Сражение на р шахэ

Сражение на реке Шахэ

110 лет назад, 5 октября 1904 года, началось сражение на реке Шахэ. Битва продолжалась до 17 октября. Ни наступление русской армии под командованием А. Н. Куропаткина, ни предпринятое позже контрнаступление японской армии Ивао Оямы не достигли успехов.

Командующий русской армией Куропаткин не был сторонником новой битвы с японцами, считал, что необходимо накопить резервы. Только уступая давлению из Петербурга, где требовали победы на Дальнем Востоке, дал согласие на операцию. Инициаторами и участниками разработки плана это операции стали прибалтийские бароны немецкого происхождения — генералы Бильдерлинг, Штакельберг, Бринкен и Мейендорф. Поэтому русские солдаты прозвали эту операцию «бароньей» (от слова барон). Сражение у реки Шахэ не принесло России победы, и ещё больше подорвало престиж русской армии и Петербурга.
Ситуация перед сражением. Силы сторон
После Ляоянского сражения, когда армия Куропаткина подарила победу японцам (Сражение при Ляояне), русские войска отошли к северу. Куропаткин первоначально не собирался останавливаться у Мукдена и хотел отступать дальше. Он даже был готов пожертвовать запасами, накопленными в Мукдене и снабжавшими железную дорогу Фушунскими каменноугольными копями.
Однако Куропаткин не смог этого сделать. Алексеев, императорский наместник на Дальнем Востоке, считал, что крайне невыгодно, в политическом отношении, сразу оставлять Мукден. Кроме того, Алексеев настаивал на необходимости вторичной попытки ударить по японской армии, чтобы оказать хотя бы косвенную помощь Порт-Артуру. Русская Маньчжурская армия оправлялась после Ляоянского сражения и была пополнена закончившим сосредоточение 1-м армейским и вновь прибывшим на Маньчжурию 6-м Сибирским корпусами. В результате русская армия возросла до девяти корпусов — 210 тыс. человек (258 батальонов, 143 эскадрона и сотни) при 758 орудиях.
Японские генералы, неожиданно ставшие победителями под Ляояном, не спешили преследовать русские войска. Требовалась приостановка боевых действий, чтобы пополнить части, понесшие большие потери, дать им отдохнуть, накопить резервы и припасы. Эта приостановка продвижения японских армий на север стала ещё одним фактором, который заставил Куропаткина остановить армию на линии реки Хуньхэ и сделать попытку наступления.
Первоначально русское командование хотело действовать в прежнем стиле: оказать врагу сильное сопротивление на Мукденских позициях, а затем перейти в наступление. Русские войска стали готовиться к обороне. К 29 сентября главные силы русской армии были развёрнуты на фронте в 54 км, перекрыв наиболее вероятные пути движения японских войск. Правое крыло армии составлял Западный отряд Бильдерлинга в составе 17-го и 10-го армейских корпусов, отряд Дембовского из состава 5-го Сибирского корпуса и конница Грекова. Правый фланг армии примыкал к реке Хуньхэ и перекрывал основные коммуникации, ведущие в Мукден. На левом крыле армии располагался Восточный отряд. В его состав входили 1-й, 2-й и 3-й Сибирские корпуса и конница. Также существовал общий резерв армии — 1-й армейский корпус Мейендорфа и 4-й Сибирский корпус Зарубаева. 6-й Сибирский корпус Соболева охранял тылы между Мукденом и Телином, а затем был сосредоточен к Мукдену.

С наступлением Куропаткин не спешил. Войска усиленно закреплялись на занимаемых позициях и ждали появление противника. Подвозили осадную артиллерию. С учётом тенденции японцев к охватам предусмотрительно укрепили позиции за крайним левым флангом. Для облегчения маневра на реке Хуньхэ навели 15 мостов. Русские войска имели значительное превосходство в силах в первоначальном развертывании. Однако оно было утрачено из-за выделения Куропаткиным крупных сил для обеспечения тыла и флангов, что серьёзно ослабило боевой фронт русских войск.
Японцы также не спешили наступать. Они оставались на достигнутом ими после Ляоянского сражения рубеже. Русское отступление вызвало большую радость у японского командования, которое истощило свои средства к наступлению. Японцы занимались переоборудованием Ляоянских позиций, повернув их фронтом на север, наводили мосты через реку Тайцзыхэ и спешно продолжали перешивку железнодорожного полотна. После кровопролитного Ляоянского сражения японское командование объявило о продолжении мобилизации, стараясь спешно пополнить свою армию. Призвали даже тех военнообязанных, которые ранее были освобождены от службы.
Японская армия была развёрнута на фронте в 60 км. На левом фланге, примыкая к реке Шахэ, стояла 2-я армия Оку. К её правому флангу примыкала 4-я армия Нодзу. 1-я армия Куроки располагалась на правом фланге. Японская армия насчитывала около 170 тыс. человек при 648 орудиях.

