Ракета трайдент 2

Тополь-М — это тоже дерьмо, только вид сбоку. Совершенно бесполезная елда, все движения которой отслеживают пиндосы…» (с). «Это Синева может добить до территории США из Баренцева моря, а Булава, которая весит в 1,5 раза меньше Трайдента-2, этого не сможет…» (с). Подобные комментарии далеко не редкость на многих форумах, где обсуждаются наши и зарубежные ядерные силы. Как и в своем прошлом посте, я постараюсь выделить основные тезисы, вызывающие наиболее жаркие споры, и дать им свою оценку.Выводы, как обычно, в самом начале:

1) В программе перевооружений до 2020 года высший приоритет отдан модернизации стратегических ядерных сил России (СЯС);

2) Количественно-качественные показатели СЯС РФ и СНС (стратегические наступательные силы) США примерно равны, с некоторым преимуществом у США;

3) ПРО США может быть эффективна против Северной Кореи, Ирана и Китая, но не против нас;

4) В случае масштабного конфликта между Россией и США, обеим странам грозит взаимное уничтожение.

Приступим.

Наши ракеты устарели и не взлетят

Это сказочный бред.

а) Не стоит судить о наших СЯС (стратегические ядерные силы) по неудачным запускам ракеты, которая еще не принята на вооружение. Если так подходить к этому вопросу, тогда и ПРО США — бутафория, т.к. их SM-3 опять ничего не сбил, а GBI — снова упал. А они, между прочим, приняты на вооружение.

б) Действительно часть ракет устарела и их необходимо заменять. УР-100Н и моноблочные РТ-2ПМ «Тополь» заменяются новыми РТ-2ПМ2 «Тополь-М» и РС-24 «Ярс». На смену Р-29РМУ скоро придет её модернизация — Р-29РМУ2.1 «Лайнер». Однако та же ситуация наблюдается и у наших «невероятных союзников». Срок службы Минитменов продлили до 2030 года, а разработка новых БРПЛ (баллистических ракет подводных лодок) начнется только с 2025 года параллельно с разработкой нового РПКСН (ракетный подводный крейсер стратегического назначения) для замены «Огайо». Также к 2030-2035 годам США планируют создать новый тяжелый бомбардировщик и новую КРВБ (крылатая ракета воздушного базирования).

в) В состав СЯС до 2020 года войдут 10 новых РПКСН пр.955 «Борей», вооруженных БРПЛ Р-30 «Булава» (1-ый передан ВМФ в январе 2013). На смену Р-36М2 придет новая тяжелая жидкостная ракета «Сармат». До конца 2013 года на боевое дежурство заступит новый ПГРК «непонятнокакойдальности» РС-26 «Рубеж» («Авангард»). Что касается авиационной составляющей, то с 2013 года на вооружение принята КРВБ Х-101/102. А к 2025 году будет разработан и принят новый бомбардировщик ПАК ДА.

США превосходят нас по количеству ракет и боеголовок, а мы все сокращаем

©

Утверждение верно лишь отчасти.

а) Да, на данный момент США действительно превосходят нас по количеству боеголовок и средств их доставки. Однако расстраиваться не стоит, т.к. 1) имеющихся МБР (межконтинентальная баллистическая ракета) вполне хватит, чтобы пару раз друг друга уничтожить; 2) договор СНВ-3 ограничивает количество боеголовок до 1550, а количество носителей — до 700 (+100 неразвернутых). Из таблицы ниже, видно, кому и что надо сокращать.

Страна

Март 2013

Изменения с сентября 2012

Изменения с февраля 2011

США

Развернутые носители

Боеголовки

1 654

Общее кол-во носителей

1 028

+6

Неразвернутые боеголовки

2 500

Россия

Развернутые носители

+1

Боеголовки

1 480

Общее кол-во носителей

+16

+35

Неразвернутые боеголовки

2 700

б) Количественный уровень носителей и боеголовок, зафиксированный в СНВ-3, является оптимальным для нас. Дальнейшее сокращение СЯС РФ нецелесообразно. США будут и дальше активно продвигать идею еще большего снижения ядерных потенциалов обеих стран. Но важно понимать, что все эти шаги — это попытка осуществить «подгонку» количественно-качественных параметров СЯС РФ под реальные боевые возможности СНС и ПРО США. Предельно минимальным уровнем сокращения наших СЯС является показатель в 350-400 носителей.

ПРО США собьет все наши ракеты

Это не совсем так.

а) ПРО, как и любая зенитная система, не обеспечивает 100% прикрытия от всего и вся. В случае МРЯУ (массированного обмена ракетно-ядерными ударами) противоракеты могут уничтожить лишь часть баллистических ракет. Даже при самом худшем для нас сценарии из 700 ракет до цели дойдет минимум 150-200. И все они подарят «свет и тепло» жителям американских городов. Поэтому ПРО США может быть эффективна против Северной Кореи, Ирана и Китая, но не против нас.

