Польша это Германия

Как поляки служили Третьему рейху

Долгое время историки рассказывали только о службе поляков в армиях, которые воевали против гитлеровской Германии, включая польские формирования на территории СССР. Во многом это было связано с созданием социалистической Польши (когда негласно было решено забыть о грехах предвоенной Польши) и исторической концепции, из которой следовало, что поляки были исключительно жертвами гитлеровской Германии. На деле сотни тысяч поляков воевали в вермахте, СС и полиции на стороне Третьего рейха.


Солдаты Свентокшиской бригады на параде. 1945 г.

Поляки в вермахте и СС

Для руководства Третьего рейха поляки были историческими врагами. Однако, во-первых, гитлеровцы старались колонизировать Польшу, и для этого использовался принцип «разделяй и властвуй». Немцы выделяли различные славянские этнические группы, которые ещё не стали частью польской нации. В частности, кашубов — в Поморье, мазуров — в Пруссии, силезцев – в Западной Польше (Силезии), гуралов (горцы) – в польских Татрах. Также выделялись польские протестанты. Эти этнические группы, родственные полякам, и протестанты, считались как привилегированные группы, родственные немцам. Многие силезцы или кашубы видели в лояльности немецкой администрации возможность национального возрождения, которой не было во время великопольской политики 1919-1939 гг.
Во-вторых, в войне на Восточном фронте, где потери постоянно росли, Берлину требовались людские ресурсы. Поэтому нацисты закрывали глаза на службу поляков в вермахте (как и евреев). При этом часть поляков записались в армию как немцы. Осенью 1939 г. была проведена перепись, где люди должны были определиться с национальностью, многие назвались немцами, чтобы избежать репрессий. А те, кто назвался немцами, попадали под закон о всеобщей воинской повинности.
В результате поляки служили везде: на Западном и Восточном фронтах, в Африке у Роммеля и в оккупационных войсках в Греции. Славяне считались хорошими солдатами, дисциплинированными и храбрыми. Обычно это были простые рабочие и крестьяне, хороший «материал» для пехоты. Тысячи силезцев были награждены Железными крестами, несколько сотен получили Рыцарские кресты – высшую немецкую воинскую награду. Однако славян не выдвигали на унтер-офицерские и офицерские должности, не доверяли им, опасались их перехода в польские подразделения, которые воевали за СССР и за западные демократии. Немцы не стали создавать отдельных силезских или поморских частей. Также поляки не служили в танковых войсках, ВВС, на флоте, спецслужбах. Во-многом это было связано с незнанием немецкого языка. Не было времени, чтобы обучить их языку. Обучали только самым элементарным выражениям и командам. Даже разрешили говорить по-польски.
Точных данных о числе граждан Польши, которые носили немецкие мундиры, неизвестно. Немцы считали только поляков, которые были призваны до осени 1943 г. Тогда с присоединенных к Третьему рейху польских Верхней Силезии и Поморья взяли 200 тыс. солдат. Однако набор в вермахт продолжался и далее, и в ещё более широких масштабах. В результате до конца 1944 г. в вермахт было призвано до 450 тыс. граждан довоенной Польши. По данным профессора Рышарда Качмарека, директора Института Истории Силезского Университета, автора книги «Поляки в Вермахте», через немецкие вооруженные силы прошло около полумиллиона поляков из Верхней Силезии и Поморья. Остальные поляки, проживавшие на территории генерал-губернаторства, в вооруженные силы Третьего рейха не призывались. Погибло, если сравнивать с потерями вермахта, до 250 тыс. поляков. Также известно, что Красная Армия пленила, по неполным данным, свыше 60 тыс. военнослужащих вермахта польской национальности; западные союзники взяли в плен более 68 тыс. поляков; ещё около 89 тыс. человек перешло в армию Андерса (часть дезертировала, часть попала из лагерей для военнопленных).
Известно и о наличии поляков в войсках СС. Во время боев на Русском фронте польские добровольцы были отмечены в 3-й танковой дивизии СС «Мёртвая голова», в 4-й полицейской гренадерской дивизии СС, в 31-й добровольческой гренадерской дивизии СС и 32-й добровольческой гренадерской дивизии СС «30 января».
На заключительном этапе войны в состав войск СС была принята так называемая Свентокшиская бригада или «бригада Святого Креста», сформированная из польских нацистов, придерживавшихся радикальных антикоммунистических и антисемитских взглядов, и принимавших участие в геноциде евреев. Её командиром был полковник Антоний Шацкий. Свентокшиская бригада, созданная летом 1944 г. (свыше 800 бойцов), воевала с прокоммунистическими военными формированиями на территории Польши (армия Людова), советскими партизанами. В январе 1945 г. бригада вступила в боевые действия с советскими войсками, стала частью немецких сил. Из её состава формировались диверсионные группы, для действий в тылу Красной Армии.
Вместе с немцами бригада Святого Креста отступила из Польши на территорию протектората Богемия и Моравия (оккупированная Чехословакия). Там её солдаты и офицеры получили статус добровольцев СС, были частично обмундированы в эсэсовскую форму, но с польскими знаками различия. Состав бригады пополнялся за счёт польских беженцев и вырос до 4 тыс. человек. В апреле бригаду направил на фронт, в её задачу входила охраны тыла в прифронтовой полосе, борьба с чешскими партизанами и советскими разведгруппами. В начале мая 1945 г. польские эсэсовцы отступили на запад, навстречу наступающим американцам. По пути, чтобы облегчить себе участь, они освободили часть концентрационного лагеря Флоссенбюрг в Голишове. Американцы приняли польских эсэсовцев, поручили им охрану немецких военнопленных, а затем позволили укрыться в американской оккупационной зоне. В послевоенной Польше военнослужащие бригады Святого Креста были заочно осуждены.


Поляки из подразделения вермахта, попавшие в плен в районе Монте-Кассино. Они были призваны в немецкую армию в Силезии и направлены на службу в Италию. 1944 г.

Польская полиция

Осенью 1939 г. немцы приступили к формированию польской вспомогательной полиции — «Польской полиции Генерал-губернаторства» (Polnische Polizei im Generalgouvernement). В её ряды брали бывших полицейских Польской республики. К февралю 1940 г. польская полиция насчитывала 8,7 тыс. человек, в 1943 г. – 16 тыс. человек. По цвету униформы она получила название «синяя полиция». Она занималась уголовными преступлениями и контрабандой. Также польская полиция привлекалась немцами к охранной, сторожевой и патрульной службе, участвовала в арестах, депортациях евреев, охране еврейских гетто. После войны 2 тыс. бывших «синих» полицейских было признано военными преступниками, около 600 человек приговорили к смертельной казни.
Весной 1943 года, с началом истребления польского населения Волыни бандитами Украинской повстанческой армии (УПА), немецкие власти формируют польские полицейские батальоны. Они должны были заменить украинские полицейские батальоны на Волыни, которые входили в состав Генерал-губернаторства и перешли на сторону УПА. Поляки вошли в состав в 102-го, 103-го, 104-го полицейских батальонов смешанного состава, а также в полицейский батальон 27-й Волынской пехотной дивизии. Кроме того, было создано 2 польских полицейских батальона — 107-й (450 человек) и 202-й (600 человек). Они вместе с немецкими войсками и полицией боролись с отрядами УПА. Также польские полицейские батальоны взаимодействовали с польскими отрядами самообороны и участвовали в карательных операция против западнорусского населения. Полицейские батальоны подчинялись командованию СС на Волыни и в белорусском Полесье.
Польские полицейские были обмундированы в униформу германской военной полиции. На вооружении сначала имели советское трофейное оружие, затем получили германские карабины, пистолеты-пулеметы и ручные пулеметы.
В начале 1944 года солдаты 107-го польского полицейского батальона перешли на сторону Армии Крайвой. Солдаты 202-го батальона в мае 1944 г. вошли в состав войск СС, и в августе 1944 г. батальон был разбит и рассеян в боях с Красной Армией в районе Варшавы.

