Т 34 1943 года

Вершина «тридцатьчетвёрки» с 76,2-мм пушкой, или Т-34 образца 1943 года против Т-IVH

В предыдущей статье автор описал меры, предпринятые германским военным и промышленным руководством для купирования угроз, которые создавал Т-34 – танк, с противоснарядным бронированием и мощной 76,2-мм пушкой. Можно с полным на то основанием говорить, что в начале 1942 г. у немцев не было ни одной широко распространенной системы вооружения, которая обеспечивала бы надежное поражение Т-34, за исключением разве что 88-мм зенитного орудия. Но к 1943 г. вермахт и СС в основной своей массе были переоснащены на орудия ПТО и танки, вполне способные сражаться с Т-34. Решающую роль здесь сыграла 75-мм пушка Pak 40, различные модификации которой использовались в качестве буксируемой артсистемы, а также пушек для танков и различных САУ.

Таким образом, на начало 1943 г. Т-34 потерял статус танка с противоснарядным бронированием. Что же предприняли наши конструкторы?

Т-34-76 образца 1943 г

В принципе, конструкция Т-34 имела определенные резервы по массе и позволяла нарастить толщину бронирования, тем не менее, этого сделано не было. Основные изменения «тридцатьчетверки» в первой половине 1943 г. состояли в увеличении ресурса двигателя, совершенствовании эргономики и повышения ситуационной осведомленности танка.
«Пламенное сердце» Т-34, дизельный двигатель В-2, после избавления его от «детских болезней», представлял собой качественный и вполне надежный танковый двигатель.

Тот самый В-2
Тем не менее, он часто выходил из строя до срока по причине отвратительной работы воздухоочистителей. Начальник 2-го управления Главразведуправления Красной Армии генерал-майор танковых войск Хлопов, наблюдавший за испытаниями Т-34 на Абердинском полигоне, отмечал: «Недостатки нашего дизеля — преступно плохой воздухоочиститель на танке Т-34. Американцы считают, что только саботажник мог сконструировать подобное устройство».
В течение 1942 г. ситуация несколько улучшилась, но все же по-настоящему качественные воздухоочистители «Циклон» наши танки получили только в январе 1943 г. И это значительно увеличило ресурс их двигателей. Последний теперь зачастую даже превосходил табличные значения.
Вторым важным новшеством стал переход на новую пятискоростную коробку передач. Насколько смог разобраться автор, впервые она была применена на Т-34 в марте 1943 г., а в июне уже использовалась повсеместно на всех танковых заводах, производивших «тридцатьчетверки». Кроме того, была немного модернизирована конструкция главного фрикциона, и все это в совокупности привело к значительному облегчению работы механиков-водителей. До этого времени управление танком требовало большой физической силы, в определенных обстоятельствах усилие на рычаге должно было достигать 32 кг. Кроме того, было очень сложно «воткнуть» новую передачу во время работы главного фрикциона, а вот сжечь его – очень даже легко, отчего многие танкисты перед атакой поступали проще. Они включали стартовую 2-ую передачу, но при этом снимали с двигателя ограничитель оборотов. Это доводило дизель до скорости вращения в 2 300 об/мин, а скорость танка на этой передаче до 20-25 км/ч, что, конечно, сильно снижало ресурс двигателя.

Новая коробка передач и усовершенствованный фрикцион не требовали ни «чудо-богатырей» за рычагами танка, ни ведения боя на одной передаче. Управление Т-34 после этих нововведений стало вполне удовлетворительным. Хотя трансмиссия Т-34 так и не стала образцовой и все еще содержала ряд заведомо архаичных решений, но после указанных нововведений «тридцатьчетверка» действительно стала надежной и неприхотливой в эксплуатации и простой в управлении.
Огромный шаг вперед сделали приборы наблюдения танка. К сожалению, узкий погон башни не позволял ввести пятого члена экипажа и тем самым разделить обязанности наводчика и командира танка. Тем не менее по части ситуационной осведомленности экипаж Т-34 произведенного летом 1943 г. на порядок превосходил «тридцатьчетверки» более ранних образцов.

На Т-34 обр.1941 г., командир танка располагал панорамным прибором ПТ-К и двумя перископическими приборами, расположенными по бортам танка. Увы, ПТ-К оказался не вполне хорош по конструкции, а самое главное, был установлен чрезвычайно неудачно. Хотя теоретически он мог обеспечить обзор на 360 град., по факту командир Т-34 мог видеть только вперед и сектор 120 град. вправо от направления движения танка. Боковые «перископы» были крайне неудобными. В результате обзор командира Т-34 обр. 1941 г. был весьма ограничен и имел множество «мертвых», недоступных для наблюдения зон.
Иное дело – командир Т-34 обр. 1943 г. С лета этого года на «тридцатьчетверке» появилась, наконец-то, командирская башенка, снабженная 5 визирными щелями, а на ней располагался наблюдательный перископический прибор МК-4, имевший 360-градусный обзор. Теперь командир мог и по-быстрому оглядеть поле боя, пользуясь визирными щелями, или вдумчиво изучать его посредством МК-4, значительно более совершенным, нежели ПТ-К.
По мнению одного из отечественных «гуру» в истории танков М. Барятинского, МК-4 представлял собой не советское изобретение, а копию английского прибора Mk IV, который устанавливался на британских танках, поступавших в СССР по ленд-лизу. Разумеется, наши военные и конструкторы тщательно изучали «ленд-лизовскую» технику, и составляли перечень удачных решений иностранных танков, рекомендуемых к внедрению на отечественной бронетехнике. Так вот, прибор Mk IV обычно занимал в этом перечне самую первую строчку, и можно только пожалеть, что МК-4 не пошел в серию раньше. Это тем более обидно, что по данным все того же М. Барятинского Mk IV и в самой Англии выпускался по лицензии, а изобретателем его был польский инженер Гундлах. В СССР конструкция этого прибора была известна по меньшей мере с 1939 г., когда в распоряжение наших военных попали польские танки 7ТР!
Как бы то ни было, Т-34 обр. 1943 г. получил один из самых совершенных наблюдательных приборов мира, а его расположение на люке командирской башенки обеспечивало великолепные секторы обзора. Тем не менее, многие танкисты в мемуарах отмечали, что в бою практически не пользовались возможностями командирских башенок, а люк иной раз и вовсе держали открытым. Естественно, в таком положении использовать командирский МК-4 было невозможно. Почему так?
Вернемся к Т-34 обр. 1941 г. Танк оснащался телескопическим прицелом ТОД-6, при помощи которого командир, исполняя роль наводчика, наводил танковое орудие на цель. Этот прицел был весьма совершенным по конструкции, единственным существенным его недостатком было то, что его визир изменял положение вместе с орудием: таким образом, командиру приходилось тем сильнее нагибаться, чем выше был угол возвышения орудия. Но все же ТОД-6 совершенно не подходил для наблюдения за местностью.
А вот на Т-34 обр. 1943 г. командир, выполняя обязанности наводчика, имел в своем распоряжении не один, а два прицела. Первый, ТМФД-7 выполнял тот же функционал, что и ТОД-6, но был более совершенным и качественным. Тем не менее и он, конечно, не подходил для наблюдения: для того, чтобы осмотреть поле боя из ТОД-6 или ТМДФ-7 требовалось вращать всю башню. Однако в распоряжении командира модернизированной «тридцатьчетверки» был и второй, перископический прицел ПТ4-7, который, имея все тот же угол обзора в 26 град., мог вращаться на 360 град. без поворота башни. К тому же ПТ4-7 был расположен в непосредственной близости от ТМДФ-7.
Таким образом в бою командир, желая осмотреть местность, имел возможность, не меняя положения тела, «переключиться» с ТМДФ-7 на ПТ4-7 – и многим было этого достаточно, так что многие командиры действительно не испытывали потребности использовать в бою командирскую башенку и МК-4. Но это не делало последние бесполезными – в конце концов, даже участвуя в сражении танк не всегда ведет огневой бой, и, находясь, к примеру, в засаде, командир имел возможность пользоваться визирными щелями командирской башенки и МК-4.
Иными словами, обеспечение командира в обоих его ипостасях – и командира, и наводчика танкового орудия качественно улучшилось. Но это было еще не все. Дело в том, что в Т-34 обр. 1941 г. заряжающий не имел почти никакого обзора, за исключением возможности использовать боковые перископы командира танка. Толку, правда, от этого не было практически никакого – в силу крайне неудачного расположения последних.
А вот на Т-34 обр. 1943 г. заряжающий располагал собственным прибором МК-4, размещавшимся на крыше башни и имевшим полноценный, хотя, по всей видимости и не 360-градусный обзор – вероятно, его ограничивала командирская башенка. Кроме того, в распоряжении заряжающего имелось 2 визирные щели.

Механик водитель получил более удобные средства наблюдения, состоявшие из двух перископических приборов. Что до стрелка-радиста, то он также получил «обновку», диоптрический прицел вместо оптического, но это почти ни на что не повлияло: этот член экипажа как был, так и остался почти «слепым».
В завершении рассказа о приборах наблюдения на Т-34 обр. 1943 г. следует упомянуть о качестве оптики. Скажем прямо, качество германских приборов оставалось непревзойденным, но наша довоенная оптика, хотя и была несколько хуже, все же отвечала своим задачам. Однако Изюмский завод оптического стекла, занимавшийся ее выделкой, в 1942 г. подвергся эвакуации, что, увы, сильно сказалось на качестве его продукции. Однако ситуация постепенно улучшалась, и к середине 1943 г. производителям удалось обеспечить качество, вполне сопоставимое с мировым.
Иными словами, примерно к середине 1943 г. танкисты РККА наконец-то получили тот танк, о котором мечтали в 1941 и 1942 гг. – развитие Т-34-76 достигло своей вершины. В таком виде «тридцатьчетверка» выпускалась до самого сентября 1944 г., когда с конвейера завода №174 (Омск) сошло последние 2 машины этого типа.
Давайте попытаемся сравнить, что получилось у советских и германских оружейников, на примере сопоставления Т-34 обр. 1943 г. и лучшим германским средним танком Т-IVН, производство которого было начато в апреле 1943 г.

Почему для сравнения выбран именно Т-IVH, а не более поздний Т-IVJ, или знаменитая «Пантера»? Ответ очень прост: по мнению автора, Т-IVH следует рассматривать как вершину развития танка Т-IV, а вот Т-IVJ имел в своей конструкции некоторые упрощения, призванные облегчить его производство, да и выпускался он только с июня 1944 г. Кроме того, именно Т-IVH стал самым массовым танком серии – всего «Крупп-Грузон» в Магдебурге, VOMAG в Плауэне и «Нибелунгенверке» в С. Валентине произвели 3 960 таких танков, то есть почти половину (46,13%) всех «четверок».
Что же касается «Пантеры», то, по факту, это был не средний, а тяжелый танк, чей вес вполне соответствовал таковому у тяжелого танка ИС-2 и превосходил американский тяжелый танк М26 «Першинг» (последний, правда, впоследствии переквалифицировали в средний, но это произошло уже после войны). Тем не менее, впоследствии, автор обязательно сопоставит Т-34-76 и «Пантеру», так как это будет совершенно необходимо для понимания эволюции советских и германских танковых войск.

Т-34 против Т-IVH

Увы, большое количество любителей военной истории рассуждают примерно в таком ключе: у Т-IVH толщина брони доходила до 80 мм, а у Т-34 всего 45 мм, у Т-IVH была длинноствольная и куда более мощная 75-мм пушка, чем советская Ф-34 – так о чем тут еще рассуждать? А если еще вспомнить качество снарядов и брони, то совершенно очевидно, что Т-34 проиграл по всем статьям детищу «сумрачного тевтонского гения».
Однако дьявол, как известно, кроется в деталях.