б) Стоит признать, что США вкладывает много усилий в создание мощной системы ПРО. Модернизируются РЛС СПРЯУ (система предупреждения о ракетно-ядерном ударе) в Британии, Гренландии, на Аляске. В Турции, Норвегии и Японии разворачиваются РЛС AN/TPY-2. В Румынии появилась система Иджис. Также системой Иджис и ракетами SM-3 Block I/IA оснащаются американские эсминцы и ракетные крейсера, несущие службу в Норвежском море. Большое внимание уделено космической компоненте ПРО: к 2015 году будет завершена программа SBIRS и космическая группировка ПРО США составит 34 спутника. Все это делается для того, чтобы минимизировать ошибки при расчете координат МБР и пролонгировании её траектории.

в) Преодолеть ПРО США значительно проще благодаря новым КСП ПРО (комплекс средств преодоления). Ложные цели, сопровождающие боевые блоки (ББ) наших МБР, имеют высокую степень сходства с ними в радиолокационном, оптическом и инфракрасном диапазонах. На активном участке траектории возможно маневрирование ракеты. А на терминальном — маневрирование ББ. Все это усложняет уничтожение наших ракет, т.к. США используют кинетический перехват. Т.е. противоракете необходимо попасть в ракету, окруженную десятком ложных целей и идущую на скорости от 5 до 7 км/с. По признанию самих американцев для уничтожения 1 МБР Тополь-М потребуется порядка 2-3 противоракет GBI (всего их 30, а к 2017 будет 44), наши спецы говорят о 5-7 противоракетах.

©

Все наши ракеты будут уничтожены в шахтах или на активном участке

Спорное заявление.

а) Уничтожить ШПУ можно 1) МБР или БРПЛ, но их пуск засекут отечественные СПРЯУ, и пока они долетят (20-35 минут), наша «ответка» уже будет на пути к «оплоту демократии и свободы»; 2) крылатыми ракетами (КР), которые необходимо доставить на рубеж атаки (от 1 200 до 2 400 км). При этом средствам доставки будет оказан «теплый и радушный» прием флотом, ПВО и авиацией. Также рекомендую взять карты, найти на них позиционные районы наших МБР и сравнить их удаление от границ с дальностью КР. И не стоит забывать, что у ШПУ есть комплексы активной защиты.

б) Противоракета SM-3 Block I/IA (129 штук, к 2020 — 680) действительно способна уничтожать ракеты на активном участке траектории. Особенно это касается Р-29Р и Р-29РМУ наших РПКСН пр.667БДР и БДРМ. Но для этого американские эсминцы или ракетные крейсера должны быть не дальше 450-500 км от позиционного района. В теории это возможно, однако есть глубокие сомнения, что наши РПКСН будут стрелять от пирса, а корабли «невероятного союзника» не будут заранее атакованы. Также важно помнить, что все сбитые SM-3 цели двигались по неизменной и заранее известной траектории.

У Булавы малая дальность и высокий КВО

А Карл Маркс и Фридрих Энгельс — 4 разных человека.

а) Все данные по АУТ (активному участку траектории), по круговому вероятному отклонению (КВО), дальности, КСП ПРО — засекречены и их знает дай Бог человек 30. Поэтому любой, кто доказывает Вам, что у Булавы такие-то и такие-то характеристики КВО, дальности и т.д., — трындежник.

б) Касаемо КВО часто приводят данные, что у Тайдента-2 он равен — 120 м, а у Булавы — 350 метров. Вы, правда, считаете, что новая ракета с новыми (00-х годов) 1) БЦКВ (бортовым цифровым вычислительным комплексом) и ККП (комплексом командных приборов); 2) акселерометром; 3) гироскопом; будет иметь худший КВО, чем ракета, разработанная 20 лет назад?

в) Если говорить о дальности, то вот Вам такая таблица. Выводы делайте сами.

Заявленная дальность

Испытанная

Р-29РМУ «Синева»

8 300 км

11 547 км

Р-30 «Булава»

8 000 км

???

***

Безусловно, данная тема довольно обширна и спорных вопросов здесь более, чем достаточно. Это и целесообразность создания мобильных комплексов, и мощность боевых блоков, и действия вражеских зеленых беретов, и беспилотники, и воздушные лазеры и т.д. и т.п. Завершая данный пост, хочу подчеркнуть, что стратегические ядерные силы — это гарант суверенитета нашей страны. И, возможно, именно они в свое время не позволили нам повторить траекторию Югославии, Ирака и Ливии.

Охота на МБР «Минитмен-3» может оказаться безрезультатной
Американское издание The National Interest в статье, посвященной российской морской составляющей ядерной триады, довольно долго поет дифирамбы стратегическому подводному ракетоносцу «Борей». Для того, чтобы предельно подсластить этот запев, автору даже пришлось заявить, что у «Борея» уровень акустических шумов ниже, чем у американской «симметричной» подводной лодки «Огайо». Это крайне смелое высказывание, под которым не подпишется ни один американский эксперт.


