Танки африканского корпуса

Африканский корпус

Отборные моторизованные части германской армии, осуществлявшие военные операции в Сев. Африке в 1941-43. Африканский корпус под командованием Эрвина Роммеля, получившего позднее прозвище «Лис пустыни», высадился в Триполи в феврале 1941, вызвав замешательство в штабах союзников. Действия Африканского корпуса в сложнейших условиях носили феноменальный характер. Военные историки обычно сходятся в том, что получи Роммель в 1941 три дополнительных танковых дивизии, которые он требовал у Гитлера и Верховного главнокомандования вооруженными силами Германии (ОКВ), он бы достиг Каира и Суэцкого канала уже к началу 1942 и мог бы перерезать поток американского продовольствия, идущего в Советский Союз через Персидский залив. Союзные войска в Сев. Африке были спасены от разгрома лишь благодаря поглощенности Гитлера основными наступательными операциями против СССР и неспособностью фюрера воспринимать Африканскую кампанию всерьез. Роммель в Северной Африке летом 1942

В начале февраля 1941 огромная итальянская армия генерала Родольфо Грациано в Киренаике была отрезана британскими моторизованными частями и капитулировала у Бедафомма. Остававшиеся в Триполитании итальянские войска были настолько потрясены случившимся, что оказались не в состоянии оборонять остальные плацдармы Муссолини в Сев. Африке. Именно в этой критической ситуации Гитлер и решил направить Роммеля в Африку, который, будучи еще совсем молодым офицером во время 1-й мировой войны, наголову разбил итальянцев у Капоретто в 1917. В 1940 Роммель командовал 7-й танковой дивизией во Франции и сыграл главную роль в разгроме англо-французских войск. Он отправился в Сев. Африку с твердым убеждением, что путь к победе лежит не через оборонительные мероприятия, а исключительно через постоянное движение вперед.

Высадившись в Сев. Африке 12 февраля 1941 с довольно скромными по численности войсками, Роммель тут же бросил их в бой в надежде отвлечь англичан от полного уничтожения итальянской армии. Основные танковые силы Африканского корпуса прибыли в Триполи не раньше середины марта. Но даже к концу марта 5-я механизированная (впоследствии 21-я танковая) дивизия все еще не прибыла полностью. Вторую дивизию — 15-ю танковую — не ожидали раньше мая. Несмотря на недостаток сил, 3 апреля 1941 Роммель бросил свою не укомплектованную до конца дивизию в пробное контрнаступление на позиции английских войск. Оно оказалось куда более удачливым, чем можно было предположить. Менее чем через две недели он переломил баланс сил в свою пользу. Через несколько дней Африканский корпус захватил Бардью, а затем устремился на Тобрук. Генерал Арчибальд Вавель спешно отступил к границам Египта, оставив в Тобруке сильный австралийский гарнизон, которому предстояло выдержать тяжелую восьмимесячную осаду. Гарнизон, получивший прозвище «тобрукские крысы», сражался в окружении, проявив удивительное мужество, пока осада не была снята. Африканский корпус оказался не в состоянии взять Тобрук, что могло бы коренным образом изменить ход боевых действий в Сев. Африке.

В мае-июне англичане возобновили наступление, но каждый раз Роммель отражал их атаки, ухитряясь при этом еще оказывать давление на Тобрук. Весьма обеспокоенный действиями Роммеля и Африканского корпуса Уинстон Черчилль в ноябре 1941 сместил генерала Вавеля и назначил командующим британскими войсками на Ближнем Востоке генерала Клода Аучинлека. В декабре 1941 Аучинлек силами 8-й британской армии предпринял хорошо спланированное наступление на позиции Роммеля и отбросил Африканский корпус к Эль-Агейлу, освободив при этом Тобрук. Английские войска превосходили противника в живой силе в 4 раза, а в танках — в 2 раза. Англичане имели 756 танков и самоходных орудий (плюс треть в резерве), в то время как у немцев было лишь 174 танка и 146 — старого образца. В самый пик британского наступления Черчилль воздал должное Роммелю, выступив в Палате общин: «Мы имеем перед собой весьма опытного и храброго противника и, должен сказать, несмотря на эту опустошительную войну, великого полководца». Немецкие войска на подступах к Тобруку