План наступления
Высшее военно-политическое руководство продолжало оказывать давление на Куропаткина, поэтому он вынужден был перейти к активным действиям. К тому же штаб получил сведения, что японская армия насчитывает 150 тыс. человек. Теперь японские силы занижались. Необходимо было использовать численное преимущество, пока японские войска не усилились за счёт 3-й армии Ноги, которая была занята штурмом Порт-Артура. Падение Порт-Артура ожидалось со дня на день, надо было попытаться облегчить положение русской крепости. Русская армия отдохнула после поражений и изнурительных маршей, пополнилась новыми соединениями, припасами. Необходимо было использовать оставшееся время до наступления холодов.
О расположении японских войск верных сведений не было. Выдвинутая вперед конница ограничивалась наблюдением без разведки боем. Надо сказать, что конница, состоявшая в основном из сибирских казаков второй и третьей очереди, не проявляла большой активности в этой непонятной для них войне и ждала времени, когда можно будет вернуться домой. Хорошей агентуры у русской армии не было, в отличие от японцев. Поэтому план наступления отличался осторожностью. В целом войска должны были продвигаться вперёд к правому берегу реки Тайцзыхэ в двух группах на фронте свыше 50 км. Главный удар должен был нанести левой фланг армии в направлении Бенсиху (Бэньсиху). Западный отряд Бильдерлинга должен был наступать к реке Шахэ и далее в полосе железной дороги. Русским войскам предписывалось двигаться осторожно и останавливаться в пути для укрепления уже достигнутых рубежей. Подготовка к наступлению проводилась вяло, хороших карт местности по-прежнему не было, о планах японцев не знали, поэтому с самого начала русское наступление столкнулось с большими трудностями.

Таким образом, коллективно составленный наступательный план русского командования страдал отсутствием ярко выраженной единой воли военного вождя, не соответствовал ситуации и носил все признаки будущего провала. Удар наносили не по войскам противника, планировали занимать пространство. Левому флангу приходилось наступать в гористой труднопроходимой местности, без нужного количества горных орудий. Основной удар правым флангом был бы более полезным, так как здесь была равнина удобная для движения русской армии, и он позволял отбросить противника от железной дороги и реки, по которым шло снабжение японцев. Распыление войск не позволяло нанести сосредоточенный удар. Огромный резерв из трёх корпусов и выделение крупных сил для охраны коммуникаций не позволяли нанести мощный удар, ослабляли наступательные возможности армии. К тому же этот план исключал использование в полную силу многочисленной кавалерии, почти две трети которой расположили на левом фланге. Гористая местность была крайне неудобна для действий конницы.
Японское командование, наводнившее расположение русской армии китайцами-шпионами, быстро узнало о подготовке русских к наступлению. Поэтому были приняты меры к укреплению своих позиций. Хотя в возможность русского наступления первоначально особо не верили, считали, что это демонстрация. В худшем случая Ояма решил истощить противника в оборонительных боях и затем перейти в контрнаступление. Сами первыми японцы наступать не планировали: осада Порт-Артура затянулась и поглощала значительную часть резервов и снарядов; ждали прибытия 7-й и 8-й дивизий, которые ещё были на Японских островах.
Наступление русских войск
5 октября Маньчжурская армия начала наступление. Западный отряд двигался медленно и осторожно. Ему предписывали «демонстрировать» наступление, чтобы отвлечь японцев от направления гласного удара. Западнее железной магистрали двигался 17-й корпус, восточнее дороги — 10-й корпус. Встречая только слабые передовые японские дозоры, русские войска двигались крайне медленно. 17-й корпус Волкова вышел к Линшинпу, 10-й корпус Случевского — к Сахэпу (Шахэпу).
Восточный отряд, не имея достоверных сведений о противнике, также двигался медленно и нерешительно, во время остановок укреплялся. За два дня наступления войска вышли к реке Шахэ. Японцы в это время уплотнили боевые порядки и выделили более крупные резервы, что обычно не делали. Резервную бригаду Умесавы из района Баньяпуза (Баньюпуцзы) отвели назад, укрепив правый фланг армии Куроки. Армию Нодзу подтянули ближе к передовым силам. Медленное движение русской армии полностью соответствовало осуществлению японских планов.
7 октября Западный отряд стоял на месте, укрепляясь на достигнутых рубежах. Восточный отряд также был остановлен на дневной отдых. Войсковая разведка давала противоречивые сведения, и Штакельберг осторожничал. Так, китайские агенты сообщали о огромной японской армии в районе Баньяпуза, хотя там ранее располагалась всего одна резервная бригада Умесавы и её уже отвели. А конница никаких сведений о противнике не дала, отступая при виде японской пехоты Таким образом, 7-8 октября русские войска топтались на месте, окапывались и ждали активных действий противника. В результате все выгоды решительного наступления были утрачены, а японцы успели предпринять ответные действия.
Только отряд Ренненкампфа, который предполагал, что 8 октября войска Штакельберга продолжат наступление, нанёс удар в направлении Уйнюнин — Бэнсиху. Русские войска, сломив незначительное сопротивление противника, заняли Уйнюнин.
9 октября Западный отряд продолжил осторожное движение. Русские войска продвинулись на 4-6 км, отбросив передовые части японских войск. Действия Восточного отряда были ещё менее удачными. 1-й Сибирский корпус запутался в местности и далеко не продвинулся, не смог выйти к Сашицяоцзы. 3-й Сибирский корпус в своем наступлении также потерпел неудачу, хотя японские силы на этом направлении были незначительными. Отряд Самсонова, встретив сопротивление японских войск, отступил. Отряд Ренненкампфа двинулся к Бэньсиху, но встретив незначительные силы японской пехоты, не смог выполнить поставленную задачу.
В итоге нерешительные действия Бильдерлинга и Штакельберга, которых ещё больше сдерживал Куропаткин, не привели к успеху. 10 октября японские войска перешли в контрнаступление.
Продолжение следует…

Глава XII.