Польская полиция генерал-губернаторства Третьего рейха. 1941 г.

Еврейская полиция

Также граждане бывшей Польской Республики служили в еврейской полиции. После оккупации всё еврейское население Польши было принудительно сосредоточено в специальных и охраняемых районах – гетто. Эти районы имели внутреннее самоуправление и свою службу охраны порядка (Judischer Оrdnungsdienst). В состав полиции гетто были набраны бывшие служащие польской полиции, солдаты и офицеры польской армии, по национальности евреи. Еврейская полиция обеспечивала охрану порядка внутри гетто, принимала участие в облавах, конвоировании при переселении и депортации евреев, обеспечивала выполнение приказов германских властей и т. д. Рядовые полицейские не имели огнестрельного оружия, только дубинки, офицеры были вооружены пистолетами. В крупнейшем Варшавском гетто было около 2500 полицейских, в Лодзинском гетто – 1200, в Кракове – 150.
Во время арестов, облав, депортаций и т. д. еврейская полиция целеустремленно и жестко выполняла указания немцев. Некоторые коллаборационисты были приговорены к смерти и убиты бойцами еврейского Сопротивления. Небольшая часть полицейских, из рядового состава, пыталась помочь уничтожаемым соплеменникам. С уничтожением гетто гитлеровцы ликвидировали и еврейскую полицию, большинство её членов были убиты. После войны спецслужбы Израиля разыскивали и привлекали к суду оставшихся в живых членов еврейской полиции и других предателей.
После завершения Второй мировой войны Польша стала частью социалистического лагеря. Поэтому было решено не ворошить тёмное прошлое Польши и её граждан. Была принята историческая теория, что поляки были исключительно жертвами гитлеровской Германии. Этот взгляд господствует и в современной Польше. Сами польские солдаты вермахта и других подразделений Третьего рейха старались не вспоминать о позорной службе. Участники войны писали воспоминания о службе в армии Андерса, 1-й польской армии в составе Красной Армии (1-я армия Войска Польского), в партизанских отрядах. Про службу в вермахте старались не говорить. Те, кто после войны попал в плен на Западе и вернулся на родину, прошли процедуру реабилитации. Обычно никаких проблем с этим не было. Это были обычные работяги, шахтеры, крестьяне, люди далекие от политики и стыдившиеся бесчисленных преступлений, которые совершили нацисты.

Велосипедная рота еврейской полиции в Варшавском гетто. Источники фотографий: https://ru.wikipedia.org, http://waralbum.ru

Польский коллаборационизм во Второй мировой войне

Польский коллаборационизм во Второй мировой войне — сотрудничество польских организаций и отдельных этнических поляков с нацистской Германией во время Второй мировой войны.

Синяя полиция

Синяя полиция (также известна как «голубая полиция» польск. Granatowa policja, укр. Гранатова поліція) — название коллаборационистских подразделений польской полиции на оккупированных немцами территориях Польши (включая части территорий современной Западной Украины и Западной Белоруссии), более известных в годы Второй мировой войны как Генерал-губернаторство. Официальное название организации было Польская полиция Генерал-губернаторства (нем. Polnische Polizei im Generalgouvernement, польск. Policja Polska Generalnego Gubernatorstwa). Название произошло от цвета формы.

Создана немецкими властями как вспомогательная военизированная полиция для поддержания порядка на оккупированных территориях Польши. Подобные полицейские организации существовали во всех оккупированных странах (см. Вспомогательная полиция, нем. Hilfspolizei). Изначально польская полиция использовалась исключительно как криминальная полиция, (однако польская по своему характеру криминальная полиция не имела столько добровольцев) позже «голубая полиция» использовалась для борьбы с контрабандистами, охраны еврейских гетто и т. д. Официально распущена Польским национально-освободительным комитетом 27 августа, 1944 года.

107-й шуцманшафт батальон (польский)

107-й польский батальон шуцманшафт (нем. Schutzmannschaften nr 107) — польский батальон вспомогательной полиции действовавший в годы Второй мировой войны на территории Волыни в генерал-губернаторстве (Польши и частей Западной Украины). Создан из поляков Волыни в 1943 году во Владимире-Волынском. Подразделение насчитывало 450 поляков под немецким командованием. Подразделения 107-й польского батальона шуцманшафт не участвовали в боях на фронте, а в основном использовались на Волыни и Подоле как вспомогательная полиция.

В январе 1944 года личный состав, разоружив младших офицеров и немецких командиров, вошёл в состав 27-й дивизии Армии Крайовой.

202-й польский батальон шуцманшафт

202-й польский батальон шуцманшафт — польский батальон вспомогательной полиции действовавший в годы Второй мировой войны на территории генерал-губернаторства (Польши и частей Западной Украины и Белоруссии)

В 1943 году на Волыни, после того как украинская полиция перешла на сторону УПА, немцы заменили её поляками. В 1943-44 в польских батальонах «синей полиции» на Волыни насчитывалось около 1500—2000 поляков. Кроме этого на Волынь был переброшен 202-й польский батальон шуцманшафт, в составе которого находилось 360 человек. Эти польские соединения принимали участие в карательных операциях против мирного украинского населения и акциях против УПА.

В 1944 году 202-й польский батальон шуцманшафт был разбит частями Красной Армии.

Армия крайова

Польская «Армия Крайова» сотрудничала во Второй мировой войне с частями СС и вермахта. Документы из московского архива, историк Бернхард Чиари опубликовал в журнале «Остойропа».

7 февраля 1944 г. полковник АК Александр Крыжановский заключил с немцами сделку о сотрудничестве в регионе Вильно: немцы снабжали поляков оружием, медикаментами, лечили раненых, а поляки выразили готовность оказать в долговременном плане помощь Гитлеру в войне против СССР, выделив для этой цели 18 пехотных батальонов. За это они потребовали прекращения немецкого террора и признания польских границ по состоянию на 1939 г. Для «испытания на прочность немецко-польского сотрудничества» АК передала в подчинение немецкому командованию «3-ю польскую партизанскую бригаду». Получив от немцев карты и разведданные, бригада, по приказу немецкого командования, атаковала белорусских партизан.,

Народове силы збройне

Руководство НСЗ контактировало с немцами и вело боевые действия против польских антифашистов.

На заключительном этапе Второй мировой войны в состав войск СС вошла так называемая Свентокшижская бригада, или бригада Святого Креста (Brygada Świętokrzyska), сформированная из членов довоенных польских фашистских организаций, придерживавшихся радикальных антикоммунистических и антисемитских взглядов. Она входила в состав польских Национальных Вооруженных сил. Ее возглавлял полковник польской кавалерии Антоний Шацкий (Antoni Szacki).

В 1944 г. бригада (820 человек) в южной Польше вела боевые действия против германской армии и польской Армии Людовой. В январе 1945 г. под г. Краковом вступила в бой с Советской армией и вскоре вошла в союзные отношения с 59-м армейским корпусом вермахта.

