Скорпион подводная лодка

Подводная лодка Скорпион — причины гибели

В середине мая 1968 года американская атомная подводная лодка (АПЛ) «Скорпион» под командованием Френсиса Слеттери возвращалась на свою базу в Норфолке (штат Виргиния) из Средиземного моря, где она участвовала в манёврах Шестого флота США. Моряки предвкушали скорую встречу с родными и близкими. Они уже прошли Гибралтар, оставалось немного — пересечь Атлантику. 21 мая командир лодки доложил на базу свои координаты и скорость. Больше сообщений с лодки не поступало…

Загадка на дне Атлантического океана

Не вышли на связь

Однако в Норфолке поначалу это никого не встревожило: дело в том, что, согласно установленному в ВМС порядку, АПЛ, совершающие переходы в подводном положении, не должны без крайней необходимости выходить в эфир. Поэтому в течение последующих шести дней командование ВМС не проявляло беспокойства.
Прибытие «Скорпиона» в Норфолк ожидалось 27 мая в 17:00. К этому времени на пирсе собрались родственники и друзья подводников, с которыми они расстались ровно 100 дней назад, когда лодка покинула базу. Теперь каждая встречающая семья надеялась, что их отец, муж, сын или жених сойдёт на пирс в числе первой тройки моряков. Дело в том, что среди американских подводников существует давняя красивая традиция — перед возвращением на базу разыгрывать право первыми ступить на землю. Три выигравших счастливчика получают так называемое право на первый поцелуй.
Но 27 мая в Норфолке было не до сантиментов. Когда в расчётное время АПЛ не прибыла на базу, командование поняло, что с ней не всё в порядке. В 19:00 было объявлено, что лодка «запаздывает». Это было лукавством: на самом деле к этому времени на поиск не вернувшегося корабля уже отправились более полусотни различных судов и самолётов. Они прочёсывали полосы шириной по 50 миль по обе стороны от предположительного курса «Скорпиона», прослушивали эфир, следили за показаниями своих гидролокаторов, выискивали на воде какие-либо обломки, масляные пятна и иные следы возможной аварии. Поскольку поиски были безрезультатными, становилось ясно, что лодка — на дне. Оставалась лишь слабая надежда на то, что затонула она не на запредельной для неё глубине. Имеющиеся на лодке аварийные запасы продовольствия, воды и кислорода были рассчитаны на 70 суток. Поэтому поиски ни на минуту не прекращались.

Советские манёвры

А чуть раньше к месту события совсем с другого направления приближалась ещё одна АПЛ. Это была советская К-135, одна из 29 атомных лодок первого поколения, построенных по проекту 675 и получивших у острых на язык подводников прозвище «раскладушка». Её основным оружием были размещённые в контейнерах 8 крылатых ракет. Кроме того, лодка располагала торпедными аппаратами, имеющими боезапас в 20 торпед. Полностью загруженная этим «добром» К-135 в мае 1968 года находилась на очередной боевой службе в центральной Атлантике. Помимо обычных задач в этом походе перед лодкой была поставлена дополнительно ещё одна, которая была воспринята подводниками с энтузиазмом. Лодке предстояло встретиться в заданном районе океана с советским научно-исследовательским судном (НИС) «Сергей Вавилов» и совместно с ним участвовать в отработке нового противолодочного гидроакустического комплекса.
Для облегчения встречи и опознания было заранее оговорено, что на НИС включат подводный звуковой маячок. Когда лодка в подводном положении вошла в заданный район, на ней все взоры были обращены к акустикам. И, наконец, в отсеках АПЛ услышали долгожданные сигналы маячка. Сразу же последовала команда «по местам стоять к всплытию!». Так К-135, пройдя под водой пол-океана, всплыла в нескольких десятках метров от НИС, причём строго в назначенное время.

Незваные гости

В течение недели К-135 работала по плану научной группы, маневрируя в подводном положении вокруг НИС, затем всплыла и встала за кормой лежащего в дрейфе «Сергея Вавилова». Вскоре над советскими кораблями на малой высоте промчался натовский самолёт-разведчик.
На лодку нанесли визит капитан «Сергея Вавилова» и руководитель научной экспедиции. Затем последовал ответный визит на НИС командира АПЛ Леонида Щеглова.
А экипаж лодки получил короткий отдых — свободные от вахты подводники имели редкую возможность впервые за полтора-два месяца вылезти на корпус, увидеть солнце, даже позагорать под его ласковыми лучами.
К концу дня на лодку возвратился вполне довольный оказанным ему на «Вавилове» приёмом командир. Он сразу вызвал старпома: «На «Вавилове» твой коллега — старпом, к тому же твой земляк — ленинградец, приглашает тебя в гости. Собирайся, вернёшься к подъёму флага» (т.е. свободен до утра).
На «Вавилове» его ждали. Гостю предложили принять ванну, для подводника тех лет — небывалая роскошь. Следующим приятным потрясением стало для него то, что стол в каюте накрывала женщина! Засиделись за столом долго, а потом хозяин ещё раз удивил своего гостя, предложив ему отправить жене в Ленинград радиограмму. Подводники о такой возможности и мечтать не могли, а здесь через час-полтора капитан III ранга Лавров получил ответ жены.
В общем, всё было прекрасно до тех пор, пока ранним утром следующего дня — 21 мая — в каюту не влетел гидроакустик НИС и выпалил: «Слышим шумы подводной лодки, атомной!».
Мгновенно одевшись, Лавров кинулся на верхнюю палубу. Через пару минут уже на лодке скомандовал вахтенному офицеру: «обследовать кормовой сектор в режиме шумопеленгования!» и объявил боевую тревогу. Ещё не отзвучал ревун боевой тревоги, как на центральный пост АПЛ поднялся встревоженный командир.
Подводная лодка немедленно погрузилась на перископную глубину. Акустики обнаружили шумы, уверенно классифицировать которые и определить дистанцию пока было сложно. Командир приказал идти на сближение. Наблюдение в перископ вёл старпом.

