Польский флот

Крейсеры ВМС Польши

Руководство страны было уверено, что наличие в их флоте такой боевой единицы поднимет их влияние и повысит международный престиж государства. Однако строить самостоятельно эти корабли могли только самые богатые и развитые страны, что они охотно и делали, но за «большие деньги». Польша свободных средств не имела, но, тем не менее, в составе ее флота все-таки оказались крейсеры. История их появления настолько оригинальна, что заслуживает подробного рассказа.

В 1917 году Антанта вернула независимость Польше. Образованная после окончания Первой мировой войны страна имела выход к Балтийскому морю благодаря так называемому «Польскому коридору» через территорию Германии. Польский флот образовался из 6 старых германских миноносцев, переданных Польше по Версальскому договору. Длина берего­вой линии молодого государства составляла всего 90 миль, одна­ко этот факт не смущал руководство новоявленного флота, и раз­работанная в 1920 году 10-летняя программа военного кораблестрое­ния предусматривала постройку ни много ни мало двух линкоров, шести крейсеров, 28 эсминцев и большого число малых кораб­лей. Общая стоимость программы достигла миллиарда злотых (200 миллионов долларов по курсу 1920 г!), ее нереальность была настолько очевидна, что она даже не ста­ла выноситься на обсуждение Сейма.


Французский бронепалубный крейсер I класса «Д’Антрекасто»
Боковой вид крейсера «Д’Антрекасто»

Несмотря на амбициозные проекты некоторых польских лидеров по созданию крупных боевых кораблей, самой большой реальной боевой единицей военно-морского флота Польши был минный заградитель «Гриф» («Gryf»; водоизмещение стандартное 2250 т, мощность машин 6000 л.с., скорость хода 20 узлов, длина наибольшая 103,2 м, ширина 13,2 м, среднее углубление 3,6 м. Вооружение: шесть 120-мм и четыре 40-мм орудия, от 300 до 600 французских мин типа SM-5). Он был заложен в 1934 году на верфи французской фирмы «Огюстэн Норман», и должен был сочетать в себе свойства минного заградителя, учебного судна и государственной яхты президента Пилсудского (Józef Klemens Piłsudski; 1867—1935).

В 1927 году поляки купили у Бельгии бывший французский бронепалубный крейсер I класса «D’Entrecasteaux» («Д’Антрекасто»*), 1899 года постройки. В «молодости» это был весьма неплохой оригинальный корабль с тяжелой башенной артиллерией и умеренной ско­ростью. Предназначался для действий в отдаленных районах с жарким климатом: подводная часть корпуса была обшита деревом и покры­та медью, погреба боезапаса имели специальную сис­тему охлаждения. Водоизмещение нормальное 7995 т, основные размерения 117 х 17,8 х 7,5 м. ПМ – 2, ПК – 5, мощность ЭУ 14 500 л.с., скорость 19,2 узлов. Экипаж 559 человек. Вооружение: два 240-мм/40, по двенадцать 138-мм и 47-мм орудий, два 450-мм ТА. Это были самые тяжелые орудия когда-либо устанавливавшиеся на французских крейсерах. Выбор необычного для крейсеров калибра объяснялся тем, что предполагалось применение «D’Entrecasteaux» против туземных укреплений, а также малых броненосцев второстепенных флотов. В таких обстоятельствах крупный калибр выглядел предпочтительнее скорострельных пушек. Для возможности ведения продольного огня из 138-мм орудия борта имели значительный завал. Башни главного калибра были защищены броней из никелевой стали толщиной до 250 мм. Восемь орудий калибром 138 мм расположены в казематах на главной палубе и 4 – на верхней палубе за щитами в средней части корпуса. Казематы и щиты имели броню толщиной 55 мм. Небольшая боевая рубка была прикрыта 250 мм броней. Толщина броневой палубы была 55 мм, скосы – 100 мм, Над ними располагалась противоосколочная палуба толщиной 20 мм и по бортам коффердам.

*Иосиф Антоний Бруни D’Eatrecasteaux – французский мореплаватель (1739–1793); первоначальное образование получил в иезуитской коллегии, откуда 15-ти лет был отдан во флот. В 1769 г., командуя фелукою, участвовал в покорении Корсики; в 1778 г., когда возгорелась война между Францией и Англией, получил в командование фрегат, на котором удачно отразил нападение двух корсаров, пытавшихся овладеть конвоируемыми им купеческими судами. В 1783 г. он получил назначение командовать французскою эскадрою в водах Ост—Индии. В это время он совершил с эскадрою замечательный переход из Индии в Китай, пройдя новым путем через Зондский архипелаг, кругом Mapианских и Филлипинских островов. Когда в 1791 г. было решено послать экспедицию для отыскания следов Лаперуза, Д’Антрекасто был назначен командовать ею. Умер от цинги на пути к Молуккским островам. Хотя одна из главных целей экспедиции, отыскание следов Лаперуза (Jean François de Galaup, comte de La Pérouse; 1741—1788?), не была достигнута, но, тем не менее, плоды этого плавания весьма богаты, не столько по важности открытий, сколько по числу и точности произведенных исследований.

К 1914 году скорость крейсера не превышала 17 узлов, однако его «поставили в строй». До 1916 года он действовал на Средиземном море, неоднократно обстреливал турец­кие позиции в Палестине и Сирии. За­тем оперировал в Ла-Манше, сопровож­дал конвои до Мадагаскара. Снова пе­решел на Средиземное море, где использовался преимущественно как вой­сковой транспорт. С 1919 года служил учебным судном в Бресте, позже был разоружен и подарен Бельгии как блокшив. После расформирования бельгийского флота, продан в Польшу за 3 млн. франков на слом 07.03.1927 и отбуксирован в Гдыню, где его вместо распила «на иголки» ввели в состав ВМФ как «Król Władisław IV»*. В 1930 году корабль переименован в «Baltyk» («Балтик»). Использовался польскими ВМС как плавучая казарма и учебное судно ORP «Baltyk», стал главным учебным центром по подготовке специалистов для флота. В 1939 году захвачен немцами и в 1942 году разделан на металл.

*Владисла́в IV (Władysław IV Waza; 1595—1648) — король польский и великий князь литовский с 6 февраля 1633 года (провозглашение избрания 8 ноября 1632), старший сын Сигизмунда III. После низложения Василия Шуйского летом 1610 года московское правительство (Семибоярщина) признало королевича Владислава царем и чеканило от имени «Владислава Жигимонтовича» монету. 27 августа (6 сентября) 1610 года, как русский царь, принял присягу московского правительства и людей, но в православие не перешел, в Москву не прибыл и венчан на царство не был. В октябре 1612 года в Москве было низложено боярское правительство королевича Владислава; в 1613 году царем был избран Михаил Федорович Романов, однако до 1634 года Владислав продолжал пользоваться титулом Великого князя московского. В 1617 году Владислав, поощряемый польским Сеймом, неудачно попытался овладеть русским престолом, но ограничился территориальными уступками Москвы Польше по Деулинскому перемирию. Окончательно отказался от претензий на Россию по Поляновскому миру в 1634 году, уже будучи польским королем.

Но, как полноценный крейсер его учитывать, конечно же, не стоит, поскольку он в ВМФ Польши не был боевым кораблем, а использовался только в качестве блокшива. Ну, а описание в очередном альтернативно-историческом «шедевре» О. И. Тониной, как этот крейсер в 1939 году «изящным таранообразным носом хищно вспарывает морскую гладь», лихо воюет, обращая их в бегство, с немецкими линкорами (ну ладно бы только со старичком «Schleswig-Holstein», но ведь и на «Scharnhorst» замахнулся) и вывозит золотой запас страны – оставим на совести автора. Ольга Игоревна, безусловно «женщина приятная во всех отношениях», но даже и на нее поляки наверняка обиделись за такое откровенное издевательство над их «морской мощью».


Польский учебный корабль «Балтик».

К началу Второй мировой войны реальные, а не альтернативные, польские ВМС насчитывали 4 эсминца, 5 подводных лодок, 1 минный заградитель, 6 тральщи­ков, 2 канонерских лодки и ряд устаревших кораблей и судов. После падения Польши разрозненные корабли польских ВМС, избежавшие гибели или интернирования, попали под оперативное командование английского Адмиралтейства, сохранив при этом экипажи и национальные флаги. Уже летом 1940 года польский флот под британским управлением получил первое пополнение – за счет французских кораблей, захваченных в английских портах в июле того же года. За ними последовали корабли английского флота – всего за годы войны польский флаг поднимался дву­мя крейсерами, тремя эсминцами, тремя эскортными миноносца­ми, тремя подводными лодками и 10 ТКА из состава британского флота.

Крейсер ORP «Dragon» (бывший HMS «Dragon») – получен от RN 15.01.43. «Dragon» («Дрэгон») — последний корабль первой серии британских крейсеров типа D был заложен на верфи компании «Scotts’ Shipbuilding & Engineering Co. Ltd.» 24 января 1917 года, спущен на воду 29 декабря 1917 года. Постройка крейсера «Dragon» полностью завершилась 16 августа 1918 года. 19 декабря 1928 года корабль прибыл на верфь в Четеме для ремонта, по окончании которого 18 марта 1930 года получил назначение в 8-ю крейсерскую эскадру Вест-Индской морской станции. В североамериканских водах «Dragon» служил до вывода в резерв 16 июля 1937 года.