После ожесточенного сопротивления Африканский корпус был вынужден оставить Киренаику и отойти к границам Триполитании, на исходные позиции. Роммелю удалось избежать приготовленной для него западни и сохранить большую часть техники. В начале 1942 германские транспорты в Средиземноморье доставили истощенным войскам от 50 до 100 танков, которых оказалось достаточно, чтобы Африканский корпус снова ринулся вперед. К февралю он прорвал линию фронта у Эль-Газала. В мае Роммель предпринял крупное наступление, позволившее ему в конце концов овладеть Тобруком, вторгнуться на территорию Египта и, минуя Сиди-Барани и Мерса- Матрух, достичь Эль-Аламейна, находившегося всего лишь в 100 км западнее Александрии. «Лис пустыни» совершил этот невероятный бросок, имея лишь 280 самоходных орудий и 230 итальянских танков старого образца против почти 1000 танков у англичан. К тому же британские войска имели около 150 новейших американских танков с более мощным вооружением. За две недели стремительного наступления германские войска отбросили 8-ю британскую армию назад на исходные позиции в районе дельты Нила. Только здесь удалось остановить продвижение Африканского корпуса.

Несмотря на столь триумфальное продвижение, Африканский корпус все же исчерпал свои возможности. За время наступления истощились запасы горючего, а пополнить их оказалось затруднительно. Английские корабли и самолеты, базировавшиеся на Мальте, беспощадно бомбили германские транспорты. Солдаты Африканского корпуса обессилили в изнурительных боях, но хуже всего было отсутствие подкрепления. В течение всего этого года Африканский корпус насчитывал две плохо укомплектованные дивизии, состоявших из 2 танковых и 3 пехотных батальонов, наскоро усиленных несколькими пехотными и артиллерийскими соединениями. Гитлер по воздуху отправил дополнительную пехотную дивизию лишь после того как Африканский корпус был остановлен у Эль-Аламейна, но было уже слишком поздно.

В августе 1942, направляясь в Москву на встречу со Сталиным, Черчилль сделал остановку в Каире, чтобы лично оценить обстановку в Сев. Африке и на Ближнем Востоке. Он провел перестановки в британском командовании в момент критического положения армии Роммеля. Главнокомандующим британскими войсками на Ближнем Востоке был назначен генерал Харольд Александер (см. Александер Тунисский). Но подыскать нового командира для 8-й армии оказалось не так просто. Генерал- лейтенант Готт, которого прочили на этот пост, погиб в авиационной катастрофе. После некоторых раздумий Черчилль остановился на кандидатуре генерал-лейтенанта Бернарда Лоу Монтгомери. Это назначение оказалось весьма удачным. Монтгомери собрал все до единого имеющиеся в его распоряжении войска и стал лишь ждать подходящего момента, чтобы нанести смертельный удар противнику. 8-я британская армия имела к этому времени превосходство в танках и самолетах в 6 раз. Лунной ночью 23 октября англичане обрушили массированный артиллерийский огонь на позиции Африканского корпуса. Четыре часа спустя начался штурм, который в конце концов и решил исход дела. Войска Роммеля обратились в бегство, которое продолжалось до тех пор, пока последний немецкий солдат не сложил оружие шесть месяцев спустя в Тунисе. Но все же Африканский корпус не был окончательно уничтожен. Гитлер умолял своих солдат остановиться и умереть на поле боя. Тем временем огромный флот союзников пробивался к берегам Марокко и Алжира, и 8 ноября 1942 союзнические войска высадились в Касабланке, Оране и Алжире. Африканский корпус попал в ловушку и все его дальнейшие действия были уже бесполезны. Силами союзнических войск Сев. Африка была освобождена. Гитлер еще делал отчаянные попытки удержаться, подбрасывая подкрепления в Тунис и Бизерту, но было уже слишком поздно. Роммелю все же удалось провести еще одно наступление на американские войска в районе Кассеринского перевала и нанести им серьезный ущерб. Но американцы быстро оправились и в марте-апреле 1943 при поддержке 8-й британской армии отбросили Африканский корпус на самую оконечность мыса Бон-Пенинсула. Здесь в мае 1943 почти 250-тысячная германская армия сдалась в плен. Значение Африканского корпуса было утрачено, и на североафриканском театре военных действий укрепились 20 британских дивизий — половина всей действующей армии Великобритании.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

oper_1974

Итальянский Маршал Рудольфо Грациани имел прозвище «убийца туземцев» после своей кампании по умиротворению Ливии задолго до начала боевых действий в Северной Африке. Захваченным туземным вождям связывали руки и ноги, а потом сбрасывали с самолётов с высоты примерно 100 метров прямо на лагеря мятежников. Позднее он использовал ядовитые газы и бактериологическое оружие при попытках умиротворения Эфиопии.
Ливийские племена ненавидели итальянцев, которые вытеснили их в пустыню с плодородных земель и пастбищ, расположенных вдоль побережья. Кроме того, итальянцы, заподозрив какого-нибудь араба в содействии англичанам, неизменно вешали его на крюк за челюсть. Это было их любимым наказанием. Вот почему кочевники впоследствии оказывали неоценимую помощь союзникам.