Пуск баллистической ракеты «Булава»

При этом, как утверждает NI, шумность российских, точнее — советских, подводных лодок удалось снизить кардинальным образом, когда в 80-е годы Советский Союз смог «импортировать технологии из Японии и Норвегии». Загадочное утверждение.
Да, «Борей» — первоклассная лодка, но у нее имеется существенный недостаток. Что переводит ее в разряд лодок в лучшем случае посредственных. И никакого сравнения с «Огайо» она не выдерживает.
Недостаток — баллистическая ракета «Булава». Она непригодна для нанесения первого, разоружающего, удара. Потому что первый удар ставит своей целью уничтожение средств ядерного нападения противника, точнее — ответа.
«Булаве» катастрофически не хватает точности. Для доказательства приводятся сведения о ракете, недавно обновленные на англоязычном сайте russianspaceweb.com (Отметим в скобках, что сайт неофициальный, сведения о российских ракетных и космических делах для которого собирают читатели, «не связанные ни с каким государственным или частным учреждением». То есть это не бюллетень Московского института теплотехники, разработавшего «Булаву»).
Так вот, согласно данным russianspaceweb.com, круговое вероятное отклонение (КВО) у «Булавы» составляет 350 метров. Это не означает, что ни один из отделившихся от ракеты ядерный боевой блок не попадет в круг радиусом 350 м. Этот параметр означает, что половина боевых частей окажутся в круге с таким радиусом, вторая половина — за его пределами.
Характеристика, действительно, не из лучших. NI сообщает, что у «симметричной» американской ракеты подводного базирования — Trident D5 — КВО меньше в 4 раза. Строго говоря — 90 м, как сообщают официальные источники США. Однако в этом есть лукавство, пусть и небольшое. 90 метров — это при условии коррекции траектории с помощью сигнала GPS. То есть имея дело с абсолютно беззащитными в техническом отношении противниками. С Россией, которая способна парализовать американскую спутниковую систему глобального позиционирования, этот номер не пройдет. В режиме же астрокоррекции КВО ракеты «Трайдент» составляет 120 м. Но, конечно, разница тоже существенная — трехкратная.
Конструкторы «Булавы» могли бы, конечно, улучшить точностные характеристики, воспользовавшись системой ГЛОНАСС. Но они этого не сделали, понимая, что и российская спутниковая система может быть выведена из игры.
Так для чего же конструкторы МБР с мощными боевыми блоками в сотни килотонн бьются за повышение точности попадания? Казалось бы, радиус поражения у термоядерных боеголовок намного превышает отклонение от цели в две-три сотни метров. Это надо для разрушения первым ударом МБР противника, находящихся в защищенных шахтах, а также бункеров, в которых сосредоточены командные ресурсы неприятеля.
При помощи инженерных расчетов, а также экспериментальным путем было установлено, что для уничтожения защищенных целей на территории противника требуется создать избыточное давление порядка 30 атмосфер, а для особо защищенных шахт — 50 атмосфер.
Установлено и то, что для разрушения ракетной шахты необходимо взорвать заряд мощностью 100 килотонн не далее, чем на расстоянии в 100 метров от цели.
Если бы «Булава» и «Трайдент-2» имели одинаковую мощность боевых частей, по 100 кт, то с задачей разрушения шахт МБР справлялась бы половина американских боеголовок. И 1/6 часть российских.

Учитывая, что одна «Булава» оснащена шестью БЧ по 150 кт, то доля успешных попаданий возрастет до 1/5-1/4. Однако ситуация становится катастрофической, когда выясняется, что на одной МБР «Трайдент-2» установлено 8 боевых блоков W88 по 475 кт каждый. То есть эффективность применения W88 для разрушения российских шахтных пусковых установок возрастает до уровня 1/3-1/2.
Однако тут много нюансов, которые способны выровнять соотношение противоборствующих сил. Для того, чтобы шахту разрушить, надо до нее как минимум долететь. И тут у «Булавы», созданной в Московском институте теплотехники с использованием опыта разработки грунтовых подвижных комплексов «Тополь-М» и «Ярс», существенное преимущество перед «Трайдентом-2». «Булава» летит в окружении сорока ложных целей, для РЛС противника не отличимых от самой ракеты. Что делает ее перехват проблематичным. У США в настоящий момент нет такого количества стратегических перехватчиков GBI, чтобы остановить залп из 16-и ракет, которыми оснащена каждая лодка «Борей».
Также у «Булавы» уникально короткий активный участок полета, то есть с работающими двигателями, когда ракета наиболее уязвима для противоракетной обороны противника. И настильная (низкая) траектория, что позволяет максимально долго оставаться незаметной для Системы предупреждения о ракетном нападении. «Трайдент-2» по всем этим трем пунктам гораздо «бесхитростнее».
Но главное отличие ракет состоит в их различном назначении. Если США намерены уничтожить при помощи первого удара своими самыми совершенными ракетами «Трайдент-2» российскую наземную составляющую ядерной триады, то «Булава» — это оружие ответа. То есть она предназначена для нанесения ударов по промышленным объектам и городским структурам, выступая в роли оружия возмездия, когда удар по своей территории уже нанесен. И тут высокая точность существенного значения не имеет.
Для разрушения шахт с американскими МБР у нас есть другое оружие, до которого «Трайденту-2» как до Луны. Это сверхтяжелая ракета «Воевода». Она имеет КВО, равное 220 метрам. Но при этом 10 боевых блоков имеют мощность 0,8 мегатонн. То есть при такой точности и мощности боеголовок ракета, безусловно, имеет право называться «убийцей шахтных пусковых установок МБР».
Однако борьба с ними — это не самая актуальная проблема для российских сил ядерного сдерживания. Да, США стараются изо всех сил разрушить российскую наземную составляющую ядерной триады. Потому что она, то есть Ракетные войска стратегического назначения (РВСН), является самой мощной частью триады.
У США же наиболее сильна морская компонента, то есть лодки «Огайо», вооруженные МБР «Трайдент-2». А наземная компонента, которую представляют 300 ракет «Минитмент-3» шахтного базирования, — это самая слабая часть. Эти ракеты были приняты на вооружение в 1970 году. И тогда же установлены в шахты, защищенность которых по современным меркам невысока. Так что для нанесения существенного урона вполне хватило бы и точности ракет «Булава».
Но при этом уже стало понятно, что ракета «Минитмен-3» не только морально устарела — у нее отсутствуют какие бы то ни было механизмы самообороны, — но и не вполне соответствует требованиям 1970 года. Хоть ее и пытаются слегка модернизировать, а также один раз полностью заменили просроченное смесевое твердое топливо, но из шести тестовых пусков, которые состоялись в этом десятилетии, половина оказалась неудачными.
Так что издание NI пытается навязать России свои проблемы по уничтожению ракетных шахт. Нам пытаются доказать, что «американский Джо неуловим». Неуловим он только потому, что он никому не нужен.
Вот борьба с подводными ядерными ракетоносцами — это проблема актуальна и насущна и для России, и для США.
Владимир Тучков

