Смерш

СМЕРШ – контрразведка под грифом «секретно»


Военная контрразведка СМЕРШ была создана в Советском Союзе в 1943 году. Лишь спустя 70 лет с многих операций, проведенных контрразведчиками, был снят гриф «совершенно секретно».
Главная задача этого подразделения заключалась не только в оказании противодействия немецкому Абверу, но и в необходимости внедрения советских контрразведчиков в высшие эшелоны власти фашистской Германии и разведшколы, уничтожение диверсионных групп, проведение радиоигр, а также в борьбе против изменников Родины. Необходимо отметить, что название этой спецслужбе дал сам И.Сталин. Вначале было предложение назвать подразделение СМЕРНЕШ (то есть «смерть немецким шпионам»), на что Сталин заявил, что на советской территории полно шпионов и с других государств, и с ними также необходимо вести борьбу, поэтому лучше назвать новый орган просто СМЕРШ. Его официальным названием стало – управление контрразведки СМЕРШ НКВД СССР. К моменту создания контрразведки позади осталась битва под Сталинградом, а инициатива в ведении военных действий стала постепенно переходить к войскам Союза. В это время начали освобождаться территории, бывшие в оккупации, с немецкого плена бежало большое количество советских солдат и офицеров. Некоторых из них засылали фашисты в качестве шпионов. Особые отделы Красной Армии и ВМФ нуждались в реорганизации, поэтому им на смену пришел СМЕРШ. И хотя подразделение просуществовало всего три года, о нем говорят по сей день.
Работа контрразведчиков по розыску диверсантов и агентов, а также националистов и бывших белогвардейцев, была крайне опасной и трудной. Чтобы систематизировать работу, составлялись специальные списки, сборники и фотоальбомы тех людей, которых необходимо было найти. Позже, в 1944 году был издан сборник материалов, касающихся немецких разведорганов на фронте, а через несколько месяцев — и сборник по финской военной разведке.
Активную помощь чекистам оказывали агенты-опознаватели, которые в прошлом оказывали содействие фашистам, но позже явились с повинной. С их помощью удалось опознать большое количество диверсантов и шпионов, которые действовали в тылу нашей страны.
Розыск и зафронтовую разведку осуществлял 4-й отдел СМЕРШ, во главе которого находился сначала генерал-майор П.Тимофеев, а позже – генерал-майор Г.Утехин.
Официальная информация гласит, что за период с октября 1943 по май 1944 года в тыл врага было переброшено 345 советских контрразведчиков, из них 50 человек было перевербовано из немецких агентов. После выполнения заданий вернулось всего 102 агента. 57 разведчикам удалось внедриться в разведорганы противника, из которых позже вернулись 31, а 26 – остались выполнять задание. Всего за этот период времени было выявлено 1103 агента вражеской контрразведки и 620 официальных сотрудников.
Ниже приведем примеры нескольких успешных операций, проведенных СМЕРШем.
Младший лейтенант Богданов, который воевал на 1-м Прибалтийском фронте, в августе 1941 года попал в плен. Его завербовали немецкие военные разведчики, после чего он прошел стажировку в Смоленской диверсионной школе. Когда он был переброшен в советский тыл, то явился с повинной, а уже в июле 1943 года он вернулся к противнику, как агент, который успешно выполнил задание. Богданов был назначен командиром взвода Смоленской школы диверсантов. За время своей работы ему удалось склонить к сотрудничеству с советскими контрразведчиками 6 диверсантов. В октябре того же 1943 года Богданов вместе со 150 слушателями школы был отправлен немцами на выполнение карательной операции. В результате весь личный состав группы перешел на сторону советских партизан.


Начиная с весны 1941 года, из Германии стала поступать информация от Ольги Чеховой, известной актрисы, которая была замужем за племянником А.П.Чехова. В 20-х годах он уехала в Германию на постоянное место жительства. Очень скоро она приобрела популярность среди чиновников рейха, став любимицей Гитлера и подружившись с Евой Браун. Кроме того, ее подругами были и жены Гиммлера, Геббельса и Геринга. Все восхищались её остроумием и красотой. К ней неоднократно обращались за помощью министры, фельдмаршал Кейтель, промышленники, гаулейтеры, конструкторы, прося замолвить слово перед Гитлером. И неважно, о чем шла речь: о строительстве ракетных полигонов и подземных заводов или о разработке «оружия возмездия». Женщина все просьбы записывала в небольшой блокнот с золоченым переплетом. О содержании его, как оказалось, знал не только Гитлер.
Информация, которую передавала Ольга Чехова, была очень важной, поскольку исходила «из первых рук» — ближайшего окружения фюрера, чиновников рейха. Так, от актрисы стало известно о том, когда точно состоится наступление под Курском, о том, сколько военной техники производится, а также о заморозке атомного проекта. Планировалось, что Чехова должна будет принять участие в покушении на Гитлера, однако в самый последний момент Сталин приказал прервать операцию.
Немецкая разведчики не могли понять, откуда произошла утечка информации. Очень скоро они вышли на актрису. Допрашивать ее вызвался Гиммлер. Он пришел к ней домой, однако женщина, зная наперед о его визите, пригласила в гости Гитлера.
Женщина была арестована сотрудниками СМЕРШа уже в самом конце войны якобы за укрывательство адъютанта Гиммлера. При первом же допросе она назвала оперативный псевдоним – «Актриса». Она была вызвана на прием сначала к Берии, а потом и к Сталину. Понятно, что ее визит в Советский Союз держался в строгой тайне, поэтому она даже не смогла повидаться со своей дочерью. После возвращения в Германию ей было обеспечено пожизненное содержание. Женщина написала книгу, но ни слова не сказала о своей деятельности в качестве разведчицы. И только тайный дневник, который был обнаружен после ее смерти, указывал на то, что она действительно работала на советскую контрразведку.
Еще одной успешной операцией, которая нанесла значительный урон разведке противника, стала операция «Березино». В 1944 году в лесах Белоруссии в окружение попали порядка 2 тысяч немецких солдат, во главе которых был полковник Шерхорн. С помощью диверсанта Отто Скорцени гитлеровская разведка приняла решение сделать из них отряд диверсантов, который бы действовал в советском тылу. Однако довольно долгое время отряд не удавалось обнаружить, три группы Абвера вернулись ни с чем, и только четвертая установила контакт с окруженными.
Несколько ночей подряд немецкие самолеты сбрасывали необходимый груз. Но по назначению не попало практически ничего, потому что вместо полковника Шерхорна, которого взяли в плен, в отряд был внедрен полковник Маклярский, который был похож с ним, и майор государственной безопасности Вильям Фишер. После проведения радиосеанса с «немецким полковником» Абвер отдал приказ отряду пробираться на территорию Германии, но ни одному немецкому солдату так и не удалось вернуться на Родину.

