Публичные дома в концлагерях

(18+) Впечатлительным не смотреть! Ужасы концлагеря Берген-Бельзен (13 фото)

Берген-Бельзен — нацистский концентрационный лагерь, располагавшийся в провинции Ганновер (сегодня — на территории земли Нижняя Саксония) в миле от деревни Бельзен и в нескольких километрах к юго-западу от города Берген. В лагере не было газовых камер. Но за 1943—1945 годы здесь умерли около 50 тысяч заключённых, свыше 35 тысяч из них — от тифа за несколько месяцев до освобождения лагеря. Среди погибших была и Анна Франк.

Был создан в мае 1940 как Шталаг 311 для военнопленных из Бельгии и Франции. Первоначальное число заключённых — 600 человек. На фото: немецкий мальчик идет по дороге мимо сотен тел погибших заключенных концлагеря Берген-Бельзен.

В июле 1941 сюда поступили около 20 тысяч военнопленных из СССР, к весне 1942 18 тысяч из них скончались от голода, холода и болезней (выжило лишь 2097 человек). На фото: освобожденные американскими войсками узники концлагеря Берген-Бельзен в Фарслебене (Farsleben).

В апреле 1943 лагерь для военнопленных был закрыт и преобразован в концентрационный лагерь для временного содержания тех узников, которые владели иностранными паспортами и которых можно было обменять на пленных германских подданных, содержащихся в лагерях союзников. На фото: британский солдат на бульдозере собирает трупы узников концлагеря Берген-Бельзен.

Секция для больных заключённых, кто не мог уже больше работать в трудовых лагерях, была создана в марте 1944 года. В 1945 году, когда уже стал очевидным конец Второй мировой войны, в Берген-Бельзен были переведены заключённые из других лагерей, хотя Берген-Бельзен не был оборудован для приёма такого количества узников. На фото: бывшие узницы концлагеря Берген-Бельзен разбирают вещи перед дезинфекцией.

Бывшие охранники и охранницы Берген-Бельзена выгружают тела узников под конвоем британских солдат.
На фото: Магдалене Кессель (Magdalene Kessel), Аннелизе Кольманн (Anneliese Kohlmann, 1921—1977, в кузове правого прицепа четвертая справа; впоследствии осуждена на два года тюремного заключения), Шарлотте Плике (Charlotte Pliquet), Ильзе Фёрстер (Ilse F?rster, осуждена на 10 лет тюремного заключения, освобождена в декабре 1951 года), Фрида Вальтер (Frieda Walter, осуждена на 3 года тюремного заключения) и обершарфюрер СС Фридрих Херцог (Friedrich Herzog, 1886—1945, умер летом 1945 года после заражения тифом).

Среди умерших был чешский художник и писатель Йозеф Чапек, Анна Франк и её сестра Марго. На фото: тела умерших узников Берген-Бельзена на фоне лагерного барака.

15 апреля 1945 лагерь Берген-Бельзен был добровольно сдан немцами офицеру британских вооружённых сил Деррику Сингтону (Derrick Sington), который впоследствии написал об этом событии небольшую книгу («Belsen Uncovered», published by Duckworth, London, 1946). Несмотря на все усилия британских военных медиков, около 13000 узников скончались уже после передачи лагеря британцам. Как результат передачи управления Берген-Бельзеном британским вооружённым силам, этот лагерь стал первым нацистским лагерем смерти, получившим печальную известность у американских граждан. На фото: умерший и умирающий узники концлагеря Берген-Бельзен лежат на куче соломы.

После освобождения лагеря британцами, при очистке территории лагеря от трупов и захоронения тел солдатам СС было запрещено пользоваться перчатками, несмотря на серьёзную угрозу заражения тифом. Из-за этого 20 из 80 членов охраны лагеря (команды СС) заболели и умерли. На фото: пятеро бывших узниц концлагеря Берген-Бельзен обедают у тел умерших.
Гражданское германское население из близлежащих населённых пунктов было насильно привлечено к погребению 13000 тел узников лагеря. Они также должны были производить эти процедуры без перчаток и других защитных средств, под угрозой расстрела. Дома немецких граждан были использованы для временного расселения оставшихся в живых узников Берген-Бельзена. На фото: трое бывших узниц Берген-Бельзена несут в одеяле тело умершей.
В отличие от немецких солдат, британские солдаты, участвовавшие в очистке лагеря от трупов, использовали бульдозеры при массовом захоронении разлагающихся тел. Многие из тех, кто видел кадры фильма, сделанного британскими военными в Берген-Бельзене, полагали, что бульдозерами управляли немецкие солдаты. На фото: ров с телами узников концлагеря Берген-Бельзен.
Бывший оберштурмфюрер СС Франц Хёсслер (Franz H??ler, 1906—1945) у микрофона перед грузовиком с телами узников концлагеря Берген-Бельзен.
Освобожденная узница концентрационного лагеря Берген-Бельзен, заболевшая тифом в одном из лагерных бараков.
Освобожденные узники концлагеря Берген-Бельзен (Bergen-Belsen), в основном женщины и дети, ночуют в одном из лагерных помещений.

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения wolfleo Проституция в Третьем Рейхе

