Тирпиц линкор фото на дне

С погодой не повезло-весь день дул холодный ветер,было пасмурно и накрапывал дождь.Хотя,с другой стороны,может так оно и лучше?Атмосфера соответствует событиям произошедшим здесь более 60-ти лет назад.
Но сначала немного истории,фактов…
Линкор Tirpiz — второй линкор класса Бисмарк был спущен на воду в Германии 1 апреля 1939 года.Свое название получил в честь адмирала Альфреда фон Тирпица,которого считают основателем современного немецкого флота.Всего было построено два линкора этого класса Бисмарк и Тирпиц.Два настоящих монстра!В то время эти корабли были самыми мощными судами западного полушария.Водоизмещение более 50 000 тонн!Современные 380-ти мм орудия способные поражать цели на расстоянии 11 км.Зенитные установки,торпедные аппараты,гидросамолеты…Настоящие плавучие крепости.
Оба сыграли важную роль в ходе войны.Бисмарк уничтожил гордость Британского флота,флагманский крейсер Худ и стал основной целью королевских ВМС.Был потоплен 27 мая 1941 года.Погибло почти 2000 членов экипажа.
Тирпиц практически не принимал участия в боевых действиях,но самим фактом своего существования портил много крови союзникам.А нглийский премьер Черчиль так высказался в его отношении :»Пока этот проклятый линкор в строю, он будет представлять постоянную угрозу для наших морских коммуникаций… » Тирпиц простоял всю войну в норвежских фьордах.Но союзники реально оценивая угрозу исходящую от него, предпринимали много попыток потопить линкор.Удалось сделать это только в ноябре 1944 года.Утром 12 ноября эскадрилья из 32 бомбардировщиков «Ланкастер» совершила атаку на корабль.Для уничтожения цели использовались 5,5 тонные бомбы.Три из них насквозь прошили палубную броню Тирпица и линкор начал валиться на борт.Спустя восемь минут взорвался боезапас в погребах 3-й башни,после чего Тирпиц перевернулся вверх килем…
фото 1944 года сделанное британской разведкой после затопления Тирпица
Håkøy соединяется с материком вот таким длинным мостом:
Транспорт в выходные дни в Норвегии-это отдельная история,так что весь маршрут(около 15 км) я проделал пешком.И,если честно,нисколько не жалею.Как только переходишь мост,возникает такое чуство,что попадаешь в другой мир.Жизнь в Норвегии сама по себе медленная,неторопливая,но здесь на острове это особенно заметно.Кажется,что обитатели Håkøy никогда не выбираются на материк.Здесь впервые за все время пребывания в Норвегии я увидел грунтовые дороги и древянный туалет типа сортир 🙂 Настоящий северный консерватизм.
Еще пара километров и я на месте…Стоянка линкора отмечена вот такой деревянной стеллой с табличкой под норвежским флагом:
И броневой плитой из обшивки Тирпица с табличкой:
На старой ч/б фотографии британских ВВС можно заметить стоящий на побережьи сарайчик.Так вот,он до сих пор стоит 🙂
А это не искуственный водоем для разведения лосося.Это одна из воронок оставленных разорвавшимися пятитонными бомбами.
Не знаю почему,но это место на меня произвело сильное впечатление.Может быть во всем виновата погода и море необычного оттенка.
Жалею только,что попал сюда во время прилива и не смог снять платформу построенную для демонтажа линкора.После войны частная норвежская компания купила права на все обломки оставшиеся после боевых действий на побережье Норвегии.В их числе были и останки Тирпица.Линкор разобрали и большую часть переплавили.Были изготовлены сувениры-брошки и прочая бижутерия.Часть закуплена норвежским дорожным департаментом и использовалась для ремонта дорог.Как на этом фото:
Toftesgate в Осло (фото с сайта http://www.birkelunden.no/)

Планирование этой операции началось еще в августе 1942 г., а осуществить ее было решено в период 20-25 сентября 1943 г. К операции привлекались шесть карликовых подводных лодок, а затем их число было увеличено до десяти.
Десять сверхмалых лодок пошли к Норвегии на буксире своих океанских собратьев, но только восьми из них удалось добраться до норвежского побережья. И только двум удалось разместить свои подрывные заряды под «Тирпицем».
22 сентября три карликовые лодки подошли к сетевому заграждению у стоянки «Тирпица». В 05:00 подводная лодка Х-6 успешно преодолела заграждение, держась в кильватерной струе сторожевого катера. Внутри заграждения лодка наткнулась на подводный риф, вынуждена была всплыть, но была ошибочно принята обнаружившими ее сигнальщиками за дельфина. Сумев погрузиться, Х-6 снова направилась к «Тирпицу» и на этот раз была правильно опознана. В этот момент она была уже слишком близко от линкора, находясь в мертвом пространстве всех его орудий. С борта «Тирпица» по лодке открыли огонь из автоматов и стали забрасывать ее ручными гранатами. Несмотря на полученные повреждения, доблестная Х-6 нырнула под «Тирпиц» в районе башни «Бруно» и после неудачной попытки разместить свои заряды на обшивке днища линкора сбросила их под днищем на дно.
На борту «Тирница» царила суматоха, близкая к панике. Звучали сигналы различных тревог (кроме, почему-то, противолодочной), спешно задраивались все водонепроницаемые двери и люки.
Между тем Х-6, вынырнув из-под линкора, потеряла управление и выскочила на поверхность. Экипаж решил затопить «малютку». Подскочивший немецкий сторожевой катер попытался было взять тонущую лодку на буксир, но трос оборвался и подлодка ушла кормой вперед на дно, где легла рядом со сброшенными ею зарядами.

