Сражение за Смоленск 1941

Смоленское сражение

В связи с неблагоприятным ходом приграничных сражений советское командование с конца июня стало развертывать войска 2-го стратегического эшелона по среднему течению Западной Двины и Днепра в полосе 450 км с задачей прочно удерживать этот рубеж и не допустить прорыва противника на Москву. В состав Западного фронта (командующий маршал Советского Союза С. К. Тимошенко) кроме уже имевшихся в нем войск из резерва Ставки были выделены 22, 19, 20, 16 и 21-я армии. К началу сражения они не успели полностью развернуться и создать устойчивой обороны.

Немецкое командование поставило группе армий «Центр» (командующий генерал-фельдмаршал Ф. Бок), наступавшей на московском направлении, задачу окружить советские войска, оборонявшие рубеж Западной Двины и Днепра, овладеть р-ном Орша, Смоленск, Витебск и открыть кратчайший путь на Москву. К 10 июля на Днепр и Западную Двину вышли подвижные войска группы армий «Центр» — дивизии 2-й и 3-й танковых групп и передовые соединения 9-й и 2-й полевых армий.

Ожесточенные бои в районе Смоленска, нарастающие контрудары советских соединений сорвали расчеты противника. Самая сильная группировка немецких войск — группа армий «Центр» вынуждена была перейти к обороне и отложить на два месяца наступление на московском направлении. Ее потери с начала войны и до конца сентября 1941 г. составили 229 тыс. чел. убитыми ранеными и пропавшими без вести. В период с 30 августа по 8 сентября 24-я армия генерал-майора К.И. Ракутина, входившая в Резервный фронт, который возглавил генерал армии Г.К. Жуков, разгромила крупную группировку противника под Ельней и заставила ее отступить с оперативного выступа. Под Ельней родилась советская гвардия. 18 сентября за массовый героизм и воинское мастерство в боях под этим городом, первыми в Красной Армии были удостоены звания гвардейских два соединения 24-й армии — 100-я и 127-я стрелковые дивизии, став соответственно 1-й2-й гвардейскими стрелковыми дивизиями. Этим же приказом в 3-ю и 4-ю гвардейские дивизии были преобразованы 153-я и 161-я стрелковые дивизии.

Смоленское сражение задержало врага, но этот успех Красная Армия оплатила большой кровью. Общие людские потери советских войск в этих боях составили почти 760 тыс. человек, из которых 485 711 (64%) — потери безвозвратные. В период сражения Ставка издала один из самых жестких приказов начала войны — № 270, которые вызывает в наши дни неоднозначную трактовку.

№ 173. ПРИКАЗ СТАВКИ ВЕРХОВНОГО ГЛАВНОКОМАНДОВАНИЯ № 270 ОБ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ЗА СДАЧУ В ПЛЕН И ОСТАВЛЕНИЕ ВРАГУ ОРУЖИЯ 16 августа 1941 г.

Без публикации

Не только друзья признают, но и враги наши вынуждены признать, что в нашей освободительной войне с немецко-фашистскими захватчиками части Красной Армии, громадное их большинство, их командиры и комиссары ве­дут себя безупречно, мужественно, а порой — прямо героически. Даже те ча­сти нашей армии, которые случайно оторвались от армии и попали в окруже­ние, сохраняют дух стойкости и мужества, не сдаются в плен, стараются нанести врагу побольше вреда и выходят из окружения. Известно, что от­дельные части нашей армии, попав в окружение врага, используют все воз­можности для того, чтобы нанести врагу поражение и вырваться из окруже­ния.

Зам. командующего войсками Западного фронта генерал-лейтенант Болдин, находясь в районе 10-й армии около Белостока, окруженной немецко-фашистскими войсками, организовал из оставшихся в тылу противника час­тей Красной Армии отряды, которые в течение 45 дней дрались в тылу врага и пробились к основным силам Западного фронта. Они уничтожили штабы двух немецких полков, 26 танков, 1049 легковых, транспортных и штабных машин, 147 мотоциклов, 5 батарей артиллерии, 4 миномета, 15 станковых пулеметов, 8 ручных пулеметов, 1 самолет на аэродроме и склад авиабомб. Свыше тысячи немецких солдат и офицеров были убиты. 11 августа генерал-лейтенант Болдин ударил немцев с тыла, прорвал немецкий фронт и, соеди­нившись с нашими войсками, вывел из окружения вооруженных 1654 красно­армейца и командира, из них 103 раненых.

Комиссар 8-го мехкорпуса бригадный комиссар Попель и командир 406 сп полковник Новиков с боем вывели из окружения вооруженных 1778 человек. В упорных боях с немцами группа Новикова-Попеля прошла 650 километров, нанося огромные потери тылам врага.

Командующий 3-й армией генерал-лейтенант Кузнецов и член Военного совета армейский комиссар 2 ранга Бирюков с боями вывели из окружения 498 вооруженных красноармейцев и командиров частей 3-й армии и органи­зовали выход из окружения 108-й и б4-й стрелковых дивизий.

Все эти и другие многочисленные подобные факты свидетельствуют о стойкости наших войск, высоком моральном духе наших бойцов, командиров и комиссаров.

Но мы не можем скрыть и того, что за последнее время имели место не­сколько позорных фактов сдачи в плен. Отдельные генералы подали плохой пример нашим войскам.

Командующий 28-й армией генерал-лейтенант Качалов, находясь вместе со штабом группы войск в окружении, проявил трусость и сдался в плен не­мецким фашистам. Штаб группы Качалова из окружения вышел, пробились из окружения части группы Качалова, а генерал-лейтенант Качалов предпо­чел сдаться в плен, предпочел дезертировать к врагу.

Генерал-лейтенант Понеделин, командовавший 12-й армией, попав в ок­ружение противника, имел полную возможность пробиться к своим, как это сделало подавляющее большинство частей его армии. Но Понеделин не про­явил необходимой настойчивости и воли к победе, поддался панике, струсил и сдался в плен врагу, дезертировал к врагу, совершив таким образом пре­ступление перед Родиной, как нарушитель военной присяги.