Тема проституции в Германии времён Второй мировой всегда была табу, только в 90-х годах немецкие издания начали освещать этот,пласт истории. В это с трудом верилось, ибо едва придя к власти, национал-социалисты начали с дополнения Уголовного кодекса параграфом, согласно которому за беспокойство гражданина развратным предложением можно было угодить за решетку. Только в Гамбурге за полгода задержали порядка полутора тысяч женщин, обвиненных в проституции. Их отлавливали на улицах, отправляли в лагеря и подвергали принудительной стерилизации. Несколько больше повезло тем женщинам, которые продавали свое тело, совмещая проституцию с государственными заданиями. Речь здесь идет прежде всего о пресловутом «Салоне Китти», воспетом в одноименной картине Тинто Брасса.
А потом, по мере замены масла на пушки, отношение к этой категории женщин стало меняться: в интересах рейха нашлось применение всем, от дешевых панельщиц до самых высококвалифицированных и образованных дам полусвета.
В 19 веке в Германии приветствовалось создание публичных домов, чтобы избежать многочисленных болезней нации. Мужчины, привыкшие к доступности женского тела, не отказывали себе в привычках и не считали аморальным снять проститутку. Традиция сохранялась и при нацизме, поэтому в связи с многочисленными случаями изнасилований, гомосексуализма и заболеваний солдат, 9 сентября 1939 года министр внутренних дел Вильгельм Фрик издал указ о создании публичных домов на оккупированных территориях.
Для учета фронтовых публичных домов и проституток военное ведомство создало специальное министерство. Веселые фрау числились госслужащими, имели приличную зарплату, страховку, пользовались льготами.Нельзя сбрасывать со счетов и плоды пропагандистской работы ведомства Геббельса: германский обыватель, имевший на войне сына или брата, трепетно относился к вермахту, и даже среди проституток, наряду с профессионалками, было, как утверждают, немало таких, кто отправлялся обслуживать фронтовых солдат из патриотических побуждений.
В ходе европейской кампании постановку обслуживания солдат упрощали не слишком ожесточенный характер войны и западная культура, лояльная к наличию домов для мужских утех. В населенных пунктах со значительной дислокацией подразделений вермахта полевой комендант давал разрешение на открытие борделя и брал на себя ответственность за его оборудование в строгом соответствии с гигиеническими стандартами.
Обязательным было наличие ванных с горячей водой и санузлов, а над кроватью висел плакат, запрещающий делать «это» без средств индивидуальной защиты. Презервативами, наряду с мылом, полотенцами и дезинфицирующими средствами, обеспечивали врачи и фельдшеры воинских подразделений.
В веселые фрау брали далеко не каждую: проституток для вермахта тщательно отбирали чиновники министерства. Для офицерских борделей правила предельно ужесточались: здесь могли работать только чистокровные немки, выросшие в исконно германских землях, с хорошими манерами, ростом не ниже 175 см, светловолосые, с голубыми или светло-серыми глазами.В солдатские и сержантские публичные дома тоже попадали не с улицы: за чистотой крови фронтовых проституток следил специальный отдел «этнического сообщества и здравоохранения», являвшийся подразделением гестапо.
Цены в борделе устанавливались полевым комендантом, им же определялся внутренний распорядок и обеспечивалось наличие достаточного числа доступных женщин. Разработанные в Берлине нормы выработки предписывали домам держать штат из расчета одна проститутка на 100 дислоцирующихся в округе солдат.Для сержантских борделей регламентировалось соотношение 1:75, для офицерских – 1:50.
Наиболее качественное обслуживание предполагалось в госпиталях люфтваффе, любимого детища Геринга, где предусматривалось наличие одной штатной фрау на 20 летчиков или 50 техников из наземного обслуживающего персонала.Согласно неукоснительно выполняемым правилам поведения, проститутка встречала летчика в одежде, с аккуратным макияжем; безукоризненно чистое нижнее белье, как и постельное, должно было меняться для каждого «железного сокола».

В сухопутных войсках, где обслуживание ставилось на поток, всякий раз одеваться было недосуг, и девушка ждала нового гостя в постели. К слову, простыни и наволочки в солдатских борделях полагалось менять после каждого десятого клиента.
Любопытно, что для солдат сателлитных армий доступ в немецкие секс-заведения был закрыт. Рейх их кормил, вооружал, обмундировывал, но делить с итальянцами, венграми, словаками, испанцами, болгарами и т. д. своих фрау считалось уж слишком. Только венгры смогли организовать для себя подобие полевых борделей, остальные выкручивались как могли. Немецкий солдат имел законную норму посещений публичного дома – пять-шесть раз в месяц. Помимо этого командир мог от себя выдать талончик отличившемуся в качестве поощрения или, напротив, наказать лишением за провинность.
Солдатские и сержантские бордели двигались непосредственно за войсками и размещались в населенном пункте недалеко от расположения части. К увольнительной записке прилагался талончик-пропуск: солдатам – голубого цвета, сержантам – розового.
На посещение отводился час, в течение которого клиент должен был зарегистрировать талон, куда вписывались имя, фамилия и учетный номер девушки (солдату предписывалось хранить талон 2 месяца – на всякий пожарный), получить средства гигиены (кусочек мыла, полотенце и три презерватива), помыться (мылиться, по регламенту, следовало дважды), и только после этого допускался к телу.
В подразделениях процветал бартер: ловеласы выменивали талончики у тех, кто больше секса любил поесть, на мармелад, шнапс, сигареты. Отдельные сорвиголовы пускались на ухищрения и по чужим талонам пробирались в сержантские бордели, где девочки были получше, а кто-то даже проникал в офицерские, рискуя в случае поимки получить десять суток.

Капитулировав 22 июня 1940 года, Франция предоставила свои многочисленные бордели немецким оккупантам.А во второй половине июля уже подоспели два приказа о пресечении уличной проституции и создании борделей для вермахта.
Нацисты конфисковали приглянувшиеся дома терпимости, набрали руководство и персонал, придерживаясь критериев арийской расовой чистоты. Офицерам эти заведения посещать запрещалось, для них были созданы специальные гостиницы. Таким образом командование Вермахта хотело пресечь мужеложство и распространение венерических заболеваний в армии; повысить стимул и стойкость солдата; пресечь интимные связи на стороне, из-за боязни шпионажа и рождения неполноценных; и насытить сексом, чтобы пресечь преступления на сексуальной почве, расшатывающие ряды армии.
23 сентября глав.воен.врач одного из четырёх округов (B), на которые была поделена Франция, докладывает начальству: «Bordelle fuer Soldaten sind in fast allen grosseren Orten eingerichtet und werden laufend uberwacht…» – «Публичные дома для солдат открыты почти во всех больших городах и находятся под постоянным надзором; французская жандармерия отлавливает уличных проституток; больные проститутки отслеживаются и отправляются на лечение…» Лечение предполагало: насильственный аборт, стерилизацию.

Во французском городе Брест бордель разместился прямо в синагоге.
1,5 миллиона французских мужчин на тот момент времени находились либо в заключении, либо были убиты, либо воевали в армии Сопротивления. Участь многих француженок была предрешена, без мужчины дома они зарабатывали себе на хлеб, широко раздвигая ноги. «Особой привилегией» считалась работа в гостинице, где обслуживались офицеры. Ниже уровнем шла работа в обычном борделе, где обслуживались толпы сержантов и рядовых. Из ноябрьского отчёта 1940-го из Анже: «Die Bordelle wuerden in 14 Tagen von 8.948 Soldaten besucht, von denen 2.467 den Geschlechtsverkehr ausuebten» – «14 дней – 8.948 солдат – 2.467 половых актов».В 1942 году насчитывалось около 500 борделей вермахта на оккупированных территориях.
Но большинство немецких солдат плевать хотели на запрет спать с уличными девушками, которые не имели санитарной карты. Вермахт не мог справиться с повальной проституцией, которая приобрела повсеместный характер. Облавы не давали желаемого результата. Рискуя быть обвиненными в подрыве боеспособности немецкой армии, в Париже работало около 100 тысяч проституток! Кстати, выдвижение подобного обвинения не было неким преувеличением. За половые сношения с немецкими солдатами девушку, не имевшую «промыслового свидетельства», могли очень строго наказать.