Зачем нужна «Булава», когда есть «Синева»?

Атомные крейсера рискуют остаться без ракет.
Фото из книги «Подводные силы России»

В статье Владимира Дворкина «Как ракетчик ракетчику┘» («НВО» № 6, 2009) затронуты вопросы прекращения работ по созданию морского ракетного комплекса Д-19УТТХ и выбора Московского института теплотехники (МИТ) в качестве головного разработчика нового морского ракетного комплекса.

Вместо глубокого, всестороннего и объективного анализа серьезных проблем морской компоненты СЯС нашей страны читатели газеты получили материал объемом в целую полосу, главной целью которого является оправдание ошибочных решений, принятых в конце 1990-х годов в отношении выбора путей развития стратегического ракетного вооружения Военно-Морского Флота с баллистическими ракетами.

А этот вопрос требует серьезного обсуждения, так что разговор о «Булаве» требует необходимо продолжить.

ПРИЧИНЫ – НА ПОВЕРХНОСТИ

Главной причиной прекращения разработки ракетного комплекса Д-19УТТХ Владимир Дворкин считает «неустранимую проблему так называемой размерности БРПЛ и подводного ракетоносца». Передачу задания по созданию морского ракетного комплекса Московскому институту теплотехники объясняет упомянутой «проблемой с размерностью», завуалированным «рядом других причин», а также тем, что МИТ «имел наибольший опыт в СССР и России в разработке высоконадежных твердотопливных ракет».

Следует отметить, что к моменту принятия решения о прекращении разработки комплекса Д-19УТТХ никакой проблемы, тем более неустранимой, с «так называемой размерностью БРПЛ и подводного ракетоносца» не существовало. Все технические вопросы, в том числе самые сложные, связанные с созданием и обеспечением эксплуатации уникального подводного ракетоносца проекта 941 «Акула» и БРПЛ со стартовой массой 90 тонн, были успешно решены в ходе разработки в период 1973–1983 годов ракетного комплекса Д-19 с БРПЛ Р-39. Была создана система берегового базирования для подводных лодок. Все агрегаты наземного оборудования с традиционного колесного были переведены на железнодорожный ход. Схема прохождения ракет от завода-изготовителя до ПЛ предусматривала бескрановую перегрузку с агрегата на агрегат. Для погрузки ракет на ПЛ было сконструировано новое крановое сооружение с увеличенной грузоподъемностью, в местах базирования появились новые пирсы, хранилища ракет и другое оборудование.

Строительство и развертывание шести ракетоносцев проекта 941 завершилось в 1989 году. При этом в 1988 году был принят на вооружение усовершенствованный ракетный комплекс Д-19У. Никто не отрицает сложности эксплуатации ПЛ проекта 941 «Акула» с ракетным комплексом Д-19. Тем не менее комплексы этого типа безаварийно эксплуатировались на флоте в течение почти двадцати лет. БРПЛ Р-39 и Р-39У оснащались десятью боевыми блоками, их боекомплект на лодках проекта 941 составлял 20 единиц. Таким образом, на ракетах только одной ПЛ размещалось 200 боевых блоков, а потенциал всей группировки ракетоносцев этого типа составлял 1200 боевых блоков.

