете».

Но я не пользуюсь привилегией, знаю, это не праздная прогулка, зачем являться без приглашения? Хотя, справедливости ради, зовут часто, не жалуюсь.

— Как собственный юбилей праздновать думаете?

— Списки составил, столы определил, человек двести получается. Коллеги, друзья, семья.

Я давно живу на белом свете, общий стаж перешагнул семьдесят один год. Первая запись в трудовой книжке датирована 31 августа 1948 года, когда приняли учеником электрика на Ляминский комбинат.

Наверное, из-за таких, как я, и повысили пенсионный потолок…

У нас с Зоей один сын. Служил в КГБ, получил звание полковника, в пятьдесят пять лет ушел из органов, сейчас работает в префектуре бывшего Калининского района Москвы. Как он сейчас называется? Забыл…

У сына две дочери. Старшая внучка замужем, родила нам троих правнуков. Двое пошли в восьмой класс, а младший — во второй.

— Вы издали две книги, посвященные группе «А», но, говорят, бог троицу любит…

— Нет, все, конец. Хватит.

Я и этого писать не собирался, но в начале девяностых годов на глаза попалась брошюра, выпущенная стотысячным тиражом. Тоненькая такая, в мягкой обложке. Называлась интригующе: «Альфа — сверхсекретный отряд КГБ».

Внимательно ее прочитал, взял красную ручку и абсолютно все почеркал. Потом пригласил автора, военного корреспондента. Позвал его и задал вопрос: «Вы писали как документальное повествование или художественное?» Отвечает: «Как документальное». Говорю: «Тогда возьмите свой труд и ознакомьтесь». Он посмотрел мои исправления и спрашивает: «Что мне теперь делать?»

Я посоветовал затребовать документы, отчеты о проведенных операциях: кто участвовал, каким образом действовали. Ну, и так далее.

Он потом еще десять книг написал. Одна другой хлеще.

Закончилось тем, что на очередном нашем собрании встал Владимир Матвеевич Федосеев, ветеран «Альфы», участник штурма дворца Амина, можно сказать, первопроходец, и говорит: «Вношу предложение… Вернее, задаю вопрос и вношу предложение. Когда будет написана заслуживающая внимания книга о подразделении и людях, в нем служивших, а не эта брехня, которая везде распространяется? Предлагаю поручить это дело Геннадию Николаевичу Зайцеву».

Собрание проголосовало, обязало меня. Пришлось садиться за письменный стол…

Первую книгу назвал «Альфа — моя судьба», она была только о тех операциях, в которых сам принимал участие. Считал, что не имею морального права комментировать то, где не был.

Там выверено все от А до Я — по фамилиям, датам, приказам. Каждый альфовец может посмотреть о себе. Если участвовал в операциях, фамилия обязательно есть.

— Какой тираж книг?

— По десять тысяч каждая.

— Что-то не встречал на прилавках.

— Я не продаю, а дарю. Вот и 12 сентября вручу тем гостям, у кого нет.

— Почему не 11-го, в день рождения?

— Путаница с датами возникла. Когда в 1953 году попал в Кремль, надо было заполнять анкету. А кто в то время в сельской местности отмечал дни рождения? Люди с хлеба на квас перебивались… Нет, даже не так: с кваса на воду.

Вот и я сидел-сидел, думал-думал, когда же родился, и написал в анкете: 12 сентября.

— Реально забыли день рождения?

А во всех служебных документах уже стоит 12-е.

— И в паспорте?

— Там тоже. Мне как военнослужащему подготовили выписку из личного дела. Что в ней написано, то и указали.

Правда, семидесятипятилетие я решил отметить 11 сентября. С федерального телеканала приехала съемочная группа, взяла интервью. Сюжет тем же вечером показали в выпуске новостей. Утром звонит расстроенный телевизионщик: «Схлопотал выговор из-за вас, Геннадий Николаевич». Спрашиваю: «Как это понимать?» Оказывается, кто-то из руководства Федеральной службы охраны проявил бдительность, позвонил в «Останкино» и сказал: «Что порете ерунду? У Зайцева день рождения — 12 сентября, а вы накануне поздравляете. Так не принято».

С тех пор всегда праздную 12-го. Чтобы никого не подводить…

LiveInternetLiveInternet

Настоящие_мужчины все записи автора Группа «А» или «Альфа» Седьмого управления КГБ СССР, впоследствии Управление «А» ФСБ РФ — особое спецподразделение, основные задачи которого — силовые операции по предотвращению террористических актов, освобождение заложников и т. д.
Кроме того, бойцы «Альфы» участвуют и в других операциях ФСБ особой и повышенной сложности, действуют в «горячих точках», в Чечне, Дагестане, Ингушетии и др.
Аналогичные по сути спецподразделения антитеррора имеются во многих странах, но наша «Альфа» известна как одно из самых эффективных, профессиональных и опытных силовых подразделений в мире.

•••
29 июля 1974 года Председателем КГБ при Совете Министров СССР Ю. В. Андроповым был подписан приказ № 0089 / ОВ («Особая важность») об изменении в штатах Седьмого управления и утверждении Положения о Группе «А». Эта дата является официальным днем рождения спецподразделения. Решение о его создании было принято после теракта на Мюнхенской Олимпиаде в 1972 году.
Первый состав Группы «А» (А.И. Алуценко, А.С. Афанасьев, В.М. Багров, А.И. Баев, Н.В. Берлев, В.Н. Ванькин, В.С. Виноградов, С.А. Голов, М.В. Головатов, В.П. Емышев, Г.Е. Зудин, Ю.А. Изотов, В.С. Кисленков, С.Г. Коломеец, П.Ю. Климов, С.И. Коптев, Г.А. Кузнецов, Д.А. Леденёв, А.М. Лопанов, А.М. Молоков, В.С. Мочалкин, В.М. Панкин, А.Н. Савельев, А.И. Симонов, В.И. Филимонов, В.М. Федосеев, А.А. Цымбалюк и Е.Н. Чудеснов.)
•••
Изначально созданная для предотвращения угонов самолетов и освобождения заложников, Группа «А» постепенно преобразовалась в мощную структуру по борьбе с терроризмом во всех его проявлениях. Как показали дальнейшие события, рождение «Альфы» стало нужным, своевременным и адекватным вызовом современным террористическим угрозам.
Быть зачисленным в группу могли только офицеры КГБ. Критерии отбора — самые жесткие. Первый состав «Альфы» набирался из сотрудников, годных для службы в Воздушно-десантных войсках. Учитывались физические данные и достижения в различных дисциплинах. Особое внимание уделялось морально-деловым качествам и психологической выносливости. Причем, формирование группы осуществлялось только на добровольной основе.
Первоначально Группа «Альфа» насчитывала тридцать человек. Место «прописки» — Служба охраны дипломатических представительств (ОДП) Седьмого управления КГБ СССР. А к моменту развала Советского Союза численность Группы «А» с учетом региональных подразделений составила уже пятьсот человек.
Информация о ней стала достоянием широкой общественности лишь только в 1991 году. До этого спецподразделение было совсекретным. С подачи журналистов подразделение окрестили «Альфой». После ГКЧП оно было передано в состав Управления охраны при Аппарате Президента СССР, а затем в Главное управление охраны (ГУО) России.

