Почему хрущев кукурузник

Как «царица полей» кукуруза разорила СССР

Кукуруза — ценнейшая сельскохозяйственная культура, позволяющая обеспечить пропитанием и домашний скот, и людей. Тем не менее, в годы правления Никиты Хрущева именно «царица полей» довела Советский Союз до выдачи хлеба по продовольственным карточкам, и это в мирное время! Дело в том, что кукурузе категорически не подходил советский климат — ни природный, ни политический.
7 сентября исполнится 65 лет с тех пор, как пост первого секретаря ЦК КПСС занял Никита Сергеевич Хрущев. В марте 2016 года «Левада-центр» провел опрос: респондентов просили ответить, какие события, произошедшие в период его пребывания у власти, запомнились им больше всего. На первом месте предсказуемо оказался полет в космос Юрия Гагарина, на втором — освоение целины, а третьими стали дорогостоящие и малоуспешные эксперименты в сельском хозяйстве. Хрущев и кукуруза запомнились больше, чем «хрущевки» или развенчание культа личности Сталина.
Считается, что идея засеять едва ли не всю территорию СССР кукурузой появилась у Хрущева во время поездки в США. Но интерес к этой культуре, по собственным воспоминаниям экс-главы страны, возник еще в юности, когда он стал учеником слесаря на Машиностроительном и чугунолитейном заводе возле Юзовки (сейчас — Донецк). «Кукуруза была главной культурой для кормления скота. Бывало, едет украинец на базар в Юзовку, захватит мешок кукурузы и обязательно корыто в арбу, потом насыпает початки в корыто, и лошади грызут кукурузу», — написал Хрущев в своей книге «Время. Люди. Власть (Воспоминания)».

В 1955 году Хрущев выступал на пленуме и много говорил о животноводстве. Ставил в пример американцев: они ведут дела куда успешнее нас, а потому и за мясом очереди не выстраиваются. А редактор одной из газет, выходившей в штате Айова, пошел дальше и даже пригласил советских колхозников приехать в США. Хрущев решил направить в Штаты делегацию ученых-аграриев для сбора сельскохозяйственных «разведданных». По итогам поездки делегаты представили отчет, одно из главных мест в котором отводилось кукурузе. Когда в 1956 году Хрущев потребовал «догнать и перегнать Америку» в плане производства мяса и молока, вопросов, чем кормить эту армию коров, свиней и прочего скота, не возникло.
К 1959 году площадь, занимаемая кукурузой, увеличилась примерно на треть — на тот момент она потеснила только технические культуры и кормовые травы. Посадки были размещены на Северном Кавказе, Украине и в Молдавии. В том же году Никита Хрущев провел две недели в США, где успел побывать в Айове на ферме Росуэлла Гарста.Оказался он там не случайно — в 1955 году, после отъезда из Штатов советской делегации, СССР пригласил к себе американских аграриев. Гарст добился разрешения на поездку в СССР и даже права на торговлю. Фермер встретился с Хрущевым и уговорил того купить 5000 тонн кукурузных зерен. Заплатили золотыми слитками — больше расплачиваться было нечем.
Сын Хрущева, Сергей, в книге «Никита Хрущев. Реформатор», вспоминает:
«О том, что отец запускает руку в золотые кладовые, я узнал вскоре по возвращении его из отпуска. Он, в моем присутствии, обсуждал с кем-то из коллег выгоды совершенной с Гарстом сделки. Я возмутился…

Отец меня выслушал благодушно и ответил цитатой из Евгения Онегина: Как государство богатеет, И чем живет, и почему, Не нужно золота ему, Когда простой продукт имеет».
С 1959 года посадки кукурузы в СССР начинают расти почти в геометрической прогрессии: если в 1956 году под них отводилось 18 млн гектаров, то уже к 1962 году — 37 млн га. Кукурузу сеяли не только на юге страны, но и в северных регионах, вплоть до Вологодской области, хотя в местном климате вызревала плохо. Только в Западной Сибири посевы кукурузы с 1953 по 1960 годы увеличились с 2,1 тыс. га до 1,6 млн га, при этом урожайность была 7,5 ц/га.
Для Северного Кавказа, Украины и Молдавии в США и Канаде закупались гибридные кукурузные семена, дававшие большие урожаи, и на время это позволило решить проблему с прокормом скота в указанных регионах. Но уже в 1960 году импортные семена стали слишком дорогими, и пришлось сажать советские семена.
Всю страну захватила «кукурузная лихорадка» — о ней снимали фильмы и мультфильмы, писали стихи и песни, а в магазинах были представлены кукурузное шампанское, палочки, хлеб, хлопья и даже кукурузная колбаса. Кукуруза фигурировала и в детской самодеятельности, и на агитационных плакатах — например, с лозунгами «Пусть шагают по Союзу боб в обнимку с кукурузой» и «Каждой телке по кукурузине».
Казалось бы, строительство коммунизма шло полным ходом (в 1961 году Хрущев на XXII съезде партии заверил, что оно завершится через 20 лет), корм для скота в виде кукурузного силоса был найден, и, следовательно, людей ждало светлое будущее. Но все оказалось не так просто — на юге кукуруза давала прекрасные урожаи, а на севере успехами похвастаться не могли. Что не менее важно, кукуруза вытеснила другие необходимые культуры, и это в конечном итоге привело к дефициту хлеба.
«Провал был обусловлен самим механизмом реализации идеи председателя Политбюро. Политическая конъюнктура тех лет предполагала безусловное, автоматическое соглашательство с инициативной партии, ее Центрального комитета и Политбюро ЦК. Поэтому, как говорилось еще в сталинские времена, «перегибы на местах» не просто имели место быть, а превалировали. Необходимо также учитывать, что, к временам руководства Хрущева советская школа генетики в растениеводстве, ученые селекционеры, селекционная школа в целом были в значительной степени или физически уничтожены (ярчайший пример — Николай Вавилов) или приведены под «административную линию». Во главе реализации (идейно, в плане матчасти) не стояли специалисты, фактически посадкой (без учета свойств почвы и зачастую климатических условий) занимались студенческие, добровольческие комсомольские отряды — не обладающие специальной профильной подготовкой», — объясняет директор департамента корпоративных рейтингов НРА Наталья Соболева.
Если в 1955-1959 годах советское сельское хозяйство демонстрировало ежегодный рост в среднем на 7,6%, то в годы реформ и новаторства Хрущева (1959-1962 годы) этот показатель упал до 1,7%. В 1962 году «царица полей» занимала уже 37 млн га, но в большей части Нечерноземья и восточных областей весь урожай кукурузы погиб. Для нужд скота кукуруза оказалась подспорьем, что положительно сказалось на состоянии животноводства.

