Поход казаков в Индию

Индийский поход России и Франции 1801 года

Осуществление секретной операции Павел I поручил атаману Войска Донского Василию Орлову-Денисову. В поддержку атаману ввиду его уже преклонных лет Павел I назначил офицера Матвея Платова (1751-1818), будущего атамана Войска Донского и героя войны 1812 года. Платов был мобилизован прямо из камеры Алексеевского равелина, куда был заключен как обвиняемый в укрывательстве беглых крепостных.

В короткий срок к Индийскому походу были подготовлены 41 конный полк и две роты конной артиллерии. Матвей Платов командовал в походе самой крупной колонной из тринадцати полков.

Всего собралось около 22 тысяч казаков. На операцию казна выделила более 1,5 миллионов рублей.

20 февраля (3 марта по новому стилю) Орлов доложил государю, что все готово к выступлению. Авангард под командованием Андриана Денисова, ходившего с Суворовым через Альпы, двинулся на восток. Есаул Денежников отправился разведывать путь на Оренбург, Хиву, Бухару и дальше в Индию.

28 февраля (11 марта по новому стилю) на Дон пришло одобрение императора, и Платов с главными силами выступил из станицы Качалинской на восток. Направление было на Оренбург, где местные власти спешно готовили верблюдов и провиант для путешествия по пустыне.

Время наступления было рассчитано неверно. Наступила распутица, и казачьи лошади утопали в грязи русского бездорожья, а артиллерия почти прекратила движение.

Из-за разлива рек казачьим полкам приходилось менять маршруты так, что провиантские склады, организованные на маршруте движения войска, оставались далеко в стороне. Командирам пришлось закупать все необходимое из собственных средств или выдавать расписки, по которым деньги должна была заплатить казна.

Ко всем прочим бедам оказалось, что у местного населения, за счет покупок продовольствия у которого должен был питаться экспедиционный корпус, никаких съестных припасов нет. Предыдущий год выдался засушливым и неурожайным, так что войска начали голодать вместе с поволжскими крестьянами.

Несколько раз сбившись с пути, казаки достигли слободы Мечетная (ныне город Пугачев Саратовской области). Здесь 23 марта (4 апреля по новому стилю) войско догнал курьер из Петербурга с приказом ввиду внезапной смерти Павла I немедленно вернуться домой. Император Александр I не поддержал начинания своего отца, и поход уже более не возобновлялся.

Операция была строго засекречена. В Петербурге было лишь известно, что казаки куда-то пошли. Сами казаки, кроме пяти высших офицеров, думали, что идут «воевать Бухарию». Про Индию они узнали, когда Павел I был уже мертв.

Василий Орлов по возвращении домой умер от инсульта, и новым атаманом стал Матвей Платов.