С 1970-х годов на вооружение «Альфы» находятся уникальные образцы оружия и спецсредств, которые неизменно и постоянно пополняются самыми лучшими современными образцами военной и оружейной техники. Бесшумные пистолеты, винтовки и автоматы (в том числе способные стрелять под водой) — все изготовлены по специальным заказам. Сотрудники группы используют бронежилеты из титана и кевлара, а также пуленепробиваемые сферы — шлемы с забралом и устройством индивидуальной связи.
Большинство сотрудников «Альфы» умеют водить все виды автомобилей, все виды бронетехники, имеют альпинистскую и водолазную подготовку, умение владеть психологической выдержкой. Многие из них имеют навыки летной подготовки. Все это призвано решать главную задачу — сохранение жизней людей, оказавшихся заложниками в руках террористов.
На основе мирового и собственного богатейшего опыта в «Альфе» разработана и применяется собственная тактика ведения спецопераций (например, план «Набат»), помогающая обеспечить успех даже в самых трудных ситуациях.
В настоящее время структура Управления «А» включает:
• Штаб
• 5 отделов (Один отдел постоянно находится в командировке в Чечне)
• Региональные отделы и службы спецназначения.
За самоотверженность, мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга, более пятисот сотрудников отмечены государственными наградами. Двум офицерам Группы «А» присвоено звание «Герой Советского Союза»: генерал-майору Виктору Карпухину и генерал-майору Геннадию Зайцеву. Восемь сотрудников «Альфы» являются Героями России. Это младший лейтенант Геннадий Сергеев (посмертно), полковник Анатолий Савельев (посмертно), майор Владимир Ульянов (посмертно), майор Юрий Данилин (посмертно), полковник Сергей Дяченко, полковник Валерий Канакин, майор Александр Перов (посмертно), полковник Андрей Кумов.
По многим показателям Группа «А» является одним из лучших подразделений в мире по борьбе с терроризмом. Свидетельство тому — сотни проведенных ее сотрудниками уникальных операций. Установленное в 1974 году боевое дежурство не прекращается ни на минуту. В этом году «Альфе» исполнится 39 лет.
•••
Боевые заповеди «Альфы».
1. Пот экономит кровь.
2. Объем бицепса на скорость полета пули не влияет.
3. Пистолет — лишь рабочий инструмент, оружие — ты сам.
4. Приводить к нормальному бою нужно не оружие, а голову сотрудника.
5. Основная ценность подразделения антитеррора — это инструкторы. (Подпись: Инструкторы)
6. Если на этапе отбора допущена ошибка, обучение не имеет смысла 7. У экипировки, как у жизни, — нет цены.
8. Побеждает не тот, кто стреляет первым, а тот, кто первым попадает.
9. За пробелы в огневой подготовке оценку «неуд» в бою ставит пуля противника.
10. Оружие — не источник повышенной опасности, а ваш друг и рабочий инструмент.
11. Лучшее оружие то, с которым работаешь.
12. Ваши навыки — лучший предохранитель.
13. Уровень стрелка — его худший выстрел.
14. Лучший пистолет — это автомат.
15. Пистолет нужен для того, чтобы добраться до своего автомата, который не нужно было нигде оставлять.
16. Основное средство подготовки подразделения антитеррора — это реалистичный профессиональный тренинг.
17. Темнота — друг подготовленного сотрудника.
18. Боишься применить оружие в толпе? Вставай на лыжи!
19. Ошибки в тактике можно исправить быстрой и точной стрельбой, ошибки в стрельбе нельзя исправить ничем.
20. Будь профессионалом в бою, пусть противник умрет героем.
21. Сила спецназа не в мускулах, а в мозгах.
22. Уничтожить противника — ремесло, а заставить застрелиться — искусство.
23. Все спецназовцы погибли в огневом контакте, а не в рукопашной схватке.
24. Если ты в огневом контакте дошел до смены магазина, значит до этого ты слишком много промахивался 25. Никому еще не удавалось промахнуться настолько быстро, чтобы победить.
26. Основное средство борьбы с террористами — это оружие. Остальное вторично.
27. Эффективный огонь — точный огонь.
28. Ничто не заменит быстрого и точного выстрела.
29. ТЕСТ: Ночь, дистанция 15 м. Цель — голова террориста. Заложник — ваш ребенок. (Ответ: Да — сотрудник / Нет — спортсмен–разрядник)
30. Сотрудник подразделения антитеррора — хозяин каждого своего выстрела.
31. Относись к каждому выстрелу как к единственному.
32. Ты промахнулся? Добро пожаловать! (Подпись: Военная прокуратура)
33. Удачные стечения обстоятельств подкрепляют плохую тактику.
34. Главное качество сотрудника — способность принять осознанное решение и сделать быстрый и точный выстрел в любых условиях и на любых дистанциях ведения действительного огня.
35. Что стоит твоего выстрела — стоит повторного выстрела.
36. Подразделение антитеррора — высшая профессиональная специализация подразделения специального назначения
37. Не нужно быстро разбирать оружие, нужно быстро стрелять из него.
38. Ментальные часы — баланс точности и скорости.
39. Хуже промаха может быть только медленный промах.
40. Нет смысла стрелять быстрее, чем можешь попасть.
41. Ничто так не вдохновляет, как то, что в вас стреляли и не попали.
42. Лучше один раз попасть из ПМ, чем два раза промахнуться из Glock.
43. Курс стрельб к гробу сотрудника не прибьешь.
44. Денег, информации и патронов много не бывает.
45. Если хулигану на дистанции 10 метров одновременно попасть в одно колено пулей 5,45 мм, а в другое 7,62 мм, то разницы он не заметит.
46. Победить и выжить, чтобы победить снова.
47. Спецназ — качество, а не количество.
48. Эффективное подразделение антитеррора нельзя создать по команде — нужны десятилетия.
49. Люди важнее техники.
50. Сотрудник — оружие — экипировка — средства индивидуальной защиты и связи — равнозначные элементы боевого комплекта.
51. В рукопашной схватке побеждает тот, у кого больше патронов.
52. Вы выше всех непосвященных, совершенствуйтесь, чтобы быть первыми среди знающих.
53. Отправляя бойцов на войну неподготовленными, мы предаем их (Конфуций).
54. Военная наука требует смелости и присутствия духа, одаренности, неугасающей гениальности, неустанного изучения и впитывания опыта всех областей военного дела (Маршал Франции Себастьен де Вобан).
•••
Некоторые операции
• 28 марта 1979 года — Москва, посольство США.
Психически ненормальный житель города Херсона Юрий Власенко в сопровождении второго секретаря посольства США Р. Прингла прошёл в консульский отдел и потребовал незамедлительного выезда за рубеж. В случае отказа он пригрозил привести в действие самодельное взрывное устройство. Переговоры, которые вел с террористом командир Группы «А» Г. Н. Зайцев, а затем его заместитель Р. П. Ивон, не привели к положительному результату. По приказу председателя КГБ Ю. В. Андропова было применено оружие — майор С. А. Голов произвел выстрелы из бесшумного пистолета, однако террорист все-таки смог привести в действие взрывное устройство и вскоре скончался от полученных ран.
• 27 декабря 1979 года — Кабул, Афганистан.
В составе нештатной боевой группы «Гром» (24 человека) сотрудники подразделения вместе с бойцами ОСН «Зенит» Первого Главного управления КГБ СССР (30 человек) осуществили в районе Дар-уль-Аман захват Тадж-Бека, он же дворец Амина. Активную поддержку спецназу КГБ оказали «мусульманский батальон» ГРУ и 9-я рота десантников 345-го отдельного полка ВДВ под командованием старшего лейтенанта В. А. Востротина. Эта операция считается лучшей операцией «Альфы». Старшими подгрупп были: О. А. Балашов, С. А. Голов, В. П. Емышев и В. Ф. Карпухин. Общее руководство осуществлял заместитель командира Группы «А» майор М. М. Романов. Командир «Зенита» — Я. Ф. Семенов.
Одновременно с проведением операции «Шторм-333» бойцы спецподразделения были задействованы вместе с десантниками для захвата стратегически важных объектов, расположенных в разных частях афганской столицы — царандоя (МВД), штаба ВВС и центрального телеграфа. Кодовое название всей операции в Кабуле по смене власти — «Байкал-79».
• 19 ноября 1983 года — Тбилиси.
Самолет Ту-134 А, следовавший по маршруту Тбилиси — Ленинград с 57 пассажирами на борту и 7 членами экипажа, был захвачен группой «золотой молодежи» из 7 человек. В ходе налета ими убиты летчики З. Шарбатян и А. Чедия, стюардесса В. Крутикова и двое пассажиров. Получили тяжелые ранения и остались инвалидами штурман А. Плотко и бортпроводница И. Химич. Требование бандитов: взять курс на Турцию. В ходе перестрелки в пилотской кабине и организации аэродинамических перегрузок летчикам удалось отбить атаку террористов, убив одного из них, и заблокировать дверь. Командир корабля А. Гардапхадзе посадил лайнер в аэропорту г. Тбилиси. 19 ноября самолет освобожден в ходе комбинированного штурма, предпринятого сотрудниками Группы «А» (старший — Г. Н. Зайцев). Никто из пассажиров не пострадал. Группы захвата возглавляли М. В. Головатов, В. В. Забровский и В. Н. Зайцев.
• 1985 — 1986 годы.
Силовой захват двенадцати агентов, завербованных иностранными разведками.
• 1-4 декабря 1988 года — Орджоникидзе — Минеральные Воды — Тель-Авив.
Банда из четырёх человек (главарь — рецидивист П. Якшиянц, В. Муравлёв, Г. Вишняков и В. Анастасов) захватила пассажирский автобус ЛАЗ-687, в котором, после экскурсии в типографию, возвращался 4-й «Г» класс школы № 42 вместе с учительницей Н. В. Ефимовой. Террористы перегнали автобус в аэропорт Минеральных Вод, где их опередила вылетевшая из Москвы Группа «А». В ходе изнурительных переговоров, которые почти семь часов по рации вел Г. Н. Зайцев,ему удалось договориться о личном контакте с ними Шереметьева Евгения Григорьевича, сотрудника УКГБ по Ставропольскому краю. В результате уже его (Шереметьева) шестичасовых личных, с риском для жизни, переговоров с бандитами, все дети (тридцать человек), учительница и водитель были отпущены, а вместо них заложником остался Евгений Шереметьев, которого бандиты перед самым вылетом в Израиль, тоже отпустили в обмен на два миллиона иностранной валюты.
После того как по каналам МИДа Израиль, с которым тогда не поддерживались дипломатические отношения, дал «добро» на выдачу преступников, транспортный самолет Ил-76 Т (RA-76519) (командир экипажа А. Божко) взял курс на Ближний Восток. По прилете в аэропорт «Бен-Гурион» бандиты были арестованы. Сотрудники Группы «А» во главе с Г. Н. Зайцевым, прибывшие следом, после достигнутого компромисса о неприменении в отношении террористов высшей меры наказания (на чём настояла израильская сторона) депортировали банду Якшиянца в Советский Союз.
• Август 1990 года — Ереван, Армянская ССР.
Бойцы «Альфы» принимали участие в нейтрализации особо опасной вооруженной группы — банды Серого. В ходе операции три уголовника были уничтожены, двое ранены, шестеро задержаны.
• 11-15 августа 1990 года — Сухуми, Абхазская АССР.
22 сотрудника Группы «А» под командованием полковника В. Ф. Карпухина, а также 31 боец учебного батальона спецназа («краповые береты») ОМСДОНа им. Ф. Э. Дзержинского были срочно переброшены в Сухуми, где 75 уголовников захватили заложников и изолятор временного содержания. В ходе переговоров главари выдвинули требование: предоставить им микроавтобус РАФ, чтобы они могли выехать за пределы ИВС, в горы. Когда вооруженные бандиты вместе с заложниками погрузились в микроавтобус, группа захвата начала операцию по их обезвреживанию.
Одновременно две группы начали штурм изолятора. За считанные секунды преступники в РАФе были обезврежены, заложники освобождены. Бандиты в изоляторе после недолгого сопротивления также сдались. Во время операции легкое ранение получили сотрудник «Альфы» И. В. Орехов и один из бойцов «Витязя». Эта специальная операция не имеет аналогов в отечественной и в мировой практике применения подразделений спецназа для освобождения захваченных бандитами заложников в учреждениях уголовно-исполнительной системы.
• 5 декабря 1992 года — Москва, Аэропорт «Внуково».
Освобождение 347 пассажиров рейса Минеральные Воды — Москва, захваченных террористом-одиночкой Захарьевым.
• 14-19 июня 1995 года — Будённовск.
В город на двух КамАЗах ворвалась хорошо вооруженная группа Ш. Басаева. Боевики захватили городскую больницу с медицинским персоналом и пациентами, включая рожениц и матерей с грудными детьми. Утром 17 июня в исключительно тяжелых условиях сотрудники «Альфы» предприняли штурм больницы. Террористы, выставляя у окон заложников, стреляли из-за их спин, что свело на нет успешность штурма. Позже Басаев связался по мобильному телефону с 1-м Председателем Правительства Российской Федерации В. Черномырдиным. Согласно достигнутой договоренности, террористам был обеспечен коридор. Бойцы группы «Альфа», ведущие бой в здании больницы, получили приказ отступить.
Офицер «Альфы» Константин Никитин, участник штурма, так прокоментировал эти события: «Допустим, что «Ашники» всё же вошли бы в больницу и вышли на второй этаж. Трудно даже предположить, как бы они выполняли задачу дальше, когда пространство между террористами и бойцами группы антитеррора забито заложниками. От чьих пуль больше бы пострадали они, и что бы началось, какая паника и сумятица в этой мясорубке?»