Около 04:00 вторая «малютка» Х-7 запуталась в сетях, ограждающих пустующую стоянку ушедшего в Германию «Лютцова». Лодке удалось освободиться, и в 07:10 она направилась к «Тирпицу», подойдя к линкору со стороны левого борта примерно в районе башни»Бруно «. Нырнув под днище «Тирпица», Х-7 сбросила один заряд под носовой частью корабля, а второй -примерно в 45-60 м дальше в корму. Теперь под днищем «Тирпица» уже находились четыре мины весом по 2 т каждая на глубине около 30 м от днища.
А на борту «Тирпица» продолжалась суматоха. В целях экономии топлива корабль стоял с потушенными котлами, питаясь от береговой энергосети. Для поднятия пара в котлах, чтобы начать движение, требовалось по меньшей мере 20 минут. Командир «Тирпица» капитан 1-го ранга Ганс Майер, однако, не хотел выводить корабль за пределы сетевого заграждения, считая, что там рыскает еще несколько подводных лодок противника. Тем более, что пытавшаяся уйти X-7 была около 07:40замечена сигнальщиками. Командир решил перетянуться вперед на швартовах, затем отдать носовые концы и попытаться встать перпендикулярно своей прежней позиции. Подобная операция была долгой и трудоемкой и не могла отвести корабль далеко от подложенных зарядов. Справедливости ради следует отметить, что немцы совершенно не представляли, что им следует ожидать. Водолазы готовились проверить корпус корабля на предмет обнаружения магнитных мин, одни матросы возились со швартовами, другие тросами, пропущенными под днище, пытались содрать с обшивки магнитные мины, когда в 08:12, как явствует из бортового
журнала «Тирпица», «раздались тяжелые взрывы по левому борту “Тирпица” с десятисекундными интервалами. Корабль подбросил о, тряхнуло и закачало с борта на борт».
Третья английская карликовая лодка Х-5 появилась вблизи линкора уже после взрывов. Когда она всплыла примерно в 200 м от сетевого заграждения, по ней открыли огонь из зенитных автоматов. Огонь был прекращен по приказу капитана 1-го ранга Майера. Лодка погрузилась, и немецкий эсминец сбросил на нее глубинные бомбы. От полученных повреждений лодка позднее затонула.
Первый взрыв произошел на траверзе башни главного калибра «Цезарь» примерно в 5-7 м от левого борта, второй – в 45-55 м слева по носу. Силой взрывов «Тирпиц» был приподнят, затем грузно осел, завибрировал, закачался с борта на борт. Затем все затихло, линкор остался на прежнем месте с небольшим креном на левым борт. Когда палуба внезапно вздрогнула под ногами матросов, возящихся со швартовами, человеческие тела подняло в воздух как легкие листы бумаги. Освещение погасло. Носовая и кормовая части корабля сильно завибрировали. Обшивка носовой надстройки местами вспучилась, местами была разорвана. Якорные скобы были сломаны, и якорь-цепи разбросало по полубаку. На палубу дождем посыпались битые стекла иллюминаторов рубок и других верхних боевых постов. Водонепроницаемые двери заклинило. С некоторых переборок сорвало огнетушители, которые сработали, ударившись о палубу.
Вокруг «Тирпица» начало разливаться нефтяное пятно, говоря о том, что топливные цистерны линкора повреждены.
Корпус корабля получил значительные повреждения по всей длине. Листы днищевой обшивки оказались разорванными на протяжении примерно полутора метров от центра взрывов.
В днище также образовалась вмятина длиной 35 метров и шириной 12 м. В некоторых местах (особенно в районе машинного отделения левого борта) разорвало сварные швы. Во многих местах разорвало и вспучило настил внутреннего днища. Вода проникла в топливные цистерны и в отсеки противоторпедной защиты. Корабль принял 1430 т воды. Вода просачивалась внутрь линкора и через многочисленные трещины и разрывы в днище. Полностью затопленными оказались румпельное отделение левого борта, кормовой пост управления механизмами и турбогенераторное помещение № 2.

Вышло из строя много оборудования электрических, радио- и радиолокационных систем, а также системы управления огнем. Было погнуто или срезано большинство крепежных болтов станин механических установок. Полного ремонта требовали артиллерийские электроцепи, особенно связывающие дальномеры с автоматами управления артогнем. Сами дальномеры были ыбиты из своих гнезд и нуждались в ремонте.
Тяжело пострадало и вооружение корабля. Башня главного калибра «Дора» была сорвана с катков, а затем упала на них, тяжело повредив направляющие вращения. (Вес башни около 2000 т.) Башня оказалась заклиненной и не могла вращаться. Башни «Бруно» и «Цезарь» также временно вышли из строя, их необходимо было провентилировать, прежде чем группы борьбы за живучесть могли бы их проинспектировать.
Заклиненной оказалась и 150-мм башня МЗ левого борта.
Хуже всего было то, что повреждения башни главного калибра «Дора» устранить в Норвегии было невозможно, поскольку здесь не было крана достаточно мощного, чтобы подвить поврежденную башню и правильно поставить ее на катки.
Оказалось поврежденным и рулевое управление: погнут баллер левого руля, повреждено перо руля и треснула рама.
Вскоре после взрывов немецкий эсминец «Эрих Штайнбринк» (Z-15) передал в эфир: «Сильный взрыв в 60 метрах по левому борту “Тирпица” в 10:12… 500 кубических метров воды (проникло в корабль)…» Радиограмма была перехвачена
службой «Ультра», и англичане узнали, что «Тирпиц» получил тяжелые повреждения. Подтверждение этому англичане получили на следующий день, когда разведывательный «Спитфайр» облетел фиорд и доложил, что «Тирпиц» неподвижно стоит внутри сетевого ограждения, а вниз по фиорду плывет пятно мазута длиной примерно в 2 мили.
Адмирал Дениц обсудил положение «Тирпи-ца» с Гитлером еще до получения полного рапорта о состоянии корабля. Дениц получил данные только на 24 сентября. Фюрер и адмирал пришли к выводу, что ремонт «Тирпица» необходимо провести в Норвегии, поскольку вернуть корабль в Германию невозможно. Своим ходом линкор идти не мог, а буксировать его через воды, фактически контролируемые противником, было слишком рискованно.
Ремонт был произведен в Каа-фиорде с помощью плавмастерской «Ноймарк» и командированных с немецких заводов высококвалифицированных рабочих.
Жили рабочие на плавказарме «Нью-Йорк», бывшем лайнере Гамбург-Американской линии.
Для проведения такого крупного ремонта, который требовался «Тирпицу «, в Норвегии не хватало ни материалов, ни технологических мощностей. Часть материалов удалось доставить из Германии, но их было явно недостаточно, поэтому ремонт «Тирпица», проведенный в течение 1943-44 гг. в условиях Заполярья, где отсутствовало даже простейшее оборудование, нужное для судоремонта, можно считать самым ярким подвигом судостроителей в период Второй мировой войны.

