Самолет радиолокационной разведки

Содержание

Когда в Национальном центре управления обороной РФ официальный представитель Минобороны России генерал-майор Игорь Конашенков рассказывает о ходе проведения воздушной операции российских ВКС в Сирии, для наглядности он оперирует интерактивной картой, на которой в режиме реального времени видно, где и как наносятся авиационные удары по боевикам ИГ. Все видно красиво и доходчиво.

А вот откуда появляется эта «картинка», мало кто задумывается. Понятно, что используются данные с российских беспилотников и спутниковой разведки, но в этой визуальной цепочке не последнее место занимает и самолет радиолокационной разведки Ил-20, который способен выполнять немалое количество специальных задач. В том числе передавать данные непосредственно в Генштаб. Из-за секретной «начинки» его прозвали «самолетом-загадкой» (по натовской классификации – «Лысуха»).

Американцы, кстати, первыми заметили, что во время стремительной операции российских ВКС против ИГ в Сирии была оперативно создана разветвленная система радиоэлектронной разведки. Возможность сканирования радиоэфира террористов, показ видеороликов с уничтожением скоплений техники боевиков позволили им предположить, что радиоперехват осуществляет российский самолет-разведчик Ил-20. И, похоже, заокеанские эксперты не ошиблись.

В российском Министерстве обороны этот факт не опровергают, но и численность подобных самолетов не уточняют – их столько, сколько нужно. Зачем уточнять, если американская спутниковая разведка до сих пор не обнаружила присутствия этих самолетов на авиабазе близ Латакии?

Согласно официальному заявлению Министерства обороны РФ, российская авиация с начала операции в Сирии нанесла более 200 ударов по позициям террористов – пунктам управления, наведения и связи, заводам по производству вооружений и взрывчатки, складам боеприпасов и горючего. Причем, все удары нанесены с высокой точностью, которая обеспечивается, в том числе новейшим оборудованием средств радиоэлектронного обнаружения и оптическими сенсорами самолета Ил-20. Этот самолет не наносит бомбовые и ракетные удары – он их направляет.


Вначале о самом самолете. Его планер, состоящий из фюзеляжа, крыла и хвостового оперения, оснащенный двигателями и шасси, практически аналогичен гражданскому авиалайнеру Ил-18.

«Не совсем тактично сравнивать самолет-разведчик Ил-20 и пассажирский Ил-18, хотя внешних сходств у них действительно предостаточно, – считает авиационный эксперт Валентин Дудин. – В советские времена эти самолеты военного назначения даже имели в целях маскировки стандарт окраски «Аэрофлота» и гражданские регистрационные номера. Но это разные машины. Ил-20 отличается от исходного самолета меньшим полетным весом, мощным двигателем АИ-20М и увеличенной до 5,4 тысячи километров дальностью полета.

Нельзя назвать точной копией Ил-18 и построенные на его базе противолодочные самолеты Ил-38 и воздушный командный пункт Ил-22. Но если машина до сих пор летает, причем весьма активно, значит, запаса прочности на 40 лет ей хватило. И еще лет десять этот самолет может быть в строю, ресурса хватит».

Эксперт утверждает, что межремонтный ресурс Ил-20 составляет почти 10 лет, что тоже является большим плюсом машины. Главное – защитить планер от коррозии и усталости металла. Стоящие сейчас на вооружении российских ВКС самолеты имеют исправные планеры. Но вот с поставками новых двигателей, которые производит украинская «Мотор-Сич» по понятным причинам возникли проблемы.

Действительно, самолет радиоэлектронной и фоторазведки, радиоэлектронной борьбы Ил-20 был создан в 1968 году на базе пассажирского Ил-18 (последний из 20 был выпущен в 1976 году). Самолет использовался для разведки вдоль пограничной полосы и государственной границы и считается первым в Советском Союзе самолетом разведывательного типа.

Впереди пассажирской кабины у него была установлена станция радиотехнической разведки и фотоаппараты аэрофотосъемки. Антенна радиолокационной станции находилась в подфюзеляжной гондоле. Также на Ил-20 была установлена станция детальной радиотехнической разведки и аппаратура радиоперехвата.

По тем временам это был настоящий прорыв в области воздушной разведки. Экипаж состоял из пяти летчиков и шести операторов радиотехнических систем. Для удобства во время длительных перелетов в салоне была оборудована комната отдыха, гардероб, буфет и туалет.

Сейчас от прежнего самолета-разведчика, помимо планера и буфета, ничего не осталось. Ил-20 стал платформой для радиоэлектронного разведывательного оборудования. Он оснащен антенной решеткой, инфракрасным сканером и оптическими датчиками, радиолокационной станцией бокового обзора и системой спутниковой связи для обмена данными в режиме реального времени. Этот летательный аппарат является главным разведывательным самолетом, стоящим на вооружении российских ВВС.