Командир 13-го стрелкового корпуса генерал-майор Кириллов, оказав­шийся в окружении немецко-фашистских войск, вместо того, чтобы выпол­нить свой долг перед Родиной, организовать вверенные ему части для стой­кого отпора противнику и выход из окружения, дезертировал с поля боя и сдался в плен врагу. В результате этого части 13-го стрелкового корпуса были разбиты, а некоторые из них без серьезного сопротивления сдались в плен.

Следует отметить, что при всех указанных выше фактах сдачи в плен вра­гу члены военных советов армий, командиры, политработники, особотдельщики, находившиеся в окружении, проявили недопустимую растерянность, по­зорную трусость и не попытались даже помешать перетрусившим Качаловым, Понеделиным, Кирилловым и другим сдаться в плен врагу.

Эти позорные факты сдачи в плен нашему заклятому врагу свидетельству­ют о том, что в рядах Красной Армии, стойко и самоотверженно защищаю­щей от подлых захватчиков свою Советскую Родину, имеются неустойчивые, малодушные, трусливые элементы. И эти трусливые элементы имеются не только среди красноармейцев, но и среди начальствующего состава. Как известно, некоторые командиры и политработники своим поведением на фронте не только не показывают красноармейцам образец смелости, стойко­сти и любви к Родине, а наоборот — прячутся в щелях, возятся в канцеляри­ях, не видят и не наблюдают поля боя, а при первых серьезных трудностях в бою пасуют перед врагом, срывают с себя знаки различия, дезертируют с поля боя.

Можно ли терпеть в рядах Красной Армии трусов, дезертирующих к врагу и сдающихся ему в плен или таких малодушных начальников, которые при первой заминке на фронте срывают с себя знаки различия и дезертируют в тыл? Нет, нельзя! Если дать волю этим трусам и дезертирам, они в короткий срок разложат нашу армию и загубят нашу Родину. Трусов и дезертиров надо уничтожать.

Можно ли считать командирами батальонов или полков таких команди­ров, которые прячутся в щелях во время боя, не видят поля боя, не наблюда­ют хода боя на поле и все же воображают себя командирами полков и ба­тальонов? Нет, нельзя! Это не командиры полков и батальонов, а самозванцы. Если дать волю таким самозванцам, они в короткий срок превратят нашу армию в сплошную канцелярию. Таких самозванцев нужно немедленно сме­щать с постов, снижать по должности, переводить в рядовые, а при необхо­димости расстреливать на месте, выдвигая на их место смелых и мужествен­ных людей из рядов младшего начсостава или из красноармейцев. Приказываю:

Командиров и политработников, во время боя срывающих с себя знаки различия и дезертирующих в тыл или сдающихся в плен врагу, считать зло­стными дезертирами, семьи которых подлежат аресту как семьи нарушивших присягу и предавших свою Родину дезертиров.

Обязать всех вышестоящих командиров и комиссаров расстреливать на месте подобных дезертиров из начсостава.

Попавшим в окружение врага частям и подразделениям самоотверженно сражаться до последней возможности, беречь материальную часть как зеницу ока, пробиваться к своим по тылам вражеских войск, нанося поражение фашистским собакам.

Обязать каждого военнослужащего, независимо от его служебного поло­жения, потребовать от вышестоящего начальника, если часть его находится в окружении, драться до последней возможности, чтобы пробиться к своим, и если такой начальник или часть красноармейцев вместо организации отпора врагу предпочтут сдаться ему в плен, — уничтожать их всеми средствами, как наземными, так и воздушными, а семьи сдавшихся в плен красноармейцев лишить государственного пособия и помощи.

Обязать командиров и комиссаров дивизий немедля смещать с постов командиров батальонов и полков, прячущихся в щелях во время боя и боя­щихся руководить ходом боя на поле сражения, снижать их по должности, как самозванцев, переводить в рядовые, а при необходимости расстреливать их на месте, выдвигая на их место смелых и мужественных людей из млад­шего начсостава или из рядов отличившихся красноармейцев.

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах и штабах.

Ставка Верховного Главного Командования Красной Армии

Председатель Государственного Комитета Обороны И. СТАЛИН, Зам. Председателя Государственного Комитета Обороны В. МОЛОТОВ, Маршал Советского Союза С. БУДЕННЫЙ, Маршал Советского Союза К.ВОРОШИЛОВ, Маршал Советского Союза С. ТИМОШЕНКО, Маршал Советского Союза Б. ШАПОШНИКОВ, Генерал армии Г.ЖУКОВ

1941 год: в 2-х кн. Кн.2. М., 1998.

ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО КРАСНОАРМЕЙЦА Е.М.ЗЛОБИНА СВОИМ РОДИТЕЛЯМ, 20 ИЮЛЯ 1941 г.

Добрый день, здравствуйте, дорогие родители, папаша и мамаша, и братья Петя и Вася и сестренка Таня. И всем остальным друзьям и товарищам.

В первых строках моего письма хочу вам сообщить, что я жив и здоров и того вам желаю всего хорошего, если вас там не побил германец, как ни далеко он был от вас в Смоленской области.

Папа и мама, вы знаете, что германец напал на Советский Союз 22 июня 1941 года, и я нахожусь уже в бою с 22 июня с 5 часов ночи. Германец перешел границу, а мы были не более 20 километров от него в лагерях, и вот с этих дней, папа и мама, повидал я страху. Как с первых дней германец начал нас лупить, не найдем места. Мы попали в окружение его. Он нас и потрепал. От полка осталось человек 50, а то побило или в плен забрали. Ну, я насилу из жадных лап его выскочил и сбежал. Нас прикрепили к другому полку, и мы стали отступать на Каунас. Прошли 100 километров. 23 июня подходим к Каунасу. Как нас там встретили самолеты, пушки, пулеметы германские, как начали по нам лупить — не знаем куда деваться…

Папа и мама, мосты через реку Неман были все разрушены, а нам один исход был — переправиться через реку во всем боевом. Много потопло, много побило. Я все жив был и потопал и то насилу жив остался. Германец все за нами, мы отступали, все раскидали — танки, орудия, пулеметы, минометы. Ну, в общем, удирали без штанов, отступали на Двинск. Опять переходить реку Вилюю. Река большая, мостов нет, опять погибло много, а германец бьет и бьет. Подходим к Двинску, весь город занят. Мы на Минск — тоже занят и разбит, мы на Полоцк — тоже занят. Здесь опять река — Западная Двина, опять много погибло. А он за нами гонится, и все отступаем и отступаем, он нас бьет и бьет… Голодные, босые, ноги все потерли (…)

Мы вышли из окружения. Стали нас кормить хорошо: масло вволю, сыр, сахар, сухари. Кухня стала варить. Сейчас мы в тылу пока. Не знаю, куда нас направит.