В пустыне между Бенгази и Триполи часто происходили стычки между немецкими и английскими разведывательными группами. Однажды состоялось целое сражение с участием бронетехники — по 3 броневика с каждой стороны.
Рассказывают, что 2 противоположные партии встретились на побережье в районе Эль-Агейлы и, едва разминувшись на узком участке дороги, промчались рядом друг с другом, вздымая клубы пыли. Британский командир воскликнул: «Разрази меня гром! Вы видели? Это же немцы!».
Далее 3 британских броневика развернулись и устремились на врага — 1 машина по узкой дороге, а 2 другие справа и слева от неё по пескам. Немецкие разведчики поступили аналогично. Результат был обескураживающим для обеих сторон: в то время, как 2 броневика шли в лобовую атаку, поливая друг друга огнем, 4 фланговых застряли в песке.
Тогда головные машины вернулись назад, и после передислокации, когда всем удалось выбраться на твердую землю, опять прозвучал сигнал атаки. Ведя огонь из оружия всех калибров, отряды сошлись на параллельных курсах, и затем каждый вернулся на своё старое место — диспозиция восстановилась.
Так как никому не удалось добиться очевидного успеха, потерь и попаданий в цель наблюдателями зафиксировано не было, командиры решили бой дальше не продолжать, и вернулись в расположения своих войск с чувством исполненного долга.


Во время осады Эль-Мекили Эрвин Роммель приказал привязать ко всем вспомогательным машинам и к некоторым лёгким итальянским танкам связки деревьев и кустарника на длинных тросах. Итальянские танки шли в первой линии, один за другим, за ними — вспомогательные машины, полевая кухня и штабные машины.
Связки деревьев и кустарника поднимали огромные облака пыли. Для англичан это выглядело как полномасштабная атака крупных сил. Англичане не только отступали, но и снимали дополнительные силы с других участков обороны. В то же время Роммель атаковал с совершенно другого направления силами германских танковых дивизий. Англичане были полностью дезориентированы и разгромлены.


Перед первой атакой на Тобрук, начавшейся 30 апреля 1941 года, к Роммелю прилетел Генерал Паулюс, заместитель Гальдера. Визит был вызван тем, что Гальдер был не заинтересован в любых действиях в Африке, которые могли бы потребовать подкреплений за счёт немецких войск, занятых на главном театре военных действий и готовившихся в то время к нападению на Россию.
Также он испытывал инстинктивное отвращение к склонности Гитлера поддерживать таких динамичных командиров как Роммель, которые не хотели действовать по шаблонам, разработанным Верховным командованием. Генерал Паулюс вылетел в Африку, чтобы «помешать этому солдату окончательно сойти с ума» — так язвительно записал Гальдер в своём дневнике о Роммеле.