Морские «кошки-мышки»

Прошло уже немало времени, когда радисты спецгруппы перехватили радиограмму, переданную открытым текстом. Искажения и помехи не позволили качественно перевести текст с английского, но общий смысл был ясен: командир американской АПЛ, следовавшей с военно-морской базы в Испании, подтверждал получение приказа отклониться от обычного маршрута перехода и осмотреть район юго-западнее Азорских островов. На это американский подводник докладывал, что имеет проблемы с системой всплытия, в связи с чем просит разрешения продолжить плановый переход.
Неизвестно, какой он получил ответ, не пока советская и американская лодки про должали сближаться. Интенсивность шумов значительно возросла. Несложное маневрирование позволило штурману К-135 определить курс чужого корабля и высказать суждение о том, что её скорость, как и у советской АПЛ, невелика. В это врёмя Лавров в перископ засёк высунувшийся лишь на мгновение из воды перископ американской лодки. К-135, совершив манёвр погрузилась до 60 м.
Трудно сказать, сколько времени АПЛ выполняли взаимное маневрирование, меня курсы, глубину и скорость. Акустики К-13.1 непрерывно вели запись шумов американской лодки. Но неожиданно она резко изменила курс и увеличила скорость. К-135 всплыла под перископ, и командир отправил донесение на флагманский командный пункт о произошедшем, после чего лодка вновь погрузилась и на разных глубинах пыталась восстановить гидроакустический контакт с американской АПЛ, но безуспешно.
В это время командир спецгруппы группы радистов доложил, что им удалось записать обрывки радиограммы американской лодки. Он считал перехваченное сообщение сигналом бедствия. Одновременно поступил доклад от акустиков, что они засекли звук, напоминающий взрыв или гидравлический удар. Командир К-135 решил немедленно доложить в Москву о полученном сигнале бедствия американцев. Вскоре оттуда был получен приказ немедленно прекратить работы с НИС и, соблюдая скрытность, покинуть этот район, что и было исполнено.

Подводная солидарность

Позже стало известно, что в соответствии с приказом «Скорпион» всё же отклонился от маршрута перехода, чтобы выяснить, чем занята эта странная советская компания, собравшаяся посреди Атлантики. Так он и оказался вблизи советских кораблей.
Тем временем в Москве было принято решение предоставить по дипломатическим каналам полученную от К-135 информацию американцам. Это упростило им поиск своей пропавшей лодки. Тем не менее поиск останков «Скорпиона» занял 5 месяцев — только 10 ноября 1968 года было опубликовано официальное сообщение о том, что «Скорпион» найден в результате самой крупной в истории поисковой операции, в которой принимали участие до 6000 человек, сотни судов и самолётов. Адмирал Мурер сделал сообщение о том, что океанографическое судно «Мизар» сфотографировало лежащие на глубине 3000 м части корпуса подводной лодки, однако едва ли удастся поднять на поверхность хоть что-нибудь.
«Скорпион» оказался разорван надвое в районе центрального поста. Следавенная комиссия под руководством адмирала Б. Остина сделала заключение, что «Скорпион», маневрируя, превысил предельную глубину погружения, был раздавлен и затонул. Погибло 99 подводников. Рассмотрев несколько версий возможных причин катастрофы, ни одна из которых не получила прямых подтверждений, комиссия сделала заключение: «по неизвестной причине АПЛ превысила предельную глубину погружения и затонула». Руководство ВМС США тогда же заявило, что гибель «Скорпиона» стала загадкой, которую невозможно разгадать.
Часто эту катастрофу связывают с тайной Бермудского треугольника. Однако ещё в июне 1968 года в американской прессе промелькнули сообщения, что, возможно, на тайну гибели «Скорпиона» мог бы пролить свет командир советской АПЛ, находившейся в этом районе. Намёк на возможную причастность советской АПЛ к гибели «Скорпиона» был достаточно прозрачен. В связи с этим по возвращении на базу К-135 была поставлена в док для осмотра подводной части. Никаких следов возможного столкновения обнаружено не было. Весь боекомплект оружия К-135 также был не тронут.
Но ещё до постановки АПЛ в док, после прибытия на родную базу, выполнения связанных с этим необходимых ритуалов и формальностей, а также расхолаживания обоих реакторов, офицеры БЧ-5 (электромеханическая боевая часть), собрались на ПКЗ (плав-казарма) в каюте своего шефа — старшего механика Валерия Бобкова. Подводники решили отметить завершение непростого похода, а заодно помянуть погибших американских коллег (благо спирт у механиков всегда в достатке). Поминки затянулись до 3 часов ночи. Утром Бобков не стал ждать первого автобуса и пешком отправился в жилой городок, называвшийся в те времена Заозёрный и отдалённый от базы километров на шесть. Добравшись часа за полтора по петляющей между сопками дорожке до городка и даже не заглянув домой, капитан II ранга Бобков направился прямиком в почтовое отделение.
Вероятно, прогулка не полностью освежила его после ночных поминок — у дежурной телеграфистки округлились глаза, когда она прочитала ещё только адрес на поданной ей Бобковым телеграмме: «Москва. Посольство Соединённых Штатов Америки». Подобных телеграмм из этого настрого закрытого городка ей отправлять не приходилось. Далее шёл текст: «Прошу передать Президенту Соединённых Штатов Америки и всему американскому народу наше соболезнование по поводу гибели экипажа атомной подводной лодки «Скорпион». Капитан II ранга В. Бобков».
Телеграмма была принята. Неизвестно, дошла ли она до адресата в Москве, но весьма серьёзный разговор с начальством состоялся у Бобкова прямо на базе. Окончилось для Валерия эта невероятная по тем временам история на удивление благополучно — отделался всего лишь начальственным внушением. А история эта стала примером того, что даже в те времена, когда на просторах Мирового океана бушевала холодная война, существовала корпоративная солидарность подводников.