А германца встретили новые части Красной Армии. Как начали его лупить, только перья летят, и он стал нести большие потери и отступать.

Все, папа и мама. Остаюсь жив, здоров. Злобин Е.М.

20 июля 1941 г.

Последние письма с фронта. 1941. Сборник. Т.1. М., Воениздат. 1991

*Качалов В.Я. (1890-1941), генерал-лейтенант. Погиб в бою 4 авг. в районе Рославля. ** Понеделин П.Г. (1893-1950), генерал-майор. В авг. 1941 г. под Уманью попал в плен; освобожден из плена в 1945 г. Расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда в 1950 г. Реабилитирован в 1956 г. *** Кириллов Н.К. (1897-1950), генерал-майор. В авг. 1941 г. под Уманью попал в плен; освобожден из плена в 1945 г. Расстрелян по приговору Военной коллегии Верховного суда в 1950 г. Реабилитирован в 1956 г.

Смоленское сражение 1941: начальный этап войны

Основные события Смоленского сражения

В июне-июле 1941 года немецко-фашистские войска полностью захватили приграничные районы и продолжали наступать по всей линии фронта. Красная армия не была готова к оборонительным боям. Советские войска несли значительные потери, намного превосходящие потери противника. Первые недели войны проходили в соответствии с планом «Барбаросса», разработанном в штабе вермахта и предусматривавшем стремительный разгром Советского Союза. Нацистские войска вышли на оперативный простор и, захватив пограничные области, уверенно продвигались по направлению к Москве. Для достижения успеха немецкое командование сосредоточило на московском направлении 29 дивизий, более 1000 танков, более 6000 артиллерийских орудий и более 1 тыс. самолетов.

Смоленское сражение было первой серьезной оборонительной операцией, проведенной советской армией. По картам битвы видно, что город имел важное стратегическое значение. Смоленск с начала войны был значимым тылом Красной армии. 8 июля в связи с возможной оккупацией города был создан Областной комитет по эвакуации. Под руководством этой организации осуществлялся вывоз в тыл страны гражданского населения, сырья, оборудования, крупного рогатого скота и ценного имущества.

Карта Смоленска 1941 год

Быстрая сдача Смоленска могла привести к стремительному наступлению немцев на Москву и захвату столицы. Смоленское сражение было тщательно подготовлено военными специалистами СССР и включало в себя целый комплекс оборонительных и наступательных операций. Целью сражения было остановить продвижение немецкой армии по направлению к Москве.

Перед немецко-фашистской армией стояла задача силами группы армий «Центр» окружить советские подразделения, оборонявшие рубеж Западной Двины и Днепра, а затем захватить район Орша, Смоленск, Витебск и продолжить наступление на Москву. Но впервые за всю историю Второй мировой войны вражеская армия была вынуждена вести бои в обороне. Немецко-фашистское командование отказалось от ранее планировавшегося использования части войск для наступления на Ленинград. В сентябре 1941 года провал тактики «блицкрига» стал очевиден. Советский Генеральный штаб получил дополнительное время, необходимое для подготовки обороны Москвы.

Накануне смоленского сражения

В конце июня 1941 года для обороны рубежа от Краславы до Лоева были направлены войска стратегического резерва. Также в боевых действиях принимали участия бойцы народного ополчения. Более 3-х тыс. смолян вступили в истребительные батальоны и народные дружины, целью которых была борьба со вражескими десантниками, проникающими в советские тылы.

Еще с первых дней войны началось строительство укреплений на берегах Днепра и других стратегически важных участках местности. Построены были рубежи обороны вокруг Смоленска и других городов. На тех участках, где существовала угроза прорыва танков, создавались засады групп противотанковой обороны. В работах принимало активное участие местное население. Нередко работать приходилось под артиллерийским обстрелом. В период с июля по сентябрь построено более 80 аэродромов, более 100 взлетно-посадочных полос и 4 оборонительных рубежа, общей протяженностью 1500 км.

Танкисты перед боями под Смоленском.

В конце июля для обороны Смоленского направления поспешно создавались Центральный и Резервный фронты. Но не все подразделения резерва успели своевременно прибыть на фронт. Из 48 дивизий только 37 смогли к началу боевых действий занять позиции из-за стремительного наступления неприятеля. К тому же, несмотря на принятые меры, позиции советских войск были недостаточно хорошо укреплены и красноармейцам приходилось действовать на широком фронте. На каждую дивизию приходился участок шириной 25-30 км. В связи с этим обстоятельством генералы Вермахта планировали одержать под Смоленском легкую победу и уже летом начать движение на Москву.

Против Красной армии выступала группа немецких армий «Центр», которая включала две армии и две танковых группы. Командовал войсками неприятеля генерал-фельдмаршал Ф. Бок. В немецком штабе планировалось прорвать советскую линию обороны на трех участках и окружив советские подразделения, принудить их сдаться в плен. Перед войсками групп «Север» и «Центр» командование поставило задачу окружить Полоцко-Невельскую группу, состоящую из подразделений 22-й армии. Основные силы противника должны были противостоять смоленской и могилевской группировкам Красной армии.

Генерал-фельдмаршал Ф. Бок

С 10 июля до 10 сентября 1941 года длилось Смоленское сражение. Мощные танковые группы и подвижные мотострелковые формирования гитлеровской армии вышли к берегам Днепра и Западной Двины и развернули наступление на центральном участке фронта Перед началом битвы силы неприятель обладал значительным преимуществом в технике и живой силе, несмотря на то, что часть сил Вермахта отстала от передовых групп на 150 км. Бои проходили на участке от Идрицы и Великих Лук на севере и до Новгород-Северского на юге.