Операция на реке Шахэ

Обстановка после ляоянского сражения

После Ляоянского сражения русские войска отходили и северу. Куропаткин не предполагал задерживаться у Мукдена, намереваясь отойти к Телину. В своем стремлении отдалить последующее столкновение с японцами Куропаткин готов был пожертвовать сосредоточенными в Мукдене крупными запасами и питавшими железную дорогу Фушунскими каменноугольными копями. Однако ряд обстоятельств побудил Куропаткина задержаться под Мукденом.

Решающее влияние на это оказал Алексеев — проводник царской политики на Дальнем Востоке. Он находил крайне невыгодным немедленное очищение Мукдена, «что будет слишком большим торжеством для неприятеля и значительно усилит престиж Японии для всего здешнего Востока и для Китая в особенности».

Вместе с тем Алексеев настаивал на необходимости вторичной попытки оказания хотя бы косвенной помощи Порт-Артуру. Отсутствие преследования со стороны японцев и советы командира 10-го корпуса генерала Случевского, нашедшего позиции под Мукденом весьма удобными для обороны, вызвали окончательное решение Куропаткина остановить армию на линии реки Хуньхэ.

Манчжурская армия, начавшая оправляться после ляоянских потрясений, пополнилась закончившим сосредоточение 1-м армейским и вновь прибывшим на Манчжурский театр 6-м Сибирским корпусами.

Первоначальное решение Куропаткина носило стереотипный характер оперативного искусства русского командования: оказать противнику «упорное» сопротивление на Мукденских позициях с последующим переходом в наступление. В связи с этим решением Манчжурская армия, возросшая после Ляоянского сражения до девяти корпусов, имевшая в своих рядах 258 батальонов, 143 эскадрона и сотни, 758 орудий и 32 пулемета и насчитывавшая всего 210 000 человек боевого состава, заняла оборонительное расположение.

К 29 сентября главные силы были развернуты на фронте в 54 км, перехватывая наиболее вероятные пути наступления японцев. Правое крыло армии составлял Западный отряд в составе 17-го и 10-го армейских корпусов, отряда Дембовского из состава 5-го Сибирского корпуса и конницы Грекова под общим командованием Бильдерлинга.

Отряд командира 5-го Сибирского корпуса Дембовского (10 батальонов, 10 сотен и 25 орудий) располагался у Савамну с передовыми частями на линии реки Хуньхэ.

10-й корпус (9-я и 31-я пехотные дивизии и Оренбургский казачий полк) выдвинулся на левый берег Хуньхэ, на так называемую предмостную позицию Мадяну — Хуньхэпу с авангардом у Хуаньшаня.

17-й корпус (3-я и 35-я пехотные дивизии и отдельная кавалерийская бригада) сосредоточен был за левым флангом 10-го корпуса у Мукдена, однако передовые части его выдвинуты были правее передовых частей 10-го корпуса на линию у Хунлинну — Сахэну.

Конница Грекова в составе 10 сотен и 6 орудий находилась в охранении, растянувшись от реки Хуньхэ вплоть до железной дороги, имея главные силы в Дачжуанхэ.

Штаб Бильдерлинга оставался в Мукдене.

На левом крыле армии готовился к обороне Восточный отряд, включавший в себя 1-й, 2-й и 3-й Сибирские корпуса и конницу.

2-й Сибирский корпус (5-я дивизия, усиленная конницей и артиллерией) стоял к югу от Лагую, имея вправо от себя выдвинутую вперед конницу Самсонова — 18 сотен и 6 орудий у Ямпаньгоу, за которым у Сиагутуня стоял конный отряд Гурко. 21 сотня и 6 орудий Мищенко были выдвинуты к Кианхутуну. Отряд Ренненкампфа (5 батальонов, 12 сотен и 8 орудий) Сосредоточен был в Фаншине. 3-й Сибирский корпус (3-я и 6-я Сибирские дивизии) с двумя приданными пехотными и одним казачьим полками располагался севернее Фушуна.

Части восточного отряда временно объединялись командиром 3-го корпуса Ивановым со штабом в Фушуне.

1-й Сибирский корпус в составе 1-й и 9-й Сибирских дивизий — 24 батальона, 6 эскадронов, 64 орудия и 16 пулеметов — стоял на позиции Киузань — Фулин, служа связью между Западным и Восточным отрядами.

Правый фланг армии прикрывался отрядом Коссаговского (6 батальонов, 3 эскадрона, 12 орудий) у Каулитуня; левый фланг — отрядом Мадритова (1 батальон и 6 сотен) у Хуайженсяня.

Общий резерв армии составляли корпуса:

1-й армейский Мейендорфа (22-я и 37-я дивизия) — 32 батальона, 6 эскадронов, 96 орудий в районе Пухэ — Тава; 4-й Сибирский Зарубаева (2-я и 3-я Сибирские дивизии) — 24 батальона, 104 орудия — у Мукдена.

6-й Сибирский корпус Соболева (55-я и 72-я дивизии) — 24 батальона, 6 сотен, 90 орудий — до окончания высадки находился на охране тыла между Мукденом и Телином, а в дальнейшем сосредоточился к Мукдену.