Артиллерия

На Т-IVH устанавливалась превосходная 75-мм KwK.40 L/48, представляющая собой аналог буксируемой Pak-40 и имевшая несколько лучшие характеристики, чем устанавливавшаяся на Т-IVF2 и части Т-IVG пушка 75-мм KwK.40 L/43. Последняя имела сходную с KwK.40 L/48 конструкцию, но укороченный до 43 калибров ствол.
KwK.40 L/48 стреляла калиберным бронебойным (ББ) снарядом массой 6,8 кг с начальной скоростью 790 м/сек. В то же время отечественная Ф-34 стреляла 6,3/6,5 кг снарядами с начальной скоростью только 662/655 м/сек. С учетом явного превосходства немецкого снаряда в качестве, очевидно, что по бронепробиваемости KwK.40 L/48 оставляла Ф-34 далеко позади.
Правда, было у русского снаряда одно преимущество – более высокое содержание взрывчатого вещества, которого в 6,3 кг БР-350А и 6,5 кг БР-350Б насчитывалось 155 и 119 (по другим данным – 65) г соответственно. Германский калиберный ББ-снаряд PzGr.39 содержал всего лишь 18, возможно – 20 г ВВ. Иными словами, если уж советский бронебойный калиберный снаряд пробивал броню, то его заброневое воздействие было ощутимо выше. Но автору неясно, давало ли это какие-то преимущества в бою.
По части подкалиберных боеприпасов KwK.40 L/48 также превосходила Ф-34. Германское орудие стреляло 4,1 кг снарядом с начальной скоростью 930 м/сек, советское – 3,02 кг с начальной скоростью 950 м/сек. Как известно, поражающий элемент подкалиберного боеприпаса представляет собой сравнительно тонкий (порядка 2 см) заостренный штырь из очень прочного металла, заключенный в сравнительно мягкую оболочку, не предназначенную для пробоя брони. В современных боеприпасах оболочка отделяется после выстрела, а в снарядах тех времен она разрушалась при ударе о вражескую броню. Поскольку германский снаряд был тяжелее, то можно предположить, что при почти равной начальной скорости он лучше сохранял энергию, и обладал лучшей бронепробиваемостью с ростом дистанции, чем более легкий отечественный.
Осколочно-фугасные боеприпасы KwK.40 L/48 и Ф-34 находились примерно на одном уровне. Германский снаряд при начальной скорости 590 м/сек имел 680 г ВВ, показатели советского ОФ-350 – 680 м/сек и 710 г ВВ. Для Ф-34 использовались также чугунные гранаты О-350А с пониженным содержанием ВВ в 540 г., а также более старые боеприпасы, которыми следовало стрелять с пониженной начальной скоростью, но которые снаряжались до 815 г ВВ.
Кроме того, Ф-34 могла использовать картечные и шрапнельные боеприпасы, которых не было в ассортименте германской пушки: в свою очередь для KwK.40 L/48 производились кумулятивные боеприпасы. Впрочем, вероятно, что в 1943 г, ни те ни другие широко не использовались.
Таким образом, германская артсистема очевидно превосходила отечественную Ф-34 по части воздействия на бронированные цели, что и неудивительно – все-таки KwK.40 L/48, в отличие от Ф-34 была специализированным противотанковым орудием. Но в «работе» по небронированным целям KwK.40 L/48 не имело перед Ф-34 особого преимущества. Обе пушки были вполне удобны для своих расчетов, но советская была значительно проще технологически. Прицелы обладали вполне сопоставимыми возможностями.

Бронирование

Защита Т-34 обр. 1943 г. увеличилась в сравнении с его предыдущими модификациями незначительно. Краткое ее описание можно дать так: «все по 45 мм». Т-34 обр. 1940 г. имели 40 мм бронирование бортов корпуса там, где броневые листы были наклонены, а также в корме. Маска орудия также имела только 40 мм.

У Т-34 обр. 1943 г. во всех случаях толщина брони достигала 45 мм. В тех случаях, когда на Т-34 применялись литые башни, их толщина увеличивалась до 52 мм, но это не давало прироста защиты: дело в том, что литая бронесталь имеет меньшую стойкость, чем катанная, так что в данном случае утолщение брони лишь компенсировало ее слабость. При этом бронирование Т-34 имело рациональные углы наклона, что в ряде боевых ситуаций позволяло надеяться на рикошет вражеского снаряда как минимум 50-мм, а в некоторых случаях — и 75-мм калибра.
Что же до Т-IVH, то с ним все получалось значительно интереснее. Да, толщина его брони действительно доходила до 80 мм, но никогда на надо забывать, что такую толщину во всем танке имело ровно 3 бронедетали. Две из них располагались в лобовой проекции танка, еще одна – защищала командирскую башенку.

К сожалению, схемы бронирования T-IVН автор не нашел, пришлось немного подправить схему ранней модификации.
Иными словами, Т-IVH был весьма хорошо защищен в лобовой проекции, сомнения вызывает только 25 или даже 20 мм бронелист, расположенный между нижней и верхней 80 мм бронелистами. Безусловно, его наклон в 72 град. должен был гарантировать рикошет, но теория и практика – это разные вещи. Как мы знаем, создатели Т-34 сталкивались с ситуациями, когда малокалиберные снаряды вроде бы должны были бы рикошетить от «рационально наклоненной» брони, но почему-то не делали этого.
Лоб башни Т-IVH имел, в общем, схожую с Т-34 защиту – 50 мм. А вот все остальное защищалось значительно хуже – борта и корма «четверки», имели лишь 30 мм защиту без рациональных углов наклона. На Т-IVH экранировались борта корпуса и (реже) башни, но толщина экранов составляла всего 5 мм. Они предназначались исключительно для защиты от кумулятивных боеприпасов, и практически не давали увеличения бронестойкости против иных типов снарядов.

«Атака и защита»

И вот теперь – самое интересное. В целом о защите Т-IVH можно сказать следующее – в лобовой проекции она ненамного превосходила Т-34, а с бортов и кормы – очень сильно ему уступала. Предвижу гневные реплики сторонников германской бронетехники, мол, как можно сравнивать 80 мм «лоб» Т-IVH и наклонные 45-мм бронелисты Т-34? Но позвольте несколько фактов. М. Барятинский указывал на то, что
«неоднократные испытания обстрелом корпусов танков на НИБТПолигоне показали, что верхний лобовой лист, имевший толщину 45 мм и угол наклона 60 град., по снарядостойкости был равноценен вертикально расположенному бронелисту толщиной 75–80 мм».
И еще – табличная бронепробиваемость Pak 40 составляла, по немецким данным, порядка 80 мм на 1000 м. Лобовую броню башни Т-34 она пробивала на дистанции 1000 м, но вот носовой бронелист – только на дистанции до 500 м., о чем свидетельствует, в том числе, вот эта памятка расчету Pak 40

Разумеется, Т-IVH располагал более мощной пушкой, но какие преимущества это ему давало? Если рассматривать противостояние «лоб в лоб», то на дистанции от 500 до 1000 м германский танк пробивал только лобовые детали башни Т-34. Но табличные значения бронепробиваемости Ф-34 гарантировали такой же результат для 50 мм бронелистов носовой части башни Т-IVH, да и на практике оно так примерно и получалось – по крайней мере, с применением цельных металлических снарядов, не содержавших ВВ. Иное дело – расстояния до 500 м, на которых лобовая проекция Т-34 пробивалась уже в любом месте, а вот лобовые бронедетали Т-IVH – только подкалиберными снарядами. Автор, к сожалению, не нашел результатов обстрела 20 или 25 мм бронелиста Т-IVH, соединявшего две 80 мм бронедетали. Выдерживала ли эта броня удары отечественных 76,2-мм бронебойных калиберных снарядов?
Впрочем, стоит отметить и другие точки зрения. Например, тот же М. Барятинский приводит выдержку из доклада, сделанного на основании опыта 23-ей танковой дивизии вермахта о том, что «Т-34 поражается под любым углом в любую проекцию, если огонь ведётся с дистанции не более 1,2 км», причем речь, как ни странно, ведется даже не о KwK.40 L/48, а о KwK.40 L/43. Но это могло быть результатом ошибочного наблюдения, все же опыт одной дивизии может быть не вполне показательным. Наблюдения наших военных говорили о том, что лоб корпуса Т-34 мог быть пробит снарядом KwK.40 L/48 на расстоянии до 800 м – причем речь идет не о гарантированном поражении, а о том, что не зафиксировано случаев, когда лоб корпуса Т-34 пробивался с большей дистанции. Таким образом, возможно, что при углах попадания, близких к оптимальным, лоб корпуса Т-34 мог быть пробит и с несколько большего, чем 500 м, расстояния, но, скорее всего, надежное поражение достигалось именно с 500 м.

Что же до боков и кормы, то тут все просто – и Т-34 и Т-IVH уверенно поражали друг друга в эти проекции на любых мыслимых дистанциях артиллерийского боя.
И вот мы приходим к довольно странному, на первый взгляд, выводу. Да, у Т-IVH была и броня в 80 мм (кое-где!) и очень мощная 75-мм пушка, но, по сути дела, это не давало ему подавляющего преимущества над Т-34 обр. 1943 г. Схема бронирования германского танка давала ему превосходство, причем – не абсолютное, только на дистанции до 500 м или чуть больше при стрельбе «лоб в лоб». Но во всем остальном защита Т-IVH совершенно проигрывала Т-34.
Никогда не нужно забывать, что танки сражаются не друг против друга в сферическом вакууме, а на поле боя со всей номенклатурой огневых средств неприятеля. И для средних танков эпохи ВМВ борьба с танками противника, как ни странно, вообще не являлась основной боевой задачей, хотя, конечно, они должны были всегда быть готовы и к этому.
Т-34 с его противоснарядным бронированием заставил немцев эволюционировать в сторону увеличения калибра ПТО до 75 мм. Такие пушки успешно боролись с Т-34, но при этом столь же «успешно» ограничивали возможности вермахта. Автору попадались сведения о том, что батареи буксируемых Pak 40 не могли осуществлять круговую оборону – уже после нескольких выстрелов сошники зарывались настолько глубоко в землю, что вытащить их оттуда, чтобы развернуть пушку, становилось совершенно нетривиальной задачей, которая как правило не могла быть решена в бою. То есть после вступления в бой развернуть орудия в другую сторону было практически невозможно! И точно также Pak 40 не допускала перемещения силами расчета по полю боя.
А вот Т-IVH, имевший сопоставимую броню с Т-34 только в лобовой проекции, подобной реакции вызвать никогда бы не смог – его 30 мм борта уверенно поражались не то, что 57-мм ЗиС-2, но и старыми добрыми «сорокапятками». Фактически, танки этого типа было весьма опасно применять против правильно организованной обороны с перекрывающими друг друга секторами флангового ПТО-огня, даже если таковой ведут подвижные и мобильные орудия малых калибров. Все вышесказанное проиллюстрируем на примере повреждений Т-34 согласно анализу ЦНИИ № 48, проведенному в 1942 г. на основании изучения подбитых «тридцатьчетверок». Так вот, согласно этому анализу, попадания распределялись так:
1. Борта корпуса – 50,5% всех попаданий;
2. Лоб корпуса – 22,65%;
3. Башня -19,14%;
4. Корма и проч – 7,71%
Возможно, что для бортов Т-IVH, экипаж которого обладал значительно лучшим обзором, чем экипаж Т-34 образца 1942 г. подобное соотношение было лучше, потому что немцы, вероятно, реже позволяли заходить им в борта. Но даже если бы для Т-IVH такие попадания в нос и борта корпуса распределялись примерно поровну, то и тогда в его борта должно было попасть не менее 36,5% всех попавших в него снарядов! В общем, защита боковой проекции – вовсе не блажь создателей танков, а борта Т-IVH были «картонными» и совершенно не могли держать удар.

Т-IVH со снятыми экранами
Можно констатировать, что Т-IVH имел определенные дуэльные преимущества перед Т-34, но при этом был значительно уязвимее на поле боя. При этом более мощное орудие Т-IVH не давало ему никаких преимуществ в борьбе с полевыми укреплениями, пулеметными гнездами, артиллерией и небронированной техникой по сравнению с Т-34.

Средства наблюдения

Здесь, как ни странно, трудно определить победителя. Бесспорным преимуществом Т-IVH был пятый член экипажа, в результате чего обязанности командира танка и наводчика были разделены. Но техническими средствами наблюдения экипаж Т-34-76 был оснащен значительно лучше.
В распоряжении командира Т-IVH была командирская башенка с ее 5 визирными щелями, но это, в сущности, было и все. Она, конечно, давала хороший обзор поля боя, но на Т-34 обр. 1943 г. командир получил такую же, а МК-4 и ПТ4-7 обладавшие увеличением, позволяли ему куда лучше рассмотреть угрожаемое направление, идентифицировать цель. Немецкому командиру для этого нужно было вылезать из люка, доставать бинокль…
МК-4
В экипаже Т-IVH только один командир танка имел обзор в 360 град. А вот в Т-34, приборы МК-4 имели и командир и заряжающий. То есть в случае крайней нужды (например, по танку открыт огонь) экипаж Т-34 имел, пожалуй, больше шансов быстрее выяснить, откуда и кто, собственно, стреляет.
Надо сказать, что на предыдущих модификациях Т-IV обзор экипажа был лучше – тот же заряжающий в Т-IVH был совершенно «слеп», а вот в Т-IVG, например, в его распоряжении были 4 визирные щели, в которые мог смотреть не только он, но и наводчик орудия. Но на Т-IVH были установлены экраны, и от этих визирных щелей пришлось отказаться. Таким образом, единственным прибором наводчика был танковый прицел, а он, при всех его достоинствах, не годился для обзора местности.
Механики-водители Т-34 и Т-IVH примерно уравнялись в возможностях – у немецкого танкиста был хороший перископический прибор и визирная щель, у нашего – 2 перископических прибора и люк механика-водителя, который в целом был, пожалуй, удобнее щели. Проигравшим членом советского экипажа оставался только стрелок-радист – хотя у него был диоптрический прицел, угол его обзора был слишком мал, и 2 визирные щели его немецкого «коллеги» обеспечивали несколько лучший обзор.
В целом, пожалуй, можно утверждать, что экипаж Т-34 по уровню осведомленности вплотную приблизился к Т-IVH , если там и была разница, то уже не слишком существенная. И, кстати, уже не факт, что в пользу немецкого танка.