На первой линии обороны расположились 24 советских дивизии из 37, прибывших на фронт. Времени на сооружение укреплений у советских бойцов уже не хватало. Таким образом началось Смоленское сражение — первая значимая операция Красной армии в Великой Отечественной войне.

Первый этап Смоленского сражения

Условно выделяют 4 этапа Смоленского сражения. Каждый этап отличается особым характером боев и задачами, стоявшими перед враждующими армиями.

В период с 10 по 20 июля немецкие войска перешли в наступление. Противник прорвал оборону на Западном фронте в районе Могилева и Витебска. Передовые отряды неприятеля продвинулись почти на 200 км. Танковая группа под командованием Гейнца Гудериана форсировала Днепр, севернее и южнее Могилева. Город окружили танковые и мотопехотные войска противника.

Особенно ожесточенными были бои на северо-восточном участке фронта. 3-я танковая группа Гот при поддержке 16-й армии в районе Витебска нанесла поражение 19-й армии, которой командовал генерал-лейтенант И. С. Конев. 57-й мото корпус противника разбил советские войска возле Невеля. Часть немецких подразделений начала наступление на восток.

Советские солдаты с трудом отражали мощные атаки врага. Сразу же неприятель добился значительных успехов: на северном участке фронта был захвачен Невель. Затем советские войска были вынуждены оставить Полоцк. 13 июля немцы заняли Демидов и Велиж. 16 июля немецко-фашистская армия разгромила 25-й корпус и заняла Ярцево — населенный пункт вблизи Смоленска. При этом командир 25-го корпуса генерал-майор С. М. Честохвалов был захвачен в плен.

Немецкие солдаты в окопах в районе города Невеля

На южном участке танковая группа Гудериана захватила удобные плацдармы для штурма Смоленска. 17 июля советский танковый корпус предпринял попытку отбросить противника, но потерпел неудачу. С 10 по 16 июня проходило окружение Могилева.

12 июня немецкая танковая дивизия генерал-лейтенанта Моделя начала движение к городу вдоль Бобруйского шоссе, но в районе Буйничи столкнулась с сопротивлением советских войск. В результате длительного тяжелого боя неприятель был вынужден отступить. Советские бойцы уничтожили 39 вражеских танков и бронемашин, сами тоже понесли большие потери, но не отступили. На следующий день бой возобновился, и немцы снова были отброшены.

14 июля противник обошел Могилев и захватил Чаусы. В окружение попали 6 советских стрелковых дивизий под командованием генерал-лейтенанта Ф. Н. Ремезова. Город был полностью блокирован, но противнику пришлось отложить штурм из-за наступления советской армии на Бобруйск.

17 июля начался штурм Могилева силами группы армий «Центр». В планах советского командования Могилеву придавалось большое значение, поэтому из Ставки был послан приказ сражаться за город до последнего. Начались уличные бои.

Немецкие танковые подразделения обошли Могилев и захватили Ельню. 15 июля началась оборона Смоленска, которая длилась 2 недели.

16 июля советские части, находящиеся в Смоленске, попали в окружение. Маршал Тимошенко отдал приказ, в котором подчеркнул, что город ни в коем случае не должен быть сдан врагу. Были взорваны мосты через Днепр. Защитники упорно отбивали попытки противника форсировать Днепр. Связь с тылом поддерживалась только через болотистую местность в районе Соловьево. Советское командование долгое время не оставляло надежды отбить город.

Для того, чтобы скорее овладеть Смоленском, немцы перебросили из-под Орши 17-ю танковую дивизию. В свою очередь советское командование для того, чтобы вывести войска из смоленского «котла» направило в штаб Западного фронта генерал-майора К. К. Рокоссовского. Под его руководством было проведено контрнаступление на Смоленск. Группе под командованием Рокоссовского удалось отбить у противника переправы через Днепр, через которые начался вывод защитников Смоленска из окружения.

Генерал-майор К. К. Рокоссовский

Отдельные районы города несколько раз переходили из рук в руки. Ожесточенные бои велись за каждый квартал, за каждое здание. Городское кладбище несколько раз переходило из рук в руки. Во время боев за Смоленск обе стороны понесли значительные потери. Показательным является тот факт, что за всего за месяц только в 17-й немецкой танковой дивизии из-за ранений сменилось три командира.

К успехам советской армии на первом этапе Смоленского сражения можно отнести наступление на Бобруйск. Основные силы 21-й армии, в составе 3-х стрелковых дивизий, перешли в наступление в районе Рогачева и Жлобина и в первый же день заняли эти населенные пункты. 66-й стрелковый корпус, действуя согласованно с основными силами, переправился через Днепр возле Стрешина. Совершив переход по болотистой местности, советские войска вошли в Паричи и взяли под контроль переправу через Березину. 17 июля наступление было остановлено. Противник, обладая значительным превосходством в живой силе и технике, оттеснил советские подразделения к Днепру. Красной армии удалось сохранить за собой Рогачев и Жлобин.

19 июля немецкая армия заняла Великие Луки, но уже 21 августа была вынуждена оставить город. Наступление неприятеля приостановилось.

Второй этап сражения

Второй этап Смоленского сражения длился с 21 июля по 7 августа. Советская армия получила значительное подкрепление. Из войск Фронта резервных армий были созданы оперативные армейские группы. Из районов Белого, Ярцева и Рославля советские войска нанесли удары по направлению к Смоленску. Перед советскими войсками стояла цель отбросить противника с позиций севернее и южнее города и соединиться с войсками, находящимися в окружении.

Основные боевые действия разворачивались в районе Ельни и в междуречье Днепра и Березины. Советским войскам не удалось одержать победу, но противник, понесший большие потери, был вынужден перейти к обороне. Немцы утратили почти 50% личного состава танковых частей группы армий «Центр». Потери пехотных подразделений составили около 20% ранеными и убитыми.

На втором этапе операции удалось вырвать из окружения части 16-й и 20-й армий, блокированных немцами под Могилевом. Однако наступление советских войск не достигло своей цели. Оперативные армейские группы были плохо подготовлены и недостаточно сильны для того, чтобы противодействовать получившей подкрепление немецко-фашистской армии. 26 июля советские войска оставили Могилев, а 28 июля — Смоленск. Действия 2-х стрелковых и 1 танковой дивизии К. К. Рокоссовского способствовали выходу защитников Смоленска из окружения.

