Стратегия национальной безопасности Великобритании

СИСТЕМА ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИНФОРМАЦИОННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ ВЕЛИКОБРИТАНИИ

Нормативно-правовое регулирование обеспечения информационной безопасности Великобритании

Основополагающие нормативно-правовые акты

Конституция. Главным источником права большинства стран мира, в том числе и по вопросам ИБ, является конституция. Британская конституция представляет собой совокупность нормативно-правовых актов, судебных прецедентов, конституционных соглашений, доктринальных источников, которые устанавливают права и свободы человека, определяют порядок формирования и полномочий органов публичной власти в сфере ИБ, а также принципы взаимоотношений между государством, обществом и человеком. Отсутствие конституции в виде единого писаного акта позволяет утверждать, что конституция является неписаной по форме. Конституция состоит из следующих частей: а) уставное право; б) прецедентное право, в) доктринальные источники или труды авторитетных ученых в области юриспруденции; г) конституционные соглашения.

В уставный права, регулирующего отношения в сфере ИБ, входят; 1) так называемые «исторические правовые акты», которые были приняты до XX в., Но рассматриваются как действующее право, 2) парламентские законы; 3) акты делегированного законодательства, принятые исполнительной властью путем делегирования парламентом своих прав — в эту группу входят акты, издаваемые министрами Короны, местными органами власти, общественными корпорациями. Важнейшими из таких актов является приказы Тайного совета, принимаемые от имени монарха. Например, приказом ее Величества № 1749 от 22.06.1999 г.. В Тайном совете Шотландии было предоставлено право устанавливать запрет на использование средств коммуникации осужденным.

Прецедентное право, как составная часть британской конституции, представляет собой совокупность судебных решений, которые в дальнейшем являются обязательными при рассмотрении аналогичных проблем ИБ.

Доктринальные источники или труды выдающихся ученых в области юриспруденции используются как дополнительный источник британской конституции — к ним обращаются тогда, когда конституционно-правовые отношения в сфере ИБ не урегулированные ни уставным правом, ни прецедентным правом, ни конституционными соглашениями.

Конституционные соглашения составляют важную часть неписаной британской конституции. Они регулируют широкий круг общественных отношений, связанных с процессом осуществления государственной власти. Это отношения по поводу разграничения полномочий по собьет между Монархом, законодательной и исполнительной властью; между членами правительства; между палатами парламента.

Основным документом Великобритании в сфере обеспечения национальной безопасности является Стратегия национальной безопасности (2010 г..), Которая называется «Сильная Британия в эпоху неопределенности».

В этом программном документе выделяется 16 серьезных угроз. Согласно Стратегии национальной безопасности Великобритании, приоритетными направлениями объявлены ИБ и антитеррористические мероприятия. Им присвоены «первый уровень» значимости. В документе сказано, что кибератаки со стороны государств, преступников и экстремистских групп является одной из самых актуальных проблем. Кибершпионажем со стороны других правительств, террористические атаки на системы электро-, газо-, и водоснабжения и преступления, совершаемые в Интернете, рассматриваются теперь как значительные угрозы. Правительство выделило дополнительные средства на обеспечение надлежащего уровня кибербезопасности, особенно инфраструктуры и военных объектов.

Доктрина национальной безопасности Великобритании основывается не на старой концепции «гражданской обороны» времен «холодной войны», а на новой схеме, которая сочетает готовность специальных служб к чрезвычайным ситуациям с участием рядовых граждан. Стратегия предусматривает, что граждане должны уметь одинаково эффективно отвечать на целый спектр потенциальных угроз — от природных бедствий к терактам.

Реформы, которые были начаты предыдущей Стратегии (в 2008 г..), Затронули парламентского Комитета по разведке и безопасности (ISC). Работа Комитета стала более прозрачной для населения, некоторые его заседания проходят публично. До принятия этого документа деятельность депутатов и членов палаты лордов, входящих в Комитет, не прибегала к огласке, а поступающая в этот орган информация была конфиденциальной. Стратегия в целом предусматривает открытую работу государственных ведомств, отвечающих за безопасность страны.

Стратегия была сформулирована Советом по национальной безопасности. Она стала базисом для Стратегического обзора по обороне и безопасности — документа, в котором описаны меры правительства для решения проблем, перечисленных в «Сильной Британии в эпоху неопределенности».

В марте 2011 года правительство Великобритании опубликовало IT-стратегию, которая призвана радикально сократить расходы и повысить эффективность государственных IT-систем страны. Стратегия содержит план мероприятий на следующие два года, из которых большинство принадлежит выполнить в течение полугода.

Документ разделен на четыре части: первая содержит меры по сокращению непроизводительных IT-расходов, вторая посвящена созданию единой ИКТ-инфраструктуры, третья — мероприятиям, связанным с выполнением социально-политических функций государственных 1кт и четвертая — созданию новой структуры управления государственными ИТ-проектами .

Как сообщается во введении к основной части документа, в настоящее время правительство Великобритании сталкивается с рядом проблем:

• масштабы проектов очень большие и участие в них посильная только крупным компаниям, часто транснациональным;

• уровень повторного использования IT-систем очень низкий, что приводит к высокой степени дублирования расходов;

• интероперабельность систем невысока;

• инфраструктура недостаточно интегрирована;

• имеющиеся ресурсы (прежде всего, дата-центры) расходуются неэффективно;

• реализации крупных проектов предоставляется недостаточно внимания, руководители проектов меняют посты, негативно сказывается на качестве результатов.

В качестве программного обеспечения с открытым кодом, так и облачные вычисления играют в новой IT-стратегии Великобритании вспомогательную роль: по сути, они выступают инструментами для выполнения более общих задач, связанных с сокращением расходов, созданием качественных и интероперабельных систем.

Кроме стимулирования программного обеспечения с открытым кодом и открытых стандартов, правительство Великобритании существенно облегчит доступ малых и средних компаний к участию в государственных IT-проектах. С этой же целью планируется разбить все крупные проекты на отдельные модули с бюджетом в 100 млн. Фунтов.

Большой интерес представляют также планы британского правительства по созданию единого реестра государственных IT-систем. Мероприятия, связанные с облачными вычислениями, идут в тесной связке с другими действиями, направленными на консолидацию государственной 1Т-инфраструктуры и стандартизации технологий.

Принципиально важно, что новая IT-стратегия Великобритании — это не просто декларация, но и план конкретных мероприятий по реализации поставленных задач. В конце первых трех разделов стратегии приведены таблицы, в которых перечисляются мероприятия на следующие два года.

Среди этих мер следует упомянуть:

• создание первой версии общегосударственного реестра ИТ-систем,

• создание управления по закупке программного обеспечения с открытым кодом,

• модернизация процесса госзакупок по IT,

• создание государственного «магазина приложений»,

• разработку национальной облачной стратегии,

• утверждение перечня согласованных обязательных для применения технических стандартов.