Эргономика

С одной стороны, немецкий экипаж имел определенные преимущества – более широкий погон башни (но и размещалось в нем не 2 человека, а 3), лучшие условия для заряжающего. Но с другой стороны, на Т-IVH немцы уже вынуждены были экономить. В мемуарах ряд советских танкистов высказывал претензии к работе электромотора, который поворачивал башню танка. Ну а на некоторых Т-IVH механические средства поворота вообще были сочтены ненужным излишеством, так что башня вращалась исключительно вручную. Кто-то жаловался на оптику мехвода Т-34 (жалобы, кстати, относились в основном к «тридцатьчетверкам» образцов 1941-42 гг.)? Так некоторые Т-IVH вообще не имели перископического прибора наблюдения, и механик-водитель располагал только визирной щелью. В общем, на части Т-IVH единственными оптическими приборами были только прицел наводчика, да бинокль командира танка. Несомненно, Т-IVH был более удобен в управлении, но и на Т-34 ситуация в этом отношении кардинально улучшилась. В среднем, пожалуй, немецкий танк все еще превосходил Т-34 в плане удобства, но, по всей видимости, уже нельзя было сказать, что эргономика существенно снижала потенциал «тридцатьчетверки».

Ходовая

Безусловно, немецкая трансмиссия была более совершенной и более качественной. Но Т-IVH, имея массу 25,7 т, приводился в движение бензиновым мотором мощностью в 300 л.с., то есть удельная мощность танка составляла 11,7 л.с. на тонну. А Т-34-76 обр. 1943 г. при массе 30,9 т имел 500-сильный дизель, соответственно, его удельная мощность составляла 16,2 л.с./т, то есть по этому показателю более чем на 38% превосходил своего немецкого «оппонента». Удельное давление на грунт германского танка достигало 0,89 кг/кв.см., а у Т-34 – 0,79 кг/кв.см. Иными словами, подвижность и проходимость Т-34 оставляла Т-IVH далеко позади.
Запас хода по шоссе у Т-IVH составлял 210 км, у Т-34 – 300 км и, в отличие от «тридцатьчетверок» предыдущих лет, Т-34 обр. 1943 г. действительно мог проходить такое расстояние.
Что касается пожароопасности, то тут вопрос очень непростой. С одной стороны, бензин, конечно, более горюч, но у Т-IVH баки с топливом располагались очень низко, под боевым отделением, там, где им угрожали разве что подрывы на минах. В то же время у Т-34 топливо располагалось по бокам боевого отделения. Как известно, дизельное топливо не очень-то и горит, но его пары вполне могли вызвать детонацию. Правда, судя по имеющимся данным, подобную детонацию мог вызвать не менее чем 75-мм снаряд, взорвавшийся внутри бака, если в последнем было мало топлива. Последствия такой детонации были, конечно, страшны, но… Намного ли страшнее было бы, если баки Т-34 располагались бы в другом месте? Детонация 75 мм снаряда в боевом отделении и так практически гарантировала гибель экипажа.
Наверное, можно сказать так: применение дизельного двигателя было достоинством советского танка, но расположение его топливных баков – недостатком. А в целом не приходиться сомневаться, что у каждого танка по части двигателя и трансмиссии были свои достоинства и недостатки и выбрать бесспорного лидера трудно, но Т-34 вполне может претендовать на первое место.

Боевой потенциал


В целом можно констатировать, что Т-IVH и Т-34 обр. 1943 г. представляли собой примерно равные по своим боевым качествам машины. Т-IVH был несколько лучше в танковом бою, Т-34 – в борьбе с пехотой, артиллерией и прочими небронированными целями. Интересно, что оба танка вполне соответствовали требованиям момента. Для немцев время блицкрига безвозвратно ушло, для них на первый план выходили задачи противостояния советским танковым клиньям, взломавшим оборону и вырвавшимся на оперативный простор, и с этой задачей Т-IVH справлялся лучше Т-34. В то же время для РККА наступала эпоха глубоких операций, в которых им требовался неприхотливый и надежный танк, способный к дальним рейдам и ориентированный на быстрый разгром и подавление тыловых структур, войск на марше, полевой артиллерии на позициях и прочих аналогичных целях в глубине обороны противника. Это Т-34-76 обр. 1943 г. «умел» делать лучше Т-IVH.

Технологичность

По этому параметру Т-IVH с треском проигрывал Т-34. В то время, как корпуса Т-34 формировались при помощи сварочных автоматов, от операторов которых не требовалось высокого мастерства, а башни делались либо так же, либо же были литыми, корпуса немецких танков являлись настоящим произведением искусства. Бронеплиты имели специальные крепления, они как бы вставлялись друг в друга (на шпонках), а потом – сваривались вручную, что требовало массы времени и работников высокой квалификации. Вот только какой смысл был во всем этом, если все эти старания в итоге не приводили к сколько-то заметному превосходству Т-IVH в защите перед Т-34? И то же можно было сказать про любой другой агрегат.
В результате немцы тратили уйму усилий и времени на создание боевой машины… не имевшей видимого превосходства над куда более простым и легким в производстве Т-34-76 обр. 1943 г.
Продолжение следует…

Т-34 в сравнении с немецким танком Pz.Kpfw.IV

Легендарный танк Т-34 спустя уже много лет после окончания Второй мировой войны вызывает много споров и противоречивых мнений. Одни доказывают, что он самый лучший танк той войны, другие говорят о его посредственных характеристиках и неправдоподобных победах. Кто-то называет лучшим американский «Шерман» или немецкие Т-VI «Тигр» и Т-V «Пантера».