Журнал: Война и Отечество №10(39), октябрь 2019 года
Рубрика: Не боевые потери
Константин Ришес

Метки: СССР, океан, трагедия, гибель, Война и Отечество, США, глубина, Атлантика, авария, АПЛ, подлодка, скорпион

USS Scorpion (SSN-589)

В одной из прошлых серий я рассказывал об американской ПЛАРБ Theodore Roosevelt (SSBN-600) типа George Washington. В основе их проекта лежал проект торпедной атомной подводной лодки Skipjack, вот об одной из лодок этого типа, а именно Scorpion SSN-589, сегодня и пойдет речь.
Серия атомных подводных лодок типа Skipjack была построена в 1956-1961 годах и состояла из шести единиц. Данный проект сильно отличался от предшественников и был по-своему прорывным на тот момент. Впервые на серийных атомоходах была применена т.н. «альбакоровская» (веретенообразная) форма корма корпуса. Были сведены до минимума выступающие части и проницаемые объёмы корпуса. Надстройка и верхняя палуба отсутствуют. Площадь относительной смоченной поверхности корпуса по сравнению с Nautilus SSN-571 уменьшилась примерно на 18%, из которых 12% приходится на уменьшение отношения длины корпуса к ширине и 6% — на совершенствование формы корпуса. Передние горизонтальные рули были перемещены из носовой части корпуса на рубку. Американские специалисты считают, что при рубочном размещении рули более эффективны, чем классические в носовой части корпуса. Еще одним из преимуществ рубочных рулей является их удаление как источника шума на ходу от приемных антенн гидроакустических станций, размещаемых обычно в носовых частях подводных лодок. Также данные лодки отличались малым размером. Все это дало свои плоды – вплоть до вступления в строй в середине 1970-х АПЛ типа «Лос-Анджелес» «скипджеки» были самыми скоростными лодками ВМС США.
ТТХ:
Длина: 77 м Ширина: 9,65 м Осадка: 9,1 м
Водоизмещение: надводное: 3070 т, подводное: 3513 т
Скорость: надводная: 15 уз., подводная: 33 уз.
Глубина погружения: 210 м
Экипаж: 93 человека
Вооружение: 6х533 ТА, боезапас 24 торпеды.
Заложена 20 августа 1958 г. на верфи Electric Boat, Гротон, Коннектикут.
Спущена на воду 29 декабря 1959 г.
Введена в строй 29 июля 1960 г.
1960-1961 – развернута на ВМБ Нью-Лондон, Коннектикут;
1961-1968 – развернута на ВМБ Норфолк, Вирджиния; совершает патрулирования в европейских водах; участвует в отработке тактики ПЛО, и спецоперации в территориальных водах СССР, в общем, обычная рутина холодной войны.
С июня 1963 по май 1964 прошел капремонт в Чарльстоне, в феврале 1967 прошла текущий ремонт.
«Скорпион» стала второй погибшей атомной подводной лодкой ВМС США.
Лодка затонула 21 мая 1968 года в 400 милях к юго-западу от Азорских островов на глубине примерно 3000 м, за 5 дней до возвращения на базу в Норфолк. Официально о потере USS Scorpion (SSN-589) было объявлено 5 июня 1968 года.
Последний сеанс радиосвязи с лодкой состоялся, когда она находилась примерно в 2100 милях от Норфолка в центральной части Атлантики. Затонувшую лодку искали в течение 5 месяцев. Поиски долгое время были тщетными, пока недостающая информация неожиданно не была получена в результате анализа записей гидроакустических станций ПЛО. Был зарегистрирован сигнал, характерный для разрушения прочного корпуса лодки гидростатическим давлением. После определения места источника сигнала, район поиска сузился до района 12 на 12 миль.
Причина гибели корабля до сих пор не установлена, наиболее вероятной версией считается взрыв торпеды типа Mk-35.
Вместе с кораблем погибло 99 человек.
Модель собирал из набора USS Skipjack (SSN-585) от Микромир в масштабе 1/350.
Модель по состоянию корабля незадолго до гибели
Качество этого набора оставило не очень приятные впечатления. Наличествовали утяжины, сходимость деталей была временами не на высоте, половинки корпуса были «мраморного» цвета. Из плюсов отмечу хорошую расшивку на деталях, хотя страховочный релинг был сильно замылен.
Из доработок – вставил стеклышки в рубку, ВУ доработал. Добавил кнехты-утки, буксирные клюзы, выточил стойку гидрофонов, изобразил шпигаты на надстройке за парусом, сделал новый страховочный релинг. В парусе сделал традиционную открытую дверцу))). Рубочные и кормовые горизонтальные рули сделал подвижными, не знаю зачем…Модель совсем немного состарил.
Ну вот собственно и все.
Процесс сборки можно посмотреть по ссылке:
USS Scorpion (SSN-589) 1/350 Микромир
Желаю приятного просмотра.