Вместе с германской армией бригада Святого Креста отступила на территорию протектората Богемия и Моравия, где ее солдаты и офицеры получили статус добровольцев СС (SS-Polnisch-Freiwillingen). Они были частично обмундированы в эсэсовскую форму, но с польскими знаками отличия. Из бойцов бригады формировались группы и забрасывались в тыл Советской армии для проведения диверсионной деятельности. Состав бригады пополнялся за счет польских беженцев.

В апреле 1945 г. бригада (4000 человек) выступила на фронт. В оперативном отношении она была подчинена сдерживавшему наступление Советской армии танковому корпусу Feldhernhalle. В задачи бригады входила борьба в прифронтовой зоне с чешскими партизанами и советскими разведгруппами.

5 мая 1945 г. польские эсэсовцы (1417 человек) покинули свои позиции и отступили на запад, навстречу наступающей армии США. В ходе своего марша они освободили узников (около 700 заключенных, в том числе 167 поляков) концентрационного лагеря Голышув. В плен были взяты 200 охранников.

Американское командование взяло бригаду под свою защиту, поручило ей охрану лагерей немецких военнопленных и затем позволило ее солдатам и офицерам укрыться в американской оккупационной зоне.

В послевоенной Польше солдаты и офицеры бригады Святого креста были заочно осуждены.

См. также

  • Вспомогательная полиция
  • Еврейская полиция
  • Синяя полиция
  • 202-й польский батальон шуцманшафт
  • 107-й польский батальон шуцманшафт
  • Армия крайова
  • Козловский, Леон
  • Сым, Иго

Примечания

  1. (англ.) Abraham J. Edelheit A World in Turmoil: An Integrated Chronology of the Holocaust and World War II. — Greenwood Press, 1991. — P. 311. — ISBN ISBN 0313282188
  2. (польск.) Burda Andrzej Polskie prawo państwowe. — Warsaw: Państwowe Ẇydawnictwa Naukowe, 1976. — P. 127.
  3. укр. Володимир Сергійчук. Поляки на Волині в роки другої світової війни. Документи з українських архівів і польські публікації. Київський Національний Універсистет. УВС, Київ 2003. С.57
  4. 1 2 Украина — Польша: Тяжёлые вопросы. Т.9 Материалы IX и X международных научных семинаров «Украинско-польские отношения во время Второй мировой Войны» Варшава, 6-10 ноября, 2001 г. ВМА «Терен», Луцк 2004. С. 234.
  5. 1 2 Кто расстреливал белорусских партизан
  6. http://nash-sovremennik.ru/p.php?y=2004&n=12&id=6
  7. Документы и материалы

В этой статье не хватает ссылок на источники информации. Информация должна быть проверяема, иначе она может быть поставлена под сомнение и удалена.
Вы можете отредактировать эту статью, добавив ссылки на авторитетные источники.
Эта отметка установлена 27 августа 2012.