«Некоторые люди в СССР меня не понимали прежде и не понимают теперь. Есть и такие, кто осуждал меня в то время и осуждает сейчас. Думаю, что по невежеству. Они не понимают, что нет другой культуры, равной кукурузе, для животноводства. Мне могут возразить, что далеко не всюду. Да, но главное заключается в людях. В одном и том же климатическом районе у одного человека кукуруза не растет, а у другого дает по 500 и 1000 центнеров силосной массы. Если говорить грубо: у умного она с эффектом, а у дурака и овес с ячменем не вырастут», — писал в книге воспоминаний Хрущев.
Осенью 1962 года ЦК КПСС и союзный Совмин издали постановление «О наведении порядка в расходовании ресурсов хлеба», ограничив продажу хлеба до 2,5 кг в одни руки — перестало хватать зерна для помола.»Последствия бездумного следования директивам «свыше» были катастрофическими. Я хорошо помню, как, будучи ребенком, стоял в очереди за хлебом — серый хлеб был, черный тоже, а вот белого не было. Булки давали либо по талонам, либо в соответствии с нормами отпуска. Мне тогда было 7-8 лет, и в одни руки я мог получить две белые булки по 7 копеек. Для этого нужно было выстоять две очереди — одну в кассу, другую на выдачу, ведь хлеба вполне могло и не хватить. По телевизору показывали забитые полки магазинов — мол, вот, смотрите, хлеб есть. Но это были фотографии, сделанные до того, как в этот магазин вошли люди», — поделился с «Газетой.Ru» воспоминаниями профессор кафедры истории экономики Института общественных наук РАНХиГС Александр Бессолицын.
В 1963 году ситуация усугубилась. Из-за неурожая валовый сбор зерна составил всего 107,5 млн тонн (на 30% меньше, чем в 1962 году), а урожайность просела с 10,9 до 8,3 ц/га.
«Страна очутилась на грани. О голоде, сравнимом с голодом 1890 года речи не шло, но отцу стало не до реформ. В 1963 году все усилия свелись к тому, как продержаться до нового урожая», — пишет в своей книге Сергей Хрущев.
По его словам, с прилавков исчезли не только белый хлеб, но также манка, вермишель и другие продукты.
«Неурожай 1963 года больно ударил по авторитету отца. Еще бы, два года назад он наобещал построить коммунизм, а теперь и приличного хлеба в магазине не найдешь. И в столовых исчез бесплатный хлеб, как объяснили — временно, всего на год… Людям, вопреки фактам, вдруг стало казаться, что при Сталине они жили лучше», — сетует Сергей Хрущев.
СССР пришлось закупить зерно у капиталистов.
«Все вместе составило около 12 миллионов тонн. Избавление от голода стоило 372,2 тонны золота из наличного на тот год запаса в 1082,3 тонны», — подсчитал Сергей Хрущев.
В середине октября 1964 года газета «Правда» сообщила, что Пленум ЦК КПСС удовлетворил прошение Хрущева об отставке. После прихода к власти Леонида Брежнева кукуруза была практически полностью вытеснена с пахотных земель — ее перестали выращивать даже в тех частях страны, где это делали давно и успешно.

«Кукурузное безумие»

К ликвидации «неперспективных» деревень, целинной эпопее можно также добавить «кукурузное безумие», «мясную кампанию» и «молочные рекорды», которые окончательно подкосили сельское хозяйство. В Советском Союзе существовала проблема кормовых культур, и Никита Хрущёв объявил кукурузу панацеей от всех бед. Во многом на него повлияла поездка в США, где кукуруза была одной из основных сельскохозяйственных культур. В 1955—1962 гг. посевные площади под кукурузу удвоили. Для этого приходилось сокращать посевы других культур.

Причем кукурузу сеяли даже в тех регионах, которые не подходили этой сельскохозяйственной культуре по природно-климатическим условиям. Так, на эту тему даже возникли анекдоты: «Ну что, братья коряки, сеем кукурузу?» «Сеем», — отвечали коряки, надевая шубы». О неурожаях Хрущёв и слышать не хотел. Тех руководителей, которые не могли обеспечить урожай кукурузы, снимали с постов. Поэтому многие руководящие работники, чтобы сохранить свои посты, писали о высоких урожаях, шли на подлоги, приписки.
Освоение целины и залежных земель должно было, по мнению Хрущёва и его сторонников, решить проблему зерна. Так как места эти были мало заселены, новые совхозы не могли планировать здесь многостороннее земледелие, а только монокультуру пшеницы с высоким уровнем механизации всех работ и переброской людей из традиционных сельскохозяйственных районов и годов для временной сезонной работы. На будущее, конечно, ставилась задача полноценного освоения и заселения этих земель, но на это могли уйти долгие годы. А стране требовалось резко увеличить производство не только зерна, но продуктов животноводства. Главным же тормозом развития животноводства было отсутствие должно количества кормов. Хрущёв и его советники по сельскому хозяйству (главную роль среди них играл А. С. Шевченко, его помощник по сельскому хозяйству ещё со времен работы Хрущёвым секретарем ЦК Украины) хорошо знали, что в США именно кукуруза была главной кормовой культурой, и с увеличением её производства было связано в США быстрое развитие животноводства. Так, до второй половины 1950-х годов кукуруза в структуре зерновых посевов СССР едва достигала 15%, а, например, в Северной Америке составляла более 35%, в Австралии и Южной Америке — свыше 30%. Такая структура была продиктована традициями земледелия и географическими, климатическими условиями.
Стоит сказать, что Хрущёв в этом отношении был типичным западником, то есть видел что-то хорошее на Западе и тут же хотел привить это на русской почве, не считаясь с природно-климатическими условиями, традициями и опытом. В этом отношении российские либералы 1990-2000-х годов и троцкисты-хрущёвцы-горбачёвцы — это одного поля ягоды (ядовитые).
Уже в 1955 г. Министерство иностранных дел СССР ввело при большинстве посольств СССР должность «сельскохозяйственного атташе», и по этой линии в ЦК КПСС и в сельскохозяйственных министерствах скапливалось много информации и предложений о реформах. Кроме того, в США и другие страны направлялись многочисленные сельскохозяйственные делегации и экскурсии, которые возглавляли министры сельского хозяйства и их заместители.