Материал подготовлен на основе информации из открытых источников

Наполеоновские планы Павла I

– Двадцать тысяч казаков –
В Индию, в поход! –
Павел Первый приказал
В свой последний год.
А.И.Мордовина – «Стихи о Донских казаках»
История первых попыток достичь Индии через Среднюю Азию возникла в 1700 году при Петре I, когда хан Хивы Шаниаз заявил царю о своем желании получить русское подданство. Подобное увеличение числа подданных абсолютно ничего не принесло Петру I ввиду удаленности территории Хивы от России, и имело только символическое значение, поднимая престиж державы. Однако в начале 1714 года до Санкт-Петербурга долетели вести, что хивинцы обладают богатыми запасами золотоносных песков, которые старательно скрывают от русских. В том же 1714 году для подтверждения данной информации и поиска путей в Индию и Среднюю Азию царь отправил из Сибири экспедицию под руководством гвардии поручика Бухгольца. В 1716 году Бухгольц построил у Ямышь-озера крепость на зимовье, но, оказавшись в осаде местного племени калмыков, не стал испытывать судьбу, согласился на условия калмыцкого хана, разрушил крепость и уплыл домой. Вторая экспедиция под предводительством князя Бековича-Черкасского собиралась уже с полной серьезностью и тщательностью. Однако и этот поход ожидал провал. Хиванцы схватили и отправили в темницу Бековича-Черкасского и его спутников, князя позже казнили. Однако царь не оставил попыток разведать путь в Индию. Он посылал туда через территорию персов татарского мурзу Тевтелева. Но мурза был захвачен в Персии в плен. После смерти Петра I Екатерина II также предпринимала попытки исследовать Среднюю Азию.
В. Боровиковский. «Павел I в короне, далматике и знаках Мальтийского ордена». 1820 г.
В конце 18-го века шло противоборство двух великих держав – Франции и Англии, продолжавшееся с переменным успехом уже много лет. Россия вместе с Великобританией, Австрией, Турцией и Неаполитанским королевством входила в антифранцузскую коалицию. Ряд блестящих побед Суворова в Италии, активные действия Черноморского флота Ушакова заставили другие страны уважать интересы нашей Родины. Но неудача совместного с Англией вторжения в Голландию дало начало разногласиям среди союзников, а захват британскими войсками Мальты, которую Павел I взял под покровительство, приняв титул Великого магистра Мальтийского ордена в 1798 году, привел к выходу России из коалиции. Русско-британские отношения фактически прекратились, и Павел I в 1800 году заключил союз с Францией.
Индии была потеряна французами в Семилетнюю войну и всегда притягивала Наполеона. Больше всего он желал поставить Великобританию на колени, а главное богатство английской земли заключалось в огромной, плодородной, заросшей лесами ценных деревьев Индии. Именно оттуда везли драгоценные камни, шелковые ткани и хлеб. Промышленность Англии без поставок индийского сырья ожидал неминуемый крах, а эксплуатация Китая стала бы невозможной из-за отсутствия опия. Военные силы англичан в Бенгалии состояли всего из двух тысяч английских солдат и тридцати тысяч индийцев, выученных европейским методам ведения войны. Но их верность британской короне всегда была под вопросом. В начале XIX века у Наполеона Бонапарта и российского императора Павла I возник план Индийской кампании. Он предусматривал объединенную операцию французского (с артиллерийской поддержкой) и российского пехотных корпусов. Каждый корпус включал в себя 35 000 человек, не считая казацкой конницы и артиллерии. Французское войско по плану должно было форсировать Дунай и Чёрное море, пройти через всю Южную Россию, объединившись с русским войском в устье Волги. Затем оба корпуса, переплыв Каспийское море, высаживались в персидском порту Астрабад и далее шли через Кандагар и Герат в Индию. Была достигнута договоренность с турецким султаном на проход французских кораблей с десантом через Босфор и Дарданеллы. В Индийский океан с Камчатки должны были успеть подойти три русских фрегата, которые, возможно, могли бы составить конкуренцию расположенным там английским кораблям.
Авантюрность этих действий сложилась в силу целого ряда обстоятельств, основное из которых – крайне скудная информация об азиатском регионе. Конечно, Наполеон Бонапарт общался на тему Востока с французскими учёными, дипломатами, разведчиками и отдавал себе отчёт в том, что на пути его замысла попадется немало непредвиденных трудностей, но это его не сильно беспокоило.
Наполеон задавал Павлу I вопрос: «Каким образом русско-французская армия проникнет в Индию сквозь страны почти дикие, бесплодные, свершая поход в триста лье от Астрабада до пределов Индостана?». Русский царь рассеял его опасения, выразив уверенность в успехе операции.
Павел I и Наполеон считали, что они вдвоем ничуть не хуже Александра Македонского. А если ненавистные англичане смогли завоевать Индию в одиночку, то почему им вместе это не должно быть под силу? По общим расчетам, от времени отправки французских полков с Рейна и до полного покорения Индии должно было миновать не более пяти месяцев.
Чтобы союзник не сомневался в лояльности русских, Павел I в январе 1801 года отдал приказ казачьим войскам отправляться в поход. Осуществление этой операции царь возложил на атамана войска Донского Василия Орлова. Ввиду преклонных лет атамана, в поддержку ему Павел I поставил офицера Матвея Платова, который, к слову, для этого был освобожден прямо из камеры Алексеевского равелина. Операция была полностью засекречена. В Петербурге имели сведения лишь о том, что казаки куда-то отправляются в поход. Только пять высших казачьих офицеров, знали, что им предстоит пройти тысячи километров по безлюдной степи, а потом по песчаной пустыне, перейти через горы, пройдя всю Среднюю Азию и Памир. По пути им было приказано занять Бухару, а в Хиве освободить всех русских пленных. При этом Павел велел «не обижать народы, встречающиеся им по пути следования отряда, и добром приводить их в русское подданство». В награду казакам он обещал все богатство Индии.