Историческая сенсация, о которой «забыли» в Польше
«Действенное сотрудничество с фашистской Германией»
Сам польско-германский пакт был опубликован в центральных газетах СССР 20 апреля 1935 года. Историк С.В.Морозов считает,
что текст этого секретного документа был добыт советской разведкой, имевшей своего агента в ближайшем окружении польского министра иностранных дел Ю. Бека.
Согласно пакту Польша брала на себя обязательства проводить постоянную политику действенного сотрудничества с фашистской Германией (ст.1). Кроме того, польское руководство гарантировало Третьему рейху не принимать никаких решений без согласования с германским правительством, а также соблюдать при всех обстоятельствах интересы фашистского режима (ст.2).
Но самым сенсационным и сегодня представляется обязательство правительства Польши обеспечить свободное прохождение германских войск по своей территории в случае, если эти войска будут призваны отразить провокацию с востока или северо-востока (ст.3). Фактически это означало открытие поляками пути для развязывания германской агрессии против Украины (УССР) и Белоруссии (БССР), а также Литвы.
Платой за это пособничество было установление т.н. новой восточной границы Польши за счет части белорусских, украинских и литовских земель, которую Берлин обещал гарантировать «всеми средствами». Главным штабом Войска польского явно готовились и «провокации с востока», для чего предполагалось использовать созданные этим ведомством тайные организации этнических поляков в западных районах СССР.
Известный ученый-славист И.В.Михутина по поводу внешней политики Варшавы в 30-е годы очень точно заметила, что в тот период Польша демонстрировала желание поучаствовать в «восточных планах» Адольфа Гитлера на своих условиях, как равная сторона. Поэтому вряд ли стоит однозначно считать Польшу, заключившую пакт с Германией и предпринявшую вместе с ней максимум усилий для срыва плана создания системы коллективной безопасности в Европе, безобидной жертвой военной экспансии Рейха. Просто фашистской Германии, обретшей мощь и силу к 1939 году, такой союзник, как Польша, стал не нужен.
Пожалуй, в любом государстве и у любого народа имеются особые знаменательные даты, которые вызывают у сограждан, независимо от их социального положения и политических убеждений, общее чувство национального единения. В большинстве случаев это годовщины военных побед или (если народ был разъединен) воссоединения. Есть такая дата и в истории Белоруссии: это 17 сентября.
В этот день в 1939 году Красная Армия начала знаменитый освободительный поход на западные земли Белоруссии и Украины, которые оказались «ничейными» в виду полного разгрома Польши гитлеровской Германией.
Так начался этот исторический «поход спасения» Красной Армии.
В результате Белоруссии были возвращены ее западные регионы, которые ранее попали под власть второй Речи Посполитой по Рижскому договору 1921 года, заключенному после неудачной для Советской России войны с Польшей.
На определенном этапе германо-польской войны создалось положение, когда население еще не захваченных немецкими войсками территорий и остатки польских вооруженных сил были оставлены на произвол судьбы. Предвидя подобный ход событий, 10 сентября 1939 года нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов сделал заявление, в котором говорилось, что «Польша распадается, и это вынуждает Советский Союз прийти на помощь украинцам и белорусам, которым угрожает Германия».
А в это время немецкие войска быстро продвигались на восток, передовые танковые отряды уже подошли к Кобрину (нынешняя Брестская область). Нависла реальная угроза гитлеровской оккупации западно – белорусских земель. Обстановка требовала от руководства Советского Союза решительных и незамедлительных действий.
«Польша распадается…»
14 сентября в Смоленске командующий войсками Белорусского особого военного округа М.П. Ковалев на совещании высшего начальствующего состава сообщил, что «в связи с продвижением немецких войск в глубь Польши советское правительство решило взять под защиту жизнь и имущество граждан Западной Белоруссии и Западной Украины, ввести свои войска на их территорию и тем самым исправить историческую несправедливость».
К 16 сентября войска специально образованных Белорусского и Украинского фронтов заняли исходные рубежи в ожидании приказа от наркома обороны.
В ночь на 17 сентября в Кремль был вызван германский посол Шуленберг, которому Сталин лично объявил, что через четыре часа войска Красной Армии пересекут польскую границу на всем ее протяжении. При этом немецкой авиации было предложено не залетать восточнее линии Белосток – Брест – Львов.
Сразу после приема посла Германии уже заместитель наркома иностранных дел СССР В.П.Потемкин вручил польскому послу в Москве В. Гржибовскому ноту советского правительства.
«События, вызванные польско – германской войной, – говорилось в документе, – показали внутреннюю несостоятельность и явную недееспособность польского государства. Все это произошло за самый короткий срок… Население Польши брошено на произвол судьбы. Польское государство и его правительство фактически перестали существовать. В силу такого рода положения заключенные между Советским Союзом и Польшей договоры прекратили свое действие… Польша стала удобным полем для всяких случайностей и неожиданностей, могущих создать угрозу для СССР. Советское правительство до последнего времени оставалось нейтральным. Но оно в силу указанных обстоятельств не может больше нейтрально относиться к создавшемуся положению».
В настоящее время можно услышать много спекуляций по поводу правомерности действий Советского Союза в сентябре 1939 года. Польская сторона, например, акцентирует внимание на том, что продвижение германских войск по территории Польши не было бы таким успешным, если бы части Красной Армии не перешли советско-польскую границу 17 сентября 1939 г. Подчеркивается, что вторжение советских войск на территорию Польши произошло без объявления войны, а на восточных землях имелись все возможности для оказания длительного сопротивления наступающим частям и соединениям Красной Армии. И, наконец, польская историография исходит из того, что советские войска выполняли некий особый план, разработанный совместно руководителями Союза ССР и фашистской Германии. В этой связи уместно напомнить, что о знаменитом пакте Молотова-Риббентропа за последние 20 лет не говорил только ленивый, в том числе и в Польше, причем самые ретивые нравственники внутри России и за ее рубежами, оценивая этот пакт крайне тенденциозно, успешно «пришили» вполне обычному в мировой практике действу эпитет «позорный». Но знает ли большинство из наших политиков, не говоря уже об обычных гражданах, о том, что Польша, постоянно предъявляющая нам претензии по всякому поводу и без такового, за пять (!) лет до начала Второй мировой войны сама заключила секретный пакт с Германией, направленный против СССР? Об этой позорной исторической сенсации в самой Польше благоразумно «забыли».
О чем молчат в Польше
Польские исследователи и политики замалчивают факты тесного и долговременного сотрудничества с гитлеровской Германией и милитаристской Японией в предвоенные годы.
25 февраля 1934 года Польша заключила с Германией секретный договор (пакт). Данный польско-германский пакт был направлен против СССР и предусматривал не только объединение военного, экономического и финансового потенциалов двух стран в случае внешней угрозы, но и обязательство польского правительства обеспечить свободное прохождение германских войск на восток и северо-восток по территории Польши!
Фактической целью польско-германского пакта являлось создание условий для удара вермахта по советской Белоруссии и Украине.
За свое пособничество немецким фашистам Варшава надеялась получить часть завоеванных Германией белорусских и украинских земель, установив новую границу государства на востоке, которую Берлин обещал гарантировать «всеми средствами».
Не отсюда ли сегодняшние стенания в Польше о том, что нужно было «теснее» сотрудничать с Гитлером?
Подчеркнем, что есть существенная разница между действиями СССР и действиями Польши в тот исторический период.
Действия СССР в той обстановке были продиктованы сложившейся в связи с агрессией Германии против Польши ситуацией и оправданы не только в военно-политическом отношении, но и с позиций международного права. Достаточно сказать, что ко времени начала операции тогдашней Польши как государства уже не существовало. Еще 12 сентября бездарное польское правительство «санации» бежало из осажденной Варшавы. Сколько-либо упорядоченная система государственной власти совершенно распалась, было полностью потеряно управление польскими войсками, везде царили хаос и паника.
Однако польская сторона, напротив, утверждает, что только после получения сообщения о переходе советскими войсками восточной границы Польши верховный главнокомандующий Рыдз-Смиглый вместе с президентом и правительством выехали в Румынию. Более того, польские историки специально обращают внимание на то, что польские войска не оказывали никакого сопротивления Красной Армии, поскольку якобы получили соответствующий приказ сверху. Но кто мог отдать такой приказ в тот момент, когда все польское государственно-политическое и военное руководство уже сидело под фактическим арестом в Румынии? Какие штабы польских соединений и частей способны были получить эту директиву в условиях тотальной дезорганизации систем связи и управления?
Что касается военной составляющей освободительного похода 1939 года, то она имела все признаки, говоря современным языком, миротворческой операции.
Как это было
В 5 часов 40 минут утра 17 сентября 1939 года войска Белорусского и Украинского фронтов перешли советско-польскую границу, установленную в 1921 году. Войскам Красной Армии запрещалось подвергать авиационной и артиллерийской бомбардировке населенные пункты и польские войска, не оказывающие сопротивления. Личному составу разъяснялось, что войска пришли в Западную Белоруссию и Западную Украину «не как завоеватели, а как освободители украинских и белорусских братьев». В своей директиве 20.09.1939 начальник пограничных войск СССР комдив Соколов потребовал от всех командиров предупредить весь личный состав «о необходимости соблюдения должного такта и вежливости» по отношению к населению освобожденных районов. Начальник пограничных войск Белорусского округа комбриг Богданов в своем приказе погранчастям прямо подчеркнул, что армии Белорусского фронта переходят в наступление с задачей «не допустить захвата территории Западной Белоруссии Германией».

