События в новочеркасске

Муром, Александров, Новочеркасск, Донецк, Одесса, Сумгаит, Кривой рог, Чимкент и десятки других. Если в совдепии все было хорошо, топочему поднимались бунты и забастовки. Немного истории под катом:
1961- Муром. Советские мусора забили до смерти задержанного рабочего завода им. Орджоникидзе. В ответ более 1500 рабочих отправились на штурм ментовки. Десятки людей, вооружившись камнями, ломами, топорами, другими предметами, штурмом взяли здание милиции. нападавшие захватили 68 стволов и около тысячи боевых патронов. Восстание подавлено, часть участников казнена. 25 августа в городе Коврове Владимирской области на стенах появились надписи: «Отомстим за муромлян!» и «Долой коммунистический режим. Молодая гвардия».
*Почти сразу же восстание перекинулось на Александров. Здесь столкновения были серьезнее – при расстреле милицией восставшего народа четверо рабочих были убиты.По некоторым данным, в беспорядках участвовали около 300 человек. Как и в Муроме, из толпы стали раздаваться угрозы в адрес милиции и городских властей, призывы к решительным действиям. Крайне возбужденные люди, одобряли эти призывы, кричали: «Мы вам покажем Муром!» Позже в город вошли вооруженные батальоны генерал-майора Корженко, которые с трудом прекратили волнения.
*В 1962 году восстал народ в Новочеркасске. Причиной было резкое снижение уровня жизни в результате роста цен на продовольствие и снижения зарплат.Только через 30 лет активисты фонда «Новочеркасская трагедия 1962 года» совместно с военной прокуратурой упорными поисками нашли свидетелей и места захоронения погибших.Несмотря на все запреты и строжайшую тайну вести о Новочеркасской трагедии стали распространяться по стране и проникать на Запад. В Ростове-на-Дону были обнаружены лозунги типа: «Да здравствует Новочеркасское восстание!» «Вива, Новочеркасск!» и др.
*Борьба советского трудового народа за свои права в 1962 не ограничилась Новочеркасском. В июне забастовали рабочие плавучего завода “Чернышевский” в Охотском море – требовали повышения зарплат. В ответ – репрессии. Тем же летом были забастовки рабочих Донецка, Артемьевска, Краматорска, Омска, Кемерово. В Иваново бастовали завод сельхозмашин и текстильная фабрика. В Одессе забастовали рабочие порта. Они отказались грузить продовольствие для Кубы мотивируя это тем что у самих нехватка продуктов.
Сумгаит
Кривой рог
Кривой рог
В 1963 году было 2 восстания – в Сумгаите и Кривом Роге. В Сумгаитском восстании которое продолжалось 3 дня, участвовало 600 человек. При его подавлении убито 4 советских трудящихся. Криворожское восстание состоялось в день празднования 7 ноября. Некоторые демонстранты подняли открытки с портретами Сталина, к ним бросились менты, народ вмешался. В беспорядках применялось оружие, были раненые.
*В 1964 году восстал трудовой народ в Бронницах. Причина стандартная – советские мусора забили в ментовке человека до смерти. Восставший народ разгромил ментовку. В этом же году восстал народ Ставрополя. Около 700 восставших взяли штурмом РОВД и сожгли милицейскую машину. В город введены войска, организаторы восстания арестованы.
*Самым урожайным на народные восстания и беспорядки был 1967 год. В мае в г. Фрунзе восставший народ взял штурмом РОВД в котором менты забили насмерть задержанного. Восстание распространилось на весь горолд, восставший народ захватил и сжег два РОВД и один ГОВД. При вооруженном разгоне восстания были жертвы. Руководители восстания арестованы.
*В следующем месяце восстал Чимкент. Поводом были слухи об убитом ментами шофере местного автопарка. У здания УВД собралась огромная толпа, его штурмовали и сожгли. Опять народ разгоняли оружием – в город ввели войска, убито 7 человек, ранено 50. 18 руководителей восстания арестованы.
*Прошел всего месяц о крупные народные беспорядки начались в Степанакерте. Воставших было 2000 человек. Причина восстания – недовольство мягким приговором преступникам убившим мальчика. Воставший народ отбил осужденных у конвоя и сжег их живьем прямо на улице. При вооруженном разгоне восстания были жертвы.
* В г. Прилуки восставший народ штурмовал РОВД – по слухам там менты убили гражданина. В этом случае удалось обойтись без жертв.
*Восстание в Слуцке. Слуцкие беспорядки начались с уголовного дела об убийстве. Возможно, на происшествие не обратили бы столь большого внимания, если бы не личности обвиняемых. Имя первого — член КПСС Геннадий Гапанович, который до описываемых событий занимал должность завотдела культуры Слуцкого горисполкома. Вторым по делу проходил родственник партийца Леонид Сытько. Как выяснило следствие, апрельским вечером 1967г. Сытько и Гапанович, находясь в состоянии алкогольного опьянения, «учинили хулиганские действия» в подъезде одного из домов города. Случайно столкнувшись в подъезде с гражданином Николаевским, они попытались выгнать последнего на улицу, сопровождая свои действия побоями. В результате пьяные КПССовцы сломалди жертве позвоночник, после чего добили его до смерти. «Население города было возмущено совершенным злодеянием и особенно тем, что виновником этого преступления является коммунист, депутат, ответственный работник горисполкома».Когда число бунтовщиков выросло до 5 тыс., «бесчинства усилились»: в стены деревянного здания суда полетели первые бутылки с бензином.Здание суда догорало на глазах у пожарных, машинам которых не позволили подъехать ближе: «бесчинствующая толпа встретила их камнями». Головную машину с включенными сиренами «таранили брусом», ее водителя тяжело ранили.
*Следующими были народные беспорядки в Туле. Опять причиной был конфликт с милицией – толпа требовала расправы над ментами.
*В 1968 году был серьезный бунт в Нальчике. Причина типичная для СССР – ментовский беспредел, который в те времена процветал. Менты избивали задержанного мальчика. Воствашие численностью 4 тыс. Человек штурмовали отделение милиции и убили участкового.
*В 1969 году бастовали рабочие автопарков в Кишиневе.
*1972 год. Днепродзержинская революция. При перевозке задержанных граждан в машине произошел пожар и задержанные сгорели живьем. Начался митинг, людей собралось так много, что движение транспорта в центре города было парализовано. Избивали ментов. Затем прозвучал призыв – НА ГОРКОМ! Все окна горкома КПСС перебили камнями, народ ворвался внутрь, затем толпа разделилась на 2 части: одна осталась в горкоме, вторая направилась на штурм ГОВД. Провозглашались призывы сжечь ментов живьем. Менты использовали против народа слезоточивый газ. Вечером в город ввели войска, участники подверглись массовым репрессиям: арестовано 350 человек.
*В мае 1974 года народные протесты против КПССовского режима перекинулись на Рубцовск (Алтайский край). Поводом было зверское убийство ментами задержанного молодого рабочего. Несколько сот восставших захватили здание РОВД и разгроммили его. Власть вынуждена была расследовать убийство, ментов судили и одного расстреляли.
*В 1977 году восстал народ Новомосковска. Менты как это и типично для советских ментов занимались беспределом – избивали несовершеннолетних. Восставший народ (до 1000 человек) разгромил милицию.
*В декабре того же года бастовали рабочие Каунаса, недовольные снижением зарплат. Также бастовали на текстильных предприятиях Иванова.
*1980 – забастовка рабочих предприятий сельхозмашиностроения в Тарту. Причина – недовольство повышением плана и снижением премиальных.
*В 1981 году – массовые беспорядки в Орджоникидзе. Участвовало около 4,5 тыс. человек.
*В 1984 году восстал народ Лениногорска. Ментовская машина сбила двух девушек, одну насмерть. Около тысячи человек взяли штурмом ГОВД и разгромили его.

Хроника бунтов в СССР

5—9 марта 1956 года — многотысячные демонстрации и митинги, начавшиеся в Тбилиси в день смерти и похорон Сталина, быстро перекинулись на другие города Грузии (Батуми, Кутаиси, Рустави, Сухуми и др.). Участники выступлений требовали отмены решений XX съезда КПСС и восстановления «доброго имени» вождя. Принимались коллективные обращения к Молотову с просьбой выступить в защиту Сталина и возглавить союзное руководство. Разгоряченные толпы осаждали здание ЦК КП Грузии, пытались прорваться на центральный телеграф. 9 марта введенные в Тбилиси значительные силы войск подавили выступление, используя танки и огнестрельное оружие. Очевидцы сообщают о многочисленных жертвах.