Надо сказать, что еще одной из самых успешных операций советских контрразведчиков было предотвращение покушения на жизнь Сталина летом 1944 года. Это было далеко не первое покушение, но на этот раз гитлеровцы подготовились более основательно. Начало операции было удачным. Диверсанты Таврин со своей женой-радисткой высадились в районе Смоленска, и, использовав мотоцикл, взяли направление на Москву. Одет агент был в военную форму офицера Красной Армии с орденами и Звездой Героя СССР. Кроме того, у него были и «идеальные» документы начальника одного из отделов СМЕРШ. Чтобы вообще не возникло никаких вопросов, специально для «майора» в Германии отпечатали номер «Правды», в котором была помещена статья о награждении ее Звездой Героя. Но руководство немецкой разведки не знало, что советский агент уже успел сообщить о готовящейся операции. Диверсантов остановили, но патрульным сразу не понравилось поведение «майора». Когда его спросили, откуда они едут, Таврин назвал один из отдаленных населенных пунктов. Но на протяжении всей ночи шел дождь, а сам офицер и его спутница были абсолютно сухими.

Таврину предложили пройти в караулку. И когда тот снял кожанку, стало окончательно ясно, что он никакой не советский майор, поскольку в ходе проведения плана «Перехват» по поимке диверсантов было издано особое распоряжение относительно порядка ношения наград. Диверсантов нейтрализовали, а из коляски мотоцикла были извлечены радиостанция, деньги, взрывчатка и оружие, которого до сих пор никому из советских военных видеть не приходилось.
Это был «панцеркнакке», миниатюрный гранатомет, который разработали в лаборатории главного управления госбезопасности Германии. Он легко мог поместиться в рукаве шинели. Кроме того, у Таврина было еще и мощное взрывное устройство в качестве запасного варианта, которое помещалось в портфеле. В том случае, если бы не удалось совершить покушение с первого раза, Таврин планировал оставить портфель в зале заседаний. На допросах он во всем признался, но это ему не помогло. Позже диверсант был расстрелян.
Небезызвестны и радиоигры, которые проводили советские спецслужбы в эфире. Проведение таких игр с противником в радиоэфире давало прекрасную возможность снабжать немецкие штабы дезинформацией. В общей сложности, за время войны было проведено 183 радиоигры. Одной из наиболее знаменитых и успешных была радиоигра «Арийцы». В мае 1944 года недалеко от калмыцкого поселения Утта приземлился вражеский самолет с 24 немецкими диверсантами на борту. В район высадки были направлены истребители. В результате удалось захватить в плен 12 десантников-диверсантов. В ходе последующей радиоигры в Берлин было передано 42 радиограммы, содержащих дезинформацию.
СМЕРШ просуществовал вплоть до 1946 года. После войны военная контрразведка снова вошла в состав различных спецслужб: вначале МГБ, а затем и в КГБ. Но и сейчас работа СМЕРШевцев в годы войны вызывает восторг и восхищение.

СМЕРШ. Легенда для предателя 16+

О фильме

В основе сюжета остросюжетной шпионской саги — документальная история, не публиковавшиеся ранее архивные материалы и свидетельства бывших разведчиков и контрразведчиков СССР.
1943 год, Великая Отечественная война. Сотрудник СМЕРШа Алексей Кравцов заброшен во вражеский тыл. Его задача — внедриться в немецкую разведку и разоблачить загадочного «крота», держащего в своих руках созданную фашистами агентурную сеть. Едва оказавшись в расположении врага, Алексей понимает, что его легенда провалена. Времени на новую нет, и он идет ва-банк, прямо заявляя, что является сотрудником советской разведки, решившим перейти на сторону фашистов…
В критической ситуации Алексею удается не только выжить и убедить немцев в своей искренности, но и оказаться в составе диверсионной группы, которую забрасывают на территорию СССР. Он спасает участницу группы от неминуемой смерти, а она выдает ему ценную информацию о советском офицере-предателе по кличке Барон.
Ему не раз придется действовать на свой страх и риск, а также предстать перед военным трибуналом и сделать мучительный выбор между долгом и чувством, буквой закона и жизнью любимой женщины…
Режиссер: Ирина Гедрович.
В ролях: Анатолий Гущин, Анна Миклош, Иван Мамонов, Вячеслав Гришечкин, Степан Рожнов, Георгий Тополага и др.
Производство: Россия, 2011 г.

Боевая работа лучшей контрразведки: как СМЕРШ «задушил» абвер и СД

Легендарная советская контрразведка СМЕРШ, которая с успехом противостояла разведорганам фашистской Германии, была образована на переломе Великой Отечественной войны и просуществовала всего три года. В послевоенный период СМЕРШ переименовали, а его создатели практически поголовно были репрессированы. О боевом пути одной из лучших в мире контрразведок и о непростых судьбах смершевцев еженедельнику «Звезда» рассказал доктор исторических наук генерал-лейтенант ФСБ в отставке Александр Зданович.

Это все придумал Сталин

— Контрразведка СМЕРШ просуществовала всего три года, но и 75 лет спустя популярности этой спецслужбы может позавидовать даже «Моссад». В чем секрет такого «долголетия», Александр Александрович?

— Думаю, в названии. До СМЕРШ ни одно подразделение органов госбезопасности Советского Союза имени собственного не имело. А как корабль назовешь, так он и поплывет! Тем более что необходимость создания спецслужбы типа СМЕРШ была продиктована временем. После коренного перелома в Сталинградской битве стало понятно, что Красная армия пойдет вперед, что придется освобождать территории, на которых будет действовать агентура, оставленная немецкой разведкой. Кроме того, предстояла большая фильтрация: надо было разобраться с немцами, взятыми в плен, выяснить, кто и по какой причине из наших оказался в плену или на оккупированной территории, кто как вел себя при немцах…

Но это в общих чертах. А вообще-то, история появления контрразведки СМЕРШ сюжетна. Начальник особого отдела Сталинградского фронта Николай Николаевич Селивановский на свой страх и риск направил на имя Сталина телеграмму, в которой изложил свои доводы, почему назначение генерала Василия Гордова на должность командующего фронтом — ошибка. Я видел этот документ. Сказано там примерно так: командующий Гордов не пользуется авторитетом даже в штабе фронта, поэтому не способен решить задачи, которые стоят перед фронтом в Сталинградской операции, — рассмотрите возможность замены. После телеграммы последовал вызов в Москву, где Селивановского за нарушение субординации сначала отругал начальник Управления особых отделов НКВД СССР Виктор Абакумов, а потом и сам Лаврентий Берия. В общем, был реальный шанс вообще не вернуться из этой поездки, но все изменилось в кабинете Сталина, который, демонстративно не замечая Абакумова и Берию, сразу же протянул руку Селивановскому и сказал: «Спасибо за информацию о Сталинградском фронте. И в дальнейшем всю информацию направлять лично мне».

Это была поворотная точка. Думаю, Сталин уже осознал, что ситуацию на фронтах нужно знать до деталей и получать эту информацию в кратчайший срок. Так военная контрразведка была «изъята» из НКВД и передана в наркомат обороны, то есть в непосредственное подчинение Сталину, который, как известно, был один в трех лицах — председатель Государственного комитета обороны, председатель Совнаркома и нарком обороны. Девятнадцатого апреля 1943 года состоялось решение о создании Главного управления контрразведки в рамках наркомата обороны, а его начальник Виктор Абакумов стал заместителем Сталина. Тогда же определились и с названием. Нарком госбезопасности Всеволод Меркулов предлагал СМЕРИНШ — «Смерть иностранным шпионам!», но Сталин решил, что СМЕРШ — «Смерть шпионам!» — и точнее, и звучит лучше.