В США вышла книга, раскрывающая тайну гибели К-129 и АПЛ «Скорпион»

По официальным данным, АПЛ «Скорпион», имевшая на борту две торпеды с ядерными боеголовками Mark-45, погибла со всем экипажем в составе 99 человек при до сих пор невыясненных обстоятельствах в мае 1968 года в районе Азорских островов в Атлантическом океане.

Оффли утверждает, что на самом деле американская подлодка была потоплена советской атомной подводной лодкой класса «Эхо-2», которая после короткой подводной схватки выпустила по «Скорпиону» торпеду.

Торпеда ударила «Скорпион» в корпус в районе центральной рубки и спустя 90 секунд после мощного взрыва американская подлодка, рассыпаясь на части, начала падать на океанское дно.

Оффли при этом утверждает, что уничтожение «Скорпиона» было «местью» советских подводников, считавших, что США были причастны к гибели советской подлодки К-129, ушедшей после взрыва на борту на дно со всем экипажем в составе 98 человек в Тихом океане в марте 1968 года.

«Гибель «Скорпиона» была актом возмездия со стороны Советов, так как они считали, что ВМС США несли ответственность за потерю К-129″, — пишет в книге Оффли, который считает, что США не были причастны к гибели К-129, но «многие аспекты инцидента с К-129 остаются спорными из-за сохраняющейся секретности с обеих сторон».

Трагедии 1968 года были частью подводной «разведывательной войны», многие подробности которой до сих пор засекречены, полагает автор книги.

«Возможно, что конфронтация между «Скорпионом» и советской подводной лодкой могла вспыхнуть как изолированная стычка местного значения, которая вышла из-под контроля», — пишет Оффли, подчеркивая, что «в любом случае после того, как «Скорпион» оказался на дне Атлантического океана, обе стороны достигли беспрецедентного соглашения похоронить правду о К-129 и «Скорпионе».

Оффли утверждает также, что место гибели «Скорпиона» было найдено американцами не 29 октября 1968 года, как до сих официально утверждается, а еще 9 июня, и что координаты этого места были переданы ВМС США советской стороной.

В книге приводятся многочисленные факты срочного уничтожения в ВМС США многих важных документов и других вещественных доказательств, связанных со «Скорпионом», а также примеры преднамеренного, по утверждению автора, «запутывания» официального расследования, от которого были скрыты многие материалы, включая сделанную на Багамских островах и хранившуюся на базе ВМС США в Норфолке (штат Вирджиния) запись сигналов подводных сонаров системы SOSUS, где отчетливо слышны шумы двух маневрирующих подводных лодок, пуск торпеды, мощный взрыв и разрушение корпуса одной из подлодок.

«Экипаж АПЛ «Скорпион» погиб в бою», — утверждает Оффли, обвиняя ВМС США в сокрытии истинных причин гибели подлодки.

Отвечая на вопросы на презентации своей книги, Оффли рассказал, что никто из представителей Пентагона или ВМС США пока официально не отреагировал на выход новой книги, но он уже получил «десяток» посланий по компьютерной почте от американских ветеранов-подводников, которые сообщили ему, что для них настоящие причины гибели «Скорпиона» не были тайной.

В конце своей книги Оффли напоминает также о том, что «в октябре 1992 года во время визита в Москву для встречи с российскими лидерами тогдашний директор ЦРУ Роберт Гейтс (нынешний министр обороны США) передал президенту Борису Ельцину видеопленку и советский военно-морской флаг».

На видеозаписи была запечатлена церемония морских похорон шести советских моряков, тела которых были извлечены американцами во время тайной операции по подъему советской АПЛ К-129.

«Флаг, который Гейтс передал российскому президенту, покрывал их (моряков) гробы, прежде чем они были преданы морской пучине», — пишет автор книги.

Как погибла американская субмарина «Скорпион»

15 февраля 1968 года американская подводная лодка «Скорпион», завершившая ремонт на базе в Норфолке, взяла курс на Средиземное море. Командовал подводной лодкой новый командир – коммандер Френсис Слеттерн. В мае 1968 года лодка, благополучно прибыв в Средиземное море, действовала в составе 6-го Флота ВМС США, после чего направилась в Соединенные Штаты – на «родную» базу в Норфолке.

Однако во время возвращения на базу в Норфолк командир подводной лодки коммандер Слеттерн получил от командования секретную радиограмму. «Скорпиону» предписывалось изменить курс и выдвинуться в сторону Азорских островов. Необходимость в изменении курса была вызвана новым заданием – подлодке поручалось наблюдение за действиями соединения советских кораблей, находившихся в Атлантике.
«Скорпион» приказ командования выполнил, после чего продолжил следование в сторону базы в Норфолке. 20 мая 1968 года радисты «Скорпиона» начали пытаться выйти на связь с военно-морской базой в Роте в Испании. Но эти попытки оказались безуспешными. С этого момента связь с подводной лодкой прервалась.
Прибытие «Скорпиона» на военно-морскую базу в Норфолке ожидалось 27 мая 1968 года в 13:00. Естественно, что по старой американской морской традиции с утра в доке базы собрались родственники моряков, находившихся в плавании. Хотя военно-морская база на протяжении шести дней не получала никаких сообщений с подводной лодки, никто из командования не придавал этому факту особого значения.
Такое поведение было довольно типичным для субмарин в годы Холодной войны. Однако когда подводная лодка к назначенному времени не прибыла в Норфолк, командование забеспокоилось. В 19:00 было объявлено о том, что подводная лодка опаздывает с прибытием на базу. Такое заявление было сделано исключительно из тех соображений, чтобы успокоить родственников моряков.