Крейсер HMS «Dragon»

Крейсер вновь ввели в строй лишь перед самым началом войны, и в сентябре 1939 года «Dragon» числился в базировавшейся на Скапа-Флоу 7-й эскадре крейсеров Флота метрополии из состава Северного патруля. Это крейсерское соединение было сформировано из кораблей 7-й и 12-й эскадр под командованием вице-адмирала М. Хортона (Admiral Sir Max Kennedy Horton; 1883–1951) 6 сентября 1939 года для патрулирования в проливах между Шетландскими и Фарерскими островами, а также между Фарерскими островами и Исландией. В первые дни войны этим путем в германские порты пытались прорваться десятки немецких коммерческих судов, застигнутых войной в нейтральных портах. Вместе с торговыми судами стран-союзниц и нейтральных государств число остановленных для досмотра кораблей в первые три недели действий патрульных сил перевалило за сотню.

До 1943 года он входил в состав британских королевских ВМС. Дальнейшая судьба крейсера «Dragon» приобрела неожиданный поворот. Командование военно-морского флота Польши во главе с вице-адмиралом Ежи Свирским (wice-admiral Jerzy Swirski; Георгий Владимирович Свирский, 1882–1959) еще с 1941 года добивалось передачи полякам во временное пользование на время войны (как сейчас говорят в лизинг) одного из строившихся крейсеров. Польские моряки, вероятно, очень рассчитывали получить крейсер типа «Colony». Ибо в постройке как раз находились целых три корабля этого типа, «Uganda», «Newfoundland» и «Ceylon», причем вступление в строй первых двух ожидалось в конце 1942-го – начале 1943 года, а третьего — полугодом позднее. Англичане, естественно, не были склонны передавать союзникам первоклассные новейшие корабли, тем паче, что сами испытывали в них острый недостаток, а, кроме того, вполне обоснованно считали, что поляки не имеют опыта использования кораблей крейсерского класса.


Капитан 1 ранга Е. Плавский (comandor Eugenius Plawski; 1895—1972)

Поэтому в июле 1942 года от британского Адмиралтейства поступило предложение передать PMW один из старых крейсеров типа D, как только такой корабль появится в составе резерва. При этом указывалось, что передача корабля может состояться в середине 1943 года, а к этому времени польское командование должно подготовить обученный экипаж, который решили сформировать из моряков, прибывших из Советского Союза. В январе 1942 года в соответствии с советско-польским соглашением, заключенным в августе 1941 года, из СССР в Великобританию прибыли 1100 польских моряков бывшей Пинской речной флотилии, взятых в плен в 1939 году и около двух лет находившихся в советских лагерях*. Из них, в основном, и сформировали большую часть команды крейсера. Кроме речников, в состав экипажа вошли некоторые члены команд польских кораблей, ушедших в Англию в 1939 году и поляки-эмигранты из Франции. В результате сформированный разношерстный экипаж только на треть состоял из людей, имевших опыт морских плаваний. Еще больше проблем было с подбором командных кадров. Из Советского Союза прибыло всего лишь несколько офицеров, да и то в основном не моряков, а речников из состава Пинской флотилии. Командиром крейсера еще в январе был назначен один из опытнейших польских морских офицеров командор (капитан 1 ранга) Е. Плавский (comandor Eugenius Plawski; 1895—1972).

*Если военно-морской флот Польши оказал некоторое влияние на ход боевых действий при оккупации страны Германией, как напрямую, уничтожив аж четырех немецких моряков в ходе боя 2 сентября польских кораблей с немецкими эсминцами, так и косвенно – их потопление потребовало участия нескольких десятков самолетов люфтваффе, которые поэтому не были использованы на других участках фронта (правда, поляки пишут о 2 сбитых «юнкерсах», но немцы это опровергают), то речные корабли вообще не сделали ни одного выстрела по врагу и были героически затоплены своими экипажами. Флотилия базировалась на военный речной порт в Пинске и состояла из 6 речных мониторов, вооруженных 4 орудиями 7,5―10-см калибра, а также зенитными орудиями и пулеметами, 12 речных канонерских лодок, вооруженных пароходов и 30 моторных катеров, нескольких гидросамолетов и глиссеров. По разным данным в составе флотилии находились 41 офицер и 1422 подофицеров и матросов. Попали в плен не все – перед капитуляцией генерал Франтишек Клееберг ( Franciszek Kleeberg;1888—1941), принявший на себя командование польскими частями на Востоке, «разрешил» тем, кто родился на Полесье, вернуться домой, чем многие воспользовались. Монитор «Краков» под командованием капитана Ежи Войцеховского (Wojciechowski Jerzy; 1915–2013) 17 сентября ушел на восток и прикрывал отход пограничной бригады на юго-запад. К 20 сентября корабль возвратился в Пинск, куда в это вре­мя уже вошли советские танки. После дозаправки топливом корабль сопровождал небольшой караван к Королевскому каналу по реке Пине. После успешного плавания конвой остановился на ночь около Янов Полески. Дальнейшее продвижение по Королевскому каналу оказалось заблокировано взорванным польскими саперами мостом. Команда не ре­шилась взорвать монитор в непосредственной близости от жилых домов, затопила его и эвакуировалась на юг по железной дороге. Даже и взятые в плен не все были отправлены в лагеря – 23 сентября 1939 г. Ворошилов и Шапошников приказали: «Военнопленных крестьян Западной Белоруссии и Западной Украины, если они представляют документы, удостоверяющие, что они действительно были мобилизованы и не поляки, разрешается освободить».

15 января 1943 года состоялась церемония передачи крейсера Польше во временное пользование на период войны. Свирский постановил, английского названия крейсера не менять (сходное название носил первый польский военный корабль, галеон «Smok» – т.е. дракон по-польски, построенный в 1571 году на верфи в Элъбите, Восточная Пруссия). Изменилась лишь аббревиатура принадлежности корабля HMS (His Majesty’s Ship — Его Величества Корабль) на ORP (Okret Rzeczi Pospolitej — Корабль Речи Посполитой) «Dragon». Крейсер вошел в состав Флота метрополии, хотя и не был зачислен в какую-либо из эскадр. Кроме того, 12 января состоялась смена командира корабля: вместо назначенного начальником штаба PMW Е. Плавского командиром стал командор-поручник (капитан 2 ранга) Станислав Дзенисевич (Stanislaw Dzienisiewicz Tytus; 1897–1979). Период обучения экипажа закончился 6 февраля, на следующий день крейсер вышел из Гринока в Скапа-Флоу, куда прибыл 8 февраля. Вскоре «Dragon» был определен в 10-ю крейсерскую эскадру Флота метрополии, проходившую подготовку к десантной операции по высадке союзных войск на побережье Нормандии. Кораблям предстояла огневая поддержка высаживавшихся подразделений британской 3-й пехотной дивизии.


Схема крейсера ORP «Dragon»

В 04.20 8 июля 1944 года «Dragon» атаковала немецкая человекоуправляемая торпеда «Neger» («Негер»), которая представляла собой «двухэтажный» комплекс в виде двух параллельно закрепленных торпед. Нижним «этажом» являлась обычная боевая торпеда G7е, а такая же верхняя торпеда служила транспортным средством. Поэтому вместо заряда взрывчатки (300 кг) в ее головной части поместили кабину водителя. В ней были установлены самые примитивные органы управления: акселератор, руль да рычаг пуска нижней торпеды. Прицел был самым простым — кольцо на кокпите и металлическая планка на носу торпеды. «Neger» мог пройти 48 миль со скоростью 4 узла. Пилот был втиснут в узкий кокпит, при этом его плечи и голова выступали над водой не более чем на 46 см.

Впервые немцы применили такие торпеды в Ла-Манше в ночь с 5 на 6 июля, потопив два британских тральщика. Если быть точнее, «Neger» представлял собой нечто промежуточное между человеко-торпедой и сверхмалой подводной лодкой, управляемой единственным пилотом. Выпущенная старшим фенрихом-цур-зэе Карлом Подхастом (Oberrfähnrichn zur See Karl Heinz Potthast; 1924–2011) боевая торпеда попала в кормовое машинное отделение. Взрыв произошел по левому борту на уровне ватерлинии между дымовыми трубами. На крейсере сначала решили, что корабль напоролся на мину: именно такое сообщение было передано в 5.01 флажным сигналом на крейсер «Emerald» для передачи на штабной корабль. Никем не замеченный торжествующий Подхаст покинул район боя. Однако на пути в базу, после рассвета, его «Neger» был замечен британским тральщиком «Orestes» («Орестес») и потоплен огнем 20-мм автомата, раненный водитель попал в плен.