Перед операцией «Баттлекс», начавшейся 15 июня 1941 года, Эрвин Роммель установил свои 88-мм зенитные орудия «Флак-88» за Ю-образными песчаными валами и вкопал их в землю. Причём вкопаны они были настолько глубоко, что ствол возвышался над уровнем песка всего на 30-60см.
Затем вокруг каждой орудийной позиции был натянут лёгкий тент под цвет песка так, что даже в бинокль невозможно было определить в песке огневые позиции. Когда англичане увидели множество таких песчаных дюн, то это не вызвало у них беспокойства, так как они не знали ни одного германского тяжёлого оружия с таким низким силуэтом.
Затем Роммель послал свои лёгкие танки в фиктивную атаку на английские позиции. Английские крейсерские танки, почувствовав лёгкую победу, ринулись навстречу, в то время как германские лёгкие танки развернулись и отступили за линию 88мм орудий. Когда дистанция между «Флаками» и танками Союзников сократилась до минимума, ловушка захлопнулась, и орудия открыли огонь.
Первое сообщение, поступившее от командира танкового батальона по радиотелефону: «Они разносят мои танки на куски», стало и последним донесением. Данная танковая ловушка справедливо была названа английскими солдатами «перевалом адского огня», в одной точке прорыва из 13 танков «Матильда» уцелел лишь 1.
Если даже 76-мм трофейное орудие было грозой для танков Союзников, то 88-мм орудие вообще стало чем-то невообразимым. Это орудие «Флак-88» было создано фирмой Крупп в 1916 году как зенитная пушка.
Модель 1940 года тоже считалась зениткой и использовалась в данной роли до того, как Роммель начала использовать их против танков во Франции. Эти орудия были не столь мобильны, как 50-мм, однако их дальность стрельбы была значительно выше. 88-мм орудие посылало свой 10 кг снаряд на дистанцию 3 км с исключительной точностью.
Например, в бою под Сиди-Омаром, во время битвы «Крусейдер», или как её ещё называют «Битва за Мармарику», в ноябре 1941 года, британский танковый полк потерял 48 из 52 танков. Все они были уничтожены 88-мм орудиями. Ни один из британских танков даже не сумел подойти достаточно близко, чтобы обстрелять немецкие пушки.
Солдат 9-го уланского полка писал: «Прямое попадание (из 88-мм орудия) напоминало удар огромной кувалды по танку. Снаряд пробивал аккуратное круглое отверстие диаметром около 10 см, в башню врывался вихрь раскалённых докрасна осколков. Такое попадание обычно означало смерть… До самого конца войны 88-мм орудия оставались нашим самым опасным врагом…».
А.Мурхед о битве за Мармарику вспоминал, что доходило до совершенно анекдотических ситуаций. Например немецкий солдат сидит за рулем английского грузовика с захваченными в плен южноафриканцами, не справляется с управлением на сложном участке трассы и врезается в итальянскую машину, из кузова которой выскакивают новозеландцы и освобождают южноафриканцев.
Или грузовики с немецкой пехотой в сумерках пристраиваются к британской автоколонне и несколько десятков километров едут бок о бок с неприятелем, пока замечают свою ошибку и скрываются в пустыне.
Из дневника немецкого ефрейтора О. Зайболда: «21 октября. Мы в Можайске… Приезжает африканская дивизия на машинах, окрашенных в цвет пустыни. Это либо плохой признак, либо признак того, что мы, оставшиеся до Кремля 100 км, всё же преодолеем…».
Из документов Брянского фронта о действиях севернее Касторного: «Из показаний пленных гитлеровцев узнали, что на этом направлении действуют немецкие и итальянские части. Воюют здесь войска небезызвестного фашистского Генерала Роммеля, спешно переброшенные на советско-германский фронт из Ливии. Стало также ясно, почему против нас в эти дни действовали немецкие танки, окрашенные в жёлтый цвет — цвет песка пустыни…».