Второй этап Смоленского сражения ознаменован также назначением нового командующего Георгия Жукова, возглавившего оборону Резервного и Брянского фронтов, созданных 1 августа 1941 года.

Маршал Георгий Жуков

Третий этап

Третий этап Смоленского сражения длился с 8 по 21 августа. Основные бои проходили на сформированном 16 августа Брянском фронте. Командующим фронтом был назначен генерал-лейтенант А. И. Еременко.

8 августа началось новое наступление немецко-фашистских войск. Подразделения Красной армии были вынуждены отступать в южном и юго-восточном направлениях. Противнику удалось продвинуться на 130-140 км и выйти к Гомелю. Возникла угроза разгрома тыла и фланга Юго-Западного фронта.

19 июля немецко-фашистские танковые части заняли Ельню. Образовался выступ, создававший угрозу частям Красной армии на вяземском направлении. Советские войска неоднократно пытались выбить противника и выровнять линию фронта. Немцам пришлось заменить танковые подразделения пехотой и перейти к обороне. Первые атаки советских войск под Ельней были неудачными.

Четвертый этап

На четвертом этапе сражения немецко-фашистское командование после взятия Смоленска приняло решение перенаправить часть сил, в том числе 2-ю и 3-ю танковые группы, для усиления группы армий «Север», ведущей наступление на Ленинград. А также было предоставлено подкрепление группе армий «Юг», которая до середины сентября проводила осаду Киева. Адольф Гитлер настаивал на слиянии группы армий «Центр» с войсками, ведущими бои на южном направлении. Он считал, что приоритетным для армии должен был стать захват Крыма и стратегически важных промышленных регионов Украины. Вследствие приказа Гитлера дальнейшее наступление на Москву осуществлялось силами только пехотных дивизий.

8 августа началась Духовщинская наступательная операция. 19-й армии генерал-лейтенанта И. С. Конева и 30-й армии генерал-майора В. А. Хоменко в наступлении отводилась решающая роль. В первый день советским войскам удалось продвинуться всего на 8-10 км, но объединенные действия армий способствовали выходу из окружения группы войск, отступавшей от Гродно.

Обсуждение Духовщинской операции

15 августа армии, действующие на Духовщине, получили подкрепление. 21-22 августа танковые части противника предприняли попытку контратаковать советские войска в районе деревень Задняя и Потелица, но были отбиты и понесли большие потери. По различным данным отряды противотанковой обороны уничтожили около 80 немецких танков. В результате Духовщинской операции советским войскам удалось освободить населенные пункты Батурино и Ярцево.

1 сентября Красная армия возобновила наступление под Смоленском, но ее действия не получили развития.

8 сентября завершилась Ельнинская операция. Противник понес значительные потери и был вынужден перейти к глухой обороне на рубежах рек Устром и Стряна. Взятие Ельнинского выступа считают первой значительной наступательной операцией советской армии в Великой Отечественной войне.

В период с 29 по 4 сентября в полосе фронта силами советских ВВС была проведена воздушная операция, которая не дала ожидаемого результата в связи с недостаточным согласованием действий авиации и наземных войск. 10 сентября советские войска получили приказ перейти к обороне.

Итоги Смоленского сражения

Трудно переоценить значение Смоленского сражения. Тактика «блицкрига», разработанная в штабе Вермахта провалилась. Итогом упорных боев Смоленского сражения 1941 года стала задержка наступления немецко-фашистских армий к Москве. За два месяца Смоленского сражения неприятель продвинулся всего на 150-200 км по направлению к Москве, в то время когда за первые недели наступления немцы прошли около 600 км. Уже в июле 1941 года противнику пришлось использовать половину стратегического резерва.

СССР успел мобилизовать внутренние резервы и подготовиться к битве под Москвой. Рядовые бойцы и военачальники получили ценный опыт наступательных боев. Первые победы в Ельнинской и Духовщинской операциях подняли боевой дух советских людей на всех участках фронта и в тылу.

Однако задачи, поставленные перед советскими войсками, не были выполнены. Несмотря на тяжелые потери, неприятель не был разгромлен и продолжал движение к столице. Причинами неудач Красной армии являются следующие обстоятельства:

  • контрудары по вражеским армиям часто проводились без необходимой подготовки;
  • командование не всегда учитывало слабые стороны противника;
  • отсутствовали данные разведки;
  • армии не всегда своевременно снабжались боеприпасами и продовольствием.

По статистическим исследованиям потери вооруженных сил Советского Союза составили более 450 тыс. человек убитыми и более 250 тыс. ранеными. Значительное число советских военнослужащих попало в плен к врагу. А также Красная армия потеряла 1348 танков, 9290 орудий и минометов, 903 самолета. Общие потери противника превысили 500 тыс. человек.

Наиболее отличившимся подразделениям по итогам сражения было присвоено звание гвардейских. Командующий 19-й армией И. С. Конев был повышен в звании до генерал-полковника и назначен командующим Западным фронтом. Многие бойцы и офицеры были награждены знаками воинского отличия. 14 человек стали Героями Советского Союза. Имена героев Смоленского сражения и партизан занесены в списки, хранящиеся в городском музее.

В ходе боев, длившихся в течение 2-х месяцев Смоленск и другие расположенные поблизости города потерпели значительные разрушения. Еще в ночь с 28 на 29 июня фашисты нанесли авиаудары по Смоленску, Вязьме и Рославлю. Вследствие бомбежек выгорел почти весь центр Смоленска, было разрушено почти 600 домов. 29 июля город был захвачен немцами, которые установили жестокий оккупационный режим. В окрестностях Смоленска нацисты построили несколько концентрационных лагерей, где уничтожили более 100 тыс. военнопленных и мирных жителей. Свыше 80 тыс. жителей города было угнано на принудительные работы в Германию.