Это с учетом высоких выходных характеристик ракетного комплекса типа Д-19, определяющих боевую эффективность (межконтинентальная дальность полета, количество и мощность боезарядов, точность стрельбы, размеры зоны разведения боевых блоков и др.), обусловливало значительный вклад группировки ПЛ проекта 941 в потенциал ответного удара стратегических ядерных сил страны и их морской составляющей. Разрабатывавшийся комплекс Д-19УТТХ («Барк») имел улучшенные по сравнению с комплексом Д-19У характеристики и должен был заменить его на ракетоносцах проекта 941. По техническому уровню и боевым возможностям ракета Р-39УТТХ не уступала американской БРПЛ «Трайдент-2».

Однако в 1998 году на этапе летно-конструкторских испытаний было принято решение о прекращении работ по комплексу Д-19УТТХ, техническая готовность которого к этому времени составляла 73%, и разработке вместо него нового ракетного комплекса «Булава-30». Целесообразность такого шага обосновывалась возможностью создания межвидовой ракеты для ВМФ и РВСН и соответственно значительной экономией средств. В связи с заключением в 1993 году Договора СНВ-2, не допускавшего производство и летные испытания МБР наземного базирования, за которыми числится более одного боезаряда, а также ввиду проблематичности создания ракеты, отвечающей требованиям наземного и морского базирования, оказалось, что разрабатываемая ракета РВСН не нужна.

Позднее генконструктор ракеты «Булава» Юрий Соломонов признался, что «о межвидовой ракете говорить пока рано». «Это вопрос, возможно, нескольких десятилетий (! – «НВО»)». Таким образом, основной замысел по созданию межвидовой ракеты, из-за которой были начаты работы по ракетному комплексу «Булава-30», был признан несостоятельным и отвергнут Минобороны РФ. В этих условиях логичным и отвечавшим государственным интересам решением являлась бы передача разработки теперь уже чисто морского ракетного комплекса ГРЦ имени академика В.П.Макеева как головному разработчику всех принятых на вооружение ракетных комплексов с БРПЛ, за исключением первой в стране БРПЛ Р-11ФМ («детище» ОКБ-1 С.П.Королева).

Вопреки здравому смыслу головным разработчиком морского ракетного комплекса был назначен Московский институт теплотехники, отнюдь не специализировавшийся в области конструирования БРПЛ. МИТ занимался твердотопливными МБР наземного базирования и потому, естественно, не имел опыта разработки твердотопливных БРПЛ, которым обладал ГРЦ имени академика В.П.Макеева, на счету которого – твердотопливные БРПЛ Р-39 и Р-39У с полетной надежностью 0,96, аналогичной американской БРПЛ «Трайдент-2». Кроме того, 4-й ЦНИИ Минобороны, которым руководил Владимир Дворкин, был назначен головным по военно-научному сопровождению разработки, хотя такими вопросами в части морских ракетных комплексов всегда занимался профильный 28-й НИИ МО (Институт вооружения ВМФ).

Причины необъяснимых с позиций обычной логики решений лежат на поверхности. Министром обороны в то время являлся Игорь Сергеев, до этого командовавший РВСН, на вооружении которых находились митовские ракеты «Тополь». А 4-й ЦНИИ Минобороны, возглавлявшийся тогда Владимиром Дворкиным, проводил исследования в основном в интересах тех же РВСН. МИТ и 4-й ЦНИИ Минобороны были Игорю Сергееву значительно «ближе», чем ГРЦ имени академика В.П.Макеева и 28-й НИИ Минобороны. В принятии вышеупомянутых решений принимал участие руководивший в ту пору Минэкономики Яков Уринсон, поддерживавший тесные связи с возглавлявшим МИТ Юрием Соломоновым.

ЦЕНА КОНЪЮНКТУРНЫХ РЕШЕНИЙ

Предпринятые в тот период шаги имеют серьезные негативные последствия, сказывающиеся как на сегодняшнем состоянии, так и на дальнейшем развитии морских стратегических ядерных сил России. В результате в связи с разработкой комплекса «Булава-30» остались безоружными ПЛ проекта 941, поскольку было прекращено производство БРПЛ Р-39У. В условиях отсутствия средств на эксплуатацию ракетоносцев была возможна их временная консервация. Однако три уникальные подводные лодки этого проекта разделали на металлолом на средства, выделенные США. Две выведенные в резерв субмарины – «Северсталь» и «Архангельск» – скорее всего ожидает та же участь. Головная ПЛ «Дмитрий Донской», которую планировалось перевооружить после заводского ремонта на комплекс Д-19У, была переоборудована и в настоящее время используется для испытаний ракеты «Булава».

Использование уникального, находящегося в работоспособном состоянии ракетоносца для испытаний новой ракеты нельзя признать оправданным. Это привело к исключению из потенциала стратегических ядерных сил страны еще двухсот (!) боезарядов современного ракетного комплекса Д-19У. Обычно для испытаний используются специальные подводные стенды и ПЛ устаревших типов. Иначе как разгромом произошедшее с группировкой ПЛ проекта 941 назвать нельзя. Разработка БРПЛ «Булава» завела в тупик развитие отечественных морских стратегических ядерных сил.