Захватив с собой 123 заложника, боевики погрузились в автобусы и колонной направились в сторону Чечни. Недалеко от горного селения Зандак все заложники были освобождены. В результате акции чеченских боевиков в Будённовске погибло 130 мирных граждан, 18 работников милиции, 18 военнослужащих, включая трех сотрудников «Альфы» — майора Владимира Владимировича Соловова, лейтенантов Дмитрия Валерьевича Рябинкина и Дмитрия Юрьевича Бурдяева. Свыше 400 человек получили ранения различной степени тяжести. В заложниках находились около 2 тысяч человек. Старший — командир «Альфы» генерал-лейтенант А. В. Гусев. Эта операция до сих пор считается самой неудачной у подразделения.
• 14 Октября 1995 года — Москва, Васильевский спуск.
В непосредственной близости от Кремля мужчина в маске, вооруженный пистолетом ПМ, проник в автобус «Мерседес» с 25 южнокорейскими туристами и объявил их заложниками. В случае невыполнения условий преступник угрожал взорвать автобус. В 20 часов сотрудники спецназа ФСБ заняли исходные позиции. Старший — командир «Альфы» генерал-лейтенант А. В. Гусев. С преступником велись длительные переговоры, в которых участвовал мэр Москвы Юрий Лужков. Около 22 часов террорист освободил всех удерживаемых женщин и трех мужчин. В 22.38 по команде руководителя операции директора ФСБ М. И. Барсукова начался штурм. Террорист открыл огонь из пистолета и был убит. Никто из заложников не пострадал.
• 19-20 декабря 1997 года — Москва, посольство Швеции. Захват террористом в заложники шведского дипломата.
Вооруженный пистолетом и гранатой террорист С. Кобяков захватил в автомобиле «Вольво» шведского торгового представителя Яна-Улофа Нюстрема. В результате переговоров тот был освобожден, а его место занял полковник А. Н. Савельев, предложивший себя в заложники. После того, как у него случился острейший сердечный приступ, приведший в итоге к смертельному исходу, было решено незамедлительно начать активную фазу операции. В результате перестрелки преступник был уничтожен. Посмертно начальник штаба Группы «Альфа» полковник Анатолий Николаевич Савельев удостоен звания Героя России.
• 8 марта 2005 года — Толстой-Юрт, Чечня.
Ликвидация лидера Ичкерии Аслана Масхадова. Операция по задержанию лидера сепаратистов, а также его ближайшего окружения планировалась долго и тщательно. В начале марта 2005 года была получена информация, позволяющая определить адрес, где скрывается лидер ЧРИ со своей охраной. Несмотря на все ухищрения боевиков, бункер с лидером сепаратистов был обнаружен. Находившимся в нём боевикам было предложено сдаться, на что они ответили категорическим отказом. После чего оперативно-боевые группы Центра провели мероприятие по их задержанию, ликвидировав Масхадова.
• 26 ноября 2006 года — Хасавюрт, Республика Дагестан.
Ликвидация представителя «Аль-Каиды» и главаря всех иностранных боевиков, одного из руководителей и финансистов «джихада» в Чечне и в сопредельных регионах Абу Хавса (настоящее имя — Фарис Юсейф Умейрат). Вместе с ним были уничтожены четверо боевиков. Силовая фаза операции началась с того, что на рассвете одна из групп намеренно обнаружила себя. Двоих боевиков тут же уничтожили снайперы. По воротам был произведен выстрел из гранатомета, а вслед за этим на бронированном автомобиле КамАЗ ворвалась штурмовая группа. Остававшиеся в живых боевики заняли оборону. Предложение сдаться они отвергли. Операция была закончена через полчаса, победой спецназа «Альфы».
• Май 2009 года и по настоящее время.
Проведение специальных операций на территории Северного Кавказа в составе оперативно-боевых групп Центра специального назначения ФСБ России.