Наиболее сложной задачей являлось восстановление машинной установки корабля. Смещение с места и повреждения крупных фундаментов главных машин и гребных валов привело, в свою очередь, к перекосу роторов турбин, поломке соединительных муфт на валах и выходу из строя клапанов. Необходимо было заново проводить центровку гребных валов, особенно в их дей-двудной части, что без ввода корабля в док считалось практически невозможным. После проведения центровки нужно было соответствующим образом отрегулировать фундаменты турбин, вспомогательного оборудования и опорных подшипников. Требовали смены многие сальниковые уплотнители и набивочные коробки.
Ремонт «Тирпица» продолжался с ноября 1943 г. по февраль 1944 г., прерываемый частыми налетами союзной авиации.
В ночь с 11 на 12 февраля «Тирпиц» был атакован русскими бомбардировщиками, которые несли бомбы в 1000 кг. Только четырем самолетам удалось обнаружить корабль и лишь одному отбомбиться. Бомба взорвалась вблизи корабля, нанеся ему незначительные повреждения.
А на «Тирпице», между тем, героическими усилиями рабочих и экипажа удалось заменить перо левого руля и отремонтировать гребные валы.
Испытания «Тирпица» провели 15-16 марта. При этом машина правого борта так вибрировала на высоких скоростях, что выйти на максимальную скорость хода не удалось. Ко 2 апреля 1944 г. правую машину удалось отрегулировать, и на 3 апреля были назначены ходовые испытания в Альтенфиорде, на которых предполагалось проверить машины и механизмы линкора в режиме полных мощностей.
Англичане знали, что «Тирпиц» был выведен из строя атакой сверхмалых подводных лодок, но о характере и серьезности полученных им повреждений были мало осведомлены. Они также
мало что знали о ремонтных работах на немецком линкоре. Но когда в марте из фиорда ушла плавмастерская, англичане правильно предположили, что «Тирпиц» закончил ремонт, а следовательно снова представляет угрозу для идущих в Россию конвоев. Поэтому на 4 апреля 1944 г. был запланирован очередной воздушный налет на немецкий линкор, в котором должны были участвовать 40 пикирующих бомбардировщиков и 40 истребителей с шести авианосцев «Викториес», «Фьюриес», «Эмперор», «Сар-чер «, » Фенсер «, » Парсер «. Налет был согласован с сообщением разведки, что «Тирпиц» в 05:29 покинет свою якорную стоянку, чтобы провести ходовые испытания. А поскольку это должно было произойти 3 апреля, то и воздушный налет решили произвести на 24 часа ранее, чем планировалось.
3 апреля в 05:29 «Тирирпиц», подняв пары во всех котлах, подготовился к ходовым испытаниям. Примерно в 05:29 у борта линкора уже стояли буксиры, помогая линкору отойти от места швартовки. На палубе находились только матросы боцманской команды, хлопотавшие у шпилей, и часть расчетов зенитных автоматов.
Ровно в 05:29 над кораблем появились английские истребители, ударившие пушечно-пулемет-ным огнем по палубе и надстройкам. И только тогда на «Тирпице» взвыли сигналы воздушной тревоги. Потребовалось 12-14 минут, прежде чем на «Тирпице» все расчеты зенитных орудий и пулеметов заняли свои места по боевому расписанию, так что первую атаку пикирующих бомбардировщиков встретили спорадическим огнем. Тем не менее один пикировщик Барракуда был сбит. Вторая атака, начавшаяся в 06:35, встретила сильный и хорошо организованный зенитный огонь, хотя сбить удалось опять же только один бомбардировщик «Барракуда». Пикирующие бомбардировщики сбрасывали бомбы с высоты 430-900 метров, и бронебойные бомбы не успевали набрать необходимой скорости, чтобы пробить мощную броню «Тирпица». Линкор получил 13 прямых попаданий и три близких разрыва. Личный состав, которому пришлось под бомбами и обстрелом, бежать на боевые посты, понес большие потери. Было убито 122 человека и 316 ранены.
Первая бомба весом 227 кг взорвалась на верхней палубе в корме, чуть вправо от башни главного калибра «Дора», слегка деформировав вер-нюю палубу.
Вторая бомба, также весом 227 кг, пробила верхвююю палубу, взорвавшись в командном кубрике на стыке с каютами унтер-офицеров. Осколками пробило переборки и повредило проходящие через помещение трубопроводы.
Третья 227-килограммовая бомба попала в надстройку в районе командно-дальномерного поста и взорвалась в офицерских каютах на верхней палубе.
Четвертая бомба весом 227 кг попала в самолетный кран правого борта и взорвалась в помещении кают-компании, уничтожив все в помещении и разрушив переборки.
Пятая фугасная бомба весом 726 кг попала в верхнюю* палубу в корму от катапульты левого борта, пробила ее и взорвалась на нижней броневой палубе, тяжело повредив палубу и переборки в районе взрыва. Шестая бомба весом 227 кг взорвалась в районе!дымовой трубы, смяв и изрешетив ее кожух, уничтожив прожекторную площадку, смонтированную на нем.
Седьмая бомба — последняя в первой атакеш восьмая — первая во второй атаке взорвались очень близко друг от друга, уничтожив офицерские каюты вблизи двух 150-мм башен правого борта нанеся серьезные повреждения верхней палубе и надстройкам в нос от дымовой трубы.
Девятая бомба весом 726 кг взорвалась на верхней палубе с левого борта в нос от 150-мм башни № 2. Осколками повредило броневую палубу, полностью уничтожив все помещения в районе взрыва.
Десятая бомба весом 227 кг, попав в носовую надстройку, уничтожила посты управления орудий главного и вспомогательного калибров, что вынудило перенести управление огнем на кормовые посты.
Одиннадцатая бомба весом 227 кг взорвалась на верхней палубе с левого борта вблизи носовой надстройки и чуть в нос от 150-мм башни верхняя броневая палуба оказалась смятой в районе взрыва, осколками изрешетило надстройку.
Двенадцатая бомба весом 726 кг попала в крышу башни «Бруно», уничтожив смонтированный на нем 20-мм зенитный автомат и сделав небольшую выбоину в броне.
Тринадцатая бомба весом 227 кг взорвалась, ударившись о кромку верхней броневой палубы чуть в корму от башни главного калибра «Антон». В районе взрыва палуба оказалась деформированной и пробитой осколками.
Четырнадцатая бомба, предположительно весом 227 кг, упала у правого борта напротив XII-XIV отсеков и, взорвавшись, разорвала обшивку по длине примерно 0,9 м.
Пятнадцатая бомба весом 726 кг упала в воду напротив IX водонепроницаемого отсека, пробила були под броневым поясом и взорвалась в топливной цистерне, полностью уничтожив все в районе IX и X отсеков.
Шестнадцатая бомба взорвалась за кормой.
Кроме того, снова дали течь зацементированные трещины и мелкие пробоины, полученные при атаке «малюток» в сентябре. Корабль принял около 3000 т воды, осев в воде примерно на 0,3 м.
Адмирал Дениц приказал отремонтировать корабль заново, независимо от объема работ и необходимой для этого рабочей силы. «Тирпиц» должен был оставаться в Норвегии, где одно его присутствие связывало силы союзников. 13 апреля 1944 г. адмирал доложил о своих планах Гитлеру. Было принято решение восстановить боевую мощь линкора, имея в виду и то, что больше его в море выслать не удастся из-за невозможности обеспечения воздушного прикрытия, на что у Люфтваффе уже не было сил.
Ремонтные работы начались на «Тирпице» в начале мая и велись круглосуточно. Рабочие и необходимое оборудование доставлялись эсминцами из Киля. Интенсивности работ способствовал и начавшийся «полярный день». В итоге, ко 2 июня линкор снова мог двигаться под собственными машинами. На конец июня были назначены учебные стрельбы. Количество 20-мм зенитных автоматов постепенно увеличивалось и достигло 78 стволов. 150-мм орудия были модифицированы таким образом, что могли вести огонь по воздушным целям. Даже для 380-мм орудий главного калибра были доставлены специальные снаряды для постановки зенитно-заградительной завесы. Ремонтные работы завершились к середине июля. Правый вал линкора мог действовать теперь только на ход «вперед». На задний ход его переключить было невозможно.
В августе и сентябре 1944 г. англичане совершили еще 5 воздушных налетов на «Тирпиц». В трех отдельных налетах 22 августа англичане потеряли три машины, но попаданий в линкор не добились.