С наступлением Куропаткин не торопился. Войска усиленно укреплялись на занимаемых позициях в ожидании наступления противника. Подвозилась осадная артиллерия, а тенденция японцев к охвату вынудила к предусмотрительному укреплению позиции за крайним левым флангом в предвидении прикрытия дальнейшего отступления к Телину. Через Хуньхэ было наведено около 15 мостов. Вообще подготовляемая оборона носила чисто пассивный характер.

В свою очередь японцы оставались на достигнутом ими после Ляоянского сражения рубеже. Истощение сил и средств исключало возможность немедленного наступления. Напрасно Куропаткин опасался преследования.

«Когда русские отступили, все были от души рады отделаться от них», — так писал английский представитель при армии Куроки — Гамильтон{31}.

Японцы спешно продолжали перешивку железнодорожного полотна и работы по укреплению Ляоянских позиций, переоборудовав их фронтом к северу и наводя мосты через реку Тайцзыхэ.

После сражения под Ляояном японцы объявили дальнейшую мобилизацию, напрягая все усилия для пополнения действующей армии. Призваны были даже те военнообязанные, которые раньше были освобождены от службы.

1-я армия Куроки в составе 2-й гвардейской 12-й дивизии и трех резервных бригад общей численностью 76 батальонов, 9 эскадронов и 278 орудий развернута была на фронте Баньяпуза — Каменноугольные копи — Бенсиху, охраняясь авангардами на линии Чинхизай — Тану. Потом 1-й армии была придана вновь сформированная 2-я кавбригада принца Канина в составе 8 эскадронов. Штаб Куроки располагался в Дайяопу.

К левому флангу Куроки примыкала 4-я армия Нодзу в составе 5-й и 10-й дивизий и одной резервной бригады, составляя 32 батальона, 5 эскадронов и 84 орудия. Авангард был выдвинут на линию Тадусампу. Штаб армии расположен был в Лотатай.

2-я армия Оку, оставаясь в прежнем составе (3-я, 4-я, 6-я дивизии, три резервных бригады, три трехэскадронных кавполка{32} и конница Акиямы) и насчитывая в своих рядах 60 батальонов, 26 эскадронов и 252 орудия, располагалась к северу от Ляояна с авангардом в Чжантань и конницей Акиямы у Хэгоутай. Штаб армии — в Дацзыфан.

Всего японская армия насчитывала около 170000{33} человек и 648 орудий, развернутых на фронте 60 км.

Штаб Ойямы находился в Синчене.

1-я армия продолжала снабжаться через Сихэян, Фынхуанчен на Саходзы; 4-я армия — через Хайчен, Сюянь — на Дагушань; тыл 2-й армии опирался отчасти на железную дорогу, отчасти на реку Ляохэ.

Таким образом, несмотря на значительное превосходство русских в первоначальном развертывании перед Шахэйской операцией, плотность боевого порядка русского фронта не превышала плотности японского фронта. Выделение Куропаткиным крупных сил на обеспечение тыла и флангов в большей степени ослабило боевой фронт русских. Если у японцев на 1 км фронта приходилось около 2600 человек и 10 орудий, то у русских плотность боевого порядка не превышала 2590 человек и 12 орудий на 1 км.

Наступательный план русского командования

Рост революционного движения в России после поражения под Ляояном вызвал крайнее беспокойство в правящих сферах России. «Маленькая победоносная война», необходимость которой так энергично доказывал в свое время министр внутренних дел Плеве, превратилась в затяжную и далеко не победоносную войну.

Неспособность революционизирующейся русской армии к победам в непопулярной захватнической войне становилась все более очевидной. Со дня на день ожидалось падение Порт-Артура. В то время как внутреннее состояние России требовало от царизма победы в Манчжурии, Куропаткин готовился только к пассивной обороне, подготавливая при этом благоприятные условия для дальнейшего отступления к северу.

В попытке спасти «честь» империи и поднять падающий престиж самодержавия царское правительство потребовало от Куропаткина наступательных действий для достижения некоторого успеха в деле оказания помощи осажденному Порт-Артуру. Эта попытка была сделана. Однако царская армия, уже привыкшая к пассивной обороне на Манчжурском театре и деморализованная отступлением после каждого столкновения с японцами, не в состоянии была обеспечить наступательную политику самодержавия на Дальнем Востоке, точно так же как к этому неспособен был безвольный и лишенный полководческого дарования вождь царской армии Куропаткин.

Наступательные действия абсолютно не были свойственны стратегии Куропаткина, однако командующий армией не имел никаких данных для оправдания дальнейшей пассивной обороны: русская армия возросла до 210 000 человек боевого состава, в то время как силы японцев, по данным штаба, были даже преуменьшены и определялись только в 150 000 человек. В дальнейшем японцы могли усилиться за счет 3-й армии Ноги. Яростные атаки японцев на укрепления Порт-Артура предвещали близость падения предоставленной своим силам крепости.

Русская армия отдохнула после поражений и пополнилась запасами. Необходимо было использовать время до наступления холодов. Помимо того, предполагалось, что противник еще не подготовлен к наступательным действиям.

О группировке японских армий имелось смутное представление. Выдвинутая вперед конница ограничивалась только «наблюдением». Агентурная разводка нужных сведений не давала. Соприкосновение, установленное с резервной бригадой Умесавы в Баньяпуза, создавало впечатление сосредоточения здесь крупных сил японцев. Коллективными усилиями оперативных работников штаба Манчжурской армии с привлечением командующих Западным и Восточным отрядами и ряда неофициальных авторов разрабатывался план наступления, который в результате вылился в сводку всех планов, представленных авторами в штаб Куропаткина.