Несмотря на почтенный возраст, самолет по-прежнему пользуется уважением у авиаторов. Про специалистов радиоэлектронной и радиотехнической разведки и говорить нечего – новейшая техника работает выше всех похвал, что подтвердило и ее последнее применение в Сирии. К слову, американский аналог – Boeing RC-135, является ровесником Ил-20 (они даже внешне чем-то похожи), но по своим техническим возможностям российский самолет превосходит конкурента – это признают даже наши потенциальные противники.

Создавать новый самолет радиотехнической разведки – дело долгое и дорогое. Потребуется переделать всю систему радиоэлектронной разведки, которая спроектирована под Ил-20 с учетом его размеров и формы фюзеляжа и крыльев. Ранее на замену ему рассматривались современные Ту-204, Ту-214 и Ан-140. Но ни один не удовлетворил всем требованиям для разведывательного самолета. У Ту-204 недостаточная дальность и продолжительность полета (6 часов против 12 у Ил-20). Ан-140 не достаточно вместителен для аппаратуры. Единственный пока альтернативный вариант – модернизированный Ту-214, но он рассматривается в удаленной перспективе.

Поэтому Минобороны России модернизировало один из самых старых отечественных самолетов, наиболее пригодных для ведения воздушной разведки. Несколько из 20 базирующихся на аэродромах в Кубинке и Чкаловском самолетов Ил-20 прошли полную модернизацию и вернулись в строй. Сейчас обновленные машины, оснащенные высокочувствительными станциями радиотехнической разведки, полностью владеют небом Сирии – в плане добываемой информации. Они обнаруживают излучение электронных систем террористов ИГ – радары, системы связи, наведения и многое другое.

Радиоэлектронная разведка с применением возможностей Ил-20 ведется двумя способами: активным и пассивным. Активный – это дальнее радиолокационное обнаружение (ДРЛО), предназначенное для наведения ударных средств на цель. Пассивный – это радиотехническая разведка, которая только обнаруживает и классифицирует вражеское радиоизлучение. Самолет радиотехнической разведки, как и ДРЛО, подолгу барражирует над определенными районами, сканируя радиоэлектронную обстановку. Он также способен к высотным полетам (потолок 10 км) для ретрансляции сигналов.

Из «закрытых» возможностей Ил-20 можно без расшифровки упомянуть и такие способности, как корректировка не только авиационных ракетно-бомбовых ударов, но и координирования полета крылатых ракет на конечном этапе. Никто не афишировал, но без участия этих самолетов ракеты «Калибр», запущенные из Каспийского моря по боевикам ИГ в Сирии, могли быть не такими точными.

А еще аппаратура Ил-20 не только точно наводит штурмовики и бомбардировщики на цель, но и обеспечивает их безопасность во время боевого применения. Российские самолеты просто становятся невидимыми для РЛС противника. Поразить их ЗРК не могут – визуально может и видят, но радары наведения просто слепнут.

Подобные системы – будущее российской армии. Не случайно Министр обороны России Сергей Шойгу на минувшем авиакосмическом салоне МАКС-2015 так интересовался, прежде всего, разработками в области радиоэлектроники и приборостроительного сектора. Министр обороны проявил большой интерес и к экспозиции Объединенной двигателестроительной корпорации, концерна «Радиоэлектронные технологии», корпорации «Тактическое ракетное вооружение», других профильных компаний, разрабатывающих перспективный авиационный комплекс радиоэлектронного обнаружения.

…Если вы сегодня увидите в информационных новостях генерала Игоря Конашенкова у интерактивной карты – знайте, что в небе над Сирией сейчас работает наш Ил-20.

/Виктор Сокирко, tvzvezda.ru/

Самолет разведки: радиотехнической, электронной,радиолокационной

Самолет разведки: американский TR-1A

Базируемый в Европе для фронтовой разведки, также может использоваться в роли стратегического разведчика, которую выполняет подобный ему U-2R. Гондолы на концах крыльев TR-1A содержат сложное устройство радиолокационного предупреждения.

Увеличенные носовые отсеки самолетов U-2R и TR-1A имеют какие-то чужеродные выпуклости. Предполагается, что в них помещаются радиолокаторы ASARS.

Размах крыла: 31,39 м Длина: 19,20 м Высота: 4,88 м Скорость: 692 км/ч Радиус действия: 9655 км Потолок: 24380 м.

