Самоса диктатор Никарагуа

Диктатура семьи Сомоса

Никарагуа / Диктатура семьи Сомоса

В 1936 году Анастасио Сомоса сместил президента С. Сакасу, а на выборах 1937 года стал президентом (выборы были организованы Национальной гвардией). В Никарагуа начался долгий период диктатуры семейства Сомосы. При нем внутренняя и внешняя политика Никарагуа характеризовалась подчёркнутым проамериканизмом. США получили значительные льготы в использовании природных ресурсов этой страны, а также право на строительство военной базы в городе Коринто. В 1948 году в Коста-Рике вспыхнула гражданская война между сторонниками лидера Социал-демократической партии Фигереса и консерваторами. Никарагуа оказывала поддержку консерваторам. В 1954 году, после обострения ситуации в Гватемале, было принято решение участвовать в военном перевороте в этой стране, который был подготовлен при непосредственном участии посла США в Гватемале. Семья (клан) Сомосы фактически была собственником или совладельцем всех наиболее прибыльных активов в стране, включая десятую часть её земельного фонда.

В 1956 году Анастасио Сомоса был убит. На пост президента был избран его сын — Луис Сомоса Дебайле.

После революции на Кубе в Никарагуа в 1960 году началось вооружённое восстание, в результате которого власти пошли на некоторые уступки, в том числе разрешили деятельность профсоюзов. После того как Луис Сомоса Дебайле ушёл в отставку по состоянию здоровья, в 1963–1966 годах формально президентом были Рене Шик Гутьеррес, затем Лоренсо Герреро Гутьеррес (1966–1967 годы) и наконец второй сын диктатора Сомосы — Анастасио Сомоса Дебайле (1967–1979 годы). Для удержания власти в стране он в 1971 году заключил пакт с консерваторами, и выборы были отложены на два года. Чтобы выставить свою кандидатуру на выборах 1974 года, Сомоса в 1972 году формально передал президентские полномочия хунте-триумвирату. В декабре 1972 года в Манагуа произошло разрушительное землетрясение, и в руках Сомосы вновь сосредоточилась вся власть в качестве главы Чрезвычайного национального совета — органа, созданного для стабилизации обстановки в стране и ликвидации последствий бедствия. При этом клан Сомосы беззастенчиво присвоил себе львиную долю средств, выделенных международным сообществом для ликвидации последствий землетрясения. В 1974 году Анастасио Сомоса снова занял пост президента.

В 1961 году был создан левый Сандинистский фронт национального освобождения (СФНО), который начал партизанскую войну против режима Сомосы. Позиции СФНО существенно укрепились после убийства в начале 1978 года лидера умеренной оппозиции — журналиста X. Чаморро. Летом того же года в стране началось массовое восстание, поддержанное не только СФНО, но и католической церковью, промышленниками и социал-демократами. 22 августа 1978 года повстанцы захватили президентский дворец в Манагуа, а летом 1979 года сандинисты контролировали уже большинство городов и весь столичный округ. Попытки Сомосы применить тяжёлую технику против повстанцев повлекли за собой многочисленные жертвы, но влияния на ход событий почти не оказали. 17 июля 1979 года Сомоса бежал из страны. В том же году он был убит никарагуанскими партизанами в столице Парагвая — город Асунсьоне.

← | Диктатура семьи Сомоса | Вперёд →

Убить «Рептилию»

Анастасио Сомоса Дебайл — известная и одиозная политическая фигура. Он возглавлял Никарагуа с 1967 по 1972 год, став 73-м президентом этой небольшой страны в Центральной Америке. В период с 1 декабря 1974 по 17 июля 1979 года он был переизбран главой республики. Однако фактически он управлял страной непрерывно с 1967 по 1979 год, будучи главой национальной гвардии. В 1979 году Сомоса подал в отставку под давлением выступлений повстанцев, а в сентябре 1980 года был убит рядом со своим домом в Парагвае, став последним членом могущественного клана, правившим страной с 1936 года.


Анастасио Сомоса Дебайл, прозванный его отцом «Тачито» (уменьшительно-ласкательное от Тачо — сокращение от Анастасио), был третьим ребенком Анастасио Самоса Гарсиа (президента Никарагуа) и Сальвадоры Дебайл. В возрасте десяти лет Тачито отправили на учебу в США. Он и его старший брат Луис Сомоса Дебайл обучались в подготовительном колледже Святого Лео в штате Флорида и в военной академии La Salle в Лонг Айленде. После завершения учебы он сдал вступительный экзамен и 3 июля 1943 года был зачислен курсантом военной академии Вест Пойнт, которая готовит офицеров вооруженных сил США. 6 июня 1946 года он ее окончил. После возвращения Тачито был назначен начальником штаба национальной гвардии, которая, по сути, являлась национальной армией Никарагуа. На этот пост его назначил отец, который раздавал высокие должности своим родственникам и личным друзьям. В качестве руководителя национальной гвардии Сомоса возглавил вооруженные силы Никарагуа и стал вторым человеком в стране по влиянию. В конце 1950 года он женился на своей двоюродной сестре Хоуп Портокарреро, которая на момент свадьбы была гражданкой США. Впоследствии у них родилось пятеро детей.
Братья-правители
После убийства отца 21 сентября 1956 года старший брат Луис взял на себя роль президента. Как и раньше, братья продолжили проамериканскую и антикоммунистическую политику.
Вместе со своим старшим братом Луисом (президентом Никарагуа с 1956 по 1967 год) Анастасио пламенно поддержал свержение прокоммунистического правительства Хакобо Арбенса Гусмана в Гватемале, устроенное Соединенными Штатами. Также династия Сомоса долгое время оказывала всестороннюю дипломатическую поддержку в ООН китайскому националисту Чан Кайши в его борьбе против коммунистического Китая.
В ходе подготовки вторжения на Кубу группы антикоммунистов, стремившихся в начале 1960-х при поддержке США свергнуть правительство Фиделя Кастро, братья Сомоса предоставили им военную базу в Пуэрто Кабесас. Именно оттуда сформированная антикоммунистами «Бригада 2506» в 1961 году отправилась освобождать Кубу от кастристов. Эта поддержка привела к тому, что Фидель Кастро объявил обоих родственников своими персональными врагами и в последующем активно помогал марксистским повстанцам из «Сандинистского фронта национального освобождения» деньгами, информацией, оружием, а также оказывал им содействие в обучении.
Отличился Анастасио и пламенной поддержкой звероподобных антикоммунистических режимов Дювалье на Гаити, Мендеса Монтенегро и Ариана Осорио в Гватемале.
Диктатор
Вскоре после смерти своего старшего брата 1 мая 1967 года Анастасио Сомоса избрал сам себя на пост президента Никарагуа в первый раз. Надо заметить, что правление Луиса было более мягким, чем при их отце, однако Анастасио был нетерпим к оппозиции любого рода, и потому его режим сразу стал ужесточаться.
А. Сомоса продолжал править страной, опираясь на американскую военную и экономическую помощь, аристократию и хорошо вооруженную и обученную 12-тысячную гвардию, офицерский корпус которой был замкнутой и привилегированной кастой.
Срок его правления должен был закончиться в мае 1972 года, и закон запрещал немедленное переизбрание. Тем не менее до окончания своего срока правления Сомоса выработал соглашение, которое позволяло ему баллотироваться на выборах в 1974 году. А до этой поры на посту президента его должна была сменить хунта из трех человек: двух либералов и одного консерватора. При этом Тачо сохранял контроль над национальной гвардией. Анастасио Сомоса и его триумвират составили новую конституцию, которая была ратифицирована триумвиратом и кабинетом 3 апреля 1971 года. Решив эту задачу, обеспечивающую его возврат в президентское кресло, 1 мая 1972 года он ушел с поста президента. Однако, оставаясь во главе национальной гвардии, он являлся фактическим правителем страны.
«Эффективный контроль» Анастасио Сомосы
23 декабря 1972 года произошло землетрясение в Манагуа, которое практически уничтожило столицу страны. В результате погибло около 5000 человек. Было объявлено военное положение, что на самом деле еще раз сделало Сомосу правителем страны. Как глава национального комитета по чрезвычайным ситуациям, он взял на себя задачи осуществления эффективного контроля за ситуацией по восстановлению города. На самом деле известно о присвоении им огромных средств, направляемых из разных стран мира на восстановление Манагуа. В результате такого «эффективного контроля», некоторые районы Манагуа так и не были восстановлены, некоторые объекты восстанавливаются до сих пор, в том числе национальный кафедральный собор. В то время, когда для оказания помощи пострадавшим не хватало необходимых медикаментов, в том числе крови для переливания, Сомоса продавал никарагуанскую плазму крови за границу.
Тем не менее на выборах 1974 года Сомоса был переизбран президентом.
Начало конца
Однако к этому времени католическая церковь начала выступать против политики, проводимой президентом. Одним из самых его яростных критиков был Эрнесто Карденал — никарагуанский священник левых взглядов, который проповедовал идеологию освобождения и впоследствии стал министром культуры в правительстве сандинистов. К концу 1970-х годов группы борцов за человеческие права начали критиковать законы, издаваемые правительством Сомосы. В то же время внутри страны и за ее пределами росла поддержка борьбы сандинистов.