Вопрос 35. Системы защиты информации в Великобритании

В Великобритании гос. систему обеспечения инф. без. строят исходя из понимания инф. войны как действий, оказывающих влияние на инф. системы противника, при одновременной защите собственных систем. Структура спецслужб Великобритании:

Парламентский Комитет по разведке и безопасности Великобритании (Intelligence and Security Committee /isc/)

Комитет по разведке и безопасности как орган контроля за британскими спецслужбами для контроля за расходованием бюджетных средств, управлением и политикой трех спецслужб: Секретной службы (MI5), разведки SIS и центра правительственной связи GCHQ.

Secret Intelligence Service / MI6

Это основная разведывательная служба Великобритании. SIS включена в структуру министерства иностранных дел. Возглавляет SIS генеральный директор, который одновременно является постоянным заместителем министра иностранных дел.

Контрразведывательная служба MI-5 (Military Intelligence-5)

В обязанности контрразведывательной службы входит обеспечение внутренней безопасности, контроль за деятельностью местных экстремистских по­литических групп, защита Великобритании от подрыв­ных действий иностранных секретных служб, охрана го­сударственных секретов страны. Во главе контрразведы­вательной службы стоит генеральный директор, который подчинен министру внутренних дел, однако фактичес­ки он имеет прямой доступ к премьер-министру страны. Структура MI-5:

Центр правительственной связи (Government Communications Headquarters /GCHQ/)

Центр отвечает за радиошпионаж в системе спецслужб Великобритании. Центр включен в структуру министерства иностранных дел. Руководитель центра является заместителем министра, но фактически это независимый орган, который подчиняется напрямую премьер-министру.

Также среди спецслужб Великобритании можно назвать следующие службы:

1. Штаб военной разведки

Военная разведка Великобритании входит в состав Министерства обороны. В состав DIS также входят два агентства:

  • Топографическое агентство Министерства обороны (Defence Geographic and Imagery Intelligence Agency) (DGIA),

  • Центр разведки и безопасности Министерства обороны (Defence Intelligence and Security Centre) (DISC),

2. Королевские военно-воздушные силы Royal Air Force

  • Объединенный центр воздушной разведки ВВС Joint Air Reconnaissance Intelligence Centre (JARIC)

  • Ударная команда Strike Command

Антитеррористическое законодательство Великобритании

До событий 11 сентября 2001 года Великобритания уже имела хорошо разработанное и надежное антитеррористическое законодательство, сформулированное в Законе о терроризме от 2000 года. Он оказался жизненно важным инструментом в борьбе с терроризмом, предоставляющим полномочия для ареста финансовых средств террористов на границах страны и предотвращения конкретных правонарушений, способствующих совершению терактов и осуществлению мероприятий в террористических целях. Он поставил вне закона деятельность таких организаций как «Аль-Каида».

Великобритания

Вооруженные силы Великобритании комплектуются на контрактной основе, имеют трехвидовую структуру и включают Сухопутные войска (СВ) — 109 тысяч человек, Военно-морские силы (ВМС; включают части морской пехоты) — 44,5 тысячи человек, Военно-воздушные силы (ВВС; 52,5 тысячи человек). Расходы на оборону в 2002 году составили 31,8 миллиардадолларов США (2,3 процента ВВП).

В настоящее время непосредственную вооруженную угрозу национальной безопасности Великобритании представляет только сепаратизм в Северной Ирландии.

Национальная политика в военной области, деятельность министерства обороны, финансирование, строительство и функционирование вооруженных сил основываются на представляемом раз в десять лет министром обороны Обзоре стратегии национальной обороны . Действующий документ был обнародован бывшим главой оборонного ведомства Великобритании Джеймсом Робертсоном в 1998 году. В Обзоре определяются структура и численный состав, основные задачи вооруженных сил, перспективные показатели расходов на оборону.

К задачам вооруженных сил относятся: обеспечение высокой степени эффективности военных мер по предотвращению конфликтов, урегулированию кризисов и при проведении боевых операций. При этом должен поддерживаться достаточный уровень боевой готовности, четко соответствующий задачам вооруженных сил; их демонстрируемый обычный и ядерный потенциал должен служить эффективным сдерживающим средством в отношении потенциальных агрессоров как в мирное, так и в военное время (Jane’s World Armies). Вооруженные силы также должны быть готовы предпринять относящиеся к их компетенции действия для выполнения следующих задач:

по обеспечению безопасности в мирное время: предоставлять необходимые силы и средства для защиты страны и поддержания безопасности в мирное время, в случае необходимости оказывать помощь в эвакуации британских граждан из-за рубежа, быть в состоянии предоставить помощь гражданским властям и объединениям на территории Великобритании;

по обеспечению безопасности иностранных территорий: предоставлять необходимые силы и средства для противодействия любым вызовам внешней безопасности иностранных территорий (включая иностранные владения и территории со статусом суверенных баз) или оказывать содействие гражданским властям в парировании любых вызовов внутренней безопасности;

по обеспечению дипломатических мер в оборонной области: предоставлять силы и средства для участия в широком спектре проводимых министерством обороны мероприятий по прекращению враждебности между странами и поддержанию доверия между ними, оказанию помощи в установлении демократического контроля над вооруженными силами;

по поддержанию британских интересов в широком смысле: предоставлять необходимые силы и средства для обеспечения деятельности, способствующей укреплению британских интересов, влияния и присутствия за рубежом;

по поддержанию мира и проведению гуманитарных операций: участвовать в операциях, отличных от ведения войны, направленных на поддержание британских интересов, международного порядка и принципов гуманности (последнее — наиболее вероятно — под эгидой ООН);

в случае регионального конфликта за пределами зоны НАТО: выделять силы и средства для участия в региональном конфликте, угрожающем европейской безопасности, британским интересам в любом другом месте или международной безопасности в целом. Такие операции обычно предполагается проводить под эгидой ООН или ОБСЕ;

в случае регионального конфликта в зоне НАТО: предоставлять силы и средства для разрешения регионального кризиса в соответствии со Статьей5Вашингтонского договора;

в случае стратегического нападения на союз НАТО: после получения предупреждения, в пределах оценочного времени до начала конфликта, а также с учетом времени, требуемого на переход в соответсвующее состояние боевой готовности, предоставить силы и средства для отражения такого нападения.

Великобританию, наряду с США, можно без сомнения отнести к стержневым государствам НАТО, которые не только создают ее совокупный военный потенциал, но и оказывают решающее политическое и интеллектуальное влияние на стратегию и проведение военных операций Альянса.

Франция

Вооруженные силы Франции комплектуются по смешанному принципу (по призыву и по контракту) и включают СВ —175 тысяч человек (из них 68 тысяч призывников и 32 тысячи гражданских служащих), ВМС — 62 тысячи человек (из них служащих по призыву — 7 тысяч), ВВС — 75 тысяч человек (по призыву — 10 тысяч), силы жандармерии — 90 тысяч человек (из них 13 тысяч по призыву, 1,5 тысячи — гражданских служащих). Расходы на оборону в 2000 году составили 46,5 миллиарда долларов США (3,6 процента ВВП). В 2002 году отношение военного бюджета к ВВП составило 2,57 процента.

С конца 1997 года французское правительство проводит политику постепенного перехода на комплектование вооруженных сил исключительно на профессиональной основе.