Смоленское сражение 10 июля – 10 сентября 1941 г. Карта.
В начале июля 1941 г. военно-политическое руководство Германии, добившись значительных оперативных результатов, с оптимизмом оценивало дальнейшие перспективы ведения вооруженной борьбы на Восточном фронте и не сомневалось в возможности одновременного решения в самые короткие сроки трех задач – овладение Ленинградом, разгром советских войск на Правобережной Украине, стремительный выход к Москве. Последняя задача, вне всякого сомнения, полагалась приоритетной, так как захват столицы СССР должен был стать предпосылкой для окончательной победы в войне. Поэтому главный удар, генеральный штаб вермахта планировал, как и прежде, на западном (московском) направлении.
Общий замысел его действий на первом этапе наступления сводился к тому, чтобы силами группы армий «Центр» рассечь оборону советских войск, окружить и уничтожить их невельскую, смоленскую, могилевскую группировки и создать тем самым благоприятные условия для беспрепятственного продвижения к Москве. Для разгрома Западного фронта, в составе которого, по оценке немецкого командования, имелось не более 11 боеспособных соединений, привлекалось 29 дивизий (12 пехотных, 9 танковых, 7 моторизованных, 1 кавалерийская), 1040 танков, более 6600 орудий и минометов, свыше 1 тыс. самолетов.

Зенитный расчет противовоздушной обороны РККА в районе Смоленска
Боевые действия на смоленско-московском направлении начались в исключительно невыгодных для Западного фронта (командующий войсками – маршал Советского Союза С.К. Тимошенко, с 10 июля одновременно являлся главнокомандующим Западным направлением) условиях. К концу первой декады июля в его первом эшелоне находились 22, 20, 13-я и 21-я армии, которые еще не завершили развертывание. Оборона занималась поспешно и потому была недостаточно подготовлена в инженерном отношении. Войска испытывали недостаток в танках, артиллерии, средствах противовоздушной обороны.

Поэтому сосредоточенные на узких участках ударные группировки врага, не встречая сильного сопротивления, осуществили глубокие прорывы в районах Полоцка, Витебска, севернее и южнее Могилева. Самым уязвимым местом в обороне Западного фронта оказались смежные фланги 22-й и 20-й армий. На этом направлении еще 9 июля советские части оставили Витебск, что создало угрозу выхода главных сил немецкой 3-й танковой группы в тыл фронта. Чтобы не допустить этого С.К. Тимошенко решил «совместными действиями 19, 20-й и 22-й армий во взаимодействии с авиацией уничтожить прорвавшегося противника и, овладев городом Витебск, закрепиться на фронте Идрица, Полоцкий УР, Орша и далее по реке Днепр».
Однако подготовленный в спешке контрудар, проводимый в условиях, когда враг владел инициативой и господством в воздухе, к успеху не привел. 22-я армии генерал-лейтенанта Ф.Е. Ершакова вообще не смогла перейти в наступление. Занимая оборону силами шести дивизий в полосе шириной 280 км, она оказалась охваченной с флангов и под угрозой окружения начала отход, ведя отдельные бои в Полоцком укрепленном районе. Соединения 19-й и 20-й армий генерал-лейтенантов И.С. Конева и П.А. Курочкина атаковали противника разрозненно, как правило, без артиллерийской поддержки, что обусловливалось крайне ограниченным количеством боеприпасов. В результате немецкая 3-я танковая группа, развивая наступление севернее Смоленска, к исходу 15 июля почти беспрепятственно вышла передовыми частями к Ярцево, перерезала шоссе Смоленск – Москва и глубоко охватила с востока 16, 19-ю и 20-ю армии.
Одновременно соединения 2-й танковой группы врага захватили к вечеру 11 июля плацдарм на восточном берегу Днепра (южнее Орши). Развернув с него наступление, они 15 июля ворвались в южную часть Смоленска. Крайне тяжелая обстановка сложилась также в районах Могилева, Чаусс и Кричева, в которых советские войска вели тяжелые бои в трех изолированных группировках. Все это свидетельствовало о том, что к середине июля на правом крыле и в центре Западного фронта противник добился крупных успехов. Глубоко сознавая всю критичность ситуации, Ставка Главного Командование стремилась остановить его дальнейшее продвижение и создать условия для ликвидации наиболее опасных вклинений. С этой целью она не только всемерно усиливала Западный фронт, но и развертывала в его тылу Фронт резервных армий (генерал-лейтенант И.А. Богданов) в составе 24, 28, 29, 30, 31-й и 32-й армий. Они получили задачу подготовить оборону на рубеже Старая Русса, Брянск.