Наступательный план предусматривал выдвижение русских к правому берегу Тайцзыхэ путем наступления Манчжурской армии в двух группах на фронте свыше 50 км. Главный удар наносился левым флангом в направлении Бенсиху. Западный отряд Бильдерлинга — 70 батальонов, 56 эскадронов и сотен и 222 орудия — должен был осторожно двигаться к реке Шахэ и далее в полосе железной дороги, останавливаясь на пути движения для укрепления достигнутых рубежей на случай, если противник перейдет в наступление.

Восточному отряду в составе 86 батальонов, 50 сотен и 194 орудий под командованием Штакельберга предписывалось перейти в наступление на фронте Патядза — Хышинпу с охватом правого японского фланга в направлении Бенсиху.

Общий резерв командующего армиями — 88 батальонов, 26 сотен и 326 орудий — должен был двигаться в двух группах по обеим сторонам Мандаринской дороги: 6-й Сибирский корпус уступом — за правым флангом Западного отряда, а 1-й армейский, 4-й Сибирский корпуса и отряд Мищенко — в двадцатикилометровом промежутке между Западным и Восточным отрядами.

Охрана крайних флангов по-прежнему возлагалась на отряды Коссаговского и Мадритова.

План этот был Куропаткиным принят. Единственная поправка, внесенная в оперативный план командующим Манчжурской армией, заключалась в замедлении темпов наступления: «в первые дни мы будем продвигаться вперед не более чем по пяти верст». Испугавшийся наступления Куропаткин, по-видимому, отказывался от решительных действий, желая передать инициативу в руки японцев.

Подготовка к наступлению проводилась вяло и выразилась частично в рассылке Куропаткиным «указаний начальникам частей Манчжурской армии до ротного и сотенного командира включительно и всем начальникам штабов», содержание которых не выходило за пределы элементарной тактики.

Отсутствие карт местности, простирающейся севернее Ляояна, вынудило организовать рекогносцировку, однако поспешно составленная карта страдала неточностью нанесения маршрутов и названий населенных пунктов. Подготовленные для пользования карты зияли большими белыми пятнами необследованных районов и вводили войска в заблуждение.

О ближайших планах японцев в штабе Манчжурской армии было известно очень мало, но зато подготовка русских к наступлению не оставалась в секрете от японцев, наводнивших расположение русской армии китайцами-шпионами. О предстоящем наступлении в русской армии знали и говорили открыто; неизвестен был лишь день начала наступления.

После сражения у Ляояна японское командование колебалось в выборе плана дальнейших действий. Затянувшаяся осада Порт-Артура требовала подкрепления Ноги. К наступательным действиям против полевой русской армии японцы не были готовы — требовалось время для устройства тыла. Не хватало снарядов, которые в огромном количестве поглощались осадной армией Ноги. Переход японцев в наступление предполагался не ранее, чем армии пополнятся за счет 7-й и 8-й дивизий, остававшихся еще на Японских островах.

Сведения о подготовке русских к наступлению заставили японцев принять ряд мер к укреплению своих позиций, хотя в возможность наступления Куропаткина они мало верили. В случае если русские предпримут наступление, Ойяма решил истощить своего противника, обороняясь на малодоступных позициях, с последующим переходом в контрнаступление.

* * *

Коллективно составленный наступательный план русского командования, страдавший отсутствием единой творческой мысли полководца, не соответствовал обстановке и носил в себе все признаки будущего неуспеха. Объектом действий ставилась не живая сила противника, а только пространство, ограниченное берегом Тайцзыхэ, без угрозы его тылу, что по исключало возможности контрнаступления японцев. Удар левым флангом требовал активных действий в гористой труднопроходимой местности, к чему не была подготовлена русская армия, снабженная к тому же ничтожным количеством горных орудий. Удар правым флангом давал больше преимуществ: здесь простиралось равнинное пространство, более привычное для русского солдата. Кроме того, ударом правым флангом противник мог быть отброшен от железной дороги и водной коммуникации, главным образом питавших японские войска. Группировка сил в наступлении не соответствовала идее нанесения сосредоточенного удара; насыщение первого эшелона наступательного фронта было почти равномерным.

Принятый план исключал возможность использования в полной мере многочисленной русской конницы, 60% которой сосредоточивалось на левом крыле в гористой местности, крайне неудобной для маневрирования.

В коллективном своем творчестве составители русского плана не заметили даже такой «мелочи», что 10-й и отчасти 17-го корпуса приобрели уже некоторые навыки действий в горах и без видимой причины направляли их для действий в местность равнинную. Наоборот, 1-й и 2-й Сибирские корпуса, которые действовали в равнинной местности, назначались к наступлению в непривычной для них гористой местности.

Выделение огромного резерва из трех корпусов, ослабляя ударную силу наступления, являлось подражанием наполеоновскому искусству без учета особенностей современной эпохи. Если техника наполеоновской армии и состояние солдатского материала позволяли начинать завязку боя слабыми стрелковыми цепями, с тем, чтобы решить участь боя стремительным броском густых колонн крупного резерва, которые громили растянутые в линию боевые порядки феодальных армий, то в эпоху скорострельного оружия резервирование крупных сил только ослабляло мощь огневого натиска.