Осознавая угрозу, которая исходила от сандинистов, Сомоса в 1975 году начал активную кампанию по подавлению этого народного фронта и всех, кто оказывал ему поддержку.

Свое имя фронт получил в честь вождя повстанцев Никарагуа в 1920-х годах. Этот фронт начал свою повстанческую борьбу против режима клана Сомоса в 1963 году при финансовой поддержке СССР и Кубы. Сандинистский фронт национального освобождения (СФНО), отряды которого были разобщены и вооружены винтовками времен Первой мировой войны, до 1976 года не представлял значительной угрозы режиму. Однако во второй половине 1970-х годов прошлого века произошел перелом. Поддержка сандинистов заметно усилилась после землетрясения в Манагуа и вскрывшихся злоупотреблений правительства Никарагуа. К этому моменту в ряды оппозиции входили не только сандинисты, но и другие видные политические деятели. Однако политические противники диктатора подвергались изощренным пыткам и казням — четвертованию, гарроте, растерзанию дикими зверями.
В итоге 10 января 1978 года после убийства гвардейцами главного редактора оппозиционной газеты «La Prensa» Педро Хоакина Чоморры в стране началось вооруженное восстание.
Потеря союзников и усиление врагов
Массовое обнищание и без того небогатой страны заставило население взяться за оружие.
Пришло время братьям Кастро отплатить клану Сомоса той же монетой. Партизан начала открыто поддерживать Куба, отправившая в Никарагуа военных советников. На сторону восставших встала католическая церковь. И наконец в Вашингтоне произошли фатальные для Сомосы перемены. Администрация президента Картера, провозгласившая борьбу за права человека во всем мире приоритетным направлением своей политики, более не могла поддерживать Сомосу, доведшего число бездомных в Никарагуа до 600 тысяч (при населении 3,5 млн.), число жертв гражданской войны до 50 тысяч, а внешний долг — до 1,6 млрд. долларов.
В отношении Никарагуа были применены международные санкции, в результате единственной страной, продолжавшей поставлять режиму Сомосы оружие, был Израиль. Такая дружба имела давние корни — в 1948 году отец Тачо оказал серьезную финансовую поддержку недавно созданному и воюющему Израилю. Однако Джимми Картер употребил все свое влияние и заставил израильтян отозвать корабль, перевозивший оружие, которое было жизненно необходимо для выживания режима Сомосы.
Сомоса умолял Картера о помощи. Вице-президент Никарагуа Луис Паллаис выступил в конгрессе США с речью, в которой пророчествовал: «Вы еще проклянете тот день, когда вам не хватило решимости остановить экспансию советского империализма на континенте», — но никого не убедил. В конце июня 1979 года Пентагон в силу многолетней привычки привел 82-ю воздушно-десантную дивизию в состояние повышенной боеготовности, но дело тем и кончилось. Ведущие американские СМИ заговорили о «полном крахе центральноамериканской политики США» и даже о «проигранной битве, которая приведет к поражению в глобальном противостоянии между США и СССР».
Изгнанник
Понимая, что развязка близка, многие члены семейства Сомоса бежали из страны в Гондурас, Гватемалу и Соединенные Штаты. До сих пор неизвестны места их проживания, поскольку они изменили свои имена, спасаясь от мести повстанцев. Понимая очевидность падения своего режима, А. Сомоса приказал на рассвете 17 июля 1979 года выкопать из земли гробы с телами своего отца и старшего брата, а также всех усопших членов семьи, правившей Никарагуа в течение 42 лет. Гробы, а также мешки с наличными деньгами и драгоценностями (личное состояние диктатора оценивалось в 400 млн. долларов) заполнили грузовой отсек переоборудованного личного самолета. Пассажирский салон был заполнен его родственниками, соратниками и старшими офицерами национальной гвардии. Поручив полковнику Фредерико Махиа исполнять свои обязанности, диктатор бежал в США. Впрочем, полковник Махиа немедленно скрылся, а офицеры его штаба разбежались, бросив солдат национальной гвардии на произвол судьбы.