Понятно, что от такой трудовой занятости появлялись плоды. Многие женщины неохотно шли на аборт и предпочитали родить ребёнка анонимно в так называемой нацистской детодельне – «Lebensborn». Сами нацисты приветствовали связи солдат с женщинами братских арийских народов. Норвегия, Дания, Бельгия и Голландия были странами-селекционерами «детей хороших кровей». Только зарегистрированных детей родилось около 100 тысяч, и этих детей можно было усыновлять, отнимать у матери и увозить в Германию. Франция не являлась образчиком кровей, но по статистике национал-социалистов за 4 года оккупации родилось около 80 тысяч немчат.
нянечка в детодельне Lebensborn.
Если на любовные связи с француженками нацисты смотрели сквозь пальцы, то проблема половых сношений на восточном фронте была больной язвой.
Известно, что Гиммлер был ярым сторонником сохранения чистоты расы, Гитлер же требовал доклады о новорожденных немчатах от славян, которые должны были стать раб силой фашистской Германии, официальных домов терпимости в Советском Союзе не было.
В Марте 1942 года главнокомандующий Херес отдал приказ создавать публичные дома на захваченных территориях СССР. Нацисты боялись партизанов и венерических заболеваний. Девушки проходили строгий отбор. Особо приветствовались латышки, литовки и укоренившиеся немки. Чем дальше в глубь страны, тем мягче становились критерии отбора — уже смотрели на внешние показатели. Арийский показатель: рост не ниже 175 см, светлые волосы, голубоглазые или сероглазые – выдерживали не многие, поэтому набирали здоровых, красивых и боле менее умеющих говорить по-немецки.
В Сталино …. бордель, предназначенный для немцев, располагался в старейшей в городе гостинице «Великобритания». Всего в борделе трудилось 26 человек (это считая девиц, технических работников и руководство). Заработки девиц составляли примерно 500 рублей в неделю (советский рубль ходил на этой территории параллельно с маркой, курс 10:1). Распорядок работы был таким:
6.00 — медосмотр
9.00 — завтрак (суп, сушёный картофель, каша, 200 гр хлеба)
9.30 -11.00 — выход в город
11.00 -13.00 — пребывание в гостинице, подготовка к работе
13.00 -13.30 – обед (первое блюдо, 200 гр хлеба)
14.00 — 20.30 — обслуживание клиентов
21.00 — ужин
Ночевать дамам разрешалось только в гостинице. Солдат для посещения борделя получал у командира соответствующий талон (в течении месяца рядовому полагалось их 5-6 штук), проходил медосмотр, по прибытии в бордель регистрировал талон, причём корешок сдавал в канцелярию воинской части, мылся (регламентом предполагалась выдача бойцу куска мыла, маленького полотенца и 3-х презервативов)…По сохранившимся данным в Сталино посещение борделя обходилось солдату в 3 марки (вносились в кассу) и продолжалось в среднем 15 мин. Бордели существовали в Сталино до августа 1943 г.»
Мотель «Великобритания» существует и по сей день.
В сентябре 1942 года генерал-полковник Шмидт сообщает Гитлеру о рождении 750 тысяч детей от славянских женщин. Это вызывает недоверие, славянские женщины насильственно вступали в половые контакты и неохотно сообщали о рождении детей, и министр рейха Розенберг делает собственную проверку – по его данным «детей родилось меньше, но не намного».Судьбы этих женщин и новорожденных детей ужасны. Не секрет, что многие шли в проститутки чтобы прокормить себя, но многих склоняли насильственно к совокуплению.
«In den Stadten Narwa und Kingisepp richteten die Deutschen Bordelle fur die Wehrmachtsoffiziere ein. In diese Hauser wurden die Maedchen und Frauen aus den Doerfern gebracht. Wer sich weigerte, im Bordell zu bleiben, wurde erschossen…» – «В городах Нарва и Кингисепп создаются бордели для офицеров вермахта. В эти дома приводят девушек и женщин из деревень. Тех, кто не хочет остаться в борделе – расстреливают» (38 NP, Bd.7, S.502f.)
Достаточно было трёх свидетелей, чтобы беременную женщину расстреляли за связь с врагом. Женщин с маленькими детьми, рождёнными в оккупации, могли сослать в Сибирь. Поэтому детям подделывали даты рождения, дабы оградить их от неминуемой смерти. А некоторые матери убивали сами своих «немецких выродков».
Женщин ловили, брили им голову и рисовали свастику на лбу. Во Франции такие лысые красавицы встречались на каждом углу – женщины сами ставили на себя клеймо.
Клеймо оставалось на всю жизнь — немецкая подстилка, шкура. В послевоенные годы тему не обсуждали, как будто этого ужаса никогда и не было. А дети рождённые во время оккупации до сих пор не знают всей правды.
Передвижные бордели вермахта
Запись в дневнике генерала Гальдера «23 Juni. Es verlauft alles nach Plan» – «Текущие вопросы. 1. Лагеря для военнопленных переполнены… 2. Танкисты требуют новые моторы… 3. Войска двигаются быстро. Публичные дома не успевают за частями».
Хорошая кровь – вечный источник! Идеал, по нацистским параметрам, для работы в борделях.
Нацисты всё же не доверяли жрицам любви с оккупированных территорий и возили дома терпимости на колёсах с вышколенными немками. От 5 до 20 женщин, работающие в полевом пуфе, значились служащими военного ведомства. Девушки проходили строгий отбор – чистокровные арийки, частенько ярые национал-социалистки, работающие исключительно из патриотических побуждений. В месяц рядовая проститутка должна была ублажить не менее 600 солдат. В авиации и на флоте работали особые проститутки, их трудовой показатель был – 60.
Солдатам давались талончики (до 5-ти в месяц), на которые они могли сходить во время увольнения в пуф. Снять девочку стоило 3 рейхсмарки. Талончики были дисциплинарным поощрением, их могло быть больше, чем 5 или меньше. Перед каждым посещением женщин проверял врач, солдатам выдавались презервативы.
Уголовная статистика вермахта на 1944 год насчитывала 5349 мужчин, осуждённых за моральные проступки, педерастию, педофилию…. За изнасилование несовершеннолетних трибунал мог приговорить к смерти. И в большинстве своём дела были заведены во Франции.
Бордели для иностранцев и наёмных рабочих
Чтобы на корню пресечь любые половые отношения между немецкими женщинами и пригнанными на принудительные работы в Германию мужчинами (а их было аж 8 миллионов), в 1941 году Мартин Борман распорядился создать бордели в «трудовых лагерях». Гиммлер охотно поддержал эту идею. Ему была необходима иностранная рабочая сила. Но куда больше ему требовались эти специфические бордели. Он боялся, что миллионы инородцев испортят чистоту немецкой расы. «Кроме того, после посещения борделей производительность труда занятых в военной промышленности рабочих могла бы увеличиваться», — заявлял он. В интересах военной экономики Гиммлер разработал трехступенчатую систему поощрений иностранных рабочих. За небольшие заслуги они могли награждаться несколькими сигаретами. За усердие в труде они получали небольшую сумму денег. «Ударники» принудительного производства могли посетить бордель, созданный специально для подобных случаев.
В ноябре численность заведений, которые должны были не только сохранять чистоту арийской расы, но и повышать работоспособность, достигала 60-ти. В этих домах терпимости работали исключительно иностранки – в большинстве своём полячки и француженки. В конце 1944 года численность вольнонаёмников превысила 7,5 миллионов. Среди них были также и наши соотечественники. За копейки поднимая экономику воюющей Германии, живя в закрытых поселениях они имели возможность отовариться по талончику в публичном доме, что поощрялось работодателем!
Так называемый «паспорт» вольнонаёмного рабочего. Наш соотечественник.
Вольнонаёмник расплачивается за проститутку. На стене табличка «Только для иностранцев!»
Уже внутри, с наёмной «не немецкой» проституткой.