Вооружение: не имеет; системы датчиков, расположенные в нише позади кабины, в носовой части и отсеках на крыльях. Lockheed ТВ-1А базируется в Англии в HMS Neptune, чтобы обеспечивать высотный разведывательный обзор для Воздушных сил США, расположенных в Европе.

Официально обозначаемые как авиация “калибрования радиолокатора”, три британских самолета Aerospace Nimrod R.MK1 из эскадрильи № 51 в полете осуществляют радиоразведку. Об оборудовании на борту известно мало, но три обтекателя, расположенных в гондолах под крыльями и в хвостовом конусе, вероятнее всего содержат спиральные приемные антенны.

Усиленные чувствительные датчики Loral также размещены на концах крыльев.

Самолет электронной разведки Ил-20 Coot-A является модификацией пассажирского авиалайнера Ил-18. Он оснащен РЛС-18 бокового обзора с нижней вдольфюзеляжной антенной (в обтекателе длиной 10,25 м).

Самолет Bear С — разведчик и ракетоноситель. Чаще Bear С представляет собой самолет-разведчик. Фюзеляж имеет обтекатели с различными электронными приемными устройствами; на пилонах крыльев находятся отсеки с оборудованием электронной разведки и противоэлектронной защиты.

Самолеты дальнего радиолокационного обнаружения

Самолеты дальнего радиолокационного обнаружения. Не скоростная и не маневренная и даже не обладающая большой разрушительной силой авиация раннего предупреждения с воздуха очень дорогостоящая. Военно- воздушные силы, которые имеют финансовые возможности для приобретения такой техники, могут засвидетельствовать, что только одна система дальнего обнаружения и командных постов стоит по меньшей мере целой эскадрильи истребителей. Но этот баснословно дорогой самолет может выполнять сверхзадачи, недоступные никакому другому самолету.

Самолет разведки: British Aerospace Nimrod R.MK1

Самолет разведки: Aerospatiale Caravelle

Размах крыла: 34,30 м. Длина: 33 м. Высота: 8,72 м. Скорость: 800 км/ч. Радиус действия: 2300 км. Потолок: 12800 м.

Вооружение: не имеет; приемники находятся в носовых и “брюшных” обтекателях с дополнительными антеннами.

Швеция использует самолеты Aerospatiale Caravelle для радиоразведки над Балтийским морем, действуя под прикрытием программы Национальных оборонных исследований это главный элемент современной противовоздушной обороны и наиболее эффективное средство, позволяющее предотвратить катастрофу внезапного воздушного наступления.

Радиолокационные станции

Первые радиолокационные станции (РЛС) появились в 1936—1938 годах в Великобритании, США, СССР. Их развитие привело к созданию современной мощной системы воздушного оповещения. Изменения в наступательной тактике вызвало необходимость разработки самолетов, оснащенных радиолокационной системой обнаружения и наведения истребительной авиации.

Это связано с тем, что РЛС, установленная на поверхности земли, ограничена линией видимости и поэтому не фиксирует самолеты за горизонтом. Даже если разместить радары на вершинах гор, времени после обнаружения быстро летящего самолета противника все равно слишком мало для принятия контрмер, даже если правильная идентификация была произведена немедленно.

В СССР исследования модели самолета дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) начались в 50-х годах. Первоначально предполагалось создать такой самолет на базе бомбардировщика Ту-4.

Но позднее работы по техническому проектированию самолета ДРЛО Ту-126 Moss были продолжены на базе пассажирского лайнера Ту-114, предназначенного для взаимодействия с дальними перехватчиками ПВО Ту-128.

Первый опытный самолет ДРЛО был выпущен в 1962 году. В 1965—1967 годах построено восемь серийных самолетов Ту-126 Moss. До конца 80-х годов самолет состоял на вооружении войск ПВО СССР. Ту-126 — первый отечественный серийный самолет ДРЛО.

За рубежом первыми самолетами, оснащенными радиолокационной системой обнаружения, были Grumman Avenger, базировавшиеся на кораблях-носителях ВМС США, и большие наземные Lockheed EC-121 модификации Constellation. ВМС Великобритании также использовали Avenger до того, как на службе появились Fairey Gannet AEW.Mk.3.

Минобороны недовольно производителями Су-34

Военно-воздушные силы России получили всего 16 новейших фронтовых бомбардировщиков Су-34 вместо 26 запланированных в рамках гособоронзаказа. Их производят ОАО «Компания «Сухой» и Новосибирское авиационное производственное объединение (НАПО) имени Чкалова. Как сообщил «Известиям» знакомый с ситуацией представитель ОПК, план сорван из-за несвоевременных поставок для них радиолокационных станций (РЛС) Ш141 производства «Холдинговой компании «Ленинец» в Санкт-Петербурге.