Германская человекоуправляемая торпеда «Негер»

Около суток продолжалась борьба экипажа за живучесть, однако спасти корабль не удалось. Полузатопленный крейсер отбуксировали к отмели, где он был оставлен в качестве дополнительного элемента искусственного мола порта №4 Gooseberry под Арроманшем. Крейсер «Дрэгон» был исключен из списков кораблей польского флота 9 июля 1944 года. Его подняли только в начале 1950-х годов, после чего продали на металл. При взрыве погибли 26 членов польского экипажа, в том числе один офицер. С крейсера «Emerald» обнаружили в море тела еще трех польских моряков, которые после отдания им соответствующих воинских почестей захоронили в море. Тела девяти убитых так и оставались в затопленных отсеках корабля. Общее число раненых составило 14 человек, но 11 из них впоследствии умерли.


Искусственный мол порта №4 Gooseberry

Для компенсации этой потери Польше был передан аналогичный крейсер «Conrad» (бывший HMS «Danae») — получен от RN 4.10.44. Корабль был заложен 11 декабря 1916 года, спущен 26 января 1918-го, вошел в строй в июне 1918 года. В 1923 году крейсер был включен в эскадру особого назначения КВМС, использовавшуюся для пропагандистских целей. С 1927 по 1929 годы «Danae» («Даная») несла службу в качестве корабля сопровождения в 1-й эскадре крейсеров. Потом она отправилась в Великобританию на ремонт и модернизацию, которые продолжались до 1930 года. После ремонта она вошла в 8-ю эскадру крейсеров, базировавшуюся в Вест-Индии. В 1935 году законсервирована. В июле 1939 года, когда стало ясно, что Вторая мировая война уже неизбежна, корабль был возвращен в состав Королевских ВМС Великобритании.

Крейсер «Danae» к началу Второй мировой войны входил в состав 9-й эскадры крейсеров Южно-Атлантического командования. В январе 1940 года переведен на Китайскую станцию, где оставался до начала войны с Японией. 20.1.1942 вошел в состав так называемого Китайского соединения, сформированного для сопровождения конвоев в районе Сингапур – о. Ява. 28.2.1942 перешел в Коломбо и включен в состав Восточного флота. После ремонта в Тайне (1.8.1942 – 7.7.1943) вернулся в 4-ю эскадру крейсеров Восточного флота.

Британский крейсер HMS «Даная»

Служба в водах Индийского океана продолжалась до марта 1944 года, когда вся конвойная группа получила приказ вернуться в метрополию, что было связано с началом подготовки союзных сил к проведению операции по высадке в Нормандии. По окончании операции вторжения «Overlord» крейсер был выведен в резерв и 1 сентября направлен в Плимут, где в дальнейшем должен был использоваться в качестве плавучего склада в подчинении командования Портсмутского округа. Однако вскоре оказалось, что старому кораблю еще рано на покой, англичане решили передать его полякам, ибо он был однотипным с «Dragon», что позволяло избежать длительного процесса переобучения польского экипажа. 18-го июня 1944 года состоялось назначение польского командира корабля: им стал прежний командир крейсера «Dragon» командор С. Дзенисевич. После передачи Польше, до 23.1.1945 находился в ремонте, затем сопровождал союзные конвои в устье Шельды.

Подъем польского флага на крейсере «Конрад»

В ходе ремонта поляками рассматривался вариант о переименовании «Данаи» в «Вильно» или «Львов», однако эти города по итогам Ялтинской конференции уже принадлежали СССР, и британцы, опасаясь возникновения конфликтной ситуации с Советским Союзом, сделать это не позволили. С мнением и интересами СССР, в отличие от современной России, в этот период в Европе очень даже считались. Тогда кораблю решили дать нейтральное с точки зрения политики имя, «Конрад», в честь Джозефа Конрада (D. Conrad; 1857–1924), английского писателя польского происхождения (настоящее имя Юзеф Теодор Конрад Коженёвский).

Впрочем, повоевать кораблю удалось всего 20 дней. Из-за сильного износа механизмов 12.2 — 29.5.1945 крейсер снова находился в ремонте. Уже после капитуляции Германии корабль прибыл в Вильгельмсхафен, затем совершил 8 рейсов к берегам Скандинавии, перевозя репатриантов. С начала 1946 года «Conrad» находился в Розайте вместе с польскими эсминцами «Blyskawica», «Garland» и «Piorun». В феврале моряки этих кораблей приняли участие в маневрах Флота метрополии. 8 марта 1946 года польские корабли были выведены из состава Флота метрополии; теперь они были подчинены морскому командованию военно-морской базы в Розайте, образуя группу «Север». 15 апреля по соглашению с британским Адмиралтейством они совершили поход из Розайта в Плимут для встречи с экипажами базировавшейся там южной группы польских кораблей. В начале августа крейсер «Conrad» уже был готов к передаче Королевскому флоту, а часть экипажа переведена в Хелленсборо в Шотландии.

Крейсер «Конрад» модель

28.9.1946 крейсер был возвращен Великобритании и получил прежнее название «Danae», после чего польский экипаж отправили в лагерь PMW в Оукгемптоне. Но служба его под «Юнион Джеком» была совсем недолгой – 22.1.1948 корабль продали на слом «British Iron and Steel Corporation» (BISCO), а три месяца спустя, 27 марта, он прибыл на верфь фирмы Т.W.Ward в Барроу («Barrow Yard») для разделки на металл.

Литература

  1. Campbell J.Naval weapons of World War Two. — Annapolis, Maryland: Naval Institute Press, 1985. — 468 р.
  2. Conway’s All the World’s Fighting Ships 1906—1921. — Conway Maritime Press, 1985. ISBN 0-85177-245-5
  3. Conway’s All the World’s Fighting Ships, 1922—1946. – Annapolis, Maryland, U.S.A.: Naval Institute Press, 1996. – 628 р.
  4. Zawadzki Wojciech. Polska Marynarka Wojenna w latach 1918−1939. // Morza, Statki i Okręty. — 1998. — № 3.
  5. Jane’s Fighting Ships 1938— Jane’s Information Group Limited, 1938.
  6. Piaskowski Stanisław M. Okręty Rzeczypospolitej Polskiej 1920-1946. — Warszawa, 1996.
  7. Беккер К. Немецкие морские диверсанты. М.: Издательство иностранной литературы, 1958 – 232 с.
  8. Дашьян А.В. Корабли Второй мировой войны. ВМС Польши и стран Скандинавии (Дании, Норвегии, Швеции и Финляндии)//Морская коллекция – 2005. – № 03 (072) – 32 с.
  9. Донец А.И. Завершение линии «скаутов»:Крейсера типов D и Е. – М.: Военная книга. – 2006. – 100 с.
  10. Каторин Ю.Ф. Крейсеры. ч.2. – СПб.: Галея Принт. – 2010. – 168 с.
  11. Каторин Ю.Ф. Крейсеры стран Северной Европы. – СПб.: Галея Принт. – 2014 – 128 с.
  12. Стрельбицкий К.Б. Судьбы офицеров польского ВМФ – выпускников военно-морских учебных заведений России в период Второй Мировой войны (1939–1945) / Елагинские чтения. Вып. 1. СПб, 2003.

Напоминаем Вам, что в нашем журнале «Наука и техника» Вы найдете много интересных оригинальных статей о развитии авиации, кораблестроения, бронетехники, средств связи, космонавтики, точных, естественных и социальных наук. На сайте Вы можете приобрести электронную версию журнала за символические 60 р/15 грн.

Военно-морские силы Польши

Военно-морские силы (ВМС) Польши (польск. Marynarka Wojenna) — один из видов ее вооруженных сил.

В настоящее время польские ВМС находятся в процессе реорганизации, на которую ежегодно выделяется около 900 млн злотых (около 240 млн долларов США). Согласно планам правительства Польши к 2030 году все имеющиеся сейчас в наличии военные корабли, катера и подводные лодки будут списаны, а вместо них на вооружение поступят вновь построенные. Первые поступления новых кораблей ожидаются уже в 2017-2019 годах.

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

Польское государство было воссоздано после окончания Первой мировой войны. Благодаря так называемому «Польскому коридору» Польша получила выход к Балтийскому морю, который ранее проходил через территорию Германии. Длина береговой линии молодой республики составляла всего 90 миль.

Военно-морские силы (ВМС) Польши были созданы в 1918 году (при поддержке союзников) и включали в себя шесть малых миноносцев, две канонерские лодки, четыре тральщика и корабли других типов. Они были составлены в основном из старых кораблей прекратившего свое существование Кайзеровского флота.

В 1920 году поляки разработали десятилетнюю программу собственного строительства военного флота, которая предусматривала постройку двух линейных кораблей, шести крейсеров, 28 эсминцев и большого числа малых кораблей, но на эту программу в польском бюджете не нашлось денег. Тем не менее к началу Второй мировой войны польские ВМС насчитывали четыре эсминца, пять подводных лодок, минный заградитель, шесть тральщиков, две канонерских лодки и ряд других кораблей и судов. 1 сентября 1939 года гитлеровская Германия напала на Польшу, а уже в октябре 1939-го польское государство в очередной раз прекратило свое существование. Польский военно-морской флот в ходе сентябрьской кампании был либо уничтожен немцами, либо интернирован в нейтральной Швеции. Спастись на территории Великобритании удалось лишь нескольким польским кораблям, в числе которых оказались три эсминца и две подводные лодки.