2 ноября 1956 года — демонстрации литовской молодежи в Вильнюсе и Каунасе в связи с Днем поминовения усопших. Были проведены аресты участников, несколько человек исключили из учебных заведений.

24—27 августа 1958 года — волнения в Грозном в связи с убийством ингушом русского рабочего (из-за ссоры на танцах). Демонстранты славянских национальностей пришли с гробом к обкому, требуя выступления перед ними руководителей республики. Участники митинга (ок. 10 ООО человек) смяли оцепление милиции и ворвались в здание. Из окон обкома разбрасывались самодельные листовки. Была зачитана резолюция, требующая выселения всех чеченцев и ингушей, расстрела тех из них, у кого будет найдено оружие, и образования власти русских. При попытке захвата телеграфа военные применили оружие. Сообщается об отдельных случаях расправ над жителями кавказских национальностей…

3—5 октября 1959 года — восстание молодых рабочих, занятых на строительстве «Казахстанской Магнитки». Рабочие, прибывшие в Темиртау из Европейской части СССР, были недовольны чрезвычайно плохими условиями жизни, представлявшими резкий контраст с обслуживанием занятых вместе с ними граждан из стран Восточной Европы. Волнения начались 3 октября в рабочей столовой, потом перекинулись на базар. Несмотря на противодействие милиции, рабочие соорудили баррикады, и вскоре около полутора тысяч человек присоединилось к восставшим. Прибывших из Караганды солдат рабочие разоружили, партийные активисты, взывавшие к «сознательности масс», также не имели особого успеха. 5 октября специально переброшенные части внутренних войск начали наступление с использованием оружия. Очевидцы свидетельствуют о большом числе жертв при подавлении восстания.
30 июня 1961 года — во время похорон в Муроме мастера радиозавода (умершего, как полагают, от побоев милиции) рабочие смяли милицейский кордон, препятствовавший движению похоронной процессии по улице Ленина, и, дойдя до горотдела, устроили митинг. Многие выступавшие рассказывали об избиении их в милиции, показывали следы от побоев. Вскоре здание горотдела было захвачено толпой, оружие и часть документов разобраны, задержанные из КПЗ освобождены. Милиция не оказывала никакого сопротивления. К вечеру толпа разошлась. Газеты сообщили о суде над шестью участниками беспорядков, трое из них были приговорены к расстрелу.
Июль 1961 года — после задержания участников инцидента на танцплощадке в Александрове на центральной площади города собралась большая толпа. Было захвачено и подожжено здание горотдела милиции. Один из парней залез на стену тюрьмы и стал кричать: «Да здравствует свобода!», но был застрелен тюремной охраной. Осада тюрьмы продолжалась несколько часов. Люди кидали бутылки и камни, в ответ раздавались винтовочные выстрелы. Вызванные на помощь войска не смогли быстро прибыть в город. Наконец, не выдержав огня, люди побежали. Партийные работники и сотрудники КГБ организовали преследование. Официально сообщалось о девяти осужденных, четверо из которых были приговорены к расстрелу.
Начало июня 1962 года — в связи с повышением цен на продукты питания во многих городах состоялись рабочие выступления. События в Новочеркасске 1—2 июня 1962 года достаточно подробно описаны прессой. Их итогом стал расстрел семитысячной рабочей демонстр&ции (24 убитых, 30 раненых) и осуждение 105 участников волнений, семеро из которых были приговорены к расстрелу. Есть свидетельства о многочисленных жертвах при вооруженном подавлении рабочих волнений в трех городах Донбасса (Донецк, Артемовск, Краматорск). По некоторым данным, в Донецке застрелился командир армейской части, отказавшийся отдать приказ стрелять в рабочих. Отрывочные сведения о кровавом усмирении забастовок поступали из Кемерова и других городов Кузнецкого бассейна. Волнения и столкновения с милицией в этот период имели место также в Иванове — на заводе сельхозмашин и на текстильной фабрике.
Июнь 1962 года — в Днепродзержинске из задержанных милицией нескольких участников свадебных гуляний двое погибли в попавшем в аварию и загоревшемся милицейском автомобиле, брошенном на произвол судьбы «стражами порядка». Возмущенные люди разгромили горотдел милиции и горком КПСС. Беспорядки подавлены военными с применением оружия.
1962 год — киргизо-узбекские столкновения в Джалал-Абаде (Киргизия).
Июнь 1963 года — в Кривом Роге на остановке трамвая пьяные милиционеры жестоко избили человека за то, что он курил в вагоне, и открыли стрельбу по прохожим, бросившимся на помощь. Возмущенные люди, несмотря на выстрелы, захватили и сожгли райотдел милиции. Тысячи жителей микрорайона собрались у телеграфа, требуя приезда представителей правительства. Вечером район волнений был оцеплен солдатами танковой дивизии. Подавление беспорядков заняло три дня. Милиция, применяя оружие, рассеивала скопления людей, многие участники волнений защищались. Свидетели сообщают о многочисленных жертвах. Официально сообщено об осуждении 7 участников волнений и 4 работников райотдела милиции, виновных в возникновении беспорядков.
Апрель 1965 года — первая неофициальная демонстрация в Москве. По инициативе молодежной литературной группы СМОГ около 200 человек собралось у Центрального Дома литераторов с лозунгами, содержащими требования творческих свобод. Среди них — лозунг «Лишим соцреализм девственности!».
24 апреля 1965 года — несанкционированное 100- тысячное траурное шествие в Ереване в связи с 50- летием геноцида армян турками. В этот день студенты, собравшись с утра в институтах, не приступили к занятиям, а двинулись по улицам к центру Еревана с лозунгом «Справедливо решить армянский вопрос!». Рабочие и служащие многих организаций присоединялись к демонстрантам. С полудня на площади Ленина начались митинги. К вечеру толпа окружила здание оперы, где проходило официозное «собрание общественности» в связи с годовщиной трагедии. В окна полетели камни. После этого демонстранты были разогнаны с использованием заранее подготовленных пожарных машин.
5 декабря 1965 года — первый митинг правозащитников на Пушкинской площади в Москве с требованием освобождения арестованных КГБ писателей Синявского и Даниэля. Из 200 участников и зрителей задержаны около 20 человек. Примерно 40 студентов исключено из институтов

8 октября 1966 года — прошли митинги крымских татар в Андижане (2000 чел.) и Бекабаде (более 2000). Через 10 дней состоялись митинги крымских татар по случаю 45-летия образование Крымской АССР — в Фергане (более 2000 участников), Кувасае, Ташкенте, Чирчике, Самарканде, Коканде, Янгикур- гане, Учкудуке. Многие митинги разогнаны. Только в Ангрене и Бекабаде задержано более 65 человек. 17 из них осуждены за участие в «массовых беспорядках». При разгонах митингов в этих двух городах милицией использовались брандспойты, дымовые шашки и дубинки.

17 мая 1967 года — на базаре во Фрунзе распространился слух об убийстве милицией задержанного здесь пьяного солдата. Пятитысячная толпа, смяв войсковое оцепление, взяла штурмом здания городского управления и двух райотделов милиции. Один из участников беспорядков был застрелен при попытке проникнуть в комнату, где находилось оружие. К вечеру участники беспорядков разошлись. Осуждено 9 человек.
22 мая 1967 года — во время традиционного собрания и возложения цветов к памятнику Тараса Шевченко в Киеве было задержано несколько человек. Возмущенные люди обступили милицию и скандировали «Позор!» Позднее 200—300 участников собрания направились к зданию ЦК, чтобы выразить протест и добиться освобождения арестованных. Власти пытались остановить движение колонны водой из пожарных машин. В половине второго ночи прибывший на площадь министр охраны общественного порядка республики пообещал освободить задержанных, и через полтора часа их отпустили на глазах у 40 ожидающих демонстрантов.

13 июня 1967 года — антимилицейское восстание в Чимкенте. После гибели одного из шоферов в медвытрезвителе на собрании коллектива автопарка было решено «разобраться» с милицией. К полудню около 3000 человек собралось у автовокзала. Вскоре были сожжены здания городского и областного управлений внутренних дел. До позднего вечера шоферы пытались прорваться в помещение тюрьмы. Охрана вела автоматный огонь, вызвавший многочисленные жертвы. Ночью собравшиеся на площади были разогнаны подошедшими из Чирчика курсантами танкового училища. В печати сообщалось об осуждении 13 человек, четверо из них были приговорены к расстрелу.