В то же время предположения японского командования о переходе в контрнаступление были рассчитаны на легкость захвата инициативы в борьбе с втянувшейся в оборону и отступление русской армией при крайней бесхарактерности и отсталости ее вождя и всего ее руководящего состава.

Японцы имели достаточно времени для подготовки к отпору в предстоящем наступлении русских. В этом отношении им оказало содействие русское командование. Желая оттянуть начало активных действий, Куропаткин 28 сентября разослал приказ о наступлении, назначив начало наступления на 5 октября, предоставив войскам неделю «на обдумывание наступления». Вполне понятно, что отдохнувшие и давно подготовленные к наступлению русские войска не нуждались в обдумывании, но зато японцы получили целую неделю на обдумывание своего плана контрнаступления.

Лучше обстояло дело с подготовкой русского тыла. Армия базировалась на Южноманчжурскую магистраль и Фушунскую железнодорожную ветку. Правое крыло снабжалось из мукденских складов; для питания левого крыла подготовлен был расходный склад в Тавагоу на Фушунской ветке.

Подготавливалась также организация ряда промежуточных складов на путях наступления армии.

По сведениям штаба командующего, базирование японцев осталось прежним, и только из Инкоу доставка стала интенсивнее; вагоны передвигались вручную на Ляоян (через Ташичао) и от части на шаландах до пристани Сяобейхэ, откуда на арбах припасы доставлялись в Ляоян.

В то время как крупные силы русских войск были отвлечены на охрану коммуникации, японцы имели только небольшие этапные гарнизоны, войска которых были вооружены однозарядными ружьями устарелого образца.

«Демонстративное» наступление Западного отряда

(Схема 24)

О Великой Отечественной и не только…

После неудачного Ляоянского сражения, не преследуемая противником, русская армия остановилась на рубеже реки Шахэ, недалеко от Мукдена. В первой половине октября 1904 г. здесь и развернулось новое большое сражение между русской и японской армиями. Но эта битва, инициатива ко­торой принадлежала русским, повлекла за собой новые жертвы, превосходившие потери под Ляояном.

Командующий русской армией Куропаткин А.Н. не был сторонником сражения у реки Шахэ и, только уступая давлению Петер­бурга, требовавшего победы на Дальнем Востоке в политических целях, дал согласие на наступление русских войск.

Инициаторами и участниками разработки плана этой наступательной операции были прибалтийские бароны – генералы Бильдерлинг, Тизенгаузен, Штакельберг, Бринкен и Мейндорф. Поэтому русские солдаты назвали эту операцию «бараньей».

Генерал Куропаткин в начале октября решил начать наступ­ление, которое известно в истории под именем «Шахэйского сражения». «Чтобы рассеять маразм постылых отступлений и объяснить их причины. Командующий в своем приказе говорил: «Пришло для нас время заставить японцев повиноваться нашей воле, ибо силы Маньчжурской армии стали достаточны для перехода в наступление». В войсках приказ был встречен с воодушевлением.

Строительство укрепрайона, лето 1904 г.

Главный удар наносился нашим Восточным отрядом ген. Штакельберга по правофланговой японской армии Куроки, втрое слабейшей, но занимавшей весьма сильные горные позиции. Западный отряд (ген. Бильдерлинг) должен был сдерживать армии Оку и Нодзу. В руках Командующего оставались сильные резервы (3,5 корпу­са) в центре и за правым флангом.

Русский военный лагерь в Маньчжурии, 1904 г.

Началось наступление удачно. Передовые части япон­цев были сбиты, а отряд ген. Ренненкампфа обошел фланг Куроки долиной р. Тайцзыхэ, подойдя к Бенсиху. Но, вместо безостановочного и быстрого движения всем фронтом, пока японцы еще не разобрались, 9-го октября приказано было Восточному отряду только… «изготовить­ся к атаке главной позиции противника»… На 10-е Штакельберг назначил дневку (однодневная остановка на отдых во время похода, длительного марша) (!)…

Только 11 октября начались жестокие кровопролитные атаки в чрезвычайно трудном гористом районе, атаки на высокие крутые горы. Так бились 11 и 12-го, не достигнув успеха.

Между тем маршал Ойяма, предоставив Куроки своей участи, 10-го перешел в контрнаступление армиями Нодзу и Оку на наш Западный отряд и на центр. Центр японцы не прорвали, но отвлекли на себя почти все резервы ген. Куропаткина. Западный же отряд при­нужден был отойти на несколько верст. Наступление Восточного отряда захлебнулось». (А.И. Деникин «Путь русского офицера», М., «Современник», 1991 г., с. 128-129).

«11-12 октября 1904 года вся Манчжурская армия оказалась перед перспективой разгрома. Обдумай Ояма своё контрнаступление получше, не будь японские войска столь утомлены непрерывным пятимесячным наступлением, не сопротивляйся русские солдаты столь стойко – Русско-японская война могла бы на этом закончиться.

О каком-то управлении войсками в возникшей неразберихе и речи не было. Восточный отряд увяз в недоступной для войск местности, каждый день теряя сотни солдат и офицеров разбившимися, ранеными и убитыми в попытках вскарабкаться на манчжурские сопки. Западный отряд изо всех сил отбивался от трёх японских армий, тоже неся огромные, неслыханные потери в таких местах, как д. Эндолиулу или Двугорбая сопка. 37-я пехотная дивизия 1-го армейского корпуса (ген.-майор Чекмарёв), занимавшая Янхэтуаньские высоты, не получила вовремя приказа на отход и была окружена противником.