Динамику участия французских вооруженных сил в иностранных конфликтах отражают следующие цифры:1970–1980 годы — около 10 раз, 1980-е годы — около 20 раз, за последние 10 лет — 35 раз. Франция признает, что в перспективе необходимость участия в вооруженных конфликтах за пределами своей территории будет возрастать, для чего ей требуется иметь в постоянной готовности контингент войск численностью до 60 тысяч человек.

Франция традиционно проводит активную политику, направленную на демонстрацию максимальной автономности в рамках членства в НАТО, а также на усиление своего влияния в вопросах безопасности в Европе. Отсюда — ее заметная роль в формировании и спонсировании военных инициатив Евросоюза, в частности создании военных структур Западно-Европейского Союза (ЗЕС), а в последние годы — в претворении в жизнь политики европейской самостоятельности в вопросах обороны и безопасности (European Security and Defence Identity — ESDI) в рамках Европейской политики в области обороны и безопасности (European Security and Defence Policy — ESDP).

В реальности же Франция поддерживала политически и прямым участием все силовые действия НАТО последнего десятилетия XX века.

Германия

Вооруженные силы Германии (бундесвер) комплектуются в основном по призыву и включают: СВ — 230 тысяч человек (110 тысяч — по призыву и 80 тысяч человек ежегодно проходят подготовку в качестве резервистов), ВМС — 27 тысяч человек (5 тысяч — по призыву), ВВС — 76 тысяч человек (22 тысячи — по призыву). Расходы на оборону в 2002 году составили 38,8 миллиарда долларов США (1,38 процента ВВП).

Основной задачей вооруженных сил остается защита территории, воздушного пространства и прибрежных вод Федеративной Республики Германии. Национальная политика в области обороны предполагает, что в полной мере достижение этой цели обеспечивается за счет создания мобилизационных ресурсов и взаимодействия с союзными государствами.

Концепция построения бундесвера определяет комплекс мер по поддержанию в стране (1) оборонной инфраструктуры и всех необходимых элементов военной организации, (2) контингента сил постоянной готовности, атакже (3) системы мобилизационного развертывания полномасштабных сил обороны.

В ФРГ на политическом и общественном уровне продолжается дискуссия о принципах строительства и применения вооруженных сил. В1990-хгодах определилась тенденция к разрешению международных кризисов путем коалиционного военного вмешательства. В этом же русле находится и принятие в 1999 году на юбилейном саммите НАТО в Вашингтоне новой стратегической концепции организации. Это потребовало пересмотра Германией прежней практики, когда участие немецких военнослужащих в военных операциях за пределами страны не предусматривалось. В настоящее время одним из приоритетов бундесвера является формирование сил постоянной готовности, которые могут быть выделены для участия в коалиционных операциях под эгидой ООН, НАТО или какой-либо европейской оборонной инициативы.

По-прежнему остается в силе и традиционное германо-французское соперничество за влияние в Европе, хотя именно этот фактор является одним из побудительных мотивов к участию Германии, наряду с Францией и другими европейскими странами, в инициативах по созданию отдельных от командных структур НАТО совместных вооруженных подразделений (например, т.н. Еврокорпуса).

Особо следует отметить последовательную позицию Германии в приверженности принципам НАТО. Правительство ФРГ с начала 1990-х годов является одним из наиболее активных сторонников дальнейшего расширения Альянса на восток, постоянно подчеркивает, что рассматривает американское военное присутствие на своей территории как фактор, не только способствующий упрочению безопасности на континенте, но и обеспечивающий гармоничное трансатлантическое экономическое и политическое взаимодействие.

Турция

Вооруженные силы комплектуются по призыву, их основные компоненты: Сухопутные войска — 520 тысяч человек (по призыву — 460 тысяч), ВМС — 50 тысяч человек (по призыву — 35 тысяч), ВВС — 62 тысячи человек (по призыву — 30 тысяч). Также к вооруженным силам относятся силы береговой охраны и жандармерия. Расходы на оборону в 2002 году— 8,1 миллиарда долларов (4,5 процента ВВП). Сухопутные войска Турции являются вторыми после США по численности в НАТО.

После окончания «холодной войны» Турция, с одной стороны, перестала быть одним из форпостов глобального противостояния между НАТО и советским блоком. Однако взамен она получила множество очагов напряженности и «горячих» конфликтов в непосредственной близости от своих границ.

Не потеряла актуальности и курдская проблема, проявляющаяся в вооруженном сепаратизме в самой стране и нестабильности на границах с районами проживания курдов в Иране и Ираке. Эти страны также вынуждены противодействовать попыткам обособления т.н. Курдистана, что ведет к взаимным упрекам в нарушении суверенных границ как группами курдов, так и преследующими их правительственными вооруженными формированиями или авиацией.

В ряду вызовов и угроз внешней безопасности Турция видит нерешенные проблемы на Балканах и возможность обострения обстановки в Закавказье. Последнее не только угрожает конкретным экономическим интересам страны в связи с широким международным проектом транспортировки каспийской нефти именно через этот регион, но и может привести к прямому обострению ситуации в приграничных районах.

Отдельными пунктами стоят хронические, оставшиеся со времен Первой мировой войны натянутые отношения с Грецией, в которой жива память о турецкой оккупации, усугубляемая спорами о линии границы в Эгейском море, о разделе морского дна и добыче полезных ископаемых, а также территориальный спор на Кипре. Обусловленная логикой времен «холодной войны» принадлежность обоих государств к НАТО сейчас представляет двусмысленную ситуацию, когда Альянс вынужден прилагать значительные усилия по предотвращению военного столкновения между двумя своими членами.

Еще в начале 1990-х годов в Турции были сделаны заявления о планируемом (в течение примерно десяти лет) переходе на полностью профессиональное комплектование ВС. В 1992–1995 годах срок службы по призыву даже был сокращен с 18 до 15 месяцев. Однако в дальнейшем из-за усиления нестабильности на сопредельных территориях и активизации курдских экстремистов была восстановлена прежняя продолжительность службы. Переход на комплектование по контракту приостановлен, чему в немалой степени способствовали прекращение в начале 1990-хгодов американской военной помощи в виде кредитов на закупку вооружения и изменение условий общего кредитования экономики, а также финансовый кризис 1999 года.

Израиль

Силы обороны Израиля комплектуются на основе всеобщей воинской обязанности. Традиционно сухопутный, военно-морской и военно-воздушный компоненты сил обороны Израиля не принято именовать видами вооруженных сил, их численность составляет136,8 и 32 тысячи человек соответственно. Кроме того, система сил обороны включает отдельные молодежные, женские и пограничные вооруженные формирования. Военный бюджет — 8,87 миллиарда долларов (8процентов ВВП). Израиль является крупнейшим получателем американской финансовой помощи (до трех миллиардов долларов ежегодно) и единственным, кому разрешено тратить значительные суммы из этих средств на закупки вооружения и военной техники не в США, а у отечественной промышленности.

Приоритетными направлениями обеспечения безопасности Израиля принято считать развитие стратегического партнерства с США и Турцией, сохранение мирных договоров с Египтом и Иорданией и сдерживание враждебности со стороны таких стран, как Сирия и Иран, а также развитие сил противоракетной обороны, урегулирование палестинской проблемы, а в перспективе, возможно, заключение договора с Сирией.