Государь писал Орлову: «В Индии, англичане имеют свои заведения торговли, приобретенные или деньгами, или оружием. Вам надо все это разорить, угнетенных владельцев освободить и землю привести России в ту же зависимость, в какой она у англичан».
В короткий срок к походу был подготовлен 41 конный полк с двумя ротами конной артиллерии. Всего собралось около двадцати двух тысяч казаков. На операцию государственная казна выделила баснословную сумму в 1,5 миллиона рублей.
Вот как изображает генерал Императорской Армии Петр Николаевич Краснов события, происходившие на Дону: «Куда, зачем замышлялся поход – про то никто не знал. Все, до последнего, должны были в шесть дней быть готовы к выступлению о-двуконь с полуторамесячным провиантом. Казаки обязаны были иметь при себе ружья и дротики. В войске числилось 800 больных, но и им приказано было явиться на смотр. Шли недужные, опухшие от ран, искалеченные. Круглые сироты и беспомощные бедняки приготовлялись к походу; у многих казаков не было форменных курток и чекменей, их одевали в старые халаты, в сермяжное одеяние. Никому не делали уважения. Хотя дом сгорел, хотя все погорело – иди все равно, за счет станицы. Полки, только что пришедшие с Кавказской линии, из Итальянского похода, снова зачислили на службу. Церкви остались без пономарей, станичные правления – без писарей, всех забрали. Ополчение было поголовное!».
20 февраля 1801 года Орлов сообщил государю, что все готово к путешествию. 28 февраля на Дон прибыло одобрение императора, и Матвей Платов во главе основных сил выступил из станицы Качалинской на Оренбург, где местная администрация спешно готовила провиант для похода по пустыне. Время выступления было рассчитано неправильно, и уже с первых шагов по задонской степи казакам пришлось преодолевать страшные трудности. Дороги были занесены снегом, артиллеристы выбивались из сил, вытягивая пушки из глубоких сугробов. Нигде не было квартир для обогрева, люди и лошади мерзли в степи. Не хватало провианта, не было топлива, сена, овса. В начале марта, когда они достигли Волги возле Саратовской губернии, настала оттепель. Потекли ручьи, степь размокла, дороги стали непроходимы, но уже из-за грязи. Много казаков заболело, появилась цинга. Из-за разлившихся рек полкам приходилось изменять свои маршруты так, что склады с провиантом, организованные по пути следования войск, оставались далеко в стороне. Командирам пришлось покупать из собственных средств все необходимое для войска или выдавать расписки, которые должна была обналичить казна. Только в Саратовской губернии подобных расписок было выдано на огромную по тем временам сумму – десять тысяч рублей. Ко всему прочему оказалось, что у местных жителей, у которых за счет покупок продовольствия и корма для лошадей должно было существовать казачье войско, никаких съестных припасов не было. Предыдущий год выдался неурожайным и засушливым, так что казаки голодали вместе с поволжскими крестьянами. В Оренбурге появилась новая проблема. Продовольствие и фураж, заготовленный на весь долгий поход экспедиции, не имел необходимого количества транспортных средств, чтобы везти его вслед за войском. 23 марта, накануне Воскресения Христова, казаки находились в селе Мечетном (ныне город Пугачев Саратовской области). Здесь их нашел курьер из Петербурга с новостью о смерти Павла I и приказом возвращаться домой. В день Благовещения казаки пошли в обратный путь, который был не в пример легче. Атаман Василий Орлов по дороге умер от инсульта, его место занял Матвей Платов. 17 апреля казачьи полки вернулись на родину.
Император Павел I очевидно всерьёз считал, что его казачье войско пройдёт весь путь от Оренбурга до Индии без разведки местности, без предварительных договоров со среднеазиатскими ханами, без колёсных обозов. Можно смело утверждать, что этим актом он отправил на верную смерть не подготовленных для такого путешествия казаков. Кроме суворовского перехода через Альпы поход казаков в Индию был одним из самых трудных в их истории, который показал, как отменно была поставлена у них дисциплина и как велика была их преданность царю.
Наполеон был уверен, что за дворцовым переворотом и убийством Павла I стояли англичане, защитившие руками русских заговорщиков свои интересы в Индии.
В ярости Бонапарт заявил: «Англичане промахнулись по мне в Париже, но они не промахнулись по мне в Петербурге».
Барон Жан-Леон Жером. «Бонапарт перед Сфинксом». 1867-1868 гг
План завоевания Индии, составленный царями, рассыпался, даже не начавшись. Однако Наполеон не оставил своих попыток захватить эту страну. Есть мнение, что Отечественная война 1812 года – всего лишь подготовка к вторжению Наполеона в Индию. Ещё до начала войны в марте 1812 года наследник шведского престола, бывший французский маршал Бернадот, имевший личные каналы информации в Париже, передал Александру I слова императора: «Россия присоединится к моей армии или добровольно, или вследствие законов победы и будет привлечена к великому движению, которое должно изменить лицо мира». Под «великим движением» Бонапарт подразумевал вторжение объединённой русско-французской армии сначала в Турцию, затем в Иран, а впоследствии – в Индию.