Сперва Сомоса прибыл во Флориду, откуда чуть позже переехал на Багамские острова, надеясь, что еще сможет вернуться в Никарагуа, поскольку тогдашний американский посол Лоуренс Пеццуло сообщил, что его возвращение на родину — дело ближайших шести месяцев. Пеццуло говорил, что после прихода к власти нового гражданского правительства народ успокоится и США сумеют договориться с новым режимом о возвращении диктатора. Однако никаких переговоров не последовало. Бывший президент внимательно следил за событиями, происходившими в новой Никарагуа. Через год после своего бегства он опубликовал книгу «Преданная Никарагуа», в которой детально рассказывал о крушении своего режима и о предательстве со стороны Вашингтона.
Тем не менее Сомоса и не думал сдаваться. Он решил бескомпромиссно бороться с коммунистами из своего убежища в Парагвае. При помощи чиновников режима Стресснера генералу Сомосе удалось поселиться в одном из самых престижных районов столицы — на проспекте генерала Франсиско Франко.
Имея на своих счетах значительные суммы денег, он собирался потратить их на финансирование контрреволюционных сил, представлявших большую опасность для нового правительства. При этом он быстро перешел от слов к делу. Так, за два месяца до убийства Анастасио Сомоса переслал более миллиона долларов в Гондурас, для того чтобы финансировать создание первой контрреволюционной группировки «Демократическая сила Никарагуа» (Fuerza Democrática Nicaraguense — FDN), которая в большинстве своем была составлена из бывших бойцов национальной гвардии, скрывшихся в этой стране. Сомоса приободрился — он действительно верил, что настанет день и он вернется на родину победителем.
Однако его мечтам не суждено было сбыться. Сомоса был убит недалеко от своего дома 17 сентября 1980 года в результате покушения, которое организовала сандинистская диверсионная группа аргентинской террористической группировки «Народная революционная армия».
«Народная революционная армия»
Победоносная партизанская армия сандинистов в значительной степени состояла из марксистов различных стран Латинской Америки, которых вдохновил первый успех их единомышленников на Кубе в 1959 году.
Одним из них был Горриаран Мерло, возглавлявший «Революционную армию», которая состояла из нескольких десятков аргентинцев и иностранцев, пытавшихся использовать победу сандинистов в своих целях.
«Народная революционная армия» сражалась против регулярных войск Аргентины более семи лет. Но к 1977 году это партизанское формирование было полностью разгромлено, а оставшиеся кадры бежали на север Бразилии, а потом и в Европу.
«Как военная организация мы были уничтожены и, обосновавшись в Европе, только усугубили свое положение, — рассказывал один из бойцов. — Основная часть считала, что «Революционная армия» никогда не сможет возродиться, если продолжит сидеть на своей заднице в Европе. Нам необходимо было вернуться в Латинскую Америку». Для Горриарана Мерло и остальных боевиков, придерживавшихся жесткой линии, революция сандинистов явилась посланием Божьим.
Именно поэтому за несколько недель до сандинистского триумфа экспедиционные силы «Народной революционной армии» присоединились к силам сандинистких партизан под командованием Еден Пастора в Коста-Рике. Группа «Народной революционной армии», возглавляемая членами «Хунты революционной координации» Уго Ирурсуном (капитаном «Сантьяго») и Энрике Горриараном Мерло (команданте «Рамоном»), состояла примерно из пятидесяти аргентинских боевиков, которые приняли участие в последнем «стратегическом наступлении» FSLN в составе «Интернациональной колонны» Южного фронта.
«Мы хотим это сделать в знак солидарности!»
После войны контингент «Революционной армии» придерживался линии сандинистского команданте Томаса Борге, который стал в Никарагуа новым министром внутренних дел. Горриаран первоначально стал работать в структуре сандинистской государственной безопасности, но спустя месяц ушел оттуда, для того чтобы открыть офис «Революционной армии» в Манагуа и начать работу по восстановлению организации.
С Борге остались Хьюго Ирурзун (Hugo Irurzun) (псевдоним «Сантьяго») и Освальдо Фарфан (псевдоним «Роберто Санчез» или «Эль Гордо» (Толстяк). Ирурзун работал в органах государственной безопасности. Фарфан работал в никарагуанской полиции.
В первые месяцы правления сандинистского правительства Борге отклонил огромное количество предложений убить Сомосу. Но всем заявителям он пояснил, что Сомоса более полезен живой, чем мертвый, потому что он горилла, которая пугает людей.
Один из заговорщиков из состава «Революционной армии» заявил Борге, что хочет убить Сомосу в знак солидарности. Однако снова получил категорический отказ.
Но террористы не согласились с такой позицией сандинистов, поскольку все члены группы были радикально настроенными людьми. Они считали Сомосу убийцей и врагом своего народа. Поэтому, были убеждены они, свергнутый диктатор должен быть убит.
По другой версии план покушения был утвержден директорией «Сандинистского фронта национального освобождения», которая выделила для организации исполнения значительную сумму денег (в разных источниках сумма варьируется от 60 до 80 тысяч долларов) для осуществления операции в Парагвае.
Как бы то ни было, операцию, которая получила условное название «Рептилия», кто-то финансировал. У аргентинских террористов для ее осуществления просто не было средств.
Обучение команды террористов в Колумбии
15 января 1979 года на арендованной ферме, расположенной в двух часах езды от Боготы (Колумбия), началось обучение команды боевиков, избранных для исполнения акции.
Военные курсы включали в себя обучение стрельбе из самого различного оружия и тренинг приемов разведки и контрразведки, которые были проверены на практике в столице Колумбии. Кроме того, боевики изучали карате и практиковали тяжелую атлетику.
Занятия занимали по 8 часов в день шесть дней в неделю. Курсы продолжались в течение более трех месяцев, за время которых окончательно была утверждена команда, на которую возлагалось исполнение убийства бывшего диктатора.
В Парагвае. Подготовка к операции

В марте 1980 года семеро аргентинцев (четверо мужчин и три женщины) прибыли в Асунсьон на самолете из Бразилии. С помощью разведывательных методов была определена городская зона, а затем и сам дом, где проживал Сомоса.