Израиль возлагает на свои силы обороны практически только одну задачу — обеспечение существования самого государства и безопасности своих граждан в условиях, когда все окружающие страны не только больше территориально и по численности населения, но также имеют исторические этнические и культурные предпосылки к созданию враждебных Израилю объединений.

В израильском подходе к обеспечению национальной безопасности можно выделить представление о том, что страна не может допустить даже минимального военного поражения (отсутствует стратегическая глубина территории), поэтому важнейшее значение придается недопущению развязывания масштабных военных действий, в чем решающую сдерживающую роль играет поддержание качественного превосходства национальных сил обороны над любым потенциальным агрессором или коалицией агрессоров. Если сдерживание по какой-либо причине даст сбой, то у Израиля не останется другого выхода, кроме как с существенным перевесом одержать победу в начале операции и немедленно перенести боевые действия на территорию противника.

Наличие у Израиля ядерного оружия— общепризнанный факт. Условия его применения, безусловно, относятся к доктрине национальной безопасности страны, но все экспертные оценки по этому вопросу носят спекулятивный характер. С уверенностью можно утверждать только то, что для Израиля это не оружие в общепринятом значении этого слова, а важнейший инструмент стратегического сдерживания и влияния в регионе.

Иран

Нынешняя военная организация Ирана создавалась после свержения шаха и прихода к власти исламских клерикалов в1979 году. В этой связи, наряду с обычными видами вооруженных сил — СВ (оценочно — более 300 тысяч человек), ВМС (15 тысяч человек) и ВВС (данные отсутствуют) — в стране был создан сравнимый по численности Корпус стражей исламской революции (КСИР, до 350 тысяч человек), являвшийся силовой организацией правящей тогда Исламской революционной партии (ИРП, распущена в 1987 году) и призванный на этапе консолидации религиозного режима противостоять возможным попыткам реставрации, в том числе и со стороны традиционной армии. Военный бюджет Ирана оценивается в 9,7 миллиарда долларов (3,7 процента ВВП).

Стратегические устремления Ирана традиционно направлены на доминирование в зоне Персидского залива. После распада Советского Союза Тегеран стал активно использовать в своих интересах создавшуюся нестабильность в регионе Каспийского моря и определенный силовой вакуум. Иран почувствовал себя равноправным — а в отношении ряда соседних государств и превосходящим — игроком на поле, обеспечивающем доступ к месторождениям нефти, газа, рыбным и прочим ресурсам.

При этом следует отметить, что объективное влияние Ирана в соседних регионах объясняется скорее его выгодным географическим положением, историей и значительными собственными ресурсами, чем фактором военной мощи. Сточки зрения Тегерана, военная опасность для страны может исходить от соседних Ирака, Турции, Пакистана и Афганистана, а также от действий курдских племен на северо-западе страны. Серьезную обеспокоенность Ирана вызывает военное присутствие США в регионе. При этом можно с уверенностью утверждать, что официальная риторика относительно лидерства в исламском мире в основном преследует цель повышения политического веса руководства и в большей степени ориентирована на внутреннее потребление. Эти заявления не подкреплены обладанием средствами проекции силы. Даже спекулируя на тему приобретения Ираном ядерного оружия, следует предположить, что это является для него статусной целью, особенно учитывая близость «ядерных» Пакистана и Индии, а также неясное будущее Ирака.

Пакистан

Вооруженные силы Пакистана комплектуются по призыву и включают: СВ — 520 тысяч человек, ВМС — 22 тысячи человек, ВВС — 45 тысяч человек, части национальной гвардии и различные территориальные вооруженные формирования. Военный бюджет — около 2,5 миллиарда долларов (4,6 процента ВВП).

С момента получения независимости в 1948 году Пакистан три раза воевал с Индией и продолжает оставаться награни очередного масштабного конфликта. Несмотря на то что утверждения об оказании поддержки сепаратистам в индийском штате Джамму и Кашмир категорически отрицаются Пакистаном, притязания Исламабада на полный контроль над историческим Кашмиром общеизвестны (Пакистан с 1948 года оккупирует его треть, называя эту территорию Азад Кашмир — «Свободный Кашмир»). Территориальные споры с Индией не ограничиваются Кашмиром и включают определение границы на шельфе; в эту категорию попадает и диспут об урегулировании водопользования на реке Инд.

Особую остроту проблема индо-пакистанских отношений приобрела после того, как Исламабад 28 мая 1998 года объявил об успешном испытании пяти ядерных зарядов (через 17 дней после Индии) и наличии у него средств доставки (баллистические ракеты с дальностью пуска до 2 000 километров).

Кроме основного (стратегического) для ВС Пакистана индийского направления перед национальной военной организацией стоит практически невыполнимая задача контроля границы с Афганистаном в зоне свободных пуштунских племен, сдерживание проникновения на остальную территорию страны афганских беженцев и членов вооруженных афганских формирований из северо-западной пограничной провинции Пакистана, обеспечение контроля границы с Ираном.

Кроме того, армия в Пакистане традиционно имеет решающее влияние на расклад политических сил в стране и считает себя выразителем национальных интересов.

Индия

Вооруженные силы Индии имеют сложную структуру, включающую, кроме СВ(980 тысяч человек и 300 тысяч резерва), ВМС (55 тысяч человек) и ВВС (110тысяч человек), также и стратегическое ядерное командование, береговую охрану, различные территориальные силы безопасности и полувоенные формирования. Военный бюджет — 12 миллиардов долларов (2,5 процента ВВП).

Перед вооруженными силами стоит широкий спектр задач: от поддержания внутренней стабильности и противодействия сепаратизму, как в штатах Джамму и Кашмир, Пенджаб и Ассам, до поддержания стратегического баланса с Китаем и Пакистаном. Обе эти страны воспринимаются Дели как источники угроз. Проблемы индо-пакистанских отношений, безусловно, оцениваются как наиболее острые. При этом опасность ситуации, как и в случае Пакистана, обостряется наличием у Индии ядерного и термоядерного оружия и средств его доставки.

Китай

Китай — безусловный мировой лидер по размерам вооруженных сил. Национально-освободительная армия Китая (НОАК), включающая СВ, ВМС, ВВС и2-й артиллерийский корпус (стратегические ракетные силы), насчитывает более трех миллионов человек. Официальные военные расходы — около 20 миллиардов долларов в год (однако предполагается, что реальная цифра — 45–65 миллиардов), что составляет 1,6 (3,5–5 соответственно) процента ВВП.

Современная военная доктрина Китая предусматривает — в отличие от установок времен Мао — упреждающие мобильные военные действия за пределами своей территории. ВМС активно осваивают принципы проведения операций на океанских просторах.

Очевидным является и то, что после успешной операции «Буря в пустыне» в 1991 году Китай определил для себя в качестве приоритета оснащение вооруженных сил современными высокотехнологичными средствами ведения войны.

Ядерный потенциал Китая рассматривается как эффективное средство сдерживания в отношении, в первую очередь, США (особенно, учитывая открытую, в том числе и демонстрацией силы, американскую поддержку независимости Тайваня).