В ночь с 13 на 14 октября дивизия штыками пробилась из окружения, уложив по дороге три четверти своего состава. И японцы, и русские широко применяли ночные бои, по всему фронту схватываясь врукопашную, истребляя противника штыками, прикладами, саблями, ножами, топорами, камнями, кулаками и зубами. Пленных не брали. Да, сражения уже не было – было продолжающееся убийство, с полным правом мог бы повторить тогда Л.Н. Толстой, вздумай он снова писать многотомную эпопею…» (Керсновский А.А. «История Русской армии» т. 3).

Много было причин неуспеха: направление главного удара по горам, когда на западе была местность равнинная, при­вычная для наших войск; и недопустимая проволочка в наступлении; и упорные, стоившие громадных потерь ло­бовые атаки злосчастной горы Лаутхалазы, вместо того чтобы развить обходное движение Ренненкампфа. Только не отсутствие доблести русских войск.

Ибо и в этом сра­жении, как и в предыдущих, история отмечает ряд высо­ких подвигов отдельных частей и лиц, как, например, бригады 5-й сибирской дивизии генерала Путилова, который, ведя бои на сопке, названной в честь его «Путиловской», понеся потери 15 офицеров и 532 солдата убитыми, 79 офицеров и 2 308 солдат ранеными, захватил и отстаивал сопку, похоронив на ней «с воинскими почестями» полто­ры тысячи японских трупов…

16 октября 1904 г. генерал-майоры Путилов и Новиков отбили у японцев две сопки на правом берегу р. Шахэ, уничтожив целую пехотную бригаду и взяв 14 орудий и пулемёт – первые русские трофеи с начала войны. Постепенно замирая, Шахэйское сражение закончи­лось 17 октября. Наши потери – 41 тыс., японские – почти такие же.

Об огромном числе раненых в бою на Шахе вспоминал замечательный русский писатель Вересаев В.В., врач по образованию, прошедший русско-японскую войну 1904-1905 гг.: «До поздней ночи мы возились с ранеными. Сделали две ампутации. У одного артиллериста извлекли из крестца дистанционную трубку шрапнели – широкий медный конус, разбивший крестец и разорвавший прямую кишку. Ночью подошел новый транспорт раненых. Вдали грохотали пушки, темное небо, как зарницами, вспыхивало отсветами от выстрелов. Везде кругом стонали окровавленные, иззябшие люди. Солдат, которому пуля пробила щеки и челюсти, сидел с черною от крови бородой и отхаркивал тянущуюся кровавую слюну. Над головой наклонившегося врача равномерно тряслись скрюченные пальцы дрожащих от боли рук, слышались протяжные всхлипывания.

– Ой, кормильцы мои!..

А вдали все блистали отсветы грохочущих выстрелов, и странно было вспомнить, как тянулась душа к грозной красоте того, что творилось там. Не было там красоты, все было мерзко, кроваво-грязно и преступно». (Вересаев В.В. «На японской войне», М., «Правда», 1986 г.)

Сражение на реке Шахэ, начавшееся 22 сентября (5 октября) и продолжавшееся до 4 (17) октября, окончилось безрезультатно. Обессиленные тяжелыми потерями, противники перешли к обороне. Японское контрнаступление выдохлось еще раньше русского. И почти одновременно обе стороны отказались от продолжения операции. Образовался позици­онный фронт, боевые действия приобрели затяжной характер. После боев на реке Шахэ адмирала Алексеева Е.А. отозвали, и главное командование было передано генералу КуропаткинуА.Н.

Сражение на р. Шахе не без основания считается этапом в развитии военного искусства. Оно продолжалось без перерыва в течение двенадцати дней на фронте протяжением до 60 км и столько же в глубину. В нём участвовали массовые армии численностью примерно 350 тыс. человек, вооружённые скорострельным оружием. Армии насчитывали свыше полутора тысяч орудий.

Сражение у реки Шахэ, не давшее России победы, еще боль­ше подорвало её престиж. Русское командование на Дальнем Востоке могло лишь успокаивать себя тем, что оно этим сражением оттянуло падение Порт-Артура и не дало возможности Японии в октябре 1904 г. начать решительный штурм русской военно-мор­ской базы и крепости, в которой находилось 50 тыс. русских сол­дат и моряков.

Сражение на реке Шахэ – вторая из трёх главных сухопутных битв русско-японской войны 1904-1905 гг. (Первая – сражение при Ляояне, третья – сражение при Мукдене.)

Спустя месяц после битвы под Ляояном русский сухопутный главнокомандующий Куропаткин решил перейти в наступление, чтобы помочь осажденному Порт-Артуру. К тому времени Маньчжурская армия Куропаткина получила дополнительные подкрепления, и ее численность достигла 200 тысяч солдат. Противостоящие ей войска японского маршала Оямы насчитывали 150 тысяч. Для наступления были выделены Западный (генерал Бильдерлинг) и Восточный (генерал Штакельберг) отряды. Главный удар – по правому флангу японцев (1-я армия Куроки) – наносил Восточный отряд. Общая численность наступавших составила меньше половины всех сил. Значительную часть войск осторожный Куропаткин оставил на охране тыла.