Июль 1967 года — после задержания на базаре в Нальчике демобилизованного солдата-кабардинца распространился слух об убийстве его милицией. 4—5 тысяч человек осадили опорный пункт милиции, требуя показать им солдата. (Солдату ранее удалось бежать, но его отсутствие еще больше усилило подозрения.) Базар окружили подразделения милиции и внутренних войск. Призывы партийных руководителей к успокоению успеха не имели. Местный участковый, известный, по утверждению свидетелей, своей жестокостью, был убит при попытке вывезти его с базара на армейском автомобиле. После этого толпа рассеялась. За участие в массовых беспорядках осуждено 15 человек, четверо из них приговорены к расстрелу.
2 сентября 1967 года — милиция разогнала в Ташкенте многотысячную демонстрацию крымских татар, протестовавших против разгона 27 августа двухтысячного собрания-встречи с представителями крымско-татарского народа, возвращавшимися из Москвы после приема их членами правительства. Задержаны 160 человек, 10 из них осуждены.

21 апреля 1968 года — массовое избиение милицией крымских татар во время их традиционного гулянья в городском парке г. Чирчик. Задержано более 300 человек, 10 из них осуждены по уголовным статьям.

24—26 июля 1968 года — 7000 представителей турок-месхетинцев, выселенных из Грузии в 1944 году, съехались в Тбилиси и, собравшись у Дома правительства, потребовали решения вопроса о возвращении их народа в районы прежнего жительства. Турок окружили войска и милиция, пытались спровоцировать сопротивление. После двух дней пассивного ожидания их представителей принял первый секретарь ЦК КП Грузии Мжаванадзе. Он обещал принимать месхов в Грузию по 100 семей в год, однако в дальнейшем это обещание не было выполнено.
1968 год — межнациональные столкновения в Степанакерте. Судья-азербайджанец вынес мягкий приговор директору городской школы (тоже азербайджанцу), убившему девочку-армянку. Толпы армян, ждавшие исхода дела у здания суда и возмущенные мягким приговором убийце, сожгли машину, в которой находились преступник, судья и еще несколько человек.
21 апреля 1969 года — после ареста активиста движения турок-месхетинцев Энвера Одабашева месхи из разных селений Азербайджана собрались у райкома партии в селе Саатлы, где в отделении милиции содержался задержанный. Собравшиеся послали телеграммы Брежневу и первому секретарю ЦК КП Азербайджана Ахундову с требованием освободить их представителя. Глубокой ночью, по распоряжению республиканских властей, Одабашев был освобожден.
Май 1969 года — погромы и антирусские манифестации узбекской молодежи в Ташкенте после футбольного матча с участием «Пахтакора». Задержано 150 человек.
Август 1971 года — 300 евреев-отказников в Тбилиси пришли к зданию ЦК КП Грузии. Около 100 из них прорвались во внутренние помещения и, добившись приема у министра внутренних дел республики, получили обещание о решении проблемы с отъездом.

18—19 мая 1972 года — похороны Ромаса Каланты, восемнадцатилетнего юноши из Каунаса, совершившего самосожжение в знак протеста против советской оккупации Литвы, переросли в масштабную манифестацию национального протеста. После попыток властей помешать собравшимся принять участие в похоронах молодые литовцы направились к месту самосожжения в центре города, скандируя «Свобода!», «Литва!» и др. Произошли столкновения с милицией. На следующий день манифестация возобновилась. В город вошли воинские части.

16—19 января 1973 года — тысячи ингушей съехались в Грозный, требуя от властей решения проблемы Пригородного района Северной Осетии. В заявлении, переданном властям, перечислялись факты дискриминации ингушского населения в Осетии, главным образом при приеме на работу. Ингуши просили обеспечить им на территории спорного района равные с осетинами права. Демонстрации и митинги продолжались несколько дней. Люди несли портреты Ленина и Брежнева, лозунги с высказываниями вождей об интернационализме и дружбе народов. Демонстранты организовали собственную «службу порядка» и не допускали «антисоветских высказываний». После прибытия Соломенцева было обещано рассмотреть вопрос и не подвергать репрессиям участников выступления.
28 августа 1976 года — демонстрация немцев-отказников, вышедших с транспарантами в центр Фрунзе, разогнана милицией. Несколько человек избиты и задержаны.
7 октября 1977 года — после победы «Жальгириса» над витебской «Двиной» несколько сот зрителей футбольного матча двинулись по улицам Вильнюса, выкрикивая: «Долой конституцию оккупантов!», «Свободу Литве!» и «Русские, убирайтесь вон!». Литовская молодежь срывала плакаты, вывешенные к 60-летию Октября, била витрины с наглядной агитацией. Было задержано 17 человек.
10 октября 1977 года — более 10 ООО зрителей футбольного матча между «Жальгирисом» и смоленской «Искрой» направились в центр города, выкрикивая лозунги против советской оккупации. У моста Жялясис к ним присоединилось еще около 500 человек, включая русских. Демонстранты прорвали заслон милиции и внутренних войск и вышли на проспект Ленина. Второй, более мощный заслон остановил их движение. Были выбиты стекла в здании ЦК КПЛ, разбиты витрины с политическими плакатами. Несколько милиционеров госпитализированы. Задержано 44 человека. Прошли исключения студентов из вузов.

14 апреля 1978 года — демонстрация и митинг в Тбилиси с требованием сохранения в республиканской Конституции статьи о государственном статусе грузинского языка. Перед Домом правительства, окруженным войсками, собралось более 10 000 человек, в основном студенческая молодежь. Под давлением общественного мнения в середине дня чрезвычайная сессия Верховного Совета республики приняла решение оставить статью о языке «без изменений».

Весна 1978 года — митинги абхазского населения в различных населенных пунктах автономной республики с требованием придания государственного статуса абхазскому языку, прекращения миграции в республику грузин, отделения от Грузии и вхождения в состав РСФСР. В результате обсуждения в конституцию автономной республики было внесено положение о введении в Абхазии трех государственных языков: абхазского, русского и грузинского.

22 сентября 1978 года — 150 школьников-эстонцев собрались перед зданием горкома в Тарту, выкрикивая лозунги «Вон славян!», «Да здравствует Эстонская республика!» и «Больше образования — меньше политики!». Они разбили вывески на здании и были разогнаны- милицией. С «зачинщиками» проведены беседы в отделениях милиции.

4 декабря 1978 года — около 50 немцев-отказников провели демонстрацию в Душанбе с требованием разрешить им покинуть страну. Демонстранты прошли от гостиницы «Таджикистан» до здания Верховного Совета с плакатом «Отпустите нас на родину». Перед собравшимися выступил первый секретарь горкома. В последующие месяцы число разрешений на выезд увеличилось.

16—19 июня 1979 года — манифестация казахского населения в Целинограде против решения Политбюро о создании в Казахстане «немецкой автономии». В Целинограде демонстранты (до 500 человек) трижды собирались на площади перед обкомом. Когда студенты в очередной раз пришли для получения ответа, первый секретарь обкома сообщил, что вопрос об автономии никогда не стоял, и посвятил остальное выступление подписанию Договора ОСВ-2.
22 сентября 1980 года — после отмены выступления молодежного поп-оркестра «Пропеллер», назначенного на таллиннском стадионе после футбольного матча, около 1000 эстонских школьников вышли на улицы с протестом против этого решения. Концерт был отменен в связи с обнаружением в текстах песен «Пропеллера» «националистических мотивов». Демонстрация разогнана милицией, несколько старшеклассников исключены из школ.
1 и 3 октября 1980 года в четырех местах Таллинна были разогнаны демонстрации протеста против исключения старшеклассников с общим числом участников более 1000 человек. Демонстранты размахивали флажками независимой Эстонии, выкрикивали лозунги «Свободу Эстонии!», «Русские — вон из Эстонии!». 7 и 8 октября последовали новые демонстрации протеста в Таллинне (несколько сот участников), а 10 октября — молодежные демонстрации в Тарту, Пярну. 11 октября министр внутренних дел республики предостерег от продолжений выступлений.

30 марта 1981 года — митинг в Тбилиси перед зданием, где проходил республиканский съезд писателей. Демонстранты несли лозунги с требованием расширить курс грузинской истории в школах и институтах, охранить грузинский язык от вытеснения русским. Вышедшему на площадь Шеварднадзе вручили петиции, адресованные ему и Л.И. Брежневу.