В. Казаков в работе «В битве за Москву» писал: «Ознакомившись с последними разведданными, Рокоссовский установил, что перед фронтом 16-й армии положение за последние дни (10 ноября 1941 года) почти не изменилось. Исключение составляла 5-я танковая дивизия противника. Она прибыла 2 дня назад из Африки…».
Однако, многие авторы ошибались, когда говорили, что 5-ю танковую дивизию сняли с фронта в Африке, где она никогда не воевала (В Африке была 5-я лёгкая дивизия). На самом деле, командование Вермахта только планировало дать её в помощь Роммелю, но вскоре решило бросить её под Москву. Это не склонило чашу весов в пользу Рейха, но зато лишило Роммеля долгожданного и столь драгоценного подкрепления, в котором он так нуждался.
Учитывая тот факт, что итальянские танки были не пригодны к серьёзным боевым действиям, к 1942 году их называли «самоходными гробами». В узком кругу Роммель заявил, что у него волосы встали дыбом, когда он ознакомился с техникой, которую Муссолини прислал своим войскам.
В «Африканском Корпусе» даже бродила шутка:
Вопрос: Какие солдаты самые смелые в мире?
Ответ: Итальянские.
Вопрос: Почему?
Ответ: Потому что они идут в бой с тем оружием, которое имеют.
В июне 1942 года, когда 15-я танковая дивизия Роммеля окружила на кряже Аслаг 10-ю индийскую бригаду, бригадный Генерал Бучера, сбежал с 2 индийцами. Они переночевали в разбитом грузовике. На утро они попытались проскользнуть к своим частям.
Во время поспешного бегства Бучер заметил германскую батарею и понял, что вокруг находятся позиции немецкой артиллерии и беглецы решили спрятаться. Бучер вскоре нашёл окоп и засыпал двух индийцев песком. Для дыхания они использовали камышинку. Потом и сам Генерал спрятался подобным образом.
Через несколько минут прибыла ещё одна немецкая батарея. Так как бой продолжался, Королевские ВВС атаковали немецкие орудия, и один из артиллеристов спрыгнул в тот же окоп.
После того как британские самолеты улетели, артиллерист увидел один из башмаков Бучера, торчащий из кучи песка. Он решил забрать их себе, а для этого нужно было откопать предполагаемый труп. Можно только представить себе изумление немца, когда вместо этого он обнаружил вполне живого британского бригадного Генерала! После этого сдались в плен и оба товарища.
Из-за нехватки танков войска Роммеля часто воевали на трофейных танках. Из мемуров британского офицера: «Мы потеряли танк Пиза — при резком повороте его правый трак и подвеска превратились в кучу отдельных частей. При близком разрыве снаряда мой водитель ударился о крепление орудия и свалился под рычаги с раздробленной челюстью.
Наступали сумерки. Мы подобрали экипаж сломавшейся машины и помчались назад к условленному месту, где располагался ночной лагерь эскадрона. Едва мы отъехали, к брошенному «А-13» направились 2 немецких «T-III». Гансы тоже любили трофеи.
Около полуночи немецкая эвакуационная бригада оттащила танк Пиза в мобильную ремонтную часть. Через 5 дней мы увидели его снова — с чёрным крестом на боку и с экипажем, состоящим из солдат «Оси».
После захвата Тобрука и 33.000 пленных, группа южноафриканских офицеров потребовала, чтобы их поместили в особый лагерь военнопленных, отдельно от цветных.
Роммель грубо отверг это требование, ответив, что чёрные — тоже солдаты Южно-Африканского Союза. Если они достаточно хороши, чтобы носить форму и сражаться рядом с белыми, они и в плену будут пользоваться равными правами. Вот так вот Союзники ненавидели не только немцев, но и друг друга.