В результате на сегодняшний день мы не имеем ни группировки ракетоносцев проекта 941, ни летающей ракеты «Булава». Первоначально заявленные сроки окончания разработки этого комплекса (2005 год) давно прошли. С учетом отрицательной статистики проведенных летных испытаний дальнейший ход разработки этого комплекса по срокам, конечному результату и необходимому объему финансирования труднопредсказуем. Теперь уже без ракетного вооружения могут оказаться новые ракетоносцы проекта 955 «Борей», которые планировалось вооружать комплексом «Булава». Головная ПЛ этого проекта «Юрий Долгорукий» уже год как спущена на воду, строятся еще два ракетоносца этого проекта – «Александр Невский» и «Владимир Мономах».

Ракета «Булава» по своим тактико-техническим характеристикам уступает американской БРПЛ «Трайдент-1» разработки тридцатилетней давности, не говоря уже о БРПЛ «Трайдент-2» и новой отечественной БРПЛ Р-29РМУ2 («Синева»). Если БРПЛ «Булава» в конце концов полетит и ею вооружат ПЛ проекта 955 «Борей», то группировка, эквивалентная по своему боевому потенциалу ликвидированной группировке ПЛ проекта 941 с комплексом типа Д-19У не сможет быть создана в обозримой перспективе. Вот какова цена ошибочных и в значительной степени конъюнктурных решений, принятых в конце 1990-х годов.

Положение в настоящее время спасает возобновленное серийное производство БРПЛ Р-29РМУ и принятие в 2007 году на вооружение ракеты Р-29РМУ2 («Синева»). Иначе мы рисковали остаться вообще без морской составляющей СЯС. Однако новые носители под БРПЛ «Синева» не строятся, а имеющиеся подлодки будут выведены из боевого состава в недалекой перспективе, поскольку находятся в завершающей стадии эксплуатации.

Таким образом, в морской составляющей СЯС сложилась парадоксальная ситуация. Имеется на вооружении новая БРПЛ «Синева» с наилучшим показателем энергомассового совершенства среди всех отечественных и зарубежных баллистических ракет легкого класса (масса до 105 тонн) наземного и морского базирования, которая скоро окажется без носителей. В то же время строятся новые ракетоносцы проекта 955 «Борей», которые могут остаться без ракетного вооружения.

В сложившейся ситуации, усугубляемой экономическим кризисом, нецелесообразно, имея на вооружении БРПЛ «Синева», продолжать рискованное финансирование создания новой баллистической ракеты «Булава», существенно уступающей первой по уровню ТТХ. Необходимый уровень потенциала стратегического сдерживания морской компоненты СЯС на длительную перспективу может быть гарантированно обеспечен путем вооружения модернизированных ПЛ проекта 955 ракетами типа «Синева», обладающими высокой надежностью и эффективностью. Чем раньше будут приняты соответствующие решения, тем быстрее отечественные морские стратегические ядерные силы выйдут из тупика.

Программа «Трайдент»

Данная статья посвящена британской программе ядерного оружия «Трайдент» в целом. Техническое описание ракет «Трайдент I» и «Трайдент II» см. Трайдент (ракета).

Программа «Трайдент» — программа развёртывания и эксплуатации британских сил ядерного сдерживания. Опирается на группу из четырёх ракетных подводных крейсеров стратегического назначения класса «Вэнгард», вооружённых баллистическими ракетами «Трайдент». Является главным компонентом ядерного оружия Великобритании. Введена в действие в 1992 году и рассчитана на 25 лет (до 2017).

Состав и назначение

Группа ПЛАРБ «Трайдент» входит в состав ВМФ Великобритании; базируется в Клайде на западном побережье Шотландии. По крайней мере одна лодка всегда находится в море на боевом дежурстве, что обеспечивает постоянную боевую готовность системы в целом. Согласно положениям действующей программы стратегической безопасности Великобритании, лодки имеют на борту не более восьми ракет, несущих в совокупности 40 термоядерных боеголовок, что существенно ниже технической возможности ПЛАРБ данного типа. Заявленной целью программы является «минимально необходимый уровень ядерного сдерживания, как крайнее средство для предотвращения наиболее серьезных угроз»

Система «Трайдент» является заменой системы ядерного сдерживания «Поларис», действовавшей в период с 1968 по 1996 год. В настоящее время ведётся работа над проектом замены системы «Трайдент» системой нового поколения.

Напишите отзыв о статье «Программа «Трайдент»»

  • — обзор политического значения программы, 2016 (англ.)
  • — обсуждение текущего состояния программы (2015) и перспектив на будущее (англ.)

Примечания

Это заготовка статьи о вооружённых силах. Вы можете помочь проекту, дополнив её.