12 октября 1981 года — митинг около храма в Мцхете 2000 грузинских студентов, протестующих против сокращения уроков грузинского языка в учебных заведениях Грузии. 5 участников митинга условно осуждены за «хулиганство».
24—26 октября 1981 года — волнения во время похорон в Орджоникидзе убитого ингушами таксиста-осетина. Участники похоронной процессии организовали митинг и захватили здание обкома. К вечеру порядок на площади был восстановлен силами курсантов военного училища. На следующий день более 10 000 человек вновь заполнили площадь перед обкомом. Митинг с участием прибывших из Москвы руководителей быстро вышел из-под контроля. Против осетин были брошены воинские части с бронетранспортерами и слезоточивым газом. Столкновения и рукопашные схватки продолжались до вечера, позднее беспорядки распространились ло всему городу. Несмотря на прибытие частей специального назначения, столкновения с силами безопасности продолжались весь следующий день, и лишь к вечеру сопротивление было сломлено. За эти дни было задержано более 800 человек, 40 из них осуждены.

Первые скинхеды

20 апреля 1982 года — первое выступление фашистов на Пушкинской площади в Москве в день рождения Гитлера. Участвовало более 100 человек. Милиция не вмешивалась и произвела задержания лишь после столкновений с болельщиками «Спартака».

Новочеркасский расстрел: герои, палачи и жертвы трагедии 1962 года

«Живи и помни»

Каждый год 2 июня в Новочеркасске вспоминают трагедию 1962-го. В Платовском сквере перед Атаманским дворцом собираются ещё живые свидетели и потомки участников тех событий. С цветами и плакатами, с фотографиями в руках горожане вспоминают жертв массового расстрела.

До сих пор ни родственники пострадавших и погибших, ни историки не знают всей правды о случившемся. По словам президента Фонда Новочеркасской трагедии Татьяны Бочаровой, события 1962 года официально признаны преступлением власти против народа.

«У нас есть по этому случаю два лозунга: «Живи и помни» и «Не должно повториться», – говорит Татьяна Павловна. – Нужно рассказывать своим детям, ведь это меньшее, чем мы можем предотвратить ещё большую трагедию в будущем».

Ливер вместо мяса?

Всё началось с конфликта рабочих Новочеркасского электровозостроительного завода (НЭВЗа) с руководством из-за увеличения на треть нормы выработки без увеличения зарплаты.

Происходило это на фоне непростой экономической ситуации – начались перебои с поставкой продовольствия населению страны. Розничные цены в конце мая на мясо и выросли до 30%, на масло – на 25%. В газетах это событие преподнесли как «просьбу всех трудящихся».

В кузово-сборочном цехе НЭВЗа ещё в начале весны заводчане три дня не приступали к работе, требуя улучшить условия труда, а в обмоточно-изоляционном цехе из-за низкого уровня техники безопасности отравились 200 человек.

1 июня рабочие сталелитейного цеха прекратили работу и потребовали повышения расценок за их труд. В 11 часов они направились к заводоуправлению, по пути к ним присоединились рабочие других цехов, в результате собралось около тысячи человек.

Люди ждали от начальства ответа на вопрос «На что нам жить дальше?» Вышедший к митингующим директор завода Борис Курочкин заявил: «Вместо пирожков с мясом будете жрать с ливером!»

Ответ директора вызвал их негодование. Считается, что именно его фраза и послужила поводом для последующих событий.

Низы не могут, верхи не хотят

До конца дня ситуация раскручивалась по нарастающей. Количество бастующих достигло 5000 человек, они перекрыли железнодорожную магистраль, связывающую юг России с Москвой. О случившемся было доложено руководителю страны Никите Хрущёву. В Новочеркасск направили группу членов Президиума ЦК КПСС, которые вместе с областным руководством пытались всё держать под контролем.

Митинг продолжался. Звучали требования: послать делегацию на электродный завод, отключить подачу газа с газораспределительной станции, выставить пикеты у заводоуправления, собраться на следующее утро и идти в город, чтобы поднять там восстание, захватить банк, телеграф, обратиться с воззванием по всей стране. Единого организационного ядра у бастующих не было.

Власти не смогли найти мирного решения возникшей проблемы. Вечером к зданию заводоуправления подъехали 5 машин и 3 БТРа с солдатами. Боевых патронов они не имели и просто выстроились возле машин. Толпа встретила военных агрессивно, но ограничилась лишь руганью и оскорблениями. Солдаты не предприняли никаких активных действий, а через некоторое время погрузились обратно в машины и уехали.

Когда стало ясно, что власти не собираются применять никаких мер, митингующие приняли решение на следующий день пойти к горкому КПСС в центр города.

Схема расстрела демонстрантов в Новочеркасске. Фото: кадр из youtube

«Не бойтесь, стреляют холостыми!»

В ночь на второе июня в Новочеркасск вошли танки. Завод был взят под военную охрану, в городе установлен комендантский час, 22 зачинщиков задержали.

Появление военных возмутило заводчан, они отказались работать «под дулом автоматов». Митингующие опять заблокировали движение поездов. Через некоторое время к центру города двинулся людской поток, состоящий из рабочих, но по ходу следования к нему присоединялись случайные люди, в том числе и женщины с детьми.

Толпа шла по центральной улице Ленина (ныне Московской), к зданию горкома партии и горисполкома.

Ту да же прибыл начальник Новочеркасского гарнизона генерал-майор Иван Олешко с 50-ю вооружёнными автоматчиками внутренних войск. Они оттеснили людей от здания, выстроились вдоль фасада лицом к забастовщикам.

Олешко с балкона обратился к собравшимся прекратить погромы и разойтись. Но толпа не реагировала и только после предупредительных автоматных очередей отхлынула назад.

Но тут раздались выкрики: «Не бойтесь, стреляют холостыми!», и люди вновь ринулись к зданию горкома. Последовал повторный залп вверх, а затем был открыт огонь по толпе. Есть также версия, что стреляли пулемётчики или снайперы с крыши здания.

Рассыпанные сандалии и белые детские панамки валялись по всей кроваво-грязной площади, которую потом закатали новым асфальтом

Жертвы трагедии

Как бы там ни было, но после выстрелов 10-15 человек остались лежать на площади, толпа в панике побежала прочь.

По официальным данным, в ходе подавления восстания были убиты 26 человек, ещё 87 получили ранения. Сколько пострадавших и жертв было на самом деле, точно неизвестно. Трупы родным не выдавали. Расстрелянных хоронили на разных кладбищах под покровом ночи.

«Камень на крови». 55 лет расстрелу мирных жителей в Новочеркасске | Фотогалерея

© Администрация Новочеркасска По официальным данным, в ходе подавления восстания было убито 26 человек, ещё 87 получили ранения. Сколько пострадавших и жертв было на самом деле, точно неизвестно.

Перед судом по обвинению в «бандитизме», организации массовых беспорядков и даже попытке свержения Советской власти предстали 112 человек. Семеро: Сергей Сотников (токарь НЭВЗа), Андрей Коркач, Михаил Кузнецов (рабочие электродного завода), Борис Мокроусов (обрубщик станкозавода), Владимир Черепанов (слесарь завода «Гормаш»), Александр Зайцев (бригадир совхоза) и Владимир Шуваев (повар школы-интернат) — приговорены к смертной казни и расстреляны.

Ещё 105 человек получили сроки заключения от 10 до 15 лет с отбыванием в колонии строгого режима.

Говорят, что жертвами бойни моги быть и дети – например, мальчишки, глазевшие за происходящим с деревьев. Очевидцы вспоминают про рассыпанные сандалии и белые детские панамки: они валялись по всей кроваво-грязной площади, которую потом закатали новым асфальтом.

В опубликованных списках жертвы детского возраста не значатся. Возможно, родители боялись заявлять об этом. А может быть, потому, что к площади прибежали сироты (детский дом располагался как раз на Московской).

Кроме того, в результате принятых мер, а также начавшихся арестов, в ночь с 3 на 4 июня было задержано 240 человек.

Участники расстрела в своих воспоминаниях сравнивают случившееся с кровавым воскресеньем 1905 года в Санкт-Петербурге.

Генерал, который не стрелял

Заместителем командира танковой части СКВО, вызванной в Новочеркасск для подавления выступления рабочих, был ветеран Великой Отечественной войны, Герой Советского Союза генерал Матвей Шапошников. Одной из задач, стоявших перед военными, было не допустить прохода демонстрантов по мосту через реку Тузлов.

Получив приказ командующего операцией генерала Ивана Плиева двинуть на народ танки, Шапошников отказался его выполнить со словами: «Не вижу перед собой такого противника, которого следовало бы атаковать нашими танками». Во избежание случайных инцидентов Шапошников также приказал мотострелкам разрядить автоматы и карабины и сдать боеприпасы.