Бордели для заключённых
Гиммлер в Маутхаузене.
Идея организации борделей для поощрения лояльных заключённых пришла Генриху Гиммлеру во время посещения концлагеря Маутхаузен. Дома терпимости должны были повысить производительность труда в каменоломнях и на оружейных заводах.
Генрих Гиммлер на теннисном корте со своим адъютантом Карлом Вольфф. Гиммлер был фанатиком здоровья, чистоты и спорта. Он цинично считал, что открытие борделей в концлагерях повысит работоспособность узников.
Первый, из десяти подобных, лагерный бордель появился в концлагере Маутхаузен в июне 1942 года, позже, осенью — в KZ Гузена. В 1943 в KZ Флоссенбюрга, Бухенвальда, Аушвитце(Освенциме), Аушвитце-Моновице, в 1944 в Нойенгамме, Дахау, Заксенхаузене, в 1945 в Доре-Миттельбау.
Здание борделя в концлагере Маутхаузен.
Пополнявшие ряды проституток были в основном женщины-заключённые из лагеря Равенсбрюк. Также в бордель попадали немки из асоциальной среды, уличные проститутки, бомжишки. Им обещали хороший паёк и выпуск через 6 месяцев на волю.
Одна из заключённых, Маргарет В., вспоминает день ее отбора для борделя: «В помещении мы должны были раздеться до гола. Туда вошла группа SS, и врач лагеря Шидлаувски. Они нас осмотрели. Я слышала как Шидлаувски произнёс, что неужели они хотят эти кости? Другой, это был комендант Бухенвальда Кох, ответил, что она хорошо сложена, мы её откормим…“
Бордель для заключённых в Бухенвальде открылся 11 июля 1943 года.
Тогда Маргарет В. было 25 лет. Вместе с 16 следующими отобранными арестантками она была переправлена из женского концлагеря Равенсбрюк в Бухенвальд к 20.000 мужским арестантам. Ее барак был огорожен колючей проволокой, ее тело было предоставлено постоянному доступу.
Здание состояло из жилой комнаты, спальни, служебного кабинета SS, комнаты врачей и отдельных комнат для интима. Каждая комната имела свои порядковый номер, такой же получала женщина принимающая в комнате. Маргарет В. получила „13“.
Бордель работал с 19 до 22 часов. Входящие арестанты могли выбирать женщину, но сначала проходили медосмотр и получали разрешение на 15 минут половых сношений. Была разрешена только миссионерская поза. В каждой двери находилось отверстие для наблюдения и неотъемлемый надзиратель SS, следящий за точным процессом – разговоры и просто общение, без полового акта, запрещалось.
Так выглядела комната для интима.
Для посещения борделя арестант должен был сделать заявку и купить так называемую Sprungkarte стоимостью 2 рейхсмарки. Для сравнения пачка 20ти сигарет в столовой стоила 3 рейхсмарки. Евреям посещение борделя было запрещено. Ослабшие после трудового дня узники не охотно шли в предоставленные им Гиммлером дома терпимости. Одни по моральным соображениям, другие по материальным бордельный талон можно было выгодно обменять на пропитание.
Карта для посещения борделя.
Талончик ценностью 1 рейхсмарка.
Надзиратели боялись распространения венерических болезней и тщательно проверяли женщин на триппер и сифилис. Нежелательные беременности их не волновали, презервативы не выдавали и ,как предохранятся, женщины должны были придумывать сами. Среди узниц возникала своя иерархия, были любимые и не пользующиеся популярностью. «Любимые» девушки дабы не быть замученными за день посещениями платили надзирателям за перенаправление клиентов. В день девушка должна была принять до 10 клиентов. За одного клиента девушке полагалось 45 пфенингов, но только 20 приходили на руки. Надзиратели выполняли роль сутенёров обеспечивая особо примечательных девушек новыми клиентами, расплачиваясь с девушками одёжкой и едой.
На свой День рождение 20 Апреля 1944 года Гитлер получает от Химмлера фарфоровые фигурки и доклад об успешном функционировании концлагерных борделей.
Заключенные в Освенциме. Девушкам, отобранным для борделей, делали инъекции кальция, заставляли мыться в дезинфекционных ваннах, облучали ультрафиолетовыми лампами и кормили лучше, чем других заключённых.
Ворота концлагеря Дахау. «Работа освобождает». Не все девушки шли подневольно, были и такие, кто видел спасение в работе концлагерной проститутки.

Сексуальная эксплуатация женщин в концентрационных лагерях Германии 1942-1945 гг.