Особое внимание обращалось на необходимость охраны жизни и имущества всех украинских и белорусских граждан, тактичного и лояльного отношения к польскому населению, польским государственным служащим и военнослужащим, не оказывающим вооруженного сопротивления. Польским беженцам из западных регионов Польши предоставлялось право двигаться беспрепятственно и самим организовывать охрану стоянок и населенных пунктов.
Выполняя общий миротворческий замысел операции, советские войска старались избегать вооруженного соприкосновения с частями польских вооруженных сил. По признанию начальника штаба польского главного командования генерала В.Стахевича, польские войска «дезориентированы поведением большевиков, потому что они в основном избегают открывать огонь, а их командиры утверждают, что они приходят на помощь Польше против немцев». Советские ВВС не открывали огонь по польским самолетам, если те не вели бомбометание или обстрел частей наступающей Красной Армии. В 9.25 17 сентября, например, польский истребитель был приземлен истребителями с красными звездами на крыльях в районе погранзаставы «Баймаки», чуть позже на другом участке советскими истребителями был принужден к посадке польский двухмоторный самолет П-3Л-37 из бомбардировочной эскадрильи 1-го Варшавского полка. В то же время отдельные боевые столкновения были отмечены на линии старой границы, по берегам реки Неман, в районе Несвижа, Воложина, Щучина, Слонима, Молодечно, Скиделя, Новогрудка, Вильно, Гродно.
Следует добавить, что крайне мягкое отношение частей Красной Армии к польским войскам было обусловлено во многом тем обстоятельством, что в то время большое количество этнических белорусов и украинцев было призвано в польскую армию. Солдаты польского батальона, расквартированного на стражнице «Михайловка», например, трижды обращались к командованию Красной Армии с просьбой взять их в плен. Поэтому в том случае, если польские части не оказывали сопротивления и добровольно складывали оружие, рядовые чины практически сразу распускались по домам, интернировались лишь офицеры.
О польских спекуляциях
В современной Польше внимание общественности пытаются сконцентрировать исключительно на трагической судьбе части офицерского корпуса Польши, уничтоженного сталинским режимом в Катыни и других лагерях для пленных польских офицеров. Между тем материалы и факты, касающиеся полного освобождения летом 1941 года почти миллиона поляков, временно находившихся на поселении в Средней Азии и Сибири, замалчиваются. Замалчивается и предоставленная полякам в СССР по договору с правительством генерала Сикорского в Лондоне (30.06.1941) возможность воссоздания Польской армии на советской территории. А ведь, несмотря на тяжелейшие условия первого года войны с фашистской Германией и ее союзниками, СССР помог к 1942 году создать 120 тысячную Польскую армию на своей территории, которая по согласованию с польским правительством в изгнании затем была переброшена в Иран и Ирак.
Обратим внимание на то, что частям Красной Армии предписывалось «действовать решительно и продвигаться быстро», при встрече с немецкими войсками, не давать им, с одной стороны, без необходимости повода для военных провокаций, а с другой – не допускать захвата германскими частями районов, заселенных украинцами и белорусами. При попытке же немецких войск завязать бой надлежало давать им решительный отпор.
Естественно, что когда большие массы недружественных (пусть пока еще и невраждебных) войск действуют на встречных направлениях, практически неизбежными становятся различные недоразумения и отдельные боевые столкновения. Так, 17 сентября части германского 21-го армейского корпуса подверглись восточнее Белостока бомбардировке советской авиацией и понесли потери убитыми и ранеными. В свою очередь, вечером 18 сентября у местечка Вишневец (85 км от Минска) немецкая бронетехника обстреляла расположение 6-й советской стрелковой дивизии, погибло четверо красноармейцев. 19 сентября в районе Львова произошел бой между частями немецкой 2-й горнострелковой дивизии с советскими танкистами, в ходе которого обе стороны понесли потери убитыми и ранеными.
Тем не менее, ни СССР, ни Германия не были заинтересованы в то время в вооруженном конфликте или тем более в войне. К тому же решительная военная демонстрация, осуществленная Красной Армией, способствовала прекращению продвижения германских войск на восток.
Цена победы
Жители Западной Белоруссии и Западной Украины в сентябре 1939 года встречали части Красной Армии с большим воодушевлением – с красными знаменами, плакатами «Да здравствует СССР!», цветами и хлебом-солью. Заместитель начальника пограничных войск СССР, комбриг Аполлонов в своем донесении, в частности, отмечал, что «население польских сел повсеместно приветствует и радостно встречает наши части, оказывая большое содействие в переправе через реки, продвижению обозов, разрушая укрепления поляков». Командование Белорусского пограничного округа также сообщало, что «население Западной Белоруссии с радостью, любовью встречает части РККА, пограничников». Лишь небольшая часть интеллигенции и зажиточных белорусов и украинцев заняли выжидательную позицию. Они, конечно, опасались не «прихода России» как таковой, а антибуржуазных преобразований новой власти. Исключение составляли местные поляки, которые в большинстве своем переживали происходившее как национальную трагедию. Именно они организовывали вооруженные банды, распространяли среди населения провокационные слухи.
Помощь войскам Белорусского фронта в ряде мест оказали повстанческие отряды и революционные комитеты. Повстанческие отряды (отряды самообороны) начали возникать уже в первые дни германо-польской войны из числа коммунистов и комсомольцев, избежавших ареста либо бежавших из мест заключения, дезертиров польской армии и местной молодежи, не явившейся на призывные участки. Действиям повстанцев, устраивавших засады полицейским конвоям и отбивавшим арестованных «большевиков», громивших полицейские участки, помещичьи имения и хутора осадников (польских военных поселенцев), способствовало безвластие, возникшее после бегства польской администрации из сельской местности в города – под защиту армии и жандармерии.
Несостоявшаяся «Польская Советская Республика»
19 сентября Молотов сообщил германскому послу Шуленбергу, что советское правительство и лично Сталин посчитали нецелесообразным создание «Польской Советской Республики» на западнобелорусских и западноукраинских землях (ранее такая возможность рассматривалась), где восточнославянское население составляло 75% от всех проживающих.
С рассветом 23 сентября советские войска должны были начать выдвижение на новую демаркационную линию. Отход соединений вермахта на запад должен был начаться на сутки раньше. При совершении маршей между советскими и немецкими войсками должна была сохраняться дистанция в 25 километров.
Однако в Белосток и Брест советские войска вошли на сутки раньше, исполняя указание воспрепятствовать вывозу из этих городов немцами «военной добычи» – то есть попросту предотвратить разграбление Белостока и Бреста. В первой половине дня 22 сентября передовой отряд 6-го кавалерийского корпуса (120 казаков) вошел в Белосток, чтобы принять его от немцев. Вот как описывает эти события командир кавалерийского отряда полковник И.А. Плиев: «Когда наши казаки прибыли в город, случилось то, чего гитлеровцы больше всего боялись и чего пытались избежать: тысячи горожан высыпали на безлюдные доселе улицы и устроили красноармейцам восторженную овацию. Немецкое командование наблюдало всю эту картину с нескрываемым раздражением – контраст со встречей вермахта был разительный. Опасаясь, что дальнейшее развитие событий примет нежелательный для них оборот, немецкие части поспешили покинуть Белосток задолго до наступления вечера – уже в 16.00 прибывший в Белосток комкор Андрей Иванович Еременко не застал никого из германского командования».
К 25 сентября 1939 года войска Белорусского фронта вышли на демаркационную линию, где и остановились. 28 сентября с капитуляцией остатков польских войск, располагавшихся в Августовской пуще, боевые действия Белорусского фронта прекратились. За 12 суток похода фронт потерял 316 человек убитыми и умершими на этапах санитарной эвакуации, трое человек пропали без вести и 642 были ранены, контужены и обожжены.
17 – 30 сентября 1939 года фронт взял в плен (а по существу интернировал) 60.202 польских военнослужащих (в том числе 2066 офицеров). К 29 сентября войска Белорусского и Украинского фронтов находились на линии Сувалки – Соколув – Люблин – Ярослав – Перемышль – р. Сан. Однако эта линия просуществовала недолго.
Литва как германский протекторат
20 сентября Гитлер принял решение о скорейшем превращении Литвы в германский протекторат, а 25 сентября подписал директиву № 4 о сосредоточении войск в Восточной Пруссии для похода на Каунас. В поисках спасения Литва запросила помощи у СССР. В тот же день Сталин в беседе с Шуленбергом делает совершенно неожиданное предложение: обменять отошедшие к СССР Люблинское и часть Варшавского воеводства на отказ Германии от претензий на Литву. Тем самым устранялась возможная угроза германского вторжения в Белоруссию с севера.
Вопрос обсуждался в конце сентября в ходе второго визита Риббентропа в Москву. В соответствии с подписанным 29 сентября 1939 года советско-германским договором «О дружбе и границе» Литва отошла в советскую сферу интересов, а новая советско-германская граница пошла по линии р. Нарев — р. Западный Буг — г. Ярослав — р. Сан. К 5-9 октября все части советских войск были отведены за линию новой государственной границы. 8 октября 1939 г. на белорусских территориях граница с Германией была взята под охрану пятью вновь сформированными пограничными отрядами – Августовским, Ломжанским, Чижевским, Брест-Литовским и Владимир-Волынским.
«Тесное сотрудничество» с Гитлером
В польских землях, отошедших в 1939 году к Рейху, абсолютно вся польская интеллигенция, оставшаяся после физического истребления ее большей части на месте, была отправлена в концлагеря либо выселена. На других бывших польских территориях, включенных немцами в т.н. генерал-губернаторство, началась «чрезвычайная акция умиротворения» («акция АБ»), в результате которой сразу было уничтожено несколько десятков тысяч поляков. С 1940 года германские власти стали загонять бывших польских граждан в лагерь смерти Освенцим, а позже в концлагеря с газовыми камерами в Белжеце, Треблинке и Майданеке. Почти полностью были уничтожены польские евреи, массовому террору подверглась польская интеллигенция, целенаправленно и безжалостно уничтожалась молодежь.
Категорически запрещено было обучение поляков в средней школе и университетах. В начальной школе оккупационной немецкой администрацией был исключен из учебного плана перечень предметов, в числе которых – польская история и литература, география. Поляков переводили на животное существование.
Рейх продолжал немецкую колонизацию на бывших польских территориях, превращая оставшихся в живых польских граждан в рабов. Попытки массового перехода польского населения на территорию Западной Белоруссии жестко пресекались немецкими оккупационными войсками.
Совершенно иная картина наблюдалась на землях, занятых Красной Армией. После завершения военной стадии операции начались политические и социальные преобразования. В предельно сжатые сроки была создана система временных органов «революционно-демократической власти»: временные управления в городах и воеводствах, рабочие комитеты на предприятиях, крестьянские комитеты в волостях и деревнях. Временное управление включало отделы продовольствия, промышленности, финансов, здравоохранения, народного образования, коммунальный, политического просвещения, связи. Состав органов временного управления первоначально утверждался командованием Красной Армии; временное управление, в свою очередь, утверждало состав крестьянских комитетов, избранных крестьянскими сходами.
Система народного управления
При всех недостатках советской системы следует отдать ей должное в главном: это была система управления обществом и государством, причем эффективная, которая позволяла быстро справляться с политическим и экономическим хаосом.
Опираясь на отряды рабочей гвардии и крестьянской милиции, временные органы власти брали в свои руки руководство политической, административно-хозяйственной и культурной жизнью городов и деревень. Взяв под контроль наличные запасы сырья, продуктов и товаров, органы «революционно-демократической власти» обеспечивали население продовольствием и товарами первой необходимости по фиксированным ценам, вели борьбу со спекуляцией. Они принимали и распределяли продукты и товары, поступавшие из СССР в порядке безвозмездной помощи.
В сентябре – октябре 1939 года в Западной Белоруссии открылось значительное количество новых школ, образование в которых было переведено по выбору граждан на родной язык — белорусский, русский, польский.