В качестве иллюстрации к посту использованы снимки из календаря Управления «А» ЦСН ФСБ России за 2013 год

Карпухин Виктор Фёдорович
27.10.1947 — 24.03.2003
Герой Советского Союза

Даты указов

28.04.1980 Медаль № 11433

Памятники

В Москве на Николо-Архангельском кладбище

В Москве на Николо-Архангельском кладбище (вид 2)

В Москве на Николо-Архангельском кладбище (вид 3)

Предыдущая

Карпухин Виктор Фёдорович — командир подгруппы специального подразделения «Гром» Группы «А» («Альфа») 7-го Управления КГБ СССР в спецоперации «Шторм-333», капитан.
Родился 27 октября 1947 года в городе Луцк ныне Волынской области (Украина) в семье военнослужащего. Русский.
В рядах Вооружённых Сил СССР с 1966 года. В 1969 году окончил Ташкентское высшее военное танковое командное училище, и был направлен для дальнейшего прохождения службы в Пограничные войска КГБ СССР: занимал различные командные должности в Московском высшем пограничном командном училище, от курсового офицера до командира роты учебно-боевых машин. С 1974 года обучал первый состав только что созданного спецподразделения КГБ (Группа «А»), руководимого Героем Советского Союза В.Д. Бубениным, вождению боевых машин и стрельбе из вооружения, установленного на бронетехнике.
В сентябре 1979 года принят на службу в Группу «А» («Альфа») 7-го Управления КГБ СССР, где прошёл путь от заместителя командира 4-го отделения до руководителя «Альфы». За этот период неоднократно руководил и лично участвовал в различных оперативно-боевых мероприятиях и специальных операциях, в том числе в штурме дворца «Тадж-Бек» (резиденция главы Афганистана Хафизуллы Амина) в столице Республики Афганистан — городе Кабуле 27 декабря 1979 года.
В тот день, в 18 часов 25 минут, когда начался штурм этой хорошо охраняемой цитадели, БМП Карпухина, преодолев крутой серпантин дороги вокруг холма, на котором был выстроен дворец Амина, первой прорвалась к «Тадж-Беку». Спешившись, В.Ф. Карпухин и его подчинённые открыли прицельный огонь по афганцам, силуэты которых хорошо виднелись в оконных проёмах дворца, дав тем самым возможность остальным бойцам своей подгруппы десантироваться. Это позволило быстро проскочить под стены и прорваться на первый этаж.
Результатом таких стремительных и грамотных действий стало то, что штурм, считавшегося неприступным, «Тадж-Бека», имевшего стены 2-метровой толщины и располагавшего 2,5-тысячной охраной, длился 40 минут. Спецназовцы КГБ потеряли убитыми 5 человек (в их числе командира спецподразделения «Зенит» полковника Г.И. Бояринова). Во время этого жестокого боя, когда почти все бойцы «Грома» и «Зенита» были ранены, Карпухин В.Ф. не получил ни одной царапины.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1980 года «за мужество и отвагу, проявленные в специальных боевых операциях» капитану Карпухину Виктору Фёдоровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая звезда» (№ 11433).
По окончании Высшей школы КГБ СССР, с 1984 года он заместитель начальника Группы «А». Участвовал в освобождении заложников в Тбилиси, Баку, Ереване, Степанакерте, Саратове. Вместе с «Альфой» прошёл все «горячие точки» на территории СССР.
В 1988-91 годах В.Ф. Карпухин возглавлял Группу «А» («Альфа») 7-го Управления КГБ СССР. В августе 1990 года «альфовцы» Карпухина вместе с бойцами Группы «Витязь» освободили заложников из сухумского следственного изолятора. Эта специальная операция, как и штурм дворца Амина, золотыми буквами вписана в историю легендарного подразделения антитеррора. После событий в Москве, 19-21 августа 1991 года, генерал-майор В.Ф. Карпухин в запасе.
С 1991 года по 1992 год — руководитель Службы безопасности Президента Казахстана Назарбаева Н.А. После чего, с 1992 года работал в сфере частного детективного бизнеса, и с этого же времени — председатель правления Ассоциации ветеранов войны в Афганистане. Член Комитета Торгово-промышленной Палаты РФ по безопасности предпринимательской деятельности. Возглавлял крупную некоммерческую структуру «Росфонд». Вёл активную общественную деятельность, направленную на оказание помощи ветеранам боевых действий в Афганистане и Чеченской Республике. Тесно взаимодействовал с действующими сотрудниками органов безопасности, передавая им свой боевой и жизненный опыт.
Герой Советского Союза, генерал-майор запаса В.Ф. Карпухин скоропостижно скончался в ночь с 23 на 24 марта 2003 года от обширного инфаркта в 5-м вагоне, девятого купе поезда «Минск-Москва», возвращаясь из столицы Белоруссии с юбилейных торжеств белорусского Союза ветеранов войны в Афганистане. Похоронен 27 марта 2003 года в Москве, на Николо-Архангельском кладбище.
Награждён орденом Ленина, орденом Красного Знамени, медалями, нагрудным знаком «Почетный сотрудник госбезопасности».
10 февраля 2009 года в городе Луцке Волынской области Украины состоялось торжественное открытие мемориальной доски воину-интернационалисту, Герою Советского Союзу, одному из командиров легендарной группы «Альфа», генерал-майору Виктору Карпухину. Доска установлена по случаю Дня чествования участников боевых действий на территории других государств по инициативе воинов-интернационалистов Волыни и Международной ассоциации ветеранов подразделений «Альфа» на улице Воинов-интернационалистов, дом № 1.