Наполеоновские планы. О чём жалел Бонапарт

250 лет назад, 15 августа 1769 года, родился человек, которого принято считать везунчиком и баловнем судьбы. Дело было в городе Аяччо на острове Корсика. В принципе, одного этого названия достаточно для того, чтобы догадаться, о ком речь. Новорождённого впоследствии иной раз так и звали – Корсиканец.

Наполеон Бонапарт и современникам, и уж тем более по прошествии времени, действительно казался очень и очень особенным человеком. Находящимся в каких-то своих, чуть ли не интимных отношениях с Фортуной. Может быть, даже не вполне человеком – уж слишком много ему сходило с рук, так просто не бывает.

Собственно, об этом и говорит герой романа Фёдора Достоевского «Преступление и наказание» Родион Раскольников: «Настоящий властелин, кому всё разрешается, громит Тулон, делает резню в Париже, забывает армию в Египте, тратит полмиллиона людей в московском походе и отделывается каламбуром в Вильне; и ему же, по смерти, ставят кумиры, а стало быть, и всё разрешается. Нет, на этаких людях, видно, не тело, а бронза!»

Обратим внимание – из четырёх деяний Наполеона, перечисленных Раскольниковым, два относятся к явным военным неудачам, которым больше бы подошло название «катастрофа». Египетский поход и война 1812 года. И там, и там «величайший полководец» лишается своей армии и вынужден спасаться бегством. Тем не менее сам Наполеон личными неудачами это не считал – на войне вообще войска несут потери, так почему бы и не потерять армию целиком?

Гораздо больше в разные времена он сожалел о другом невезении. О личных провалах, каждый из которых мог изменить и его судьбу, и судьбы всего мира.

Наполеон Бонапарт. Особые приметы. Инфографика Подробнее

По морям, по волнам

По окончании кадетской школы в Бриен-ле-Шато, куда его определили десяти лет от роду, наш герой получает следующую характеристику: «Господин де Бонапарте Наполеон: рост 4 фута 10 дюймов; крепкое сложение, отличное здоровье; послушный характер, кроток, честен, благодарен; поведения безупречного, отличается прилежанием к математике; знает недурно историю и географию; очень слаб в изящной словесности. Будет превосходным моряком; заслуживает перейти в Парижскую школу».

В Парижскую военную школу его, разумеется, приняли, но вот слова о морском будущем запали пятнадцатилетнему Наполеону в душу. Да так сильно, что спустя год он делает весьма рискованный шаг. Который, впрочем, мог увенчаться успехом.

Французский король Луи XVI и военно-морской министр Шарль де Кастри вынашивали план кругосветной экспедиции – «для упорядочивания открытий и нахождения новых приобретений, ускользнувших от зоркого взгляда капитана Кука». По сути, был запущен конкурентный по отношению к Англии проект, который мог бы пошатнуть её статус «Владычицы морей». Возглавить экспедицию предложили Жану-Франсуа де Лаперузу. И он начал набор участников. На двух кораблях – «Буссоль» и «Астролябия» – было 220 вакансий.

На одну из них и претендовал Наполеон Бонапарт, считавший, что его познаний в точных науках и энтузиазма вполне достаточно: «Я хотел бы применить всю свою энергию к этому благородному делу».

С рвением всё было в порядке, но вот собеседование по астрономии Наполеон провалил. И когда в 1785 г. корабли ушли в плавание без него, сильно горевал – моряка из него не получилось. Впрочем, через три года передумал. В 1788 г. корабли Лаперуза вышли из Ботанического залива в Австралии. Больше их никто и никогда не видел.

Служу России?

Аккурат в тот момент, когда ещё живой и здоровый Лаперуз пировал с русскими в Петропавловске на Камчатке, Наполеон предпринял ещё одну попытку совершить стремительный карьерный рывок. По иронии судьбы – тоже в России.