Отрывок, характеризующий Программа «Трайдент»

– Ты далеко пойдешь, – сказал он ему и взял с собою.
Борис в числе немногих был на Немане в день свидания императоров; он видел плоты с вензелями, проезд Наполеона по тому берегу мимо французской гвардии, видел задумчивое лицо императора Александра, в то время как он молча сидел в корчме на берегу Немана, ожидая прибытия Наполеона; видел, как оба императора сели в лодки и как Наполеон, приставши прежде к плоту, быстрыми шагами пошел вперед и, встречая Александра, подал ему руку, и как оба скрылись в павильоне. Со времени своего вступления в высшие миры, Борис сделал себе привычку внимательно наблюдать то, что происходило вокруг него и записывать. Во время свидания в Тильзите он расспрашивал об именах тех лиц, которые приехали с Наполеоном, о мундирах, которые были на них надеты, и внимательно прислушивался к словам, которые были сказаны важными лицами. В то самое время, как императоры вошли в павильон, он посмотрел на часы и не забыл посмотреть опять в то время, когда Александр вышел из павильона. Свидание продолжалось час и пятьдесят три минуты: он так и записал это в тот вечер в числе других фактов, которые, он полагал, имели историческое значение. Так как свита императора была очень небольшая, то для человека, дорожащего успехом по службе, находиться в Тильзите во время свидания императоров было делом очень важным, и Борис, попав в Тильзит, чувствовал, что с этого времени положение его совершенно утвердилось. Его не только знали, но к нему пригляделись и привыкли. Два раза он исполнял поручения к самому государю, так что государь знал его в лицо, и все приближенные не только не дичились его, как прежде, считая за новое лицо, но удивились бы, ежели бы его не было.
Борис жил с другим адъютантом, польским графом Жилинским. Жилинский, воспитанный в Париже поляк, был богат, страстно любил французов, и почти каждый день во время пребывания в Тильзите, к Жилинскому и Борису собирались на обеды и завтраки французские офицеры из гвардии и главного французского штаба.
24 го июня вечером, граф Жилинский, сожитель Бориса, устроил для своих знакомых французов ужин. На ужине этом был почетный гость, один адъютант Наполеона, несколько офицеров французской гвардии и молодой мальчик старой аристократической французской фамилии, паж Наполеона. В этот самый день Ростов, пользуясь темнотой, чтобы не быть узнанным, в статском платье, приехал в Тильзит и вошел в квартиру Жилинского и Бориса.
В Ростове, также как и во всей армии, из которой он приехал, еще далеко не совершился в отношении Наполеона и французов, из врагов сделавшихся друзьями, тот переворот, который произошел в главной квартире и в Борисе. Все еще продолжали в армии испытывать прежнее смешанное чувство злобы, презрения и страха к Бонапарте и французам. Еще недавно Ростов, разговаривая с Платовским казачьим офицером, спорил о том, что ежели бы Наполеон был взят в плен, с ним обратились бы не как с государем, а как с преступником. Еще недавно на дороге, встретившись с французским раненым полковником, Ростов разгорячился, доказывая ему, что не может быть мира между законным государем и преступником Бонапарте. Поэтому Ростова странно поразил в квартире Бориса вид французских офицеров в тех самых мундирах, на которые он привык совсем иначе смотреть из фланкерской цепи. Как только он увидал высунувшегося из двери французского офицера, это чувство войны, враждебности, которое он всегда испытывал при виде неприятеля, вдруг обхватило его. Он остановился на пороге и по русски спросил, тут ли живет Друбецкой. Борис, заслышав чужой голос в передней, вышел к нему навстречу. Лицо его в первую минуту, когда он узнал Ростова, выразило досаду.

Трайдент-2

Трайдент


запуск ракеты

Общие сведения

Страна

США

Семейство

Баллистические ракеты подводных лодок

Разработчик

Lockheed Martin

Изготовитель

Lockheed Martin

Стоимость запуска

30,9 млн долларов.

Основные характеристики

Количество ступеней

Длина (с ГЧ)

13,58 м

Диаметр

2110 мм

Стартовая масса

58 900 кг

История запусков

Состояние

действующая

Места запуска

Подводные лодки «Огайо»

Медиафайлы на Викискладе

У этого термина существуют и другие значения, см. Trident (значения).

Трайдент (англ. Trident — Трезубец) — семейство американских трёхступенчатых твердотопливных баллистических ракет, размещаемых на подводных лодках.

История разработки

Со второй половины 70-х годов начинается трансформация взглядов американского политического руководства на перспективы ядерной войны. Учитывая мнение большинства учёных о гибельности для США даже ответного советского ядерного удара, оно решило принять теорию ограниченной ядерной войны для одного театра военных действий, а конкретно, европейского. Для её осуществления были необходимы новые ядерные вооружения.

1 ноября 1966 года Министерством обороны США была начата исследовательская работа по стратегическим вооружениям STRAT-X. Первоначально целью программы была оценка проекта новой стратегической ракеты предложенной ВВС США — будущей МХ. Однако под руководством Р. Макнамары были сформулированы правила оценки, согласно которым одновременно должны оцениваться и предложения других родов сил. При рассмотрении вариантов производился расчет стоимости создаваемого комплекса вооружений с учетом создания всей инфраструктуры базирования. Производилась оценка количества выживших боезарядов после ядерного удара противника. Полученная стоимость «выжившего» боезаряда была основным критерием оценки. От ВВС США, кроме МБР с развертыванием в шахте повышенной защищенности, поступил на рассмотрение вариант использования нового бомбардировщика Б-1.