Дополнительные материалы о В.Ф. Карпухине, стихи, посвящённые памяти Героя и фотографии его надгробного памятника любезно предоставлены на сайт «Герои страны» Александром Григорьевичем Карпухиным (город-герой Москва).

«Я солдат, моё дело не удивляться, а воевать», —
В.Ф. Карпухин
Для действующих сотрудников и ветеранов спецслужб декабрь – это особый месяц. 20 декабря на протяжении многих десятилетий отмечается «день чекиста», 27 декабря – день памяти погибших в Афганистане. Обе этих даты связаны с судьбой государства, которого уже нет на политических картах ХХI века, но которое живо в памяти миллионов человек, служивших ему верой и правдой, — это Союз Советских Социалистических Республик. Сегодня на страницах журнала «Воинское братство» боевые друзья и сослуживцы вспоминают человека и командира, целиком отдавшего свою жизнь Отечеству.
Герой Советского Союза, генерал-майор, командир группы «А» 7-го Управления КГБ СССР 1988-1991 г.г. Виктор Фёдорович Карпухин для миллионов соотечественников уже при жизни стал человеком-легендой, образцом воинской храбрости и беззаветной преданности Родине. Яркий, незаурядный человек, первый Герой Советского Союза, удостоенный этого звания в составе Группы «А» за личное мужество и героизм при проведении спецоперации – захват президентского дворца Хафизулы Амина «Тадж-Бек» (Афганистан) 27 декабря 1979 года. В.Ф. Карпухин возглавлял штурмовую подгруппу и первым сумел выполнить поставленную командованием задачу в условиях жесточайшего боя.
Вспоминает участник штурма Дворца «Тадж-Бек», ветеран Группы «А» Берлев Николай Васильевич:
«Он был приглашён в Группу «А» в августе 1979 года. Однако приметили его раньше. Геннадий Николаевич Зайцев, тогда командир Группы, беседовал с ним еще весной, где-то в мае. Его приняли в качестве инструктора по вождению боевой техники. Он был мастером вождение тяжёлых машин. Лучше Карпухина я не встречал, хотя со многими приходилось в этом плане соприкасаться. Витя показывал чудеса вождения машин всех типов! В любую, что длиннее десяти метров, он садился как в «Жигули»! В подразделении он проводил с нами занятия, и все бойцы Группы «А» прошли через его руки. И то, что нас спасло позже, при штурме дворца Амина, — это заслуги В.Ф. Карпухина.
Мы прилетели в Афганистан 24 декабря. Из Баграма — в посольство. Там переоделись в афганскую форму и ночью выдвинулись на позицию, ожидая удобного момента. Амин во дворце не появлялся. Только вечером 27-го числа, он прибыл во дворец. Около 18 часов выдвинулись на позицию, ожидая команду к штурму. Ну, думаю, попали мы под раздачу по полной! Наша группа уже находилась в БМП, ожидая команду к штурму. Вот-вот трогаться. Вдруг открывается люк, появляется Карпухин. Я сидел, Саша Плюснин и Леша Баев. Карпухин Алексея за руку вытаскивает: «Иди туда!» (В другую машину). Я говорю: «Ты что? Зачем это делаешь?» — «Чтобы жёны на могилу вместе ходили», — отвечает. Ничего себе обрадовал! Пошутил! Прошло 20-30 секунд, и машины двинулись. Мы приступили к штурму.
Опять же. Накануне штурма Виктор говорит: «У нас не хватит боеприпасов. Пошли со мной!» Подходим к десантникам. Рота там. Востротин, старший лейтенант, командир. С усиками, невысокого росточка, худенький. Ну, Витька — такой, он может у цыгана цыганку выпросить. Взяли у него магазинов к автоматам, гранат он нам дал, доукомплектовались. У нас мало было. И не хватило бы нам. И Валера Востротин подарил небольшой приёмник с магнитофоном. Позже в БМП Карпухин включил его на запись. Есть такая запись. Едем. Бьёт по броне, как комары о стекло, как горох. Пули, осколки. Это — уже историческая запись. Он сел вместе с экипажем, рядом и со стрелком, и с водителем-механиком, и практически всем управлял. Когда в момент выдвижения к дворцу в условиях боя водитель-механик что-то дрогнул и остановился. Он как дал ему такого крепкого слова, что БМП соскочила с места, как ужаленная! И это помогло нам попасть в мёртвую зону стрельбы у подъезда, через который происходил штурм. Виктор — это единственный человек, который довёл машину до цели. Не механик, а Карпухин. Не дойди наша машина, штурм дворца был бы полностью сорван. И нас бы там всех перебили.
Во-первых, он был кадровый боевой офицер. Мы тонкостей военного дела, будучи работниками КГБ СССР до прихода в подразделение, не знали так, как их знал Карпухин. В этом его отличие и сила. Во-вторых, характер. Витя – человек бесстрашный. У него был характер бойца, железный. Он руководил машиной и боем. Одна машина дошла. И кто бы там что ни говорил. Все остальные остановились на поле видимости, и они все были поражены огнём противника.
Предварительно команды были: заходить во дворец с разных сторон. Но, когда группа «Зенит» попыталась сунуться через первые этажи с другой стороны, то у них не получилось из-за зарешеченных окон. Поэтому участники штурма пробирались только через один подъезд. Во дворец первая нога вступила наша. В это время вокруг был просто шквал пуль, осколков… Все горит, как будто электросварка! Карпухин говорит: «Вперед!» — как встали, так и побежали по первому этажу. Первым – Саша Плюснин, за ним — Витя и третий я.
Когда мы пробежали во дворец, бросили гранаты, началась паника. Они закричали: «Амин! Амин!» — и побежали в разные стороны. Так получилось, что у меня оказался простреленным магазин автомата. Я задержался, а Виктор и Саша проскочили на второй этаж по лестнице. Установка была такая: «Зенит» блокирует первый этаж, а мы любыми путями должны были проскочить на второй. Продвигаясь по этажу, открывали двери, бросали гранату и давали автоматную очередь. Там же у стойки мы увидели Амина в адидасовской маечке с голубой каёмочкой и белых трусиках. Он лежал уже смертельно раненным. Потом начали подтягиваться ребята.
На всю операцию ушло минуты сорок две.
Закончился бой. Тут распороли и мне рукав, майку, Виктор замотал рану. Я говорю: «Карпухин! Сюрприз есть!» Он: «Какой?» — «У меня в машине две бутылки водки в ранце лежит». Он: «Давай!» Я подошёл, нету! — «Витя, водку украли!» Он хватает сержанта: «Отдай! Застрелю!» Сели. Выпили. А со всех сторон человек сорок афганцев ползёт. Сбились в углу, как овцы. С дисками, автоматами, почему-то в наволочках. А нам уже и жалко их… Кто-то сказал, чтобы никого живых.., а я говорю: «Не надо — их революция».
Чувствую, как будто язык отнялся, голова гудит. Похоже на контузию от взрывов, стрельбы… В здании там так хлестало по ушам, что… И у меня как бы щелчок затвора автомата в голове слышится. Всплывает картинка: когда мы забежали на первый этаж к лифту, Виктор впереди, а в нём гвардеец Амина автомат на нас направил. И дверь закрывается, осталось сантиметров двадцать. И Виктор успел туда сунуть гранату. Рвануло! Дверь заклинило… А в голове у меня тот щелчок! Вот я и догадался, откуда: подошли к лифту, достал автомат гвардейца, передернул: «Карпухин, смотри!» — в нём не было ни одного патрона. Он сделал спуск, а патроны кончились. Это нас спасло. Если бы так не произошло, то второй раз бы всё заглохло, и никто бы там никакого штурма не провёл. Вот вам — роль В.Ф. Карпухина!