Впоследствии к этим силам (вошедшим в состав британского флота) было временно добавлено значительное количество французских и английских кораблей: два крейсера, три эсминца, три эскортных миноносца, три подлодки, десять торпедных катеров, а также канонерские лодки, морские охотники и др. Всего за годы Второй мировой войны корабли, плавающие под польским флагом, потопили один вражеский эсминец и шесть других надводных кораблей, две подлодки врага и несколько торговых судов противника. Собственные же потери поляков составили 26 кораблей, в число которых вошли крейсер, четыре эсминца и две подводные лодки.

7 июля 1945 года польский военно-морской флот был воссоздан, но теперь уже при помощи Советского Союза. В начале апреля 1946 года СССР передал социалистической Польше 23 боевых корабля (9 тральщиков, 12 охотников за подводными лодками и 2 торпедных катера).

В 1955 году Польша стала страной-участницей Организации Варшавского договора (и оставалась ею до 1991 года), а в марте 1999 года вступила в Североатлантический альянс (НАТО).

СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ВМС

ВМС Польши в настоящее время осуществляют защиту экономических интересов республики (прежде всего на Балтийском море), участвуют в международных операциях в составе объединенных ВМС НАТО и демонстрируют польский флаг в различных районах Мирового океана. На вооружении ВМС Польши находится около 40 устаревших кораблей и судов отечественной и иностранной постройки.Численность личного состава ВМС (на 2015 год) — около 18 тыс. человек. Боевое ядро военного флота Польши составляют: два больших ракетных фрегата УРО (типа «Оливер Хазард Перри») американской постройки, три малых ракетных корабля советского проекта 660, корвет проекта 620 и пять дизель-электрических подводных лодок (одной советской проекта 877Е «Палтус» и четырех норвежских субмарин разработки 1960-х годов типа «Коббен» проекта Type 207). Кроме того, на флоте имеется: 8 десантных кораблей (5 — проекта 767, 3 — пр. 716) и 20 минно-тральных кораблей (3 — проекта 206, 13 — пр. 207П/ДМ, 4 — пр. 207М), а также другие корабли.

В конце июня 2013 года в состав ВМС Польши был принят береговой ракетный дивизион с местом дислокации в г. Семировиц. Он предназначен для прикрытия главных военно-морских баз Польши от атак кораблей вероятного противника, а также для обеспечения действий флота в прибрежной зоне. Благодаря своей мобильности дивизион способен прикрыть практически полностью побережье Польши. При этом он способен поражать не только надводные, но и наземные цели на дальности до 200 км. В состав польского дивизиона входят две отдельные ракетные батареи (по три пусковых установки с четырьмя норвежскими сверхзвуковыми противокорабельными ракетами NSM — Naval Strike Missiles), машины управления, мобильный узел связи, РЛС обнаружения целей и машины технического обеспечения.

ПЕРСПЕКТИВА РАЗВИТИЯ

Обновление польских ВМС будет происходить в три этапа — к 2022, 2026 и 2030 годам. Целью является «получить качественный скачок с ограниченными финансовыми ресурсами», поскольку среднегодовой бюджет на закупки для ВМС будет поддерживаться на нынешнем уровне в 900 млн злотых.

29 марта 2012 года министр национальной обороны Польши Томаш Семоняк на встрече с руководством ВМС представил план развития ВМС страны на период до 2030 года. К 2030 году ВМС Польши должны будут получить: три новые подводные лодки, три корвета, три патрульных корабля с противоминными возможностями, три тральщика, два спасательных судна, два корабля радиоэлектронной разведки и семь судов обеспечения. Ни одного из ныне находящихся в составе флота кораблей и катеров к 2030 году в строю ВМС Польши не останется. В составе польской морской авиации к 2030 году планируется сохранить 10 самолетов М-28, а также один поисково-спасательный вертолет W-3RM. Предполагается закупка шести новых противолодочных и шести поисково-спасательных вертолетов, а также шести беспилотных летательных аппаратов (в том числе трех — вертолетного типа для корабельного базирования). Планируется закупить 10 современных корабельных противоминных комплексов, а также 2 комплекса ЗРК для ПВО главной базы флота (к 8 имеющимся ЗРК «Бук»). Кроме того, планируется закупить второй дивизион берегового противокорабельного ракетного комплекса (NSM).

Оставить эмоцию Нравится Тронуло Ха-Ха Ого Печаль Злюсь 7054 Поддержите проект ВОЕННОЕ ОРУЖИЕ И АРМИИ МИРА, подпишитесь на наш канал в Яндекс.Дзен