По его данным, основу радаров составляет импортная элементная база, и поставки комплектующих нерегулярны, так как при ввозе их нужно проверить на соответствие требованиям по информационной безопасности, а главное — на отсутствие шпионских закладок.

— Да, наш производитель не может сам сделать все элементы в достаточном количестве и нужного качества, — сетует представитель ОПК.

В НАПО причины срыва поставок комментировать отказались, заявив, что все вопросы решаются в рабочем порядке. А один из руководителей «Холдинговой компании «Ленинец» в интервью «Известиям» опроверг московского коллегу и заявил, что импортные элементы составляют небольшую часть начинки радара Ш141, а в ее основе изделия Санкт-Петербургского ОАО «Светлана».

— Они в несколько раз увеличили производство микропроцессоров и чипов, чтобы обеспечить выпуск радаров, — сказал он. Правда, о причинах перебоев он говорить отказался.

В свою очередь, высокопоставленный источник в главкомате ВВС укорил «Сухой» и НАПО.

— Они производят сотни Су-27 и Су-30 для иностранных заказчиков без нареканий и в установленные сроки. А для отечественных ВВС делают спустя рукава, такое у нас ощущение, — огорчен он.

Источник добавил, что Су-34 в первую очередь должны поступать в Центр боевой подготовки в Липецке. Там заранее готовятся пилоты для тех авиабаз, которые будут оснащаться Су-34.

Ситуация с новейшими бомбардировщиками столь серьезна, что, по информации «Известий», главкомат ВВС намерен обратиться к министру Сергею Шойгу и оборонному вице-премьеру Дмитрию Рогозину с просьбой разобраться и принять меры.

Су-34 — пока единственный в России серийный самолет, способный применять высокоточное оружие днем и ночью в сложных метеоусловиях. На нем стоит современный бортовой прицельный комплекс, радар и радиооборудование на мировом уровне. Острая потребность в современных бомбардировщиках выявилась в ходе войны с Грузией, где все ударные самолеты, включая модернизированные Су-24, могли применять только обычные фугасные бомбы и неуправляемые ракеты. Для этого им приходилось приближаться к целям на два-три километра, где они сразу попадали в прицел средств ПВО.

Новый бомбардировщик «Сухого» — иное дело. Благодаря управляемым бомбам и ракетам он уничтожает наземные цели без захода в зону поражения ПВО, то есть на расстоянии 20–50 км.

— Современные комплексы ПВО есть у многих армий мира, в том числе у грузинской. Без Су-34 мы обречены воевать по старинке и кидать бомбы по оптическим прицелам или на глазок, как в Великую Отечественную, — добавил офицер главкомата ВВС.

Военный эксперт Антон Лавров, тем не менее, считает, что срыв поставок Су-34 не критичен.

— Наши ВВС пока имеют много Су-24. Они падают регулярно, только в этом году три штуки, но на ближайшие несколько лет хватит. Еще есть модернизированные Су-24М с новым прицельным комплексом СВП-24, а также Су-24М2. Конечно, это совсем не Су-34 с управляемым оружием, так что хотелось бы ускорить их вступление в строй, — сказал Лавров «Известиям».

По мнению эксперта, в ближайшее время перейти на целиком отечественную электронную базу для бортовых систем не получится, так что зависимость ВВС и оборонки от иностранных производителей сохранится.

«Тридцатьчетверка» XXI века. Многоцелевой боевой самолет поколения IV++ Су-34. Часть 2

Но отличает самолеты поколения IV++ не только это, но и новая бортовая электроника, которая объединяет оба эти «плюса» в единое целое. Она помогает экипажу строить боевой маневр и применять оружие с учетом задачи и тактической обстановки, чтобы добиться гарантированного поражения цели и не дать противнику уничтожить свой самолет или другие самолеты своего боевого порядка.

КОМПЛЕКС В РАЗВИТИИ

Слово «комплекс» пришло в авиацию в начале шестидесятых, когда автоматизированные пилотажные навигационные и прицельные системы самолета и его ракетного вооружения были объединены для решения какой-то одной конкретной задачи, например для уничтожения вражеского корабля или перехвата самолета. И даже когда один и тот же самолет мог выполнять две задачи, это всего лишь означало, что у него на борту стоят два различных целевых комплекса, пусть даже они и используют какие-то общие компоненты оборудования.

А между тем и в 60-х гг. технически было возможно создание многоцелевых авиационных комплексов с единой прицельно-навигационной системой, что было бы весьма удобно. Однако к созданию такого оборудования приступили только в 80-х гг., когда появились моноимпульсные когерентные радиолокаторы, способные не только видеть цели и в воздухе, и на поверхности, но и наводить на них ракеты.