22-25 сентября 1904 русские войска заняли долину реки Шахэ, оттеснив передовые части японцев. Но Восточный отряд столкнулся с яростным сопротивлением армии Куроки. Штакельбергу, пришлось без точных карт местности втянуться в тяжелые и кровавые бои в горах, где японцы создали сильную оборону. Упорные атаки Восточного отряда в такой местности не принесли успеха и привели к большим потерям.

Сражение на реке Шахэ. Японская иллюстрация

Западный отряд действовал пассивно. Это позволило маршалу Ояме организовать контрманевр на своем левом фланге. Японский командующий атаковал Западный отряд, стремясь охватить правый фланг русских. 29 сентября части Бильдерлинга были оттеснены обратно к Шахэ. 30 сентября, не достигнув успеха, начал отступать и Восточный отряд. Японцы попытались развить успех, но в ночь с 3 на 4 октября они были отброшены полками генерала Путилова, которые лихой штыковой атакой отбили у японцев ключевые высоты у Шахэ (сопки «Путиловская» и «Новгородская»). После этого обе стороны перешли к обороне, образовав позиционный фронт длиной 60 км.

Атаковавшие русские потеряли в сражении на реке Шахэ 40 тысяч солдат, преимущественно оборонявшиеся японцы – 26 тысяч. Сражение окончилось, по сути, ничьёй, однако в стратегическом смысле она могла считаться крупным успехом японцев: они отразили последнюю попытку Куропаткина спасти Порт-Артур.

Переименован 19 июля 1903 — 9-й пехотный Ингерманландский Императора Петра I полк.
1904—1905 — Участвовал в русско-японской войне.
29 сентября 1904 — Участвовал в сражении на реке Шахэ.

Сражение на реке Шахэ – вторая из трёх главных сухопутных битв русско-японской войны 1904-1905 гг. (Первая – сражение при Ляояне, третья – сражение при Мукдене.)
Спустя месяц после битвы под Ляояном русский сухопутный главнокомандующий Куропаткин решил перейти в наступление, чтобы помочь осажденному Порт-Артуру. К тому времени Маньчжурская армия Куропаткина получила дополнительные подкрепления, и ее численность достигла 200 тысяч солдат. Противостоящие ей войска японского маршала Оямы насчитывали 150 тысяч. Для наступления были выделены Западный (генерал Бильдерлинг) и Восточный (генерал Штакельберг) отряды. Главный удар – по правому флангу японцев (1-я армия Куроки) – наносил Восточный отряд. Общая численность наступавших составила меньше половины всех сил. Значительную часть войск осторожный Куропаткин оставил на охране тыла.
22-25 сентября 1904 русские войска заняли долину реки Шахэ, оттеснив передовые части японцев. Но Восточный отряд столкнулся с яростным сопротивлением армии Куроки. Штакельбергу, пришлось без точных карт местности втянуться в тяжелые и кровавые бои в горах, где японцы создали сильную оборону. Упорные атаки Восточного отряда в такой местности не принесли успеха и привели к большим потерям.
Битва на реке Шахэ
Сражение на реке Шахэ. Японская иллюстрация

Западный отряд действовал пассивно. Это позволило маршалу Ояме организовать контрманевр на своем левом фланге. Японский командующий атаковал Западный отряд, стремясь охватить правый фланг русских. 29 сентября части Бильдерлинга были оттеснены обратно к Шахэ. 30 сентября, не достигнув успеха, начал отступать и Восточный отряд. Японцы попытались развить успех, но в ночь с 3 на 4 октября они были отброшены полками генерала Путилова, которые лихой штыковой атакой отбили у японцев ключевые высоты у Шахэ (сопки «Путиловская» и «Новгородская»). После этого обе стороны перешли к обороне, образовав позиционный фронт длиной 60 км.
Атаковавшие русские потеряли в сражении на реке Шахэ 40 тысяч солдат, преимущественно оборонявшиеся японцы – 26 тысяч. Сражение окончилось, по сути, ничьёй, однако в стратегическом смысле она могла считаться крупным успехом японцев: они отразили последнюю попытку Куропаткина спасти Порт-Артур.
9-й пехотный Ингерманландский Императора Петра I полк Участники сражения на р. Шахэ 28-29 сентября 1904
полковник Криштопенко Михаил Константинович командир полка, погиб
подполковник Курышкин И. М. , погиб
капитаны: Рюминский Вячеслав Петрович, Яскловский Николай Петрович, Сковородов Дмитрий Алексеевич, погибли
штабс-капитаны: Криштопенко, Стрижевский Иван Фаустинович, погиб
поручики: Ткаченко 1-й Дмитрий Алексеевич, Гиплер., погиб
Тогда же ранены:
подполковник Владимирский Михаил Петрович
капитаны: Страхов Иван Дмитриевич, Осипов Никифор Иванович, Зубынин Николай Иванович, Ивановский Александр Иванович, Жеромский Альфонс Михайлович, Длужневский Константин Киприянович
поручик Климашевский Иосиф Викторович
подпоручики: Алексеев Иван Степанович, Хашковский Карл Фомич, Навоев Павел Ефимович, Чарторижский Борис Федорович, Таньков Алексей Иванович, Гришкевич Эдуард Маврикиевич, Орлов Николай Александрович
зауряд-прапорщики: Некрасов, Далиненко, Михно, Езрчук, Виноградов.
Хасидович Владимир Дмитриевич (1885-1962), вольноопределяющийся, ранен в бою на р. Шаха, автор рассказов о Русско-Японской войне , отец балерины Тамары Владимировны Тумановой.