ВМС США предложили систему стратегического вооружения ULMS (англ. Undersea Long-range Missile System ). Основой системы были подводные лодки с новыми ракетами увеличенной дальности EXPO (англ. EXpanded «POseidon») — дальность ракеты позволяла выпускать весь боекомплект сразу после выхода из базы, и эта программа выиграла конкурс STRAT-X. Заместителем министра обороны США было одобрено решение координационного комитета ВМФ (англ. Decision Coordinating Paper (DCP) No. 67) № 67 от 14 сентября 1971 года по ULMS. Было утверждено поэтапное развитие программы. На первом этапе в рамках программы EXPO создавалась ракета «Трайдент I С-4» увеличенной дальности в габаритах ракеты «Посейдон» и разработка новой ПЛАРБ типа «Огайо». А в рамках второго этапа ULMS II — создание ракеты больших габаритов — «Трайдент II D5» с повышенной дальностью. Решением замминистра от 23 декабря 1971 года в бюджет ВМС был заложен ускоренный график работ с планируемым развертыванием ракет в 1978 году.

Развёртывание

Осознавая невозможность получения новой ПЛАРБ ранее конца 70-х годов в ТТЗ на «Трайдент I С-4» заложили ограничения по габаритам. Она должна была вписаться в габариты ракеты «Посейдон». Это позволяло перевооружить новыми ракетами тридцать одну ПЛАРБ типа «Лафайет». Каждая ПЛАРБ оснащалась 16 ракетами. Также с ракетами «Трайдент-С4» должны были ввести в строй 8 лодок нового поколения типа «Огайо» с 24 такими же ракетами. Из-за финансовых ограничений количество подлежащих переоборудованию ПЛАРБ типа «Лафайет» сократили до 12. Ими стали 6 лодок типа «Джеймс Мэдисон» и 6 типа «Бенджамин Франклин», а также не снятая с вооружения ssgn-619.

На втором этапе предполагалось построить еще 14 ПЛАРБ типа «Огайо» и вооружить все лодки этого проекта новой БРПЛ «Трайдент II-D5» с более высокими тактико-техническими характеристиками. В связи с необходимостью сокращения ядерных вооружений согласно договору СНВ-2, с ракетами «Трайдент II-D5» было построено всего 10 лодок второй серии. А из 8 лодок первой серии были переоборудованы на новые ракеты только 4 ПЛАРБ.

Современное состояние

В 2008 году на долю ракет «Трайдент» приходится 32 % развернутых ядерных боеголовок США. На 14 атомных субмаринах размещены 288 баллистических ракет. Общее число боеголовок — 1728, из них 384 — по 455 кт.

На сегодняшний день ПЛАРБ типа «Джеймс Мэдисон» и типа «Бенджамин Франклин» выведены из состава флота. А по состоянию на 2009 год все 14 находящихся в строю ПЛАРБ типа «Огайо» оснащены «Трайдент II-D5». Ракета «Трайдент I С-4» снята с вооружения.

В рамках программы «быстрого глобального удара» ведутся разработки по оснащению ракет Trident II неядерными боевыми блоками. В качестве боевой части возможно использование или РГЧ с вольфрамовыми «стрелками», или моноблочной с массой ВВ до 2 т.

Модификации

Трайдент I (С4) (англ. UGM-96A «Trident-I» C4)

Основная статья: UGM-96A Трайдент I С-4

Генеральный подрядчик — фирма «Lockheed Missiles and Space Company». На вооружение ВМС США принята в 1979 году. Ракета снята с вооружения.

Трайдент II (D5) (англ. UGM-133A «Trident-II» D5)

Основная статья: UGM-133A Трайдент II (D5)

В 1990 году фирмой «Lockheed Missiles and Space Company» были завершены испытания новой баллистической ракеты подводных лодок (БРПЛ) «Trident-2» и она была принята на вооружение.

Сравнительные характеристики модификаций

Характеристика UGM-96A «Trident-I» C4 UGM-133A «Trident-II» D5
Стартовая масса, кг 32 000 59 000
Максимальный забрасываемый вес, кг 1 280 2 800
Боеголовки

до 8 W76 (100 кт)

  • до 8 W88 (475 кт) или
  • до 14 W76 (100 кт)
Тип системы наведения инерциальная инерциальная +астрокоррекция+GPS
КВО, м 360 — 500
  • 90 с GPS
  • 120 с астрокоррекцией
  • 350 — 500 инерциальная
Дальность:

  • максимальная
  • с максимальной нагрузкой

7 400

  • 11 000
  • 7 600 (8 W88)
Длина, м 10,36 13,42
Диаметр, м 1,88 2,11
Количество Х Тип ступеней 3 РДТТ 3 РДТТ

См. также

  • Баллистические ракеты подводных лодок
  • Поларис

Ссылки

Примечания

  1. Американские подводные лодки стратегического назначения // PRoAtom
  2. Ядерный арсенал США насчитывает около 5400 боеголовок // polit.ru, 25 марта 2008
  3. Америка готовится к снайперской войне. Кто будет мишенью? // cripo.com.ua, 06.09.2007

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

LCCN: sh85137501