497 Бортовой номер корабля 25 сентября 1973

Александр Сергеевич Суворов
О службе на флоте. Легендарный БПК «Свирепый».
2-е опубликование, исправленное, отредактированное и дополненное автором.
497. Бортовой номер корабля. 25 сентября 1973 года.
Сводка погоды: Атлантический океан. Северо-Восточная Атлантика. Вторник 25 сентября 1973 года. В Северном море в районе пролива Скагеррак с северной стороны мыса Скаген (Дания, географические координаты: 57.783,10.733 или 57°46;59;, 10°43;59;) минимальная температура воздуха — 10.0°С, средняя температура — 10.3°С, максимальная — 11.0°С. Эффективная температура воздуха (температура самоощущения человека) — минус 1.3°С. Сильный ветер дул в проливе Скагеррак со скоростью 17 м/с (31,5 км/ч). Со стороны открытого Северного моря идут ровными рядами крупные ветровые волны с пенными гребнями и барашками высотой 2-3 метра и диной 50 метров (морское волнение на 5-баллов). За остроносым мысом и отмелью Гренен на южной стороне ветер тоже дует над низким берегом мыса Скаген со скоростью 13 м/с (24,1 км/ч), но волнение гораздо меньше, а на якорной стоянке в заливе Ольбек-Бугт, куда ночью пришёл наш БПК «Свирепый», волнения почти совсем нет. Температура воздуха на южной стороне мыса-полуострова Скаген такая же, как на северной стороне, но эффективная температура (самоощущения) иная — плюс 1.9°С, потому что с утра ясное чистое небо с быстро бегущими белыми облаками и светит ясное яркое и жаркое северное солнце.
До сих пор не знаю и не понимаю зачем и почему боевым кораблям внезапно или по каким-то причинам меняют бортовые или тактические номера… Во время закладки корабля на судостроительном заводе вполне понятно, что корпус и сам корабль как единица заказа ВМФ СССР получал заводской номер «заказа», в случае с кораблями проекта 1135 типа «Буревестник», которые строились на Прибалтийском судостроительном заводе ПСЗ «Янтарь» в Калининграде, — это были номера от первого корабля серии — БПК «Бдительный», заводской №151 и второго по счёту корабля серии — БПК «Бодрый», заводской №152. Таким образом, первый свой учётный номер — №153 — БПК «Свирепый» получил 15 июня 1970 года, когда была заложена так называемая «закладная доска» — первый конструктивный элемент корпуса будущего корабля.
Весь период строительства, монтажа оборудования, вооружения, спуска на воду 27 января 1971 года и швартовных испытаний до марта 1972 года БПК «Свирепый», а под таким наименованием он уже числился в списках ВМФ СССР и принимал свой первый изначальный экипаж в 67-м Отдельном дивизионе строящихся и ремонтируемых надводных кораблей ДКБФ в Калининграде, корабль имел учётный заводской номер — «153». Приказом Командующего Дважды Краснознамённым Балтийским флотом адмирала В.В. Михайлина от 23 марта 1972 года №091 БПК «Свирепый» был присвоен первый учётный военный (бортовой) номер — «520».
Бортовой номер «520» был выведен большими белыми цифрами, форму и размер которых, определяли командир корабля капитан 3 ранга Евгений Петрович Назаров (период службы на корабле с марта 1972 года по март 1976 года), командир БЧ-5 капитан-лейтенант Валерий Николаевич Силкин (период службы на корабля с февраля 1972 года по март 1976 года) и старший боцман Савва Павлович Кучерявый (период службы на корабле с февраля 1972 года по март 1977 года). Бортовой номер «520» наносили на вогнутые скулы носовой части корпуса БПК «Свирепый» ДМБовские годки призыва весна-лето 1969 года.
Весь период монтажа оборудования и вооружений, освоения экипажем новостроящегося корабля и заводских швартовных испытаний у достроечной стенки и в акватории ПСЗ «Янтарь» в Калининграде с марта по август 1972 года БПК «Свирепый» имел учётный бортовой номер «520». На основании приказа Командующего ДКБФ адмирала В.В. Михайлина от 10 августа 1972 года №0432 на БПК «Свирепый» 12 августа 1972 года в акватории стенда безобмоточного размагничивания (СБР) ПСЗ «Янтарь» в торжественной обстановке был поднят первый шёлковый Военно-Морской Флаг СССР и 12 августа 1972 года стал Днём рождения БПК «Свирепый».
14 августа 1972 года БПК «Свирепый», бортовой номер «520», вышел Морским каналом из Калининграда в ВМБ Балтийск для занятия своего места у причала №63 и выхода в Балтийское море на заводские и государственные ходовые испытания, отработку курсовых задач «К-1», «К-2», ПВО, ПЛО и ПДСС. Период ходовых и государственных испытаний, подготовки и сдачи курсовых зада, освоения обновлённым экипажем боевого корабля со всеми видами его боевого применения, то есть маневрированием в различных погодных условиях, стрельбами, поиском, обнаружением и учебно-боевым «уничтожением» воздушных, надводных и подводных целей, занял срок с августа 1972 года по декабрь 1972 года (пять месяцев).
На основании Акта государственной приёмо-сдаточной комиссии и соответствующего приказа Главнокомандующего ВМФ — заместителя министра обороны СССР Адмирала Флота Советского Союза Сергея Георгиевича Горшкова (период в должности с 5 января 1956 года по 29 ноября 1985 года) БПК «Свирепый», бортовой номер «520», 29 декабря 1972 года «вступил в строй ВМФ СССР». Через два месяца приказом Командующего ДКБФ адмирала В.В. Михайлина от 27 февраля 1973 года №080 «БПК «Свирепый», бортовой номер «520», был включён в состав 128-й БРК (бригады ракетных кораблей) 12-й ДиРК (дивизии ракетных кораблей) Дважды Краснознамённого Балтийского флота с базированием в военно-морской базе (ВМБ) Балтийск.
Только 17 марта 1973 года я тайно начал делать первые записи в мой дневник-ежедневник 1973 года…
17 марта 1973 сб
ВМБ Балтийск. БПК Свирепый. Начало записей. Надо, для памяти. Два письма от мамы. Надо ответить. Надя (сестра двоюродная) 31 марта выходит замуж.
В этот день экипаж БПК «Свирепый» получил оценку «хорошо» с оговорками и замечаниями, которые мы должны были исправить через несколько дней. За успешную сдачу всех элементов курсовой задачи «К-1» мы должны были получить право на самостоятельную боевую службу в открытом море-океане, несение боевой службы и ведение морского боя с любым противником. Фактически БПК «Свирепый» стал полноценным боевым кораблём в составе 128-й бригады ракетных кораблей (БРК) 12-й дивизии ракетных кораблей (ДиРК) ДКБФ и сменил учётный бортовой номер «520» на боевой номер «502». Закрашивали «старый» бортовой номер и выводили «новый» наши боцмана, в том числе и матрос-плотник Володя Баранов. Мне было поручено написать масляными красками на брезентовом полотнище леерного ограждения корабельного малого трапа (сходен) имя нашего корабля: «СВИРЕПЫЙ», что я и сделал. Таким образом подтверждаю, что с 17 марта 1973 года БПК «Свирепый» имел на бортах боевой тактический (бортовой) номер «502».
Сильный 8-10 балльный шторм внетропического циклона «Эллен» в Северо-Восточной Атлантике и в Северном море (23-25 сентября 1973 года) потрепал наш корабль, командир корабля и старшие по возрасту офицеры знали, что морская солёная вода, какой бы она ни была жидкой и мокрой, но всё же потёрла краску нашего форштевня, скул носовой части корпуса корабля, наши белые бортовые номера и их надо подкрасить перед возвращением в базу. Кроме этого очень солёная, концентрированно солёная и едкая морская вода Северного моря активно воздействовала на любые открытые участки стали, покрывая их густым махровым слоем рыжей ржавчины. Особенно досталось бронированным стальным дверям тамбуров, ведущих на верхнюю палубу. Вот почему 25 сентября был объявлен старпомовский «Аврал», «Большая приборка» и годковская «Полундра!». При этом никто не ожидал, что нам сменят наш бортовой номер с «502» на «503»…
Перед окончанием первого периода первой БС (боевой службы) с 20 июля по 25 сентября 1973 года БПК «Свирепый» был назначен бортовой номер «503» и он со всей тщательностью и гордостью годковской покрасочной команды во главе с моим другом Славкой Евдокимовым был выписан на крутых бортах нашего корабля. В подтверждение этого факта публикую фотографию БПК «Свирепый» на якорной стоянке у мыса Скаген в сентябре 1973 года.
После возвращения с БС (боевой службы) 15 октября 1973 года в ВМБ Балтийск БПК «Свирепый» был присвоен новый бортовой номер «517». С бортовым номером «517» БПК «Свирепый» совершил первый в своей истории визит в иностранный порт Гдыня (Польша) 20 июля 1974 года и участвовал в параде кораблей ДКБФ в День ВМФ СССР 28 июля 1974 года в Ленинграде. В дальнейшем бортовые номера БПК «Свирепый» менялись неоднократно.
На уважаемом и очень информативном сайте в Интернете: http://russianships.info/boevye/1135.htm опубликованы бортовые (учётные) номера всех боевых кораблей проекта 1135 типа «Буревестник», в том числе БПК-СКР «Свирепый». Цитата: Свирепый: 532?(1973), 509?, 504, 520(1973), 502(1975), 517(1976), 224(1976), 507(1977), 715(1978), 742(1980), 758(1984), 725(1987), 719(1990). Как вы видите, начальные бортовые номера БПК «Свирепый», указанные на данном сайте, отличаются от действительных и фактических, что, несомненно, требует исправления. Кроме этого необходимо знать, понимать и различать разницу в понятиях «заводской», «бортовой», «тактический» и «учётный» номера боевых кораблей ВМФ СССР, да и бортовых учётных номеров иностранных боевых кораблей ВМС США и НАТО, то есть знать классификацию бортовых номеров кораблей.
Все корабли и суда ВМФ СССР и России имеют свои учётные номера и это естественно, потому что одна из ленинских формулировок гласит: «Социализм — это учёт и контроль» (Полная цитата: «Учёт и контроль — вот главное, что требуется для «налажения» (налаживания, упорядочивания, отладки — автор), для правильного функционирования первой фазы коммунистического общества», источник ПСС В.И. Ленина, Том 33, стр.101). Заводские порядковые номера строящихся или ремонтируемых кораблей учитывают их последовательность в программе загрузки судостроительного завода, соответствуют номерам заказов и т.д. Первичные учётные номера новостроящихся кораблей учитывают порядок прохождения заводских, швартовных, ходовых и государственных испытаний, фигурируют в учетно-отчётных документах, в списках кораблей и судов ВМФ. Бортовые (учётные) номера кораблям присваивают в момент зачисления в структуру и состав флотов, постоянных (стратегических) соединений кораблей флотов (дивизий, бригад и т.д.). Бортовые (тактические) номера присваивают боевым кораблям постоянных или временных (тактических) соединений кораблей: эскадр, корабельных ударно-поисковых групп (КПУГ), корабельных ударных групп (КУГ). Боевые бортовые номера присваивают боевым кораблям в процессе выполнения конкретных боевых заданий во время БС (боевой службы). Цель такой системы присвоения бортовых (учётных, тактических и боевых) номеров проста и понятна: учёт и контроль, одновременно, шифровка (кодировка) кораблей.
Одновременного существования одинаковых учётных, тактических бортовых номеров, как правило, на ВМФ нет, есть только система возрастания номеров по классификации боевых кораблей по классам: водоизмещение, габаритные размеры, мощность ГЭУ, количество и качество вооружения, мореходные качества и т.д. На советских и российских военных кораблях наносится только номер. На некоторых небольших кораблях допускается буквенное обозначение типа корабля с номером на борту. Учётные, тактически и боевые бортовые номера кораблям присваиваются Главным штабом ВМФ СССР или России. Перекодировка кораблей, то есть смена учётных и тактических бортовых номеров, производится либо планово, либо при расформировании или формировании военно-морских баз ВМФ или отдельных флотов, эскадр, флотилий, соединений кораблей, при списании кораблей, смене флагмана и т.д. Имена собственные (названия кораблей) на боевых кораблях ВМФ СССР изготавливались из объёмных литых букв из цветных металлов и сплавов, и наносятся на специальных стальных досках-щитах на бортах в кормовой части корпуса корабля. Кроме этого, имя-название корабля обязательно наносится большим и заметным издали шрифтом и цветом на обвесах (защитных полотнищах) леерного ограждения трапов (сходен) с корабля. Естественно, трапы и сходни устанавливаются с корабля на причал (пирс или другой корабль, судно) в портах, в базе, при стоянке кораблей бортами друг к другу.
Таким образом, учётные и тактические бортовые номера боевых кораблей есть всегда и существуют в учётно-отчётных документах, в приказах (не секретных). Боевые (тактические) номера кораблей существуют в наличии на бортах кораблей на время выполнения боевых заданий и используются, как правило, в стратегических и секретных приказах. Система учётных, тактических и боевых бортовых номеров кораблей ВМФ СССР и России используется для обеспечения и усиления режима секретности на флоте и отличается от системы учётно-боевых бортовых номеров ВМС США-НАТО.
Корабельный устав ВМФ СССР, утверждённый приказом Главнокомандующего ВМФ СССР от 01.08.1959 года №175, использовал слово-понятие «тактический» 25 раз в широком его значении, например, тактические задачи, тактическая подготовка, тактические летучки, тактические приёмы, тактические расчёты, то есть в применении к понятию тактика. Например, в п.98 КУ-59 сказано: «Перед выходом в море командир соединения кораблей ставит командирам кораблей задачу на поход, знакомит их с обстановкой на переходе, указывает походный порядок и место каждого корабля в нем, его тактический номер, меры по организации всех видов обороны и защиты, обеспечению скрытности перехода, использованию систем управления, средств связи и наблюдения, а также мероприятия, проводимые при плавании в сложных условиях, в случае отрыва кораблей от соединения, при оказании помощи кораблям, получившим повреждения, при буксировке. Он организует подготовку и проверку готовности кораблей к выходу в море». Таким образом, на БС (боевой службе), в боевом или учебно-боевом морском походе, на учениях боевой корабль может иметь свой тактический бортовой номер, не учётный, а именно тактический, отвечающий задачам тактики применения боевых кораблей.
Вот почему слово-понятие «тактический», прежде всего, относится «к ведению боя, имеет значение с точки зрения осуществления какой-либо боевой операции». Например, «тактическая скорость корабля», «тактические преимущества», «выгодное в тактическом отношении положение» (Источник: Словарь русского языка: В 4-х т. / РАН, Институт лингвистических исследований; Под ред. А. П. Евгеньевой. — 4-е изд., стер. — М.: Рус. яз.; Полиграфресурсы, 1999). В 1935-1940 годах слово-понятие «тактика, тактический» трактовалось так: Тактический — прилагательное, связанное с осуществлением войсками задач, возлагаемых военной тактикой. Например, «Тактический успех — победа местного значения, не стратегического», «Задача тактического руководства состоит в том, чтобы овладеть всеми формами борьбы и организации пролетариата и обеспечить правильное их использование для того, чтобы добиться максимума результатов при данном соотношении сил, необходимого для подготовки стратегического успеха». Источник: «Толковый словарь русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова (1935-1940).
Система присвоения бортовых номеров кораблям ВМФ СССР — это не только учёт, но, прежде всего, тактика, решение тактических боевых задач, стремление обеспечить скрытность боевого корабля от учёта вражеской разведкой, спутать планы и разведывательные данные противника, в то же время, облегчить тактические задачи командиров эскадр, боевых соединений флотов, усилить их оперативную самостоятельность в достижении поставленных целей и боевых задач. Вот почему на ВМФ СССР и России бортовой номер так же и тактический, вот почему бортовые номера боевых кораблей периодически менялись в соответствии с тактическими боевыми задачами…
Кстати, если во флотах ВМС США и НАТО бортовые учётные номера кораблям присваиваются и даются один раз и на всю жизнь корабля или судна, то в Советском Союзе и России тактические номера боевым кораблям определяются «на основе специальных индексов, классификаций, кодификаций, шифрования и т.д. и может никак не соотноситься с типом, классом или проектом корабля, соединением кораблей и т.д. Дело в том, что тактические (бортовые) номера боевых кораблей входят в единую систему кодификации многообразных позывных, шифрокодов и сигналов корабля. Таким образом, тактический , то есть изменяемый бортовой номер корабля входит в позывной корабля соответствующим цифровым индексом-кодом. Увы, радостные от скорого возвращения с БС (боевой службы) в родную базу ВМБ Балтийск, на землю, моряки БПК «Свирепый» не знали, тщательно выписывая белой краской на шаровой поверхности вогнутых бортов новый тактический бортовой номер «503», что это знак не возвращения, а смены боевой задачи…
Переписать огромные цифры бортового номера высотой 2,75 метра и шириной 1,65 метра (каждая цифра) на криволинейной поверхности с беседок, висящих над поверхностью моря в отдалении от борта корабля — это была трудная не только физически, но интеллектуальная задача, потому что нужно было всё правильно рассчитать, приготовить и исполнить. Хорошо, что не надо было переписывать первые две цифры: «5» и «0», надо было только цифру «2» превратить в цифру «3», но и с ней годки во главе с моим неутомимым другом Славкой Евдокимовым потратили на это целый световой день. Правда, при этом им пришлось закрашивать и обновлять шаровой (серой) краской борта носовой части корпуса корабля, чтобы не было оттеночных пятен. К концу дня Славка Евдокимов и его друзья, кто вызвался на эту «годковскую работу», уже не могли сидеть, говорить и шевелить руками — только лежать и молчать…
На флоте существует множество руководящих документов и инструкций на все случаи флотской жизни и службы, в том числе Правила нанесения отличительных знаков на кораблях ВМФ СССР. Кстати, эти Правила регламентируют порядок нанесения отличительных знаков на кораблях в целях их идентификации не только в соответствии нормативными документами, но и в соответствии с общепринятыми принятыми морскими и флотскими традициями и обычаями. Под отличительными знаками подразумеваются любые знаковые, рисованные, буквенные или цифровые изображения на корпусе корабля, его надстройках и оборудовании, в том числе, бортовой номер, герб и название корабля, а также знаки собственной символики типа или класса корабля. Покраска корабля также регламентируется соответствующими Правилами.
Начиная с первого корабля пр.1135 типа «Буревестник» — БПК «Бдительный» — бортовой тактический номер располагался на наших первых кораблях серии — БПК «Бодрый» и БПК «Свирепый» — в районе третьего шпангоута, точно под осью вращений пусковой установки КТ-106 УРПК-4 «Метель». Изгиб корпуса корабля здесь уже относительно ровный, плавный, поэтому большие по размерам цифры можно было написать белой эмалью относительно легко, главное — выдержать вертикаль цифр, их относительные размеры и равный интервал между цифрами. До сих пор не представляю, как это удалось Славке Евдокимову и его друзьям-годкам в подвешенном положении на тросах и беседках в полутора-двух метров от борта корабля да ещё в море, которое всё время колыхалось…
Фотоиллюстрация: 25 сентября 1973 года. Северо-Восточный Атлантический океан. Северное море. Пролив Скагеррак. Мыс Скаген (южная сторона). Якорная стоянка БПК «Свирепый». Послепоходовый аврал. Делая эту фотографию, используя её фрагмент для оформления своего ДМБовского альбома, я совершенно забыл, что все остальные эти прямоугольные фотографии вложил в фотолетопись корабля, в комплекты фотографий для командира корабля и замполита. Таким образом, это единственная фотография БПК «Свирепый» с нашего корабельного рабочего катера РБК-30 в этот день, когда мой друг-годок старший радиометрист БИП РТС Вячеслав Михайлович Евдокимов со своими товарищами-годками совершил героическую «годковскую работу» в подвешенном состоянии за бортом на беседках и тросах над открытым морем пролива Скагеррак и переписал наш бортовой тактический номер с «502» на «503». Смена тактического (бортового) номера означала, что нам предстоит новая и секретная боевая задача нашей первой в истории корабля БС (боевой службы). Мы об этом не догадывались, потому что весь личный состав экипажа БПК «Свирепый» считал и ожидал, что после пережитого страшного и жёсткого шторма внетропического циклона «Эллен», нас непременно отпустят домой, в базу, в ВМБ Балтийск…