— Ну, в языкознании у Сталина был огромный опыт…

— Кому-то Сталин, может, и не нравится, но мы говорим о конкретных фактах. Сталин не только придумал название, но и лично откорректировал и положение о Главном управлении контрразведки СМЕРШ, и штатное расписание. Насколько мне известно, это было его предложение — учредить в СМЕРШ 16 заместителей начальника Главного управления в генеральских званиях, и каждый, как было принято в Генштабе, отвечал за определенный фронт.

Важно было знать, на что способны армия и флот

— Вряд ли СМЕРШ создали только для того, чтобы держать под колпаком Красную армию.

— А я думаю, что это и было главное. О разоблаченных шпионах Сталину, безусловно, докладывали, но куда важнее было знать, на что способны армия и флот. Вот пример, который тоже уже стал хрестоматийным. Грядет Белорусская наступательная операция, а Западный фронт, которым командует будущий маршал Василий Данилович Соколовский, не движется вперед, стоит на месте и теряет людей. При этом из штаба фронта потоком идут телеграммы: дайте еще личного состава, дайте еще артиллерии, еще танков… И тут начальник Управления контрразведки СМЕРШ Западного фронта Павел Зеленин предоставляет Абакумову информацию о том, что все это попытка обмана Ставки Верховного главнокомандующего, что по указанию Соколовского и начальника штаба фронта в докладных записках сознательно увеличивается количество немецких войск, якобы противостоящих фронту. А на самом деле были другие причины, в том числе и ошибки командования. Я уже вспоминал генерала Гордова. На Западном фронте он командовал 33-й армией, и 50% потерь фронта приходилось именно на его армию.

— Сразу же полетели головы?

— Напротив, единственный раз Сталин не поверил Абакумову и потребовал назвать имена специалистов, которые готовили информацию для контрразведки. Оказалось, эту работу выполнили ведущие специалисты Генштаба и фронтового аппарата. ГКО тут же создает комиссию, которая полностью подтверждает сообщение контрразведки СМЕРШ. В результате и Соколовского, и Гордова сняли с поста командующего фронтом с категорическим предупреждением: еще раз, и… Я не переоцениваю военную контрразведку, но ГКО и Сталину как Верховному главнокомандующему, конечно же, важно было знать, почему людей теряем, технику теряем, а продвижения вперед нет. А ведь это весна 1944 года, призывной контингент истощается. Резервов действительно было немного, если приняли решение сформировать десять штрафных рот из уголовников — не просто из карманников и мелких хулиганов, а из осужденных на длительные сроки. В этих условиях Сталин лично поставил задачу Абакумову разобраться, кто из командующих тыловыми округами прячет людей от призыва.

— И такое было? А как же «все для фронта, все для победы»?

— Надо учитывать, что на тыловых «полководцев» были возложены очень важные хозяйственные задачи, поэтому они и не шли на сокращение штатных единиц. Однако обстановка на фронте фактически была критической, и чекисты занялись этой проблемой. Например, в Приволжском округе и некоторых других обнаружилось такое количество людей, способных держать в руках оружие, что из них были сформированы дивизии.

Спецслужба особого назначения

— Получается, СМЕРШ стал чем-то вроде «длинной руки» Сталина?

— Даже не сомневаюсь в этом. Причем, как можно было убедиться, универсальной. Например, идет подготовка к операции «Багратион» — полевые военкоматы в освобожденных районах Украины проводят призыв. Контингент очень разный: не призванные до войны по возрасту, красноармейцы, побывавшие в плену или по разным причинам оставшиеся на оккупированных территориях, но были и бандеровцы. СМЕРШ располагал информацией, что им поставили задачу идти в Красную армию, получать оружие, а потом переходить к немцам. Поэтому было важно не скапливать эту публику в одном подразделении, чтобы не создавать критическую массу. Кроме того, перебежчики могли выложить врагу важную информацию.

— Все СМЕРШ да СМЕРШ… Вообще-то, политработников считали инженерами человеческих душ. Да и командирам положено разбираться в людях.

— Существуют скрытые компоненты, которые не в состоянии высчитать ни политработники, ни командиры. И это не лежит на поверхности, это отдельная профессия. Скажем, фильтрационная работа, которая стала актуальной, когда мы начали наступать и появилось много людей, освобожденных из концлагерей. Чтобы в Красную армию не попала немецкая агентура, их надо было проверить. Так вот, я могу четко сказать: до 90% личного состава, попавшего в фильтрационные пункты, потом было направлено на укомплектование частей Красной армии. Кого-то пришлось проверить дополнительно, и всего 5% поехали в лагеря — не только шпионы и диверсанты, но и те, кто служил в полиции, кто-то сдался в плен при сомнительных обстоятельствах или дезертировал.

— А как же кинохроника — приговоренный у ямы и чекист с наганом в руке…

— Официально заявляю: с момента создания СМЕРШ ни одного смертного приговора его сотрудники в исполнение не привели. СМЕРШ проводил оперативно-розыскную работу, вел предварительное следствие, затем все материалы передавались в органы прокуратуры. Судил — трибунал.

— Суд скорый, но правый?

— Для немецких карателей и наиболее одиозных их пособников — скорый. По Указу Президиума Верховного Совета с такими не церемонились, приговор приводился в исполнение в течение суток. Особо «отличившихся» — тех, кто зверствовал на оккупированных территориях, — публично вешали.

— До войны в Советском Союзе такой практики не было — виселицы нам принес цивилизованный Запад в лице немцев. Жестокость — не наш стиль.

— Через некоторое время стало понятно, что мы караем очень жестко, не разбираем, кто просто работал при немцах, а кто активно сотрудничал с врагом. По инициативе СМЕРШ было разработано разъяснение Управления военных трибуналов о том, как и за что наказывать. Считаю, что таким образом контрразведчики спасли тысячи жизней.

Место в боевом строю

— Идеально изобразил смершевцев в «В августе сорок четвертого» Владимир Богомолов. В остальных случаях — это полупьяные, наглые, тупые личности, которые сидят в тылу и всячески издеваются над героическими фронтовиками, не так ли?

— Это очередной миф. Дело в том, что СМЕРШ был организован по объектовому принципу: где часть — там и особист. Если часть выводится в тыл, то и особый отдел с ней. Не находились на передовой и те сотрудники, которые занимались фильтрацией. А если, положим, полк воюет, то начальник отдела контрразведки СМЕРШ должен находиться со своим аппаратом на КП полка, потому что должен знать обстановку, ну и внутреннюю ситуацию тоже. Был же в начале 1944 года факт, когда немецкий агент, уже выполнивший несколько заданий в нашем тылу, стал начальником штаба батальона. Он бы накомандовал!

— И как его вычислили?

— Думаю, сработала наша зафронтовая агентура, внедренная в немецкие разведшколы и разведорганы. Кстати, зачем надо было сидеть в окопах чекистам, которые занимались организацией зафронтовой работы, а тем более тем, кто проводил радиоигры? Но если оперуполномоченный обслуживает отдельную роту или работает в батальоне, он и воюет вместе с этим подразделением. Между прочим, пяти смершевцам было присвоено звание Героя Советского Союза. К сожалению, посмертно.