Бланк для запроса на посещение
публичного дома Дахау.© AGD
Из рассказа заключённого-гомосексуалиста: «В день открытия борделя, более ста заключенных выстроились перед спецблоком, который был открыт для посещений с пяти до девяти часов вечера. И не было ни одного дня, когда бы количество жаждущих посетить публичный дом было меньшим. И нельзя сказать, чтобы в очереди из смеющихся арестантов все мужчины светились силой и здоровьем. Полностью довольны жизнью были лишь надсмотрщики и их помощники. Однако перед публичным домом стояли и те, кто еле держался на плаву, балансируя между жизнью и смертью — своей очереди дожидались истощенные от голода и болезни отбросы человеческого общества, которые вот-вот могли испустить дух. Но даже этим страдальцам хотелось получить свою долю женской ласки и наслаждений: вот оно — ярчайшее доказательство того, что сексуальность представляет собой один из самых сильных импульсов человеческого существа».
Воспоминания другого узника и унтершарфюрер СС: «После вечерней переклички собирались толпами поляки и немцы, и тот, кто хорошо подкупил Кадука, мог рассчитывать попасть в бордель. (…) Сотни узников уходили с мыслью, что завтра, может быть, у них всё получится» (Луцьян Соберай, лагерный номер 1898, бывший капо*). «Желающих было предостаточно — иногда приходило до 600 желающих, многих из которых я туда отправлял» (унтершарфюрер СС Освальд Кадук).

Что стало с женщинами, которые дожили до освобождения, сумели ли они исцелиться от душевных и физических травм, как сложилась их жизнь в большинстве случаев не известно. Практически все женщины до конца своих дней молчат о том, что с ними произошло. Однако как повлияло на психологическое состояние узниц содержание в зондербау, можно судить, например, по следующему высказыванию: «Та наша собеседница, после нескольких дней отдыха, говорила, что она могла бы работать «там» и по сей день, хоть девять месяцев, зачем «они» её освободили, хотя она их так умоляла» (Зофья Батор-Стемпень).
Агнешка Весели, польская исследовательница, пишет: «В показаниях встречаются следующие определения: элементы, которых это положение совершенно устраивало, типичные проститутки, капризные пансионные девицы, невесты, проститутки, для которых пребывание в блоке №24 не было чем-то необычным, девицы, девочки. Большая часть (очень немногочисленных) сообщений на тему публичных домов в Аушвиц-Биркенау происходит от лиц мужского пола: политических заключённых, эсесовцев¸ капо, которые были подотчётной перед СС низшей властью в лагере. Сравнительно мало свидетельств дали женщины-узницы. И ни одного – женщины, сами работавшие в публичных домах. На протяжении десятилетий о них говорили в их отсутствии. По-разному, в зависимости от того, кем был говорящий: бывшим эсэсовцем, молодым уголовным узником — капо, политическим заключённым или молодой женщиной. Иронично, отчуждённо, с презрением, с осуждением, пренебрежительно.

В 1945 году, перед бегством от Красной Армии, немецкий коллектив лагеря уничтожил большую часть документации и в том числе – материалы, касающиеся расположенных на его территории двух публичных домов. В немногих уцелевших документах, удостоверяющих тестирование на наличие венерических заболеваний, можно прочитать фамилии нескольких десятков женщин, которые работали в лагерных публичных домах. Дело «девочек» из концлагерей запутанное и не вполне ясное. То, что нам о них рассказали, не даёт оснований для однозначных оценок.
Несмотря на это, ещё в 1993 году немецкий историк назвал женщин из лагерных публичных домов «шлюхами», а другой – в 1979 году отнёс лагерный публичный дом к разряду «культурных мероприятий» в лагере. Автор польской книги о принудительном труде в лагере Аушвиц-Биркенау рассматривал публичный дом лишь как элемент системы поощрений…
В Германии и Австрии историки собирают сообщения бывших работниц публичных домов и исследуют эту тему с конца 80-х годов. В Польше до сих пор лучше её не касаться: миф об Освенциме-Аушвице, как о месте торжественно-пафосной смерти, слишком силён. Запросы, которые я стала посылать в освенцимский архив в 2002 году, были по-настоящему пионерским предприятием.
Власти ни одной из упомянутых стран до сих пор не признали работы женщин в нацистских публичных домах, как принудительного труда. И, таким образом, не выплачивают надлежащих компенсаций десяткам тысяч женщин, в том числе — примерно 150 бывшим работницам двух публичных домов на территории лагеря Аушвиц-Биркенау.
Точно так же и японское правительство не берёт на себя ответственности за судьбу от 60 до 200 тысяч. китаянок, кореянок и женщин из других оккупированных стран, которых в годы Второй мировой войны вынудили работать в публичных домах для японских солдат .
______________________________________________________________________________
*»капо» — узник, выполняющий административную работу и осуществляющий надзор за рабочей бригадой.

Одна женщина на 300-500 мужчин: ужасы, которые пережили заключенные в концлагере Равенсбрюк

В небольшом немецком городке Фюрстенберг, в ста километрах от Берлина, проживает всего 7 тысяч человек. Зато многие немцы и жители соседних стран нередко приезжают сюда отдохнуть: поплавать на яхте, порыбачить, насладиться богатой зеленой зоной. Ведь Фюрстенбург – это еще и климатический курорт. По утрам местные жители собираются в пекарнях или кафе-мороженых, где нет Wi-fi. Он здесь и не нужен: почти вся молодежь разъехалась по крупным городам. Идиллию Фюрстенберга нарушает лишь история: темная и страшная.

Деревня Равенсбрюк теперь часть Фюрстенберга. Именно здесь с 1939 по 1945 годы находился крупнейший женский концлагерь, который к концу войны стал настоящим лагерем смерти. С муками и ужасом в стенах Равенсбрюка столкнулись 130 тысяч человек, большинство из них – женщины и дети.

Строительство лагеря началось в 1939 году. Первые 867 пленниц должны были работать над расширением концлагеря, а также заниматься созданием поселения СС. Сначала это были немецкие политзаключенные и проститутки, через несколько месяцев в лагерь завезли 440 цыганок с детьми, чуть позже полячек, чешек и австриек. Затем женщин из Нидерландов, Югославии, Норвегии, Люксембурга и Советского Союза.

«В память о наших подругах, которые под гнетом эсэсовцев должны были строить эту дорогу, и всех, кто при этом погиб», – гласит надпись на четырех языка, в том числе и на русском, на монументе по дороге в Равенсбрюк.

По дороге, ведущей в концлагерь, я иду одна. Дело в том, что он не особо популярен среди туристов. Тишину нарушает лишь проезжающая мимо полицейская машина: «Вы направляетесь в мемориал?» – «Да». Колючая проволока защищает старые дома эсэсовцев. Мемориальный комплекс занимает лишь пару таких зданий, еще несколько принадлежат юношеской базе отдыха, остальные стоят в запустении. Муниципалитет не знает, как их использовать и на какие средства ремонтировать. На удивление музейный фонд Равенсбрюка даже больше, чем у концлагеря Дахау.

Февраль 1940. Двух женщин впервые порют на эстакаде. Две недели назад Гиммлер заказал это наказание.

Январь 1943. Экспериментальные операции доктора Гебхардта продолжаются. Одну польскую женщину оперируют четвертый раз на обе ноги.