Корабли-тральщики

Какие же корабли ведут «тихую» войну против неприятельских мин? Пока мы только знаем их общее название — тральщики. Но это название объединяет разные корабли, различающиеся и по виду, и по величине, и до «боевому назначению.

Тральщики не могут выбирать погоду для своей работы, им не дают для этого времени. Почти всегда находятся они в море, часто в непогоду. Поэтому они должны отличаться хорошими мореходными качествами. Тральщик — это корабль с мелкой осадкой, он должен проходить над минами. Ему не нужны большие размеры. Наоборот, чем этот корабль меньше, тем легче им управлять, тем труднее противнику поразить его своим артиллерийским огнем. Поэтому тральщик должен быть по возможности малым кораблем.

Но этому кораблю приходится тащить за собой всю тяжесть снаряженных тралов с затраленными минами и выдерживать заданную скорость хода, не уменьшать ее. Значит, тральщику необходимы мощные машины.

Какие же корабли относятся к классу тральщиков? Прежде всего корабли-проводники больших кораблей флота во время выполнения ими боевых операций. Их называют эскадренными тральщиками. Так же, как и охраняемые ими большие корабли, они не боятся непогоды и не особенно отстают по своей скорости. И в то же время их водоизмещение не больше 400–500 тонн. Эти небольшие суда вооружены скорострельными пушками, автоматическими зенитными орудиями и пулеметами. По своим боевым качествам, водоизмещению, скорости эти корабли очень схожи с небольшими миноносцами. Поэтому часто такие миноносцы, устаревшие, уже не пригодные для своего основного назначения, превращаются в эскадренные тральщики.

Бывает, что тральщикам приходится искать минные заграждения, обследовать фарватер или тралить в районах, отдаленных от своих баз. В таких случаях этим кораблям нужно быть настороже, противник может обнаружить их и уничтожить. Надо быстро сделать свое дело и так же быстро уходить, особенно, если на горизонте появился неприятельский корабль. Такие операции выполняет еще одна категория кораблей-саперов, их называют «быстроходными тральщиками». Но хоть они и называются быстроходными, их скорость все же меньше, чем у эскадренных тральщиков.