На самом деле, шестичасовое опоздание подводной лодки, которая давно не выходила на связь с базой, внушало очень серьезные опасения за ее судьбу. Район предполагаемого курса субмарины к этому времени исследовали 35 кораблей и 35 самолетов. Они ловили радиосигналы и отраженные сигналы гидролокаторов, патрулировали полосы шириной в 50 миль по обе стороны от возможного курса следования субмарины. Конечно, уже появились предположения, что лодка могла затонуть в результате каких-то неисправностей. Но командование ВМС США надеялось, что она затонула на участке с небольшой глубиной. Экипаж располагал запасами продовольствия, воды и очищающего воздуха, позволявшими продержаться в течение 70 дней.

Но прежде чем рассказать о дальнейшем развитии событий, немного отвлечемся и осветим историю появления субмарины «Скорпион». Она была заложена 20 августа 1958 года в Гротоне компанией General Dynamics Electric Boat. 19 декабря 1959 года подводная лодка была спущена на воду, а 29 июля 1960 года под командованием коммандера Нормана Бессака вышла в свое первое плавание.
«Скорпионом» подводную лодку назвали в честь одноименной субмарины USS «Скорпион» (SS-278), которая таинственно исчезла в 1944 году во время Второй мировой войны. Предположительно лодка подорвалась на мине. Строительство нового «Скорпиона» спонсировала Элизабет Моррисон – дочь командира USS «Скорпион» (SS-278). Но решение назвать субмарину в честь пропавшей в годы войны подводной лодки оказалось роковым – новый «Скорпион» фактически повторил судьбу своего предшественника и исчез в водах Атлантики.
После спуска на воду субмарина «Скорпион» была включена в состав 6-й эскадры, базировавшейся в Нью-Лондоне (штат Коннектикут). С 1960 года лодка стала регулярно участвовать в военно-морских учениях в Европе. Она несколько раз пересекала Атлантический океан, действовала в составе 6-го Флота ВМС США и в составе объединенных военно-морских сил НАТО. В начале осени 1961 года «Скорпион» перевели на новую военно-морскую базу в Норфолке (штат Вирджиния). С этого времени субмарина стала принимать участие как в военных маневрах подводного флота ВМС США, так и в патрулировании прибрежной части Атлантического океана и вод Пуэрто-Рико.
На протяжении 1963-1964 гг. подлодка находилась на капитальном ремонте в Чарльстоне, а затем возобновила патрульную службу в Атлантике и Средиземном море. В 1966 году «Скорпион» участвовал в сверхсекретной операции – субмарина должна была войти в Черное море и заснять ракетные пуски Черноморского флота ВМФ СССР. Во время выполнения этого задания «Скорпион» был обнаружен советским флотом. Субмарине пришлось спасаться бегством, но операция по отступлению была проведена успешно и лодка благополучно вернулась на базу.
В мае 1967 года лодку, которой к этому времени было уже восемь лет, направили на капитальный ремонт. Его необходимость была вызвана многочисленными недостатками, позволявшими членам экипажа презрительно называть свое судно «металлоломом». Уже потом, после пропажи субмарины, в публикациях американской прессы сообщалось о том, что накануне ремонта лодка находилась в весьма плачевном состоянии. Например, в районе гребного вала просачивалась морская вода, балластная система позволяла погружаться лишь на 91 метр, а не на 213 метров, как планировалось изначально.
В октябре 1967 года субмарина прибыла на базу в Норфолк. Ремонтно-технические работы проводились, несмотря на все погрешности в конструкции лодки, в сжатые сроки. Если обычно сроки ремонта субмарин составляли от девяти до тридцати шести месяцев, то «Скорпион» ремонтировали с октября 1967 года по февраль 1968 года. Разумеется, полностью устранить все недостатки субмарины за столь короткий срок не представлялось возможным.