18 января. Согласно отчетам, двух польских женщин оперируют снова. Одну из них – третий раз, другую – пятый.

Богумила Ясюк, Равенсбрюк, 1944. Источник: Мемориальный музей Холокоста (США)

Как и в ряде других лагерей, в Равенсбрюке проводили медицинские эксперименты над женщинами. Доктора, как мужские, так и женские обещали руководству Третьего рейха исключительные результаты в области трансплантации и медицинских тестов, которые в дальнейшем сделают солдатов сильнее. Чаще всего для экспериментов выбирали полячек, многие умирали в процессе, выживших расстреливали.

В Равенсбрюке проводили эксперименты с костями, мышцами и нервами. Профессор Карл Гебхардт, чей госпиталь был всего в 12 километрах от концлагеря, разрезал здоровую ногу женщины, повреждал кости и сухожилия, а после работал над их сращиванием. В результате операций у женщин появлялись уродливые большие наросты, которые сильно болели и оставались на всю жизнь. Санитарные нормы соблюдались лишь поначалу.

«Мне повезло. Нам проводили операции в самом начале, использовали чистые бинты. Когда операции были на потоке, за санитарией никто не следил, бинты использовали многократно, в результате у людей развивались инфекции», – вспоминает одна из заключенных.

Гинеколог Карл Клауберг хотел создать быстрый и дешевый способ стерилизации. Исходя из нацистской идеологии, представители «низшей расы» должны были выполнять рабскую работу, но не размножаться. Он экспериментировал с безоперационными методами. Вводил в фаллопиевы трубы едкую жидкость, что приводило к сильному воспалению и дальнейшему бесплодию. Эксперименту подверглись по меньшей мере 160 женщин, среди них были девочки от десяти лет.

Будничная жизнь в лагере тоже была непростой. Когда женщины только прибывали в лагерь, их раздевали прямо на улице, затем отправляли к гинекологу. Всю одежду и личные вещи забирали, вместо них – полосатая роба и деревянные башмаки. Летом заключенные вставали в 3:30 и приступали к рабскому труду. Днем был небольшой перерыв, дальше работа продолжалась до самого вечера. В Равенсбрюке женщины должны были шить одежду для всех заключенных Третьего рейха и самих нацистов, здесь находилось предприятие для текстильного и кожевенного производства. В 1942 году немецкий электротехнический концерн «Siemens & Halske AG» возвел 20 бараков для принудительного труда.

К 1943 году лагерь был переполнен, никакие правила гигиены и санитарии больше не соблюдались. Приходилась пробираться через толпу, чтобы попасть в туалет или к умывальникам. Исключение делали лишь для женщин, которых отправляли «работать» в бордели. Их не постригали, лучше кормили и одевали. Публичные дома открывали на территории мужских концлагерей, чтобы «повысить производительность труда». И именно Равенсбрюк был основным поставщиком проституток. Чаще всего отбирали немок, полячек и француженок. Сначала женщинам обещали освобождение из концлагеря спустя полгода работы в борделе. Для многих желание оказаться на свободе было сильнее моральных принципов.

Перед отправкой в публичной дом девушек приводили в надлежащий вид: кололи кальций, чистили зубы и кожу, купали в дезинфицирующих ваннах, откармливали и оставляли загорать под кварцевыми лампами. По разработанному нормативу – одна женщина на 300-500 мужчин. Один сеанс длился 15 минут, за происходящим надзиратели наблюдали в глазок.

Мужчины же не лишали себя удовольствия и никогда не отказывались от такого способа поощрения, прекрасно зная, что женщины в борделях – такие же заключенные, как они.

Когда женщины «изнашивались» или получали венерические заболевания, их отправляли обратно в лагерь, где они умирали. Несмотря на все это, положение проститутки в условиях концлагеря для многие узниц считали престижным.

«Мне было 18, и я даже не знал, что такое бордель. Но там у меня было первое сексуальное приключение. Я уже знал эту молодую женщину – ее звали Фрида. Она была старше меня на шесть лет, поэтому для меня это уже была взрослая женщина. Она мне сказала: «Ну что, давай отдохнем, выкурим по сигарете». Я никогда не курил. Все случилось само собой, я был возбужден происходящим. Позже я попросил мать отправить мне 25 марок из дома, один визит стоил – 2 марки. Я к ней ходил 12 раз», – так вспоминал о своем первом сексуальном опыте в борделе голландец Альберт ван Дайк.

«Когда я пошел в бордель, я ничего не знал о сексе. Она у меня спросила: «Ты когда-нибудь спал с женщиной?». Это был мой первый раз и, конечно, мне понравилось. Позже я пробовал снова попасть к этой проститутке, но бордель работал не постоянно. Иногда там нужно было убираться, женщины заболевали или беременели. Как-то я залез в окно и провел с ней два часа», – описывал свой опыт другой заключенный.

Из-за принудительной стерилизации женщины беременели не часто, в большинстве случаев их сразу же отправляли на принудительный аборт. Рожать разрешали лишь немкам. Именно поэтому в Равенсбрюке за несколько лет родилось более 600 детей. Женщины должны были вернуться к работе через неделю и могли видеть малышей лишь в перерыве. Местные медсестры старались помочь новорожденным, но большинство почти сразу умирали.

Дует сильный ветер, на безлюдной площади, окруженной бараками, становится жутковато. Будто дух прошлого до сих пор не покинул это место. Несколько помещений в мемориале сохранили в первозданном виде – потрепанные, с облупленной краской и ржавчиной.

Одна из уникальных экспозиций – это дом фюреров СС. Известно всего о 54 офицерах СС, которые работали в Равенсбрюке в чине фюреров. Что их заставляло выполнять эту службу и почему немки мечтали выйти за них замуж?

В отличие от обычных граждан, фюреры получали шикарные для того времени дома абсолютно бесплатно, пусть и рядом с концлагерем. На экспозиции выставлен дом, в котором проживал первый комендант Равенсбрюка Макс Кегель с женой. На первом этаже – вестибюль с камином, две комнаты, кухня с кладовой, туалет и коридор. На втором – спальня, детская, комната для гостей и ванная. Жилая площадь – чуть меньше 150 метров, дом был оснащен центральным отоплением.

Узники концлагеря благоустраивали сады семейства фюреров, прислуживали за их гостями. Женами таких эсэсовцев чаще всего были весьма образованные женщины, считавшие, что такой брак улучшит их жизненные условия. В рамках военного времени обычные немки должны были работать на предприятиях, но только не жены фюреров. Им разрешалось заниматься детьми и бытом.