Ещё на пленуме в сентябре 1953 г. Хрущёв предложил значительно увеличить площади посевов кукурузы на зерно на Украине и на юге СССР, а в других районах на силос. Однако, несмотря на усиленную пропаганду, посевы кукурузы в СССР в 1954 году выросли всего на 800 тыс. гектаров, достигнув площади 4 млн. 300 тыс. гектаров. В колхозах и совхозах, где кукуруза ранее не возделывалась, к ней относились осторожно и посеяли лишь опытные участки. Такой подход был вполне разумен и оправдан, так как никой механизации для возделывания кукурузы ещё не было, и её выращивание требовало большого ручного труда. Это вызвало раздражение Хрущева. ЦК КПСС под его давлением дал директиву расширить посевы кукурузы почти во всех сельскохозяйственных областях почти в несколько раз. Хотя условия для такой программы отсутствовали: не было достаточного количества силосных строений, техники, удобрений, хорошего семенного материала, людей и просто опыта.
Однако это не остановило Хрущёва и его сторонников. Нарушая только что принятый новый порядок планирования работ, который позволял колхозам решать вопросы о распределении культур самостоятельно с учётом местных условий и возможностей, колхозам совхозам дали из райкомов и райисполкомов очень высокие задания по посевам кукурузы в 1955 году. На многих собраниях и совещаниях весной 1955 г. Хрущёв напоминал опыт XVIII века по насильственному внедрению картофеля. В результате посевы кукурузы увеличились в 1955 г. скачкообразно, достигнув около 18 млн. гектаров. Далеко не везде опыт выращивания кукурузы в 1955 г. был успешным, но сравнительно жаркий (с засухой на юге и востоке) год был благоприятен для этой культуры. На юге заготовили существенное количество не только силоса, но и зерна, успехи по выращиванию зелёной массы на силос отмечались и в некоторых колхозах и совхозах в средней нечерноземной полосе и в Прибалтике. Это позволило Хрущёву продолжить «кукурузное» наступление. На 1956 г. было запланировано дальнейшее увеличение посевных площадей. Лето 1956 г. было сухим в европейской части России, поэтому год не был неблагоприятным для кукурузы.
На этой волне первого кажущегося успеха, который рассматривался как серьёзная победа сельского хозяйства СССР, кампания была продолжена и расширена. Повсеместно планировали сооружение новых силосных сооружений, разработку кормления скота кукурузным силосом, создавались специальные машины для механизации работ, налаживалось производство чистых линий кукурузы. На Украине учредили специальный Научно-исследовательский институт кукурузы, на Сельскохозяйственной вставке в Москве был выделен павильон «Кукуруза». Министерство сельского хозяйства СССР стало издавать специальный журнал с таким названием. Пищевая промышленность расширила линейку продуктов и консервов из кукурузы. В Москве даже открыли специальный большой магазин «Кукуруза». В результате кукуруза, как и целина, стала символом грядущего быстрого подъёма животноводства и сельского хозяйства в целом.
22 мая 1957 года в речи на зональном совещании работников сельского хозяйства областей и автономных республик СССР Хрущёв пообещал догнать и перегнать Америку за три года по производству мяса, молока и масла на душу населения. Речь шла о соревновании в производстве мяса и молочных продуктов. Взамен травопольной системы севооборота, традиционной почти для всего СССР (кроме Средней Азии) на совещании было рекомендовано перейти к быстрым, широким и повсеместным посевам кукурузы. Против этого выступил академик Т. Д. Лысенко, но его доводы были названы в прессе «догматизмом, неверием в возможности советского сельского хозяйства и рецидивом мышления в период культа личности Сталина».
Догнать США по производству масла и молока было не слишком сложно. В Штатах потребление масла и молока снижалось уже многие годы, американцы увеличивали производство и потребление растительного масла и маргарина. Поэтому в 1957 г. производство масла в СССР и США было почти на одном уровне (при этом производство и потребление масла и молока в США было в 2-3 раза ниже, чем в европейских странах). Но по производству мяса СССР сильно отставал от США. И призыв Хрущёва ликвидировать этот разрыв в 3-4 года было нереально выполнить. В 1957 г. СССР произвёл 7,5 млн. тонн мяса или 36 кг на одного человека. А США произвели в этом году 16 млн. тонн мяса, 97 кг на одного человека. Таким образом, СССР надо было за три года увеличить производство мяса почти в три раза. Хрущёв надеялся в основном на рост кормовых ресурсов, особенно кукурузы. Однако поставленная им задача была из области фантастики, а не реальной жизни.
В 1957 году в СССР ещё не существовало реальных условий для быстро развития животноводства. В 1953 г. заготовительные и закупочные цены на мясо, молоко и масло были значительно повышены, но всё же себестоимость производства этих продуктов во всех сельскохозяйственных районах страны была выше. Что касается мяса, то высокая себестоимость производства была связана с плохой механизацией работ, отсутствием в колхозах и совхозах современных ферм, нехваткой кормов и другими факторами. К примеру, розничные госцены на мясо были по-прежнему низкими, и коллективные хозяйства не имели прибыли для расширения воспроизводства поголовья скота. Всё проблемы решались, но не авральными методами. На животноводческих фермах в колхозах преобладал ручной труд. Только 5% работ производились с помощью машин и механизмов. Понятно, что эти проблемы можно было решить. Животноводство можно было поднять системной и долгосрочной работой, а не за 2-3 года.
Сам Хрущёв позволял только годичную отсрочку: «Не будет никакой трагедии, если, к примеру, в 1960 году мы ещё не сможем догнать Америку по производству мяса. Можно допустить какую-то отсрочку, неплохо будет решить эту задачу и в 1961 году. Однако в 1961 году мы должны, как говорится, зачищать «остатки», а основную работу выполнить в 1960 году. Тут надо смелости набраться и решить этот вопрос».
Однако увеличение производство мяса, по объективным причинам, во второй половине 1957 года и в 1958 году было очень скромным. За 1958 год производство мяса в стране выросло всего на 300 тыс. тонн, то есть меньше чем на 5%. Это вызвало крайнее раздражение Хрущёва. Он рассчитывал на 60-70%. От всех обкомов потребовали решительных мер, чтобы в 1959 году резко увеличить производство мяса.
Это привело к катастрофе. Первый секретарь Рязанского обкома А. Н. Ларионов в конце 1958 года на областной партийной конференции пообещал за год увеличить производство мяса в 2,5 раза, а заготовок мяса — в 2 раза. Идею поддержали некоторые другие области. По неофициальным данным Ларионову даже пообещали пост председателя Совета министров РСФСР. Область была награждена орденом Ленина. Ларионов собрал передовиков сельского хозяйства и поставил ещё более сложную задачу — за один год увеличить производство мяса в колхозах в 5 раз (!), в совхозах — почти в 4 раза и перевыполнить план продажи и государственных поставок мяса в 3 раза! Рязанская область, которая в 1958 году продала государству 48 тыс. тонн мяса, обещала в 1959 году продать 150 тыс. тонн мяса. В редакции газета «Правда» даже не хотели публиковать эти новые повышенные обязательства области, против этого выступил и сельскохозяйственный отдел ЦК, который считал их завышенными и нереальными. Но по личному указанию Хрущёва эти обязательства были опубликованы в «Правде» 9 января 1959 года. В связи с этим Хрущёв стали давить и на другие области, чтобы они повысили свои обязательства. Так, Ставропольский край принял обязательства увеличить в 1959 г. производство мяса в 2,5 раза, то же сделала Краснодарский край. Московская область пообещала увеличить производство в 2 раза, как и Белорусская ССР и т. д.

Увеличить за год столько большое количество ферм, поголовье скота и хорошо откормить скот для увеличения привесов невозможно. Однако повышенное внимание Москвы и чрезмерная реклама в прессе сделали отступление невозможным. А чтобы выполнить обещание по увеличению производства мяса в области в 4-5 раз, нужно было забить почти всех коров и свиней с колхозных ферм, что является преступлением. В Рязанской области, чтобы выполнить это обещание, распорядились списать на мясо не только прирост поголовья 1959 г., но и значительную часть молочных коров из т. н. «маточного поголовья». Кроме того, десятки тысяч коров и свиней были принудительно куплены в личных хозяйствах крестьян. Однако и этого было мало. Пришлось скупать скот в соседних областях вплоть до Урала. На покупки пришлось расходовать фонды, которые выделяли на строительство, здравоохранение и образование. Но и этого было мало. Соседи также дали повышенные обязательства и всполошились, когда узнали о действиях рязанских «заготовителей». На границах Рязанской области даже стали выставлять милицейские посты, которые отбирали незаконно купленный скот.
Пятикратного увеличения не получалось. Тогда Рязанский обком обложил мясным налогом не только колхозы. Совхозы и частные хозяйства, но и обязал производить мясо всем учреждениям, включая школы и милицейские участки. Все срочно стали разводить кроликов. На заводах и предприятиях люди часто просто собирали деньги, шли в магазин и покупали мясо (по 1,5-2 руб. за 1 кг), а затем относили на заготовительные пункты, где мясо принимали по 25-30 коп. за 1 кг. Эти же операции производились и с маслом. В результате в области в магазинах исчезло мясо, масло и молоко. Но план выполнили. В декабре 1959 г. область отчиталась, что производство мяса «увеличено» в 4 раза и государству передано 150 тыс. тонн мяса, в три раза больше, чем в 1958 году. Ларионов получил Героя Социалистического Труда. Его восхваляли. Даже в школьные учебники срочно вписали «подвиг» Рязанской области.
На следующий год область обязалась ещё больше повысить планку — до 180-200 тыс. тонн. Однако сельское хозяйство области, из-за чрезвычайных мер 1959 г., разваливалось. Поголовье скота резко упало. Колхозники и рабочие совхозов, которым вместо денег дали расписки, не выходили на работу, требуя или отдать скот или выплатить полную денежную компенсацию. Денежные фонды колхозов были исчерпаны. Многие колхозы просто разорились. Область не смогла дать даже половину обычного годового плана, то есть сдала около 30 тыс. тонн, в 6 раз меньше обещанного. Провалились и другие работы. План производства зерна был выполнен только на 50%. Когда в конце 1960 г. в область прибыла специальная комиссия ЦК партии для проверки положения дел, то она подтвердила полный крах сельского хозяйства области. Ларионов покончил жизнь самоубийством.
Таким образом, политика Хрущёва в области производства мяса нанесла большой урон стране. Пострадали не только Рязанская, но и другие области. Общее производство мяса в 1960 г. по сравнению с 1959 г. на 200 тыс. тонн. В 1961 г. оно оставалось на уровне 1959 г. Только в 1962 г. наметился небольшой рост. Рязанский эксперимент, повторившийся в 1959-1960 гг. и в других областях страны, имел негативные последствия. В 1964 г. произвели 8,3 млн. тонн, то есть меньше, чем в 1959 г. Производство яиц и шерсти в 1964 г. также было ниже уровня 1959 г. Разрыв же по количеству производства мяса на одного человека между Соединенными Штатами и СССР ещё больше вырос.