— А заградотряды, которые появились после приказа «Ни шагу назад!», — это разве не смершевская работа?

— Во-первых, заградительные отряды появились уже в 1941 году. Но это инициатива не НКВД, а командующих армиями. Создавались заградотряды при штабах или военных советах. Эти подразделения должны были выполнять очень серьезную и нравственно тяжелую задачу — задерживать бегущих с поля. И только один раз, на период Сталинградской битвы, руководство заградотрядами было возложено на особый отдел фронта. Но уже после 1943 года заградотряды применялись крайне редко — я не обнаружил в документах контрразведки ни одного случая массового оставления позиций частями Красной армии.

— А вот у каждого командира до самого конца войны был собственный заградотряд — в лице сотрудника особого отдела. Не так ли?

— Расскажу такой случай. Керченско-Феодосийская операция. Приезжает член ГКО маршал Ворошилов и требует у командующего Приморской армией генерала Петрова немедленно начать наступление. Иван Ефимович говорит, что армия еще не готова, поэтому будут большие потери. Однако Ворошилов, которому надо реабилитироваться перед Сталиным за Ленинград, слышать ничего не хочет. Но тут Петрова решительно поддержал начальник Управления контрразведки армии генерал-майор Михаил Белкин… Вот говорят, будто смершевцы исключительно работали против командиров, а ведь Белкин тогда рисковал не только должностью. Кстати, еще одна задача СМЕРШ — обеспечение безопасности высшего командного состава.

— А вот командующего 1-м Украинским фронтом генерала армии Николая Ватутина СМЕРШ не уберег…

— Гибель Ватутина — это не просчет СМЕРШ. В 13-й армии генерала Николая Пухова начальником отдела контрразведки был полковник Макарий Александров, который, зная, что в районе действуют оуновцы, сформировал специальную группу по ведению обстановки. У этой группы была карта с обозначением безопасных маршрутов передвижения. Что же делает Пухов? Это в документах отражения не нашло, это мое мнение… Видимо, не желая, чтобы Александров доложил Ватутину о каких-то издержках в работе командования, Пухов отправляет Александрова с его сотрудниками на новый КП. И уже по дороге Александров узнает, что переезд на новый КП отложен, а Ватутин, который направлялся в 60-ю армию Ивана Черняховского, выбрал самый опасный маршрут. Александров разворачивается и на всех парах мчится в штаб, но не успевает: Ватутин попал в бандеровскую засаду и был тяжело ранен. Потом, конечно же, провели чекистско-войсковую операцию и очистили район от бандеровцев. Это был единственный за всю войну случай, когда СМЕРШ не удалось обеспечить безопасность крупного военачальника.

Наш ответ адмиралу Канарису

— Не секрет, что на начальном этапе войны немецкая разведка работала в нашем тылу весьма продуктивно. Взять хотя бы спецформирование «Бранденбург-800». СМЕРШ — это наш ответ?

— К моменту создания СМЕРШ был накоплен значительный объем оперативной информации о работе органов немецкой разведки, контрразведки и полиции, которые действовали против нашего фронта и у нас в тылу. А надо было, чтобы количество перешло в качество. Было принято решение, и Сталин его поддержал, резко усилить зафронтовую работу и работу по введению немцев в заблуждение на основе радиоигр. Радиоигры вели центральный аппарат СМЕРШ и некоторые фронтовые аппараты, а тщательно продуманную дезинформацию выдавала специальная группа Оперативного управления Генштаба во главе с генералом Сергеем Штеменко.

Причем для каждой радиоигры они готовили свой набор дезинформации. И эта дезинформация срабатывала — в результате радиоигр были спасены тысячи жизней солдат и офицеров. Всего же за время войны СМЕРШ провел 183 радиоигры с противником. И только одну радиоигру провело 4-е управление НКВД Павла Судоплатова.

— Зато все знают судоплатовскую радиоигру «Монастырь» и мало кто — радиоигры СМЕРШ.

— Скажу почему. Абакумов был репрессирован и уничтожен. Его первый заместитель Селивановский попал под следствие, был лишен орденов, наград, звания. Пострадали и многие начальники особых отделов фронтов. Из тех, кто стоял у истоков СМЕРШ, выжил и достиг определенных должностей только Петр Иванович Ивашутин, который потом стал начальником ГРУ. А это уже другое ведомство, и рассказывать о работе СМЕРШ, в общем-то, было некому…

— Надо полагать, что на отношение к СМЕРШ повлияло и некое предубеждение к этой структуре с характерным названием?

— Ответ начну с примера. Идет Белорусская наступательная операция, 3-й армией командует генерал Александр Горбатов, который перед войной был репрессирован и, понятно, особых симпатий к контрразведке не испытывал. В это время группа специального назначения контрразведки СМЕРШ захватывает немецкий разведорган и обнаруживает там данные на три десятка агентов-диверсантов, которые действуют в расположении армии. Шестерых агентов арестовывают с ходу, остальных — в течение месяца. По результатам были подготовлены наградные листы на командира оперативной группы, двух офицеров-контрразведчиков и на командира приданного взвода красноармейцев. А Горбатов награждать смершевцев наотрез отказывается: у вас свое руководство — чекистское, пусть оно и награждает. И только когда Горбатову с фактами в руках доказали, что диверсанты могли сорвать наступление его армии, он все понял и подписал наградные листы. Но многие ли знают о таких фактах?

Работа контрразведчиков вообще малозаметна. Вот и сегодня материалы, связанные с репрессиями, доступны и историкам, и писателям, а документы по оперативной деятельности СМЕРШ даже спустя 75 лет, к сожалению, остаются под грифом. Поэтому они и не вошли в научный оборот. Даже доброжелательные книги о СМЕРШ написаны не на реальных материалах. Возьмем «В августе сорок четвертого» Богомолова…

— Кстати, Владимир Осипович имел отношение к СМЕРШ?

— Насколько мне известно, он был солдатом во взводе охраны одного из отделов контрразведки СМЕРШ. То есть что-то видел, что-то слышал. Конечно, чекисты помогли ему рассекреченной информацией. Все остальное — художественный вымысел, но, надо отметить, добросовестный.

Зафронтовых агентов давно пора рассекретить

— А в реальности служил ли хоть один немецкий агент шифровальщиком в штабе фронта, как Матильда в романе Богомолова?

— Нет, конечно. И это достижение контрразведки СМЕРШ. Могу утверждать абсолютно обоснованно: в период существования СМЕРШ ни одной наступательной или оборонительной операции Красной армии существенный ущерб немецкая разведка нанести не смогла.

— У Виктора Абакумова было всего четыре класса образования — городское училище. Глава абвера Вильгельм Канарис окончил морской корпус, как, кстати, и основатель СД Рейнхард Гейндрих, у Вальтера Шелленберга, начальника VI управления РСХА , за плечами был Боннский университет, а сын чернорабочего, так получается, вчистую переиграл этих интеллектуалов?

— Надо учитывать, что Виктор Абакумов с 1932 года работал в органах госбезопасности и окончил специальную школу НКВД, где учить умели. Не было высшего образования не только у него, но и у многих других начальников управлений. Но у этих людей был огромный опыт работы. Немцы их просто недооценили. Как и вообще советский народ. К ним попало много наших военнопленных, и это хорошая вербовочная база. Но поначалу немцы и подумать не могли, что многие соглашаются на вербовку с единственной целью: чтобы оказаться по ту линию фронта и снова сражаться в рядах Красной армии.