С начала 1990-х годов понятие «китайской угрозы» выросло из рамок принятого в Восточной Азии журналистского штампа до понятия, признаваемого в исследовательских кругах. Однако специалисты по-прежнему расходятся во мнениях относительно перспектив активного реформирования и модернизации китайских вооруженных сил. Пекин продолжает демонстрировать, что его военно-стратегическим приоритетом является защита территории и государственного суверенитета. Пристальное внимание Пекина к развитию обстановки на Корейском полуострове, к ситуации вокруг Тайваня и прочим проблемным аспектам в Азиатско-Тихоокеанском регионе объясняется прежде всего необходимостью обеспечения собственной безопасности и утверждения себя в качестве безусловного регионального лидера (или даже региональной сверхдержавы). Китай до сих пор не проявлял притязаний на доминирование на морском направлении, так же как не отмечается и его стремления к серьезному наращиванию средств проекции силы.

Справка подготовлена
Валерием Волковым

Выбор стран основан на сложившихся стереотипах восприятия, а также частоте упоминания иностранных государств в российских средствах массовой информации в военно-стратегическом контексте, является исключительно сборником примеров и не выражает какую-либо позицию в отношении приоритетов политики национальной безопасности России. В подготовке справки использованы материалы сборника Jane’s World Armies, а также интернет-ресурсы: The World Factbook .

Данные о военном бюджете приводятся по справочнику The World Factbook в долларах США.

Военная политика Великобритании

На современном этапе Великобри­тания остается одной из ведущих стран мира, активно участвующих в системе международных отношений. Однако если раньше внешнюю политику Соединенного Королевства определяли собственные возможности колониальной империи, то в настоящее время Лондон ориентирован на уравновешивание инте­ресов двух глобальных лидеров — США и Европейского союза (ЕС). Именно этот подход позволяет Великобритании отстаивать, используя возможности сво­их союзников, национальные интересы, акцентировать в глазах общественного мнения важный для внутренней полити­ки суверенитет и оказывать влияние на мировые политические процессы.

ОСНОВЫ ВОЕННОЙ ПОЛИТИКИ ВЕЛИКОБРИТАНИИ

Основой военной политики страны является стремление к укреплению своей военной безопасности, что и определяет содержание соответствующей деятель­ности, которое включает:

  • формирование и реализацию единой политики государ­ства в области военной безопасности;
  • защиту целостности и неприкосновен­ности территории страны; развитие и укрепление дружественных отношений с соседними и другими государствами;
  • создание и поддержание на необходимом уровне системы обороны; качественное совершенствование ВС и поддержание их готовности при необходимости к согласованным действиям;
  • обеспечение внутриполитической стабильности; защиту важных объектов в различных сферах и др.

Документ «Военная доктрина Великобритании» (4-е издание)

Традиционно, со времен дипломатии «канонерок», военная политика занимает важнейшую часть в общеполитической линии британского государства. Ее основные положения изложены в регу­лярно обновляемых правительством Сое­диненного Королевства концептуальных документах — «Стратегия национальной безопасности» и «Стратегический обзор по вопросам обороны».

«Стратегия национальной безопас­ности» содержит анализ международной обстановки и прогноз ее развития на бли­жайшую и среднесрочную перспективу, в ней рассмотрены угрозы безопасности Великобритании, а также обозначены роль и задачи вооруженных сил в обеспе­чении национальных интересов.

«Стратегический обзор по вопросам обороны» является основным концеп­туальным документом, определяющим направления военного строительства го­сударства и перевооружения ВС страны.

Кроме того, взгляды британского ру­ководства на использование военного и дипломатического потенциалов для достижения целей национальной поли­тики в глобальном масштабе изложены в разработанной в 2013 году «Стратегии военного сотрудничества». В документе указаны четыре основных области дея­тельности в сфере военной политики.

Во-первых, Лондон намерен сосредо­точить усилия на «небоевых операциях», подразумевающих следующее:

  • совмест­ное с союзниками и партнерами сдержи­вание с помощью обычных вооружений; введение и снятие эмбарго и запретов на поставку ВВТ и товаров двойного на­значения; проведение информационных операций и операций по обеспечению безопасности, в том числе морской;
  • использование сил специального назна­чения;
  • обеспечение кибербезопасности;
  • эвакуацию мирных жителей из зоны конфликта.

Во-вторых, Великобритания планирует активизировать «военную диплома­тию», предполагающую деятельность по таким направлениям, как:

  • усиление взаимодействия с международными организациями, включая НАТО, Ев­ропейский союз и ООН;
  • подготовка к подписанию договоров и соглашений на государственном уровне и контроль за их исполнением;
  • организация работы военных дипломатических представи­тельств;
  • отправка военных советников;
  • обучение военнослужащих и служащих других стран.

В-третьих, намечается интенсифика­ция экспорта ВВТ и товаров двойного назначения посредством поддержки бри­танского военно-промышленного ком­плекса, в том числе путем продвижения на международный рынок вооружений продукции, выпускаемой на территории Соединенного Королевства.

В-четвертых, предлагается сконцен­трировать внимание на «региональной стабильности, предотвращении конфлик­тов и постконфликтном урегулировании» за счет сосредоточения усилий, направ­ленных на нераспространение ядерного оружия, контроль обычных вооружений, проведение миротворческих операций.

В интересах реализации намеченных планов создан Совет по военному сотрудничеству, в который входят высоко­поставленные чиновники министерств обороны и иностранных дел Великобри­тании. Кроме того, при необходимости, к его работе привлекаются представители министерства международного развития, министерства по вопросам бизнеса, ин­новаций и профессионального обучения.

Значительную роль в реализации Сое­диненным Королевством поставленных внешнеполитических целей играет ис­пользование военной силы для продви­жения британских интересов за рубежом, особенно в составе многонациональных коалиционных группировок.

Так, Великобритания занимала и зани­мает заметное место в решении совмест­но с США актуальных международных проблем в ходе «арабской весны», в Ливии, по Ирану, Сирии, Афганистану, в европейских делах, ближневосточном урегулировании, а также по тематике содействия развитию под эгидой ООН.

При этом Лондон содержит за предела­ми метрополии около пятой части своих вооруженных сил, которые демонстриру­ют военное присутствие практически во всех регионах мира.

Однако после отказа британского парламента поддержать интервенцию в Сирию руководство страны сосредото­чило усилия на гуманитарном аспекте деятельности и повышении роли меж­дународных институтов. Этот факт был успешно проиллюстрирован привлече­нием выполняющего функции вертолетоносца АВЛ «Илластриес» к оказа­нию гуманитарной помощи населению Филлипин, пострадавшему в результате печально известного урагана «Хайян».

Вместе с тем отношение к способам разрешения конфликтных ситуаций Лондон не изменил, продолжая осу­ществлять подготовку британских ВС к задействованию за пределами нацио­нальной территории. Так, в соответствии с требованиями «Стратегического обзора по вопросам обороны» они должны обеспечивать проведение следующих операций: одной крупномасштабной длительной по стабилизации обстановки сводным формированием бригадного уровня (до 6500 военнослужащих) при необходимой воздушной и морской поддержке, одной продолжительной комплексной среднего масштаба по вооруженному вмешательству (до 2000 военнослужащих); одной такой же по времени мелкомасштабной операции по вооруженному вмешательству (до 1000 человек), или трех подобных (при усло­вии неучастия в длительной операции), или одной крупномасштабной опера­ции по вооруженному вмешательству с обеспечением воздушной и морской поддержки в течение ограниченного вре­мени (всего до 30000 военнослужащих).