В 1787 г. началась очередная война между Россией и Турцией. Как и множество других крупных военных конфликтов, она обратила на себя внимание тех, кому на родине либо не светило ничего, либо светило, но в очень дальней перспективе. Младший лейтенант французской артиллерии полка де Ла Фер, Наполеон Бонапарт, подал прошение в русскую армию. Его рассмотрели и приняли благосклонно. Так что будущий император запросто мог попасть под командование, например, графа Александра Суворова. Если бы не одно «но». Незадолго до этого в России был принят новый регламент – иностранных офицеров принимать в русскую армию с понижением в чине на одну ступень.

Вообще для некоторых делали исключение. Так, французский же полковник Александр Ланжерон остался полковником и в русской армии. Но где полковник, а где какой-то младший лейтенантишка?

Примерно в том духе и ответил Наполеону генерал Иван Заборовский, приехавший во Францию специально для вербовки офицеров. Это до того расстроило и взбесило Бонапарта, что он пошёл на откровенную дерзость – выбежал из кабинета русского генерала, крикнув ему через плечо: «Ах, так? Ну, тогда я пойду в прусскую армию. Король Пруссии даст мне капитана!»

Ни в какую Пруссию Наполеон, конечно, не подался, но обиду на русскую армию затаил, что привело к интересным последствиям в будущем.

Наполеоновские планы

Планам противников в 1812 г. посвящена обширная литература, но до сих пор среди историков ведутся споры и даже историографический анализ этой проблемы представляет огромный интерес, так как это ключевой момент, помогающий ответить на встающие затем вопросы. И один из главных таких вопросов для западного человека – как Наполеон, при такой невероятно гигантской армии и таких масштабных приготовлениях умудрился с треском (если не сказать больше) проиграть русский поход? Нельзя сказать, что подобный вопрос не волновал с давних пор и наших соотечественников, правда, в иной тональности – неужели это мы победили самого гениального Наполеона?

Во Франции, в отличие от других государств Европы, в начале ХIХ в. был лишь один полководец, являвшийся к тому же французским императором, от которого целиком зависел процесс планирования боевых действий. Груз славы одержанных побед и удачное совмещение в одном лице монарха и военачальника сделали его авторитет военного вождя непререкаемым. Зарождение планов и их реализация были монополией Наполеона и не подлежали утверждению или контролю. Концентрация власти в руках одного человека имела положительный момент – давала возможность принять и осуществить любой дерзкий замысел. В то же время бонапартистский казарменный централизм, бесконтрольность и отсутствие критики таили в себе явную опасность – вероятность катастрофы в случае просчета руководителя.

Каждый раз, начиная военные действия, Наполеон не связывал руководство войсками с заранее расписанным в мелочах планом, основанным на географических и математических расчетах. Только для себя одного он в yме набрасывал замысел войны, имея в запасе несколько вариантов, и раскрывал детали лишь некоторым своим помощникам и исполнителям. Будучи талантливым военным организатором и имея хорошо работающие и налаженные штабные органы, Наполеон накануне войны отдавал приказы и ставил поэтапные задачи своим маршалам. Операционный план действий в окончательном виде фактически оформлялся в последний момент и легко менялся в зависимости от обстоятельств. Основное внимание уделялось доскональному знанию обстановки и трезвому анализу ситуации. При четком исполнении его воли рождались быстрые победы, основанные на смелых импровизациях и дерзких решениях, так как суть его планов всегда сводилась к быстрому поиску боя при невыгодных для противника условиях (223) .

Первоначально Наполеон как опытный полководец отлично понимал, что война не начнется раньше весны 1812 г., но длительное время исходил из предпосылки, что русские первыми начнут военные действия вторжением в герцогство Варшавское и Пруссию. Такой сценарий для французского императора был предпочтителен, поскольку тогда у него появлялись шансы, используя громадное численное преимущество, победоносно решить на землях Пруссии и Польши исход войны, провести быстротечную кампанию, даже не вторгаясь на русскую территорию. Да и с политической точки зрения Наполеон в глазах европейцев выглядел бы в лучшем свете – жертва русского нападения, войны никак не желал, а вот защитил Европу от нашествия русских варваров. В соответствии с этим он строил все передвижения своих войск в Германии, пока они не достигли Вислы. В случае перехода русскими границ их должен был сдержать заслон на Висле, а главные силы Наполеона нанесли бы мощный удар с севера из Восточной Пруссии.