Во время отступления Союзников в Александрию в 1942 году часть солдат британской батареи попала в окружение и была вынуждена сдаться. Немецкий капитан, державший их в осаде, захватил в плен высокопоставленного британского офицера (этим пленником был Десмонд Юнг, который позже, став бригадным Генералом, написал одну из лучших книг о Фельдмаршале Роммеле).
Немецкий офицер под дулом пистолета потребовал, чтобы Юнг приказал другим отрядам сдаться и сложить оружие, но Юнг послал его к «чёртовой бабушке». Внезапно пыль взвилась столбом, появилась штабная машина… и из неё вышел сам Роммель.
Капитан доложил о ситуации. «Лис пустыни» подумал и сказал: «Нет, такое требование подорвёт дух рыцарства и войдёт в противоречие с честными правилами ведения войны». Он приказал своему подчинённому найти другое решение проблемы, а затем предложил Юнгу холодный чай с лимоном из собственной фляги.
При первом же столкновении 26 ноября 1942 года американских и немецких танкистов во Второй Мировой войне произошёл трагикомический случай. Во время боя 6 американских «Стюартов» получили попадания и сразу вспыхнули. У немцев были подбиты тоже по крайней мере 6 танков «Т-4» и несколько «Т-3» .
Они либо потеряли гусеницы, либо у них были пробиты жалюзи моторных отсеков. Однако ни один немецкий танк не был уничтожен. Снаряды отскакивали от их брони как горошины. Это озадачило американцев. Но ведь они не знали, что настоящие бронебойные снаряды спокойно лежат в порту, а в танках находятся только учебные болванки.
Американский танк «Грант» был грозой для немецких танкистов. Не смотря на это, у него было много недостатков, особенно это в большей степени проявлялось в песках Северной Африки.
Самым большим недостатком были резинометаллические гусеницы. Во время боя на раскалённом песке пустыни выгорала резина, в результате чего разваливалась гусеница, превращая танк в неподвижную мишень.
Например, советские танкисты, опробовав «Гранты» на песках, окрестили их «братской могилой на шестерых». Примером может послужить рапорт командира 134-го танкового полка Тихончука от 14 декабря 1942 года:
«Американские танки в песках работают исключительно плохо, беспрерывно спадают гусеницы, вязнут в песке, теряют мощность, благодаря чему, скорость исключительно мала».
Британцы рассказывали о трофеях после битв в Северной Африке. Мёртвые немцы отдавали им табак, шоколад и консервированные сосиски. Павшие братья по оружию снабжали их сигаретами, джемом и сладостями.
Итальянские грузовики считались «Джек-потом». Они поставляли им такие деликатесы, как консервированные персики и вишни, сигары, вино «Кьянти» и «Фраскати», газированную воду «Пеллегрино» и даже сладкое шампанское.
В пустыне, как думают все, не было женщин, хотя это не так — около 200 женщин работало в тыловом госпитале в Дерне. Их умение очень потребовалось германским солдатам в ходе предстоящих боёв. Но это были не единственные женщины в Африке!
Известен факт того, что в Триполи на Виа-Тассони, дом 4, имелся тыловой бордель Вермахта, который большинство «африканцев» так никогда его и не увидели. Там работали завербованные итальянки, которые соглашались ехать в пустыню, но по рассказам очевидцев, ни одна из них не отличалась красотой.
В узком кругу близких ему людей, Маршал часто вспоминал критические высказывания Гитлера по поводу того, что Паулюсу следовало бы застрелиться в знак преданности Фюреру, а не сдаться в плен.
Роммель всегда говорил, что понимает и одобряет действия Паулюса. Если бы приказ Фюрера не отозвал его из Африки, и ему удалось уцелеть в ходе жестоких боёв, он бы как и Паулюс разделил горькую участь своих солдат во вражеском плену:
— Чтобы сдаться в плен вместе со своей армией, требуется куда больше мужества, чем просто пустить себе пулю в лоб.
Tags: вторая мировая, противник