В 1943 году в Равенсбрюке построили крематорий, с того момента он превратился в настоящий лагерь смерти. Тела сжигали, а весь пепел сбрасывали в озеро. В 1944 году командование лагеря получило приказ уничтожить все больных, старых и неработоспособных заключенных. Сначала женщин казнили выстрелом в затылок, чуть позже построили газовые камеры.

Ядвига Дзидо демонстрирует свою травмированную ногу на Нюрнбергском процессе. Эсперт объясняет природу медицинского эксперимента, проведенного на ней в Равенсбрюке. Источник: Мемориальный музей Холокоста (США)

«Заключённый-мужчина забирался на крышу и бросал газовый баллончик в камеру через трап, который сразу же закрывал. Я слышал стоны и хныканья внутри. После двух-трёх минут всё замолкало. Я не могу сказать, были женщины мертвы или без сознания, поскольку не присутствовал при уборке камеры», – так описывал процесс казни помощник коменданта Шварцгубер.

Когда эсэсовцы поняли, что Красная армия приближается, они уничтожили почти все документы. 30 апреля 1945 года советская армия освободила Равенсбрюк. Большинство подфюреров, охранников и надзирательниц этого концлагеря после 1945 года снова влились в немецкое общество и за службу в Равенсбрюке к ответственности никогда не привлекались. Некоторые из них до сих пор считаются пропавшими без вести.

В преддверии Международного женского дня мы вспоминаем всех представительниц прекрасного пола, на чью долю выпали тяжелая жизнь и страшная смерть в лагере Равенсбрюк.

Публичный дом «Moonlite BunnyRanch» (31 фото)