Помимо непосредственно воору­женного вмешательства инструментом обеспечения британских национальных интересов является эффективная деятельность в структурах международных институтов.

Великобритания активно взаимо­действует с союзниками, участвует в деятельности руководящих военно-по­литических органов и командований ОВС Североатлантического союза, обе­спечивает функционирование на своей территории штаба командования ОВМС НАТО (Нортвуд), центра сбора и обра­ботки разведывательной информации альянса (АвБ Молсуэрт), а также штаба OAK БР НАТО (АвБ Иннсворт).

Лондон выделяет также крупные во­инские контингенты в состав коалици­онных группировок, задействованных в различных военных операциях. Зна­чительное число объектов инфраструк­туры, расположенных на территории страны, переданы в распоряжение НАТО или используются в интересах альянса.

Одновременно Великобритания ак­тивно участвует в формировании общей политики в области безопасности и обороны (ОПБО), создании общеевро­пейского механизма разрешения кон­фликтов и кризисных ситуаций, в том числе в удаленных от Европы регионах. Важными условиями успешного продви­жения ОПБО Соединенное Королевство считает развитие сил реагирования (СР) Евросоюза и активное использование возможностей организации по урегули­рованию конфликтов.

Для задействования по планам НАТО и ЕС Лондон выделяет штабы и подраз­деления сухопутных войск и морской пехоты, боевые корабли (включая многоцелевые подводные лодки), самолеты тактической и вспомогательной авиации. Эти силы могут включаться как в состав сил первоочередного задействования альянса, так и в боевые тактические группы СР Европейского союза. В част­ности, Великобритания совместно со Швецией и странами Балтии выделяла воинские подразделения на дежурство в составе сил реагирования ЕС в июле — декабре 2013 года.

Вместе с тем для внешнеполитической деятельности Великобритании характер­ны стремление сохранить свои особые позиции на международной арене и значительный прагматизм. При этом основной упор делается на коммерчески ориентированную дипломатию и рас­ширение связей с динамично развивающимися рынками, в том числе в области обороны.

В связи с этим заключаются многочис­ленные контракты на поставку военной техники, выпускаемой в Соединенном Королевстве. Так, для бразильских ВМС намечается произвести более десяти британских патрульных кораблей типа «Ривер» и перспективных фрегатов про­екта 26. На азиатских рынках оборонной продукции осуществляется активное продвижение самолетов «Тайфун». В рамках в том числе безвозмездной помощи различным государствам пред­лагаются образцы вооружения, военной и специальной техники, выводимые из боевого состава британских ВС (Афганистан, Узбекистан, Ливан и т. д.).

В то же время Лондон эффективно применяет режим эмбарго на поставки и ограничение ранее предоставленных лицензий на производство продукции военного и двойного назначения. Так, в течение последних лет подобные санк­ции вводились в отношении Египта, Ливии, Сирии, Сомали и др.

Современная экономическая ситуация несколько ограничивает возможности Лондона в военной сфере. С целью их повышения зна­чительное внимание уделя­ется традиционно сильным сторонам Соединенного Королевства – современно­му военно-промышленному комплексу и лежащему в его основе высокому уровню научно-исследовательского потенциала в сфере высо­ких технологий.

ВОЕННО-ТЕХНИЧЕСКОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО С ДРУГИМИ СТРАНАМИ

Военно-техническое сотрудничество с другими странами Лондон реализует, как правило, на основе со­глашений о торговле продукцией воен­ного назначения. При этом со многими союзниками установлен безлицензион­ный порядок передачи друг другу технологий, проводятся совместные НИОКР по созданию перспективных образцов вооружения.

Так, в рамках соглашения с США реализуются более 40 таких проектов, включая создание семейства перспек­тивных боевых бронированных машин на единой базе, боевого комплекса пе­хотинца, управляемых артиллерийских боеприпасов, нового противотанкового ракетного комплекса, перспективного самолета-заправщика стратегической авиации, авианосцев нового поколения типа «Куин Элизабет», а также осна­щение ВВС Великобритании новыми самолетами-разведчиками, истребите­лями пятого поколения F-35, беспилот­ными летательными аппаратами MQ-9A «Рипер» и транспортными вертолетами «Чинук» НС.6.

С Францией Великобритания реали­зует около 30 проектов, в том числе в рамках европейских военных программ.

Наиболее важными из них являются разработка корабельной системы ПВО PAAMS, надводного корабля с электри­ческой силовой установкой и РЛС типа «Кобра».

Кроме того, заключены соглашения о совместной деятельности по следую­щим направлениям:

  • разработка нового поколения средневысотных беспилотных летательных аппаратов; задействование в интересах ВС двух стран новых воен­но-транспортных самолетов А.400М;
  • создание перспективных комплексов спутниковой связи;
  • совместная защита военных информационных систем в киберпространстве;
  • закупка новых об­разцов ВВТ у единого подрядчика.

Наиболее важными совместными про­ектами с ФРГ являются производство тактического истребителя «Тайфун», ракеты «Метеор» класса «воздух — воз­дух» и среднего военно-транспортного самолета А.400М. Лондон заинтересован в закупке для британских бронеавтомо­билей двигателей, производимых Герма­нией совместно с другими европейскими странами.

Взаимодействие с предприятиями ВПК Италии ведется в основном в рамках работ по производству новых многоце­левых вертолетов AW-159 «Уайлдкэт» и модернизации имеющейся вертолетной техники. При этом объемы заключенных контрактов приближаются к 20 млрд долларов.

БЛА MQ-9 «Рипер»

Кроме того, в современных условиях британское командование особое зна­чение придает разработке новых видов оружия, способных с высокой вероят­ностью поражать важные объекты в глу­бине территории противника. На данном этапе к таким вооружениям относятся многоцелевые БЛА типа «Таранис». По заявлению компании-разработчика «БАЭ системз», основными достоинствами этого БЛА является малозаметность для средств ПВО противника, способность развивать сверхзвуковую скорость, возможности маневрирования в автома­тическом режиме и совершения полетов на большие расстояния (в том числе межконтинентальные перелеты).

Пристальное внимание руководство Великобритании уделяет вопросам использования военного потенциала в урегулировании проблем глобального характера и усилению роли Лондона при их решении. Так, одной из возможных причин возникновения политических и военных конфликтов в будущем может стать изменение климата на планете. Британское руководство считает также, что в ближайшие 20-30 лет значительно повысится вероятность противоборства, обусловленного ростом численности населения Земли и сокращением водных ресурсов.

В связи с этим осуществляется актив­ная подготовка национальных вооружен­ных сил к участию в миротворческих операциях по разрешению конфликтов, которые могут быть вызваны климати­ческими изменениями.