Документы свидетельствуют: в период с 1943 года по конец войны насчитывается не более десятка агентов немецкой разведки, которые три и более раз выполняли задания в нашем тылу. Остальные или проваливались уже на первом задании, или сами приходили в органы госбезопасности.

Могу утверждать абсолютно обоснованно: в период существования СМЕРШ ни одной наступательной или оборонительной операции Красной армии существенный ущерб немецкая разведка нанести не смогла.

— Что и говорить, это во всех смыслах было поколение победителей!

— Да, на такой народ можно было опереться в любых ситуациях. Приведу пример. Псевдоним Марта. До сегодняшнего дня имя этой замечательной девушки не раскрыто. А зря! Она была медсестрой. К зафронтовой работе ее привлекли сотрудники контрразведки СМЕРШ и забросили за линию фронта для внедрения в разведшколу. Немцы проверяли Марту много раз, даже имитировали расстрел. И вот эта хрупкая девчонка все выдержала, прошла курс обучения, была назначена старшим группы немецких агентов, которую в 1943 году забросил в наш тыл. Марта тут же связалась с контрразведкой, и всю группу накрыли, а ее радиостанция до конца войны использовалась для радиоигры.

— Марта пережила войну?

— Пережила. Я считаю, что всех наших зафронтовых агентов давно пора рассекретить. Они настоящие герои — и Марта, и лейтенант Александр Козлов, биография которого положена в основу повести «»Сатурн» почти не виден». Его внедрили в абверовскую разведшколу, откуда он передавал информацию и даже сумел завербовать 17 человек из числа слушателей. К нам он вышел уже весной 1945 года. Был награжден двумя орденами Красного Знамени и орденом Красной Звезды. Представляете, сколько он спас людей! Но носить награды Козлову было запрещено. Окружающие, естественно, ничего не знали о его подвигах и считали, что Козлов всю войну пробыл в плену. В общем, секретность не лучшим образом повлияла на его судьбу. Но такой был порядок.

— Судьба Виктора Семеновича Абакумова тоже сложилась трагически. Как известно, его обвинили в шпионаже, в сионистском заговоре и все время держали в кандалах.

— Это были блефовые обвинения. Одно могу сказать. При таких тяжелейших условиях, в которых его содержали, Абакумов никого не оклеветал и всегда утверждал одно: я верный коммунист, я выполнял решения Верховного главнокомандующего. Никаким агентом иностранной разведки, что ему тогда вменяли, он, конечно же, не был. Все эти обвинения сняты. Остались только обвинения в превышении должностных полномочий, которые «повлекли тяжкие последствия». Что тут сказать?.. Руководитель всегда несет ответственность за то ведомство, которое возглавляет. И сегодня тоже.

— Могла ли контрразведка повлиять на ситуацию в августе 1991 года?

— Думаю, не могла. Насколько мне известно, когда был вскрыт сейф Горбачева, там обнаружились докладные записки председателя КГБ СССР Владимира Крючкова, которые вообще не были рассмотрены. То есть органы безопасности работали, а власть не реагировала. И если мы говорим о СМЕРШ, вот примечательная параллель: я просмотрел все докладные записки Абакумова Сталину, на каждой — резолюция.

— А как оценивал работу контрразведки СМЕРШ противник?

— Мне удалось изучить документы немецкого военного архива во Фрайбурге. Никто же не говорит, что мы во всех случаях переигрывали немцев. К сожалению, нет. Иногда абвер с СД переигрывали нас. Но давайте судить по конечному результату — Красная армия разбила вермахт, а контрразведка СМЕРШ полностью парализовала деятельность абвера и СД.

— Как считаете, сегодня такая мощная контрразведка, как СМЕРШ, не помешала бы?

— Конечно, не помешала бы.

В день 75-летия создания спецслужбы смотрите на телеканале «Звезда» фильм «Легенды СМЕРШа». Сразу после выпуска новостей — в 18:40.

Невидимая война. Чем на самом деле занимался легендарный «СМЕРШ»

Большинство наших современников о спецслужбе «СМЕРШ» знают либо крайне мало, либо не знают ничего совсем. Как правило, информация о ней черпается либо из фильмов и сериалов, большинство из которых не имеют под собой никакой реальной основы, либо из псевдоисторических работ, где «СМЕРШ» предстает в качестве карательного органа, уничтожившего десятки тысяч ни в чем неповинных граждан.

Служба прямого подчинения

О настоящей истории «СМЕРШа» пишут гораздо меньше. Контрразведчики вообще не любят громких речей и света софитов – их деятельность не предполагает публичности. В советский период на многих блестящих операциях, проведенных «СМЕРШем» в годы войны, стоял гриф «секретно», а в постсоветское время контрразведчиков стали обвинять во всех смертных грехах, приписывая им даже то, в чем они в принципе не могли быть виноваты.

Решение о создании Главного управления контрразведки «Смерш» Народного комиссариата обороны СССР было принято 19 апреля 1943 года.

К тому моменту в войне наметился коренной перелом – немцы потерпели сокрушительное поражение под Сталинградом.

Менялись и методы противника: гитлеровцы стали уделять большое внимание разведывательно-диверсионной деятельности в глубоком тылу советских войск. Бороться с этой новой и чрезвычайно опасной угрозой и предстояло сотрудникам «СМЕРШа».

Согласно решению Государственного Комитета Обороны, «СМЕРШ» создавался путем реорганизации Управления особых отделов НКВД.

Вопрос-ответ Органы внутренней безопасности: 9 фактов из истории НКВД

В отличие от прежней структуры, начальник «СМЕРШ» получал должность заместителя наркома обороны и подчинялся напрямую наркому обороны Иосифу Сталину, выполняя только его распоряжения. Соответственно, на местах органы «СМЕРШ» также подчинялись только своим вышестоящим структурам.

Благодаря этой схеме, военная контрразведка превратилась в мощную спецслужбу, способную без бюрократических помех решать поставленные перед ней задачи.

Название «СМЕРШ» имело чрезвычайно грозную расшифровку – «Смерть шпионам!» Именно это словосочетание впоследствии заворожит зарубежных писателей, в том числе знаменитого «папу Бонда»Яна Флеминга, которые начнут сочинять о деятельности советской спецслужбы чрезвычайно развесистую «клюкву».

Против шпионов и предателей

Задачи «СМЕРШ» формулировались так:

— борьба со шпионской, диверсионной, террористической и иной подрывной деятельностью иностранных разведок в частях и учреждениях Красной Армии;

— борьба с антисоветскими элементами, проникшими в части и управления Красной Армии;

— принятие необходимых агентурно-оперативных и иных (через командование) мер к созданию на фронтах условий, исключающих возможность безнаказанного прохода агентуры противника через линию фронта с тем, чтобы сделать линию фронта непроницаемой для шпионских и антисоветских элементов;

— борьба с предательством и изменой родине в частях и учреждениях Красной Армии (переход на сторону противника, укрывательство шпионов и вообще содействие работе последних);

— борьба с дезертирством и членовредительством на фронтах;

— проверка военнослужащих и других лиц, бывших в плену и окружении противника;

— выполнение специальных заданий народного комиссара обороны.