Воины одной из частей 20-й армии ведут бой на берегу Днепра, западнее Дорогобужа. Западный фронт. 1 сентября 1941 г. Фото Л. Бать
Совершенно по-иному развивались события на левом крыле Западного фронта. Здесь 21-я армия под командованием генерал-полковника Ф.И. Кузнецова предприняла наступление на Бобруйск с целью выхода в тыл немецкой 2-й танковой группе. 13 июля основные силы армии форсировали Днепр и за день боя продвинулись на 8-10 км. Развивая достигнутый успех, советские части отбросили врага на бобруйском направлении еще на 12 км. А действовавшая южнее 232-я стрелковая дивизия, используя лесные массивы, преодолела с боями почти 80 км и захватила переправы на реках Березина и Птичь.
Расценив достигнутые результаты как несомненный успех, Ставка Главного Командования, наряду с решением проблемы увеличения глубины обороны, решила перейти к широкомасштабным наступательным действиям. 20 июля в переговорах по прямому проводу с главкомом Западного направления маршалом С.К. Тимошенко И.В. Сталин поставил ему задачу: создать за счет Фронта резервных армий ударные группы, силами которых овладеть районом Смоленска и отбросить противника за Оршу. По существу, ставилась задача на переход в контрнаступление.
Его общий замысел сводился к нанесению трех одновременных ударов из районов южнее Белого, Ярцева и Рославля по сходящимся на Смоленск направлениям с задачей разгромить немецкие войска севернее и южнее города. Для наступления создавались оперативные группы под командованием генералов В.Я. Качалова, В.А. Хоменко, С.А. Калинина, И.И. Масленникова и К.К. Рокоссовского. Каждая из них должна была наносить удар на самостоятельном направлении, ведя наступление в полосе шириной 30-50 км. В общем, сложившаяся обстановка не благоприятствовала проведению контрнаступления на западном направлении. Главное – наступательные возможности группы армий «Центр» не были исчерпаны, и она готовилась к продолжению активных действий. Сосредоточив подвижные части в районах Ярцева и восточнее Смоленска, враг намеревался завершить окружение и уничтожение советских 20-й и 16-й армий, прикрывавших вяземское направление.
23 июля из района Рославля нанесла удар группа под руководством командующего 28-й армией генерал-лейтенанта В.Я. Качалова. Хотя наступление велось под непрерывными ударами немецкой авиации, соединениям группы удалось за два дня сломить упорное сопротивление противника и отбросить его за р. Стометь. Однако попытка развить успех вдоль шоссе на Смоленск была пресечена силами двух армейских и моторизованного корпусов, которые вышли в тыл советских войск и окружили их. При прорыве из окружения генерал-лейтенант В.Я. Качалов погиб.
Наступление армейской группы генерал-майора В.А. Хоменко с рубежа р. Вопь началось 25 июля. В первый день лишь одна стрелковая дивизия смогла продвинуться на 3-4 км, остальные даже не смогли прорвать передний край вражеской обороны. Две кавалерийские дивизии группы, действовавшие на правом фланге с задачей совершить рейд в район городов Демидов и Холм, попали под встречный удар и были вынуждены отойти. Возобновив в последующие дни наступление, соединения группы все-таки смогли продвинуться в глубину на 20-25 км, однако полностью задачу, поставленную командованием Западного направления, не выполнили.
Не получило развития и наступление оперативной группы генерал-лейтенанта С.А. Калинина. Она имела задачу нанести удар из района севернее Ярцева на Духовщину. Однако все дивизии группы были введены в сражение разновременно на разобщенных направлениях. Ответные действия противника привели к тому, что часть их сил попала в окружение. Группа генерал-майора К.К. Рокоссовского в установленное время вообще не смогла приступить к выполнению поставленной задачи, так как была вынуждена отражать на рубеже р. Вопь многочисленные атаки немецких войск, рвавшихся к Вязьме. Тем не менее, остановив их, группа 28 июля нанесла контрудар и обеспечила выход из окружения 16-й и 20-й армий.

В ходе упорной борьбы в первых числах августа 1941 г. на центральном участке советско-германского фронта установилось определенное равновесие. Своих целей не достигли ни та, ни другая стороны. Тем не менее, войска Западного направления сорвали наступление 3-й танковой группы врага в сторону Валдайской возвышенности, намечаемое его командованием в интересах группы армий «Север», прорвали окружение вокруг 20-й и 16-й армий и помогли их главным силам отойти за Днепр, своими активными действиями добились стабилизации положения в полосах 22-й армии и Центрального фронта.
В создавшейся обстановке перед главным командованием вермахта встал вопрос о том, как использовать в дальнейшем имевшиеся силы. Его решение было изложено в директиве № 34 от 30 июля 1941 г, в которой наступательные задачи были оставлены только группам армий «Север» и «Юг», а в отношении группы армий «Центр» указывалось, что она «переходит к обороне, используя наиболее удобные для этого участки местности». При этом 3-я и 2-я танковые группы были перенацелены вначале на правое и левое крылья Западного фронта, а затем в полосы советских Северо-Западного и Юго-Западного фронтов. 12 августа в дополнении к директиве № 34 отмечалось, что наступление на московском направлении будет продолжено «лишь после полной ликвидации угрожающего положения на флангах и пополнения танковых групп».
В свою очередь, в Ставке ГК справедливо полагали, что после того, как фронтальный удар противника не достиг цели, следует ожидать его активных действий на флангах. Исходя из этого, главная задача заключалась в том, чтобы, удерживая великолукский и гомельский выступы и сохраняя нависающее положение над группой армий «Центр» с севера и юга, разгромить ее важнейшие группировки – духовщинскую и ельнинскую. Это являлось, по сути, второй попыткой перехватить инициативу на западном направлении.
Однако противник упредил советские войска в переходе в наступление. 8 августа нанес удар 24-й моторизованный корпус 2-й танковой группы. Прорвав оборону 13-й армии Центрального фронта и развивая достигнутый успех, он к 21 августа продвинулся на 120-140 км и вышел на рубеж Новозыбков, Стародуб. В то же время немецкая 2-я армия, действовавшая на гомельском направлении, глубоко охватила с востока 21-ю армию, которая под угрозой окружения была вынуждена с боями отойти на юг и оставить междуречье Березины и Днепра.
Ставка ВГК (стала именоваться подобным образом с 8 августа) вскрыла намерения немецкого командования окружить 3-ю и 21-ю армии и затем выйти в тыл Юго-Западного фронта, то есть обойти всю группировку советских войск на киевском направлении. Чтобы не допустить этого, отразить возможные удары врага на Брянск и предотвратить в последующем его наступление на Москву, между Центральным и Резервным фронтами был развернут Брянский фронт под командованием генерал-лейтенанта А.И. Еременко.
Изменение обстановки не повлияло на решение главнокомандующего Западным направлением провести ряд наступательных операций в полосе Западного фронта. Ему в соответствии с приказом маршала С.К. Тимошенко от 4 августа предстояло, «прочно удерживая левым крылом… рубеж реки Днепр и отражая атаки противника на своем правом крыле, центром разгромить и уничтожить его духовщинскую группировку». Решение этой задачи возлагалось на 30-ю и 19-ю армии генералов В.А. Хоменко и И.С. Конева.