Но вот перед тральщиками поставлена задача — надо очистить от мин район близко от своих берегов, вытралить обнаруженные мины или провести корабли сквозь минное заграждение. Тут уж не нужна большая скорость: во время «работы» все равно нельзя итти на быстром ходу, а после выполнения операции уходить на базу недалеко, можно и на небольшой скорости. Поэтому для этой цели применяются тихоходные тральщики, их еще называют базовыми. Такие корабли уж не приходится специально строить. Во время войны базовыми тральщиками служат мелкие торговые корабли водоизмещением от 150 до 400 тонн. Их скорость не больше 12 узлов, а вооружение, хоть и слабое, все же рассчитано на столкновение с такими же малыми судами противника и даже на бой с одиночными самолетами.

Против самих тральщиков также ставятся минные заграждения на небольшой глубине. Чтобы вытралить такое заграждение, нужен тральщик с очень малой осадкой, почти скользящий по воде. Такие тральщики существуют — это моторные катера, работающие с особым «катерным» подсекающим тралом.

Теперь мы познакомились с основными кораблями — участниками минной войны на море, с кораблями-тральщиками. Как же эти корабли сражаются, как они одолевают своего противника — мину?

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Базовый тральщик Kormoran – первый боевой корабль, который войдет в состав ВМС Польши за более чем четверть века.

С тех пор как Речь Посполитая в середине XVIII века стала распадаться, а затем и вовсе была разделена между Австрией, Пруссией и Россией, у поляков появился синдром утраченной великой державности. Это объяснимо. Ведь Польша действительно некогда была одним из крупнейших и сильнейших государств Европы. Но главной причиной ее бед и разделов стало вовсе не внешнее вмешательство, а бесконечные раздоры между панами.

Александр ВАНИН

К синдрому утраченной державности нужно относиться с пониманием. Однако эта вполне простительная слабость наших ближайших западных соседей временами перерастает в болезненную манию, что не может не вызывать беспокойства.

Вот свежий пример. Бюро национальной безопасности Польши 10 февраля 2017 г. представило стратегическую концепцию морской безопасности страны. Документ этот достаточно «сырой», то есть в нем трудно обнаружить более-менее четкие параметры строительства будущего польского флота. Есть только одна константа – угроза, исходящая, якобы, от России. Дескать, Москва осуществляет в Балтийском море и на его берегах «милитаризацию, связанную прежде всего с развитием российского военного потенциала, в частности, с возможностью сдерживания и недопущения доступа в Калининградскую область, что приводит к росту значимости вооруженных сил как инструмента, используемого в международных отношениях в регионе». Еще одна российская, точнее антироссийская страшилка – «монополистическая позиция России в сфере поставок энергосырья, слишком сильная зависимость некоторых государств от импорта из РФ, а также от российской транспортной инфраструктуры».

Корвет Kaszub проекта 620 – польский аналог МПК проекта 1124.

Другими словами, если Россия поставляет свои нефть и газ на внешние рынки, а также вывозит другие товары, пользующиеся спросом за рубежом, дает возможность пользоваться своими коммуникациями для транзита грузов зарубежных государств, – это плохо. А если Россия укрепляет свою обороноспособность в Калининградской области, вокруг которой Североатлантический блок организует военные игрища с имитацией вторжения в этот отрезанный от остальной территории страны анклав, – это вообще из рук вон.

Составители концепции рекомендуют создать в Польше военно-морские силы «средней численности», например, близкие по составу к норвежским ВМС (23 боевые единицы). Этот «средний» флот должен иметь возможность действовать не только в Балтийском море, но и вдали от территориальных вод в сотрудничестве с «большими флотами». Под «большими флотами», очевидно, подразумеваются ВМС США, поскольку иных «больших» в Североатлантическом альянсе сегодня не наблюдается. Даже некогда великий британский Royal Navy нынче превратился в весьма скромное объединение из 48 вымпелов. Разумеется, суммарно военно-морские силы НАТО – весьма мощные, но они недостаточно сбалансированы и далеко не всегда способны отвечать на вызовы времени.

ДЭПЛ Orze проекта 877Э «Варшавянка».

В стратегической концепции отмечается, что польский флот должен быть современным при одновременном сокращении числа кораблей, не «отвечающих нужному боевому уровню». Что под этим конкретно подразумевается, трудно сказать. Поэтому, дабы разобраться, посмотрим, что представляют собой Военно-морские силы Польши – Marynarka Wojenna, как именуются они, сегодня.

В составе ВМС – два фрегата типа Oliver H. Perry, списанные американским флотом и переданные польскому после вступления страны в НАТО. Их боеспособность изначально подвергалась сомнению. Еще более десяти лет назад на выставке Balt-Military-Expo, которая проводится в Гданьске, доводилось слышать от польских офицеров, что эти корабли для поддержания технической готовности нуждаются в постоянных ремонтах, поскольку на них все время что-то ломается, а это часто затруднительно, особенно в условиях плавания. По их мнению, бывшие американские фрегаты вообще нужны Marynarka Wojenna как рыбе зонтик, поскольку в условиях Балтики представляют собой легко обнаруживаемые цели, а, следовательно, в случае боевых действий неизбежно будут потоплены противокорабельными ракетами противника.

Средний десантный корабль Gniezno проекта 767.

Из относительно крупных надводных кораблей польский флот располагает также корветом Kaszub проекта 620 полным водоизмещением 1183 т национальной постройки. Он вошел в строй в 1987 году. Корвет проектировался при участии Зеленодольского ПКБ и является польским аналогом советских малых противолодочных кораблей проекта 1124. Его вооружение преимущественно состоит из советских образцов: 76-мм универсальной артиллерийской установки АК-176, двух двухтрубных 533-мм противолодочных торпедных аппаратов и двух РБУ-6000, ПЗРК «Стрела». Польского «происхождения» – только три спаренные 23-мм зенитные артиллерийские установки Wrobel, впрочем, сделанные на основе советской ЗУ-23-2 50-х годов прошлого века. Недавно на корабле установили для испытаний новый польский 35-мм автомат Tryton. Kaszub, конечно, может еще послужить, но его вооружение и радиоэлектронное оснащение не соответствуют стандартам НАТО.

По списку в польском флоте числятся пять подводных лодок: ДЭПЛ Orzeі проекта 877Э «Варшавянка», которая вступила в строй в 1986 г., и четыре бывшие норвежские субмарины типа Kobben водоизмещением 485 т, построенные еще в середине 60-х годов прошлого века западногерманской верфью Nordseewerke по проекту 207. Эти подлодки устарели, особенно типа Kobben, чей возраст достиг уже пятидесяти лет. Поэтому они фактически списаны. Orzeі останется в строю до 2022 г. – преимущественно для тренировки противолодочных сил НАТО, поскольку характеристики субмарины, как нетрудно догадаться, близки к тем, что имеются у ДЭПЛ российского флота.

Ударный корвет Grom проекта 660.

У Marynarka Wojenna имеются пять средних десантных кораблей проекта 767 (тип Lublin) полным водоизмещением 1750 т, построенных на рубеже 80-90-х годов прошлого века. Они способны транспортировать девять плавающих транспортеров и до 135 морских пехотинцев. Эти СДК активно используются на учениях НАТО и могут ставить мины.

Польский флот располагает почти двумя десятками базовых тральщиков, спроектированных и построенных еще в социалистические времена. Их вооружение и оснащение морально и физически устарели.

Самыми боеспособными единицами Marynarka Wojenna следует признать три ракетных катера проекта 660 (тип Orkan), которые в Польше и в НАТО классифицируются как корветы. Они создавались в ГДР при активном участии специалистов ЦМКБ «Алмаз» как проект 151 (Balcom 10 – по классификации НАТО). Их полное водоизмещение – 369 т, длина – 48,9 м, максимальная скорость хода – 36 узлов, дальность плавания – 1620 миль. РКА предполагалось вооружить КРК «Уран», 76-мм артиллерийской установкой АК-176, шестиствольным 30-мм автоматом АК-630 и двумя ПЗРК «Стрела-2М». К моменту крушения ГДР на Peenewerft в Вольгасте в разных стадиях готовности находилось 10 корпусов РКА проекта 151, на которые «ураны» еще не были поставлены. Власти ФРГ после снятия вооружения и переоборудования два катера передали германской Береговой охране, а три корпуса продали Польше, где их достроили по проекту 660 и назвали Orkan, Piorun и Grom. Остальные РКА, находившиеся в невысокой степени готовности, разобрали.

Пусковые установки ракет RBS-15 Mk3 на корвете Piorun проекта 660.

В 2006 г. при участии французского концерна Thales и шведской компании Saab началась модернизация трех польских корветов проекта 660, которая из-за проблем с финансированием продолжалась почти десять лет. В результате это трио получило современные системы боевого управления, РЛС Sea Giraffe 3-D и по восемь ракет RBS-15 Mk3. Ими можно поражать не только морские, но и береговые цели на дальности более 200 км. То есть эти корабли представляют серьезную угрозу кораблям Балтийского флота и объектам в Калининградской области.

Еще один элемент беспокойства – береговые ракетные комплексы NSM (Naval Strike Missile – «Морская ударная ракета») производства норвежской компании Kongsberg Defence & Aerospace. С 2013 г. эти БРК развертываются на побережье Балтийского моря, примыкающему к Калининграду. Малозаметные ракеты NSM со 125-килограммовой боевой частью и дальностью стрельбы до 185 км тоже предназначены для поражения надводных и береговых целей.