Танки «Тигр» в Африке (часть I)

В ходе второго сражения у Эль-Аламейна в октябре-ноябре 1942 года танковая армия «Африка» под командованием фельдмаршала Эрвина Роммеля потерпела поражение и начала спешно отступать на запад. Масштабы поражения армии Роммеля и размер ущерба можно ценить по следующим цифрам: 23 октября, когда началось британское наступление, немцы распологали 293 танками и одним самоходным орудием, спустя месяц в строю оставались всего 64 танка, 11 из которых находились в ремонте.

Реакция на эти потери и желание как можно быстрее восстановить боеспособность армии «Африка» послужили причиной поднятия в Берлине решения: » Развитие событий в Африке требует немедленных поставок туда современного ударного вооружения. Приказано ускорить переброску в Северную Африку 1-й роты 501-го батальона. Первые машины роты ( шесть «тигров» ) должны быть отправлены уже 10 ноября». Однако 8 ноября 1942 года началась операция «Торч»- англо-американские войска высадились в Марокко и Алжире, поэтому батальон отправили не в Ливию,а в Тунис. К моменту отправки все подразделения батальона были сформированы, в двух его танковых ротах насчитовалось 20 «тигров» и 16 Pz.III N.
Первые три «Тигра» выгрузились с борта транспорта в Бизерте 23 ноября 1942 года. Остальные танки по одному перевозили на лихтёре. Следующий «Тигр» прибыл в Тунис 27 ноября. Два «Тигра» прибыли 1 декабря, щё один- 6 декабря, один-13 декабря, четыре- 25 лекабря, пять-8 января, один-16 января, последние два-24 января. Ни один «Тигр» не был потерян во время перевозки! Отправку машин 2-роты 501-тяжёлого танкового батальона задержали,т. к. она учавствовала в оккупации южной Франции.
Командир батальона, майор Людер вылетел в Тунис 22 ноября. Когда танки прибыли в Бизерту, их объединили в боевую группу, которую возглавил сам Людер. Следующие подразделения батальона, прибывшие в Тунис 4 декабря, составили вторую боевую группу, командиром которой стал капитан барон фон Нольде. По состоянию на 1 декабря были готовыми три «тигра» и четыре Pz.III. Один «Тигр» вышел из строя из-за поломки двигателя.
1 декабря 1942 года командующий 90-м немецким корпусом генерал Вальтер Неринг отдал приказ атаковать передовые британско-американские войска в районе Тебурбы и Джедейды (населённые пункты примерно в 40 км к западу от города Тунис). Все и всё, что могло передвигаться на ногах или колёсах, было брошено в бой: 7-й танковый полк, 86-й моторизированный гренадёрский полк, 10-й разведывательный батальон, 90-й истребительно-противотанковый дивизион, части 90-го батальона связи, рота «тигров», батарея 88-мм зенитных пушек (зениток) и пехота. Порт охраняло только 30 военнослужащих, оставшиеся в Тунисе с 220 тыс. населения. Въезд в город прикрывали два 88-мм орудия.
«Тигры» атаковали танки противника, находившиеся в оливковой роще в 5 км к западу от Джедейды. Густые заросли оливковых деревьев ограничивали пространство для манёвра и закрывали поле зрения. Пришлось принять бой на близких дистанциях. Английские танки «Генерал Ли» открыли огонь по «тиграм» с дистанции 80-100 м. Хотя англичане дбились нескольких попаданий, снаряды не смогли пробить броню, хотя оставляли в ней глубокие вмятины. Два «Генерала Ли» были подбиты с дистанции 150 м. Остальных подожгли 88-мм зенитки. Уцелевшие англичане отступили. На закате «тигры» вернулись на исходные позиции, уступив передовую гренадёрам. У одного из «тигров» вышел из строя двигатель, и танк пришлось оставить в роще. Один Pz.III оставили охранять повреждённую машину.
На следующий день в строю остались один «тигр» и три Pz. III. Боевую группу усилили ещё двумя Pz.III из 190-го танкового батальона, а также несколькими пехотными подразделениями.Задачей группы было продолжить наступление на запад от Джедейды в направлении высоты 186,4 к востоку от Тебурбы. Американцы организовали в оливковых рощах к Востоку от Тебурбы хорошие оборонительные позиции. В ходе атаки «тигры» уничтожили четыре противотанковых орудия, шесть лёгких танков «Генерал Стюарт», два полугусеничных бронетранспортёра и несколько грузовиков. При этом были подбиты три Pz.III,один из которых не подлежал ремонту.
Бои при Тебурбе, продолжавшиеся четыре дня, закончились полной победой немцев. Бывалые немецкие солдаты, несмотря на численное превосходство противника и его оснащение, победили британско-американский контингент- новичков войны в Африке. 11-я британская бригада и американское боевое командование «В» потеряли всё свое снаряжение. 18-й пехотный моторизированный полк из состава 1-й американской танковой дивизии понёс тяжёлые потери. Один британский батальон был полностью стёрт с лица земли. Тысячу что военнопленных пригнали немцы в Тунис. 134 английских и американских танка горели на поле боя. Победителям досталось 40 орудй. Армия генерала Эйзенхауэра понесла тяжёлое поражение.
Но и потери с немецкой стороны оказалсиь значительные. Среди них был и всеми любимый командир роты «тигров»- капитан фон Нольде. Он погиб,когда выпрыгнул из своей машины в упорно оспариваемой сражающимися оливковой роще к северо-западу от Джежейды, чтобы отдать приказ капитану Дайхманну в его «Тигре». Разрывом снаряда фон Нольде оторвало обе ноги. Дайхман уничтожил два американских танка, ставших причиной смерти Нольде,но,когда капитан открыл люк «тигра» чтобы сопиентироваться, его сразила пуля засевшего в роще британского снайпера.