Надо сказать, что Сомоса, жил спокойной жизнью, отдыхая на вилле, расположенной на Авенида Асунсьон. Поскольку он ни от кого не скрывался, место его обитания найти было довольно легко. Намного сложнее было придумать, как его убить. Террористы следовали за ним повсюду в течение нескольких дней. Наблюдения показали, что он нигде не работал, однако ни один его день не был похож на другой. Не было обычной рутины, когда можно было бы рассчитать время и место его появления. Тем не менее боевики продолжили детальное изучение жизни будущей жертвы, и в результате наконец были установлены характерные маршруты Сомосы, расписание его дня, расположение охраны и т. д. Через некоторое время одному из аргентинцев по имени Освальдо удалось с помощью взятки устроиться работать в расположенный в 150 метрах от дома экс-диктатора киоск, и теперь наблюдение стало практически непрерывным: над объектом был установлен абсолютный визуальный контроль. Боевики даже сумели однажды ночью «проводить» Сомосу до роскошного ресторана, куда он отправился провести время в компании своей новой подруги Диноры Сампсон.
В итоге партизаны разработали 14 различных планов, в том числе налет на дом бывшего диктатора. Но наилучшим вариантом была засада на одной из городских улиц. В конце концов в ходе наблюдения было установлено, что всякий раз, когда Сомоса выходил из дому, он ехал по проспекту и не пытался здесь менять свой маршрут.
Сомоса часто ездил по городу в автомобиле Mercedes-Benz, который, как предполагалось, был бронирован в передней части. В этом случае при фронтальном выстреле из РПГ по машине, наклонный броневой лист мог заставить гранату уйти вверх рикошетом. Поэтому решили занять боковую позицию для проведения засады, чтобы исключить какие-либо отклонения гранат.
В июле один из боевиков отправился в Аргентину для того, чтобы перевезти в Парагвай оружие, предназначенное для исполнения операции: винтовку FAL, два 9-мм пистолета «Браунинг», взрывчатку, детонаторы и гранаты. Кроме того, вероятно, из Никарагуа заговорщиками были получены противотанковый гранатомет РПГ-2 советского производства, два пистолета-пулемета «Ingram» с глушителями и две винтовки M-16.
По другой версии, группа террористов имела на вооружении два пулемета советского производства, два автомата АК-47, два автоматических пистолета и реактивный противотанковый гранатомет РПГ-7 с боекомплектом из четырех противотанковых гранат.
Все оружие было перемещено из Посадаса (Аргентина) в Энкарнасьон (Парагвай) сухопутным контрабандным путем под видом запчастей. В Асунсьоне оно было спрятано в тайниках, расположенных в домах, где жили боевики.
Последние приготовления
28 августа привлекательная блондинка из Аргентины под именем Алехандра Рената Адлер арендовала пустой двухэтажный дом с балконом всего в четырех кварталах вниз по аллее от особняка Сомосы на проспекте Генерала Франсиско Франко. Домом владела уроженка Чили. Алехандра Адлер рассказала ей, что она представляет испанского певца Хулио Иглесиаса, который конфиденциально планировал сделать фильм в Асунсьоне. Услыхав об этом, владелица дома пришла в восторг: «Это замечательно! Мой дом станет известным!»
Внезапно Сомоса пропал из поля зрения террористов. Наконец 15 сентября 1980 года после нескольких дней неопределенности Сомоса вновь появился в своем доме. Сразу после его возвращения была проведена общая встреча, на которой боевики приняли решение о переходе к непосредственному исполнению вооруженной акции.
Подготовив грузовик и два автомобиля, оружие, фальшивые паспорта и портативные радиостанции, группа приготовилась к покушению, запланировав его на следующий день.В конце концов партизаны разработали план, в соответствии с которым осуществлять его должны были трое: Горриаран, Ирурзун и Фарфан.
Покушение на «Рептилию»
В среду 17 сентября 1980 года около 10 утра наблюдатель, работавший под видим продавца журналов и газет в киоске, который был расположен через дорогу от дома Сомосы, сообщил Горриарану по радио о том, что объект покинул свой дом. В это время Фарфан ждал за рулем синего пикапа «Шевроле», который припарковался в переулке неподалеку. Когда лимузин Сомосы уже почти проехал переулок, пикап выскочил на улицу перед ним, заставив белый «Мерседес» остановиться. По другой версии, Фарфан намеренно столкнулся с каким-то автомобилем и занял таким образом проезжую часть, что заставило автомобиль экс-диктатора остановиться.
В это время Ирурзун стоял на балконе с гранатометом. Он должен был первым выстрелить по машине Сомосы, но гранатомет дал осечку. Телохранители Сомосы, ехавшие в красном фургоне, уже выскочили на улицу с оружием наготове. Горриаран, стоявший во дворе, понял, что надо что-то делать, и принял единственно верное решение — открыть огонь по машине из винтовки. Он засадил всю обойму своей М-16 в правую заднюю дверь, за которой сидел Сомоса. К своему удивлению, он увидел, что пули прошивают дверь и разбили окно. Это было удивительно, поскольку террористы были уверены, что машина бронированная.
Горриаран выпустил весь магазин по цели, после чего перезарядил винтовку и открыл огонь по телохранителям, которые вступили в перестрелку с Фарфаном, сидевшим в грузовике. В это время раздался резкий звук, разрезавший воздух, и граната РПГ, выпущенная Ирурзуном, врезалась в крышу «Мерседеса». Взрывом сорвало крышу седана. Третья граната взорвалась на улице. После этого Ирурзун бросился вниз по лестнице и присоединился в Горриарану, после чего оба они подбежали к синему грузовику и запрыгнули в него. Фарфан запустил двигатель, и машина, рванув с места, помчалась прочь.
В результате засады было убито три человека, обгоревшие трупы которых обнаружили в машине. Сомоса погиб, получив 25 пулевых ран. Его тело было настолько обезображено, что опознать его удалось лишь по ногам. Также в машине погибли новый водитель экс-диктатора и его личный финансист.
Из семи террористов шести удалось благополучно скрыться с места покушения и покинуть страну. Лишь Ирурзун, пожалевший оставшиеся в доме 7000 долларов США, вернулся за ними на следующий день, где был опознан по заметной русой бороде местными жителями. В итоге он погиб при невыясненных обстоятельствах после того, как был захвачен полицией.
Именно его полиция представила прессе как главаря террористической группы. Парагвайская полиция так никогда и не признала публично, что Горриаран Мерло был в это время в стране. Однако ей удалось установить, кто же скрывался под именем Алехандры Адлер. Это была аргентинская революционерка, боевик Сильвия Мерседес Ходгерс. Вскоре она провела пресс-конференцию в Мексике, подтвердив свою роль в этой операции и сообщив кое-какие детали. Другие участники покушения, беспрепятственно покинув Парагвай, вернулись в Никарагуа.
Горриаран сообщил, что его коммандос осуществили «революционное правосудие» в отношении Сомосы, чтобы искупить «национальный позор».
В результате можно сделать ряд выводов. Многие, если не все, участники покушения в то или иное время работали в качестве агентов государственной безопасности сандинистского МВД либо в качестве сотрудников полиции.
Уничтожение было задумано, спланировано и исполнено аргентинской «Народной революционной армией». Сомоса был убит несмотря на возражения сандинистского правительства Никарагуа.
Сомоса был похоронен в Майями. Его похороны стали поводом для организации во Флориде протестных выступлений богатых эмигрантов из Никарагуа и Кубы против сандинистского правительства Никарагуа и режима Кастро на Кубе. Однако на поверку выяснилось, что группа протестующих состояла из бывших национальных гвардейцев Сомосы, которые составили отряды «Контрас» для борьбы с сандинистским правительством. Своими выступлениями они пытались привлечь общественное мнение и оправдать свои боевые действия.
С уничтожением Анастасио Сомосы окончательно прекратилось финансирование отрядов «Контрас». Его сын, Анастасио Сомоса Портокарреро отправился в изгнание в Гватемалу и в политической борьбе участия не принимал.

СОМОСА ГАРСИЯ АНАСТАСИО

(род. в 1896 г. – ум. в 1956 г.)

Президент Никарагуа, фактический диктатор, применявший репрессии и заботившийся только о собственном благополучии.

Говорить о политике и экономике Никарагуа без упоминания о США просто не имеет смысла. Со времен испанского правления и до сегодняшнего дня политической жизнью Никарагуа управляют 3–4 семейства с испанскими корнями. Периодически этот политический «бомонд» разбавляется несколькими генералами, революционерами или контрреволюционерами, смотря по ситуации. Никарагуа – маленькая страна: президенты и министры, парламент и армия здесь как бы игрушечные. Но далеко не игрушечными являются их действия. Удивляет легкость отношения к человеческой жизни, а точнее жестокость, в странах Латинской Америки. При каждом путче людей убивают сотнями, иногда тысячами. Возможно, это отголосок испанских завоеваний, а может, это придает значимость маленьким странам в их собственных глазах. Все вышесказанное ярко иллюстрирует диктаторский режим Анастасио Сомосы. Он и его сыновья были у власти в Никарагуа 44 года, и все это время страной явно и не явно правили США.

Анастасио Гарсия Сомоса, или Тачо, как его называли в детстве, родился 1 февраля 1896 г. Тачо рано стал увлекаться азартными играми, вином и женщинами. Мальчику было с кого брать пример. «Славный» род Сомоса начал его дед, Бернабе Сомоса, бандит по прозвищу «Семь платочков». Во время налетов он закрывал лицо платком, кроме того, кличка намекала на латиноамериканскую поговорку: «И полудюжины платков не хватит, чтобы смыть с рук кровь». Когда Бернабе наконец повесили в городе Ривас, его сын Анастасио, отец Тачо, на «заработанные» папашей деньги купил кофейную плантацию и сумел нажить приличное состояние.