В соответствии с чрезвычайными условиями военного времени органы «Смерш» наделялись широкими правами и полномочиями. Они осуществляли полный комплекс оперативно-разыскных мероприятий с использованием всех характерных для спецслужбы оперативных сил и средств. Военные контрразведчики могли осуществлять выемки, обыски и аресты военнослужащих и связанных с ними гражданских лиц, подозревавшихся в преступной деятельности.

Начальником «СМЕРШа» стал генерал Виктор Семенович Абакумов.

Впервые свою силу «СМЕРШ» продемонстрировал во время Курской битвы. Благодаря работе контрразведки, для гитлеровцев остались тайной планы советского военного командования, а диверсионная активность в тылу советских войск сведена до минимума.

Битая карта абвера

Следует при этом помнить, что противостояли советским контрразведчикам весьма опытные и изобретательные противники из спецслужб Германии, в том числе из абвера – немецкой военной разведки. К началу 1943 года агентов для заброски в советский тыл готовили около 200 немецких разведшкол. То, что их деятельность в итоге не смогла оказать существенного влияния на ход войны – целиком и полностью заслуга «СМЕРШа».

В том же 1943 году абвер и СД разработали план, согласно которому в советском тылу предстояло развернуть полномасштабную гражданскую войну, разыграв «национальную карту». Калмыкия, Северный Кавказ, Казахстан, Крым, по замыслу немецких разведчиков, должны были стать ареной, на которой радикальные националисты нанесут удар в спину СССР.

В советский период историки старались не заострять внимание на подобной болезненной проблематике, однако из песни слова не выкинешь – тысячи крымских татар, чеченцев, калмыков и представителей других народов в годы войны с оружием в руках выступали против советской власти, сотрудничая с германской агентурой.

В эпоху перестройки тема «репрессированных народов» раскрывалась довольно однобоко, и о том, чем были вызваны чрезвычайно суровые государственные меры, не говорилось вовсе.

Между тем, только на территории Карачаево-Черкессии действовали как минимум три националистические группировки, деятельность которых была инспирирована германской разведкой — «Свободный Карачай», «За религию Карачая» и «Балкарская армия», а в соседней Кабардино-Балкарии было образовано национальное правительство во главе с князем Шадовым.

То, что отдельные банды не превратились в целую армию, было обеспечено усилиями «СМЕРШа».

Отдельным пунктом истории «СМЕРШа» идут «радиоигры». Это операции, когда через захваченных ранее агентов противнику передается сознательная дезинформация. С 1943 по 1945 год контрразведчики провели 186 таких радиоигр, фактически полностью перекрыв немцам доступ к советским военным секретам, и обезвредив свыше 400 гитлеровских разведчиков.Ничем подобным не может похвастаться ни одна контрразведка мира.

Фильтр «СМЕРШа»

Те, кто описывает историю «СМЕРШ» как карательно-репрессивного органа, обычно делают упор на такой функции контрразведки, как «фильтрация» бывших военнопленных. При этом подразумевается, что сотрудники «СМЕРШ» безжалостно расправлялись с пленными, отправляя их вместо гитлеровских в сталинские лагеря.

Это, мягко говоря, не совсем так. Вот пример, связанный с попавшими в плен советскими генералами, которых в мае-июне 1945 года сотрудники «СМЕРШ» обнаружили 36. Все они были доставлены в Москву, и по каждому принималось решение в соответствии с имеющимися материалами об их поведении в плену. 25 генералов, прошедших плен, были не только полностью оправданы, но и вновь зачислены в армию, получив помощь в лечении и бытовом устройстве. Правда, не все их них смогли продолжить службу – не позволило подорванное в плену здоровье. И лишь 11 генералов, в отношении которых были доказаны факты сотрудничества с гитлеровцами, были преданы суду.

Если же говорить о результатах «фильтрации» лиц рангом пониже, то вот для примера результаты такой деятельности на сборно-пересылочных пунктах «СМЕРШ» 3-го Украинского фронта в период с 1 февраля по 4 мая 1945 года. Через сито проверки прошли 58 686 граждан, оказавшихся на территории противника, из них 16 456 человек — бывшие солдаты и офицеры Красной Армии, а 12 160 человек — советские граждане призывного возраста, угнанные противником на работы в Германию. По результатам проверки все лица, подлежащие призыву в армию, были в нее призваны, 1117 граждан других государств были репатриированы на родину, а 17 361 человек, не подлежащий военному призыву, возвратился к себе домой. Из почти 60 тысяч человек, прошедших проверку, лиц, причастных к сотрудничеству с фашистами, к службе в РОА и других гитлеровских подразделений, оказалось всего 378 человек. И все они были … нет, не повешены без суда, а переданы следователям доя проведения более углубленного разбирательства.

Сухая статистика говорит, что абсолютное большинство советских граждан, проходивших проверку «СМЕРШ», не подвергались арестам и преследованиям. Даже те, в отношении кого имелись сомнения, проверялись более тщательно следственными органами. Все это, конечно, не исключает ошибок и злоупотреблений, однако можно с уверенностью говорить о том, что «СМЕРШ» не занимался политическими репрессиями.

Флемингу и не снилось

За годы войны контрразведчикам удалось обезвредить около 30 тысяч вражеских агентов, более 3500 диверсантов и 6000 террористов. В тылу противника, нейтрализуя деятельность его разведывательных органов, работало до 3000 агентов. В боях и при выполнении специальных заданий погибли свыше 6000 военных контрразведчиков. Только во время освобождения Белоруссии погибли 236 и пропали без вести 136 военных контрразведчиков.

СМЕРШ: факты против мифов

19 декабря 2018 года исполняется 100 лет военной контрразведке. Сейчас нашим органам государственной безопасности, пожалуй, в мире нет равных, однако так было далеко не всегда. Удивительно, как долго и тяжело проходило становление военной разведки в России, сколько этапов и трудностей ей пришлось пройти, чтобы отточить высокую эффективность своей работы.

Органы Государственной безопасности, которые сегодня называются ФСБ, образовывались в 1918 году из разрозненных органов Военного контроля и Чрезвычайных комиссий для борьбы с контрреволюционерами. Но особенно отличилась военная контрразведка в годы Великой Отечественной войны. Широкую известность получили неуловимые сотрудники СМЕРШ («Смерть шпионам»), с успехом противостоявшие разведорганам фашисткой Германии. Одному из них, Герою Советского Союза Ивану Булкину, в декабре 2018 года Российское военно-историческое общество (РВИО) открывает мемориальную доску в Самаре.

Но по-прежнему вокруг военной контрразведки царят черные мифы о том, как СМЕРШ якобы безрассудно вершил суд над невинными людьми. Чтобы разобраться во всех загадках и перипетиях истории этой профессии корреспондент портала «История.РФ» поговорил с кандидатом исторических наук, старшим научным сотрудником Института всеобщей истории РАН, методистом Музея Победы Дмитрием Викторовичем Суржиком.

«Контрразведка долго была временной»

Дмитрий Викторович, расскажите, пожалуйста, об истории становления российской военной контрразведки.