Через два дня 40 бомбардировщиков с 726-, 554- и 227-килограммовыми бомбами совершили очередной налет на «Тирпиц» под прикрытием 29 истребителей. Шесть машин было сбито. «Тирпиц» получил два попадания. Одна бомба весом 227 кг попала в крышу башни «Бруно», уничтожив смонтированный на ней 20-мм зенитный автомат, сделала выбоину в броне. Вторая бомба весом в 726 кг попала в верхнюю палубу со стороны левого борта, пробила ее и нижнюю броневую палубу, радиорубку «В», убив одного матроса, разрушила помещение артиллерийского распределительного электрощита и не взорвалась из-за поврежденного взрывателя.
29 августа «Тирпиц» атаковали 67 английских самолетов. Дымзавесы и сильный зенитный огонь сорвали атаку. Два самолета были сбиты. 15 сентября 1944 г. «Тирпиц» был атакован тяжелыми бомбардировщиками английских ВВС «Ланкастер», применившие против линкора принципиально новые бомбы, получившие название «Тэллбой». Эти бомбы предназначались для максимального проникновения в грунт, вызывая после взрыва нечто, напоминающее небольшое землетрясение. Общий вес новой бомбы составлял 5454 кг, вес взрывчатки -1724 кг ТНТ. Сброшенная с высоты 4572 м, бомба могла проникнуть на глубину 3,66 м в конструкцию из усиленного железобетона. «Ланкастеры» сбросили свои бомбы в сплошную дымзавесу, поставленную расположенными вокруг «Тирпица» постами задымления.
Один «Тэллбой» попал в полубак линкора, прошел корабль насквозь и взорвался, ударившись о грунт. В воздух поднялся огромный столб воды, ила, дыма и обломков. Страшный гидравлический удар подбросил корабль. Разрушенной оказалась носовая секция «Тирпица» длиной 30 м. Днищевая обшивка носовой части была разорвана и вспучена на протяжений примерно 15 м. Носовые помещения оказались затопленными от форштевня почти на 24 м в корму, корабль принял около 1000 т воды, получив сильный дифферент на нос. Скорость его уменьшилась до 8-10 узлов, что делало «Тирпиц» совершенно не мореходным.
Командир корабля капитан 1-го ранга Вольф Лунге предложил адмиралу Деницу считать «Тирпиц» вышедшим из строя. Однако на совещании в Берлине было решено линкор отремонтировать и впредь использовать в качестве плав-батареи. По оценке специалистов, ремонт линкора должен был занять 9 месяцев. Было также принято решение перевести корабль в Тромсе-фиорд, находившийся южнее Альтен-фиорда.
15 октября, наскоро отремонтировав повреждения в носовой части, «Тирпиц» совершил свой последний 200-мильный поход под собственными машинами. Новое место «Тирпица» облегчило задачу английским бомбардировщикам из 617-й эскадрильи. Их путь стал короче.
29 октября в 08:50 англичане совершили первый налет на «Тромсе». 27 тяжелых бомбардировщиков «Ланкастер» из знаменитой 617-й эскадрильи «Дэм Баетер» (Сокрушители плотин) появились над фиордом, неся новые «Тэллбои», боевой заряд которых состоял на этот раз из 2541 кг торпекса вместо обычных 1724 кг ТНТ. Торпекс по разрушительной мощности почти в два раза превосходил ТНТ.
Прямых попаданий в «Тирпиц» добиться не удалось, но близкими разрывами на линкоре были повреждены левый вал и руль. Зенитный огонь корабля, в котором использовались специальные снаряды главного калибра, на этот раз оказался не очень эффективным. Был поврежден всего один бомбардировщик, и то огнем зенитных орудий с берега.
30 октября адмирал Дениц снова подтвердил свой приказ об использовании «Тирпица» в качестве плавбатареи при обороне северной Норвегии. Разрушенная носовая часть не давала возможность использовать «Тирпиц» в открытом море в качестве линейного корабля. На борту корабля оставались только комендоры и машин-
В 08:40 на «Тирпице» была сыграна воздушная тревога. По телефону было запрошено воздушное прикрытие с ближайшего аэродрома Бардуфосс.
В 08:55 сигналы боевой тревоги зазвучали и в Тромсе, когда наблюдатели береговой батареи дожили об обнаружении примерно в 50 км на северо-востоке семи самолетов. Позднее выяснилось, что тревога оказалась ложной, но из-за нее ни один немецкий истребитель в воздух не поднялся. Что тогда точно произошло на авиабазе Бардуфосс, так выяснить и не удалось, но известно, что все командование авиабазы позднее попало под трибунал.
На «Тирпице» ждали появления самолетов противника. К 09:05 поотупило сообщение о группе «Ланкастеров», находящихся в 120 км южнее корабля. Командир снова запросил срочного истребительного прикрытия. В 09:15 ему ответили, что выслать истребители невозможно, так как «Ланкастеры» находятся прямо над авиабазой.
В 09:35 «Тирпиц» открыл огонь по подходящим самолетам из орудий главного калибра на дистанции 11200 м. Взрывы этих снарядов немедлено заставили английских бомбардировщиков рассосредоточиться. Затем поочередно в бой вступили и все другие орудия линкора, но ни один из 30 английских самолетов сбит не был. В последовавшей восьмиминутной атаке, начавшейся в 09:42, бомбардировщики сбросили 29 «Тэллбоев», начиненных 2541 кг торпекса, добившись двух точных и одного предположительного попадания в «Тирпиц». Семь бомб взорвалось вблизи корабля – все со стороны левого борта в пределах границ сетевого заграждения. Близко упавшие «Тэллбои», помимо всего прочего, образовали огромные воронки в морском дне, создав для «Тирпица» опасность опрокидывания. На корабль обрушились гигантские столбы воды, поднятые этими страшными авиабомбами специального назначения. Два прямых попадания (и одно предположительное) также пришлись на левый борт корабля. Один «Тэллбой» попал между башнями главного калибра «Антон» и «Бруно», пробил обе броневых палубы и не взорвался, второй — между катапультой и дымовой трубой, а третий – предположительно в палубу левого борта вблизи башни главного калибра «Цезарь». После попадания первых бомб резко снизилась интенсивность зенитного огня из-за гигантских масс воды, обрушившихся на линкор, и потерь в личном составе.
Попадание бомбы вблизи катапульты в палубу левого борта было особенно тяжелым. «Тэллбой» прошел через все палубы и броню, взорвавшись в заполненной мазутом топливной цистерне, смежной с машинным отделением левого борта.
Бортовая обшивка и броня, прикрывающая ватерлинию, были уничтожены, днищевая обшивка разорвана на протяжении трети ширины корабля, боковые кили сорваны. В продольном направлении повреждения получили четыре главных водонепроницаемых отсека (X, XI, XII и XIII). Помещение главной левой машины, помещение вспомогательных котлов, два котельных отделения и электрогенераторное помещение №4, а также все отсеки ниже нижней броневой палубы влево от диаметральной плоскости были немедленно затоплены водой. Взрывом была нарушена водонепроницаемость смежных отсеков палубой выше. «Тирпиц» сразу стал тяжело крениться на левый борт. Крен быстро достиг 15-20°, и было приказано провести контрзатопление отсеков, но этот приказ так и не был выполнен из-за потери управления постами борьбы за живучесть.
К 09:45 крен «Тирпица» достиг 90-40″ и всему экипажу была дана команда выйти на верхнюю палубу. После того, как матросы, покинув свои боевые посты внизу, стали выбираться на верхнюю палубу, водонепроницаемость корабля была полностью нарушена, поскольку, выбираясь наверх, моряки оставляли за собой открытыми водонепроницаемые двери, люки и горловины. Вода начала распространяться по всему кораблю. Вскоре был отдан приказ оставить корабль.