с Джоном Кеннеди у Никиты Хрущева сложились неплохие личные отношения
Уже в 1957-1959 гг. площадь под кукурузой была увеличена примерно на треть — за счет посевов технических культур и кормовых трав. Правда, в тот период это начинание охватывало только Северный Кавказ, Украину и Молдавию. До «северных морей» процесс ещё не дошел. Надо сказать, что умеренное расширение посевов кукурузы вреда бы не принесло. Однако Хрущёв и здесь «перегнул палку» до её надлома.
Совершая визит в США в сентябре 1959 года, Хрущев побывал в Айове на полях у знаменитого фермера Рокуэла Гарста. Тот выращивал гибридную кукурузу, которая давала очень большую урожайность. Хрущев был настолько ослеплен, что собрал в посольстве СССР в Вашингтоне совещание, где раскритиковал наших дипломатов и аналитиков за невнимание к «кукурузному» опыту американцев и повелел буквально завалить советское министерство сельского хозяйства американскими материалами по возделыванию кукурузы. По свидетельствам современников, Хрущев в посольстве, да и по приезде в СССР, буквально обезумел. Он призвал: «решительно менять местных руководителей, которые сами засохли и кукурузу сушат. Ну, что мы сделали в сельском хозяйстве после Сталина? Да, целину, но этого мало. Чем мы хуже американцев? У них благодаря кукурузе нет проблем с животноводством и зерновым хозяйством. А чем наши поля или наш климат хуже? И ведь еще письма мне пишут, что, дескать, не везде можно сеять кукурузу, нужны ее приспособленные сорта, просят сохранить травопольные севообороты. Разве это не догматизм и не саботаж?»
В результате кукурузу с 1959 года стали продвигать вплоть до Архангельска и Карелии. Фактически это было полное надругательство не только над сельскохозяйственными традициями России, но над здравым смыслом.
Правда, первоначально местами наблюдались значительные успехи. Так, в Штатах и Канаде покупались гибридные сорта кукурузы, которые успешно внедрялись на Северном Кавказе, на Украине и Молдавии. Они давали высокие урожаи — наполовину больше, чем традиционные советские сорта, и этим резко улучшили обеспечение кормами животноводство, существенно повысив его продуктивность в этих регионах уже в 1958-1959 годах. Однако «чудо» быстро кончилось. Американцы и канадцы начали уже с 1959 г. повышать цены на семена. Попытка Хрущёва «договориться» об их стоимости в ходе визита в США к успеху не привела. Поэтому советские закупки за границей сошли на нет уже в 1960 г.
Последствия были катастрофическими для сельского хозяйства страны и продовольственной безопасности. Так как традиционные посевы заменяли кукурузой, то вместо изобилия в СССР молока и мяса наступил их повсеместный, кроме Москвы, Ленинграда и номенклатурных продовольственных распределителей, дефицит. А также нехватка большинства традиционных для России круп. Негативно «кукурузное безумие» сказалось на и поголовье крупного рогатого скота и свиней.
Уже к 1964 году минимум 60% кукурузных посевов, произведенных в 1960-1962 годах погибли, а урожайность имеющихся кукурузных полей была вдвое ниже, чем в 1946-1955 годах. Поэтому уже с 1962 года начался регулярный, причем растущий импорт, в том числе из Северной Америки зерна, в том числе кукурузы, и мясного сырья. Россию-СССР подсаживали на импорт. Зато ученых, открыто выступавших против всесоюзной кукурузной эпопеи, Хрущев и хрущёвцы называли «шарлатанами» и «кабинетными бюрократами». Поэтому если в начале Хрущёву ещё пытались доложить о негативных тенденциях в кукурузной кампании (а также целинной и других кампаниях) , то вскоре, из-за его жесткой и узколобой позиции, местные руководители не только закрыли канал осторожной критики, но и стали сообщать только «позитив».

И в Кремль с 1960 года направлялись многочисленные ложные рапорты о рекордных урожаях кукурузы, о беспрецедентно больших привесах в животноводстве, о стопроцентной обеспеченности хозяйств кормами. Как и о том, что советские сорта кукурузы намного лучше североамериканских. Началась вакханалия с присвоением званий, других наград, премий. На XXI съезде КПСС пионеры выступили со стихотворным приветствием: «Растить телят и нам подстать, мы трудимся всем классом. Нам тоже хочется догнать Америку по мясу!» Уже в 70-х дело дошло до того, что защищались диссертации о долговременной пользе именно импорта зерна — причем в первую очередь из США.
Советская статистика была вынуждена скрывать реальное положение дел и тенденции в экономике, особенно в сельском хозяйстве. Эта информация чаще всего появлялась под грифом «Для служебного пользования». Чтобы как-то прикрыть ситуацию с 1961 года стали повышаться цены на животноводческую продукцию, хлебные и крупяные изделия. Колхозы, особенно животноводческие, передавались совхозам или преобразовывались в совхозы, а крупный рогатый скот и свиней стали «изымать» из подворий колхозников и личных хозяйств горожан по символическим ценам. Вдобавок, на домашнюю птицу в колхозных подворьях и частных хозяйствах ввели налоги, отмененные только с 1965 года. Отсутствие приемлемых помещений для содержания большого количества животных, плохое состояние кормовой базы, невыгодные для крестьян финансовые условия сдачи скота и свиней государству привели к тому, что начался массовый забой животных (включая домашнюю птицу) на личных подворьях. Понятно, что эти меры не могли изменить ситуацию. Стоит отметить, что Сталин в своей последней книге «Экономические проблемы социализма в СССР», изданной в 1952 году, называл подобные идеи «хлестаковщиной» и «тарабарщиной свихнувшихся марксистов».
Неудивительно, что «реформы» хрущёвцев привели к кризису в животноводстве всей страны, от которого оно полностью не оправилось вплоть до распада СССР (а затем сельское хозяйство снова срубили, но уже либеральные «реформы»).
Удар по православию
«Оттепель» Хрущёва ознаменовалась новой волной гонений против русской церкви. Руководил акциями главный идеолог партии М. А. Суслов. По всему Советскому Союзу снова стали закрывать церкви. Их отдавали под склады, хранилища, клубы и т. д. Если при Сталине между государством и церковью было установлено взаимопонимание, и число действующих храмов достигло 20 тыс., причем многие церкви открыли заново, то при Хрущёве их осталось чуть более 7500. Возобновились аресты священников, верующих.
Мощный удар нанесли по старообрядцам. Старообрядцы, которые обходились без священников (беспоповцы), были объявлены «сектантами». Закрывали молитвенные дома старообрядцев, уничтожались их общины. Из территории старообрядческих поселений массами вывозили древние иконы XVII—XVIII столетий, древние церковные книги и рукописи. Многие из них были бесценными, так как содержали информацию о подлинной истории России и русского народа. Значительная часть этих артефактов была утрачена, погибла (как в запасниках Грозненского музея, хранилища Грозненского университета в 1990-е годы) или исчезла в частных коллекциях, утекла за рубеж.