С детства Виктор Карпухин, младший сын боевого офицера, прошедшего все войны и вооружённые конфликты 30-х и 40-х годов ХХ столетия, мечтал о карьере военного, а с середины 70-х годов вся его жизнь была связана с подразделением антитеррора КГБ СССР — Группой «А». В ней был смысл его жизни. Для своих подчинённых В.Ф. Карпухин стал не просто командиром, а авторитетным старшим товарищем и другом, пройдя путь от рядового сотрудника до руководителя подразделения.
Вспоминает ветеран Группы «А» полковник Михайлов Александр Владимирович:
«Лично для меня «Фёдорыч», как мы нежно называли В. Карпухина, был настоящим мужиком по жизни — всегда. Не любил ехидства, наушничества, сомнительных полунамёков в разговоре, хитрецы во взаимоотношениях. Его уважали, ценили и любили за искренность, чуткость к сослуживцам, за помощь, которую он предлагал практически по всем вопросам. Будучи руководителем Группы «А», при проведении спецоперации, поощрял инициативу, смекалку, давал свободу мышлению и, конечно же, доверял. И кто знает, если бы в Сухуми Виктор Фёдорович (в который раз!) не взял всю ответственность за последствия штурма на себя, состоялась ли вообще эта операция!
Рисковый, где-то бесшабашный, он для меня был настоящим Героем, Героем Советского Союза! И звезду он свою получил не в теплом кабинете, а на поле брани…»
* * *
Родился Виктор Карпухин 27 октября 1947 года в городе Луцке на Западной Украине, куда после Победы был направлен его отец Фёдор Филиппович для борьбы с бандформированиями. Там молодой парнишка из военного городка и пристрастился к оружию и военной технике. В 1966 году В.Ф. Капрухин поступил в Ташкентское высшее танковое училище, окончил его с отличием, получил направление в Московское пограничное училище имени Моссовета. Прошёл путь от курсового офицера до командира роты боевых машин. С 1974 года, со времени создания подразделения, обучал первый состав Группы «А» вождению боевой техники. В составе «Альфы» — с августа 1979 года. С 1984 года – заместитель начальника Группы «А».
Участвовал в разработках и проведении операций по освобождению заложников в Тбилиси, Баку, Ереване, Степанакерте, Саратове, Сухуми … Вместе с «Альфой» прошел все «горячие точки» на территории СССР. После проведения уникальной операции по освобождению заложников в следственном изоляторе Сухуми (август 1990) года Карпухину В.Ф. присвоено звание генерал–майора. Пользовался непререкаемым авторитетом и уважением у собратьев по оружию.
* * *
Вспоминают ветераны Группы «А» Игорь Владимирович Орехов и Александр Валентинович Ларин:
А.В. Ларин:
— К В.Ф. Карпухину мы всегда тянулись, чувствуя его человечность. Беззаветно любил технику. Все, что находилось на колесах, у него было любимое дитя.
И.В. Орехов:
— «Фёдорович» среди командиров, с которыми мне пришлось работать в течение десяти лет, был наиболее любимым, что ли. Если к Г.Н. Зайцеву мы относились с определённым пиететом, уважали. То Виктор Фёдорович был, конечно, не «рубаха парень», у него «пуговички то всё время на застёжечках были», но само общение с личным составом складывалось настолько легко, что каждый мог с ним раскрепоститься, говорить о своих проблемах.
Саша сказал о боевой технике. Действительно, он её очень любил. На нём лежала ответственность за всю технику, которая тогда была в подразделении. Карпухин чётко подходил к подбору механиков-водителей в каждом отделении, и не допускал, чтобы техника стояла. Знаете, как бывает у командиров — вот стоит у меня где-то про запас, и, не дай бог, сломается. А у этого не так. Мы на дежурство выходили: знаем — Карпухин на месте (руки потираем!), значит, сегодня будет выезд! Хотя это было проблематично. В то время по Москве гонять на БТРе! Но и простаивать ему было нельзя. Выезжали на старую еще МКАД и кружочек делали.
А. В. Ларин:
— Выезжали из центра Москвы потихонечку, аккуратно. БТР был без номеров, украдкой, какими-то улочками. Доставали сами и горючее для него, тогда были трудности с топливом. Лишь бы только выехать. А Виктор Фёдорович всегда эти выезды поощрял.
И.В. Орехов:
— А в людях он чувствовал техническую жилку. Одним из его любимых водителей был Женя Первушин. Который добивался такой «ювелирной» работы, что заезжал задним ходом в узкие ворота, где по бокам БТРа — по спичечному коробку, ногами вращая руль. И с поворотом одновременно! Все ребята, которые мастерски владели бронетехникой, были во многом обязаны Виктору Фёдоровичу. В.Ф. Карпухин в то время был командиром отделения, однако никогда не отказывал командирам других отделений, чтобы поработать с их личным составом.
А.В. Ларин:
— Не кичился никогда тем, что он — командир, а мы — подчинённые. Отношения строились на понимании и человечности.
И.В. Орехов:
— И вообще, многие операции стали заслугой В.Ф. Карпухина. Виктор Фёдорович всегда был настроен на штурм. И это нам нравилось. Мы знали, что раз мы с Карпухиным, значит, будет работа, и будет результат! Так случилось и в Саратове в мае 1989 года, когда мы штурмовали квартиру с людьми, попавшими в заложники, и в Сухуми в 1990 году. Характерной чертой В.Ф. Карпухина было принятие решения на себя. Он знал: люди настолько подготовлены, что могут самостоятельно действовать по ситуации. И мы старались его не подвести.
А.В. Ларин:
— В командировках всегда мог организовать нормальные условия быта. Так и в Баку было в 1989 году.
И.В. Орехов:
— С одним командиром приезжаешь, он говорит: «Ну, вы тут все — майоры, капитаны. Как хотите, так и устраивайтесь». А другой, наоборот, придёт, скажет: «Так, первое отделение, вы вот здесь размещаетесь, питание организовано так то…»
И с парашютом Карпухин был первый. У меня даже фотографии есть, где мы под Чеховым. Когда сказали, что с весом более ста килограммов не прыгают. — «Как не прыгают?» — тут же у кого-то нашёл парашют, надел его на себя и пошёл в самолёт. И пошутить любил, и пример показать.
* * *
Лёгких дней службы не было никогда, однако самыми трудными для генерала Карпухина стали 90-е годы. Именно тогда ему вместе с бойцами «Альфы» пришлось испытать предательство и политическую безответственность тех руководителей государства, кто посылал элиту спецназа, верную Присяге, на войну с собственным народом. В августе 1991 года из-за неумелых, амбициозных действий ГКЧП страна была на грани гражданской войны. Именно тогда В.Ф. Карпухин принял самое главное в жизни решение: не следовать устному требованию руководителей ГКЧП о штурме «белого дома», а, выслушав мнение подчиненных, отказаться от его выполнения. Этим поступком были спасены жизни многих тысяч граждан нашего Отечества. И страна трудным, порой трагическим, но мирным путем прошла пик революционного кризиса, что редко бывает в истории, избежав политическую и экономическую изоляцию «холодной» войны, а, возможно и «горячей». В ответ Родина «щедро» наградила боевого генерала увольнением из подразделения и отставкой на долгие 12 лет.