Известно: на вопрос, что было бы, если бы он подчинился приказу, и танки, стоявшие на мосту, атаковали демонстрантов, генерал Шапошников ответил: «Погибли бы тысячи».

Позднее генерал пытался предать гласности информацию о новочеркасской трагедии, рассылая о ней письма советским писателям и комитетам ВЛКСМ ряда вузов. Всего им было отправлено шесть писем.

Это вышло ему боком: в1966 году генерал-лейтенанта Шапошникова уволили в запас, через год исключили из КПСС, обвинили в антисоветской пропаганде (нашли черновики писем) и завели уголовное дело.

«Лично я далёк от того, чтобы таить обиды или злобу на носителей неограниченного произвола. Я только сожалею о том, что не сумел по-настоящему бороться с этим злом. В схватке с произволом и самодурством у меня не хватило умения вести смертельный бой…», – напишет позже в своём дневнике опальный генерал.

После смещения Никиты Хрущёва многие осуждённые были отпущены из мест лишения свободы, Генерал Шапошников тоже освобождён от ответственности. Но восстановления в партии он дождался лишь в 1988 году. Реабилитация всех осуждённых произошла в 1996-ом, после соответствующего указа Президента РФ.

Палачи-самодуры

В 1992 году Главная военная прокуратура РФ возбудила по факту новочеркасского расстрела уголовное дело. В нём фигурировали первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв, члены президиума ЦК Фрол Козлов, Анастас Микоян и ещё восьмь функционеров. Но в связи со смертью фигурантов дело было прекращено.

Палачи-самодуры не ответили за преступление.

НОВОЧЕРКАССКИЕ СОБЫТИЯ 1962 ГОДА

НОВОЧЕРКАССКИЕ СОБЫТИЯ 1962 ГОДА — сти­хий­ная за­бас­тов­ка ра­бо­чих но­во­чер­кас­ских за­во­дов и мас­со­вые про­те­ст­ные вы­сту­п­ле­ния жи­те­лей г. Но­во­чер­касск и при­го­род­ных рай­онов, подавленные с применением оружия.

Вы­зва­ны сни­же­ни­ем в ян­ва­ре — мае на 30% рас­це­нок оп­ла­ты тру­да на Но­во­чер­кас­ском элек­тро­во­зо­строительном за­во­де (НЭВЗ), ко­то­рое сов­па­ло с по­вы­ше­ни­ем в стра­не по ре­ше­нию ЦК КПСС и СМ СССР цен на мя­со, мо­ло­ко и др. про­дук­ты (до 35%), о чём бы­ло объ­яв­ле­но 1 ию­ня.

В тот же день ут­ром ра­бо­чие ста­ле­ли­тей­но­го це­ха НЭВЗ пре­кра­ти­ли ра­бо­ту, к ним при­сое­ди­ни­лись ра­бо­чие других це­хов. К се­ре­ди­не дня у за­во­до­управ­ле­ния со­бра­лось несколько со­тен че­ло­век, вы­ра­жав­ших не­до­воль­ст­во тя­жё­лы­ми тру­до­вы­ми и бы­то­вы­ми ус­ло­вия­ми, от­сут­ст­ви­ем тех­ни­ки безо­пас­но­сти и тре­бо­вав­ших по­вы­ше­ния зар­пла­ты. Они ос­та­но­ви­ли железнодорожный со­став, что пе­ре­кры­ло всё дви­же­ние на уча­ст­ке Са­ра­тов — Рос­тов-на-До­ну.

К бас­тую­щим при­сое­ди­ни­лись жи­те­ли близ­ле­жа­щих рай­онов го­ро­да и при­го­ро­дов, ра­бо­чие за­во­дов «Неф­те­маш» и элек­трод­но­го (все­го на пло­ща­ди пе­ред за­во­до­управ­ле­ни­ем НЭВЗ со­бра­лось около 4 тыс. человек). Они с воз­му­ще­ни­ем встре­ти­ли вы­сту­п­ле­ние прие­хав­ше­го в Но­во­чер­касск 1-го сек­ре­та­ря Рос­тов­ско­го об­ко­ма КПСС А. В. Ба­со­ва, за­хва­ти­ли зда­ние за­во­до­управ­ле­ния, изо­ли­ро­ва­ли на­хо­див­ших­ся там парт. и гос. ра­бот­ни­ков.

При­быв­шие ве­че­ром от­ряд ми­ли­цио­не­ров (200 человек), а так­же сол­да­ты на 5 ав­то­ма­ши­нах и 3 бро­не­транс­пор­тё­рах бы­ли ра­зо­гна­ны за­бас­тов­щи­ка­ми. В ночь на 2 ию­ня по при­ка­зу ко­ман­дую­ще­го вой­ска­ми Северо-Кавкозской ВО И.А. Плие­ва (со­гла­со­ван с Н.С. Хру­щё­вым, министром обо­ро­ны Р.Я. Ма­ли­нов­ским и прие­хав­ши­ми в Но­во­чер­касск чле­на­ми Пре­зи­диу­ма ЦК КПСС А.П. Ки­ри­лен­ко, А.И. Ми­коя­ном, Ф.Р. Коз­ло­вым и сек­ре­та­рём ЦК КПСС А.Н. Ше­ле­пи­ным) в го­род бы­ли вве­де­ны вой­ска, к НЭВЗ на­прав­ле­ны тан­ки и бро­не­транс­пор­тё­ры, вы­тес­нив­шие за­бас­тов­щи­ков с тер­ри­то­рии за­во­да. Несколько че­ло­век бы­ли аре­сто­ва­ны. В то же вре­мя лич­но­му со­ста­ву внутренних войск бы­ли вы­да­ны ору­жие и бо­е­при­па­сы и объ­яв­ле­на бое­вая го­тов­ность к 10 ча­сам.

Ут­ром 2 ию­ня на тер­ри­то­рии за­во­да вновь со­бра­лись ок. 6 тыс. человек, ко­то­рые дви­ну­лись ко­лон­ной к цен­тру го­ро­да с порт­ре­том В.И. Ле­ни­на, крас­ны­ми зна­мё­на­ми и цве­та­ми. По пу­ти они пре­одо­ле­ли неск. за­гра­ж­де­ний из тан­ков. Часть за­бас­тов­щи­ков, воо­ру­жён­ных но­жа­ми и пал­ка­ми, по­пы­та­лась взять штур­мом зда­ние гор. от­де­ла ми­ли­ции и управ­ле­ния КГБ, ос­во­бо­дить аре­сто­ван­ных на­ка­ну­не, за­вла­деть ору­жи­ем. Ох­ра­на зда­ния про­из­ве­ла вы­стре­лы, один че­ло­век из чис­ла за­бас­тов­щи­ков был убит, нес­коль­ко че­ло­век ра­не­ны. Основная мас­са лю­дей со­бра­лась у зда­ния гор­ко­ма КПСС и гор­ис­пол­ко­ма Со­ве­тов де­пу­та­тов. По­пыт­ки пред­ста­ви­те­лей ме­ст­ной вла­сти ус­по­ко­ить со­брав­ших­ся ока­за­лись не­удач­ны­ми, часть ми­тин­гую­щих про­ник­ла в зда­ние, об­ста­нов­ка на­ка­ли­лась. Фор­ми­ро­ва­ния Но­во­чер­кас­ско­го гар­ни­зо­на от­тес­ни­ли лю­дей от зда­ния гор­ко­ма и гор­ис­пол­ко­ма, про­из­ве­ли два пре­ду­пре­ди­тель­ных зал­па, за­тем ста­ли стре­лять по тол­пе, ко­то­рая про­дол­жа­ла на­сту­пать. В тот же день в го­род бы­ли вве­де­ны до­пол­нительного вой­ска, ус­та­нов­лен ко­мен­дант­ский час.

Во вре­мя Новочеркасских событий бы­ло уби­то 23 человека из гражданского на­се­ле­ния (по др. дан­ным, около 60 человек), 87 человек ра­не­ны или по­лу­чи­ли трав­мы; сре­ди во­ен­но­служа­щих 15 человек бы­ло ра­не­но.