Сегодня трудно однозначно говорить о конечных стратегических замыслах Наполеона. Французский полководец имел обыкновение не раскрывать всех карт до конца игры. Возможно, он надеялся на то, что после поражения русских войск он навяжет совместную экспедицию через русскую территорию (через Кавказ или Среднюю Азию) в Индию, дабы одним ударом с тыла покончить с торгашеским величием Англии (224) . Возможно, он также намеревался отрезать от России западные области и попытаться воссоздать Польское государство. Разыгрывая «польскую карту», Наполеон не был оригинален, а использовал традиционную и для его предшественников (включая Бурбонов) политику. Не случайно поэтому в первом воззвании к своим войскам французский император оперировал термином «Вторая польская война» по аналогии с войной 1806–1807 гг. Хотя в польском вопросе он должен был действовать с оглядкой и учитывать негативную позицию своих неблагонадежных союзников – Австрии и Пруссии. Вариантов возникало много, но окончательный выбор он мог сделать в зависимости от тактических успехов, т. е. его потенциальные стратегические цели обуславливались и зависели от тактических успехов. Таким образом, ростки грядущего крушения Великой армии в России просматривались уже в стратегической модели Наполеона.

Среди французских предложений о ведении войны против России необходимо указать проект Э. Биньона, в котором разбиралась стратегическая концепция. Цель похода 1812 г., по его мнению, – это подготовка экспедиции в Индию, а Россия «присоединится или добровольно, или вследствие законов победы будет привлечена к великому движению, которое должно изменить лицо мира». Он даже представил детальное изображение будущих действий: в глубину Азии будет направлен контингент «из трети или четверти европейской армии, идущей нанести смертельный удар Англии, между тем остальные разместятся на берегах Вислы, Двины и Днепра, чтобы гарантировать тыл тем, кто будет участвовать в экспедиции» (225) . Нельзя в данном случае оставить без внимания планы относительно Украины. Весной 1811 г. Ю. Понятовский предлагал Наполеону направить туда польские войска, где бы они нашли поддержку польской шляхты. Существовали и проекты?мемориалы М. Сокольницкого, в которых предлагалось разделить войну на два этапа: в 1812 г. восстановить Речь Посполитую; в 1813 г., присоединив 100 тыс. человек из восставшей шляхты, нанести смертельный удар российской империи (226) . Его перу принадлежал и план создания в результате на территории Украины государства «Наполеониды» (227) . Двое из указанных авторов – Биньон и Сокольницкий – играли заметную роль в руководстве французской разведки, а Понятовский курировал деятельность разведки герцогства Варшавского. Польские проекты вряд ли сыграли какую?то заметную роль в определении действий французского полководца, поскольку были ориентированы на разворачивание активного наступления в сторону юго?западных окраин России (этого не произошло), а военные действия в данном регионе носили локальный характер. Скорее всего Наполеон отказался от этих проектов по политическим причинам, поскольку Австрия и Пруссия, участники разделов Польши, были его союзниками Кроме того, переместив на юг операционную линию, он бы имел угрозу главных сил русских своим коммуникациям с севера. Французский император решил ограничиться нанесением вспомогательного удара на юг с целью отвлечь туда часть русских сил с центрального направления. Он также надеялся, исходя из информации польских разведчиков, что даже появление мелких наполеоновских частей на Украине вызовет там поголовное восстание. Для этого на Украину был специально направлен Т. Морский как будущий руководитель повстанцев, а к главной квартире Наполеона был прикомандирован для координации действий повстанческого движения генерал В.И. Сангушко. По мысли французского императора, украинских (польских) повстанцев и части Великой армии должны были с фланга поддержать турки. Он до последнего момента не верил, что Турция согласится на заключение мира с русскими, и надеялся, что турецкая армия ударит из Молдавии, а в Крыму высадит десант (228) . Например, в статье 9 текста военного союза от 14 марта 1812 г. Франции с Австрией прямо указывалось, что Турция должна будет присоединиться к договору (229) . По мнению Наполеона, весь указанный конгломерат сил должен надежно обеспечить правый фланг Великой армии, поэтому он был очень разочарован, узнав о заключении мира между Портой и Россией (230) . Очень скоро не оправдались и его надежды на восстание на Украине польской шляхты. В то же время какого?либо строго оформленного стратегического или оперативного плана самого Наполеона не сохранилось. Вероятно, в письменном виде таковых и не существовало.