Пытаются об этом рассуждать и младшие офицеры — танкисты испанской армии. В статье «Панцер IV»: секреты бронированной легенды Адольфа Гитлера», опубликованной в январе этого года, они восхищаются немецким танком «Panzerkampfwagen IV» (Pz.Kpfw.IV), сравнивая его с Т-34. Делают выводы, что немецкий танк является «одним из лучших боевых танков своего времени», признавая при этом, что «в ледяной русской степи ему пришлось мериться силами с более современным и априори гораздо более смертоносным врагом — Т-34-76».
Признавая высокие характеристики советского танка, авторы неуважительно отзываются о танке и советских танкистах. О технических характеристиках Т-34 знают по слухам, это видно по их утверждению, что в немецком танке экипаж вращался вместе с башней, а в Т-34 это невозможно.
С гордостью пишут о массовом производстве Pz.Kpfw.IV в фашистской Германии: там было произведено в период 1937-1945 годов 8686 танков.
По всей видимости, они и не догадываются, что за годы войны в Советском Союзе было произведено 35312 танков Т-34!
Судьба Т-34 требует объективной оценки и сравнения реальных характеристик танков, как это принято в современном танкостроении. Что же из себя представляли танки Т-34 и Pz.Kpfw.IV, которым пришлось столкнуться на полях сражений Великой Отечественной войны?
Танк Pz.Kpfw.IV создавался как штурмовой танк, средство огневой поддержки пехоты для борьбы с огневыми точками противника и прорыва укрепленных позиций с легким противопульным бронированием и экипажем 5 человек.
В качестве основного вооружения использовалась короткоствольная 75-мм пушка с длиной ствола 24 калибра. Основной упор был сделан на мощный осколочно-фугасный снаряд. Из-за низкой скорости вылета бронебойного снаряда (385 м/с) он не представлял серьезной угрозы для танков противника. Боекомплект танка составлял 80 выстрелов.
Защита танка была противопульной, лобовая защита корпуса 30-50 мм, лоб башни 30-35 мм, борта корпуса и башни 20 мм, крыша и днище корпуса всего лишь 10 мм. В танке не использовалось наклонное расположение броневых листов. Естественно, при такой защите этот танк становился легкой добычей противотанковых средств и танков противника.
Масса танка в процессе модернизации постоянно росла и к 1941 году увеличилась с 18,4 т до 21т. При неизменной мощности 300-сильного бензинового двигателя удельная мощность составляла 13,6—14,3 л.с./т, в узкой гусенице удельное давление для такого танка было высоким: 0,69 — 0,79 кг/кв. см. В связи с этим проходимость и маневренность танка были низкими, и это особенно начало сказываться в условиях бездорожья в войне с Советским Союзом.
В танке были обеспечены хорошие условия обитаемости и обзорности экипажу танка. В башне была установлена командирская башенка, обеспечивающая ему круговой обзор, имелись совершенные на то время приборы наблюдения и прицеливания.
Танк Т-34 создавался как быстроходный средний танк с противоснарядной броневой защитой, обеспечивающей защиту от 37-мм противотанковых пушек, с мощным вооружением, обеспечивающим поражение танков противника, и был предназначен прежде всего для развития наступления в оперативной глубине обороны противника в составе крупных танковых формирований. Это была новая концепция универсального танка прорыва, сочетающего в себе сильную огневую мощь, хорошую защиту и высокую маневренность.
У танка Т-34 была противоснарядная защита, она обеспечивала надежную защиту от всех существующих на то время противотанковых средств противника, в том числе от 37-мм немецких противотанковых пушек Pak 35/36 и практически от всех зарубежных танков, которые оснащались пушками калибром не более 50 мм.
На Т-34 впервые в мировом танкостроении была установлена длинноствольная 76-мм пушка Л-11 длиной ствола в 30,5 калибра, замененная в январе 1941 года на более мощную 76-мм пушку Ф-34 с длиной ствола в 41 калибр. Эти пушки с начальной скоростью вылета бронебойного снаряда 635 м/с значительно превосходили все существующие на то время зарубежные танковые пушки.
Впервые в мировом танкостроении защита танка была построена на наклонном расположении броневых листов. Лоб корпуса состоял из двух 45-мм броневых плит, верхней, расположенной под углом 60 град. к вертикали, и нижней, расположенной под углом 53 град, обеспечивая бронезащищенность в эквиваленте 80 мм.
Лоб и стенки башни выполнялись из 45-мм броневых плит, расположенных под углом 30 град., лобовая плита была изогнута в форме половины цилиндра. При литой башне толщина стенок была увеличена до 52 мм.
Борта корпуса в нижней части располагались вертикально и имели толщину 45 мм. Верхняя часть бортов, в районе надгусеничных полок, состояла из 40-мм броневых плит, расположенных под углом 40°. Кормовая часть собиралась из верхней и нижней 40 мм броневых плит, сходившихся клином под углом 47 град. и 45 град.
Крыша корпуса в районе МТО была из 16-мм броневых листов, а в районе подбашенной коробки составляла 20 мм. Днище танка имело толщину 13 мм под МТО и 16 мм в лобовой части.
На Т-34 впервые в танкостроении был применен дизельный двигатель мощностью 500 л. с. При боевой массе 26,6—31,0 т удельная мощность составляла 19,0—16,0 л.с./т, а использование широкой гусеницы обеспечивало низкое удельное давление 0,62 кг/кв. см, что гарантировало высокие ходовые характеристики танка.
Сочетание в Т-34-76 высокой огневой мощи, хорошей противоснарядной защищенности с высокой проходимостью, манёвренностью и подвижностью обеспечивало высокие боевые характеристики танка. Т-34-76 уверенно поражал лобовую проекцию всех немецких танков и обеспечивал надежную защиту от штатных немецких противотанковых средств.
Предельная простота конструкции танка с высокой технологичностью обеспечили быструю организацию массового производства танков во время войны, высокую ремонтопригодность в полевых условиях и хорошие эксплуатационные характеристики.
При этом Т-34-76 с экипажем 4 человека обладал серьезными недостатком по условиям работы членов экипажа. Башня была тесной, обзорность плохой, смотровые приборы были несовершенными. В башне невозможно было разместить еще одного члена экипажа. Командир выполнял и функции наводчика, в связи с чем не мог в полном объеме выполнять функции командира и вести поиск целей. На начальном этапе серийного производства танка его узлы и системы обладали низкой надежностью.
Сравнивая танки Т-34-76 и танки Pz.Kpfw.IV серий А-Е выпуска одного и того же периода, можно сделать вывод, что танк Т-34-76 по всем основным характеристикам превосходил Pz.Kpfw.IV. По огневой мощи 76-мм пушка Т-34-76 гарантированно пробивала броню Pz.Kpfw.IV на всех реальных дистанциях ведения огня. Броневая защита Т-34-76 надежно защищала танк от немецких противотанковых средств, а 75-мм короткоствольная пушка немецкого танка не могла пробить броню Т-34-76. Пробить броню Т-34-76 можно было с дистанции 100-150 м, но на эту дистанцию надо еще было подойти к смертельно опасному танку.
По проходимости и маневренности Т-34-76 из-за более высокой удельной мощности двигателя, 19 л.с./т против 13,6 л.с./т, и более широкой гусеницы стоял намного выше Pz.Kpfw.IV и обеспечивал неоспоримое преимущество.
По мере накопления опыта боевых столкновений танков совершенствовались Т-34-76 и Pz.Kpfw.IV. На немецком танке в марте 1942 года на модифкации Pz.Kpfw.IV F вместо короткоствольной 75-мм пушки была установлена длинноствольная 75-мм пушка Kw.K.40 L/43 с длиной ствола 43 калибра, а весной 1943 года пушка Kw.K.40 L/48 с длиной ствола 48 калибров.
Огневая мощь танка резко возросла, он стал универсальным танком, способным решать широкий круг задач и бороться с танками Т-34-76 и американским M4 Sherman на большинстве дистанций ведения огня.
Увеличилось и бронирование Pz.Kpfw.IV за счет установки цельнокатаной 80-мм броневой плиты лба корпуса, дойдя до уровня защищенности лба корпуса Т-34-76, частично была увеличена защита башни до 30 мм. Остальное бронирование танка не изменилось и было слабым. Кроме этого, на Pz.Kpfw.IV были внедрены дополнительные меры защиты — навесные противокумулятивные экраны из 5-мм листов, устанавливавшиеся по бортам корпуса, и покрытие вертикального бронирования «циммеритом» для защиты от магнитных мин.
Однако проходимость и маневренность танка, особенно последних его модификаций, масса которых достигла 25,7 т, при той же мощности двигателя стала еще хуже.
С появлением на Pz.Kpfw.IV длинноствольной 75-мм пушки с длиной ствола 43 калибра огневая мощь с Т-34-76 практически сравнялась, а с установкой пушки с длиной ствола 48 калибров огневая мощь Pz.Kpfw.IV стала превосходить Т-34-76. К тому же появление на фронте летом 1943 года танков «Тигр» с 88-мм пушками с длиной ствола 56 калибров и усиленным лобовым бронированием танка до 100 мм и «Пантера» с 75-мм пушкой с длиной ствола 70 калибров и лобовым бронированием до 80 мм сделало их неуязвимыми для пушки Т-34-76.
У немцев к концу 1940 года появились 75-мм противотанковые пушки Pak 40, пробивающие броню толщиной 80 мм с дистанции 1000 м, то есть Т-34-76 был поражаем на наиболее вероятной дистанции боя, а бронебойный снаряд 88-мм пушки танка «Тигр», имевший начальную скорость 890 м/с, пробивал лобовую броню танка Т-34 с дистанции 1500 м.
Встал вопрос и серьезной модернизации танка Т-34-76 или разработки нового танка. Был разработан проект хорошо защищенного танка Т-43 с 85-мм пушкой, который решал многие вопросы, но он требовал остановки и переоснащения производства, что во время войны было недопустимо.
Остановились на коренной модернизации Т-34-76 и поиске других решений, направленных на тактическую защищенность танка и разработки другой тактики использования танковых соединений. Была внедрена новая башня с увеличенным погоном башни, позволившая установить 85-мм пушку и увеличить количество боеприпасов к ней до 100 штук.
Башня была с увеличенным внутренним объемом, улучшившая обитаемость экипажа и позволившая довести его до 5 человек. Был введен новый член экипажа – наводчик, командир получил возможность управлять танком и вести поиск целей. Была также улучшена обзорность из танка за счет установки новых смотровых приборов и командирской башенки.
Повысить броневую защиту удалось только в башне, толщина брони лобовой части башни была увеличена до 90 мм, а бортов башни до 75 мм. В сочетании с конструктивными углами наклона башенных бортов такая толщина обеспечивала защиту от бронебойных снарядов 75-мм пушки Рак 40.
Повысить защиту лобового листов корпуса было невозможно из-за особенностей конструкции танка, продольное размещение двигателя не давало возможности сместить башню назад. Защита корпуса осталось на том же уровне, увеличилась только толщина кормовой бронеплиты с 40 мм до 45 мм и толщина днища в лобовой части с 16 мм до 20 мм. Танк получил индекс Т-34-85 и в декабре 1943 года начал массово производиться.
Сравнение танков Т-34-85 с Pz.Kpfw.IV серий F-J выпуска 1942-1945 годов показывает уже совершенно другое соотношение характеристик.
Пушки у танков близки по своим характеристикам. При большем калибре пушки у Т-34-85 скорость вылета бронебойного снаряда у него была ниже (662 против 790 м/с), а скорости вылета бронебойно-подкалиберного снаряда были близки (930 против 950 м/с). То есть по огневой мощи танки Т-34-85 и Pz.Kpfw.IV были примерно на равных.
По защищенности Т-34-85 был выше Pz.Kpfw.IV, противоснарядная броня Т-34-85 обеспечивала защиту от противотанковых средств противника и огня пушки Pz.Kpfw.IV, но была бессильна против огня пушек танков «Тигр» и «Пантера».
Танк Т-34-85 сохранил свои высокие характеристики по подвижности и маневренности, при увеличении массы Т-34-85 удельная мощность осталась на уровне 15,5 л.с./т, а у Pz.Kpfw.IV при увеличении массы танка удельная мощность упала до уровня 11,7л.с./т, и его характеристики по подвижности и маневренности стали еще хуже.
Несмотря на установку 85-мм пушки, Т-34-85 был по огневой мощи на равных только с Pz.Kpfw.IV. Уступая немецким танкам «Тигр» и «Пантера» по огневой мощи и защищенности, он проигрывал им в дуэльном бою. При этом Т-34-85 превосходил немецкие танки по маневренности и имел очень высокий уровень оперативно-тактической подвижности, что было с успехом использовано при разработке новой тактики применения танковых соединений.
Танк Т-34-76 на первом этапе войны серьезно превосходил немецкий массовый танк Pz.Kpfw.IV по всем характеристикам, на втором этапе по огневой мощи они сравнялись, но Т-34-85 стал уступать по огневой мощи и защищенности новым немецким танкам Т-VI «Тигр» и Т-V «Пантера». От запуска в серию нового танка Т-43 отказались, сделав ставку на новую тактику применения существующих и модернизированных танков.
В 1941 году советские танковые войска понесли тяжёлые потери, в то время как немецкие войска располагали только легкобронированными танками Pz.Kpfw.IV, но немецкие танкисты по своим тактическим навыкам, по слаженности работы экипажей и опыту командования, полученному в боях с Францией и Польшей, значительно превосходили советских танкистов.
Большие потери танков в начальный период войны объяснялись слабой освоенностью новых танков личным составом, низкой надежностью танков, тактически неграмотным использованием танков и поспешностью ввода в бой без предварительной организации взаимодействия с другими родами войск, беспрерывными маршами на расстояния до 1000 км, выводящими из строя ходовую часть танков, недостаточной организацией ремонтно-эвакуационных служб при быстром перемещении линии фронта, а также потерей управления войсками высшими штабами и слабым управлением внутри танковых соединений.
Немаловажную роль играла хорошо организованная немцами противотанковая оборона. Советские танки зачастую бросались для прорыва хорошо организованной противотанковой обороны противника без предварительной обработки артиллерией и авиацией.
Все это продолжалось и в 1943 году во время Курской битвы. Никакого встречного танкового сражения под Прохоровкой не было, это легенда. Командующий 5-й Гвардейской танковой армией генерал Ротмистров бросил армию в контрудар на хорошо организованную противотанковую оборону противника и вводил ее побатальонно на узком участке фронта, зажатом рекой и железнодорожной насыпью. Немцы по очереди уничтожали батальоны. Потери армии были ужасающие, было сожжено 340 танков и 17 САУ, армия лишилась 53% танков и САУ, принимавших участие в контрударе. Прорвать оборону противника не удалось.
По результатом этого сражения Сталин создал комиссию, которая разбиралась в причинах неудачного применения танков и их технических характеристиках. Выводы были сделаны, появился танк Т-34-85, и тактика применения танковых соединений была кардинально изменена.

Танки больше не бросались для пролома организованной противотанковой обороны противника. Эту задачу выполняли артиллерия и авиация. Только после взлома обороны в прорыв вводились танковые части для масштабных операций на окружение. Советское военное руководство стремилось по возможности избегать танковых сражений.
В таких операциях, как никогда, пригодились отличные характеристики Т-34-85 по маневренности и подвижности, а возросшая техническая надёжность танка позволяла провести ряд быстрых и глубоких операций. Это еще раз показало, что в сражении побеждает не только техника, а и люди, с умом применяющие ее.
В итоге, сравнивая танки Т-34 и Pz.Kpfw.IV, можно сказать, что Т-34 не только по своим техническим характеристикам, а и по возможности организовать массовое производство во время войны и при грамотной тактике его использования превосходил немецкий танк. И даже немецкие генералы, почувствовавшие на себе его мощь, признавали Т-34 лучшим танком Второй мировой войны.

Тупиковое усиление

В конструкции советского среднего танка Т-34 был заложен довольно высокий запас для модернизации. В ходе серийного производства его боевая масса выросла на 5 т, и шасси более-менее выдержало такой существенный рост нагрузки. В начале 1944 года появился продукт коренной модернизации — Т-34-85. Этот танк получил совершенно новую башню и 85-мм пушку, экипаж вырос до 5 человек. Таким образом, произошло существенное усиление вооружения Т-34. Вместе с тем броневая защита советского танка оставалась на прежнем уровне. Попыткой исправить положение стал Т-34-85М — танк с усиленной броневой защитой.

Второй подход к усилению брони

О том, что броневая защита Т-34 недостаточна, впервые заговорили ещё весной 1941 года. Предполагалось, что Т-34 получит экранировку лобовой части корпуса, также экранировалась башня. Тем самым толщина лба корпуса поднималась до 60 мм. Броня толщиной 60 мм предполагалась и на Т-34М (глубокой модернизации Т-34). Весенняя инициатива закончилась созданием опытных образцов экранировки, но в конце 1941 года история получила продолжение. 25 декабря 1941 года Сталин подписал постановление ГКО №1062сс «О танках Т-34 и Т-60». Согласно этому документу, с 15 января все Т-34 должны были выпускаться с экранированной до 60 мм лобовой частью, а с 15 февраля — с утолщённой до 60 мм бронёй. Утолщение броневых листов так и не состоялось, зато экранированных танков выпустили несколько сотен. Впрочем, 23 февраля 1942 года Сталин подписал постановление ГКО №1333, согласно которому экранировка упразднялась.

Т-34-85М по первому варианту, конец мая 1944 года. Машину выдаёт «раздутая» установка курсового пулемёта ДТ и более толстая верхняя лобовая деталь корпуса.

В дальнейшем вопрос усиления брони Т-34 поднимался неоднократно, но каждый раз результат получался отрицательным. Отчасти это было результатом роста мощи немецкой противотанковой артиллерии. Кроме того, экраны отрицательно влияли на ресурс ходовой части, тем более что боевая масса Т-34 к 1943 году и так перевалила за 30 т. Это привело к резкому снижению ресурса бандажей опорных катков, с данной проблемой боролись не один год. Тем не менее о том, что броневую защиту надо усиливать, в ГБТУ КА не забывали — более того, требования к защите только возрастали. В 1943 году требовалось уже не 60, а 75 мм брони, чтобы иметь защиту от основного противотанкового средства немецкой армии — 75-мм орудия Pak 40. Очень похожие по ТТХ орудия получили немецкие танки Pz.Kpfw.IV и самоходные установки StuG 40 Ausf.G.

Вероятнее всего, этот снимок был сделан уже в ходе испытаний. Вместо уменьшенного ведущего колеса стоит штатное, с шестью роликами.

К осени 1943 года вопрос усиления брони временно отошёл на второй план. Причиной тому стал более существенный вопрос — усиление вооружения. Первоначально планировалось поставить на Т-34 возвращённую из небытия 57-мм танковую пушку ЗИС-4 (дело дошло до того, что орудие запустили в серию). Впрочем, мощь ЗИС-4 быстро признали недостаточной, поэтому начались работы по более «пробивным» системам калибров 76 и 85 мм.