Ве­че­ром 2 ию­ня и днём 3 ию­ня Ф.Р. Коз­лов и А.И. Ми­ко­ян вы­сту­па­ли по ра­дио с при­зы­ва­ми к спо­кой­ст­вию и по­ряд­ку, объ­яс­ня­ли по­вы­ше­ние цен «за­бо­той об улуч­ше­нии ма­те­ри­аль­но­го бла­го­сос­тоя­ния на­ро­да», уве­ря­ли, что эта ме­ра в те­че­ние 1-2 лет даст по­ло­жительные ре­зуль­та­ты, обе­ща­ли уст­ра­нить не­дос­тат­ки в ус­та­нов­ле­нии рас­це­нок оп­ла­ты тру­да и ор­га­ни­за­ции тор­гов­ли про­до­воль­ст­ви­ем, на­зва­ли «про­во­ка­то­ра­ми и ху­ли­ган­ст­вую­щи­ми эле­мен­та­ми» за­чин­щи­ков вы­сту­п­ле­ний.

От­кры­тый су­деб­ный про­цесс над уча­ст­ни­ка­ми за­бас­тов­ки и ми­тин­гов на­чал­ся 14 ав­гу­ста. Во­енной кол­ле­ги­ей Вер­хов­но­го су­да РСФСР 7 человек при­го­во­ре­ны к рас­стре­лу, 122 человек — к за­клю­че­нию на срок от 2 до 15 лет. Ру­ко­вод­ст­ву стра­ны уда­лось не до­пу­стить рас­про­стра­не­ния прав­ди­вой ин­фор­ма­ции о Новочеркасских событиях (ста­ла до­ступ­ной в конца 1980-х годов).

На ос­но­ва­нии по­ста­нов­ле­ния ВС РФ от 22 мая 1992 года «О со­бы­ти­ях в го­ро­де Но­во­чер­кас­ске в ию­не 1962 го­да» и Ука­за пре­зи­ден­та РФ Б.Н. Ель­ци­на от 8 июня 1996 года «О до­пол­ни­тель­ных ме­рах по реа­би­ли­та­ции лиц, ре­прес­си­ро­ван­ных в свя­зи с уча­сти­ем в со­бы­ти­ях в г. Но­во­чер­кас­ске в ию­не 1962 года» все осу­ж­дён­ные реа­би­ли­ти­ро­ва­ны, на них рас­про­стра­не­но дей­ст­вие За­ко­на РФ от 18 октября 1991 года «О реа­би­ли­та­ции жертв по­ли­ти­че­ских ре­прес­сий».

В па­мять о Новочеркасских событиях в Но­во­чер­кас­ске ус­та­нов­ле­ны ме­мо­ри­аль­ные зна­ки. От­крыт ме­мо­ри­аль­ный му­зей (2002 год).