Бесплатное образование резко расширило число учащихся за счет детей крестьян и рабочих, вновь открытые больницы, амбулатории и медпункты обслуживали население бесплатно.
В октябре 1939 года при высокой политической активности избирателей прошли всеобщие и свободные выборы в Народное Собрание Западной Белоруссии (НСЗБ). Польские исследователи утверждают, что выборы в Западной Белоруссии и октябрьский 1939 г. референдум в Литве прошли в обстановке тотального террора большевиков. Но факты свидетельствуют о другом: 28-30 октября в Белостоке открылось заседание законно избранного Народного Собрания, в ходе которого было принято
4 основополагающих документа: «Обращение с просьбой о принятии Западной Белоруссии в состав СССР», «Об установлении советской власти», «О конфискации помещичьих земель», «О национализации крупной промышленности и банков».
Уже 2 ноября 1939 года Верховный Совет СССР постановил удовлетворить просьбу Народного Собрания ЗБ и включить Западную Белоруссию в состав СССР с воссоединением ее с Белорусской ССР. 14 ноября внеочередная III сессия Верховного Совета БССР постановила: «Принять Западную Белоруссию в состав Белорусской Советской Социалистической Республики» и приняла решение о разработке комплекса мер по ускоренной советизации Западной Белоруссии. В тот же день Белорусский фронт был преобразован в Западный Особый военный округ со штабом в Минске.
О пользе исторической памяти
Так завершился освободительный поход Красной Армии 1939 года, ставший, по сути, блестящей миротворческой операцией, которая не только коренным образом изменила тогдашнюю политическую карту Европы в пользу Советского Союза, но и придала современные очертания (с некоторыми последующими послевоенными изменениями) территории Белоруссии. Исходя из последнего, 17 сентября должно бы по идее стать одной из самых почитаемых дат в белорусском государственно-политическом календаре. Как это ни покажется странным, в нынешнем году ни государственные телевизионные каналы, ни «главная газета» республики «Советская Белоруссия» («Беларусь сегодня») даже не упомянули о событиях сентября 1939 года. И причина такого странного отношения к собственной истории, очевидно, не только в нежелании лишний раз «злить Польшу» (которая, кстати, уже неоднократно заявляла о намерении отыграться за тогдашнее поражение) и местных поляков (4% населения республики). Между тем сегодняшние идеологические битвы за историческую правду говорят об одном: проигрывает то государство и та страна, которая уклоняется от этих битв, причем уклоняется, имея на руках сильные политические и исторические козыри.
Владислав Лосев (Минск), Александр Фадеев (Москва)

Союзники Германии во Второй мировой войне

Вторая мировая – это глобальное противостояние большинства стран мира, которые объединились в два блока: Германии и ее союзники и СССР, США, Великобритания с их союзниками.
Началась война в 1939 году с агрессии армий Третьего Рейха, которые оккупировали территорию Польши.
Основные союзники Германии.
Ключевыми союзниками Германии были два государства:
•Япония;
•Италия.
Япония подписала союзный договор с Германией и Италией уже в 1940 году, тогда же союзники уже решили, как будут делить мир после успешного окончания войны. Япония должна была уничтожить военную мощь США в ходе Второй мировой войны, но одержав лишь одну победу при Перл-Харборе, японские войска терпели одно поражение за другим, что в конце концов, привело к поражению Японии, хотя сама она сражалась несколько дольше, нежели Германия.
Что касается Италии, то фашисты под началом Бенито Муссолини уже долгие годы находились в прекрасных отношениях с Адольфом Гитлером и давно были союзниками, планировав вместе завоевать Европу. Однако, как и Японию, итальянцев постигали постоянные военные неудачи – их армия не могла противостоять СССР, США и Британии, без участия сил Вермахта. Италия сдалась перед союзниками уже в 1943 году.
Второстепенные союзники Германии.
Менее значительную роль в ходе Второй мировой как союзники Третьего Рейха, отыграли следующие страны:
•Царство Болгария;
•Королевство Венгрия;
•Королевство Румыния;
•Королевство Таиланд.
Без поддержки опять-таки сил Вермахта, армии выше перечисленных стран не могли похвастаться особой мощью и своим тактическим и стратегическим мастерством, в следствие чего, пользы от таких союзников Германия практически не имела. Все выше перечисленные страны уже сложили оружие в 1944 года, кроме Таиланда – он капитулировал в 1945 году.
Силы Третьего Рейха – это одна из самых профессиональных армий из когда-либо существовавших. Генералы Рейха – это гении военной тактики и стратегии, а их оружие и техника серьезно превосходили все аналоги врагов. Однако Германия не могла воевать одна, так как ее союзники не могли похвастаться теми же качествами.
Одной из причин, почему Германия проиграла войну – это отсутствие союзников, которые действительно играли роль на поле боя и могли спасти Третий Рейх Гитлера в сложной ситуации. Когда Германию начали постигать неудачи, все союзники в панике сложили оружие, оставив Рейх на растерзание врагам.