Тогда же пришло время расширить сектор обнаружения целей. У фронтовых самолетов обычно он ограничивался передней полусферой, и даже Як-28И с неплохим панорамным радаром «Инициатива» часто не видел истребитель, атакующий сзади-сверху. Для защиты задней полусферы нужна была отдельная РЛС с направленной назад антенной. Установить ее на сравнительно небольшой самолет фронтовой авиации стало возможно, только когда их габариты, масса и энергопотребление стали приемлемыми.

Уже в первые авиационные комплексы входил и самолет-носитель, но его роль ограничивалась доставкой ракеты в точку пуска, обеспечением надлежащей ориентации и питания прицельных систем в его процессе. Авиационные комплексы перехвата включали наземные станции наведения, которые передавали команды управления самолетом в директорном режиме, а на ударных самолетах такие команды вырабатывала бортовая система автоматического управления (САУ), но она лишь выдавала «заготовки», не сверяя их с реальной тактической обстановкой. В частности, отсутствовала пока возможность учета изменения положения и действий сил противника, а также оптимизации траектории своего самолета по энергетике и перегрузке.

Последние авиационные комплексы III поколения и первые поколения IV отличались встроенной цифровой системой контроля самолета, его систем и вооружения, возможностью учета эксплуатационных ограничений по полетным режимам и ранжированием воздушных целей по уровню угрозы. Но уже тогда эта идеология вступила в противоречие с самой конструкцией этих самолетов и явно не устраивала заказчиков. Они соглашались принимать их такими лишь потому, что циклы создания новой бортовой электроники были уже длиннее, чем нового планера и новой силовой установки.

Большинство истребителей IV поколения (за исключением МиГ-29) имели отрицательную статическую устойчивость по тангажу и цифровые электродистанционные системы управления (ЭДСУ), которые обеспечивали устойчивый полет таких самолетов. Последнее, вкупе с появившимся в авиации вместе с этими самолетами принципом открытой архитектуры бортовых вычислительных систем и потребителей выдаваемой ими информации, позволяло автоматике активно вмешиваться в процесс управления самолетом, обеспечивая не только устойчивый полет, но и более точное и рациональное выполнение эволюций по сравнению с возможностями «среднего летчика».

В начале 80-х гг. в США был испытан специально переоборудованный самолет TF-15A, на котором удалось добиться выхода из походного положения в точку применения оружия с уклонением от встречной атаки противника за меньшее время с меньшими полетными перегрузками именно за счет оптимизации траектории бортовым вычислителем. Он «подправлял» летчика, корректируя работу ЭДСУ самолета. Аналогичные работы в СССР показали необходимость такого усовершенствования. К тому же изменения алгоритмов работы ЭДСУ требовала и новая аэродинамика планера с управляемым ПГО, работа которого сблокирована с основным задним дифференциально отклоняемым стабилизатором и флаперонами, — летчик управлял всеми этими поверхностями по тангажу одним движением ручки.

Авиационные комплексы Су-24М поколения III+ и Су-34 поколение IV++ различаются не только набором функций, но и принципами построения.
Фото: cdn-st1.rtr-vesti.ru

Благодаря этому на довольно тяжелом Т-10В время реакции на отклонение рулей уменьшилось, а система активной безопасности позволила безопасно выполнять фигуры высшего пилотажа у земли на скоростях до 1 380 км/ч. Также совместно с САУ она выводит самолет из штопора или другого критического режима — летчик лишь нажимает кнопку «приведение к горизонту».

Наличие такой системы на борту позволяло по-новому использовать и возможность определения наиболее важной и опасной цели, которую уже предоставлял бортовой радар. Раньше он просто показывал ближайший самолет противника и сбрасывал с сопровождения самый удаленный, в случае если появлялся еще один ближе, а общее количество сопровождаемых целей превышало максимально возможное число отметок на индикаторе — обычно 10. Теперь автоматика теоретически могла «заставить сама» свой самолет выполнить противоракетный маневр, если пилот не успевал, и это могло спасти жизнь пилоту.

И наконец, появилась возможность упомянутое выше ранжирование целей распространить и на объекты, находящиеся и на поверхности земли или воды.

Итак, разница авиационных комплексов поколений IV и IV++ заключается в расширении набора решаемых задач с использованием ВТО, наводимого одним и тем же прицельным оборудованием, создании дополнительных зон обзора РЛС, дальнейшей автоматизации процесса траекторного управления самолетом для оптимизации его траектории, а также в использовании элементов искусственного интеллекта.

Изменилась и структура комплекса. Его части стали настолько сложными, что теперь он состоял не из систем, а из комплексов «низшего уровня», которые сами включают отдельные взаимодействующие системы. И таких «этажей» в архитектуре бортовой электроники самолета теперь могло быть уже больше трех.