«Эту культуру повсюду внедряй»

Спустя шестьдесят лет после старта «кукурузной кампании» Никиты Хрущева российское правительство вновь призывает аграриев обратить внимание на эту злаковую культуру. «Никита Сергеевич Хрущев был прав. Не надо, конечно, всю страну засевать кукурузой, но это куда более урожайнее и полезнее, и повышает продуктивность мясного и молочного животноводства», — заявил в начале октября глава Минсельхоза. «Лента.ру» вспоминает, как первый секретарь КПСС хотел при помощи расширения посадок этого ценного зернового и кормового растения накормить всю страну, догнать и перегнать Америку по производству мяса и молока и что из этого вышло.

В последние годы жизни Иосифа Сталина сельское хозяйство СССР находилось в тяжелейшем состоянии. К 1950 году страна все же превзошла основные показатели 1940 года, но не по урожайности зерна — этот показатель в 1940 году составлял 7,9 центнера с гектара (а в 1913 году, с которым любила мериться советская экономика, даже 8 центнеров с гектара). В 1950 году в СССР собирали всего 7,2 центнера зерна с гектара, что не помешало Сталину объявить о колоссальном росте сельскохозяйственного производства, а зампредседателя советского правительства Георгию Маленкову ― провозгласить, что зерновая проблема в СССР решена окончательно и бесповоротно.

Концентрация власти в руках Никиты Хрущева позволила отказаться от этого «очковтирательства», как новый руководитель советского государства называл победные реляции позднего сталинского времени. Уже в сентябре 1953 года пленум ЦК КПСС провозгласил курс «всенародной борьбы за крутой подъем сельского хозяйства» и поставил задачу за 2-3 года «в достатке удовлетворить растущие потребности населения… в продовольственных продуктах и обеспечить сырьем легкую и пищевую промышленность».

Застой в развитии аграрного производства наблюдался даже в тех областях, которые являлись основными поставщиками зерна на внутренний рынок. Хрущев пытался преодолеть его несколькими способами: распашкой миллионов гектаров целинных земель, децентрализацией системы планирования сельского хозяйства ― до сельхозпредприятий должны были доводиться только планы заготовок продуктов полеводства и животноводства, а не планы посевов по культурам, ― но больше прочего запомнилась его попытка насадить в качестве основной кормовой и зерновой культуры кукурузу.

Второй хлеб

Первые разговоры о необходимости делать ставку на кукурузу как зерновую и кормовую культуру пошли почти сразу же, как Хрущев укрепился в кресле генерального секретаря КПСС. «Я кукурузник», ― любил шутить он, общаясь с партийцами и вспоминая, как в 1949 году, когда он был первым секретарем Компартии Украинской ССР, ему удалось спасти вверенную ему советскую республику от голода именно благодаря кукурузе. Уже на февральско-мартовском пленуме ЦК КПСС 1954 года он впервые поднял вопрос о необходимости широкомасштабного распространения посевов кукурузы, к этому времени в региональной прессе уже вовсю шла кампания в поддержку этого начинания. Производство кукурузы, уверял Хрущев, должно было снять сразу две проблемы советского агропрома ― нехватку зерновых и нехватку кормов для животноводства. Хрущев поставил задачу интенсификации сельскохозяйственного производства и повышения его товарной рентабельности с целью приблизить сельхозпроизводство к производству промышленному.

Эту программу он разрабатывал несколько лет, но приобретать реальные очертания она начала с января 1954 года, когда Хрущев написал соответствующую записку для президиума ЦК КПСС. В ней он указал, что «удельный вес посевов кукурузы в СССР составляет 3,6 процента от всех зерновых, а в США ― 36 процентов. Этим в значительной степени объясняется высокая урожайность всех зерновых культур в США (17,3 центнера с одного гектара), так как урожайность кукурузы в США с каждого гектара более чем в два раза превышает урожайность пшеницы и овса».

Решение о начале «кукурузного проекта» утвердил в январе 1955 года пленум ЦК КПСС, на котором Хрущев выступил с докладом «Об увеличении производства продукции животноводства». На нем, ссылаясь на успешный американский опыт, он объявил о необходимости на порядок увеличить площадь отданных под кукурузу пашен. «Практика показывает, что везде, где возделывается пшеница, кукуруза может достигать молочно-восковой спелости… ― доказывал он партии. ― Мы обязаны в текущем году, а также в последующем году обеспечить новые районы возделывания кукурузы семенами, выращенными на юге».

Официально вторым хлебом в СССР кукуруза стала в сентябре 1956 года. Тогда в Москве состоялся всесоюзный семинар по кукурузе. Именно на нем Хрущев произнес крылатую фразу «Кукуруза, товарищи, это танк в руках бойцов, я имею в виду колхозников; это танк, который дает возможность преодолевать барьеры, преодолевать преграды на пути к созданию изобилия продуктов для нашего народа», ― говорил Хрущев, пообещав сажать ее от Казахстана до Таймыра.

Если в 1954 году посевы кукурузы в СССР составляли 3,5 миллиона гектаров, то к 1960 году их площадь должна была вырасти до 28 миллионов, то есть примерно сравняться с площадью освоенной целины, решил пленум ЦК. Средняя же урожайность должна была вырасти за счет использования селекционных сортов с 13 до 25-30 центнеров с гектара, что было бы сопоставимо с американскими показателями. В записке, подготовленной Хрущевым для президиума ЦК КПСС в январе 1954 года, была указана и урожайность в США ― 26,2 и Канаде ― 36,6 центнера с гектара. В Днепропетровске для работы по выведению новых холодостойких сортов перспективной культуры был создан Всесоюзный научно-исследовательский институт кукурузы. К селекционным и агротехническим разработкам были подключены все сельскохозяйственные вузы страны, ученые Тимирязевской академии.

На местах выполнять директивы центра решили нахрапом ― под лозунгом «Дадим Родине 50 центнеров чудесницы с гектара!» кукурузу сажали везде, не обращая внимания ни на климат, ни на наличие или отсутствие сельскохозяйственной инфраструктуры. На посадки уже под другим лозунгом ― «Комсомольцы! Выступайте застрельщиками двух урожаев кукурузы в год!» ― были брошены отряды ВЛКСМ. Кукурузу называли «комсомольской культурой», вспоминала костромской краевед Зинаида Николаева: «Пожилые колхозники не могли взять в толк, зачем нужна такая трудоемкая и капризная кукуруза, когда есть зарекомендовавшие себя веками многолетние травы. А вот при школах создавались ученические бригады: на уроках биологии дети изучали агротехнику кукурузы, особенности ее выращивания, а весной и летом проходили практику на учебных делянках».

Под «чудесницу» распахивались и целина, и земли под кормовые культуры, и малоурожайные зерновые, и поля под паром, и пастбища. Площадь земель, отведенных под кукурузу, в итоге сравнялась и даже превзошла площадь введенных в сельскохозяйственный оборот в результате освоения целины земель. Под нее, чтобы не получить нареканий сверху, стремились отводить лучшие поля, которые до этого отводились под традиционные зерновые культуры ― пшеницу и рожь.

Собственных холодостойких семян под посадки в таких количествах у Советского Союза не было, в Нечерноземье сажали теплолюбивые молдавские сорта, в ход пошли импортные семена, многие из которых оказались плохого качества. Лишь на Украине, в Молдавии и на Северном Кавказе, для которых закупались американские сорта, урожай оказался отменным. Одним из кукурузных дилеров, к которому обратились советские селекционеры, был Росуэл Гарст, владелец высокорентабельного хозяйства в американском штате Айова.