Выбор пал на 85-мм систему Д-5, первоначально создававшуюся для тяжёлых танков КВ-85 и ИС-85, а также самоходки СУ-85. В начале сентября 1943 года макет Д-5Т установили в башню опытного танка Т-43, а позже началась работа по созданию новой башни для Т-34. После удачных испытаний 15 декабря 1943 года Сталин подписал постановление ГКО №4776сс «О производстве танков Т-34-85 с 85-мм пушкой на заводе №112 Наркомата танковой промышленности». Данный танк стал промежуточным. Во-первых, машина оснащалась башней с расширенным до 1600 мм погоном и 85-мм орудием, но её расчёт составлял 2 человека. Во-вторых, Центральное Артиллерийское КБ смогло создать более удачное орудие, получившее индекс С-53 и принятое на вооружение Красной армии постановлением ГКО №4873сс от 1 января 1944 года. Первоначально планировалось ставить эти пушки в обычные башни Т-34, но позже планы поменялись. КБ-520 завода №183 разработало новую, трёхместную башню с диаметром погона 1600 мм.

23 января 1944 года было подписано постановление ГКО №5020сс «Об увеличении производства танков Т-34-85 с 85-мм пушкой и расширенным погоном». С марта 1944 года началось производство основной версии Т-34-85. В связи с некоторыми дефектами, обнаруженными в конструкции орудия С-53, пушку доработали силами КБ завода №92 (эти орудия получили обозначение ЗИС-С-53). Именно эта система стала основным танковым орудием калибра 85 мм.

Башня с усиленной броневой защитой внешне почти не отличалась от серийной.

Тема усиления броневой защиты была вновь поднята Сталиным на совещании 27 декабря 1943 года. В ходе совещания, на котором впервые встал вопрос о танке Т-44, Сталин предложил наркому танковой промышленности В.А. Малышеву усилить корпус танка до 60 мм. На это Малышев ответил, что по периметру броню усиливать нельзя, поскольку масса вырастет до недопустимых величин. Вместе с тем предложение Сталина не осталось без внимания. В январе 1944 года были проведены расчёты усиления броневой защиты танка. При этом важным параметром являлось сохранение боевой массы в пределах обычного Т-34-85. Впрочем, речь шла совсем не о 60 мм, как в 1941 году. Как уже говорилось, за прошедшее время эффективность немецких танковых и противотанковых орудий существенно выросла, и 60 мм брони было уже недостаточно. Неудивительно, что при проработке вариантов усиления броневой защиты Т-34-85 советские инженеры ориентировались именно на возможности немецкого противотанкового орудия Pak 40.

Согласно концепции, первый вариант Т-34-85М не предполагал переделки МТО.

19 февраля 1944 года Малышев подписал приказ по НКТП №109сс. Согласно ему, к 25 февраля требовалось разработать чертежи Т-34-85 с усиленной броневой защитой. Верхний лобовой лист корпуса утолщался до 75 мм, при этом люк механика-водителя и установка курсового пулемёта усиливались до 90 мм. Лоб башни также усиливался до 90 мм, а передние боковые стенки — до 75 мм с плавным переходом до 52 мм. Для компенсации выросшей толщины брони более тонкими делались днище (с 20 до 15 мм) и крыша (с 20 до 15 мм) корпуса, нижний кормовой лист (с 45 до 30 мм), а также днище кормовой ниши башни (с 25 до 15 мм). Также приказ оговаривал изменения передаточных чисел в коробке передач, чтобы повысить надёжность работы элементов трансмиссии. Приказ оговаривал изготовление двух опытных танков, один из которых сохранял штатную конфигурацию корпуса, а у второго баки переносились в корму корпуса. В качестве срока изготовления танков указывалось 15 марта 1944 года. Далее по одному образцу Т-34-85 с усиленным бронированием изготовлялось на заводах №112 и №174, сроком их постройки указывалось 25 марта того же года. Это означало, что в случае успеха на испытаниях модернизированный Т-34-85 оперативно запускался в серию.

В кильватере Т-44

Начало модернизации броневой защиты Т-34-85 совпало с целым рядом работ на заводе №183. Во-первых, завод №183 внедрял производство Т-34-85, что, разумеется, оттянуло на себя многих конструкторов. Во-вторых, в самом разгаре были работы по Т-44. В отличие от Т-34-85 с усиленным бронированием, разработка Т-44 шла на фоне постоянного интереса со стороны Сталина. Неудивительно, что в такой ситуации усиление броневой защиты оказалось в низшем приоритете.

Второй вариант Т-34-85М нёс большее количество переделок.

Несмотря на столь неоднозначную ситуацию, работы по модернизации броневой защиты с опозданием, но всё же шли. Согласно отчёту завода №183, разработка чертежей закончилась 26 февраля, а 4 марта их разослали по заводам. Впрочем, приоритетом являлся танк по первому варианту, без вынесения баков в кормовую часть. Расчёты показали, что даже в первом варианте модернизации боевая масса превысит 32 т. Для проверки надёжности работы трансмиссии и ходовой части заводское руководство решило испытать Т-34, нагруженный до боевой массы 34 т. При этом бортовые передачи оставались старыми, а КПП модернизировалась. Решение использовать бортовые передачи старого типа объяснялось тем, что попытка их переделки закончилась неудачно. Помимо усиленной КПП, на танке, первоначально носившем заводское обозначение Т-34М, предполагалось использовать 5-роликовые ведущие колёса уменьшенного диаметра.

На фото сбоку видно ведущее колесо меньшего диаметра.

В конструкцию корпуса и башни, которую утвердили приказом НКТП №109сс, внесли некоторые изменения. От идеи уменьшения толщины нижнего кормового листа до 30 мм на заводе отказались, поскольку это снизило бы жёсткость задней части. Вместо этого до 30 мм уменьшили толщину бронировок картеров бортовых передач. Также некоторым изменениям подвергалась башня. С разработкой башни была связана небольшая задержка, поскольку требовалось изготовить новые модели, а завод №183 и так был загружен выпуском моделей для серийной башни Т-34-85. Также завод имел собственное мнение по поводу некоторых узлов Т-34М — там считали, что картеры надо оставить толщиной 45 мм, а на башню следует ставить командирскую башенку от Т-44 как более удачную. Имелись идеи и по другим узлам. Впрочем, как показали дальнейшие события, многие предложения так и остались на бумаге.

Установка баков в кормовой части потребовала серьёзной её доработки.

Существенная нагрузка как на завод в целом, так и на КБ-520, сыграла свою роль в истории Т-34-85. Во-первых, ни завод №112, ни завод №174 никаких опытных танков так и не построили. Во-вторых, на заводе №183 постройка опытных образцов затянулась, на заводские испытания они вышли только в мае 1944 года. Причиной тому стала загрузка по выпуску Т-34-85 и форсирование работ по Т-44. В-третьих, большинство предложений заводского КБ оказалось отвергнуто. Как и требовалось в приказе №109сс, толщину нижнего кормового листа корпуса снизили до 30 мм, уменьшились и толщины крыши и днища.

Нижний кормовой лист увеличили по высоте на 400 мм.

Несмотря на отмену нововведений вроде командирской башенки от Т-44, танк, получивший обозначение Т-34-85М, даже по первому варианту получил некоторые изменения по сравнению с исходным проектом. Толщину крыши люка механика-водителя увеличили с 90 до 100 мм. Вероятнее всего, утолщение было связано с результатами испытаний обстрелом корпуса первого варианта Т-44. Выяснилось, что толщины смотрового лючка будки механика-водителя, составлявшей 90 мм, оказалось недостаточно. В результате было принято решение о наращивании толщины смотрового лючка до 100 мм и увеличения угла его наклона. Таким образом, лобовой лист корпуса получил защиту от 75-мм пушки Pak 40. В связи с увеличением толщины крышки люка выросла и его масса, поэтому вместо пружинного уравновешивающего механизма поставили торсион. Следует отметить, что за счёт перераспределения толщины листов боевая масса Т-34-85М по первому варианту составила 32 115 кг, при этом серийный Т-34-85 имел боевую массу 32 250 кг. Также модернизированный танк получил 4-скоростную КПП с изменённым передаточным отношением в конической паре шестерён. Изменились и ведущие колёса: их диаметр снизился до 530 мм, а количество роликов сократили до пяти.

Схема броневой защиты Т-34-85М.

Танк по второму варианту модернизации имел куда больше отличий. Для начала машина также получила ведущие колёса с уменьшенным до 530 мм диаметром и 5 роликами вместо 6. Отбойники для досылки пальцев в проушины траков перенесли в переднюю часть корпуса. Наконец, в связи с требованием убрать топливные баки из боевого отделения их перенесли в кормовую часть корпуса. Для этого кормовую часть корпуса удлинили, и там появилось 2 топливных бака по 190 л каждый. Общий объём топливных баков составил 540 л. Благодаря выносу топливных баков из боевого отделения удалось найти место для 4 дополнительных выстрелов к 85-мм орудию ЗИС-С-53 и 2 дополнительных пулемётных дисков.

Установка баков в моторно-трансмиссионном отделении сильно усложнила обслуживание КПП.

Переделка кормовой части машины привела к тому, что корпус стал длиннее на 185 мм, а общая масса машины составила 32 230 кг. Впрочем, это всё равно было меньше, чем у серийного Т-34-85. Переделка кормовой части привела и к изменению выхлопной системы. Нижний кормовой лист увеличился по высоте на 400 мм. Для сохранения боевой массы с бортов баки прикрывались вертикальными листами толщиной 45 мм, при этом были сделаны ложные подкрылки из листового железа. Также переделали спидометр, причём его показатели оказались неверными: дело в том, что на танк поставили ведущие колёса иного диаметра, а привод к спидометру не переделали.

Спорная модернизация

Сначала оба модернизированных танка отправились на заводские испытания, и лишь потом их направили на НИБТ Полигон в Кубинку. К моменту прибытия на НИБТ Полигон Т-34-85М по первому варианту модернизации прошел 1204 км, а по второму — 1188 км. Впрочем, ввиду того, что привод спидометра не переделывался, реальный километраж мог быть и иным. Специалисты полигона отмечали, что прибывшие танки, несмотря на пройденный километраж, имели новые ведущие колёса, опорные катки и гусеничные ленты.

Условия, в которых испытывали Т-34-85М, были далеки от тепличных.

Испытания начались 26 мая 1944 года, при этом программу испытаний утвердили позже — 28 мая. Совместно с Т-34-85М на испытания вышел и серийный танк. Как показали ходовые испытания, которые продолжались до 10 июня, усиление броневой защиты почти никак не отразилось на ходовых качествах танков. Максимальная и средняя скорости Т-34-85М по первому варианту оказались равными серийному Т-34-85. Второй вариант танка оказался немного медленнее, но отнюдь не из-за перегруза. Ввиду того, что двигатель после заводских испытаний не меняли, на определённом этапе полигонных тестов начались неполадки, в том числе отмечалась потеря мощности. Этот факт комиссия приняла во внимание, учитывая то, что первый вариант танка по динамике не отличался от серийной машины. При этом передвигаться пришлось в основном по разбитому просёлку и лесным дорогам, то есть в наиболее сложных условиях.

Как показали испытания, динамические характеристики Т-34-85М оказались на уровне серийного Т-34-85.

За время испытаний первый вариант Т-34-85М прошёл 1006 км, второй вариант — 1084, а серийный танк — 1005 км. Несмотря на то что общие динамические характеристики модернизированных машин оказались на уровне серийного Т-34-85, переделку ходовой части признали неудачной. Испытания показали, что ухудшилась плавность зацепления роликов с гребнями траков, наблюдались набегания траков на ролики. Итогом стало то, что гребни траков имели повышенный износ — причиной тому стали удары об ролики ведущих колёс. По итогам испытаний инженеры отказались от идеи ставить КПП с изменёнными передаточными числами, а также уменьшенные ведущие колёса. Помимо уже отмеченных недостатков, их введение в серийное производство означало бы снижение унификации танков. Кроме того, боевая масса танков не выросла, так что усиление ходовой части лишалось смысла.

Т-34-85М преодолевает подъём.

То, что модернизированные танки ничуть не уступают по ходовым качествам серийной машине, показали и специспытания. В ходе испытаний на подъём оба танка смогли преодолеть участок крутизной 30 градусов. Более крутой подъём оказался непреодолим из-за сильного износа двигателей. В ходе дальнейших испытаний танки преодолели косогор крутизной 15-25 градусов. Вполне успешно прошли и испытания буксировкой танка. За исключением повышенного износа гусеничных лент, связанного с неудачной конструкцией ведущих колёс, более низкой надёжности по сравнению с Т-34-85 не отмечалось.

Идея с ведущими колёсами меньшего диаметра оказалась неудачной. Гребни траков имели повышенный износ — причиной тому стали удары о ролики ведущих колёс.