Казалось бы, все ясно, цели определены, задачи поставлены, средства для их решения есть. Однако как мы увидим в дальнейшем, авиационный комплекс Т-10В и его компоненты, описанные ниже, продолжат свою эволюцию. И это будет связано не только с разнообразными, подчас совершенно неожиданными трудностями, с которыми столкнутся его создатели, но и с их достижениями и успехами. Он будет меняться и вынужденно, под ударами обстоятельств (например, финансового и организационного плана), и впитывать те полезные новинки, которые будут появляться — ведь жизнь на месте не стоит.

ДВА ЛОКАТОРА ВМЕСТО ОДНОГО И ОДИН ВМЕСТО ДВУХ

Как и на самолете Су-24, главным средством первичного обнаружения целей как на земной поверхности или в море, так и в воздухе остался радиолокатор. Как и в случае со станцией «Орион» фронтового бомбардировщика Су-24, его разработчиком было НПО «Ленинец», а конкретно — входящее в его состав СКБ «Земля». Но, в отличие от предыдущего изделия, новое было уже не станцией, а комплексом, включавшим два радара, работавших в передней и задней полусферах. Он получил обозначение 141Ш.

Особенностью проекта Т-10В были два радиолокатора — для обзора передней и задней полусфер с наведением ракет класса «воздух — воздух».
Фото: forum.simrussia.com

Первой задачей носовой РЛС остались навигация и самолетовождение в любых погодных условиях, включая картографирование в режиме «замораживания изображения». Ее можно использовать и для разведки целей, обнаруживая завод с дальности 200 … 250 км, мост с эффективной поверхностью рассеивания (ЭПР) радиационного сигнала 10 м2 — за 100 км, эсминец (5 000 м2 ) — за 135 км, танк или БМП на ходу — за 75 км а автофургон — за 30 км. Радар 141Ш одновременно сопровождает четыре цели на поверхности земли и воды.

Загруженный бомбами тактический ударный самолет с ЭПР 3,0 м2 он видит с дистанции не менее 120 км, а истребитель с малой ЭПР и ракетами «воздух — воздух» — за 90, одновременно сопровождая 10 воздушных целей и обстреливая залпом четыре наиболее опасных. Радар предварительно программирует инерциальные системы ракет и поддерживает ориентацию на цель их ГСН до пуска по команде пилота. Дальность выдачи предварительного целеуказания ГСН УР «воздух — воздух» в режиме «маневренный бой» 20 … 40 км.

Отдельные антенны РЛС обнаружения цели следования рельефу местности на самолете III поколения Су-24М .
Фото: С. Мирошниченко // Airforce.ru.mht

Кроме радиолокационной, возможна и радиотехническая разведка — обнаружение работающих локаторов и навигационных систем противника, а вместе с аппаратурой «Сорбция» локатор 141Ш может их подавлять.

Новый радар получил и антенну нового типа — это неподвижная фазированная решетка с электронным сканированием в двух плоскостях. Такие антенны уже делались в СССР для самолетов радиолокационной разведки, например Ил-20, однако они имели слишком большие для самолетов фронтовой авиации антенны из нескольких крупногабаритных диполей под общим обтекателем. В новой станции каждая антенна превратилась в самостоятельный миниатюрный передатчик-приемник, число которых увеличилось до нескольких сотен. Первая такая ФАР локатора Н008 самолета МиГ-31 «видела» только воздушные цели, но радар Н011 самолета Т-10М уже работал и «по земле».

Замена одного подвижного в двух плоскостях зеркала антенны «пакетом» маленьких неподвижных излучателей позволила заполнить ими все сечение носовой части вне зависимости от ее формы, а чем больше площадь антенны РЛС, тем выше ее возможности.

Носовая станция радиолокационного комплекса 141Ш самолета Су-34 с единой неподвижной фазированной антенной решеткой с электронным сканированием в двух плоскостях.
Фото: А. В. Карпенко // bastion-karpenko.ru

Радиолокационный комплекс 141Ш построен на сигнальных процессорах, которые ведут цифровую обработку и излучаемого, и принимаемого, отраженного от цели или подстилающей поверхности сигналов, усиливая и фильтруя их, очищая от естественных и наведенных противником помех.

Зона переднего обзора носового локатора 141Ш по азимуту и по углу места составляет ± 60°, среднеквадратичная ошибка измерения координат цели по дальности, азимуту и углу места в зоне — ± 10° по азимуту и до 15 км по дальности не хуже 15 м, а разрешаемый элемент наземной или надводной цели в режиме высокого разрешения (ВР) при масштабе 2,5 х 2,5 км составляет 15 м.