Гарст впервые попал в СССР в 1955 году, приехав на Всесоюзную сельскохозяйственную выставку в составе делегации фермеров из Айовы. Вскоре он лично познакомился с Хрущевым, который оказался под большим впечатлением от американских ноу-хау в области выращивания кукурузы.

В 1959 году Хрущев отправился в США с визитом ― отношения с администрацией Дуайта Эйзенхауэра у Москвы заходили в тупик: Вашингтон критиковал политику СССР в отношении Венгрии, где за три года до этого советскими танками было раздавлено антикоммунистическое восстание; две страны не могли решить, что им делать с разделенной Германией и как преодолеть последствия Суэцкого кризиса 1956 года. Посетив столицу США, Лос-Анджелес и Сан-Франциско, Хрущев отправился в Айову, на ферму к Гарсту. «Я ходил и восхищался. Вот как у Гарста все трубы, вода, полив, кукуруза. И самое главное, какая она огромная!» ― вспоминал впоследствии Хрущев.

Поездка на кукурузную ферму в Америку только подстегнула первого секретаря в желании раз и навсегда приучить советскую деревню к кукурузе. «Гарст преподал нам добрый урок. Спасибо ему. Я это говорил тогда и повторяю сейчас. В ту пору я поставил в правительстве вопрос о покупке американских заводов. Мы обсудили дело, подобрали людей и послали в США ознакомиться с их системой. Потом купили несколько заводов и разместили их в тех районах, где больше всего выращиваем кукурузы: на Украине и Северном Кавказе, главным образом, на Ставрополье и Краснодарщине. Потом решили купить какое-то количество семенного материала, чтобы попробовать на нашей почве лучшие американские сорта силосного назначения. Да и помимо этого сколько доброго сделал для нас Гарст!» ― вспоминал Хрушев.

Критиков кукурузной кампании или случайно тормозивших расширение посадок бюрократов с подачи центра подвергали разгрому в прессе ― «гражданка Кукуруза» на карикатурах вытаскивала чиновников из кабинетов ― и на партийных собраниях. «За преступное отношение к кукурузе» снимали с должностей и исключали из партии бригадиров смен и председателей колхозов, позволивших себе вовремя не убрать урожай или загубить посевы.

Агитпроп полностью переключился на кукурузу. В «Перечне текстов шапок, заголовков плакатов», рекомендованном Отделом пропаганды ЦК редакторам районных газет в 1954 году, оказалось четверостишие: «Во всех областях и краях Союза / Может давать урожай кукуруза. / Эту культуру повсюду внедряй: / В каждую область и в каждый край». «Каждый гектар кукурузы при урожае 30 центнеров дает 7 центнеров свинины, 85 центнеров молока, 40 тысяч яиц», ― объясняли крестьянам пропагандистские плакаты. Параллельно с «кукурузной кампанией» в мае 1957 года начинается кампания под лозунгом «догнать и перегнать Америку по производству мяса (к 1960-1961 годам) и молока (уже к 1958 году) на душу населения». Ключом к этому, помимо изъятия скота из личных приусадебных хозяйств в государственные руки, стало опять же производство кормовой кукурузы.

С 1956 года начал издаваться ежемесячный журнал «Кукуруза», полностью посвященный этой культуре. Первый номер его начинался с обязательной цитаты Ленина 1921 года: «Преимущества кукурузы, в целом ряде отношений, видимо, доказаны… Для достижения цели надо выработать ряд очень точных и обстоятельно обдуманных мер для пропаганды кукурузы и обучения крестьян культуре кукурузы». Внутри же читателя ждали обстоятельные доклады и столь же обязательная рубрика фельетонов, названная «Дробилка». В 1961 году был снят цветной фильм с названием «Кукуруза-волшебница», еще до этого советская стекольная промышленность запустила производство елочных украшений в виде початков кукурузы.

Хрущев настаивал на том, чтобы кукуруза сеялась сложным для исполнения и непривычным для крестьян квадратно-гнездовым методом, удобным для последующего механического сбора урожая. Он доказывал (в том числе и американцу Гарсту), что посев квадратно-гнездовым методом, при котором посевы для уничтожения сорняков и окучивания растений обрабатывают в двух направлениях, эффективнее не только для кукурузы, но и для всех пропашных культур. «Я несколько раз переводил на встречах Гарста и Хрущева и могу сказать, что это были беседы двух людей: одного, настоящего специалиста по кукурузе, и второго — того, кто думал, что он является специалистом», — вспоминал переводчик Хрущева Виктор Суходрев.

Но на местах осведомленности Хрущева в вопросах возделывании кукурузы позавидовали бы. Большинство колхозов и совхозов с ней практически не сталкивались, а ведь однолетней и, следовательно, требующей каждый год новых посадок кукурузе требовались и тепло, и высокоплодородная удобренная почва, своевременный посев в сжатые сроки и на высоком агротехническом уровне, постоянный уход, рыхление и подкормка во время роста, сбор урожая силосным комбайном. Всего этого колхозники практически не знали.

«Сначала на пробу засеяли 1,41 гектара. Не знали ни агротехники, ни особенностей возделывания культуры. Происхождение, сортность и посевные качества семян нам были неизвестны, ― вспоминала председатель одного из колхозов. ― Мы тогда скептически отнеслись к новой кормовой культуре, а потому не обеспечили выполнение даже самых элементарных агрономических правил. Как следует не была обеспечена охрана посева от грачей, поэтому до 30-40 процентов всходов было уничтожено. Не было надлежащего ухода, запоздали мы и с уборкой: вся плантация кукурузы оказалась затопленной непредвиденным разливом реки Волги». Хрущев не питал иллюзий по поводу подготовленности колхозов к посадкам новой культуры. Отправившись в 1958 году в Рязанскую область, он обращался к селянам: «Советую вам выращивать кукурузу, как самую урожайную и лучше всего оправдывающую труд культуру, но при условии, если вы эту культуру знаете. Если же не умеете выращивать, то сначала научитесь». Но бюрократическая логика брала свое ― на местах, исполняя директивы сверху, эффективными признавали лишь те хозяйства, которые уже приступили к освоению кукурузы.

Только в Западной Сибири посевы кукурузы с 1953 по 1960 годы увеличились с 2,1 тысячи гектара до 1,6 миллиона гектара. Причем количество в качество не перерастало ― на зерно в среднем за этот период отводилось лишь 7,2 тысячи гектара, менее процента, причем урожайность составила скромные 7,5 центнера на гектар. С кормовой кукурузой (то есть «зеленой массой») дела обстояли лучше, урожайность выросла четырехкратно до 100 центнеров с гектара. Но на Всероссийской сельскохозяйственной выставке в Москве первые призы получали хозяйства, получавшие урожаи кукурузы до 1000 центнеров с гектара. При этом трудоемкая кукуруза давала в Нечерноземье в 2-3 раза более дорогие корма, чем обычные многолетние травы.

Зерновой кризис

Расплата за авральную и плохо подготовленную кампанию наступила быстро. Уже осенью 1962 года ЦК КПСС и союзный Совмин издали постановление «О наведении порядка в расходовании ресурсов хлеба», ограничив продажу хлеба до 2,5 килограмма в одни руки. В стране просто перестало хватать зерна для помола. Белый хлеб и пшеничная мука во многих регионах покинули прилавки, в черный хлеб, оставшийся в булочных, подмешивали кукурузную и гороховую муку. Советские газеты запестрели рецептами готовки пирогов и запеканок из черных и белых сухарей.