Неоднозначную реакцию испытателей вызвала переделка топливной системы, проведённая по второму варианту Т-34-85М. Не отрицая положительных эффектов переноса баков назад, комиссия указывала и на явные недостатки. Главный из них заключался в том, что баки сильно мешали монтажным работам и обслуживанию в отделении трансмиссии. Также сильно усложнилась дозаправка масла в КПП. Машину в ходе испытаний пришлось часто регулировать, так что повышение безопасности на практике превратилась в настоящую головную боль. Единственное условие, при котором баки могли остаться на новом месте, являлось повышение надёжности агрегатов отделения трансмиссии и возможность их эксплуатации без регулировок не менее 500 км. Кроме того, испытателям не понравилась усложнённая защита бортов: по мнению комиссии, следовало сделать борта в районе баков также наклонными. Фактически выводы комиссии сводились к тому, что перенос баков не имеет большого смысла, поскольку приносит больше проблем, чем пользы.

Размещение топливных баков в корме раскритиковали, поскольку они сильно мешали обслуживанию КПП.

Имелись вопросы и к модернизированной броневой защите. Комиссия посчитала, что снижение толщины листов днища до 15 мм сделает танк более уязвимым к подрыву вражеских мин и фугасов. Не особо удачной оказалась бронировка защиты курсового пулемёта ДТ. Увеличение периметра сварного шва снижало прочность верхнего лобового листа корпуса. Выходом из положения являлась установка курсового пулемёта по типу того, как это делали на КВ-85, ИС и Т-44, то есть без подвижной, но при этом громоздкой бронировки. Также имелись претензии к новому уравновешивающему механизму люка механика-водителя: согласно отчёту, он оказался непригодным к эксплуатации.

Т-34-85М преодолевает косогор.

По итогам испытаний были забракованы оба варианта Т-34-85М, но при этом комиссия однозначно поддержала саму идею усиления броневой защиты корпуса и башни. Вместо обоих вариантов Т-34-85М НИБТ Полигон предложил третью версию модернизации. Лоб корпуса и башни усиливался по первому варианту, но при этом передняя часть днища сохраняла толщину 20 мм, а подвижную установку курсового пулемёта заменяли на неподвижную.

Половинчатое решение

Неоднозначные итоги испытаний Т-34-85М совсем не означали, что проект модернизации броневой защиты танка ляжет на полку. Во-первых, даже со всеми недостатками переделка машины под необходимые требования заняла бы не столь и много времени. Во-вторых, испытания Т-44 по второму варианту шли отнюдь не гладко. Работа по сменщику Т-34-85 затягивалась, что вызвало бурную дискуссию в НКТП и ГБТУ КА — там полагали, что вместо Т-44 следует запускать в серию именно Т-34-85М.

После ходовых испытаний Т-34-85М использовали на испытаниях обстрелом.

Пока кипели дискуссии, работы по Т-34-85М шли своим чередом. Работы по танку сводились не только к ходовым испытаниям. Требовалось на практике проверить, на что способна улучшенная броня новой машины. Обычно для этого использовались специально изготовленные корпуса и башни, но не в этом случае. Было принято решение использовать в качестве объекта испытаний опытный Т-34-85М по первому варианту. Поскольку в текущем виде машина была забракована, она становилась ненужной. Перед обстрелом с танка сняли вооружение, двигатель, КПП, бортовые передачи и часть опорных катков. Критику специалистов НИБТ Полигона относительно увеличенной бронировки курсового пулемёта отчасти подтвердил наружный осмотр верхнего лобового листа перед обстрелом. Выяснилось, что как раз в районе установки курсового пулемёта имеются трещины, причём довольно большие. Трещины также нашлись в районе крепления буксирных крюков, а позже их обнаружили и в бортах корпуса.

Результаты обстрела верхней лобовой детали корпуса.

Аналогично второму образцу Т-44 корпус Т-34-85М обстреливали отнюдь не из 7,5 cm Pak 40. В ход пошла 75-мм танковая пушка KwK 42 L/70, установленная в немецком среднем танке Pz.Kpfw.Panther Ausf.D. Также машину обстреливали из 88-мм орудия Pak 43 K/71, установленного на самоходку Nashorn. Естественно, на такие орудия броневая защита была не рассчитана, но надо понимать, что с обеими системами советские танки впервые встретились ещё на Курской дуге. Поэтому вполне объяснимо желание ГБТУ КА понять, как броня Т-34-85М будет держать такие снаряды. К слову, далеко не всегда немецкие снаряды имели паспортную начальную скорость. Отмечалось, что часть из них имела начальную скорость, не превышающую 860 м/с, что связано с применением снарядов и порохов разных годов выпуска. Стрельба по танку велась с дистанции 100 м.

Попадание фугасного снаряда 88-мм пушки сбило установку курсового пулемёта.

Результаты обстрела Т-34-85М оказались весьма неоднозначными даже с учётом того, что броневая защита была рассчитана на противостояние другой орудийной системе. В некоторых публикациях говорится, что дистанцией пробития снаряда орудия «Пантеры» лобового листа Т-34-85М были 650 м, но на самом деле это не так. Даже по формулам пределом пробития являлись 720 м, да и то с рядом оговорок. Качество броневых листов признали неудовлетворительным, это же касалось и качества сварных швов. При попадании 88-мм осколочно-фугасного снаряда в установку курсового пулемёта её сбило. Попадания снарядов калибра 88 мм (они составили большинство выстрелов в верхнюю лобовую деталь корпуса) приводили к увеличению трещин. Кроме того, наращивание толщины верхнего лобового листа назвали полумерой, поскольку нижний лобовой лист остался неизменным.

Массу нареканий вызвало качество сварных швов.

По итогам испытаний комиссия указала, что дистанция поражения пушкой «Пантеры» верхней лобовой детали по сравнению с Т-34-85 снизилась с 1450 до 720 м. В случае с 88-мм орудием Pak 43 L/71 дистанция поражения снизилась с 4275 до 1800 м. В целом же преимущество танка с усиленной броневой защитой назвали незначительным. Усиление брони всё равно не позволяло танку вести на равных бой с «Пантерой». Чтобы обеспечить защиту на должном уровне, требовалось поднять толщину брони до 90 мм, причём это касалось и верхнего, и нижнего лобовых листов. Именно такое усиление предлагалось сделать заводу №183. Дополнительное усиление требовалось и для башни. Одновременно комиссия потребовала улучшить ситуацию со сварными швами, переработать конструкцию командирской башенки, усилив её защиту. Кроме того, перед Наркомчерметом предлагалось поставить вопрос о повышении качества броневых листов.

По итогам испытаний в серию Т-34-85М не пошёл, зато с августа 1944 года начался выпуск Т-34-85 с утолщённой башней. Таким образом, усиление защиты танка всё же произошло, хоть и частично.

Попытки отстоять Т-34-85М предпринимались и после подписания Сталиным постановления ГКО № 6209с «Об организации производства средних танков Т-44 на заводах №75 и №264 Наркомата танковой промышленности». Тем не менее судьба танка была предрешена. Увеличение толщины лба до 90 мм означало существенное увеличение боевой массы и перегрузку ходовой части. К тому же первый образец Т-44А с 90-мм бронёй появился уже летом 1944 года. Тем не менее говорить о том, что Т-34-85М стал напрасной тратой времени, неверно, как и то, что он был лишь опытным образцом. На самом деле это не так: уже в августе Т-34-85М пошёл в серию, но не под индексом Т-34-85М и не в своём «классическом» виде. От исходного танка взяли башню с усиленной до 90 мм броневой защитой лобовой части. Данное усиление почти не сказалось на боевой массе машины, зато существенно повысило стойкость башни к снарядам немецкой противотанковой артиллерии. Как показала практика, значительная часть попаданий в лобовую проекцию приходилась как раз на башню, поэтому её усиление стало правильным шагом.

Автор благодарит Игоря Желтова (г. Москва) и Алексея Макарова (г. Москва) за помощь в подготовке данной статьи и предоставленные материалы.

Т-34-76 образца 1942 года, Средний танк

Поскольку танк Т-34 выпускался на разных предприятиях, между изготавливаемыми моделями и образцами имелись различия. В августе 1939 года Главный военный совет принял Т-34 в качестве основного среднего боевого танка Красной Армии. Новый проект был закончен в течение декабря 1939 года и стал известен, как танк Т-34 образца 1940 года. 19 декабря 1939 года чертежи и модели нового Т-34 были представлены Верховному командованию, которое рекомендовал новый танк к производству, несмотря на то что еще не был изготовлен опытный образец.

Дизельные двигатели
Первые серийные образцы танков Т-34 были оснащены дизельными двигателями В-2, но из-за их недостатка на танки начали устанавливать старый бензиновый двигатель М-17. Танк Т-34 испытывал такие проблемы с трансмиссией, что часто танки шли в бой с запасными деталями трансмиссии, прикрученными к крышке силового отделения стальными тросами. Т-34 образца 1940 года имел башню из катаного броневого листа и короткоствольную 76,2-мм пушку Л-11 образца 1938 года. Пушка устанавливалась в литую люльку, которая приваривалась к кожуху. Т-34 образца 1940 года стал стандартной моделью для всех вариантов танка. Они имели взаимозаменяемые элементы, в том числе двигатель, вооружения, трансмиссию и перископы. Главной заботой конструкторов была простота конструкции. Танк имел сварной корпус, выполненный из катаных стальных листов. Конструкторы применили подвеску Кристи с пятью большими сдвоенными стальными катками с каждой стороны и большим зазором между второй и третьей парами. Ведущее колесо, в целях безопасности расположенное со стороны кормы, представляло собой зубчатый барабан, применявшийся на танках серии БТ. Оно приводило в движение литые гусеницы из марганцовистой стали с центральными направляющими шипами, расположенными на чередующихся траках. Первые модели Т-34 имели башню с заметным выступом и массивный люк, занимающий всю заднюю часть башни. Танк Т-34 образца 1940 года был оснащен одним перископом, размещенным впереди слева. В конце 1941 года было выпущено небольшое количество танков, оснащенных длинноствольной 57-мм пушкой ЗИС-4, предназначенной для поражения легкобронированных целей на больших расстояниях, чем 76,2-мм пушка Л-11.

Т-34 образца 1941 года
Вторая модель Т-34 появилась в 1941 году. По существу, это был командирский танк образца 1940 года с башней из катаного броневого листа, оснащенный более мощной 76,2-мм пушкой Л/41,5 образца 1940 года. На башне сохранился тот же громоздкий люк, но некоторые варианты танка имели два прибора наблюдения. Конструкция корпуса осталась прежней, но на правой надгусеничной полке теперь устанавливался ящик для имущества. Самой примечательной чертой танков Т-34 образца 1941 года стала замена литой люльки на угловую, которая крепилась болтами. В 1942 году появились танки с литой башней и новыми, более широкими гусеницами. Некоторые танки были оснащены огнеметами (АТО-41) и бронированными бензобаками, установленными на корме.

Т-34 образца 1942 года
В 1942 году стала стандартной литая башня (в противоположность башне из катаного листа). Новая башня весила 4,4 т с диаметром кольца 1,38 м. Танк имел различные усовершенствования, сделанные с учетом опыта боевого применения. Командир танка и стрелок получили теперь по отдельному люку. Кроме того, был установлен новый корпусной 7,62-мм пулемет ДТ, более эффективный в ближнем бою. В начале 1942 года конструкторы разработали новую модель Т-34 – Т-34М. Она имела шасси, подобные шасси тяжелого танка КВ (но с катками меньшего диаметра), и совершенно новую форму корпуса и башни. Однако этот танк не был принят к производству. Единственный элемент его конструкции, который был использован для следующей модели – Т-34/76 образца 1943 года, – это башня шестиугольной формы. Как упоминалось выше, танк Т-34 образца 1943 года был разработан с учетом информации с поля боя, которая гласила, что одним из недостатков Т-34 был выступ башни, нависавший над кормовой частью корпуса. Это делало танк уязвимым перед немецкими пехотинцами из подразделений по борьбе с танками, которые забирались на танк и устанавливали плоские мины под выступ башни. Новая литая шестиугольная башня без выступа появилась на Т-34 образца 1943 года. Новая модель имела и другие новшества, в том числе увеличенный запас горючего и навариваемые компоненты броневых листов.

Танк Т-34/76Е
Последующие модели Т-34/76 лучше известны на Западе по их британской классификации. Модели Е и Г производились в 1943 году. Корпус и башня Т-34/76 остались теми же, но танк получил новые, более эффективные системы очистки воздуха и смазки. Конструкция корпуса была улучшена за счет применения метода автоматизированной сварки материалов более высокого качества, который давал соединения более высокого качества. Модель Е ясно продемонстрировала успехи советской промышленности. Стало ясно, что каждая новая модель Т-34 будет более сильной и лучше вооруженной.