Около 09:50 крен «Тирпица» на левый борт достиг уже 60°. Вся левая часть надстройки была уже практически в воде. Казалось, что линкор балансирует на этом угле крена, поскольку часть его днища опиралась о песчаную банку с левого борта.
В 09:58 корабль потряс новый мощный взрыв. Взорвались боевые погреба башни главного калибра «Цезарь». Крышу башни вырвало и вместе с вращающейся частью барбета и орудиями подбросило на 25 м в воздух. Все это затем рухнуло в воду прямо в гущу людей, пытавшихся вплавь добраться до берега, убив всех до единого человека.
Крен стал снова увеличиваться, и «Тирпиц» внезапно перевернулся. Он лежал вверх килем под углом примерно 160°, упершись носовой надстройкой в ил и песок морского дна. Опрокидывание корабля произошло столь быстро, что люди, находившиеся в боевой рубке, даже не успели отдраить броневую дверь. Все, находившиеся на боевых постах в носовой надстройке, за исключением младшего штурманского офицера, погибли. Всего из экипажа «Тирпица» погибли 950 офицеров и матросов. Спаслось 680 человек . Около 87 человек, оказавшиеся внутри линкора, когда он перевернулся, были спасены в пределах 12 часов после катастрофы. Их удалось вытащить из недр перевернувшегося гиганта через вырезанные газорезчиками отверстия в днище корабля… ” конец цитаты