Юзеф Бек — Józef Beck

Юзеф Бек

Министр иностранных дел

В офисе
2 ноября 1932 — 30 сентября 1939

президент

Мосцицкий

премьер-министр

Пристор
Енджеевич
Леон Козловский
Славек
Мариан Kościałkowski
Феликян Саво Скадковскии

Предшествует

август Залесский

Преемник

август Залесский

Персональные данные

Родившийся

4 октября 1894
Варшава , Польша

умер

5 июня 1944 (49 лет)
Stăneşti , Румыния

Юзеф Бек ( польский: ( слушать ) ; 4 октября 1894 — 5 июня 1944) был польским государственным деятелем, который служил Второй Республики Польша в качестве дипломата и военного офицера, и был близким соратником Юзефа Пилсудского . Бек является самым известным за то , что министр иностранных дел Польши в 1930 году , когда он в основном набор польской внешней политики.

Он пытался осуществить мечту Пилсудской сделать Польшу лидер региональной коалиции, но он широко не любил и доверял других правительства, которые часто отказывались сотрудничать с ним. Он принимал участие в территориальных спорах с Литвой и Чехословакией . С его народа оказался между двумя большими, враждебными державами — Германией и Советским Союзом — Бек иногда преследовал проживание с ними , а иногда и бросил вызов им, пытаясь воспользоваться их взаимным антагонизмом. Как это оказалось неудачным, он заключил союз с Великобританией и Францией , но , несмотря на соглашения о взаимном, они не будут оказывать эффективную помощь Польше. В 1939 году , когда Германия и Советский Союз как вторглась в Польшу , Бек и остальная часть его правительства эвакуирован в Румынии .

Ранний период жизни

Юзеф Бек, 1926

Когда Первая мировая война началась, Бек был студентом в колледже инженерии. После начала Первой мировой войны, Бек был членом подпольной польской военной организации ( Polska Organizacja Wojskowa или POW ) основана в октябре 1914 года Пилсудский. Вступление в 1914 году Бек служил до 1917 года в Первой бригады Польских легионов и был помощником Пилсудского. Когда бригада был интернирован, Бек сбежал. После обретения Польшей независимости, Бек был назначен командиром артиллерийской батареи и назначен в Генштаб. Бек служил военным атташе во Франции между 1922 и 1923 годами французский недолюбливал Бек до точки распространения лжи о нем, таким образом, чтобы он был советским агентом. В 1926 году он помог осуществить май 1926 военного переворот , который привел Пилсудский к де — факто государственной власти.

В 1926-1930 Бек служил начальником штаба Польши министром военных дел , а в 1930-1932 годах в качестве заместителя премьер — министра и заместителя министра иностранных дел. Ухоженный по Пилсудскому для реализации Польши внешней политики , в 1932 году он занял пост министра иностранных дел , должность он был держать до начала Второй мировой войны .

Министр иностранных дел

Бек имел слабую руку. Историк Дэвид Г. Уильямсон утверждает , что Польша с 35 миллионов людей имели большое население , но тонкую производственную базу. Кроме того , его армия 283,000 людей была плохо оснащены, не хватает артиллерии, и плохо обучены. Она в значительной степени полагалась на кавалерию , потому что не было достаточно механизации. Наконец, перед протяженными границами с двумя мощными диктатурами, гитлеровской Германией и сталинским СССР. Историк Ричард Overy говорит , что из всех новых государств в Европе:

Польша была почти наверняка самым нелюбимое и ее министр иностранных дел наиболее доверяли. Стремление Польши независимой линии оставило ее лишенной какие-либо близких друг к концу 1938 года …. Западные державы видели Польшу как жадная ревизионистскую власть, нелиберально, антисемитский, прогерманский; Бек был «угрозой», высокомерная и коварной.

Посещение Советского Союза, 1934. Из права: Максим Литвинов , Енукидзе , Михаил Калинин , Юзеф Бек, Юлиуш Лукасевич .

В своей международной дипломатии, Бек стремился сохранить хрупкое равновесие в отношениях Польши с ее двумя мощными соседями. В июле 1932 года он заключил договор о ненападении с Советским Союзом , а в январе 1934 года немецко-польский пакт о ненападении .

С Германом Герингом , 1935

Бек жаловался , что, в то время как Польша и Чехословакия были юридически обязаны по договору уважать права своих немецких меньшинств, польские меньшинства в Германии и Советского Союза не были защищены так. Кроме того, Бек возмущался , что такие страны, как Германия, использовали Меньшинства Договора оказывать давление и принимать участие во внутренних делах Польши. В сентябре 1934 года Бек отказался от Меньшинства договора после того, как Советский Союз был принят в Лигу Наций .

После смерти Пилсудского в мае 1935 года соглашение о разделении власти был заключен различными Piłsudskiite группировками, во главе с генерал (впоследствии маршал) Эдвард Рыдз-Смиглы , президент Мосцицкий и сам Бек. Эти три человека эффективно доминировал Sanacja (санация) и все вместе правил в Польше до начала Второй мировой войны. Бек был более или менее свободная рука в разработке внешней политики Польши. Стабильность правящей группы была ослаблена из — за личных конфликтов в нем, и ни один из трех мужчин не удалось полностью утвердить свое господство в конце 1930 — х годов. Олигархия с 1935 по 1939 часто описывается историками как «диктатура без диктатора».

Стратегические идеи

Гитлер и Бек, 1937

Бек был враждебен к Лиге Наций и не думал , что это может помочь Польше. Франция хотела какую — то договоренности с Польшей , но доверяла Беку. Так Бек посмотрел в новых направлениях. Он исследовал возможность реализации концепции Пилсудского в Międzymorze ( «токарно-море»): а федерация стран Центральной и Восточной Европы , простирающейся от Балтийского до Черного морей и — на самом деле в более поздних вариантах — от Северного Ледовитого океана до Средиземного моря. Такая коалиция существует между Германией на западе и СССР на востоке, возможно, был достаточно силен , чтобы удержать и от военного вмешательства. Бек понял , что в ближайшем будущем не было никаких реальных шансов на построение такой силы. Таким образом, он был готов осесть в 1937-38 для дипломатического блока называют «Третьей Европы» во главе с Польшей, которые могли бы стать ядром Międzymorze федерации. «Третья Европа» дипломатическая концепция Бека включает блок из Польши, Италии, Югославии, Венгрии и Румынии. Его усилия не увенчались успехом по нескольким причинам:

  • Как Италия и Венгрия была выстроиться с Германией, а не Польши;
  • Спор между Румынией и Венгрией над Трансильванией обречено усилия по включению их в общем блоке.
  • Стремление Италии и Венгрии для разделения Югославии между двумя блокировали любые попытки включить Рим, Будапешт и Белград в альянсе.
  • Ни один из других четырех государств, предназначенных для формирования «Третья Европа» с Польшей не был заинтересован в принятии польского руководства.

С 1935 по 1939 год , Бек поддержал претензии Германии против Чехословакии, ссылаясь на плохое обращение польских меньшинств в Чехословакии. В 1937 году он начал дипломатическое наступление в пользу словацкой независимости. Он поддержал позицию Гитлера в Мюнхенском соглашении в 1938 году В течение нескольких дней Польша вторглась и захватил Тешена , промышленный район Чехословакии с 240000 людьми, многие из них этнических поляков.