Полвека назад советские власти расстреляли восставших рабочих Новочеркасска. Неприятное воспоминание для всех сторонников коммунистической партии. И еще одно напоминание для тех, кто забыл, что такое настоящий кровавый режим. Или кто-то может сказать и напомнить где у нас забастовки и митинги после 1990 года расстреливали?
Новочеркасский расстрел — название событий в Новочеркасске Ростовской области, произошедших 1—2 июня 1962 года в результате забастовки рабочих Новочеркасского электровозостроительного завода (НЭВЗ) и других горожан.
Выступление было подавлено силами армии и КГБ. По официальным данным, при разгоне демонстрации было убито 26 человек, ещё 87 получили ранения. Семерым из «зачинщиков» были вынесены смертные приговоры, и они были расстреляны, остальные получили длительные сроки лишения свободы. После распада СССР все осуждённые были реабилитированы (1996). В 1990-х годах новые власти назвали виновных, по их мнению, в расстреле — членов советского партийного руководства, их наказание не состоялось по причине смерти последних.
К началу 1960-х годов в СССР сложилась непростая экономическая ситуация. В результате стратегических просчётов руководства страны и неэффективности колхозной системы в целом начались перебои со снабжением населения продовольствием. Весной и в начале лета 1962 года недостаток хлеба был настолько ощутим, что председатель Совета Министров СССР Н. С. Хрущёв впервые решился на закупку зерна за границей.
В конце мая (30 или 31 числа) 1962 года было решено повысить розничные цены на мясо и мясные продукты в среднем на 30 % и на масло — на 25 %. В газетах это событие преподнесли как «просьбу всех трудящихся». Одновременно с этим дирекция НЭВЗа почти на треть увеличила норму выработки для рабочих (в результате заработная плата и, соответственно, покупательная способность существенно снизились).
На заводе в кузово-сборочном цехе ещё весной 1962 года рабочие три дня не приступали к работе, требуя улучшить условия труда, а в обмоточно-изоляционном цехе из-за низкого уровня техники безопасности отравились 200 человек.
А теперь более подробно поговорим о трагедии.
2 июня 1962 года были убиты 26 человек, еще один умер в больнице. Ранения получили, по уточненным данным, 87 человек. Семерых впоследствии приговорили к расстрелу, 105 — к лагерным срокам.
Заместитель командующего Северо-Кавказским военным округом генерал-лейтенант Матвей Шапошников отказался бросить против безоружных демонстрантов танки и поплатился за это карьерой.
Крайностей, вероятно, можно было бы избежать, если бы не высокомерие и трусость номенклатурщиков, привыкших к рабской покорности «населения» и не желавших разговаривать с народом по-человечески.
Выступление не было мирной протестной акцией: участники разгромили несколько зданий и избили представителей заводской администрации. Однако избыточное применение силы, жестокие приговоры и сокрытие информации о трагедии, по оценке официальных властей постсоветской России и подавляющего большинства историков, превратили новочеркасские события в преступление против человечности.
Российские коммунисты нередко говорят, что, мол, при советской власти людей на площадях полицейскими дубинками не разгоняли. Что верно, то верно. Не было необходимости. Когда люди однажды вышли на площадь, их не разогнали дубинками, а смели автоматными очередями. После этого 40 лет никому и в голову не приходило выходить, пока ЦК КПСС сам не объявил: «Можно».
Никита Хрущев осудил сталинский террор и существенно расширил границы свободы, но болезненно воспринимал упреки консерваторов, что он «всех распустил» и «при Сталине такого не было». Изучившие его люди легко могли повернуть настроение импульсивного лидера в любую сторону.
Власть постоянно давала понять, что несмотря ни на какую «оттепель», никому ничего не гарантирует, рамки дозволенного будет определять сама и, если сочтет нужным, ни перед чем не остановится.
На одной из встреч с творческой интеллигенцией Хрущев заявил: «Имейте в виду, сажать мы не разучились!». Как показала новочеркасская трагедия, стрелять большевики тоже не разучились.
В начале 1960-х годов в стране возник продовольственный кризис, вызванный, помимо неэффективной колхозной системы и непосильных расходов на армию и космос, инициированной Хрущевым «кукурузной кампанией».
В 1961 году советское правительство впервые закупило пшеницу в Канаде.
В отличие от Ленина и Сталина, Хрущев потратил валюту на продовольствие вместо того, чтобы позволить гражданам умирать от голода. Тем не менее, белый хлеб практически исчез из магазинов, а ржаной начал выпекаться с примесью гороховой муки.
Народ прозвал этот невкусный и клейкий хлеб «русским чудом», имея в виду одноименный документальный фильм, незадолго до этого снятый восточногерманскими кинематографистами и широко демонстрировавшийся в Советском Союзе.
Людей особенно возмущало ухудшение продовольственного положения на фоне пропагандистской трескотни. Портреты и пространные речи Хрущева не сходили с газетных полос, а из радиоприемников неслась развеселая песенка «Кукуруза не обуза, урожай всегда дает!».
17 мая 1962 года правительство издало постановление о повышении с 1 июня розничных цен на мясо и колбасу на 30%, масло — на 25%, причем объяснило это «просьбами трудящихся». Фраза «по просьбе трудящихся» вошла с тех пор в советский фольклор.
По данным КГБ, различные протестные выступления и расклеивание листовок имели место в Москве, Ленинграде, Донецке, Днепропетровске, Горьком, Тамбове, Тбилиси, Новосибирске, Челябинске, Загорске, Выборге и других городах. Произошло 58 стихийных забастовок и 12 уличных демонстраций.
Но главная драма разыгралась в Новочеркасске.
Дирекция тамошнего электровозостроительного завода (НЭВЗ) не придумала ничего лучше, как приурочить к повышению цен увеличение норм выработки, о котором объявили 31 мая. На практике эта мера снижала доходы рабочих-сдельщиков на 25-30 процентов.
Стихийный бунт
В Новочеркасске в 1962 году проживало около 145 тысяч человек, из которых 12 тысяч работали на градообразующем предприятии — НЭВЗе.
Значительная часть горожан ютилась в бараках, а стоимость аренды жилья составляла треть средней зарплаты рабочего. Даже за картошкой в очередь становились с часу ночи.
Вероятно, при Сталине никто не решился бы и пикнуть, но «оттепель» породила ощущение, что «теперь не прежнее время».
Утром 1 июня около 200 рабочих сталелитейного цеха отказались приступить к работе, вышли во двор и принялись обсуждать невеселый вопрос: «На что жить дальше?».
Около 11:00 они направились к заводоуправлению. По пути к ним присоединялись рабочие других цехов, так что перед зданием собралась примерно тысяча человек.
Директор завода Борис Курочкин вступил с ними в пререкания и, завидев женщину, торговавшую пирожками, заявил: «Не хватает на мясо — ешьте пирожки с ливером!».
По словам некоторых очевидцев, директор употребил слово «жрите».
Возможно, ситуацию еще можно было «разрулить», но неудачная фраза взорвала толпу. Курочкина освистали, и он счел за благо ретироваться.
Рабочий Виктор Власенко включил заводской гудок, за что впоследствии получил 10 лет. Забастовка охватила весь завод, число участников стихийного митинга достигло пяти тысяч.
Чтобы «привлечь внимание Москвы», рабочие перекрыли проходившую неподалеку железную дорогу и остановили пассажирский поезд «Ростов-на-Дону — Саратов». На локомотиве кто-то написал крупными буквами: «Хрущева на мясо!». На электрических опорах повесили лозунги: «Мясо, масло, повышение зарплаты!» и «Нам нужны квартиры!», нарисованные заводским художником Коротеевым. Появившегося на месте событий главного инженера Елкина избили.
Ближе к вечеру бастующие все же согласились пропустить поезд, но машинист побоялся ехать мимо возбужденной толпы и вернулся на предыдущую станцию.
К 16:00 приехал первый секретарь Ростовского обкома партии Басов в сопровождении всего местного руководства. На балкон заводоуправления вынесли громкоговорители.
Несколько сот рабочих пришли послушать начальство, но Басов вместо ответов на вопросы принялся зачитывать хорошо известное всем Обращение ЦК КПСС по поводу повышения цен.
Рабочие освистали его, а, увидев на балконе директора Курочкина, принялись кидаться камнями и пустыми бутылками. Басов заперся в кабинете и начал звонить военным, требуя присылки войск.
Толпа ворвалась в заводоуправление, избила нескольких попавших под руку работников администрации, сбросила висевший на здании портрет Хрущева и подожгла его.
Между 18:00 и 19:00 прибыли около 200 милиционеров, а чуть позже — три БТРа и пять грузовиков с солдатами, но в происходящее они не вмешивались. По мнению исследователей, целью появления военных было отвлечь на себя внимание, пока сотрудники КГБ в штатском выведут блокированных в здании начальников.
Митинг продолжался. Лидеров и программы у рабочих не было. Решили на следующий день идти к горкому партии. Звучало предложение захватить городской телеграф и «передать воззвание по всей стране».
Хрущеву доложили о происходящем практически немедленно. Он позвонил секретарю обкома Басову, председателю КГБ Семичастному и министру обороны Малиновскому и потребовал «навести порядок».
В Новочеркасск срочно вылетела чуть ли не половина членов президиума (так тогда называлось политбюро) ЦК КПСС: Фрол Козлов, Анастас Микоян, Андрей Кириленко, Леонид Ильичев и Дмитрий Полянский, а также секретарь ЦК Александр Шелепин, зампредседателя КГБ Петр Ивашутин и срочно отозванный с учений командующий Северо-Кавказским военным округом Иса Плиев. За старшего был Козлов, считавшийся на тот момент вторым человеком в государстве и наиболее вероятным преемником Хрущева.
Никто из московского начальства к народу не обратился. Уже после расстрела по местному радио прокрутили записи кратких выступлений Микояна и Козлова, которые возложили всю ответственность за случившееся на «уголовно-хулиганствующие элементы» и утверждали, будто войска действовали в ответ на «просьбы трудящихся» навести порядок.
Около 19:00 1 июня Малиновский позвонил в штаб округа в Ростове-на-Дону, Плиева, находившегося на пути в Новочеркасск, не застал и передал ему приказ: «Соединения поднять. Навести порядок. Доложить!»
Около трех часов ночи на площадь перед заводоуправлением въехали несколько танков и, не открывая огня, принялись маневрировать, вытесняя толпу. Рабочие стучали по броне камнями и палками, но, в конце концов, вынуждены были разойтись.
Утром в Новочеркасск вошли подразделения 18-й танковой дивизии, которые взяли под охрану почту, телеграф и отделение Госбанка. На всех предприятиях появились вооруженные солдаты. Демонстрация силы привела лишь к тому, что возмущенные рабочие отказались «работать под дулами автоматов», присоединились к забастовке товарищей с НЭВЗ и начали стекаться к центру города. На стенах появились надписи и листовки с критикой Хрущева.
Разнесся слух, что за ночь 22 участника волнений были арестованы. Стало ясно, чего требовать. Толпа в 4-5 тысяч человек двинулась из промышленного района к зданию горкома партии и горисполкома. Среди демонстрантов были женщины и дети. Некоторые несли портреты Ленина, как 9 января 1905 года — портреты Николая II.
По пути им требовалось пересечь речку Тузлов, единственный мост через которую был плотно блокирован танками. Одни демонстранты перебрались через обмелевшее русло вброд, другие, видя, что танкисты не стреляют, карабкались через боевые машины.
Когда голова толпы показалась на главной улице Новочеркасска, Московской, находившееся в здании горкома столичное начальство сбежало в военный городок.