Антенна локатора заднего обзора имеет подобную фазированную решетку, но меньше. Ее поставили в увеличенном в сравнении с базовым Су-27 хвостовом стекателе, чтобы обнаруживать атакующие из задней полусферы самолеты и обеспечивать упреждающий обстрел их ракетами «воздух — воздух».

Рассматривалось несколько алгоритмов такого режима. Самый простой — своевременный разворот самолета в сторону угрозы с передачей управления оружием носовой РЛС. Но на это надо 20 … 30 секунд, а ракеты Р-73 с тепловой и Р-77 с активной радиолокационной ГСН при пуске вперед по курсу успеют сделать это гораздо быстрее — располагаемая перегрузка первой ракеты достигает феноменальной величины 40 единиц! В таком случае задача хвостовой РЛС сводится к программированию инерциальной системы управления ракеты и координатора ГСН, которые должны выйти в точку захвата и знать, куда смотреть. Ракета Р-77 имела ИСУ, а для Р-73 готовилась соответствующая модификация. И наконец, исследовали режим пуска ракеты назад, по направлению против полета — тогда это было бы проще. То, что ракета начинала бы полет на существенно меньшей воздушной скорости, не пугало: стартовое ускорение таково, что в момент схода с направляющей она уже не будет отрицательной. Пуски Р-60 с вертолета Ми-24 показали, что крылья и рули все равно сохраняют минимально необходимую эффективность, которая очень быстро достигает нормальных значений. Но выброс горячих газов против полета мог привести к остановке двигателей, несмотря на то, что при нажатии на боевую кнопку автоматически производится подпитка их кислородом и запуск от встроенного стартер-генератора.

Для размещения РЛС защиты задней полусферы хвостовой стекатель самолета Т-10В/Су-34 увеличили в размерах, а установку тормозного парашюта перенесли из его задней части вперед
Фото: militaryrussia.ru

Вместе с системой «Пароль» обе БРЛС участвуют в опознавании целей в режиме «свой-чужой», а совместно со станциями предупреждения об облучении РЛС противника (СПО) и предупреждения о пуске ракеты дают команду на включение систем постановки пассивных и активных помех и информацию пилоту для построения маневра уклонения от атаки.

Как и самолет Су-24, Т-10В способен выполнять полет на предельно малой высоте с автоматическим огибанием или обходом препятствий. Безопасность такого полета была проверена в самых разных условиях, вплоть до Кавказа с его склонами переменной крутизны и извилистыми долинами. На Су-24 для этого установлена отдельная РЛС «Рельеф», которая занимала значительное пространство под антенной основного радара «Орион», на новом же самолете обе эти функции выполнял один носовой локатор.

Особенностью новой машины является использование в полете с автоматическим огибанием рельефа местности упомянутой выше системы активной безопасности, которая демпфирует продольные колебания самолета от случайных воздушных порывов. Это не только исключает отклонение самолета от заданной траектории и выход на нерасчетный или критический режим полета, но и ограничивает действующие на машину перегрузки, которые в данном случае могут быть весьма велики.

ОПТИКА

Возможности носового локатора комплекса 141Ш самолета Т-10В были существенно выше станции «Орион» бомбардировщика Су-24, но это не избавляло от необходимости оптического оборудования обзора местности, обнаружения целей, прицеливания и целеуказания. В середине 80-х гг. появились сообщения о разработке в США подвесных систем FLIR и LANTIRN, которые содержали телекамеры ночного видения и лазерные дальномеры-целеуказатели, что позволяло летать на малых высотах в любую погоду, находя и поражая ВТО наземные, в т. ч. замаскированные, и морские цели. С помощью такого оборудования можно было сбрасывать управляемые бомбы с лазерным наведением с горизонтального полета, поскольку луч целеуказателя мог отклоняться в заднюю полусферу, сопровождая цель до попадания в нее.

Наряду с радиолокационным обнаружением целей и наведением оружия предусмотрены и оптические способы. На фото — выдвижной блок лазерно-телевизионной прицельной системы «Платан».
Фото: ausairpower.net

Это позволяла станция «Кайра» на Су-24М, но у нее не было ночного инфракрасного канала, и для самолета Т-10В в НПО «Геофизика» началось создание новой комбинированной оптико-электронной обзорно-прицельной системы «Платан». Она должна была обеспечивать обзор местности под самолетом и поиск целей, подсветку целей лазерным целеуказателем с их автоматическим сопровождением, а также прицеливание при сбросе свободнопадающих бомб с малой высоты и с кабрирования в любое время суток. Ввод первичного образа цели в ГСН корректируемых авиабомб с телевизионным самонаведением идет через их головки, но для выдачи команды на захват используется монитор «Платана».