В начале декабря «тигры» группами по две-три машины принимали участие в стычках с англо-американскими войсками в районе Джедейды. 10 декабря 1942 года из семи «тигров» и пяти Pz.III 1-й роты 501-тяжёлого танкового батальона в строю находилось пять «тигров» и четыре Pz.III. Они присоединились к 7-му танковому полку. Два «тигра» возглавляли колонну, а остальные находились в резерве. Целью операции был захват Меджес-эль-Баба. Приходилось двигаться только по шоссе, так как почва размякла из-за дождей.Первое соприкосновение с американцами произошло в 8 км к юго-западу от Фурмы. Один из «Тигров» поджёг два танка «Генерал Стюарт» и четыре гусеничных бронетранспортёра.В шести километрах от Меджез-эль-Баба немецкие танки попали под огонь нескольких артиллерийских батарей. Колонна заняла оборонительные позиции и приостановилась. Было решено подождать прибытия гренадёр, после чего продолжить наступление на Меджез-эль-Баб вдоль обоих берегов реки. Выбитые американские танки отошли на высоту к северу от Фурмы и атаковали артиллерийские позиции немцев. «Тигры» немедленно отошли назад и завязали бой с более чем двадцатью танками «Генерал Стюарт», 12 из которых было уничтожено.
17 декабря 1942 года майор Людер составил донесение, в котором описывал эффективность тяжёлого вооружения противника, а также эффективность применения «тигров» :
1. Оружие противника.
А. Танки противника: 75-мм пушка танка М3 «Генерал Ли» не может пробить броню «Тигра» на дистанциях более 150 м. Даже у бортовой брони есть запас около 10 мм.
37-мм пушка танка М3 «Генерал Стюарт» обладает достаточной высоко точностью огня. Противник пользуется этим, концентрируя огонь по смотровым приборам механика-водителя, командирской башенке и основанию башни. В одном случае снаряд попал в основание башни, раскололся и заклинил башню, временно выведя «Тигр» из строя. Предлагаю оснастить основание башни «Тигра» отражателем, наподобие того, что используется на танках Pz.II и Pz.III.
Б. Противотанковые пушки противника: на дистанциях 600-800 м 37-мм и 40-мм пушки противника пробивают бортовую и лобовую броню танков Pz.III. В то же время эти пушки могут только повредить гусеницы и опорные катки «тигров», но это ещё ни разу не приводило к потере хода.
Однажды 75-мм самоходная противотанковая пушка противника смогла с дистанции 600-800 м поразить бортовую передачу «Тигра». Танк временно вышел из строя из-за повреждения сварных швов.
В. Артиллерия противника: до настоящего момента артиллерия противника смогла причинить лишь незначительные повреждения ходовой части «Тигра». Большинство попаданий приводило к быстрому износу резиновых бандажей опорных катков, гусеничных траков и балансиров. Ни разу не наблюдалось заклинивания опорных катков. Ни один «Тигр» не потерял ход из-за огня артиллерии противника.
2. Наше оружие.
Пушка 8.8 cm KwK отличается высокой точностью огня. К настоящему времени по танкам М3 «Генерал Ли» огонь вели с дистанции 100-150м. 88-мм пушка уверенно пробивает лобовую и бортовую броню танка. По танкам М3 «Генерал Стюарт» огонь вёлся с самых разных дистанций.
В боекомплект «Тигров» стоит включать только выстрелы с трассерами, позволяющими лучше видеть траекторию снаряда.
По артиллерийским батареям противника огонь вёлся с дистанции 7600м с использованием артиллерийского квадранта. Шесть выстрелов заставили замолчать батарею противника. Предлагаю оснастить роту хотя бы одной радиостанцией Feldfunksprecher «f», чтобы обеспечить связь со службой корректировки огня. Кроме того, дальномеры инвертирующего типа следует заменить дальномерами совмещающего типа. Дело в том, что инвертирующие дальномеры дают слишком большие ошибки при использовании на территории без заметных ориентиров.
18 января 1943 года два танковых отряда, по два «тигра» и два Pz.III в каждом были приданы 756-му горнострелковому полку. Этот полк в самом начале операции занял перевал Джебель-Массер. Остальные пять «тигров» и десять Pz.III составили боевую группу «Людер», которая заняла позиции к югу от Пон-дю-Фа вместе со 2-м батальоном 69-го гренадёрского полка и двумя зенитными боевыми группами. Эти силы предназначались для развития успеха и преследования противника.
В 5,30 2-й батальон 756-го горнострелкового полка и танковые боевые отряды завязали бой с противотанковыми пушками, артиллерией и дотами, находившимися на склонах гор. К 11,00 танковый отряд, действовавший на левом фланге, остановился, так как дорогу перегородили сплошные минные поля. Лишь с помощью сапёрного взвода и поддержки трёх «тигров» и трёх Pz.III удалось проделать проход и продолжить наступление. К 18,00, ведя непрерывный бой,танки и пехота вышли на перевал. У одного «Тигра» в бою была повреждена подвеска, у другого вышла из строя коробка передач, один Pz.III был подбит огнём артиллерии,а другой подорвался на мине.
К 21,00,проведя перегруппировку, танковая группа продолжила наступление,к полуночи вышла к развилке юго-западнее перевала Кабир. Танкисты уничтожили несколько противотанковых пушек и пленили 62 солдата.В этом бою «тигры» сыграли роль тарана. Проделать проход через минное поле удалось только совместными усилиями сапёров,пехотинцев и танкистов.Прочная броня и 88-мм пушка сыграли кроме того важную психологическую роль в этой горной операции.Спустя два дня, 20 января 1943 года, боевая группа в том же составе наступала на восток,на теснину Джебель-Карст. Гренадёры сидели на броне танков.За тесниной танки соединились с итальянскими частями, наступавшими с востока. Один «Тигр» потерял ход,пытаясь преодолеть сухое речное русло. В 17,00 боевая группа начала наступление на юг,двигаясь до глубокой ночи. Англичане отходили от одного хребта к другому,прикрывая своё отступление минами и противотанковыми пушками. Была использована специальная тактика: колонну возглавляли два «Тигра» и сапёрный взвод, за ними шла остальная группа. Как только головные танки натыкались на мины, сапёры проделывали ходы, прикрываемые огнём «Тигров». С флангов колонну охраняли гренадёры. В район Джебель-Халфы группа вышла к 2 часам ночи, после чего были высланы патрули, которые перекрыли дороги и отрезали крупные силы противника. Следует отметить,что мины не причиняли сильного вреда «Тиграм»,как и противотанковые пушки.С 18 по 25 января группа «Людер» уничтожила и захватила 25 пушек, 9 САУ, семь танков ( М4 Шерман, М3 Ли, М3 Стюарт), около 125 грузовиков и бронеавтомобилей. В плен попали около 235 солдат и 8 офицеров.