История российских спецслужб насчитывает не одно столетие, но до начала XX века они были очень не организованы. Работа велась непрофессионально, вплоть до того, что органы военной контрразведки создавались, например, на отдельный период. К примеру, на войну 1812 года, когда Барклай-де-Толли создал свою особенную канцелярию, которая занималась фактически военной разведкой – контрразведкой, а после возвращения войск из Парижа, после заграничных походов, она была распущена. Также в XIX веке некоторое время в составе российской армии существовала военная полиция, она в принципе неплохо себя зарекомендовала, но опять же действовала недолго и лишь на части территории страны.

Только в 1903 году в составе Главного управления Генштаба по инициативе военного министра Куропаткина было создано разведочное отделение, наблюдавшее, в частности, за иностранными военными атташе. Данное подразделение неоднократно реорганизовывалось, но здесь пошли по известному принципу, по известной военной хитрости: назвали контрразведку — разведкой и наоборот, чтобы запутать противника. Параллельно с ним было создано отделение по разведке военного шпионства в 1904 — 1908 годах в составе департаментов полиции. То есть и военные, и гражданские силы были задействованы, но они плохо координировали свою работу.

Наконец в 1912 году военными властями Российской империи было принято решение расширить структуру контрразведки. Она теперь находилась не только в столичном округе, но и в Москве, в Варшавском, Одесском, Иркутском, Хабаровском и других округах. В начале Первой мировой войны военная контрразведка неоднократно реорганизовывались, туда отбирали преимущественно офицеров из состава отдельных корпусов жандармов, но они все же не совсем понимали нюансы, военные тайны и прочие вопросы, которыми занималась военная контрразведка, поэтому не всегда успешно действовали.

Как говорит известный отечественный исследователь спецслужб Александр Колпакиди: «Во всей этой работе ощущался дилетантизм, непонимание зачем это вообще нужно. Шпионов ловили лишь время от времени, уступая в этом вопросе противнику. Сами руководители спецслужб потом признавали, что дела у них шли не очень, они пытались списать это на особенности русского характера, которому якобы претила агентурная работа. Сегодня люди часто смотрят глупые сериалы и думают, что все так и было, что в царской России были гениальные спецслужбы, но это совсем не так».

Как обстояли дела с военной разведкой в советский период?

По-разному. На начальных этапах были определенные сложности. После Февральской революции контрразведывательное подразделение полиции корпуса жандармов из Санкт-Петербургского военного округа разгромили, поскольку Временное правительство считало их ополотом старого режима. Как, впрочем, у нас было 1991 году с КГБ, которое одним из первых своих указов Ельцин разделил на ряд существующих и поныне спецслужб. В марте 1918 года работа армейских органов военной контрразведки была восстановлена, но ненадолго. После Октябрьской революции система контрразведки опять же раскололась, ею занимался на территории советской России военный политотдел, а в январе-марте 1918 года контрразведывательное бюро ВЧК, набранное из царских офицеров, было разгромлено матросами из той же чрезвычайной комиссии.

Как известно, 8 мая 1918 года был учреждён Всероссийский главный штаб РККА, структура которого подразумевала наличие военной контрразведки — регистрационной службы, как она тогда называлась. А 12 мая того же года Высший военный совет РСФСР принял директиву о создании отделений «по борьбе со шпионством» – так говорили на языке того времени – при всех штабах Красной армии. В 1930 году в результате реорганизации Главного политуправления в ОГПУ военная контрразведка как отдельный орган была ликвидирована и встроена в объединенный особый отдел ОГПУ. Однако в 1936 году она была восстановлена как автономное подразделение в составе Главного управления госбезопасности Наркомата внутренних дел и, как мы хорошо знаем, накануне Великой Отечественной войны и в первый военный год органы НКВД и НКГБ постоянно объединялась, разъединялись, что, понятное дело, препятствовало их продуктивной работе.

«СМЕРШ по определению никого ни к чему не мог приговорить»

Хотелось бы подробнее поговорить о роли контрразведки во время Великой Отечественной войны.

В начале 1941 года особый отдел все-таки был выведен из состава НКВД и передан армии, но сразу же после начала Великой Отечественной войны, а именно в июле 1941 года, «особистов» вернули в наркомат внутренних дел. В ходе Сталинградской битвы был выявлен ряд фактов, указывающих на то, что работа военной контрразведки в составе НКВД недостаточно эффективна, в результате чего была проведена реформа, и 19-го апреля 1943 года на базе особых отделов были созданы отдельные подразделения: Наркомат обороны и Наркомат военно-морского флота, которые были названы «Смерть шпионам» или сокращено СМЕРШ. Это одна из важнейших реформ отечественных спецслужб, которой у нас почему-то уделяют мало внимания. В ходе этой реформы была разделена разведка, то есть было создано Главное разведывательное управление Красной армии, которое напрямую подчинялось Сталину, занимавшееся агентурной разведкой – разведкой в стратегическом тылу. В частности, оно составляло отчеты о внутреннем положении дел Германии, о немецкой экономике, военной экономике и прочих вещах… И было создано разведывательное управление Генштаба Красной армии, которое занималось непосредственно фронтовой и оперативной разведкой. 19 апреля по тому же самому принципу были выделены особые отделы в НКО СМЕРШ: главное управление контрразведки СМЕРШ Народного комиссариата обороны возглавил комиссар госбезопасности второго ранга Абакумов, а управление контрразведки СМЕРШ Наркомата военно-морского флота – комиссар госбезопасности Гладков.

В.С. Абакумов

15 мая 1943 года в соответствии с этим секретным постановлением СНК СССР (ред. – Совет народных комиссаров Советского союза) № 415-138 для агентурного оперативного обслуживания пограничников, войск милиции и других вооруженных формирований внутренних дел был создан отдел контрразведки НКВД. Таким образом, было создано три независимых контрразведывательных спецслужбы, которые подчинялись только руководству данных ведомств, а через них непосредственно Сталину. Главное управление контрразведки СМЕРШ подчинялось напрямую Сталину, управление контрразведки Наркомата военно-морского флота подчинялось Наркому флота адмиралу Кузнецову (Наркомом обороны был Сталин), а отдел контрразведки СМЕРШ в Наркомате внутренних дел подчинялся наркому Берии. То есть были созданы три параллельных органа.

Какова была основная специализация сотрудников СМЕРШ?

Еще в 1941 году Сталин подписал постановление о государственной проверке или фильтрации военнослужащих Красной армии, бывших в плену или в окружении войск противника. Фильтрация военнослужащих предусматривала выявление среди них изменников, шпионов, дезертиров. По постановлению СНК от 6 января 1945 года при штабах фронтов начали функционировать отделы по делам репатриации для изучения огромной массы дел наших репатриантов, будь то остарбайтеры, военнопленные или иным образом оказавшиеся за рубежами Советского Союза. Сотрудники органов СМЕРШ создавали сборно-пересыльные пункты для приема и проверки советских граждан, освобожденных Красной армией. Таким образом, СМЕРШ был на острие процесса фильтрации советских репатриантов.