Игорь Бунич “Линкоры Фюрера”

Факты против лжи: фальшивый герой Лунин

В годы Великой Отечественной войны и в послевоенное время самым распиаренным советским героем-подводником был Николай Лунин — командир подлодки К-21 Северного флота. За время войны ему было засчитано 17 потопленных фашистских транспортов и боевых кораблей. До сих пор во многих списках лучших подводников СССР он стоит как №1. Чуть-чуть не удалось Лунину потопить знаменитый немецкий линкор «Тирпиц», наводящий ужас на арктические конвои союзников: он всадил в него торпеду и надолго вывел из строя. Еще в 1942 этому выдающемуся мастеру торпедных атак торжественно вручили Золотую звезду Героя.
Вот такой Н.Лунин у нас мужественный и фотогеничный, пример подрастающим поколениям

В послевоенное время стали разбираться. В итоге выяснилось, что реально Лунину можно засчитать потопление на поставленных его подлодкой минах одного небольшого немецкого парохода (2975 брт), одного боевого корабля (ну как — «корабля», это был даже не эсминец, «охотник» за подлодками, тоже подорвался на мине), а также потопление артиллерией двух норвежских рыболовецких мотоботов и повреждение ещё трёх таких же мотоботов. По приказу Лунина подводники убили 9 норвежских рыбаков и нескольких взяли в плен. В процессе расстрела рыбаков Лунин еще умудрился потерять собственного матроса. Из-за суматохи на палубе подлодки, связанной с пальбой по мотоботам, Алексей Лагутин свалился за борт. Свои его бросили, зато позже подобрали недострелянные Луниным рыбаки. Матрос уцелел, отсидел в немецком лагере, был освобожден, вернулся на Родину, прошел проверку «органов» и даже еще успел повоевать под Кенигсбергом.
На «Тирпице» попадание лунинской торпеды почему-то не заметили.
Вот бортовой журнал К-21 Лунина http://v-mishakov.ru/dok1.html
Вот бортовой журнал Тирпица http://v-mishakov.ru/dok2.html
Лунин, судя по записям, в конкретную дату и время торпедировал всех: и эсминец, и линкор, и после этого немцы его преследовали. По данным немцев на эту дату и время никто не пропадал, не пострадал, никого не преследовали и ничего потом не ремонтировали. Собственно, Лунин ни в одно вражеское судно не попал торпедой за всю войну.
В Гриллефьорде стоит памятная стела с именами норвежских рыбаков — девяти погибших во время расстрела в море и трех умерших в советских лагерях. На фото — Расмус Ольсен. Ему было девять лет, когда его отца уничтожили по приказу Лунина.

Нахальное вранье Лунина никак не отразилось на его карьере. Начав войну капитаном 3-го ранга он уже в 1946 стал контр-адмиралом. В конце 1943 года получил назначение командиром дивизиона подводных лодок Северного флота. В марте 1944 года был направлен на учёбу в Военно-морскую академию.
Любопытно, что сразу после войны Лунин ушел с боевой работы на учебную, потом научную, занимался госприемкой. Лишь однажды, в мае 1956 года, его назначили на ответственную должность командира отдельной бригады подводных лодок Северного флота, но уже в январе 1957 сняли. С апреля 1962 года контр-адмирал Н.А.Лунин — в запасе.
В 1970 Н.А.Лунин скончался. В нескольких городах его именем названы улицы, проспект, площадь, пара школ, одно судно, установлены несколько мемориальных плит и памятник.
Конечно, гораздо больше на войне было реальных героев. К сожалению, о большинстве из них мы по разным причинам не знаем или знаем очень мало. Так было поначалу с настоящим мастером торпедных атак Александром Ивановичем Маринеско. Легендарный подводник, потопивший тоннажа немецких кораблей больше, чем остальные советские подводники, вместе взятые, не нравился флотским политработникам. Особенно начальнику Главного Политического управления ВМФ И. В. Рогову. Этот генерал-полковник «береговой службы» служил в Москве, но за войну награждён восемью боевыми орденами, в том числе флотоводческими «Ушакова» и «Нахимова». Штабная «политшушера» препятствовала присвоению Маринеско звания Героя Советского Союза, на две ступени понизила его в звании и демобилизовала без пенсии. Герой жил в нищете, а потом его ещё и посадили в тюрьму за ерундовый проступок. Живший на помощь друзей, больной и одинокий капитан скончался в 1963 году в возрасте 50 лет. Зато процветали фальшивые «герои», которых усердно пиарили политорганы и партаппараты, основываясь на непроверенной информации. История с Луниным в этом плане весьма поучительна.