Танк Т-34/76F
Модель F имела отличный от других моделей Т-34 внешний вид, в частности командирской панорамы. Главные отличия находились, однако, внутри танка Т-34/76F получил усовершенствованную и более эффективную ходовую часть. Старая четырехскоростная коробка передач была заменена на пятискоростную. Переключать передачи стало легче, скорость танка увеличилась. Были использованы усовершенствованные воздушные фильтры. Механическая часть Т-34/76F серьезно отличалась от ранних моделей Т-34. Тем не менее было изготовлено небольшое число танков этой модели, поскольку ситуация начала меняться кардинально. В 1943 году стало очевидно, что установленная на танк Т-34 76,2-мм пушка не соответствует требованиям времени. Модель получила множество усовершенствований, в том числе более мощную броню, но вооружение оставалось недостаточным. Появление немецких танков, оснащенных длинноствольными и имеющими высокую начальную скорость снаряда 75-мм и 88-мм пушками, окончательно подтвердило, что Т-34 должен получить более мощное вооружение. Результатом стало появление танка Т-34/85.

Танк Т-34/85-1
Разработанный в 1943 году Т-34/85 представлял собой перевооруженный танк Т-34 с 85-мм пушкой. Танк имел новую башню, первоначально разработанную для ганка КВ-85 с диаметром кольца 1,56 м. В увеличенной башне появилось место для еще одного члена экипажа, а командир танка получил возможность сосредоточиться на выполнении своих непосредственных обязанностей, не отвлекаясь более на стрельбу из пушки. Первые Т-34/85-1 были направлены в элитные гвардейские танковые части. Новые пушки быстро доказали свою полезность. Они были разработаны на базе довоенной 85-мм зенитной пушки М1939, имели эффективную дальность стрельбы 1000 м и, как утверждалось, могли пробивать лобовую броню танков “Тигр” и “Пантера”.

Шасси и подвеска.
Шасси танка Т-34, выполненные на основе системы Кристи, имели пять пар больших катков с промежутком между второй и третьей парами. Подвеска каждого катка была независимой и подвешивалась перпендикулярно на винтовой пружине внутри корпуса. Ведущая звездочка устанавливалась сзади, что снижало уязвимость. Та же система применялась на машинах серии БТ. Ведущие звездочки вращали широкие литые гусеницы из марганцовистой стали с центральными направляющими шипами, расположенными на чередующихся траках. Широкие гусеницы давали небольшое удельное давление на грунт, не превышающее 0,7-0,75 кг/см2. У британских, немецких и американских танков величина этого параметра составляла 0,95-1,0 кг/см2. Надгусеничные полки закрывали верхнюю часть системы подвески и выступали на 25 см в передней части корпуса и на 10 см – в задней. Подвеска позволяла танку Т-34 сохранять высокую скорость даже при движении по сильно пересеченной местности, в то время как широкие гусеницы танка массой 28,3 т давали возможность двигаться по грязи и глубокому снегу.

Корпус и бронирование.
Корпус, спроектированный Николаем Кучеренко, нависал над гусеницами и имел наклонные борта. Он сваривался из катаных листов гомогенной стали. Толщина брони корпуса спереди составляла 45-мм, 40-мм с тыла и 20-мм сверху. Качество сварки было очень плохим, но не настолько, чтобы допускать разрушения сварных швов. Передний броневой лист толщиной 45-мм, установленный под углом 60 градусов, не имел никаких отверстий, за исключением люка механика-водителя и амбразуры шаровой пулеметной установки. В люке механика-водителя имелся перископ. Наклонная броня давала отличную защиту от снарядов и по защитным свойствам была эквивалентна вертикальной бронеплите толщиной 75-мм. Фактически танк Т-34 был самым неуязвимым в 1941 году. Крыша задней части корпуса за башней была слегка приподнята, на ней были размещены жалюзи моторного отделения и выхлопные трубы. Верхняя задняя плита и крышка двигателя крепились винтами. В случае необходимости замены двигателя или трансмиссии их можно было снять.

Двигатель.
Двигатель располагался в задней части корпуса и представлял собой V-образный четырехтактный 12-цилиндровый дизель с жидкостным охлаждением, первоначально разработанный для танка БТ-7М. Данная версия двигателя объемом 3,8 литра была модернизирована под Т-34. При 1800 об/мин развивал мощность 493 л.с. Соотношение мощность/масса составило 18,8 л.с. на тонну, что позволяло танку Т-34 развивать скорость 54 км/ч на шоссе и 25 км/ч по пересеченной местности в зависимости от ее характера при среднем расходе топлива 1,84 л/км. При движении по шоссе этот параметр значительно улучшался. Двигатель В-2 позволял также значительно увеличить запас хода Т-34 (до 464 км) по сравнению с танками, имевшими обычные бензиновые двигатели внутреннего сгорания. Главный топливный бак находился внутри корпуса, четыре вспомогательных бака цилиндрической формы – на бортах и два бака меньших размеров – на корме. Трансмиссия располагалась в кормовой части корпуса и не загромождала боевое отделение и отделение управления. В начале войны трансмиссия была ненадежной, поэтому некоторые экипажи возили запасные трансмиссии, привязывая их тросами к моторному отделению.

Башня.
Все модели танка Т-34 имели низкую башню. Хотя низкий силуэт башни был полезен в бою, он ограничивал склонение стволов основного и вспомогательного вооружения, особенно на обратном уклоне или при стрельбе на короткой дистанции. Кроме того, внутри башни было тесно. Из отделения управления можно было сразу попасть в башню. На более поздних моделях к башне и корпусу стали приваривать поручни для десанта.

Механик-водитель и органы управления.
Место управления было отделено от моторного отделения перегородкой. Рабочее место механика-водителя располагалось в левой части корпуса. Оно было оснащено большим люком, закрепленным на шарнирах. В люке имелся перископ для наблюдения. Механик-водитель управлял танком с помощью системы с бортовым фрикционом и тормозом. Управление системой осуществлялось посредством двух управляющих рычагов и рычага переключения передач, а также педалями сцепления и ножным тормозом. Рычаги соединялись с трансмиссией в кормовой части с помощью металлических тяг, проходящих вдоль днища ганка. Для управления танком Т-34 надо было прикладывать больше физических усилий, чем для управления машинами западного производства, на которых трансмиссия и коробка передач располагались рядом друг с другом. Механикам-водителям танков Т-34 часто приходилось пользоваться деревянным молотком, если рычаги заедало. Четырех-скоростную коробку передач на 100 последних танках Т-34 образца 1943 года сменила пятискоростная. В результате стало легче переключать передачи и увеличивать скорость танка. В полу находились педали впрыска топлива, сцепления и тормоза. В днище имелась педаль (часто называемая “десантной”), которая позволяла остановить танк. Имелись также два баллона с сжатым воздухом для запуска двигателя при низких температурах.

Стрелок-радист.
Рабочее место стрелка-радиста располагалось справа в передней части корпуса. Люк для покидания машины находился в днище прямо перед стрелком-радистом. Вооружение стрелка-радиста состояло из 7,62-мм танкового пулемета Дегтярева в шаровой установке с углом горизонтальной наводки 24 градуса и вертикальной наводкой от -6 до +12 градусов. Пулеметы, устанавливаемые на танки образца 1942 года, оснащались бронемаской. Несмотря на то что в начале войны на большинстве танков Т-34 радиостанции отсутствовали и из-за острого дефицита личного состава место радиста пустовало, количество оснащенных рациями танков постоянно росло. В 1941 г. машины командиров танковых рот оснащались радиостанцией 71-ТК-З. Предпринимались усилия по оснащению радиостанциями танков командиров взводов. В течение первых двух лет войны применялись также рации 71-ТК-1. Положение улучшилось, когда в конце 1942 г. началось массовое применение радиостанций 9-Р. Хотя радиус действия этих радиостанций составлял 24 км, в движении они были эффективны на расстоянии 8 км.

Немцы, уделявшие повышенное внимание обеспечению экипажей устойчивой радиосвязью, отмечали низкое качество тактического взаимодействия советских машин. Из-за отсутствия радиосвязи русским приходилось полагаться на сигналы флажками. В люке башни предусматривалось даже специальное отверстие для подачи сигналов с помощью флажков. На практике это было очень неудобно – командир взвода был слишком занят управлением собственным танком и стрельбой. Часто он просто давал команду другим экипажам следовать за ним. Ситуация улучшилась, когда объем производства радиостанций увеличился, и к лету 1943 года 75-80 процентов всех машин уже были ими оснащены. Внутренняя связь между членами экипажа осуществлялась с помощью системы ТУП. Танковые шлемы были оборудованы наушниками и горловыми микрофонами.

Командир танка и заряжающий.
Главным недостатком всех танков Т-34 была плохая эргономика башни. В башнях немецких машин находились три человека: стрелок, заряжающий и командир танка, отвечавший за наблюдение за местностью, управление экипажем и координацию действий с остальными танками подразделения. Совсем другая ситуация имела место в тесных, рассчитанных на двоих башнях Т-34. Командир имел те же задачи, что и немецкий, кроме того, он должен был вести огонь из пушки. Это – само по себе серьезное дело, которое отвлекало командира от выполнения его командирских обязанностей. Заряжание также занимало много времени. Несмотря на это, советское командование провело короткий и неудачный эксперимент, возложив ответственность за заряжание орудия вместо стрельбы на командира танка. Члены экипажа, по долгу службы находившиеся в башне, сидели на сиденьях, свешивавшихся с башенного погона. Командир сидел слева от орудия, а заряжающий, который должен был также стрелять из спаренного с пушкой пулемета, справа.

Качество оптического оборудования танка Т-34 уступало качеству оборудования немецких танков. Главный 2,5-кратный телескопический прицел ТОД-6, который устанавливали на первые модели Т-34, был позже заменен на прицел ТМФД. Танки, уходившие в бой прямо с конвейера Сталинградского тракторного завода осенью 1942 года, часто вообще не имели прицелов. Они могли стрелять только прямой наводкой. Прицеливание осуществлялось заряжающим прямо через ствол. Для наблюдения за окружающей местностью командир и заряжающий использовали перископ ПТ-6. Позже стали применяться перископы ПТ-4-7 и ПТ-5. Из-за вызванного войной дефицита часто перископы для заряжающих не устанавливались. Поле зрения перископа было очень узким, и его не могли увеличить отверстия в броне, сделанные на уровне плеч командира и заряжающего. Под отверстиями для наблюдения находились амбразуры для стрельбы из пистолета, еще одна амбразура. На более поздних моделях Т-34 эти амбразуры отсутствовали.

Многие немецкие командиры экипажей предпочитали вести бой, высунув голову из люка. Это обеспечивало им обзор на 360 градусов. Если бы это попытался сделать командир Т-34, то большой открывающийся вперед люк почти полностью перекрыл бы ему обзор. Ему пришлось бы сидеть прямо на башне, не только рискуя попасть под огонь противника, но и получить удар очень тяжелым люком. Размер люка был такой, что, будучи открыт, он открывал и заряжающего. Танки Т-34 образца 1943 года имели отдельные люки для командира и заряжающего, но только на последних моделях устанавливались приборы наблюдения, обеспечивавшие обзор на 360 градусов. Сама башня первоначально изготавливалась из катаного листа с пушкой в литой люльке. На модели 1941 года литую люльку заменили угловой люлькой на болтах. В 1942 г. на вооружение приняли литую башню с толщиной брони 52-мм, хотя она ничем не отличалась от башни из катаного листа.

Основное вооружение
Первые танки Т-34 образца 1940 года были вооружены короткой 76,2-мм пушкой Л-11 образца 1938 года с длиной ствола 30,5 калибра. В 1941 г. очень небольшое количество Т-34 было вооружено 57-мм длинноствольной пушкой большой мощности ЗИС-4, предназначенной для поражения легкобронированных целей на больших дистанциях. Большая мощность пушки компенсировала уменьшение калибра. Но Л-11 осталась стандартной пушкой для Т-34 образца 1940 г.

Однако инженеры располагали более удачной пушкой, хотя возникали затруднения бюрократического характера по ее установке. ОКБ завода № 92 во главе с конструктором В.Грабиным разработало новую 76,2-мм пушку Ф-32. Ее устанавливали на новые тяжелые танки КВ. При стрельбе по бронированным целям из-за более длинного ствола пушка показывала гораздо лучшие результаты по сравнению с Л-11, которой были оснащены танки Т-34 образца 1940 года. К концу 1940 г. сотрудник ОКБ В. Грабина, П.Муравьев, адаптировал пушку Ф-32 для установки на Т-34 и на ее базе разработал новую пушку (Ф-34 с длиной ствола 42 калибра), значительно превосходящую Л-11. По собственной инициативе В.Грабин и директор завода № 92 А. Елян начали производство Ф-34 вместе с Л-11 и отправили обе пушки на Харьковский завод, занятый изготовлением танков Т-34.