* * *
Из интервью В.Ф. Крапухина корреспондентам » Литературной газеты» Дмитрию Беловецкому и Сергею Богуславскому 24 августа 1991 года:
— Виктор Фёдорович, вы знали, что в стране готовится переворот?
— Нет, не знал. Впервые услышал о том, что произошло 19 августа утром. Я был вызван к руководству КГБ и лично от Крючкова получил приказ силами своего подразделения арестовать Ельцина.
— Вас не удивил столь странный приказ?
— Я солдат, моё дело не удивляться, а воевать. Мне сообщили, что Горбачёв сильно болен и управлять страной не может, введено чрезвычайное положение.
— Почему же не арестовали?
— Говорю откровенно: порядок стране необходим, но с самого начала я знал, что эти люди управлять государством не смогут. В этой восьмерке нет сильных личностей. Поодиночке они ни на что не способны, только «кучей» они отважились на этот шаг. Поэтому я делал все, чтобы ничего не делать.
— Догадывался ли Крючков, что вы просто не захотели подчиниться?
— Наверное, да. Все руководство КГБ понимало, что отдать приказ, минуя меня, они не смогут. Бойцы моего подразделения выполняют только мои приказы. Отстраняя меня, они сразу «заваливали» переворот. А мы — единственная сила, на которую можно было опереться.
— Вы должны были штурмовать Белый дом?
— Да. Вечером девятнадцатого в Министерстве обороны СССР состоялось закрытое совещание. Вёл его генерал Ачалов, присутствовали Моисеев, Ахромеев, не раз заходил Язов. Участвовали Босов, Корсак, Грачёв и другие генералы. Мне был дан приказ возглавить путч. В моё оперативное подчинение вошли: дивизия ОМСДОНа, московский ОМОН и специальные подразделения трёх управлений КГБ СССР — всего 15 тысяч человек. …Хотелось посоветоваться с кем-нибудь, но я понимал, что могу отсюда просто не выйти. Мне звонил председатель КГБ России Иваненко. Он говорил: «Виктор, не ввязывайся в это дело». Я ответил, что не собираюсь.
…С генералом Лебедем мы объехали все баррикады.
— Каков был план боевых действий?
— В три часа ночи (с 20 на 21 августа) подразделения ОМОНа очищают площадь, с помощью газа и водомётов раскидывают толпу. Наше подразделение выходит за ними… С земли и воздуха, с использованием вертолётов и гранатомётов, и других спецсредств… Мы занимаем дом.
Мои ребята практически неуязвимы. Все длилось бы минут пятнадцать… В этой ситуации всё зависело от меня. Слава богу, у меня не поднялась рука. Была бы бойня, кровавое месиво. Я отказался.
…На базе собрал своих и сказал: «Это безумие… Принимать участия не будем. Из этой восьмерки не верю никому». Я добивался встречи с Крючковым. Он меня не принял. Тогда через заместителя я просил ему передать, что штурмовать отказываюсь, безвинных людей убивать не могу. Ни один мой человек, ни приданные мне части в перевороте не участвовали. А больше было некому. А теперь я же почему-то становлюсь крайним…
…Я всегда говорил, что нечего использовать нас в политических целях. Наша задача — борьба с терроризмом.
…Я здоровый мужик… 26 раз ходил в открытую на автоматы, воевал в Афганистане, получил звание Героя.., а тут ночью пил валидол…
Я не боюсь… Не пропаду: могу шоферить, слесарничать… Обидно… Не жалости я ищу и не оправдываюсь ни перед кем.
Хочу одного: чтоб люди знали – я человек честный.
* * *
24 марта 2003 года не выдержало сердце… Годы досады за несправедливое к нему отношение высшего руководства, профессиональная невостребованность в подразделении, которое было для В.Ф. Карпухина не вторым, а первым домом, — сделали своё роковое дело. По собственному завещанию, командир и после смерти не оставил своих ребят. Он похоронен там же на аллее Славы Николо-Архангельского кладбища.
В памятные даты встречаются ветераны подразделения, и с удивительным теплом и уважением они вспоминают своего командира! Звучат разные истории из прошлой жизни, шутки, запомнившиеся фразы В.Ф. Карпухина… Складывается впечатление, что он здесь, рядом, вместе с ними, налив рюмку, переживает заново лучшие моменты своей жизни, скорбит об ушедших… И каждый раз его ученики и друзья говорят о том, что генерал Карпухин никогда не боялся ответственности, быстро принимал нужные решения, заботился о подчинённых, а они платили ему тем же – готовностью в любую минуту выполнить боевую задачу! Это был настоящий Командир!
Подготовил Александр Карпухин. Ноябрь 2007 г. Для журнала «Воинское братство».
___________________________________
Памяти Карпухина Виктора Фёдоровича
Героя Советского Союза,
генерал–майора,
легендарного командира группы «АЛЬФА»
Я сегодня в слова не играю.
Боль мою разрывает грудь.
Я сегодня опять умираю
оттого, что тебя не вернуть.
Я сегодня душой болею.
Скудный разум мне крутит кино,
как берут за траншеей траншею
те ребята, кто – память давно!
Я сегодня в том фильме вижу,
как иду с ними в общем строю.
И в наушник отчётливо слышу
боевую задачу твою.
Пыль Афгана, дожди Приуралья,
ад Тадж-Бека,* сухумский нерв,
сумгаитская вакханалья –
всё на карту, где козырь – черв!
Карта мастью кровавой ляжет
на сердечную мышцу, дрожа.
И твой тёзка,** качнувшись, скажет:
«Жар в спине не даёт бежать…»
А политик, трясясь, отзовётся, —
дескать спал, и не знала душа,
кто приказ отдавал… И прольётся
боль обиды! Не даст дышать!
А потом будет август и будет
Белый дом в окруженьи людей.
Кровь политиков не остудит.
Жажда власти им выше идей!
Совесть трудный предъявит выбор –
ты военный, и есть приказ.
Но товарищи встанут глыбой:
«Нет гражданской войне! Отказ!»
Понимая ответственность, снова
ты возьмешь на себя удар
честью выстраданного слова.
А в итоге – изгнанья угар…
И потянутся годы досады,
что от детища отлучён.
И немногие встанут рядом –
те, кто к верности приговорён.
Нежность матери, мудрость супруги,
радость дочек, молчанье отца…
Но покоя не ищут руки —
те, что пробовали свинца.
Сердцу новых рубцов добавят
боль Будённовска, Грозного стыд.
Первомайское скорбью сдавит.
И Дубровка заголосит!
А кино, будто рваная рана,
комом в горле, слезой с лица
остановит мельканье экрана
сообщением даты конца…
…Я сегодня в слова не играю…
Боль мою разрывает грудь.
Я сегодня душой крепчаю,
понимая,- тебя не вернуть…
Александр Карпухин. 2003 год.
______________________
* Штурм дворца Амина – «Тадж-Бек» (Афганистан) 27 декабря 1979 года.
** Лейтенант Виктор Шатских погиб в ночь на 13 января 1991 года в г. Вильнюс (Литва)