Вокруг деятельности СМЕРШ ходит много разных страшных мифов, создающих образ его сотрудников-палачей, «не знавших жалости»…

Да, репутация СМЕРШ как репрессивного органа часто преувеличивается в современной литературе. Так, например, СМЕРШ не имел никакого отношения к преследованию мирного населения. СМЕРШ не мог заниматься этим по своему Уставу, так как работа с мирным населением — это прерогатива органов НКВД и НКГБ, а СМЕРШ занимался исключительно военнослужащими, тылом Красной армии и репатриантами. Но вопреки распространённому мнению, органы СМЕРШ не могли приговорить кого-либо к тюремному заключению или к расстрелу, они не являлись судебными органами, они вели дознания и следствия, а приговоры выносил Военный трибунал или особое совещание при НКВД. Также является надуманным смешение СМЕРШ и заградотрядов. Заградотряд при органах СМЕРШ никогда не создавались, и сотрудники СМЕРШ их никогда не возглавляли.

В самом начале войны, точнее сказать летом 1942 года, эта работа осуществлялись войсками НКВД по охране тыла действующей армии, то есть постановление о создании заградотрядов было подписано где-то за год до того, как был создан СМЕРШ.

СМЕРШ занимался проведением крупных чекистско-войсковых операций, в частности, прочёсыванием военных гарнизонов, населенных пунктов, с прилегающими к ним лесными массивами, осмотром нежилых помещений, тысяч заброшенных землянок, складов, схронов… В ходе таких зачисток, как правило, задерживалось большое число людей без документов, дезертиров, а также военнослужащих, имевших на руках документы с признаками их изготовления в немецких разведслужбах. То есть осуществлялась предоперационная, скажем так, проверка местности, обеспечение ее безопасности.

Военные контрразведчики СМЕРШ иногда не только выполняли свои прямые обязанности, но и непосредственно участвовали в боях с гитлеровцами, нередко в критические моменты принимали на себя командование ротами, батальонами, потерявшими своих командиров. Немало армейских чекистов героически погибло при исполнение служебных обязанностей. Также я скажу, что СМЕРШ вместе с внутренними войсками принимали основное участие в подавлении антисоветского националистического подполья: «лесных братьев», ОУН (ред. – организация украинских националистов), УПА (ред. – украинская повстанческая армия) и прочих организаций…

«Спас Ставрополь от уничтожения»

В декабре РВИО планирует установить в Самаре мемориальную доску одному из героически погибших сотрудников СМЕРШ — Ивану Гурьяновичу Булкину. Расскажите подробнее о его судьбе.

Насколько известно, Иван Гурьянович Булкин родился в бедной семье в селе Шилан Красноярского района Самарской области. Учился в селе Большая Раковка, в 1927 году закончил школу, переехал в Самару, был учеником слесаря на заводе им. Масленникова. Вместе с некоторыми своими сверстниками он посещал литературный кружок, писал стихи, где нашла отражение жизнь заводской молодежи… Булкин закончил заводской механический техникум, работал техником по холодной обработке металла, активно участвовал в заводской художественной самодеятельности, занимался в парашютном отряде…

В 1934-36 годах Иван Гурьянович служил в Красной армии, в летных частях. После армии он работал в Горкоме комсомола, 2 года заведовал отделом учащейся молодёжи, а в 1939 году снова вернулся на родной завод им. Масленникова. В это время он пишет свои стихи о революции, о Волге, о перелетах через Северный полюс, т.е. о том, что он видел, о том, что его волновало.

В 1940 году он женится на девушке из своего цеха, а как только началась Великая Отечественная война, он сразу просится на фронт, на самый трудный участок, поскольку он уже прошел военную службу и считал себя обязанным защищать Родину. Более обязанным, чем простые призывники. Так в 1941 году Булкин прибывает в Москву, где три месяца проходит обучение в спецшколе НКВД и затем выезжает на фронт в Закавказский военный округ. С января 1942 года он был уполномоченным особых отделов на Донбассе. Булкин участвовал в кровопролитных боях на Дону, попал в окружение, пробивался с одной из групп по Калмыцким степям и вышел из окружения в сентябре 1942 года. После этого в районе Моздока с группой бойцов он преградил путь 30 фашистским танкам. За проявленную находчивость и отвагу Иван Булкин был награжден Орденами Красного знамени и Красной звезды.

Булкин И.Г.

Мы знаем, что Иван Гурьянович героически погиб, освобождая Ставрополь от фашистских захватчиков. Можно узнать подробнее об обстоятельствах его гибели?

19 января 1943 года 347-ая стрелковая дивизия СССР подошла к городу Ставрополь. Чтобы не терять город, немецко-фашистские оккупанты решили его уничтожить. Тогда Иван Булкин возглавил штурмовую группу из 25 человек, которая должна была ворваться в город, дабы остановить его уничтожение. Ночью они пробрались в Ставрополь и вместе с местными ребятами (всего до 300 человек) начали бой. Наступил новый день, 20 января, бой продолжался, Красная армия уже подходила к городу. Но у ворот дома номер 92 по проспекту Сталина (ныне проспект Карла Маркса, дом 100) Иван Булкин был убит немецким автоматчиком. В том бою отряд Булкина истребил до 150 немецких солдат, подбил один танк, одну бронемашину, 58 автомашин и обеспечил взятие города с малыми потерями.

Посмертно Иван Булкин был награждён орденом Красного знамени, город Ставрополь был освобожден, а бывшая Торговая улица впоследствии была названа в его честь.

Поэт, романтик, отважный герой – личность Ивана Гурьяновича совсем не вписывается в сфабрикованный образ сотрудника СМЕРШ – «безжалостного карателя»…

Да, пожалуй, его пример развенчивает эти мифы. Помимо успехов в военном деле, Булкин обладал талантом поэта. Он все пропускал через себя, его проникновенные стихи свидетельствовали о том, что он был восприимчивым, тонким человеком. И кстати, после трагической гибели Ивана Гурьяновича в его нагрудном кармане нашли блокнот со стихами, которые были прочитаны соратниками и близкими у его могилы на похоронах…

Может, больше тебя не встречу,
И не поговорю с тобой,
А хотелось бы в этот вечер
Передать тебе чувств прибой.
А хотелось бы море жизни
Выпить вместе с тобой до дна…
Хоть во сне, хоть во сне покажись мне!
С кем сейчас ты — вдвоём иль одна?
Ночь придёт…При лунном свете
Хорошо на траве посидеть…
В этот час над тобою ветви
Вдруг начнут по-весеннему петь.
В этот час, может быть, другому
Ты откроешь сердце твоё…
На заре в орудийном громе
Прогремело рожденье твоё
Я сижу над стихами, занят.
Я тебе посвящаю их…
Ты живёшь далеко, в Казани –
Долетит ли к тебе мой стих?
То ли ветер поёт над крышей,
То ли сон, то ли это явь –
Будто голос твой ласковый слышу,
И тебя будто вижу я.
Много девушек очень хороших,
Только ты среди них – одна
На садовый цветок похожа,
И в глазах не увидишь дна.
Ты мне имя сказать не посмела,
Я спросить не посмел тебя.
И расстались. Вот так неумело
Расстаются впервые любя.
Напиши мне!..
Но нет, не напишешь,
Ты забудешь, забуду и я…
То ли ветер поёт над крышей,
То ли сон, то ли это явь…