Тем не менее, последний капитальный ремонт субмарины «Скорпион» обошелся в такие же деньги, как проводимый незадолго до этого ремонт всех атомных подводных лодок Соединенных Штатов вместе взятых. Поэтому командование ВМС США и пересмотрело сроки ремонта субмарины в сторону их максимального сокращения. В Пентагоне также сочли, что необходимость оперативно реагировать на вызовы со стороны СССР более важна, чем требования к безопасности подводной лодки и ее экипажа.
Ко времени выхода субмарины «Скорпион» в последнее плавание, ее экипаж состоял из 99 моряков. Поисково-спасательная операция, начатая ВМС США в тот же день, не дала желаемых результатов. Субмарина так и не вернулась на базу и не подавала о себе никаких вестей. Стало ясно, что «Скорпион» затонул где-то в бескрайних просторах Атлантики.
Командование ВМС США рассчитывало, что если лодка затонула на относительно небольшой глубине, то экипаж может быть жив и, значит, есть надежда на его спасение. Если субмарина, затонула бы на большой глубине, то возможность спасения моряков исключалась. Поэтому корабли ВМС США приступили к обследованию неглубокого атлантического шельфа, а затем и вершин подводных гор, тянущихся на многие километры. Недалеко от американского побережья, в районе штата Вирджиния, была обнаружена затонувшая подводная лодка, но оказалось, что это судно находится на дне еще со времен Второй мировой войны.
5 июня 1968 года командование ВМС США официально объявило подводную лодку «Скорпион» «предположительно погибшей», а еще через 25 дней, 30 июня субмарина была исключена из Реестра военных судов США. К этому времени подавляющее большинство американских кораблей, участвовавших в поисках субмарины, были отозваны на свои базы. Поиски «Скорпиона» продолжили лишь суда «Боудич» и «Мизар».
Последнее судно тянуло за собой специальную конструкцию, напоминавшую гигантские сани и передвигавшуюся на расстоянии 4-9 метров от дна океана. Конструкция была оборудована коаксиальным кабелем, магнитометром, фотокамерой, гидролокатором, импульсными лампами. С помощью механизма командование рассчитывало обнаружить лодку, которая могла находиться где-то на дне.
30 октября 1968 года с борта корабля «Мизар» в штаб Военно-морских сил США поступила радиограмма. Командир корабля сообщал, что в 740 километрах к юго-западу от Азорских островов на глубине более 3 тысяч метров обнаружены предметы, опознанные специалистами как части корпуса субмарины USS «Скорпион». Таким образом, лодка находилась в 278 км от тех координат, которые были указаны в последней радиограмме с субмарины.
10 ноября 1968 года командование ВМС США опубликовало официальное сообщение, в котором подчеркивало, что подводная лодка «Скорпион» была обнаружена в результате крупнейшей в истории американского флота поисковой операции. Перечислялись задействованные в поиске субмарины силы – 6 тысяч военных и гражданских специалистов, 400 судов и самолетов. Одновременно отмечалось, что поднять субмарину на поверхность не удастся. Тем не менее, следственная комиссия, которой руководил вице-адмирал Б. Остин, продолжала расследование точных подробностей произошедшей трагедии.
В процессе расследования удалось не только найти, но и сфотографировать обломки, оставшиеся от подводной лодки. Интересно, что рубка «Скорпиона», не имевшая повреждений, лежала на боку в тридцати метрах от носа лодки. Расследовавшие обстоятельства происшествия специалисты выдвинули четыре основные версии катастрофы.
Во-первых, подводная лодка могла потерпеть крушение в результате неисправности аппаратуры управления. Не исключалась вероятность того, что механизм управления горизонтальными рулями мог остаться в положении погружения. Экипаж не успел что-либо предпринять, прежде чем субмарина погрузилась на критическую глубину.
Во-вторых, во время плавания могла выйти из строя одна из труб. Такое уже имело место в истории катастрофы субмарины «Трешер», произошедшей в 1963 году – за пять лет до гибели «Скорпиона». Специалисты, проводившие расследование, выяснили, что несмотря на произведенный капитальный ремонт, на «Скорпионе» так и не произвели переделки системы аварийного продувания цистерн главного балласта, не установили аварийный радиомаяк.
В-третьих, следственная комиссия рассматривала и версию неисправности торпедного вооружения. Одна из торпед могла взорваться внутри самой субмарины. Но эта версия считалась весьма неубедительной.
В-четвертых, не исключался и человеческий фактор, хотя следственная комиссия в эту причину также не верила. Ведь экипаж субмарины был укомплектован высокопрофессиональными моряками, которые постоянно проходили психологические и медицинские проверки, давно служили в ВМС США и были превосходными специалистами своего дела.
Возможность поражения «Скорпиона» торпедой другой подводной лодки, которая бы принадлежала какому-либо государству, также была исключена следственной комиссией. Поэтому в завершении расследования гибели «Скорпиона» был сделан вывод, что подводная лодка превысила предельную глубину погружения. Это, по мнению следственной комиссии, и привело к ее гибели. Командование ВМС США подчеркнуло, что трагедия «Скорпиона» стала настоящей загадкой, разгадать которую в полной мере следственная комиссия так и не смогла.
Прошло более полувека, но гибель американского «Скорпиона» по-прежнему остается одной из самых загадочных страниц в истории подводного флота ВМС США. В 2007 году, накануне сорокалетия катастрофы, американский журналист Эд Оффли опубликовал книгу «Конец «Скорпиона». В ней он выдвигает версию о том, что субмарина была уничтожена советской подводной лодкой. Мол, руководство СССР считало США причастными к гибели советской субмарины К-129 в марте 1968 года и в отместку приняло решение уничтожить американскую подводную лодку «Скорпион».
Однако и американские, и российские ветераны-подводники буквально в один голос заявили, что подобная версия – лишь измышления автора книги, не имеющие ничего общего с реальностью. Точная причина гибели подводной лодки «Скорпион» неизвестна до сих пор и любые спекуляции на эту тему выглядят очень неубедительно.

В конце мая 1968 года, через 5 лет после гибели «Трешера», затонула ещё одна американская АПЛ «Скорпион». Она исчезла на глубине более 3000 метров в 400 милях к юго-западу от Азорских островов, унеся с собой 99 человек.

Атомоход водоизмещением 3100 тонн под командованием Френсиса Слеттери возвращался в военно-морскую базу Норфолк после участия в учениях 6-го американского флота. Командир сообщил об этом по радио в 20.00 21 мая 1968 года координатами своего места, курсом и скоростью. Больше сообщений с лодки не поступало. В соответствии с правилами, установленными для атомных подводных лодок, совершающих переходы в подводном положении, лодка «Скорпион» не должна была подавать сигналов в эфире. Поэтому командование американских ВМС в течение последующих шести дней не проявляло беспокойства, не получая с лодки никаких радиограмм.