Настоящий герой-подводник Александр Маринеско

_devol_

О ратном подвиге капитана-подводника Александра Маринеско, утопившего немецкие корабли «Густлов» и «Штойбен» с десантом фашистских извергов и карателей, известно всем. Я в свое время кое-что даже писал об этом — Маринеско: чей-то личный враг
Помимо Маринеско в составе ВМФ СССР были и другие достойные люди. Например, подводник Николай Лунин, Герой Советского Союза. Более всего он известен благодаря широко разрекламированной байке о торпедировании его подлодкой германского линкора «Тирпиц». Обсуждать этот факт я не буду, поскольку уже давно и однозначно доказано, что ничего подобного не произошло. Поэтому поговорим о другом поступке советского капитана II ранга, который почему-то еще не столь широко известен.
Личность
Николай Александрович Лунин родился в 1907 году в Одессе в семье моряка. С 1919 года Николай Лунин начал ходить юнгой на торговом пароходе. В 1922 году он поступает в Ростовское мореходное училище им. Седова, по окончанию которого он отправляется служить на учебный парусник «Вега». В 1928-1935 годах Лунин – капитан этого судна. В 1935 году Николай Александрович по специальному набору попадает в ВМФ и в 1940 году заканчивает Высшие курсы подводного плавания. С апреля 1940 года он командует подводной лодкой Щ-421.
Эта лодка участвовала в Зимней войне, ведя патрулирование в Баренцевом море, а по итогам компании экипаж Щ-421 получил личную благодарность командующего Северным флотом вице-адмирала В.П.Дрозда. В 1941 году, по советским данным, лодка Н.А. Лунина потопила 4 германских транспорта, а зимой 1942 года за время похода к берегам Норвегии отправила на дно еще три немецких судна общим тоннажем до 24 тыс. тонн (стоит особо отметить, что злостные антисоветчики считают доказанным факт лишь 1 потопления).
В феврале 1942 года Военный Совет Северного флота представил капитана III ранга к званию Героя Советского Союза, а его подводный корабль — к ордену Красного Знамени. Вручение высокой награды состоялось в марте 1942 года, а под свое командование он принял новый подводный корабль – крейсерскую лодку «К-21». На новой подлодке капитан Лунин продолжал одерживать победы – всего за 1942 год он потопил 7 вражеских судов, а в июле 1942 года даже торпедировал германский линкор «Тирпиц» (к сожалению, ни немцы, ни союзники этого факта почему-то не заметили). Тем не менее, в октябре 1942 года лодка отважного капитана получила орден «Красного знамени».
В декабре 1943 года капитана II ранга Николая Лунина назначают командиром дивизиона подводных лодок Северного флота. Согласно советским данным, на тот момент на счету подводника было 17 утопленных кораблей противника (больше, чем у кого-либо из советских краснофлотцев-подводников на СФ). С марта 1944 года Лунин начинает учиться в Военно-морской академии, которую заканчивает в 1947 году в чине контр-адмирала. До 1962 года адмирал Н.А. Лунин служит в ВМФ СССР, после чего уходит в запас. В декабре 1970 года Николая Лунина — одной из самых ярких личностей, выдвинутых на передний фланг Великой Отечественной войной, — не стало.

«К-21» выходит в поход
Боевое задание
В апреле 1943 года подлодка «К-21» под командованием капитан II ранга Николая Лунин в его седьмом боевом походе действовала у берегов Норвегии за Нордкапом. Задача, поставленная ему командованием звучала так: постановка активного минного заграждения в Лоппском море, действия против боевых кораблей и транспортов противника, выходящих из Анд-фьорда, а при особо благоприятной обстановке – выход в район Харштадта для действий против транспортов в шхерном районе.
6 апреля в 1:00 «К-21» вышла в квадрат позиции № 2 (район между Тромсе и Хаммерфестом). На исходе суток в заданной точке у северной оконечности острова Лоппен выставил 20 мин в линию с интервалом 370 метров. В последующие дни лодка действовала вблизи минного заграждения. 9 апреля подлодкой обнаружен германский миноносец, следующий со скоростью 16-18 узлов (на самом деле это был минный заградитель «Бруммер»). В 14:47 9 апреля Николай Лунин атаковал его с дистанции 14 кабельтовых, выпустив 6 торпед. Хотя акустики слышали «два взрыва», немецкий корабль целым и невредимым уплыл дальше. В 14:53 лодка всплыла под перископ и ее капитан увидел чистый горизонт, что могло свидетельствовать о потоплении судна. В полночь Лунин радировал в базу: «Мины поставлены. Уничтожен миноносец. Разрешите идти далее». Через два часа получил ответ от командования, в котором содержалось разрешение на переход на позицию № 1 (район подступов к немецкой военно-морской базе в Харштадте).
К 12 апреля Лунину стало ясно, что проникнуть в район Харштадта невозможно. Продолжительный световой день и хорошая видимость в сумерках делали невозможным скрытный подход к острову Холменвер в надводном положении и Лунин принял решение действовать на взморье. 12 апреля лодка в 13:00 достигла мыс Анденес и вахта при плохой видимости обнаружила мачты судов. Временами проходили короткие снежные заряды, берег был в 4-5 милях и закрыт полосой тумана. Лодка погрузилась, акустики услышали шум винтов мотобота, а в 13:50 в перископ подводники увидели мотоботы противника. Это место в Анд-фьорде называлось Свенсгрунн — богатый промысловый район близ Тромсе, на котором рыбачили несколько норвежских рыболовецких ботов.
Произошедшие впоследствии события лучше представить в двух версиях.