В военно?исторической литературе не возникает особых разногласий о наполеоновском оперативном плане, который достаточно легко можно реконструировать на основе штабной переписки, исходя из предвоенной дислокации Великой армии. Анализируя предвоенную обстановку, Наполеон справедливо полагал, что «…на столь огромном театре военных действий успеха можно достигнуть только при тщательно составленном плане и строго согласованных его элементах» (231) . Уже накануне войны по размещению частей Великой армии обнаруживаются наметки первоначальных оперативных замыслов Наполеона. Левофланговая группировка (220 тыс.) под командованием самого французского императора была развернута против армии Барклая, войска правого фланга (80 тыс.), вверенные его брату – вестфальскому королю Жерому, были расположены в герцогстве Варшавском. Центром (80 тыс.) командовал вице?король Италии Э. Богарне. Такая дислокация частей Великой армии показывает, что главный удар Наполеон намеревался нанести силами левого фланга, центральная группировка – вспомогательный удар, а войска Жерома выполняли отвлекающую роль сдерживающего прикрытия против возможного вторжения русских в герцогство.

Французский император действовал по принципу Бурсе, «разработав план с несколькими вариантами», принимая действия противника впоследствии как коррективы к плану (232) . Подтверждение этому мы находим в переписке Наполеона с маршалами. Он считал, что когда суть его движений будет обнаружена, то противник примет одно из решений: «…или сосредоточиться внутри государства, чтобы собрать силы и дать бой, или перейдет в наступление» (233) . Все предвоенные инструкции маршалам показывают, что Бонапарт, прогнозируя вероятные действия русских, считал более вероятным вторжение в начале войны армии Багратиона в Польшу, поддержанное частью сил 1?й Западной армии. Он не торопился с открытием военных действий, желая дать возможность подняться траве, чтобы обеспечить корм своей многочисленной коннице.

Когда стало ясно, что русское командование обладает долготерпением и не намерено загонять свои войска в ловушку, наподобие нового Ульма и Аустерлица, Наполеон решил видоизменить свой оперативный замысел и ударить первым, так как уже начал сказываться дефицит времени. Все еще полагая, что Багратион в начале кампании начнет наступательное движение из района Нарева и Буга, Наполеон 10 июня 1812 г. в письме к Бертье нарисовал следующую схему действий: «…общий план состоит в отклонении назад (демонстрация и задержка противника. – В.Б. ) правого фланга и продвижении вперед на левом…» 15 июня он сообщил Бертье о деталях плана и месте переправы через Неман: «В этой ситуации мое намерение – перейти между Ковной и Олитой» – построить 5 мостов и, используя поддержку центральной группировки войск, выйти на Вильно. Такие же указания Наполеон дал Жерому: «Сначала поселите убеждение, что вы двигаетесь на Волынь, и возможно дольше держите противника в этом убеждении. В это время я, обойдя его крайний правый фланг, выиграю от двенадцати до пятнадцати переходов в направлении к Петербургу; …переправляясь через Неман, я захвачу у неприятеля Вильно, которое является первым предметом действий кампании» (234) .

Окончательный оперативный замысел Наполеона заключался в маневре главных сил против правого фланга Барклая, в то время как Жером сковал бы действия Багратиона, удерживая его на месте, а части Богарне должны были обеспечить действия левофланговой группы, наступая в промежутке двух русских армий. Цель французского императора была досточно ясна. Используя численное превосходство, разгромить поодиночке обособленные русские армии в приграничных сражениях и захватить столицу Литвы. Надо сказать, что оперативный план Наполеона имел ряд недостатков – был построен на недостаточно точных данных разведки, не был просчитан и вариант глубокого стратегического отступления русских войск.

По поводу планируемых сроков на проведение первоначальных операций Наполеона и всей кампании среди историков существуют различные точки зрения, базирующиеся на мнениях мемуаристов. В данном случае можно привести прямое свидетельство французского императора лишь о предполагаемой им продолжительности войны. 21 мая (1 июня) 1812 г. Наполеон писал из Позена своей жене императрице Марии?Луизе: «Я думаю, что через 3 месяца все будет закончено» (235) . Очевидно, он рассчитывал, что вся кампания уложится в рамки лета – максимум начала осени 1812 г. На первоначальные операции, результатом которых должны были бы стать поражения в пограничных районах русских армий, им отводилось, вероятно, от 1 до 2 месяцев, остальное время – на преследование оставшихся русских сил, занятие как можно большей территории, не исключая, в частности, Москву или Петербург, и заключение мирного договора, подписанного «на барабане» и ставящего политику России в прямую зависимость от Франции.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Как казаки ходили Индию покорять

70 лет назад, еще до того, как Индия стала независимой, между нашими странами установились дипломатические отношения. С тех пор прошло много времени, мир сильно изменился, но дружба между нашими народами остается крепкой и по сей день.