Прибытие её в Норфолк ожидалось 27 мая в 17.00. К этому времени на пирсе собрались родственники и друзья служивших на лодке моряков, ведь они не виделись с 15 февраля, с того дня, как лодка ушла в Средиземное море. На пирсе каждая семья надеялась, что их отец, муж, сын, жених выйдет первым из членов экипажа. Среди американских подводников существует традиция, когда перед возвращением в базу они разыгрывают своеобразную лотерею. Победители её – три человека из экипажа — получают право первыми выйти из лодки и спуститься на пирс, это, так называемое, выигранное «право на первый поцелуй».

Но когда она к расчётному времени не прибыла в базу, стало ясно, что с ней что-то произошло. К 19.00 было объявлено, что лодка «запаздывает», однако к этому времени 35 судов и 35 самолётов уже вели поиск «Скорпиона». Они прочёсывали полосы шириной в 50 миль по обе стороны от её предполагаемого курса, ловили радиосигналы и отражённые сигналы гидролокаторов, следили, не появятся ли на воде обломки и масляные пятна. И надеялись, что если лодка и затонула, то на участке, где глубина меньше предельной, поскольку запасы продовольствия, воды, а также очищающего воздуха обеспечивали её экипажу возможность в течение 70 дней ожидать спасения.

Была создана авторитетная следственная комиссия под председательством вице-адмирала Б.Остина, который имел опыт подобного расследования причин гибели «Трешера», являясь председателем аналогичной комиссии пять лет назад.

Шло время, сомнений больше не оставалось – лодка затонула. Во время поиска «Скорпиона» неподалёку от побережья штата Вирджиния на дне обнаружили подводную лодку почти таких же размеров, что и «Скорпион». Оказалось, что она находится там ещё со времён второй мировой войны. Несколько раз в радиопередачах было зафиксировано слово «Брэндивайн» — кодовый позывной «Скорпиона», однако проверка показала, что это название вполне законно носят восемь судов. Через десять дней командование ВМС США объявило лодку «предположительно погибшей». Спасательные суда и самолёты были отозваны на свои базы, в море остались для продолжения поисков только суда «Боудич» и «Мизар», успешно зарекомендовавшие себя при поиске «Трешера» и потерянной у Паломареса водородной бомбы. «Мизар» тянул за собой со скоростью 1 узел сваренную из стальных труб конструкцию, передвигающуюся на расстоянии 4 – 9 метров от дна. На этой конструкции в виде саней были установлены соединённые с судном кабелем длиной более 6 км магнитометр, фотокамера специальной конструкции, снабжённая объективом с полем зрения 120 градусов и двумя импульсными лампами, как фотовспышками, а также гидролокатор горизонтального и вертикального обзора. Через пять месяцев поиска, 30 октября, с борта «Мизара» в штаб ВМС США поступила радиограмма следующего содержания: «Предметы, опознанные как части корпуса подводной лодки США «Скорпион», обнаружены примерно в 400 милях к юго-западу от Азорских островов на глубине более 3 тысяч метров».

10 ноября 1968 года было опубликовано официальное сообщение о том, что «Скорпион» найден в результате самой крупной в истории поисковой операции, в которой принимали участие 6 тысяч человек и 400 судов и самолётов. Адмирал Мурер сделал официальное сообщение о том, что океанографическое исследовательское судно «Мизар» сфотографировало часть корпуса подводной лодки, однако едва ли удастся поднять на поверхность хоть какие-нибудь обломки. Лодка была разорвана надвое в районе центрального поста, а её кормовая часть вмята почти до середины корабля. Объективы запечатлели на дне океана рядом с корпусом подводной лодки несколько более мелких обломков. Рубка «Скорпиона не имеет повреждений, однако она лежит на боку более чем в ста футах от носа лодки.

Осталось выяснить причины гибели лодки. Следственная комиссия приняла решение продолжать расследование обстоятельств катастрофы. Комиссия завершила работу в январе 1969 года, опросив 65 свидетелей.

Она посчитала, что «нет никаких оснований предполагать, будто «Скорпион» стал жертвой диверсии». Этим снималось подозрение американцев, что не обошлось без «руки Москвы». Кроме того, комиссия не располагала данными, которые указывали бы на возможность столкновения «Скорпиона» с другой подводной лодкой или надводным судном, поскольку «ни одно американское или иностранное судно не сообщило о подобного рода столкновении».

Следственная комиссия выдвинула четыре возможных объяснения происшедшей трагедии.

Первой вероятной причиной была названа неисправность аппаратуры управления. Предполагалось, что горизонтальные рули во время выполнения очередного маневра могли остаться в положении на погружение, а поскольку двигавшийся с большой скоростью «Скорпион» и без того находился на большой глубине, экипаж не успел что-либо предпринять, прежде чем лодка достигла критической глубины. Я был однажды в подобной ситуации, когда при смене глубины погружения с 50 метров на 80 метров, на ходу 6 узлов средняя дизельная лодка в считанные минуты оказалась на глубине, большей, чем рабочая. Виной всему было падение давления в системе гидравлики, когда горизонтальные носовые и кормовые рули были переведены в положение на погружение. Запас прочности корпуса, а также своевременное продувание средней группы цистерн главного балласта, позволили остановить погружение и аварийно всплыть в надводное положение.

Второй вероятной причиной была названа возможность поломки одной из труб, подобно тому, что могло произойти с «Трешером» пятью годами ранее. Участвовавшие в расследовании эксперты отметили, что из-за недостатка средств, на «Скорпионе» не произвели существенные переделки, которые в обязательном порядке должны были быть реализованы после гибели «Трешера». В частности, не отремонтировали систему аварийного продувания цистерн главного балласта. Кроме того, на «Скорпионе» не был установлен аварийный радиомаяк, автоматически всплывающий при превышении предельной глубины погружения.