Если в 1955-1959 годах среднегодовые темпы роста сельскохозяйственного производства составляли 7,6 процента, то в 1959-1962 годах они упали до ежегодных 1,7 процента. В 1962 году, когда кукуруза заняла уже 37 миллионов гектаров плодородных земель, в большей части Нечерноземья и в восточных областях практически весь ее урожай погиб, и Xрущев, все-таки признав, что зерновая составляющая «кукурузного проекта» провалена, сделал ставку на ее выращивание под силос, что, в общем-то, себя оправдало ― кормовая база животноводства значительно укрепилась. Новый, 1963 год, принес новые разочарования ― из продажи практически полностью исчез хлеб. Причина ― пыльные бури на целине и неурожай по всей стране. Власти перешли к отпуску хлеба по прописке, были пересмотрены нормы потребления и продажи хлебобулочных изделий (изделия из пшеничной муки оказались в списках специального питания), впервые с 1947 года в южных районах были введены карточки на хлеб.

Хрущев решил пойти напролом, как он только и умел. Он полностью перекроил систему управления как сельским хозяйством, так и промышленностью, ликвидировав министерства и создав взамен них Советы народного хозяйства. Решениями мартовского пленума 1962 года ЦК КПСС были созданы территориальные производственные колхозно-совхозные управления и комитеты по сельскому хозяйству, чьи задачи были перечислены в совместном постановлении ЦК и Совмина.

На бумаге все выглядело гладко: новые терруправления должны были взять под контроль всю хозяйственную жизнь предприятий сельхозпроизводства, начиная от оценки их экономической технической оснащенности до планирования и оценки качества производства и заготовок сельхозпродукции. Это должно было способствовать значительному повышению ответственности партийных и советских органов за состояние сельского хозяйства, однако так произошло далеко не везде.

Мерить отдачу тех или иных производств новосозданным структурам по-прежнему предлагалось по объему валовой продукции и по количеству гектаров сельскохозяйственных угодий. Тоннаж собранного зерна оказывался важнее его качества, а реляции о засеянных площадях ― того, как и в какие сроки с них будет собран урожай.

Постоянные переиначивания Хрущевым правил игры ― перестройка форм и размеров хозяйств и органов управления ими ― ухудшали работу советского агрокомплекса больше, чем неурожай или «кукурузная кампания». Разделение в 1962 году краевых и областных партийных комитетов на промышленные и сельскохозяйственные только усугубило неразбериху, работа новых колхозно-совхозных управлений дублировала деятельность райкомов и райисполкомов. Численность партийных чиновников в колхозах и совхозах выросла в два раза.

Новые проблемы на селе потрясли Хрущева. «Наметившееся в 1959-1963 годы снижение темпов роста сельскохозяйственного производства не прошло незамеченным для Хрущева. Он метался по стране, с гневом, со всей страстью своей кипучей натуры распекал руководителей республик, областей, районов, требовал преодолеть отставание, давал множество конкретных указаний по вопросам технологии сельскохозяйственного производства», ― вспоминал профессор Ростовского госуниверситета Юрий Денисов, работавший в конце 1950-х в сельском районе Воронежской области.

В феврале 1964 года Хрущев корил местные советские и партийные органы за излишнее вмешательство в деятельность колхозов и глушение инициатив с мест, обещая специальное постановление ЦК и Совмина на этот счет, но в октябре того же года первый секретарь был отправлен в отставку.

Хрущев действительно рассчитывал поднять советский агрокомплекс на ноги, полагая, что при создании благоприятных, прежде всего административных, условий совхозы и колхозы самостоятельно выберутся из кризиса. Но в итоге в 1963 году СССР впервые с окончания войны столкнулся с зерновым кризисом и был вынужден прибегнуть к закупкам продовольствия за рубежом.

Хрущевское разделение партийных органов на промышленные и сельскохозяйственные было отменено всего через две недели после его падения в 1964 году постановлением пленума ЦК от 1 ноября того же года. Колхозно-совхозные территориальные управления были упразднены на следующий год, уже в рамках Косыгинской реформы.

Вспоминая на пенсии своего старого друга Росуэла Гарста, Хрущев говорил, что Гарст «кукурузу считал царицей полей, главной культурой для животноводства в виде силоса и в виде зерна». «Я и сейчас с ним полностью согласен», ― заключал бывший лидер СССР. В 2005 году в одном из хозяйств Гулькевичевского района Краснодарского края установили памятник Хрущеву. На колонне из белого мрамора, увенчанной бюстом опального политика, надпись: «Великому подвижнику кукурузы Никите Хрущеву». Это единственный монумент в его честь в России — помимо надгробного памятника на Новодевичьем кладбище.

LiveInternetLiveInternet

Никита Хрущев и кукурузная лихорадка. Что такое «Кукуцаполь»? Кукурузу не напрасно мы так ценим высоко: кукуруза — это мясо, сало, масло, молоко!

Крым. 1955 г. Комсомольско — молодежный декадник по уборке кукурузы Из личного архива Гиргидова Геннадия

*Хрущёв и кукуруза – близнецы-братья
Никита Сергеевич Хрущёв правил СССР с 1953 по 1964 год. Он прославился многими неординарными поступками. Однако наибольший резонанс вызвала его кукурузная эпопея.

Большие площади в Крыму занимает «царица полей» — кукуруза, ежегодно дающая богатые урожаи

Намерения у него были самые благие: кукуруза уникальное растение, которое должно было быстро помочь справиться с голодом как среди людей, так и среди животных. Однако не было учтено, что растение это теплолюбивое, а потому усердие многих людей не увенчалось успехом. Идея выращивать кукурузу от Казахстана до Таймыра провалилась, оставшись в памяти потомков фразой «Кукуруза – царица полей» и странным именем Кукуцаполь, сложенным по первым слогам знаменитой фразы, которым некоторые особо рьяные работники умудрились назвать своих сыновей.