Конечно, этим отношениям гораздо больше 70 лет, и своими корнями они уходят глубоко в историю. Нельзя забывать и о путешествии Афанасия Никитина, и о русских купцах из Астрахани, осваивавших новые торговые пути, и о работах Николая Рериха. Но особое место в истории занимает попытка установить отношения между нашими странами в 1801 году.

В то время отважные казаки будущего героя Отечественной войны 1812 года Матвея Ивановича Платова были посланы энергичным императором Павлом I не куда-нибудь, а в Индию. Идея, которая и по нынешним временам кажется затратной и смелой, в начале позапрошлого века виделась современникам совершенно невероятной. Павел Петрович реагировал столь оригинальным образом на быстрое возвышение в мировой политике Наполеона.

Как известно, Итальянский и Швейцарский походы русской армии под командованием Александра Васильевича Суворова существенно девальвировали предыдущие успехи Наполеона. А после этого Россия внезапно перешла на сторону Франции и спутала все геополитические расклады.

Павел I видел, что его временные союзники по антифранцузской коалиции, например Австрия или Великобритания, правдами и неправдами стремились достичь своей выгоды за счет ущемления российских интересов. Наполеон же, получив урок от Суворова, сделал жест доброй воли в адрес Павла, возвратив всех русских пленных с оружием, предварительно одев и обув их за счет французской казны. Повлияло на перемену курса и то, что в России оставались довольно теплые чувства к Франции, сформировавшиеся еще во времена Петра I.

Индию как жемчужину британской короны внимательно рассматривали и в Петербурге, и в Париже. В петровские времена в ту же сторону был направлен Персидский поход, а к 1801 году появился совместный и вполне реальный план, спроектированный молодым Наполеоном.

В своей известной книге «Наполеон» академик Евгений Викторович Тарле так описывал этот проект: «Мысли об Индии никогда не оставляли Наполеона, начиная от Египетского похода и до последних лет царствования… После заключения мира с Россией Наполеон обдумывал комбинацию, основанную на походе французских войск под его начальством в Южную Россию, где они соединились бы с русской армией, и он повел бы обе армии через Среднюю Азию в Индию».

Предполагалось, что казаки Донского войска составят лишь часть объединенных русско-французских войск. Основная масса французской пехоты (35 тысяч солдат с артиллерией) на судах спустится по Дунаю, через Черное море, Таганрог, Царицын, Астрахань… Затем в устье Волги к французам присоединится 35-тысячный экспедиционный корпус русской армии (не казаки). Объединенные войска должны были пересечь Каспийское море и через Среднюю Азию пробиться в Индию. Мало того что царь полностью поддержал предложенный проект, он также счел возможным выдвинуть на роль командующего кандидатуру французского генерала Андре Массена. В Индии появление объединенных сил должны были поддержать уставшие от английского владычества местные жители. Планировалось, что кампанию поддержат корабли русского Тихоокеанского флота и французские корабли. По итогам кампании север Индии должен был отойти России, юг – Франции.

На Дону для Индийского похода был собран 41 полк с 22 507 казаками. Авангардом командовал генерал-майор Андриан Карпович Денисов, который служил под командованием Александра Суворова и участвовал с ним в походах 1799 года. 28 февраля 1801 года казаки во главе с атаманом Платовым двинулись на восток. Примечательно, что Матвей Иванович Платов, которого Павел I подозревал в заговоре, лишь накануне похода, в январе, был выпущен из Петропавловской крепости.

Но масштабным планам не суждено было сбыться. Не прошло и двух недель с начала похода, как в ночь с 11 на 12 марта 1801 года Павел I был убит в своем новом Михайловском замке в Петербурге – естественно, без участия отбывшего в Индию «заговорщика» Платова. По версии же ряда историков, косвенные улики указывают на то, что в заговоре принял участие и посол Великобритании Чарльз Уитворт. Ему-то сорвать поход в Индию было просто необходимо. «Нет человека, нет проблемы» – именно этот принцип реализовался в начале весны 1801 года.

Казаки Платова достигли к моменту цареубийства слободы Мечетная, ныне город Пугачев в Саратовской области. Уже 23 марта их поход завершился. Специальный курьер из Петербурга доставил приказ о возвращении. Новому императору Александру I Индия была не нужна, как и не нужен был в тот момент союз с Францией.