«К-21 у пирса
«К-21»
Крейсерско-эскадренная дизель-электрическая торпедная подводная лодка, XIV серия. Водоизмещение: 1500/2117 тонн; длина – 97,7 метра; двигатели — 8400 л.с. дизельный и 2400 л.с. электрический. Скорость — 22/10,3 узлов. Вооружение: 6 носовых и 4 кормовых 533-мм торпедных аппарата, два 100-мм и два — 45-мм орудия. Экипаж — 62 человека.
Сздана в НИИ военного кораблестроения, главный конструктор — М. А. Рудницкий. Заложена 10 декабря 1937 года в Ленинграде на заводе № 194 ( завод им. А. Марти). 16 августа 1939 года спущена на воду. 3 февраля 1941 года вошла в состав Балтийского флота, а затем по Беломорско-Балтийскому каналу перешла в Полярный. С 17 сентября 1941 года зачислена в состав Северного флота. Активно участвовала в боевых действиях на Севере в период Второй мировой войны, совершила 12 боевых походов, совершила 6 минных постановок. 23 октября 1942 года награждена орденом «Красного Знамени». В 1983 году установлена в Североморске в качестве мемориала.
Версия 1.
Увидев мотоботы в перископ, Лунин отдал приказ о всплытии. Поднявшись на поверхность, краснофлотцы заняли позиции у артиллерийских орудий и с близкой дистанции открыли огонь по рыболовецким судам. Первым был обстрелян мотобот «Хавегга» с экипажем из семи человек. Капитан Альвер застопорил ход, поднял флаг, указывая, что он норвежец, и приказал готовить спасательную шлюпку. Лодка, приближаясь, вела орудийный огонь, но только с десятого или одиннадцатого выстрела удалось попасть в носовую часть. Трое рыбаков были убиты, трое ранены. Капитан мотобота, чтобы быстрее оказать раненым помощь, направил катер к берегу. С подлодки его начали обстреливать несколько человек из стрелкового оружия, и он был ранен. Судно застопорило ход.
Затем с подлодки из пулеметов было обстреляно судно «Барен» и оно также застопорило ход. Третий мотобот – «Эйстейн» был обстрелян лодкой с дистанции менее кабельтова. Четырьмя снарядами корабль был почти разрушен, погибли пять рыбаков, один был ранен. Команду следующего мотобота – «Скрейн» краснофлотцы под угрозой оружия заставили перейти на подлодку, и их взяли в плен. Последним атаке подвергся бот «Фрейя» — у него был пробит корпус ниже ватерлинии. В результате обстрела 1 рыбак погиб, еще один был ранен. Оставшихся подобрал норвежский бот «Йода», который подоспел к месту чуть позже.
Николай Лунин доложил командованию о потоплении четырех фашистских мотоботов. По данным норвежской стороны, был потоплен один и два повреждены, а 9 рыбаков убиты. Еще семь были захвачены в плен и в СССР их поместили в концлагерь. Живыми оттуда в 1946 году вышли только четверо. Атака краснофлотцев на норвежские мотоботы происходила с 13:50 до 16:07 (непосредственный обстрел шел с 14:09 до 15:57), координаты: широта 69 град 25 мин N 15 град 47 мин О.
По мнению ряда исследователей (например, историка и писателя Владимира Сорокажердьева), действия Николая Лунина были бессмысленно-жестокими – советская подлодка расстреляла мирные, гражданские суда, принадлежавшие к тому же оккупированной стране.
Версия 2.
Это, условно говоря, более «патриотическая» версия, и она наиболее подробно изложена здесь: http://www.podvodniki.ru/index2.php?pagee=str/lunin-stat
Резюмируя вкратце, стоит отметить, что аргументы советских патриотов строятся на том, что норвежские мотоботы добывали рыбу для немцев, кроме того, известны случаи их мобилизации. Приводится также факт, что два мотобота якобы несли некие «фашистские флаги».

После возвращения из похода. Слева направо: командующий Северным флотом А. Г. Головко, помощник командира ПЛ «К-21» З. Арванов, комиссар «К-21» Лысов, командир «К-21» Н. А. Лунин. 1942 г.
Изюминка 1.
В этом инциденте была своя изюминка – дело в том, что увлекшись расстрелом норвежских мотоботов, краснофлотцы не сразу обратили внимание на то, что волной за борт смыло подносчика снарядов – рядового Алексея Лабутина. Несмотря на то, что он барахтался в воде рядом с лодкой, обнаружить его команде не удалось, и лодка покинула место действия, оставив моряка в воде. Лабутина в бессознательном состоянии подобрал мотобот «Барен». Спасенного переодели и накормили. На берегу краснофлотца норвежцы сдали немцам, которые поместили его в концлагерь в Тромсе. Ему в конце 1944 года вместе с группой заключенных удалось бежать из лагеря в СССР. Лабутин закончил войну в госпитале, был тяжело ранен под Кенигсбергом. В 1948 году демобилизовался, поселился в Костромской области, в поселке Кадый. Работал в местном промкомбинате, затем — в совхозе.
Изюминка 2.
Однако только этим нюансы этой трагедии не исчерпываются. Выше я уже поместил две версии, обе из которых имеют свои аргументы. Однако есть еще обстоятельства, которые никакими аргументами объяснить и оправдать уже нельзя. В момент баталии с норвежскими мотоботами, герой Советского Союза, капитан II ранга Николай Лунин был…сильно пьян. Расстреляв норвежские суда из артиллерийских орудий, Лунин совершил постыдный поступок, ставящий его на одну доску с командиром германской подводной лодки Экком (который был казнен за него): Лунин лично стрелял из стрелкового оружия в людей, находившихся в беспомощном состоянии – то есть, в воде. Стреляли по ним краснофлотцы из пистолетов, наганов и пулемета. Этот мерзкий поступок был зафиксирован и документально, прежде всего, советскими документами. Подробные данные о расходовании боеприпасов к стрелковому оружию «во время потопления судов» находятся в ОЦВМА (Дело 14349 Фонд 113 Листы 61-66). После войны ни один из начальников товарища Лунина в своих мемуарах не счел нужным упомянуть об этом инциденте. Есть также информация, что за этот позорный поступок капитану II ранга пришлось понести даже какое-то небольшое наказание.

Николай Лунин с экипажем «К-21»
Фотографии: Из бездны вод. М., 1990. http://militera.lib.ru/memo/russian/fromunder/ill.html

Tags: История, Мифология

Потопить Тирпиц

Это рассказ о грозном Германском линкоре «Тирпиц» (сошёл со стапелей в апреле 1939), который премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль прозвал «Гитлеровской зверюгой». Плавучая крепость, способная бросить вызов всему Английскому флоту, на котором служили лучшие германские моряки (экипаж около 2400). К их услугам была впечатляющая огневая мощь (72 батарейных орудия, 8 пушек, способных стрелять на расстояние более 20 миль) и способный развивать скорость до 40 миль. Могучий «Тирпиц» — он мог обеспечить Гитлеру превосходство в войне на море. Черчиль не мог спать спокойно, пока наконец не увидит этот корабль уничтоженным. Он приказывал проводить атаку за атакой — с воздуха, из под воды, используя силу, а также сверхсовременные технологии и изобретения… Каждая атака была решительнее предыдущей и тем не менее потопить «Тирпиц» не удавалось. Борьба продолжалась почти до конца войны и в итоге потребывалось вмешательство гения, способного изобрести оружие уничтожившее этот корабль. В общем рассказ о людях, которые воплотили план в жизнь, рассказ о битве за гитлеровский — «сверх-корабль».