В 17 лет отец отправил Тачо в Филадельфию, в бизнес-школу. В Америке юноша не оставил своих увлечений и вместо учебы занялся перепродажей подержанных автомобилей, а доходы от своего бизнеса просаживал в игорных домах. Там же Тачо попробовал себя в сфере подделки долларов. Попытка оказалась неудачной – его посадили в тюрьму. Стараниями отца молодого бизнесмена выслали на родину.

В Никарагуа Сомоса-старший купил сыну трактир и выгодно женил на Сальвадоре, дочери доктора Луиса X. Дебайле и Касмиры Сакасы. Однако нормальная жизнь была не для Тачо. Вскоре трактир пошел с молотка за карточные долги. За трактиром уплыло и поместье Сан-Маркос, доставшееся Анастасио в наследство от отца. Для поправки финансового положения Тачо стал фальшивомонетчиком. В 1921 г. его арестовали вместе с сообщником, будущим начальником штаба Национальной гвардии Камило Гонсалесом. Семья Дебайле презирала Сомосу, но ради дочери дело замяли. Некоторое время Тачо работал в Фонде Рокфеллера, занимаясь модернизацией уборных в Манагуа, за что получил прозвище «маршал клоак». Затем при поддержке американцев он стал «политическим начальником» города Леон.

В Никарагуа зрело недовольство присутствием американских войск и политикой консервативных правительств Чаморро, а за ним Диаса. В 1926 г. генерал Сандино развернул партизанское движение против оккупации США. Воспользовавшись ситуацией, военные формирования Либеральной партии сместили Диаса.

Президентом стал генерал Хосе Мария Монкада. Члены семьи Дебайле были влиятельными фигурами в партии и помогли своему зятю выдвинуться. Сомосу назначили заместителем министра иностранных дел в правительстве Монкады. Эту должность Тачо совмещал со службой переводчиком при экспедиционном корпусе морской пехоты США. Журналист Уильям Крем писал: «По-английски Сомоса говорил бегло, но с фантастическим количеством ошибок и на том особом жаргоне, которым пользуются американские гангстеры итальянского происхождения». «Образование», полученное в Филадельфии, давало себя знать.

Генерал Сандино вел партизанскую войну с армией США в течение семи лет и вынудил американцев покинуть страну. В январе 1933 г. морская пехота США ушла из Никарагуа. Ее место заняли спецслужбы и прежде всего ЦРУ. Придя к власти, Тачо говорил: «Думаю пребывать у власти 40 лет, но если США рассудят иначе, то я готов покинуть президентский дворец хоть завтра». США руководили, поддерживали и охраняли Тачо, а затем и двух его сыновей. Но беда в том, что каждый последующий Сомоса был большим выродком, чем предыдущий. Сомосу в третьем «издании» США уже не смогли терпеть. В 1979 г. они отказались от поддержки Сомосы-младшего, власть в стране захватил Фронт Национального освобождения им. Сандино. Последний Сомоса бежал в Парагвай. В 1980 г. в Асунсьоне, на пороге своего дома, он был расстрелян членами аргентинской террористической группы по заочному приговору сандинистов. Продолжая «славные» традиции Бернабе, ни один из рода Сомоса, кроме отца, не умер своей смертью. В 1982 г. Конгресс США запретил оказывать поддержку никарагуанским контрреволюционерам.

Тачо зарекомендовал себя человеком более чем лояльным к США, и при эвакуации американских войск шеф-директор Национальной гвардии, генерал Б. Мэтьюс рекомендовал на свое место Сомосу. В ноябре 1932 г. новый президент Хуан Батиста Сакаса назначил генерала Сомосу командующим Национальной гвардии. После ухода американцев генерал Сандино подписал соглашение с президентом Сакасой о прекращении военных действий. Он разоружился, сохранив батальон охраны. Партизанам выделялись земли для создания сельскохозяйственного кооператива.

Сомоса тем временем «осваивал» гвардию. Он избавился от неугодных офицеров и заручился поддержкой начальника генштаба генерала Г. Абаусы. Тачо утверждал, что Сандино сдал властям только устаревшее оружие, а остальное спрятал. Он требовал полного разоружения сандинистов и ликвидации батальона охраны. Сомоса направил в горы Сеговии отряды гвардии, которые преследовали сандинистов, несмотря на правительственные охранные грамоты. Многие сандинисты погибли, уцелевшие оказались в тюрьмах.

Сандино требовал от Сакасы распустить гвардию как незаконную антинародную организацию. В феврале 1934 г. он приехал в Манагуа на переговоры с президентом. В результате было принято решение о назначении гражданским и военным начальником 4 сеговийских департаментов генерала Портокарреро, друга Сандино. Сакаса также обязался реорганизовать гвардию. Сомоса обратился за советом к США. Посол США в Никарагуа заявил, что его правительство желает устранения Сандино. 21 февраля 1934 г. на площади перед президентским дворцом «генерал свободных людей» Сандино был убит.

Той же ночью гвардейцы ворвались в кооператив сандинистов. Началась резня безоружных людей, продолжавшаяся до утра. Погибло более 300 человек, в основном женщины и дети. Спастись удалось единицам. Убийство Сандино вызвало возмущение далеко за пределами Никарагуа. Сомоса был очень напуган и приказал расследовать случившееся. «Козлом отпущения» был объявлен капитан Гутьеррас. Он взял на себя вину и был осужден, но через некоторое время Сомоса добился для него амнистии.

21 февраля стало началом тотального террора. За время своего существования Национальная гвардия уничтожила 300 тыс. человек – 10 % населения страны. Приближались выборы, Тачо рвался к власти. Единственной реальной силой, мешавшей ему, был племянник Сакасы Рамон. Тачо обвинил его в неподчинении, окружил крепость, которой тот командовал, и потребовал сдаться. Одновременно Сомоса осадил президентский дворец в Манагуа. Рамон был готов к бою, но президент, испугавшись разгрома, приказал ему сложить оружие. Сакаса и другие противники Сомосы бежали из Никарагуа. Путь к власти был открыт. Конгресс по желанию Тачо избрал временным президентом его приятеля Карлоса Харкина.

В сентябре 1936 г. состоялись выборы президента. Сомоса получил большинство голосов. Государственный переворот был оформлен «конституционно». 1 января 1937 г. Сомоса официально вступил в должность президента Никарагуа. Он запретил деятельность всех партий, кроме Либеральной и партии консерваторов, которым выделялась часть мест в конгрессе в обмен на послушание. Военным министром Сомоса назначил своего друга полковника Рейса.

Тачо очень нравились Гитлер и Муссолини. Он даже организовал собственное фашистское движение «Голубые рубашки», расформированное в начале 40-х гг. по указанию США. В гостиной президентского дворца висел фотоколлаж, на котором Тачо был «запечатлен» в обнимку с Гитлером. После вступления США в войну Тачо перевесил коллаж в спальню, прекратил связь с фашистами, конфисковал имущество никарагуанских немцев и сам же его скупил за бесценок. Он принял прогрессивный по содержанию Кодекс труда, разрешил деятельность социалистической партии. После окончания Второй мировой войны Сомоса обещал провести широкий круг реформ, что так и осталось обещанием. Позже выяснилось, что во время войны Тачо укрывал на территории Никарагуа фашистов из Уругвая.