*В период с 1954 по 1968 год Трудолюбовку переименовали в Кукурузное. Кукуру́зное (до 1962 года Трудолю́бовка, до 1948 года Тайма́з) — село в Нижнегорском районе Крыма
*Урожай кукурузы в Крыму в 2016 году составил 5 тыс. тонн
*Кукурузу нужно варить без соли, иначе она станет очень жёсткой. Именно поэтому вы покупаете варёный початок кукурузы, а потом уже его солите. Старую кукурузу нужно варить не менее 2 часов, а молодую – всего 15 минут.
*Первое знакомство с кукурузой народов России произошло во время русско-турецкой войны 1768—1774 гг., когда Россия овладела Крымом. Кукурузу в России на первых порах называли турецкой пшеницей. В результате завершения русско-турецкой войны 1806—1812 гг. по Бухарестскому мирному договору России была возвращена Бессарабия, где кукуруза возделывалась повсеместно. Из Бессарабии кукуруза получила распространение на Украине. http://artemenko.com.ua/hit11/
До второй половины 1950 х годов кукуруза в структуре зерновых посевов СССР едва достигала 15%, а, например, в Северной Америке составляла более 35%, в Австралии и Южной Америке — свыше 30 %. Такая структура была продиктована традициями земледелия и географическими условиями.
В 1956 году 1-й секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев выдвинул лозунг: «Догнать и перегнать Америку!». Речь шла о соревновании в производстве мяса и молочных продуктов. Взамен травопольной системы севооборота, традиционной почти для всего СССР (кроме Средней Азии) на совещании было рекомендовано перейти к быстрым, широким и повсеместным посевам кукурузы.
В 1957-1959 годах площадь под кукурузой была увеличена примерно на треть — за счет посевов технических культур и кормовых трав. В тот период это начинание охватывало только Северный Кавказ, Украину и Молдавию.
Будучи с визитом в США в сентябре 1959 года, Хрущев побывал в Айове на полях у знаменитого фермера Рокуэла Гарста. Тот выращивал гибридную кукурузу, которая давала очень большую урожайность. Хрущев призвал воспользоваться «кукурузным» опытом США.
С 1959 года посевы кукурузы стали быстро расширяться (в 1956 году под них отводилось 18 млн. га, в 1962 г. — 37 млн. га), вытесняя традиционные зерновые культуры и кормовые травы. Кукурузу сеяли даже в северных областях, вплоть до Вологодской, хотя эта культура теплолюбива и севернее Москвы зерна практически не дает.Одновременно в США и Канаде покупались гибридные сорта кукурузы, которые успешно внедрялись на Северном Кавказе, Украине, в Молдавии и, давая высокие урожаи — наполовину больше, чем традиционные советские сорта, — резко улучшили кормообеспечение животноводства, существенно повысив его продуктивность в этих регионах уже в 1958 1959 годах.
На какое то время «царица полей» завладела страной: кукурузные хлопья, кукурузные палочки, кукурузный хлеб, кукурузная колбаса. Появились фильмы о кукурузе, стихи и песни.
В 1960 году в связи с увеличением цен закупки американских и канадских семян прекратились, было решено повсеместно вводить советские сорта, улучшенные по североамериканской технологии.
Уже к 1964 году минимум 60% кукурузных посевов, произведенных в 1960-1962 годах, погибли, а урожайность «оставшихся» кукурузных полей была вдвое ниже, чем в 1946-1955 годах.
После прихода к власти Леонида Брежнева кукуруза была практически полностью вытеснена с пахотных земель страны — даже в тех районах, где ее всегда успешно выращивали. В результате к началу 1970-х годов посевные площади под кукурузой сократились до минимального в XX веке уровня. В 1970-е годы в России кукуруза выращивалась фактически только на Северном Кавказе. Однако высокая урожайность зерновой культуры продолжала оставаться весомым доводом в пользу ее выращивания, а потому в 1980-1990-х годах стало происходить расширение ареала культивирования этого злака. В настоящее время кукуруза на зерно выращивается в Черноземной зоне, Среднем Поволжье, на Южном Урале, а также некоторых районах Дальнего Востока (Амурская область, Приханкайская низменность).
За возвращение авторитета выращивания кукурузы в нашей стране выступает мэр Москвы Юрий Лужков.
Столичный градоначальник даже разработал особую технологию, по которой выращивают кукурузу в Серпуховском районе Московской области.
Суть технологии, предложенной Юрием Лужковым, состоит в том, что кукурузу сеют не прямо в землю, а сначала ее зерно помещают в так называемые биоконтейнеры, или макрокапсулы, которые состоят из биокомпоста, торфа и других питательных веществ. В такой защитной скорлупе зерно не боится заморозков, которыми богат наш климат, быстрее прорастает.


Никите Хрущеву вручают венок из кукурузы в одном из колхозов Украины, 1963 год
*»Я кукурузник», ― любил шутить он, общаясь с партийцами и вспоминая, как в 1949 году, когда он был первым секретарем Компартии Украинской ССР, ему удалось спасти вверенную ему советскую республику от голода именно благодаря кукурузе.
*Эту программу он разрабатывал несколько лет, но приобретать реальные очертания она начала с января 1954 года, когда Хрущев написал соответствующую записку для президиума ЦК КПСС. В ней он указал, что «удельный вес посевов кукурузы в СССР составляет 3,6 процента от всех зерновых, а в США ― 36 процентов. Этим в значительной степени объясняется высокая урожайность всех зерновых культур в США (17,3 центнера с одного гектара), так как урожайность кукурузы в США с каждого гектара более чем в два раза превышает урожайность пшеницы и овса».
*Официально вторым хлебом в СССР кукуруза стала в сентябре 1956 года. Тогда в Москве состоялся всесоюзный семинар по кукурузе. Именно на нем Хрущев произнес крылатую фразу «Кукуруза, товарищи, это танк в руках бойцов, я имею в виду колхозников; это танк, который дает возможность преодолевать барьеры, преодолевать преграды на пути к созданию изобилия продуктов для нашего народа», ― говорил Хрущев, пообещав сажать ее от Казахстана до Таймыра.
*Агитпроп полностью переключился на кукурузу. В «Перечне текстов шапок, заголовков плакатов», рекомендованном Отделом пропаганды ЦК редакторам районных газет в 1954 году, оказалось четверостишие: «Во всех областях и краях Союза / Может давать урожай кукуруза. / Эту культуру повсюду внедряй: / В каждую область и в каждый край».
*В 1961 году был снят цветной фильм с названием «Кукуруза-волшебница», еще до этого советская стекольная промышленность запустила производство елочных украшений в виде початков кукурузы.
*В 2005 году в одном из хозяйств Гулькевичевского района Краснодарского края установили памятник Хрущеву. На колонне из белого мрамора, увенчанной бюстом опального политика, надпись: «Великому подвижнику кукурузы Никите Хрущеву». Это единственный монумент в его честь в России — помимо надгробного памятника на Новодевичьем кладбище.

Кукурузу не напрасно мы так ценим высоко: кукуруза — это мясо, сало, масло, молоко!

Никита Хрущев и кукурузная лихорадка

Никита Хрущев о кукурузе

Идея кардинального изменения структуры зерновых, в первую очередь за счет увеличения посевов кукурузы, в сознании советских людей неразрывно связана с личностью Хрущева. Мотивируя необходимость резкого увеличения посевов кукурузы, Хрущев апеллировал к американскому опыту, увидев в нем очередной «рецепт сразу от всех болезней». «Кукуруза, товарищи, — подчеркивал он в одном из своих выступлений, — это танк в руках бойцов, я имею в виду колхозников; это танк, который дает возможность преодолевать барьеры, преодолевать преграды на пути к созданию изобилия продуктов для нашего народа». Ставка именно на кукурузу объяснялась тем, что кроме зернового початка она имеет еще стебель с зеленой массой, который можно использовать на корм скоту. «Монокультура», таким образом, рассматривалась как условие «прорыва» и в производстве зерна, и в животноводстве.

Действительно, никогда так истово и рьяно не проводилась политика партии на селе, как в годы «кукурузной эпопеи» — с 1955 по 1962 г. «Царицу полей» кукурузу в принудительном порядке сажали абсолютно везде, вплоть до северных районов Архангельской области. За эти годы площади под кукурузу были увеличены более чем в 2 раза и достигли к 1962 г. 37 млн га, превысив общую площадь распаханных целинных и залежных земель.

Жесткая регламентация сверху, беспрекословные указания, где и что сеять, привели к тому, что посевы пшеницы и ржи в традиционных земледельческих районах сократились, а общий сбор зерновых снизился. «Кукурузная эпопея» — самый яркий пример экономического фетишизма и волюнтаризма, но не единственный. В эти же годы повсеместно и усердно внедрялись «спасительные» для повышения продуктивности сельского хозяйства квадратно-гнездовой метод посадки растений, беспривязное содержание коров и раздельная уборка хлебов, а также проводилась ликвидация чистых паров.

«Догнать и перегнать Америку!»

Американский опыт не давал покоя новому советскому лидеру. В 1957 г., выступая в Ленинграде, Хрущев сформулировал сверхзадачу момента: «Догнать и перегнать Америку по производству мяса, молока и масла на душу населения!». Это была чистой воды политическая авантюра, цель которой состояла в том, чтобы продемонстрировать всему миру преимущества социализма после недавних событий в Венгрии и Польше. Экономический волюнтаризм отозвался серьезными последствиями для развития животноводства.

Выполнение одиозных призывов зачастую оборачивалось трагедией: забивали все поголовье скота, ширились масштабы приписок, обычным делом становилась фальсификация статистики. Заложниками ситуации часто становились местные партийные руководители. Так, секретарь Рязанского обкома Ларионов, прилюдно пообещав в короткий срок «догнать и перегнать Америку», распорядился забить все поголовье в области, включая молочных поросят. Получив за «небывалый успех» звезду Героя социалистического труда, Ларионов застрелился.