На защитном шлеме ЗШ-7АП установлена система целеуказания «Сура-И», которая не только обеспечивает наведение ВТО, но и выдает пилотажную информацию.
Фото: topwar.ru

Советские истребители IV поколения получили нашлемную систему целеуказания «Щель-3У», позволявшую предварительно ориентировать головки самонаведения ракет и корректируемых авиабомб поворотом головы летчика. Это оборудование перешло и в проект Т-10В, но его планировалось дополнить визиром, на который выводилась бы и прицельная информация. Тогда штурман мог бы наводить самонаводящиеся боеприпасы быстрее — просто взглядом на цель и одним нажатием кнопки. Такая разработка шла под шифром «Сура».

2.21. СИНТЕЗИРОВАНИЕ РАСКРЫВА ПРИ БОКОВОМ ОБЗОРЕ

  • ОБЗОР УЧЕБНИКОВ ПО ЭЛЕКТИВНЫМ КУРСАМ ИНФОРМАТИКИ

    В настоящее время существует много авторских элективных курсов, описанных в журнальных публикациях, в учительских блогах и в той или иной степени доступных педагогической общественности. Отметим, что именно в сфере создания элективных курсов часто проявляется учительское творчество. Однако для того чтобы…
    (Методика обучения информатике)

  • Общие принципы управления инженерной деятельностью. Исторический обзор

    Организационная структура инжиниринговой компании определяется той предметной областью, в которой она работает. В гл. 1 эта область была описана как можно более полно с учетом того, что на практике компания выбирает несколько бизнес-направлений в зависимости от потребностей рынка и (или) долгосрочных…
    (Инжиниринг объектов интеллектуальной энергетической системы. Проектирование. Строительство. Бизнес и управление)

  • Краткий исторический обзор становления системы обучения родному языку детей в теории и практике дошкольного воспитания

    В условиях общественного дошкольного воспитания в качестве важнейшего фактора полноценного речевого развития ребенка выступает целенаправленное обучение родному языку. Основы методики развития речи дошкольника заложены в трудах К. Д. Ушинского, определившего три цели обучения родному языку: развитие…
    (Развитие речи детей младшего дошкольного возраста (разновозрастная группа))

  • Краткий обзор результатов исследований проблемы развития речи младших дошкольников

    Анализ педагогической литературы по вопросам обучения родному языку и развития речи детей младшего дошкольного возраста показал, что в основном внимание исследователей было уделено проблемам развития у детей отдельных сторон речи: воспитанию звуковой культуры речи, обогащению и активизации словаря, формированию…
    (Развитие речи детей младшего дошкольного возраста (разновозрастная группа))

  • Обзор подходов к анализу и моделированию рейтингов

    Влияние Базеля II на поведение мирового сообщества предсказуемо. Усиливается внимание к построению внутренних рейтинговых систем в банках и крупных корпорациях. Создание эконометрических моделей (ЭМ) позволяет аккумулировать предшествующий опыт, дает возможность статистического прогнозирования рейтингов,…
    (Кредитные рейтинги и их моделирование)

  • Обзор литературы

    Выделим два основных направления в изучении этапа размещения государственного заказа. Первое связано с анализом эффективности различных процедур размещения с точки зрения стоимости закупки для заказчика, в том числе с учетом трансакционных издержек. Второе посвящено анализу искажений, которые могут возникать…
    (Эмпирический анализ системы госзакупок в России)

  • Стимулы к оппортунистическому поведению в государственных закупках: обзор литературы

    Система государственных закупок представляет собой набор правил поведения для государственных заказчиков, уполномоченных органов и потенциальных поставщиков, участвующих в тех или иных конкурентных процедурах заказа. Предполагается, что если все стороны следуют правилам, результатом этих конкурентных…
    (Эмпирический анализ системы госзакупок в России)

  • Боковое уширение профиля легирования

    В планарной технологии легирование полупроводника проводится локально с использованием масок, предохраняющих те области структуры, куда не должны попадать внедряемые ионы. В качестве масок при легировании могут использоваться пленки диэлектриков (окисла и нитрида кремния Si02 и Si3N4, окисла алюминия…
    (Технология, конструкции и методы моделирования кремниевых интегральных микросхем)

  • ОБЩИЙ ОБЗОР РЕЧЕВЫХ НАРУШЕНИЙ

    Причины возникновения речевых нарушений Речь, уникальная способность, присущая только человеку, связана с процессами мышления и обеспечивает общение с помощью того или иного языка. Различные неблагоприятные воздействия на мозг во внутриутробном периоде развития, во время родов, а также в первые…
    (Детская логопсихология)