1939: вторжение нацистов

В 1937 году Гитлер продолжал уверять Бека, что Германия не имела никаких претензий на Данциг. Но в начале 1939 г. Гитлер изменил свою прежнюю позицию и теперь претендует на Данциг, добавив, что вооруженные силы не будут использоваться.

Бек играл решающую роль в начале 1939 года, стойко отказываясь требования Гитлера подчинить Польшу и превратить его в немецкую марионеточного государства. Гитлер требовал , чтобы Польша отдать стратегические территории Германии и вступить в Антикоминтерновский пакт , направленный против Советского Союза . Бек отверг требования Гитлера для аннексии польского Поморья ( Померании ), который был бы отрезан польский доступ к морю и ее основным торговым маршрутом, эффективно делая польская экономика зависит от Германии. Он также отверг требование к экстерриториальной железной дороге и шоссе коридора , который должен был бежать в Восточную Пруссию и свободный город Данциг в обмен на туманные обещания , касающиеся торговли и аннексию территорий , заселенных украинцами и белорусами в Советском Союзе после будущей войны. В то время как Гитлер планировал аннексировать территорию Польши в течение нескольких лет, он , наконец , решил идти вперед со своими планами на войну в начале сентября 1939 года.

5 мая 1939-Бек решает сейм , отклоняя требования Гитлера.

Бек был удивлен, когда Великобритания, ищет предлог, чтобы противостоять Германии, объявила в конце марта 1939 года, что он будет защищать Польшу от нападения Германии. Кроме того, Франция предложила свою поддержку, но обе страны знали, что было очень мало, они могли бы сделать, если бы Германия напала на Польшу.

В апреле 1939 года, Бек был в Лондоне, чтобы обсудить условия договора англо-польской помощи. Бек лиха выразил свой отказ от германских требований в речи 5 мая 1939 года:

Мир является ценным и желательной вещью. Наше поколение, окровавленное в войнах, безусловно, заслуживает мира. Но мир, как и почти все вещи в этом мире, имеет свою цену, высокие, но измеримые один. Мы в Польше не знаем понятие мира любой ценой. Существует только одна вещь в жизни мужчин, народов и стран, без цены. Это дело чести.

Кроме того , Бек отказался запрос от Советов , чтобы позволить советским войскам войти в страну, которая была сделана в ходе переговоров , в которых польская сторона не принимали участие. Третье предложение вскоре последовало, вновь разработанный Великобритании, который обещал поддержку польского правительства , если бы под угрозой границы страны. На этот раз, Бек принял. По словам Джозефа Дэвиса , польское правительство недооценило немецкую военную мощь.

В результате дипломатических усилий Гитлера перешли к Советскому Союзу, и обеспечил германо-советский союз в августе 1939 года, известный как пакт Молотова-Риббентропа . Он обеспечил поддержку Советского Союза в войне, тяжелый поток советской пищи и нефти, а также соглашение о разделе Польши и дробить Прибалтику. На этой стадии, многие наблюдатели поняли , что война между Германией и Польшей была теперь неизбежна.

Вторая Мировая Война

Могилы Юзеф Бек и Ян Янковский , Powązki Военное кладбище , Варшава

После вторжения в Польшу Германии на 1 сентября 1939 года, начало Второй мировой войны , Бек призвал союзников Польши Франции и Великобритании вступить в войну , чтобы поддержать Польшу. Несмотря на соглашении между ними, Франция и Великобритания отказались помогать Польше напрямую, хотя оба они сделали объявить войну через два дня после немецкого вторжения. После того , как Советский Союз напал на Польшу с востока на 17 сентября 1939, Бек ушел в Румынию вместе с остальной частью польского правительства . В Румынии он был интернирован властью в гостинице в Брашове . Именно тогда он написал объем воспоминаний, Ostatni Raport ( Заключительный отчет ).

Мельхиор Ванькович , популярный польский журналист встретился с Беком осенью 1939 во время своего интернирования в Румынии. Вот как он описал встречу:. «Бек был заперт в золотой клетке роскошного отеля в Брашове, где он и его окружение , занимаемого один этаж Он строжайшем: всякий раз , когда он вышел, полчища Союзных, немецких и румынских агентов вслед за ним (…) Я встретил его в 5 часов пополудни, и наша беседа продолжалась почти до двух часов ночи, с перерывом на обед Бек отметил достижения последнего месяца своего поста:. военный договор с Англией, Венгерский отказ позволить немецким войскам пройти через их территорию, право следования на жительство и право следования прохода , предоставленном правительством Румынии. Бек считает , в твердой коалиции, и что мы будем сидеть за столом переговоров в качестве партнеров, в то время как чехи будут оставаться снаружи. Он делает не заботиться о том , что Ллойд Джордж заявил , что Польша не заслуживают помощи реакционным страны. он не обеспокоен тем фактом , что лорд Галифакс хочет воссоздать линию Керзона . Вместо этого, он указывает на то , что , когда британский король дал зр eech по радио, только английский, французский и польский гимны (…) Так как я не могу терпеть такого рода желаемое за действительное, я спрашиваю его , был ли он когда — нибудь серьезно рассматривать нападение Германии. Он продолжает говорить , что он встретил Гитлер в несколько раз, что Гитлер аннулирует дискуссии, что он может быть легко уговорил разные вещи, что он находился под влиянием фона Риббентроп «.

Он умер в Singureni , Румынии, 5 июня 1944, после того, как развивается туберкулез. Бек был выдержан его сын Анджей Бек , который не был активен в польской общине в Соединенных Штатах вплоть до своей смерти в 2011 году.

В мае 1991 года останки Бека были репатриироваться в Польшу и захоронены в Варшаве Powązki военном кладбище .

награды

  • Французский орден Почетного легиона в классе Шевалье (1923) и в степени Officier (1927)

источники

  • Biskupski, Мечислав В. История Польши Westport, Conn., Greenwood Press, 2000.
  • Cienciala, Anna M. «Внешняя политика Юзефа Пилсудского и Юзеф Бек, 1926-1939: Заблуждения и разъяснениям,» Польское обзор . (2011) 56 # 1 с 111-151 онлайн
  • Cienciala, Анна. «Мюнхенский кризис 1938: планов и стратегия в Варшаве в контексте западного умиротворения Германии» в Мюнхенском кризисе 1938: Прелюдия к Второй мировой войне , под редакцией Игоря Lukes и Эрик Goldstein, Лондон, Фрэнк Касс, Inc., 1999. стр. 48-81
  • Cienciala, Anna M. Польша западные державы, 1938-1939. Исследование в Взаимозависимость Восточной и Западной Европы (У. Торонто Press, 1968) онлайн
  • Greenwood, Шон. «Фантом кризис: Данциг, 1939,» в истоках войны Пересмотренные Второй Мировой: Тэйлор и Историков ., Под редакцией Гордона Martel, Лондон, Routledge, 1999. стр 247-72
  • Громада, Фаддей В. «Джозеф Бек в свете последней польской историографии,» Польское Review (1981) 26 # 3 С. 65-73
  • Робертс, Генри Л. «Дипломатия полковник Бек» от Дипломатов, 1919-1939: Том 2, тридцатый , под редакцией Гордона А. Крейгом и Феликса Gilbert ., Принстон, Princeton University Press, 1953. стр 579-614

внешняя ссылка

  • Газетные вырезки из газет о Юзефа Бека в 20 веке Пресс Архиве в Немецкой национальной библиотеке экономики (ZBW)

Викискладе есть медиафайлы по теме Юзеф Бек .