Руководство Соединенного Коро­левства, рассматривая участие в миро­творческих операциях и операциях по борьбе с терроризмом в качестве важного фактора повышения авторитета страны в мире, традиционно выделяет свои во­инские контингенты (в настоящее время они насчитывают более 6 тыс. военнос­лужащих) в состав многонациональных сил (МНС), развернутых в различных регионах.

Так, британцы входят в состав Меж­дународных сил обеспечения безопасности в Афганистане, Временных сил ООН на Кипре, групп военных наблю­дателей ООН в Судане, миссии ООН в Демократической Республике Конго, а также участвуют в операциях НАТО и ЕС против сомалийских пиратов. Кроме того, национальный контингент входит в состав миссии Евросоюза по обучению военнослужащих сухопутных войск Республики Мали.

СТРОИТЕЛЬСТВО ВООРУЖЕННЫХ СИЛ ВЕЛИКОБРИТАНИИ

Не менее важны и внутренние аспекты военной политики Соединенного Коро­левства. Так, на современном этапе про­водится широкомасштабная военная ре­форма, связанная не только с изменением оргштатной структуры органов военного управления, соединений, частей и под­разделений ВС, но и их переоснащением новыми образцами вооружения, военной и специальной техники.

В соответствии с новыми подходами правительства Великобритании в теку­щем десятилетии предусматривается со­хранить в боевом составе стратегических ядерных сил четыре ПЛАРБ типа «Вэнгард», несущих по 12 БРПЛ «Трайдент». Общее количество ракет планируется поддерживать на уровне 48 единиц, а число боевых зарядов, по официальным заявлениям, составит 225 единиц. На боевом дежурстве предполагается постоянно иметь одну подводную лодку.

В следующем десятилетии намечает­ся снизить количество баллистических ракет, размещенных на ПЛАРБ, с 12 до восьми, а суммарное количество ядерных зарядов на БР каждой лодки — с 48 до 40 единиц. При этом общий запас ядерных боезарядов также сократиться с 225 до 180, а количество боеголовок, готовых к оперативному применению, — со 160 до 120. В период до 2030 года предусматри­вается также построить ПЛАРБ нового поколения по программе «Саксессор», ввод головного корабля в боевой состав флота предполагается осуществить в 2028 году.

Основные усилия в военном стро­ительстве планируется направить на последовательное снижение оборонных расходов путем совершенствования структуры войск (сил) и отказа от закуп­ки дорогостоящих систем ВВТ.

Так, в рамках оптимизации оргштатной структуры вооруженных сил к 2020 году численность ВС предполагается сокра­тить до 163 тыс. человек.

Наиболее значительные изменения предусмотрены в сухопутных войсках, которые будут состоять из одной воз­душно-штурмовой и четырех механи­зированных бригад сил реагирования и семи-восьми адаптивных бригад чис­ленностью до 6,5 тыс. человек каждая. Численность кадрового личного состава СВ достигнет 92 тыс. Количество боевых танков составит 230 единиц, а 155-мм самоходных гаубиц — около 80.

В военно-воздушных силах числен­ность личного состава ВВС снизится до 32 тыс. человек, а ВМС — до 30 тыс. Одно­временно военнослужа­щие резерва будут введены в состав по подразделений регулярных сил, что позволит более активно привлекать их к выполнению боевых задач.

Наряду со структур­ными изменениями ви­дов ВС британское пра­вительство планирует в период до 2022 года максимально унифици­ровать вооружение и во­енную технику, а также реализовать основные направления повышения боевых возможностей, предусматривающие:

  • совершенствование системы управле­ния и связи (25 млрд долларов);
  • закупку новых и модернизацию имеющихся бо­евых бронированных машин (20 млрд);
  • закупку вертолетной техники (19 млрд), орудий ПА, минометов, РСЗО, ПТРК, пусковых установок ЗУР и ПЗРК, а также автомобильной и специальной техники (18 млрд);
  • развитие военной инфраструктуры и совершенствование системы тылового обеспечения (8 млрд);
  • модернизацию систем разведки и целеу­казания (7 млрд).

Бронеавтомобиль «Волфхаунд»

К указанному сроку на вооружении сухопутных войск будет находиться высокозащищенная автомобильная и об­легченная бронированная техника: авто­мобили «Волфхаунд» (6х6), «Мастифф» (4х4), «Койот» (6х6), «Шакал» (4х4), «Пантера» и легкие командно-штабные машины FCLV.

В целях повышения возможностей армейской авиации планируется осу­ществить модернизацию ударных вер­толетов «Линкс» АН.9, транспортных «Чинук», принять на вооружение много­целевые вертолеты AW-159 «Уайлдкэт» и продлить срок эксплуатации вертолетов «Пума».

Наряду с этим в ВВС Великобритании намечается иметь до 40 самолетов F-35, до 110 – «Тайфун», до 20 — «Торнадо» GR.4. В качестве учебных самолетов будут использоваться современные «Хок» Т.2.

Военно-транспортная авиация нацио­нальных ВВС сможет выполнять страте­гические переброски с помощью восьми самолетов С-17А «Глоубмастер-3», 22 А.400М «Атлас» и 14 A-330MRTT «Во­яджер».

Развитие британских военно-морских сил осуществляется в соответствии с долгосрочной программой переоснаще­ния, согласно которой в грядущем де­сятилетии ПЛА типа «Эстьют» заменят ПЛА типа «Трафальгар», будет разра­ботан и построен перспективный фре­гат проекта 26, а специализированные минно-тральные корабли планируется заменить многоцелевыми корветами мо­дульного типа, способными выполнять задачи с помощью вертолетной техники и БЛА.

Одновременно существенно возрастут ударные силы британского флота с при­нятием на вооружение двух новых авиа­несущих кораблей — «Куин Элизабет» и «Принс оф Уэльс», которые получат на вооружение тактические истребители пятого поколения F-35 и модернизиро­ванные ударные вертолеты «Апач».

Реализация указанных программ позволит Соединенному Королевству обладать компактными, мобильными и хорошо оснащенными вооруженными силами, способными обеспечивать защи­ту национальных интересов не только на собственной территории, но и в удален­ных регионах.

Таким образом, военная политика Великобритании носит комплексный, целостный характер и направлена на достижение своих целей на мировой арене в том числе и с помощью средств вооруженной борьбы.

Национальная безопасность Великобритании — стратегия демонстрации военной мощи

Концентрированный вид стратегии нацбезопасности Англии – это взгляд военного и политического руководства государства к парированию вызовов и угроз в современных условиях геополитики, который задает способы и формы адекватного ответа с применением различных сил и средств, и алгоритм их взаимодействия.