Перед горкомом выстроилась двойная цепь автоматчиков под командой начальника Новочеркасского гарнизона генерал-майора Олешко, но часть демонстрантов проникла в здание с тыла и принялась крушить мебель, телефонные аппараты, люстры и портреты.
Олешко и председатель горисполкома Замула в микрофон потребовали от толпы разойтись, но это были явно не те слова, которые хотел услышать обозленный народ.
Внезапно раздались автоматные очереди. Люди отхлынули назад, но послышался крик: «Не бойтесь, стреляют холостыми!». И тут начался огонь на поражение.
Наполеон говорил, что, если уж возникла необходимость применить оружие против толпы, стрелять боевыми патронами надо сразу, тогда она разбежится и жертв будет меньше, а стрелять сначала холостыми, потом боевыми — провокация.
Одновременно у находившегося неподалеку горотдела милиции толпа пыталась освободить задержанных накануне забастовщиков, но их уже вывезли в другое место. Один из нападавших вырвал оружие из рук рядового Репкина. Стоявший рядом военнослужащий Азизов убил его автоматной очередью.
Лужи крови замывали из шлангов и стирали щетками, но до конца уничтожить следы не смогли, и площадь заасфальтировали заново.
Тела 26 человек по распоряжению правительственной комиссии тайно захоронили на разных кладбищах Ростовской области. С участников похорон, названных «правительственным спецзаданием», взяли подписки о неразглашении. Родным выдали лишь останки умершего в больнице Леонида Шульги.
Разогнать толпу дубинками, слезоточивым газом или иными нелетальными средствами власти не пытались, и не известно, обсуждался ли такой вариант. По мнению многих исследователей, они стремились не просто восстановить порядок, а проучить народ.
Местный историк Татьяна Бочарова, 20 лет занимающаяся выяснением обстоятельств трагедии, предполагает, что определенную роль могло сыграть особое отношение коммунистов к Новочеркасску как бывшей столице Войска Донского.
«Еще Ленин говорил: «Надо вбить кол в гнездо контрреволюции». Это он о Новочеркасске. Тогдашние идеологи знали, что казачья столица — особый город», — замечает эксперт.
Танками на мосту через Тузлов командовал участник сражения под Прохоровкой и парада Победы Герой Советского Союза Матвей Шапошников.
Получив приказ не пропускать толпу в центр города и применить, в случае необходимости, танки, он ответил: «Я не вижу перед собой противника, которого следовало бы атаковать танками».
В случае использования бронетехники, по словам Шапошникова, количество жертв исчислялось бы тысячами. В 1966 году его отправили на пенсию, а еще через год исключили из партии за «антисоветские разговоры». О поступке офицера рассказал в 1989 году журналист «Литературной газеты» Юрий Щекочихин. К счастью, Матвей Шапошников дожил до времени, когда ему воздали должное.
Кто приказал?
По обычаю, восходящему к временам Гражданской войны, советские руководители избегали фиксировать на бумаге свои решения по щекотливым вопросам. Письменного приказа открыть огонь не было, как проходили дискуссии, не известно.
Основным источником информации являются воспоминания Микояна, который, естественно, постарался снять с себя ответственность.
«Прибыв в Новочеркасск и выяснив обстановку, я понял, что претензии рабочих были вполне справедливы и недовольство оправданно. Как раз вышло постановление о повышении цен на мясо и масло, а дурак-директор одновременно повысил нормы, на недовольство рабочих реагировал по-хамски, не желая с ними даже разговаривать. Действовал, как будто провокатор какой-то, оттого что не хватало ума и уважения к рабочим. В результате началась забастовка, которая приобрела политический характер. Город оказался в руках бастующих».
«Козлов стоял за проведение неоправданно жесткой линии, названивал в Москву и сеял панику, требуя разрешения на применение оружия, и через Хрущева получил санкцию на это «в случае крайней необходимости». «Крайность» определял, конечно, Козлов».
«Почему Хрущев разрешил применить оружие? Он был крайне напуган тем, что, как сообщил КГБ, забастовщики послали своих людей в соседние промышленные центры. Да еще Козлов сгущал краски… Такая паника и такое преступление для Хрущева не типичны, виновен Козлов, который его так дезинформировал, что добился хотя и условного, но разрешения», — писал Микоян.
Текст был опубликован, когда ни автора, ни Хрущева и Козлова уже не было в живых.
Главная военная прокуратура РФ в 1992 году возложила вину прежде всего на Козлова.
«Выполняя незаконное распоряжение Ф.Р.Козлова, не установленные следствием должностные лица отдали приказ открыть огонь на поражение», — говорилось в материалах уголовного дела.
Никто из начальства наказан не был, за исключением директора завода Курочкина и секретаря парткома Перерушева, которых выгнали с работы. Секретари горкома и председатель исполкома отделались партийными выговорами.
Уже 3 июня в Новочеркасске началась охота на людей. Основанием служила оперативная фотосъемка КГБ. Арестовывали тех, кто шел в первых рядах и, судя по фотографиям, вел себя наиболее активно. Брать приходили по ночам, как в 37-м году. Многие уверяли, что попали под объективы случайно.
Всего во время волнений и в последующие дни были задержаны около 240 человек. Состоялись несколько судебных процессов. Семерых — Александра Зайцева, Андрея Коркача, Михаила Кузнецова, Бориса Мокроусова, Сергея Сотникова, Владимира Черепанова, Владимира Шуваева — приговорили к смертной казни, 105 человек — к заключению в колониях строгого режима, в основном на сроки от 10 до 15 лет.
Поскольку участие в беспорядках, сопротивление милиции и уничтожение имущества не тянули на такие приговоры, подсудимых провели по статьям «бандитизм» и «попытка свержения советской власти».
«2 июня я не успела зайти в заводские ворота, как они захлопнулись прямо передо мной. Потом считалось так: кто попал на завод — те законопослушные, а кто оказался за воротами — бунтари, — рассказывает бывшая крановщица НЭВЗа, ныне сотрудница новочеркасского музея казачества Валентина Водяницкая. — Через несколько дней вызвали якобы на медкомиссию. Я взяла с собой трехлетнего сына, даже в мыслях не было, что меня арестуют. У медсанчасти незнакомые люди вырвали из рук ребенка, а меня запихнули в машину. Сын остался на улице, значительно позже я узнала, что он попал в детдом. На суде два свидетеля в военной форме утверждали, что женщина, похожая на меня, пыталась нарушить связь, установленную для выступления Анастаса Микояна. Следователи говорили, что будет условный срок, но дали 10 лет».
19-летний Николай Степанов на суде осмелился спросить: «Кто вам дал право применять оружие против мирного населения?». Получил 15 лет.
После смещения Хрущева большинство осужденных освободили по отбытии половины срока наказания, но и дома в покое не оставили. Сотрудники КГБ регулярно проводили с ними профилактические беседы, рекомендуя не говорить лишнего и меньше встречаться с товарищами по несчастью.
Власти СССР начисто замолчали новочеркасские события. Переписка жителей долгое время перлюстрировалась, выезжавших из города на работе предупреждали, что следует помалкивать. Часть материалов в архивах КГБ до сих пор недоступна исследователям.
В стремлении вычеркнуть трагедию из памяти даже литеру «Н» («Новочеркасск») в названии выпускавшихся на НЭВЗе электровозов заменили на «ВЛ» («Владимир Ленин»).
Граждане, узнавшие о бойне из зарубежных радиопередач, называли ее «новочеркасским фестивалем» по аналогии с широко разрекламированным Московским фестивалем молодежи и студентов.
Из 87 раненых обратились за медицинской помощью только 45 человек. Остальные предпочли лечиться своими средствами, опасаясь преследования.
Комендантский час и правило «больше трех не собираться» действовали до 6 июня. По городу ходили чудовищные слухи: что все население сошлют в Сибирь или вообще сотрут Новочеркасск с лица земли («с нами покончат, и ракету заодно испытают»). После расстрела люди ждали от правителей чего угодно.
Запуганные рабочие в первый же день выполнили норму на 150% и сами предлагали отработать «прогулянные» смены по воскресеньям, но начальство инициативу не поддержало.
Новочеркасский расстрел окружен слухами, опирающимися на слова очевидцев, но не подтвержденными документально.
Есть версия, что солдаты на площади перед горкомом стреляли только холостыми, а убивали людей спрятавшиеся на крыше снайперы КГБ. Известно, что 1 июня в местную гостиницу «Дон» поселили 27 «музыкантов», которые нигде не выступали и исчезли неведомо куда. Впрочем, если они и были сотрудниками спецслужб, то могли заниматься слежкой и фотографированием.
Не подкреплены твердыми доказательствами и другие широко известные истории: об офицере, который, получив приказ стрелять в толпу, застрелился сам; об обезумевшей молодой матери, которая до вечера ходила по городу с убитым шальной пулей младенцем на руках; о детях 8-10 лет, которые под огнем «сыпались, как горох» с деревьев на Московской улице.
Во всяком случае, ни одно имя погибшего ребенка неизвестно, а по официальным данным, самой младшей жертве было 16 лет.
Любопытные мальчишки на деревьях действительно сидели. Одним из них был будущий генерал и кандидат в президенты России Александр Лебедь. На сегодняшний день живы 20 репрессированных и 14 раненых новочеркассцев.
Первым привлек внимание к давней трагедии Петр Сиуда, который в возрасте 25 лет участвовал в забастовке, получил 12 лет, из которых отбыл шесть, а во время перестройки стал активистом правозащитного движения.
5 мая 1990 года Сиуду обнаружили без сознания на улице Новочеркасска. Он умер в больнице, не приходя в себя. Следствие назвало причиной смерти сердечный приступ, но родные и коллеги правозащитника подозревали, что дело нечисто, и утверждали, что у него похитили портфель с какими-то документами.
В 1992 году Главная военная прокуратура возбудила по факту новочеркасского расстрела уголовное дело против Хрущева, Козлова, Микояна и еще восьми человек, которое было прекращено в связи с их смертью.
Все осужденные по новочеркасскому делу в 1990-х годах были реабилитированы Верховным судом РФ.
Общественный фонд «Новочеркасская трагедия» и военная прокуратура установили места упокоения 26 погибших, и 2 июня 1994 года они были торжественно перезахоронены на городском кладбище. На могиле и на месте расстрела установили памятники, а на НЭВЗе — мемориальную доску с надписью: «Здесь началось стихийное выступление доведенных до отчаянья рабочих, закончившееся 2 июня 1962 года расстрелом на центральной площади города и последующими репрессиями».
8 июня 1996 года президент Борис Ельцин издал указ «О дополнительных мерах по реабилитации лиц, репрессированных в связи с участием в событиях в Новочеркасске в июне 1962 года». Родственникам погибших и расстрелянных выплатили единовременные денежные пособия, а оставшимся в живых раненым повысили пенсии.
На отмечавшийся в 2011 году 75-летний юбилей НЭВЗа участников трагедии и правозащитников не пригласили. «Мы чтим память о тех событиях, но не афишируем их и не очень ими занимаемся. Эпизод в истории завода нехороший, неблагодарная это тема», — заявили журналистам в пресс-службе предприятия.
Около половины из 560 участников проведенного тогда в городе телефонного опроса об отношении к событиям 1962 года либо отказались отвечать, либо сказали, что ничего о них не знают.
Представители местной молодежи в разговоре с корреспондентом «Российской газеты» удивлялись: почему рабочие не увольнялись с завода и не открывали собственное дело, если им мало платили?