Коммунистов Сомоса не любил, понимая при этом коммунизм широко и своеобразно. Он запретил «коммунистические» стихи Рубена Дарио, преследовал модернистов, абстракционистов и сюрреалистов. Сомоса запретил летчикам носить «коммунистические» кожаные куртки. Пиком борьбы с коммунизмом стало запрещение танго как «танца пролетариев Буэнос-Айреса». Было приказано сдать все пластинки с танго, запрещался прокат в кинотеатрах фильмов, в которых танцуют танго.

Свое политическое кредо Сомоса определил так: «Пули моим врагам, баксы моим друзьям». Вряд ли друзьям перепадало много. Жадность Тачо была фантастической. К 1945 г. ему принадлежали: 51 скотоводческое, 46 кофейных, 400 табачных поместий; золотые шахты; 50 % акций единственного цементного завода; 50 % акций спичечной фабрики (чтобы избавиться от конкуренции, Тачо запретил импорт зажигалок); половина всех деревообрабатывающих фабрик; 4 электростанции и т. д. Ежегодно Тачо присваивал 75 тыс. долларов, поступавших в виде налогов с иностранных фирм. Из 100 тракторов, выписанных из США, 98 Тачо взял себе. При Сомосе в стране стал массово выращиваться хлопок. Владельцы плантаций, в основном американские компании, получали большие прибыли. Тысячи крестьян остались без земли, работы и средств к существованию. В сельских районах население умирало от голода. Выращивание хлопка серьезно подорвало экономику страны и поставило Никарагуа в зависимость от импорта продуктов питания.

Тачо воздвигали памятники, его имя, имена его жены и родственников присваивались городам, площадям, улицам. Его дочь Лилиан стала «королевой национальной гвардии». При Тачо гвардия стала кастой «неприкосновенных». Она контролировала торговлю оружием, спиртным, наркотиками, лекарствами. Радио и телевидение, игорные дома, проституция, сбор налогов и сельское правосудие тоже были в ее руках. Холм Тискапа, на котором стояли президентский дворец, полицейское управление и военная академия с казармами, стал неприступным. Тачо любил тюрьмы. Он превратил восточное крыло дворца в тюрьму, в узких камерах которой можно было только стоять. Там же располагался личный зверинец Самосы с тиграми, гиенами, крокодилами и анакондами. Об этом соседстве рассказывали страшные вещи. Позже Сомоса построил еще бункер для себя и подземную тюрьму.

Руководство США знало, что представляет собой Тачо, но в поддержке не отказывало. Именно о нем Ф. Рузвельт сказал: «Да, он – сукин сын. Но он – наш сукин сын». Самую большую и неоценимую услугу диктатору американцы оказали в организации его личной безопасности. Без их помощи Сомоса не прожил бы на белом свете и дня. Агенты ФБР и ЦРУ организовали, обучили и непосредственно руководили разветвленной сетью стукачей. «Орехас» («уши») были во всех слоях общества, во всех городах и деревнях. Их были тысячи. Благодаря «орехас» многочисленные заговоры, мятежи и предвыборные комбинации проваливались еще на стадии подготовки. Понятно, почему простой по замыслу и исполнению заговор молодых бескомпромиссных поэтов удался. В их узком кругу просто не было места для стукача.

Было решено убить тирана во время фиесты в Леоне. 21 сентября 1956 г. в самый разгар вечера, во время танца, поэт Перес приблизился к столику Сомосы и выстрелил в него 6 раз. Тачо доставили в госпиталь американской зоны Панамского канала, президент Д. Эйзенхауэр прислал своего личного врача. Однако, несмотря на все старания, 29 сентября 1956 г. Сомоса скончался.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.
Читать книгу целиком
Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Однажды у президента США Франклина Рузвельта спросили о том, как заверения о поддержке демократии во всем мире сочетаются с покровительством Белым домом никарагуанского диктатора Анастасио Самосы. На что Рузвельт, не моргнув глазом, ответил: «Самоса, может быть, и сукин сын, но это наш сукин сын». Циничная опора на садистов и международных преступников в различных уголках земного шара всегда была неотъемлемой частью американской дипломатии, поскольку способствовала с минимальными затратами кроить мир по собственным лекалам. Какая уж тут демократия? Это просто красивая фигура речи.

Уильям Уокер (? — 1860)

Самоса был не первым «сукиным сыном» США в Никарагуа. В середине XIX века американцы положились на типа, по которому совершенно однозначно плакала тюрьма. Именно в это время американцы намерились прорыть канал по территории Никарагуа — поскольку Панамы тогда не существовало. Она появилась позже в результате «цветной революции», которую организовали США.

Ставленник Белого дома должен был остановить в Никарагуа волнения и, став президентом, выдать разрешение на прокладку канала. Выбор пал на гражданина США Уильяма Уокера. Вместе с бандой из 57 наемников Уокер вторгся в 1855 году в независимое центральноамериканское государство и в результате кровавого переворота стал его президентом. Первым его указом стало восстановление в Никарагуа рабства. Американцы торжествовали.

Но радость была преждевременной. Уокер захватил имущество акционерной компании, намеревавшейся строить канал. И в этот момент он стал для США обычным сукиным сыном, отнюдь не своим. Американцы создали антиуокеровскую коалицию, в которую вошли Гондурас, Сальвадор, Гватемала и Коста-Рика. И коалиционные войска живо вымели из страны зарвавшегося авантюриста.

Но на том он не успокоился. В ноябре 1857 году Уокер предпринял попытку нового захвата Никарагуа, которая оказалась безуспешной. Весной 1860 он вторгся в Гондурас, был разбит и расстрелян по приговору суда.

Анастасио Самоса (1896 — 1956)

Американцы извлекли урок из этой ошибки. И в следующем столетии сделали верный выбор. Их надежды с лихвой оправдал эмигрировавший в США никарагуанец Анастасио Самоса. На первых порах он занимался фальшивомонетничеством. Но потом, отсидев полгода в тюрьме, занялся продажей подержанных автомобилей. В 1927 году Самосу вместе с американскими морпехами направили в Никарагуа для свержения демократического правительства Аугусто Сандино. Переворот не удался. Однако Сандино согласился на создание некой третейской силы, которая была бы способна урегулировать политические конфликты. Так появилась Национальная гвардия, которую возглавил «генерал» Самоса.

Это была роковая ошибка сандинистов. Освоившись, и пустив корни в военный истеблишмент, в 1934 году Самоса отдал приказ убить Сандино и ключевых членов правительства. А спустя три года стал президентом, пользуясь практически неограниченной властью до самой смерти.

Жертвами режима Самосы стали более 10 тыс. человек. Его сын, к которому перешла власть, уничтожил уже десятки тысяч. Однако по жестокости сыну было далеко до отцы. Когда был обнаружен заговор, Самоса-старший приказал сжечь живьем бунтовщиков. Был он и необычайно жаден. К 50-м годам его фамильный клан полностью контролировал торговлю оружием, спиртными напитками, наркотиками, лекарствами. Организованная проституция, игорные дома, радио и телевидение, сбор налогов и сельское правосудие тоже находились в ее ведении. При этом, что называется, изрядно чудил. Например, возненавидев танго, приказал всем никарагуанцам сдать для уничтожения грампластинки с этим «мерзким» танцем.

Все же пуля нашла «истинного демократа». В сентябре 1956 года на него было организовано удачное покушение. И через 8 дней он умер в американском госпитале.