Третье предложенное комиссией объяснение предполагало неисправность торпедного вооружения. Можно было допустить, что в результате трагической случайности торпеда взорвалась внутри лодки, но такое предположение в высшей степени маловероятно.

Наконец, как это уже случалось ранее на подводных лодках, кто-то из членов экипажа, потеряв самообладание, мог потянуть не за тот рычаг или нажать не ту кнопку. Такое объяснение также нельзя считать убедительным, учитывая высокую квалификацию членов экипажа и доказанную медицинскими обследованиями психическую устойчивость матросов и офицеров. Трудно говорить об этом, но в практике эксплуатации советских дизельных подводных лодок был такой необычный случай: сидевший на посту управления горизонтальными рулями, изменяющими глубину погружения лодки, старшина срочной службы решил весьма необычным способом покончить счёты с жизнью. В подводном положении он переложил рули нанесколько градусов на погружение и лодка с незначительным дифферентом на нос медленно уходила всё глубже и глубже. В центральном посту царило спокойствие, никто из находящихся в нём подводников не обратил внимание на медленное изменение показаний глубиномеров, такая же обстановка была и в концевых отсеках – в первом и седьмом, где установлены глубиномеры и несётся вахта по контролю за глубиной. Только очередной доклад из первого отсека о фактической глубине стал для центрального поста полной неожиданностью. Принятыми немедленными мерами лодка вернулась на безопасную глубину. Причиной, побудившей старшину пойти на такой шаг, стало психологическое расстройство от письма из дома, где ему сообщили о замужестве его девушки, с которой он переписывался.

Но вернёмся к расследованию гибели «Скорпиона».Заключение комиссии было следующим: атомоход превысил предельную глубину погружения и затонул «по неизвестной причине». Руководство ВМС США тогда же заявило, что гибель «Скорпиона» стала загадкой, которую невозможно разгадать. Гибель «Скорпиона» часто связывают с тайной Бермудского треугольника, хотя эта катастрофа произошла ближе к Африке и Португалии, чем к Бермудам.

Однако руководство ВМС США, объявив во всеуслышание, что исчезновение «Скорпиона» остаётся загадкой, которую «…невозможно разгадать никакими свидетельствами, имеющимися сейчас», кое-что всё же имело. Об этом стало известно по прошествии тридцати с лишним лет. Военно-морское ведомство сняло гриф секретности и рассказало об одной версии, оставшейся тогда, в 1968 году, не обнародованной. Среди бумаг, собранных комиссией был документ на 70 страниц, в котором высказывалось предположение, что лодка была поражена торпедой… Но не чьей-то, а собственной. По этой версии одна из торпед, находящихся в торпедном аппарате, пришла в боевое состояние. Командир был вынужден отдать приказ выстрелить её за борт. Но торпеда после выстрела начала кружить возле лодки и навелась на неё. В результате произошёл взрыв, разрушивший прочный корпус лодки.

Для непосвящённого это может показаться невозможным, но я сам был свидетелем, и знаю ещё несколько случаев, когда практические противолодочные торпеды, не боевые, после залпа наводились на лодку, выстрелившую их, и мало того, даже попадали в корпус, удары их при этом прослушивались личным составом лодки. Но самое поразительное, что торпеды после этого удара не тонули, всплывали, их поднимали торпедоловами, расшифровывали потом показания приборов, которые подтверждали факт наведения. Но более красноречиво его подтверждали вмятины на обтекателях практических зарядных отделений. Хочу только заметить, что во всех этих случаях причинами самонаведения торпед на выстрелившую их лодку были ошибки в установке в торпеды исходных данных перед залпом.

Вернемся, однако, к версии с торпедой, уничтожившей «Скорпион». Насколько реально такое предположение? При расследовании гибели лодки были привлечены в 1968 году все гидроакустические лаборатории и станции, в том числе и частные. Одна из них зафиксировала в районе прохождения «Скорпиона» звуки подводных взрывов. Эти звуки свидетельствовали, что лодка движется на восток, хотя она должны была идти на запад. Но именно подобная нестыковка привела к мысли, что лодка вынуждена была сменить курс, уклоняясь от собственной торпеды.

Некоторые специалисты предполагают, что лодка погибла из-за взрыва торпеды Мк-37 с обычным взрывчатым веществом внутри подводной лодки, только от этого, по их мнению, можно объяснить наличие обломков, найденных в районе гибели лодки. Координаты места гибели лодки командование военно-морским ведомством США до сих пор хранит в тайне.

После гибели «Скорпиона» командование ВМС США принимает организационно-технические меры, в том числе прекращает почти на пять лет арктические походы, как наиболее опасные. Надо считать, что эти меры были достаточно эффективными, так как уже в течение более тридцати восьми лет американским подводникам удаётся избегать катастроф.

В 1982 году «отец атомных подводных лодок США» адмирал Х.Рековер подал в отставку. Выступая в конгрессе США с прощальной речью,Рековер отрёкся от того, что было делом всей его жизни: «Мы все впали в забытьё, чреватое всемирной катастрофой! Нас может спасти лишь всеобщий отказ от любых вооружений. Будь моя воля, я бы потопил все ядерные лодки – все до единой! – которые я построил. Нет, теперь я не горжусь своей многолетней службой на флоте!..» Кто знает, может быть, он, говоря эти слова, испытывал не только чувства человека, ставшего яростным противником гонки вооружений, но и горькое чувство вины за гибель подводников с «Трешера» и «Скорпиона».