Карпухин, Виктор Фёдорович

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Карпухин.

Виктор Фёдорович Карпухин

Дата рождения

27 октября 1947

Место рождения

Луцк, УССР

Дата смерти

24 марта 2003 (55 лет)

Принадлежность

СССР

Род войск

Войска КГБ СССР

Годы службы

1966- 1991

Звание

Командовал

Альфа (спецподразделение)

Сражения/войны

Афганская война

Награды и премии

Виктор Фёдорович Карпухин (27 октября 1947 — 24 марта 2003) — Герой Советского Союза, офицер одного из управлений КГБ СССР, командир Группы «А» (Альфа) при 7 управлении КГБ СССР в 1988 — 1991 годах

  • 1 Ранние годы (1947-1979)
  • 2 Служба в группе «А» (1979-1991)
  • 3 Звание Герой Советского Союза
  • 4 Дальнейшая карьера
  • 5 После 1991 года
  • 6 Смерть

Ранние годы (1947-1979)

Родился в семье военнослужающего в г. Луцк УССР. Русский. В Советской Армии с 1966 года. В 1969 году закончил Ташкентское высшее военное танковое командное училище. До 1974 года служил в Пограничных войсках. С 1974 года обучал первый состав только что созданного спецподразделения КГБ (Группа «А»), руководимого Героем Советского Союза В.Д. Бубениным, вождению боевых машин и стрельбе из вооружения, установленного на бронетехнике.

Служба в группе «А» (1979-1991)

В сентябре 1979 года принят на службу в Группу «А» («Альфа») 7-го Управления КГБ СССР, где прошёл путь от заместителя командира 4-го отделения до руководителя «Альфы». За этот период неоднократно руководил и лично участвовал в различных оперативно-боевых мероприятиях и специальных операциях, в том числе в штурме дворца «Тадж-Бек» (резиденция главы Афганистана Хафизуллы Амина) в столице Республики Афганистан — городе Кабуле 27 декабря 1979 года.

Краткое описание событий 27-го декабря 1979-го года:

«В 18 часов 25 минут, начался штурм дворца Амина — «Тадж-Бек». БМП Карпухина, преодолев крутой серпантин дороги вокруг холма, первой прорвалась к зданию. Спешившись, В.Ф. Карпухин и его подчинённые открыли прицельный огонь по вооружённой охране, силуэты которых хорошо виднелись в оконных проёмах дворца, дав тем самым возможность остальным бойцам своей подгруппы десантироваться. Это позволило быстро в плотную проскочить к стенам и прорваться на первый этаж. Результатом стремительных и грамотных действий данной группы стал — штурм, считавшегося неприступным, «Тадж-Бека», имеющего каменные стены 2-метровой толщины и 2,5-тысячную охрану, который длился 40 минут. Спецназовцы КГБ потеряли убитыми 5 человек (в их числе командира спецподразделения «Зенит» полковника Г.И. Бояринова). Во время этого жестокого боя, когда почти все бойцы «Грома» и «Зенита» были ранены, Карпухин В.Ф. не получил ни одной царапины».

Звание Герой Советского Союза

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 апреля 1980 года «За мужество и отвагу, проявленные в специальных боевых операциях» капитану Карпухину Виктору Фёдоровичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая звезда».

Дальнейшая карьера

По окончании Высшей школы КГБ СССР, с 1984 года он заместитель начальника Группы «А». В 1988 году бойцы «Альфы» освобождали детей в Орджоникидзе. Вместе с «Альфой» прошёл все «горячие точки» на территории СССР.

В 1988-1991 годах В.Ф. Карпухин возглавлял Группу «А» («Альфа»). В августе 1990 года «альфовцы» Карпухина вместе с бойцами Группы «Витязь» освободили заложников из сухумского следственного изолятора. Эта специальная операция, как и штурм дворца Амина, золотыми буквами вписана в историю легендарного подразделения антитеррора. После событий в Москве, 19-21 августа 1991 года, генерал-майор В.Ф. Карпухин в запасе.В 1978 году, капитан Карпухин проходил службу в Пограничном училище(МВПККУ) в должности командира танковой роты

После 1991 года

С 1991 по 1992 годы — руководитель Службы безопасности Президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. После чего, с 1993 года работал в сфере частного детективного бизнеса, и с этого же времени — председатель правления Ассоциации ветеранов войны в Афганистане. Член Комитета Торгово-промышленной Палаты РФ по безопасности предпринимательской деятельности. Возглавлял крупную некоммерческую структуру «Росфонд». Вёл активную общественную деятельность, направленную на оказание помощи ветеранам боевых действий в Афганистане и Чеченской Республике.

Смерть

Скончался в ночь с 23 на 24 марта 2003 года в поезде «Минск-Москва». Похоронен 27 марта 2003 года в Москве на Николо-Архангельском кладбище

Ссылки

Карпухин, Виктор Фёдорович на сайте «Герои страны»

Интервью Виктора Карпухина

Герои Советского Союза

А • Б • В • Г • Д • Е • Ж • З • И • Й • К • Л • М • Н • О • П • Р • С • Т • У • Ф • Х • Ц • Ч • Ш • Щ • Э • Ю • Я
Дважды Герои • Трижды Герои • Четырежды Герои
Список лиц, лишённых звания Героя Советского Союза