Рафаэль Трухильо (1891 — 1961)

Он пришел к власти в Доминиканской республике в 1930 году. Механизм при этом был использован типичный для стран Латинской и Центральной Америки. Военная карьера, подкупы, заговоры, перевороты. И довольно скоро стал носителем следующих вполне официальных званий и титулов: генералиссимус, адмирал флота, Благодетель отечества, Освободитель нации, Покровитель изящных искусств и литературы, Первый врач, Первый доктор наук… Хотя шёпотом, рискуя головой, его называли козлом за сексуальную неразборчивость.

Правил он до 1961 года, удовлетворяя главным требованиям США, — неустанно боролся с коммунизмом. Как, впрочем, и все американские марионетки. При нем существовала только одна партия, действовали жесткая цензура и неограниченный полицейский произвол. Был Трухильо патологически жесток. После подавления забастовки сельскохозяйственных рабочих всех ее участников рассадили по тюрьмам. Через неделю сообщили, что все смутьяны, несколько сотен, совершили самоубийства.

Устраивал он и этнические чистки. Так, например, при поддержке национальной гвардии было вырезано 20 тыс. сезонных рабочих из Гаити. Американцы, наблюдая это со стороны, острили: «Доминиканцев сажают в тюрьму даже за жалобу на плохую погоду».

Трухильо, как и Самоса, прибрал к рукам всю экономику. Все фермы с наиболее плодородными землями принадлежали его клану. Но при этом экономика страны быстро катилась под откос. Набирало силу коммунистическое партизанское движение. Одряхлевший диктатор был не в состоянии справляться с нарастающими проблемами. И в 1961 году в результате заговора, организованного ЦРУ, Трухильо застрелили.

Альфредо Стресснер (1912 — 2006)

Правил Парагваем с 1954 года по 1989 год. Разумеется, был генералом. Из семьи немецких эмигрантов. И это в какой-то мере объясняет то, что он принял с распростертыми объятиями множество нацистских преступников, включая всемирно известного садиста-палача доктора Менгеле.

При нем тюрьмами управляли и служили в них надзирателями пригретые в Парагвае нацисты. По некоторым сведениям, через места лишения свободы прошла чуть ли ни четвертая часть жителей страны. Беззаконие царило вопиющее, довольно часто на пустырях, а то и прямо на улицах, находили обезображенные трупы арестованных людей.

За годы его правления из 250 тыс. коренных индейцев было уничтожено 220 тыс. На них буквально устраивали охоту — травили собаками, ставили капканы, разбрасывали отравленную пищу.

В стране царили безработица и голод, людей косили болезни, поскольку медицинское обслуживание за пределами столицы отсутствовало. Средняя продолжительность жизни равнялась 50 годам.

И при этом Стресснер ежегодно получал от США финансовую помощь, которая была, по сути, платой за борьбу с коммунизмом.

Однако при этом накапливалось недовольство в военной элите, которой доставались крохи при разграблении страны. И в 1989 году Стресснера свергнул его зять, также генерал. Исчадие ада дожило в Бразилии до 94 лет.

Франсуа Дювалье (1907 — 1971)

Вот этот был еще большим исчадием, чем Стресснер. Был врачом, получив полноценное медицинское образование, однако к власти в Гаити в 1957 году пришел в результате традиционного военного переворота.

Уничтожил без суда и следствия 50 тыс. человек. 300 тыс. человек в ужасе бежали с острова. Покрыл сетью тюрем и концлагерей всю страну. Жителей держал в страхе благодаря тому, что выдавал себя за всемогущего колдуна вуду, барона Субботу — вождя мертвых. Его тайная полиция, по сути, эскадроны смерти, состояла из «выходцев с того света». То есть доверчивым гаитянам, поголовно безграмотным, внушали, что смерть для них не самое страшное, куда страшнее превращение их в зомби.

И вот все это внедрялось в сознание островитян при помощи всех каналов массовой информации. Газеты пестрели фотографиями обезображенных трупов, отрезанных голов и прочих ужасов. По радио шли репортажи о казнях. Дювалье, несомненно, по части садизма не уступал пригретому Стресснером Менгеле. В его дворце для «личных нужд» была устроена камера пыток с соответствующими приспособлениями и аппаратурой. При этом убийства были еще и делом коммерческим. Ежемесячно в США продавалось 5000 литров замороженной крови.

В Вашингтоне были заинтересованы в режиме Дювалье. Ему помогали не только финансово, но и при помощи армии. В 1970 году военные моряки предприняли попытку переворота. Три корабля начали обстреливать президентский дворец. Мятеж был подавлен при помощи ВВС США.

Правда, молодой президент Джон Кеннеди, которого все это с непривычки шокировало, начал критиковать гаитянского диктатора. Дело даже дошло до прекращения экономической помощи. Однако вскоре Кеннеди застрелили. Дювалье ловко воспользовался этим, начав демонстрировать истыканную иголками куклу Кеннеди. Мол, это его личная заслуга.

Он умер своей смертью в 1971 году. Его дело продолжил сын — Жан-Клод Дювалье. Методы были те же самые, но хватка послабее. В связи с чем он был свергнут в 1986 году.

***

История показывает, что США для решения своих задач не гнушаются ничем. Так было прежде, так продолжается и поныне. В период войны Советского Союза в Афганистане Штатами был взращен Усама бен Ладен. Который, в конце концов, вышел из-под контроля. На Балканах для ослабления Сербии и прочих осколков Югославии приняли сторону косовских албанцев, которые и поныне создают напряжение в регионе. На Украине для осуществления переворота не брезговали поддерживать откровенных фашистов. В Катаре поддерживают ныне правящего эмира, который, не таясь, финансирует ИГИЛ*. Он им нужен, поскольку в Катаре у США крупнейшая в регионе военная база. Плюс финансовые интересы американской верхушки. И это далеко неполный список «сукиных детей» США.

*»Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена

Как кончил диктатор Никарагуа Анастасил Гарсиа Самоса

Сомоса Анастасио Гарсиа, президент Никарагуа в 1936-1947 и 1950-1956 годах, фактически диктатор. Убит заговорщиками.

1 февраля 1896 года родился Анастасио Гарсия Сомоса, или Тачо, как его называли в детстве.

Тачо рано стал увлекаться азартными играми, вином и женщинами. Отец отправил его в Филадельфию, в бизнес-школу, но в Америке Анастасио вместо учебы занялся перепродажей подержанных автомобилей, а доходы от своего бизнеса просаживал в игорных домах.

Тогда Сомоса-старший вернул сына в Никарагуа, приобрел для него трактир и женил на Сальвадоре, дочери доктора Луиса Х. Дебайле и Касимиры Сакасы, сестры будущего президента Никарагуа Хуана Сакасы.

Женитьба не остепенила Тачо. Очень скоро трактир пошел с молотка за карточные долги, та же участь постигла и поместье Сан-Маркос, доставшееся Анастасио в наследство от отца. Чтобы поправить финансовые дела, Анастасио стал фальшивомонетчиком.

В 1921 году его арестовали вместе с сообщником и будущим начальником штаба Национальной гвардии Камило Гонсалесом.

В 1926 году военные формирования Либеральной партии сместили президента Адольфо Диаса. Дебайле были влиятельными фигурами в Либеральной партии и помогли своему зятю Сомосе выдвинуться.