8 августа соединения этих армий нанесли удары в направлении Духовщины. Они успешно преодолели сопротивление немецких войск на переднем крае обороны, в течение нескольких дней стремились развить успех, но выйти в оперативную глубину не смогли. Главком был вынужден внести коррективы в план операции. Теперь он планировал ударом 30-й (четыре стрелковые, танковая и кавалерийская дивизии) и 19-й (пять стрелковых и танковая дивизии) армий по сходящимся на Духовщину направлениям окружить и уничтожить врага и выйти на рубеж Старина, Духовщина, Ярцево. Отсюда намечалось развить наступление к востоку от Смоленска с целью окружить ярцевскую группировку противника уже во взаимодействии с левофланговой 20-й армией фронта, восстановленной после выхода из окружения. Для содействия 30-й и 19-й армиям предусматривался вспомогательный удар двумя дивизиями 29-й армии и рейд на Велиж, Демидов кавалерийской группы полковника Л.М. Доватора.
Наступление ударной группировки фронта началось 17 августа. Однако в полосе 30-й армии передний край обороны немецких войск удалось прорвать только в течение 23-25 августа. После этого ее соединения смогли продвинуться всего на 1-3 км. В полосе 19-й армии в первый день лишь одна дивизия вклинилась в глубину на 400-800 м. Военный совет Западного фронта принял решение ввести в сражение резервы. Но их прибытие не опережало наращивания усилий врагом на угрожаемом для него направлении. В силу этого темп наступления по-прежнему был низким. По сути, оно ограничилось одной-двумя атаками в сутки, в результате которых удалось овладеть рядом опорных пунктов. Общее продвижение 19-й армии до конца августа составило 8-9 км. Но создать брешь в обороне противника так и не удалось. Не увенчались успехом и боевые действия части сил Резервного фронта на ельнинском выступе.
В сложившейся обстановке замысел Ставки ВГК состоял в том, чтобы активными действиями нанести значительный урон группе армий «Центр» и устранить угрозу выхода в тыл Юго-Западного фронта ее 2-й танковой группы. Задача по разгрому последней возлагалась на Брянский фронт, в состав которого 25 августа вошли войска упразднявшегося Центрального фронта. Западный и Резервный фронты должны были продолжить наступательные операции по уничтожению духовщинской и ельнинской группировок врага.
Но и главное командование вермахта не отказалось от наступления. Оно возобновилось 22 августа на левом крыле группы армий «Центр», где был нанесен удар против 22-й армии Западного фронта. К исходу следующего дня части двух немецких танковых дивизий вышли в район Великих Лук. Попытка восстановить положение нанесением контрудара под основание их вклинения успеха не принесла, и армия начала отход. Он повлек за собой оставление занимаемого рубежа соседней 29-й армией, которая оказалась под угрозой обхода с фланга. Дальнейшее продвижение танковой группировки противника было остановлено только на р. Западная Двина.
В остальной полосе Западного фронта, шириной 140 км, 1 сентября началась наступательная операция с привлечением 30, 19, 16-й и 20-й армий (всего 18 ослабленных в предыдущих боях дивизий). Они должны были к 8 сентября овладеть рубежом Велиж, Демидов, Смоленск. При этом фронту предстояло разгромить до 15 вражеских дивизий, в значительной степени пополненных людьми и боевой техникой. Однако уже первые дни наступления показали, что прорвать заблаговременно подготовленную оборону немецких войск наличными силами и без надежного огневого поражения не удастся. Безуспешные попытки продолжались вплоть до 10 сентября, когда Ставка ВГК отдала распоряжение на переход к обороне, отметив, что «длительное наступление войск фронта на хорошо окопавшегося противника ведет к большим потерям».
Не привела к успеху и наступательная операция Брянского фронта с целью разгрома немецкой 2-й танковой группы. В полосе шириной 300 км наносились пять ударов, каждый силами трех – четырех дивизий. Но такое распыление сил не позволило после прорыва неглубокой тактической зоны обороны врага на ряде направлений развить успех в оперативную глубину. Более того, в результате контрудара противника между Брянским и Юго-Западным фронтами образовался разрыв шириной 50-60 км, в который устремились немецкие танковые дивизии с целью выхода в тыл киевской группировки советских войск.
Важным этапом Смоленского сражения стала Ельнинская наступательная операция, проведенная силами 24-й армии (генерал-майор К.И. Ракутин) Резервного фронта. Ее цель заключалась в окружении вражеской группировки в районе Ельни и ее уничтожении по частям. Ударные группы армии перешли в наступление в 7 часов утра 30 августа. Но за первый день наступления на северном участке удалось потеснить противника только на 500 м. На южном участке продвижение составило 1,5 км. Выполняя указания командующего войсками фронта, генерал Ракутин 31 августа создал сводный отряд, который к исходу 3 сентября совместно с наступавшими с юга частями сузил горловину ельнинского выступа до 6-8 км. Немецкие войска, находясь под угрозой окружения, начали отход. Через три дня соединения армии освободили Ельню, а к исходу 8 сентября вышли на рубеж Новые Яковлевичи, Ново-Тишово, Кукуево. Неоднократные попытки его прорыва успехом не увенчались.

Вручение гвардейского Знамени
Главным итогом напряженных боев в полосе Резервного фронта в конце августа – начале сентября стала ликвидация ельнинского выступа. В результате значительно улучшилось положение 24-й армии, была снята угроза рассечения группировок Западного и Резервного фронтов на их смежных крыльях. Однако полностью осуществить замысел на окружение и уничтожение врага не удалось. Его главные силы организованно, под прикрытием арьергардов, осуществили отход на заблаговременно подготовленный оборонительный рубеж.
Тем не менее, это был успех и его значение в той сложной обстановке начала войны трудно переоценить. Чтобы хоть как-то стимулировать войска, Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин нашел для этого возможно единственную форму поощрения – создание советской гвардии. 8 сентября 1941 г. приказом народного комиссара обороны СССР 100-я и 127-я стрелковые дивизии 24-й армии были преобразованы в 1-ю и 2-ю гвардейские стрелковые дивизии. Вскоре, 26 сентября, гвардейскими стали еще две дивизии этой армии: 107-я и 120-я, переименованные соответственно в 5-ю и 6-ю гвардейские стрелковые дивизии.
В ходе Смоленского сражения, продолжавшемся два месяца, безвозвратные потери Красной армии составили более 486, а санитарные – свыше 273 тыс. человек. Было утрачено 1348 танков, 9290 орудий и минометов, 903 боевых самолета. В целом отдельные успешные действия советских войск не привели к перелому в оперативной обстановке, не смогли заставить немецкое командование отказаться от своих планов. Более того, в ходе непрерывных наступательных действий они значительно подорвали свою боеспособность, что негативно сказалось на дальнейшем ходе вооруженной борьбы, стало впоследствии одной из причин тяжелого поражениям под Вязьмой и Брянском осенью 1941 г.