Танки этой модели (Т-34 образца 1941 г.) в основном использовались в качестве танков командиров взводов и рот и после начала германского вторжения очень хорошо показали себя в боях, благодаря возросшей огневой мощи. Сталину стало об этом известно из репортажей военных корреспондентов с передовой. Части, сражавшиеся на передовой, требовали больше танков, оснащенных эффективной пушкой Ф-34, чем Л-11, поэтому летом 1941 года Государственный Комитет Обороны окончательно утвердил пушку Ф-34 в качестве стандартной для танка Т-34. Ф-34 имела обычную полуавтоматическую казенную часть. Командир мог стрелять как вручную, так и с помощью педали; он отвечал за горизонтальное вращение башни вручную или с помощью электропривода. При стрельбе из Ф-34 эти снаряды пробивали броню немецких РzKpfw III и IV (толщина лобовой брони 50-мм) с почти любой дистанции.

Ф-34 давала Т-34 такое преимущество в дальности и поражающей силе, что немцы с превеликим трудом противостояли танку Т-34. РzKpfw IV с лобовой броней толщиной 80-мм был принят на вооружение лишь весной 1943 года. Красная Армия продолжала оставаться на лидирующих позициях – был принят на вооружение бронебойный снаряд БР-350П. Он пробивал 92-мм броню при стрельбе с дистанции 500 м – примерно на таком расстоянии ведется стрельба в танковом бою. Однако появление на фронте в 1943 году новых немецких танков, специально разработанных для борьбы с Т-34, кардинально изменило ситуацию. При стрельбе с обычной дистанции Ф-34 не могла пробить лобовую броню “Тигров” и “Пантер”. Во время сражения под Курском в июле 1943 года танки Т-34 были вынуждены приближаться к немецким танкам на дистанцию стрельбы прямой наводкой либо маневрировать таким образом, чтобы выйти им во фланг или в тыл. Проблему удалось решить, когда в конце 1943 года на вооружение была принята 85-мм пушка. Первоначально боезапас Т-34 составлял 77 выстрелов. На Т-34 образца 1943 года он был увеличен до 100 выстрелов. Стандартный боекомплект состоял из 19 выстрелов БР-350ААП, 53 выстрелов Ф-354 или ОФ-350ХЕ и 5 выстрелов СХ-350.

Дополнительное вооружение
Первые 115 танков Т-34 образца 1940 года были вооружены пулеметом ДТ в тыловой части башни для стрельбы назад. Пулемет образца 1928 года имел прицельную дальность стрельбы 800 м и скорострельность 600 выстрелов в минуту. Во избежание заедания и перегрева скорострельность снижали до 125 выстрелов в минуту. Пулемет имел выдвижной металлический приклад, деревянную пистолетную рукоятку и отдельный оптический прицел вместо устанавливаемого на пехотном пулемете диоптрического. В магазине дискового типа находилось 60 патронов, размещавшихся в два ряда. Всего в боекомплекте имелось 35 дисков, одна половина из которых хранилась в стойках на задней стенке башни, а другая – в передней части корпуса рядом с местом стрелка-радиста.

Новая шестиугольная башня
Заместителю народного комиссара обороны и начальнику Главного артиллерийского управления Г.И.Кулику танк Т-34 не нравился, поэтому он настоял на внесении различных изменений. В результате производство танков Т-34 на ранних стадиях было прервано, и Совет Народных Комиссаров приказал разработать программу усовершенствования Т-34. Усовершенствованная машина получила обозначение Т-34М. Выполнение проекта было прекращено. Морозов разработал для Т-34М новую башню с учетом недостатков, выявленных при боевом применении машин ранних моделей. Например, германские пехотинцы из команд по борьбе с танками взбирались со стороны кормы на боевую машину и устанавливали под выступ башни дисковую противотанковую мину. Кроме того, выступ образовывал ловушку, от которой попадавшие снаряды отскакивали прямо в уязвимый башенный погон. Разработанная Морозовым новая литая башня шестиугольной формы впервые была установлена на танк Т-34 образца 1943 года. Она была лишена многих недостатков: не имела выступа, была существенно проще в изготовлении и крупнее, чем башни ранних образцов. Следовательно, в башне было немного больше места для экипажа. Однако проблема маленького и перегруженного работой экипажа была окончательно решена лишь при появлении трехместной башни танка Т-34/85, производство которого началось зимой 1943 года.

Легендарное оружие Второй Мировой войны — Танк Т-34 76

Советский средний танк Т-34 76 стал важнейшей боевой единицей СССР в годы Великой Отечественной войны, благодаря большому количеству успешных конструкторских решений и находок.

Конечно, нельзя говорить о том, что Т-34 получился идеальной машиной, но простота устройства, легкость в ремонте и удивительная неприхотливость в бою позволили стать по-настоящему великим оружием. Безусловно, не без героизма отечественных танкистов, которые нередко жертвовали собой и проявляли чудеса русского духа и смекалки.

История создания

В 1937 году советское руководство сформулировало общие принципы построения нового танка для войск. Главенствующую роль для глубокой модернизации имеющихся бронетанковых войск послужило быстрое развитие в мире противотанковых систем.

Легкобронированные машины СССР – Т-26 и БТ-5 в гражданской войне в Испании незадолго до кровопролитных боев Второй Мировой войны показали крайне слабые качества на поле боя. У них была откровенно тонкая броня, которая не выдерживала даже попадания из 37мм орудий. Еще одной опасностью оказалось использование бензиновых двигателей, которые выделяли пары, способные легко воспламениться от малейшей искры.

Разумеется, руководство СССР постаралось учесть ошибки прошлых проектов, и сразу сделало подробное техническое задание для новой машины.

В 1938 году было принято решение изготовить прототипы (проекты получили название А-20 и А-32) и провести их испытания.

В 1939 году эти испытания стартовали. Выяснилось, что А-32 с большей броней, чем на А-20, а также пушкой калибра 76мм, имеет лучшие характеристики. К тому же, он обладал достаточным потенциалом для дальнейшей модернизации.

К марту 1940 года было поручено изготовить два предсерийных танка, которые получили название Т-34 образца 1940-го года. Но встречается еще одно обозначение – Т-34-76 — по калибру основного орудия.

Проект возложили на плечи Харьковского Паровозостроительного Завода. Главными конструкторами стали знаменитый отечественный специалист Михаил Ильич Кошкин и Адольф Дик. Последнего позже арестовали из-за задержки оформления технической документации, поэтому работы продолжил Кошкин.

Орудие для первых двух опытных танков разработали два завода: Л-11 – в Ленинграде и Ф-32 – в Горьком.

Отличия в калибре не было, но вот пушка Ф-32 оказалась с большим (по длине) стволом. Заметили это уже после сборки (надо сказать, что выступающий за носовую броню край ствола приводил к тому, что машина могла упереться в грунт при преодолении окопов и рвов). Менять ничего не стали, поэтому первые два образца имели разные по длине стволы.

В феврале-марте 1940 года серийные образцы проходили испытания на полигоне в районе Харькова. А 6 марта Т-34-76 за 6 дней своим ходом и по бездорожью преодолели почти 750 км от Харькова до Москвы. Таким образом, руководство продемонстрировало надежность новой машины (и набрали необходимый километраж, необходимый для испытаний).

Высшие чины отметили такой неординарный ход, и 31 марта 1940 года было принято решение производить танк серийно для нужд армии. Кстати, машины добирались обратно в Харьков тем же путем.

Т-34 76 – настоящий символ Великой Отечественной войны. Благодаря отличной проходимости, маневренности и надежности, простоте сборки, машина за годы конфликта стала самым массовым танком.

Конструкция

Танк Т-34 76 оказал важнейшее влияние на ход Второй Мировой войны за счет уникальных для своего времени конструкторских решений. Впервые на среднем танке установили длинноствольное орудие. Этот ход дал возможность значительно превосходить все существующие на тот момент аналоги по начальной скорости снаряда (612 м/сек) и, соответственно, пробивной силе.

Одним из главных конструкторских ходов в Т-34-76 считается удивительно оптимальное сочетание углов наклона лобовой и боковой брони.

Благодаря этому получилось увеличить живучесть танка. Большую конструкторскую победу помогла одержать дизельная силовая установка, которая выдавала 500 л.с. (19,2 л.с. на тонну веса), что являлось передовым показателем того времени.

Вместе с очевидными плюсами, Т-34 обладал и недостатками. В нем было заложено проектом мало место для экипажа. У командира танка и механика был плохой обзор. Да и расположенной на лобовой броне люк для механика-водителя оказался большой конструктивной ошибкой, так как повышал уязвимость танка. Не меньшие проблемы причиняла трансмиссия, которая часто выходила из строя.

Нередко из-за особой спешки в производстве (по понятным причинам, ведь страна была в состоянии войны), с завода сходило много брака и откровенных недоделок. Это тоже накладывало отпечаток на общую надежность машины.

Компоновка танка была классической. В корме располагался двигатель, в передней части — место механика-водителя и стрелка-радиста. Место командира танка было в башне, слева от орудия. Он выполнял функции наводчика. Справа от орудия располагался заряжающий. Всего в экипаж машины входило 4 человека.

Носовая часть корпуса танка защищалась 45-мм броней.

На люке для механика-водителя устанавливался перископический смотровой прибор. Курсовой пулемет защищался бронированным колпаком. Весь корпус выполнялся из сваренных между собой восьми катанных бронированных листов. Шесть из них монтировались под разными уклонами к вертикали (лобовые – 53° и 60° к горизонту, боковые верхние – 40°, задняя часть – 45° и 47°). И только боковая нижняя броня делалась строго вертикальной.

Задняя и боковая броня составляла 40 мм в толщину. Позднее ее усилили, сделав на 5 мм толще. Верхняя часть корпуса под башней варьировалась по толщине от 16 до 20 мм. Днище – 13 мм.

Укоренившееся в сознании обывателя литая башня танка не соответствует действительности. Башни отливали только для тяжелых танков, типа КВ1 и ИС-2, а их было мало.

Для Т-34-76 делалась сварная башня из катанных бронелистов. В верхней части предусматривался люк для экипажа, а также вентиляционное отверстие и перископический прицел ПТ-6. Боковые и задние листы устанавливались под углом в 30°. Кормовая часть защищалась съемной броневой панелью, которая была необходима для замены и ремонта орудия. Толщина лобовой брони башни равнялась 45 мм.

Танк получил пять пар опорных катков. Ведущие колеса располагались сзади. Мелкозвенчатые гусеницы выполнялись по той же технологии, что и для танка БТ. Однако по ширине превосходили прототип и достигали 550 мм.

Танк получил орудие Л-11 калибром 76 мм с длиной ствола 2,32 метра.

Боекомплект орудия составлял 77 выстрелов, а на самые массовые модели 1942-1944 годов был расширен до 100 снарядов (благодаря оптимизации технологии укладки). Пушка ставилась на цапфы в передней части башни в паре с пулеметом ДТ калибра 7,62 мм (такой же был в носовой части корпуса).

Запас патронов к пулеметам составлял 2898 или 3087 штук (а на моделях без радиостанции достигал 4725 штук).

Технические характеристики Т-34 76 в сравнении с аналогами

Конечно, главными противниками Т-34 76 на полях сражений были немецкие танки. Самые массовые из них — средние Т-III и Т-IV. Американский же «Шерман» считается очень похожим на советский танк, но с рядом собственных решений.

Главным козырем Т-34 и отечественные, и зарубежные эксперты считают удачную пушку, которая отличалась оптимальным сочетанием надежности, пробивной силы и скорострельности.

Также советская машина обладала удачными габаритами и меньшей броней, чем аналоги, отчего оставалась маневренной на поле боя. Хороших слов заслужил двигатель, который из-за своей экономичности и тяги позволял развивать большую скорость.

Модификации и боевое применение

Т-34-76 выпускались вплоть до 1944 года. Всего собрали 35330 машин образца 1940. На их базе также делали самоходные артиллерийские установки СУ-122 и СУ-85.

Конечно, основное применение Т-34 развернулось в годы Великой Отечественной войны. На момент начала военных действий в армии насчитывалось 1225 единиц. В ходе войны производство было переориентировано в Челябинск и Свердловск (ныне Екатеринбург). Одним из важнейших достижений Советского Союза, возможно, сыгравшим ключевую роль в победе – массовый выпуск Т-34 76.

Свое главное сражение танк принял на Курской дуге, где с обеих сторон принимали участие около 6000 танков.

Машина стала легендарной, потому что отвечала основным требованиям того времени и не отличалась сложностью конструкции. Однако сам танк без экипажа – кусок железа. Самоотверженность наших танкистов использовавших технические характеристики Т-34-76 сделала его одним из символов самой страшной войны человечества.