Исполнение обязанностей заместителя министра иностранных дел в правительстве президента Хосе Марии Монкады Сомоса совмещал со службой переводчиком при экспедиционном корпусе морской пехоты США в Никарагуа

Генерал Калвин Б. Мэтьюс, последний американский шеф-директор национальной гвардии Никарагуа, рекомендовал на свое место Сомосу. В ноябре 1932 года новый президент Хуан Батиста Сакаса назначил генерала Сомосу командовать Национальной гвардией.

Генерал Сандино вел партизанскую войну с американскими оккупантами в течение семи лет, вынудив их покинуть страну. Тем временем Сомоса постепенно прибирал гвардию к рукам. Сомосе удалось заручиться доверием начальника генштаба генерала Г. Абаусы.

16 февраля 1934 года Сандино приехал в Манагуа. 19 февраля состоялись переговоры Сандино с президентом. Об их результатах можно судить по опубликованному на следующий день в печати тексту письма Сакасы, адресованного Сандино. В нем президент сообщал о своем решении назначить гражданским и военным начальником четырех сеговийских департаментов генерала О. Портокарреро, друга Сандино.

Узнав об этих решениях главы правительства, Сомоса обратился за советом к посланнику США в Никарагуа. Американский посол заявил, что правительство США желает устранения Сандино.

21 февраля 1934 года национальный герой Никарагуа был убит. В эту же ночь национальные гвардейцы ворвались в кооператив. Началась резня безоружных сандинистов, продолжавшаяся до утра. Погибло более трехсот человек, в основном женщин и детей. Спастись удалось лишь единицам. Теперь уже никто не стоял у Сомосы на пути к власти.

Кровь, пролитая той ночью, стала началом грандиозного террора. За свое сравнительно недолгое существование Национальная гвардия уничтожила 300 000 никарагуанцев — свыше 10 процентов населения страны.

Больше беспокоило Сомосу то обстоятельство, что командиром крепости Акосаско в Леоне оставался племянник Сакасы Рамон. Чтобы захватить власть в стране, следовало избавиться от Рамона, причем быстро, ибо Сакаса уже выдвинул своих кандидатов. Этих кандидатов поддерживал лидер консерваторов Чаморро. Последний пытался договориться с Сомосой, предложив ему избрать в 1936 году промежуточного кандидата, а потом через два года — его, Сомосу. Когда Тачо отверг это предложение, старый генерал повернул к либералам.

Сомоса между тем вел переговоры с Сакасой. Тачо согласился отказаться от притязаний на президентский пост при условии, если сам назначит на эту должность своего кандидата и если либералы полностью подчинят его воле национальную гвардию. Сакаса в принципе не возражал, но отклонил трех кандидатов Сомосы. Тогда Тачо обвинил Рамона Сакасу в неподчинении, гвардейцы окружили крепость Акосаско и потребовали ее сдачи.

Одновременно Сомоса осадил президентский дворец в Манагуа. Рамон намеревался сражаться, но трусливый президент, опасаясь разгрома, приказал ему сложить оружие. Несколько дней спустя Сакаса, Эспиноса, Чаморро и другие противники Сомосы бежали из Никарагуа, открыв тем самым Тачо путь к власти.

В сентябре 1936 года проводились выборы президента. Сперва избирательная комиссия сообщила, что Сомоса получил 79 000 голосов, а его противник Леонардо Аргуэльо — 1200. Но эти цифры победитель посчитал неубедительными. Окончательный подсчет «показал», что за Аргуэльо проголосовали всего 169 человек, а за Тачо — 107 000.

1 января 1937 года Сомоса официально вступил в должность президента Никарагуа на 4-летний срок.

Сомоса запретил деятельность оппозиционных политических партий. Единственно разрешенная Либеральная партия находилась полностью под его контролем.

Получив безраздельную власть над Никарагуа, Сомоса употребил всю свою энергию на личное обогащение. В 1939 году его капитал составил 4 миллиона долларов. А в 1944 году Сомоса владел уже имуществом и доходами, заслуживающими отдельного списка. Вот он: 1) 51 скотоводческое, 46 кофейных, 400 табачных поместий; 2) золотые шахты Сан-Урбина; 3) 50 процентов акций единственного в Никарагуа цементного завода; 4) 50 процентов акций спичечной фабрики «Момотомбо» (чтобы избавиться от конкуренции, диктатор запретил импорт зажигалок); 5) газета «Новеда-дес»; 6) половина всех деревообрабатывающих фабрик; 7) четыре электростанции; 8) доходные дома в Мексике, Майами и Коста-Рике; 9) самые крупные в стране молочные комбинаты «Салуд» и ПОЛАКСА; 10) четыре мясокомбината.

Кроме того, Сомоса ежегодно присваивал себе 175 000 долларов, которые платили Никарагуа в виде налогов иностранные фирмы, действовавшие в стране.

При Сомосе гвардия стала вершительницей судеб в Никарагуа. Она контролировала в стране торговлю оружием, спиртными напитками, наркотиками, лекарствами. Организованная проституция, игорные дома, радио и телевидение, сбор налогов и сельское правосудие тоже находились в ее ведении.

В годы Второй мировой войны Сомоса, порвав с гитлеровской Германией, пустил с молотка и скупил за бесценок немецкую собственность, провел прогрессивный по содержанию Кодекс труда, разрешил деятельность Никарагуанской социалистической партии и даже установил дипломатические отношения с СССР.

После окончания Второй мировой войны Сомоса, предвидя активизацию противников его правления, выступил с широкими обещаниями реформ, которые так и остались только обещаниями.

Сомоса четырежды переписывал в своих интересах Конституцию Никарагуа, а министров менял, как перчатки. Последователь Гитлера, Муссолини и Хирохито, которые дарили ему свои портреты с трогательными надписями, он с вступлением США во Вторую мировую войну быстро превратился в «демократа», а потом нашел контакты с сионистами, сделав их человека И. Арази своим послом для особых поручений в Западной Европе.

В начале апреля 1954 года группа гвардейцев пыталась устроить переворот в Манагуа с намерением физически устранить Сомосу. Диктатор своевременно узнал об этом и подавил мятеж. Он приказал сжечь живыми захваченных повстанцев. Его жертвы исчислялись тысячами, а во время правления его наследников — десятками тысяч.

21 сентября во втором по величине никарагуанском городе Леоне, в местном Рабочем клубе состоялась фиеста по случаю провозглашения диктатора кандидатом в президенты на новый срок. Виновник торжества находился здесь же. В самый разгар вечера, когда за столом, где сидел Тачо, провозглашали очередной тост за предстоящий успех кандидата, а оркестр играл популярную мелодию мамбо «Кабальо негро» (черная лошадь), один из танцующих (то был Ригоберто со своей партнершей) незаметно приблизился к столику президента и четырьмя выстрелами тяжело ранил Сомосу.

После покушения Сомосу отправили вертолетом в госпиталь американской зоны Панамского канала, куда прибыли присланные президентом Д.Эйзенхауэром хирурги. Несмотря на их старания, 29 сентября Сомоса скончался. Так бесславно закончил свои дни 60-летний Тачо. При жизни он говорил: «Думаю пребывать у власти 40 лет, но если США рассудят иначе, то я готов покинуть президентский дворец хоть завтра». Он удерживал власть чуть больше 20 лет и ушел в мир иной по воле не американцев, а их противников.

(Продолжение следует)