В 6-ти милях от Карсон-Сити, в народе известного как центр порока, располагается «Moonlite BunnyRanch»
– один из лицензированных публичных домов в Неваде. Он находится в небольшом городе Mound House,
где секс является основным способом заработка. В этом городе располагается, по меньшей мере, 4 публичных дома.
По своей сути «Moonlite BunnyRanch» представляет собой расширенный трейлер с роскошным фасадом, оформленном в викторианском стиле.
Этот публичный дом считается жемчужиной города. Популярность пришла к нему после сериала «Кошкин дом»,
который описывал публичный дом, как «королевство эротических удовольствий: сексуальный Диснейлэнд,
в котором живут 30 «горячих» Золушек, у которых отсутствует одежда, и, конечно же, невинность.
Звон колокольчика и последующее за ним восклицание девушки «Посетитель!» призывает группу девушек в нижнем белье выйти и приветствовать клиента. Это один из традиционных моментов, когда проститутки выстраиваются перед клиентом. Девушки образуют полукруг, согласно правилам Мадам Сюзетт, или по-другому «Мамочки», которая заведует здесь всеми делами. Клиенту предоставлен огромный выбор на любой вкус: блондинки, брюнетки, девушки с небольшим размером груди, или, наоборот, с большим, черные, белые, молодые и не очень (самой молодой девушке 18 лет, самая пожилая, уже достигла пенсионного возраста). Какие же услуги предоставляют девушки? Огромный выбор, начиная от самой популярной фелляции с последующим совокуплением и заканчивая «неаполитанской оргией» (секс сразу с тремя девушками: блондинкой, брюнеткой и рыжеволосой). Конкуренция среди девушек очень высокая. Одна за другой представляются клиенты: Коко, Китти, Бритни, Сабрина, Логан, Эбби, Санни, Брук, Алексис, Хайди, Эми «Военно-воздушные силы» и т.д. правилами установлено, что пока клиент выбирает девушку, запрещен любой флирт, будь то подмигивание или даже заигрывающая улыбка. Мадам Сюзетт предлагает клиенту выбрать девушку, после чего та проводит небольшую экскурсию по дому. Публичный дом состоит из небольшого зала для курения и отдыха «Bunny Bar» и 30 комнат, в которых проживают и работают девушки. Тим, 27 лет, приехал с Аляски на ежегодный съезд клуба охотников. Из-за отсутствия прочих развлечений несколько участников этого съезда посетили «Moonlite BunnyRanch». Секс в здешних местах – бизнес с огромными оборотами. С 1992 года владельцем этого публичного дома является Деннис Хоф (в 2008 году «Moonlite BunnyRanch» отпраздновал свой 53-й день рождения), который променял свой бизнес в Сан-Диего на секс-бизнес в Неваде. Это единственный штат в Америке, где публичные дома легализованы, и то только в тех населенных пунктах, где численность населения не превышает 400 000 человек. По иронии судьбы в Лас-Вегасе, где проституция процветает, она запрещена законом. В США, стране, известной своими строгими нравами и законами, Невада считается распутным штатом. В 1860 году на 1 женщину в Неваде приходилось 65 мужчин, поэтому проституция достаточно быстро стала прибыльным делом. В городах, где велась добыча золота, например в Golden Field (ныне мертвых городах), почти 500 женщин продавали себя. Сейчас в штате насчитывается порядка 30 легальных публичных домов. Деннис Хоф достаточно открыт, но в тоже время предпочитает не говорить многого о своем бизнесе, что позволило ему приобрести всего лишь нескольких врагов. Джордж Флинт, президент «Ассоциации публичных домов Невады» не одобряет повышенное внимание к «Moonlite BunnyRanch». «Штат Невада контролирует наш бизнес, но не в наших интересах создавать слишком много шума», настаивает Флинт. А Хоф как раз создает много шума. «Я переменил общественное мнение о проституции. Если раньше это считалось постыдной работой, то сейчас это то, что приносит доход и славу», отвечает он на обвинения в адрес сериала «Кошкин дом», к которому было уделено повышенное внимание. Когда Хоф слышит от какой-нибудь молодой девушки, что та решила заняться проституцией, чтобы оплатить обучение в институте, он аплодирует ее смелости и предлагает работу в своем публичном доме. Девушки вправе назначать свою цену за услуги, но они обязаны отдавать 50% публичному дому, оплачивать проживание в комнатах и питание. Хофа называют «Папочка» или «Большой Д» из-за излишнего веса. А он зовет своих девочек «рабочими лошадками». «Они профессионалы и платят налоги наравне с уличными проститутками», говорит Хоф. «Большой Д» уверяет своих подопечных, что продавать секс, это тоже самое, что продавать гамбургеры. Только намного выгоднее. Брук Тэйлор, 27 лет, привлекательная блондинка из Иллинойса – звезда «Moonlite BunnyRanch» и подруга Денниса, зарабатывает 7500$ в месяц. «Я лучше буду продавать себя, чем гамбургеры», говорит она. «На свете столько мужчин, но лишь некоторые могут позволить себе провести время со мной» – гласит надпись на подушке в комнате, в которой она живет вместе с йоркширским терьером Беллой. У нее свой способ назначать цену клиентам. «Всегда ожидаю, что они принесут 5000 долларов». Она шутит, что планирует достаточно рано закончить карьеру в публичном доме и стать адвокатом. «После всего, что я пережила, я знаю, как добиться своего!». Многие девушки, которые работают в публичном доме, подвергались насилию. «Меня ни разу не насиловали, но однажды я подверглась развратным действиям», рассказывает Брук. «На следующий день я вышла в Интернет и нашла «Moonlite BunnyRanch», мне хотелось получить возможность контролировать ситуации. Сейчас я приобрела ощущение, что могу контролировать свою сексуальную жизнь.» Эми «Военно-воздушные силы» одна из самых старших девочек, работающих в публичном доме (она отказалась назвать свой точный возраст, но, по всей видимости, ей примерно 50 лет). Она начала зарабатывать проституцией с 15 лет, потом попала в военно-воздушные силы (отсюда и ее кличка). «Я служила 5 лет, с почетом уволилась в запас, и снова начала зарабатывать проституции», рассказывает она. Большинство девушек попали в этот публичный дом благодаря телевизору, так называемый эффект «Кошкиного дома». Мадам Сюзетт рассказала, что ежемесячно получала тысячи заявлений на работу. «Предложение превысило спрос, работать здесь стало модным», жалуется Коко, привлекательная брюнетка из Техаса, мать двоих детей, которая оставила должность в сфере маркетинга и поменяла ее на проституцию, посчитав работу в публичном доме менее стрессовой. По большому счету работа в основном заключается в том, чтобы сидеть и ждать клиента. Пока она неделями пропадает в «Moonlite BunnyRanch» ее муж присматривает за детьми в Техасе. Дни тянутся медленно. Сексуальные работницы вынуждены работать 7 дней в неделю, 12 часов в день, а в пятницу и субботу по 14 часов. В дни затишья, которых немало, девушки проводят время за компьютерами, сплетничают или просто вышивают. Другие не выходят из комнат и смотрят телевизор. Некоторые девушки остаются без клиентов по несколько часов или даже дней. Заняться по сути нечем. Mound House, где находится «Moonlite BunnyRanch» – это небольшой город, в котором особенно некуда пойти. По средам вечером девушки отправляются в «Dick’s», единственный местный ночной клуб, владельцем которого является никто иной, как Деннис Хоф. Каждый четверг в 16-00 Хоф и Мадам Сюзетт устраивают чаепитие с обязательным посещением для всех девушек (кроме тех, кто занят с клиентами). Девушкам предписано надевать шляпы во время этого чаепития. «Папочка» и «Мамочка» представляют новых работников, рассказывают планы на ближайшую неделю, а также выделяют лучших работников недели, награждая их небольшими подарками: сексуальными игрушками или купонами местного торгово-развлекательного центра. Кроме того, чаепитие – это время и для замечаний. «В зале запрещено носить верхнюю одежду, а я прошлой ночью насчитала 12 девушек, которые нарушили правило», отмечает мадам Сюзетт. Деннис также выразил свое недовольство по поводу того, что девушки носили верхнюю одежду. «Мужчины приходят сюда, чтобы видеть сексуальных девушек. Им не нужны девушки, которые выглядят как домохозяйки.» Звенит колокольчик у дверей, в этот раз девушкам повезло и они остались без нравоучений.
Девушка обсуждает цену с потенциальным клиентом.
Одна из девушек пытается отдохнуть на кухне. Проституткам приходится работать по 12-14 часов в день 7 дней в неделю.
Девушка приехала на работу в «Moonlite BunnyRanch».
Девушка по имени Китти готовится к приему следующего клиента.
Ангел Бритни, проститутка из «Moonlite BunnyRanch».
Девушка принимает клиента в зале.
Девушка легкого поведения, которая приехала на работу в «Moonlite BunnyRanch» проходит мимо ворот, ведущих в легальный публичный дом Денниса Хофа в округе Лайон. Здесь и еще в нескольких округах США легализована проституция. Девушки, приехавшие из других штатов, проживают прямо в публичном доме. Местным же разрешено уходить домой после окончания своей смены.
Чаепитие в «Moonlite BunnyRanch». Каждый четверг девушки обязаны приходить на чаепитие (если только не заняты клиентом), в котором участвуют Деннис Хоф и Мадам Сюзетт. Во время него обсуждаются текущие рабочие моменты.
Каждая девушка должна получить разрешение на работу в Окружном отделении полиции.
Девушка наносит макияж. На ручке двери висят наручники.
Чаепитие в «Moonlite BunnyRanch».
Зал в «Moonlite BunnyRanch».
Деннис Хоф с сигарой и швейцарскими часами в окружении 3-ех девушек, работающих в его публичном доме Moonlite BunnyRanch». Девушки называют его «Папочка». «Moonlite BunnyRanch» стал популярен после сериала «Кошкин дом», шедший на экранах с 2005 по 2007 год.
Эми «Военно-воздушные силы» считает выручку вместе с кассиром. Девушки обязаны отдавать 50% выручки публичному дому.
Клиент проводит время сразу с двумя девушками в VIP-комнате.
Брук Тэйлор, одна из девушек, работающих в публичном доме, живет в комнате вместе со своим йоркширским терьером Беллой. Брук является подругой владельца «Moonlite BunnyRanch» Денниса Хофа.
Каждую неделю девушки проходят медицинский осмотр на наличие венерических заболеваний и раз в месяц на наличие СПИДа. Девушки сами оплачивают посещение врача.
Девушка позирует рядом с картиной в VIP-комнате.
Шелли, курит в ожидании клиентов. Большинство девушек курит, поэтому кухня является единственным местом в «Moonlite BunnyRanch», где запрещено курить.
Вечером в среду девушки могут отдохнуть в ночном клубе «Dick’s», который находится недалеко от «Moonlite BunnyRanch». Владельцем этого заведения тоже является Деннис Хоф.
Время – деньги, поэтому часы следят за временем, которое девушки проводят с клиентом.
Две девушки убивают время, сидя в зале, в ожидании клиентов.
Памятная коллекция «Moonlite BunnyRanch».
Кухня – это единственное место в публичном доме, где запрещено курить. Девушки могут придти сюда и подкрепиться в любой момент, так как работают все по разным графикам.
Коридор в «Moonlite BunnyRanch».
Девушки поддерживают форму, занимаясь в спортивном зале.
Одна из девушек разговаривает с Мадам Сюзетт, управляющей публичного дома
Каждый четверг в «Moonlite BunnyRanch» приезжает продавец и у девушек есть возможность купить новое белье.