После того как ВМС Польши обзавелись корветами типа Orkan с ПКР RBS-15 Mk3 и развернули БРК с ракетами NSM, вызывают удивление истерики Варшавы по поводу переброшенных в Калининградскую область Россией в качестве ответной меры ЗРС С-400 «Триумф», оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер-М», БРК «Бастион» со сверхзвуковыми противокорабельными ракетами «Оникс», способными стрелять по береговым объектам, а на Балтику – малых ракетных кораблей проекта 21631 «Буян-М» с многофункциональными «калибрами».

Пусковая установка БРК NSM на огневой позиции.

Следует заметить, что со времени роспуска Варшавского договора, то есть за более чем четверть века, Marynarka Wojenna не пополнились ни одним новым боевым кораблем, если не считать за таковой многоцелевое судно логистической поддержки Kontradmiral Xawery Czernicki полным водоизмещением 2390 т и 14-узловой скоростью хода. Оно перестроено из судна размагничивания проекта 130, сборка которого велась в Гданьске по заказу ВМФ СССР, а после распада Советского Союза была заморожена. Это вспомогательное судно, предназначенное для транспортировки различных грузов в контейнерах, перевозки 140 военнослужащих, которые, благодаря наличию вертолетной площадки, могут перебрасываться на берег вертолетами. Kontradmiral Xawery Czernicki принимал участие в антипиратских миссиях в районе Африканского Рога, то есть использовался в качестве экспедиционного корабля. Наличие спаренной 23-мм артиллерийской установки Wrobel обеспечивало вполне надежную защиту от нападений флибустьеров Аравийского моря. Однако боевым кораблем его считать нельзя.

Впрочем, попытки укрепить польские ВМС предпринимались. На верфи Stocznia Marynarki Wojennej в Гдыне 28 ноября 2001 г. заложили корвет Slazak – головной проекта 621 Gawron II в серии из семи единиц. За его прототип был взят немецкий проект MEKO А-100. При полном водоизмещении 2050 т, длине 90,1 м, максимальной скорости хода в 29,5 узла он должен был нести две счетверенные пусковые установки противокорабельных ракет Saab RBS-15 Mk3, ЗРК ESSM или Mica, 76-мм артиллерийскую установку OTO Melara, торпедные аппараты для стрельбы противолодочными торпедами MU90 Impact, вертолетом Kaman SH-2G Super Seasprite с размещением в ангаре. То есть Slazak в полной мере отвечал современным требованиям, предъявляемым к кораблям класса «корвет».

Ракеты «Оникс» БРК «Бастион» разворачиваются в направлении цели.

Однако дело не заладилось. Польские кораблестроители за десять лет фактического простоя, минувшие после «освобождения от ига социализма», утратили квалификацию. А ведь они прежде строили быстро и качественно. Достаточно напомнить, что большие десантные корабли проекта 775, осуществляющие львиную долю перевозок на так называемой линии «сирийских экспрессов», снабжающих ВКС России в САР боеприпасами и другими средствами материально-технического снабжения, построены в Польше. Оттуда же родом значительная часть вспомогательных судов российского ВМФ. Но теперь все изменилось.

Стоимость сборки Slazak росла, а дело продвигалось медленно и конца ему видно не было. Наконец, в феврале 2012 г., когда цена корвета взяла планку в 1,5 млрд. злотых (360 млн. евро), тогдашний премьер-министр страны Дональд Туск, ныне занимающий пост председателя Европейского совета, закрыл программу Gawron II. Однако некоторое время спустя Slazak, в который уже были вложены большие деньги, решили все-таки достроить, но уже в качестве патрульного корабля. Серьезным образом поменялся состав его вооружения. Теперь бывший корвет оснастят 76-мм пушкой Oto Melara, четырьмя ПЗРК Grom, 30- или 35-мм автоматом и четырьмя 12,7-мм пулеметами. Вертолетная площадка останется, а вот ангара для винтокрылой машины не будет.

Но и этот упрощенный вариант достраивается крайне долго. В этом году планируется начать заводские ходовые испытания Slazak, а к началу 2018 г. передать корабль флоту.

Тогда же, когда Дональд Туск прекратил финансирование программы Gawron II, был оглашен план полного обновления ВМС Польши до 2030 года. Предполагалось ежегодный объем закупок на нужды Marynarka Wojenna удерживать на уровне 900 млн. злотых (216 млн. евро), что позволило бы «обеспечить качественный скачок с ограниченными финансовыми ресурсами». План предусматривал строительство трех подводных лодок, которые были отнесены к категории «стратегически важных», трех кораблей «обороны побережья» – легких корветов водоизмещением по 1000 т каждый, трех базовых тральщиков-искателей мин типа Kormoran II, трех патрульных кораблей с противоминными возможностями, двух кораблей радиоэлектронной разведки, двух спасательных судов и семи судов обеспечения. Предполагалась также закупка шести новых противолодочных и шести поисково-спасательных вертолетов, шести беспилотных летательных аппаратов (трех корабельного и трех берегового базирования), десяти дистанционно управляемых противоминных комплексов для оснащения тральщиков, а также двух комплексов ЗРК для обеспечения ПВО главной базы флота.

Судно логистической поддержки Kontradmiral Xawery Czernicki перестроено из судна размагничивания проекта 130.

С тех пор минуло четыре года, но кроме головного тральщика-искателя мин Kormoran ничего не построено, да и тот пока не завершил испытания. Его полное водоизмещение – 850 т, длина – 58,5 м, ширина – 10,3 м, осадка – 2,7 м, максимальная скорость хода – 15 узлов, дальность плавания – 2500 миль. Экипаж состоит из 45 человек, еще 7 – морские пехотинцы или боевые пловцы. Главное вооружение корабля – противоминные аппараты Double Eagle шведской фирмы Saab, а также контактные и неконтактные тралы. Артиллерия представлена спаренной 23-мм зенитной установкой Wrobel, которую в перспективе предполагается заменить на 35-мм автомат Tryton. Кроме того, имеются четыре ПЗРК Grom и четыре 12,7-мм пулемета. На строительство всех трех тральщиков предполагается затратить 1,2 млрд. злотых ($332 млн.). Но когда это случится, точно никто сказать не может. По-прежнему деньги на военно-морское строительство выделяются крайне неохотно, хотя правящая сейчас в стране националистическая партия «Право и справедливость» заявила о намерении восстановить былое величие судостроительной промышленности Польши.

Не могли в «Праве и справедливости» равнодушно смотреть и на кораблестроительную программу ненавистного ей Дональда Туска, бывшего лидера партии «Гражданская платформа», которая находится в оппозиции нынешним властям. Это – тоже одна из причин появления новой стратегической концепции морской безопасности страны. «Предлагаемая модель флота требует в том числе получения многоцелевых фрегатов, способных обеспечить противовоздушную оборону, изменения структуры и активизации флота в союзнических операциях, – говориться в документе. – Только так Польша, дескать, способна нейтрализовать потенциальные угрозы, исходящие в том числе от России, а также продемонстрировать союзническую солидарность».

О том, как судостроительная промышленность Польши справилась со строительством корветов, мы знаем. Вряд ли дело пойдет бойчее с большими по водоизмещению фрегатами. Скорее наоборот. Да и денег в бюджете страны на них не хватит, даже если их придется заказывать за рубежом, что для националистов из «Права и справедливости» принципиально не допустимо.

Корвет – патрульный корабль Slazak строится уже шестнадцатый год.

Авторы концепции объясняют свое пристрастие к фрегатам так: «В условиях конфликта в связи с невыгодными для нее географическими условиями на Балтике Российская Федерация попытается использовать прежде всего возможности нападения с воздуха для воздействия на страны НАТО, а также Швецию и Финляндию – без необходимости использования в первую очередь сил ВМФ и проведения десантной операции». А по сему фрегаты с более широкими возможностями ПВО/ПРО более подходят для Marynarka Wojenna. Но польский флот должен вести не только оборонительные, но и активные наступательные действия в акваториях, прилегающих к российским портам, которые находятся в северо-восточной части Балтики, то есть в Санкт-Петербурге и в Ленинградской области. «В случае сотрудничества с силами НАТО, или по крайней мере с финскими и шведскими, – указывается в концепции, – эти выходы могут быть легко перекрыты ВМС Республики Польши в содействии с воздушными силами, способными уничтожать корабли». Войну на море против России требуется интенсивно вести в четырех сферах: на водной поверхности, под водой, в воздухе и в киберпространстве. Поэтому «Польша должна получить морские платформы, которые наилучшим образом подходят для совместных действий флота с ВВС», то есть фрегаты.

Вот так – говорили о взаимодействии со странами НАТО, а завернули в сторону Швеции и Финляндии, в Североатлантический альянс не входящими. Начали с мешающей жить Варшаве Калининградской области, а закончили штурмом северной столицы России. Вот до чего доводит мания утраты великой державности. Следует напомнить только, что две мировые войны прокатились по Польше кровавым колесом. В случае развязывания третьей от этой страны не останется камня на камне.