Стратегия нацбезопасности добивается следующих целей:
— обеспечение безопасности Англии – защита мирного населения, его образа жизни, инфраструктуры, экономики и территории от вероятных рисков с непосредственным воздействием;
— создание условий для поддержания стабильности в окружающем мире с помощью снижения данных рисков, которые могут затронуть государство или его интересы за рубежом;
— применять инструменты влияния на формирование глобальной безопасности с максимальной эффективностью;
— заблаговременно устранять потенциальные источники угроз.
Высшее руководство страны сегодня понимает, что эффективность принятой стратегии по нацбезопасности целиком зависит от экономической безопасности. Это сильно повлияло на форму, способ, масштаб и содержание применяемых мер антикризисного и антитеррористического противодействия. Отразилось это и на научно-техническом прогрессе, который предопределяет количество и качество используемого вооружения в государственных силовых подразделениях. Поэтому сделанный вывод руководством Англии, а именно демонстрация своей военной мощи и активное участие в мероприятиях евроатлантических институтов для реализации стратегии нацбезопасности, на сегодня достаточно понятен и очевиден. Поэтому и положения стратегии по будущему развитию английских вооруженных сил носят сбалансированный характер в сфере финансирования оборонного комплекса, что обеспечит реализацию развития вооруженных сил, вооружения и их подготовки для участия в современных боевых действиях. Здесь приоритет для Англии в поддержании тесных отношений с Соединенными Штатами, участие в миссиях Евросоюза и НАТО, постоянное присутствие в Совбезе ООН, проведение наращивания экспедиционных войск для их эффективного применения за рубежом как самостоятельно, так и в составе коалиционных подразделений, для стратегического присутствия в различных точках и уголках современного мира. Такой подход вынуждает искать эффективные способы повышения стратегии нацбезопасности в современном мире. Так появился на свет «Обзор стратегической безопасности и обороны», который определяет разные направления военного развития и развития государственных силовых подразделений. Это повышает их роль при решении основных задач военно-стратегической безопасности.
Основные цели данного документа:
— вскрытие внешней угрозы;
— предотвращение угрозы;
— локализация внешних угроз;
— нейтрализация выявленных угроз.
— создание условий для благоприятного развития и существования государства.
Комплекс решений по обеспечению выполнения задач будет отрабатывать СНБ, они должны вписываться в рамки стратегии национальной безопасности и обеспечивать сферы основных усилий и направления курса внешней политики. Проведенные анализы применения вооруженных сил по обеспечению нацбезопасности и основных перспектив в современной геополитической обстановке определили векторную направленность прилагаемых усилий:
— по обеспечению доступными ресурсами;
— приоритетов проводимой политики внутри страны и за рубежом;
— классификаций возможных рисков.
Это дало возможность конкретизировать цели и пути их решения, которые будут осуществляться государством до 2020 года. Проведенный анализ военно-стратегической обстановки в рамках национальной стратегии безопасности показал, что возможные агрессии против Великобритании достаточно маловероятны. Но в стратегии подчеркивается, что необходимо постоянно поддерживать высокий уровень готовности сил сдерживания. Это касается в первую очередь ядерной компоненты с дальнейшим расширением партнерства с НАТОвскими союзниками в данной сфере. В документе указано, что малая вероятность крупной агрессии против страны не исключает возможность непредсказуемого развития событий, что потребует от государства задействования всех составляющих сдерживающего потенциала.
Заострено в документе внимание и на реформировании вооруженных сил, которые своей численностью, оснащением и подготовкой будут оптимизированы под решения комплекса задач национальной безопасности государства, если остальные способы воздействия не принесут необходимого результата.
Задачи, поставленные перед ВС Англии:
— обеспечение ядерного сдерживания;
— защита островной части государства;
— защита остальных территорий государства;
— оказание помощи населению в кризисных ситуациях.

Реструктуризация ВС Англии:
— совершенствование ядерной компоненты сдерживания;
— реорганизация всех видов вооруженных сил;
— принятие в строй перспективных систем и техники.
Как видно из документа, в центре внимания находится ядерная компонента и ее оптимизация, ее же применение возможно лишь в чрезвычайных ситуациях при самообороне или по защите союзников по НАТО. Но отдельно прописано, что при несанкционированном производстве, распространении ОМП или средств по его доставке Англия может пересмотреть свою позицию по применению ядерного оружия.
Программа развития и усиления ядерной компоненты будет проходить согласно проекта «Initial Gate», он предусматривает:
— принятие до 2018 года 3-4 новых подлодок с модернизированными БР «Трайдент» вместо атомных подводных лодок «Вэнгард», у которых к 2020 году закончится срок эксплуатации;
— для выполнения задач по сдерживанию — привлечение новых подводных лодок «Эстьют» с крылатыми ракетами «Томахок».

К 2020 году сухопутные войска будут реорганизованы для готовности:

— проведения краткосрочных операций;
— участия в совместных акциях НАТО и ООН по стабилизации обстановки и принуждения к миру;
— решение задач по ликвидации военных конфликтов.
Реорганизация командной структуры СВ:
— пять бригад модульного принципа многоцелевого назначения, каждая по 6.5 тысячи военнослужащих;
— группа военно-стабилизационной поддержки для обеспечения стабилизации обстановки в районе конфликта или кризиса, выдачи решений по участию в военных конфликтах.
Задачи ВМС Англии:
— обеспечение ядерного сдерживания;
— морская оборона государства;
— морская оборона английских территорий в Атлантике;
— присутствие в приоритетных регионах.
Ударная мощь ВМС к концу 2020 года:
— стратегические подлодки с БР «Трайдент»;
— семь атомных подлодок «Эстьют»;
— авианесущий корабль «Королева Елизавета»;
— 19 эсминцев и фрегатов.
Именно с использованием нового авианосца Англия достигнет оперативной совместимости с УАГ ВМС Соединенных Штатов и Франции. Эсминцы и фрегаты будут использованы для демонстрации присутствия Англии в приоритетных районах и усиления союзнических морских группировок.

Задачи ВВС Англии к 2020 году:
— решение задач ПВО на всех своих территориях;
— проведение воздушных операций различного характера;
— поддержка наземных операций;
— авиационная поддержка всех родов войск;
— транспортировка личного состава и вооружения в заданные районы.
В состав ВВС до 2020 года для решения поставленных задач войдут:
— самолеты многоцелевого типа «Тайфун»;
— самолеты многоцелевого типа «F-35»;
— транспортники А.400М в количестве 22 единиц;
— транспортники С-17 в количестве 7 единиц;
— транспортники А.330 в количестве 14 единиц;
— самолет разведывательного типа «RC-135»;
— самолет ДРЛО E-3D «Сентри».

Не обойдены вниманием в документе передовые операционные базы Великобритании. Все базы будут поддерживать в постоянной готовности для обеспечения регулярного присутствия войск на британских территориях. Это расширит границы развертывания войск и масштабы их применения в проводимых НАТО и ООН военных акциях в различных уголках мира.
Направление НИР и ОКР по созданию и модернизации новейших видов вооружения будет сбалансировано оборонными исследованиями по ключевым областям и сотрудничеством с союзниками по НАТО.
Мероприятия, проводимые в рамках национальной стратегии, позволяют руководству Великобритании определить необходимые векторы дальнейшего развития вооруженных сил до 2020 года. Это обеспечит общую эффективность применения ВС в диапазоне возможных операций по защите государственных интересов Великобритании по всему миру. Стратегия раскрывает направленность и содержание внешнего и внутреннего политического курса по укреплению и наращиванию доминирующей позиции на мировой арене. Стратегия в целом скоординирована с курсом Соединенных Штатов и НАТО во внешней политике.
Источники информации: