Освобождение харькова 1943

Освобождение Харькова

Белгородско-Харьковская наступательная операция, также известная под кодовым названием «Полководец Румянцев», началась 3 августа 1943 года. Операция проводилась силами Воронежского (командующий — Н. Ватутин) и Степного (командующий И. Конев) фронтов. В соответствии с планом операции, главный удар должен был наноситься в обход Харькова с запада смежными флангами фронтов. После выхода основных сил в район западнее Харькова навстречу им должна была начать наступление 57-я армия Юго-Западного фронта. Получался асимметричный удар на окружение с мощным правым флангом и сравнительно слабым левым. Предусматривались высокие темпы продвижения танковых армий — вплоть до 40 км в день. Таким образом командование рассчитывало перерезать дороги, по которым гитлеровцы могли бы подвести резервы из Донбасса.

Численность советских войск составляла около 980 тысяч человек, свыше 2400 танков и САУ, более 12 тысяч орудий и миномётов, 1300 самолётов. С немецкой стороны Красной армии противостояло около 300 тысяч человек, 306 боеспособных танков и САУ и около 1000 самолётов. Главная полоса немецкой обороны имела глубину до 8 километров и состояла из опорных пунктов и узлов сопротивления, соединённых траншеями полного профиля. Вторая оборонительная линия располагалась в 2–3 километрах от передовой и также была хорошо оснащена. Тыловой рубеж немцы провели через населённые пункты Богодухов, Злочев, Казачья Лопань, Журавлёвка. Непосредственно под Харьковом противник построил два мощных кольцевых оборонительных рубежа.

Артиллерийская подготовка началась 3 августа в 5:00 и продолжалась суммарно три часа. Вместе с артиллерией удары по боевым порядкам противника наносила авиация. Советская пехота начала выдвигаться к передовым немецким траншеям ещё до того, как орудия перестали стрелять, двигаясь за «огневым валом». В течение первого дня наступления в зоне действий Воронежского фронта вражеская оборона была прорвана на глубину до 12 километров. 5-я гвардейская танковая армия П. Ротмистрова смогла пробиться значительно дальше — на 20 километров. Степной фронт, ведя в течение всего 3 августа ожесточённые траншейные бои, продвинулся всего на 7–8 км. Таким образом, уже в первый день сложилось существенное отставание от графика.

Во второй день наступление продолжалось, но темпы его всё равно не укладывались в заданные командованием рамки. 4 августа у Орловки 5-я гвардейская танковая армия столкнулась с 503-м тяжёлым танковым батальоном, оснащённым «Тиграми». Их у немцев в боевой готовности было всего 6, но в обороне эти танки были страшными противниками для «тридцатьчетвёрок». В результате продвижение 5-й гвардейской танковой армии за 4 августа составило всего 10 километров.

5 августа советские войска полностью освободили от немцев город Белгород. 6 августа была освобождена Томаровка. Наступление развивалось, но его темпы всё равно оставались непозволительно медленными. Причин тому было несколько: отчаянное сопротивление гитлеровцев, активность их авиации, а также организационные ошибки, которые допускались командирами РККА. В частности, можно было обойтись без поворота целого корпуса 5-й гвардейской танковой армии в тыл белгородской группировке: город уже был обойдён с тыла 53-й армией и 1-м механизированным корпусом. Из-за отставания от графика советские войска имели всё больше шансов встретиться в бою с гитлеровскими подкреплениями, идущими с Донбасса. В пути уже находились части трёх эсэсовских дивизий («Рейх», «Мёртвая голова», «Викинг») и 3-я танковая дивизия.

Именно с 3-й танковой дивизией гвардейцы Ротмистрова столкнулись у населённого пункта Золочев 6 августа. Выбить противника из Золочева удалось только 9 августа. После этого 5-я гвардейская танковая армия была выведена в резерв и подчинена командующему Степным фронтом.

1-я танковая армия М. Катукова между тем пробила достаточно широкую брешь в немецкой обороне, сделав возможным охват вражеских позиций с запада. Частью своих сил танкисты Катукова принимали участие в подавлении гитлеровских войск в районе Борисовки, которые к вечеру 6 августа оказались в полном окружении. Бои за этот опорный пункт немецкой обороны были чрезвычайно упорными, немцы предпринимали попытки прорыва, и части немецких сил удалось 7 августа прорваться в сторону Грайворона. После того как сопротивление немцев у Борисовки было окончательно подавлено, среди убитых обнаружили труп командира немецкой 19-й танковой дивизии Шмидта.

7 августа под Ахтырку прибыла дивизия «Великая Германия». Она стала ядром для формирования предстоящего немецкого контрудара. Под Харьков в это время прибывали пехотные дивизии, снятые с более спокойных участков фронта.

7 августа войска 1-й танковой армии взяли Богодухов. А уже на следующий день в считанных километрах от железной дороги Харьков ― Полтава танкисты Катукова столкнулись с эсэсовцами дивизии «Рейх». Сопротивление противника было таким упорным, а контрудары такими яростными, что вскоре советские войска были вынуждены по большей части перейти к обороне. Двум бригадам 6-го танкового корпуса удалось продвинуться вперёд немного в стороне от участка основных боёв.

В ночь на 11 августа 1-я танковая армия сделала попытку перерезать железную дорогу, которая была основной коммуникационной линией между Харьковом и Полтавой. Поначалу казалось, что советским танкистам это удастся. Была захвачена станция Ковяги, танки двинулись дальше, но во второй половине дня 11 августа немцы начали контрнаступление. Советские танки были окружены у станции Левандаловка, части дивизии «Мёртвая голова» ударили на Шаровку и село Мурафа.

5-я гвардейская танковая армия снова появилась на поле боя в этом районе 12 августа. Она оказалась на пути немецкого контрудара как нельзя вовремя: без неё операция оказалась бы на грани провала. 12–13 августа у Богодухова шли жестокие бои. 14 августа немцам удалось нанести удар советским войскам у Высокополья. Советские войска отступали, так что к 16 августа железная дорога Харьков ― Полтава снова оказалась в руках у немцев. 17 августа на этом участке фронта боевые действия затихли.

Новый центр активности сторон образовался в районе Ахтырки, где к 18 августа были сконцентрированы 7-я, 10-я моторизованные дивизии немцев и дивизия «Великая Германия». На 25-километровом фронте немецким войскам первоначально могла противостоять единственная 166-я стрелковая дивизия 27-й армии (растянутой на 170 километров). Однако её позиции подверглись сильнейшей бомбардировке и оказались разгромлены. В течение дня немцы пробили советскую оборону на 24 километра в глубину по фронту шириной в 7 километров. Возникла угроза окружения 4-го и 5-го гвардейских танковых корпусов, а также 71-й и 241-й стрелковых дивизий. Эти части были немедленно развёрнуты для отражения вражеского наступления. Следом за ними были подтянуты крупные силы советских войск, которые должны были не допустить катастрофы. 7-я и 8-я гвардейские стрелковые дивизии развернулись на фланге немецкого наступления, перекрывая путь в тыл Воронежского фронта. 1-я танковая армия была переправлена под Ахтырку почти в полном составе. Из 5-й гвардейской танковой армии в район прорыва был направлен 29-й танковый корпус. Завязались долгие и упорные бои.

Вышеперечисленные боевые действия вели части Воронежского фронта. Восточнее, в полосе наступления Степного фронта, советские войска прорвали внешний оборонительный обвод немецкой обороны Харькова и вплотную подошли к городскому обводу. Бои на этих рубежах шли до 17 августа.

18 августа с юга возобновила наступление 57-я армия Юго-Западного фронта. Она совершала обхват города с юга. 20 августа в район южнее Полевого были переброшены два корпуса из состава 5-й гвардейской танковой армии. Третий корпус остался у Богодухова.

21 августа 5-я гвардейская танковая армия начала наступление на Коротыч. В связи с трудностями при переправе через реку Уды в этот день советским войскам удалось продвинуться всего на 1 километр. 22 августа шли бои на подступах к Коротычу, части Красной армии даже завладели городом, но в результате контрудара дивизии «Рейх» и жестокого танкового сражения были снова выбиты, а частично и окружены.

Этот контрудар гитлеровских войск уже не был средством перелома ситуации. 22 августа немцы приняли решение оставить Харьков, так что «Рейх» просто сдерживал советские части, давая возможность отступать харьковской группировке. Чтобы не допустить отступления, советское командование приняло решение о ночном штурме города. Задача по овладению городом была возложена на 69-ю и 7-ю гвардейские армии. После ожесточённых боёв, продолжавшихся всю ночь, к 12:00 23 августа Харьков был полностью очищен от немецких войск.

Обсудить материал можно .

Освобождения Харькова

Первое освобождение Харькова

16 февраля 1943 года советскими войсками был освобождён Харьков.

Советские танкисты в освобождённом Харькове у здания Госпрома (не путать с Газпромом)

Однако воспользовавшись тем, что наступление советского Южного фронта было остановлено на рубеже реки Миус, противник сумел высвободить значительные силы и 22 февраля в результате мощного контрудара взял Павлоград, через который шло снабжение наступающих войск.

Форма немецких солдат в период зимы 1942-1943 года.
1- Немецкий обер-ефрейтор 163-го гренадерского полка.
2- Немецкий лейтенант 204-го егерского полка.
3- Солдат 146-го моторизованного полка.
В результате в 20 километрах от Запорожья советские танки встали – закончилось горючее. Автотранспорт в условиях весенней распутицы не смог организовать снабжение. К 1 марта инициатива полностью перешла в руки противника, и 10 марта Харьков вновь был захвачен немецкими войсками. Харьков был самым крупным из советских городов побывавших в оккупации – в мае 1941 года его население насчитывало 905 тысяч человек.

25 октября 1941 года в 22:30 Харьков был оставлен советскими войсками, и в город вошла 57-я немецкая пехотная дивизия под командованием генерала Достлера.

8 мая 1945 генерал Достлер был арестован американцами и предстал перед Военным трибуналом США в Провинции Казерта. Антон Достлер был казнён 1 декабря 1945 года в Аверсе. Расстрел был заснят на чёрно-белый фотоаппарат и кинокамеры.

В 1942 году советские войска были дважды близки к освобождению Харькова. Так, в январе 1942 войска Юго-Западного фронта успешно провели наступление в районе Изюма, в результате которого был создан плацдарм на западном берегу реки Северский Донец в районе Барвенково, открывавший возможность дальнейшего наступления на Харьков и Днепропетровск. Была захвачена главная база снабжения 17-й армии в Лозовой и перерезана железнодорожная линия Днепропетровск-Сталино, по которой проходило снабжение 1-й танковой армии вермахта. С началом весенней распутицы наступление было остановлено.

12 мая наступление возобновилось одновременным ударом по немецким войскам на севере с рубежа Белгород-Волчанск, а на юге – с северной части выступа линии фронта, проходившего в районе Лозовенька и Балаклея. Общей задачей наступающих советских войск было окружение 6-й армии вермахта в районе Харькова. Вначале удача сопутствовала Красной Армии. К 17 мая ей удалось потеснить части 6-й армии немцев и почти вплотную подойти к Харькову. Однако 17 мая 1-я танковая армия Эвальда Клейста нанесла удар в тыл наступающим частям Красной Армии, и к 23 мая прорвавшие фронт советские войска сами попали в окружение в треугольнике Мерефа-Лозовая-Балаклея.

25 апреля 1945 года Клейст был арестован американцами и использовался ими в качестве свидетеля на Нюрнбергском процессе в отношении нацистских преступников. Клейста в 1949 году, наконец, передали советской стороне и ему присудили 25 лет тюремного заключения. Это единственный немецкий фельдмаршал, умерший в 1954 году во Владимирской тюрьме.

Лишь некоторые части 6-й и 57-й армий при поддержке сводной танковой группы генерал-майора Кузьмина, состоявшей из остатков 5-й гвардей­ской, 7-й, 37-й, 38-й и 43-й танковых бригад, а также ос­татков 21-го и 23-го танковых корпусов, с огромными потерями сумели прорваться к своим в районе села Лозовенька. Советские безвозвратные потери тогда составили 170 тысячу 958 человек.

В следующем, 1943 году, вскоре после победы под Сталинградоми успешного наступления на Верхнем Дону, советские войска провели операцию «Звезда»:

Главный удар наносили войска Воронежского фронта, на левом фланге с ними взаимодействовала 6-я армия Юго-Западного фронта. Предусматривался прорыв танковых и кавалерийских соединений в тыл харьковской группировки врага с целью её окружения.

2 февраля нанесли удар соединения 3-й танковой, 6-й армий и 18-й отдельный стрелковый корпус, а 3 февраля – 40-я и 60-я армии. На правом фланге, войска 60-й армии 8 февраля овладели Курском. 9 февраля 40-я армия заняла Белгород и устремилась с севера на Харьков. С востока через Волчанск к городу прорывалась 69-я армия. С юго-востока, форсировав Северский Донец и овладев Чугуевом, к Харькову двигалась 3-я танковая армия Павла Семёновича Рыбалко, с которой взаимодействовал 6-й гвардейский кавалерийский корпус.

трофейные немецкие танки в центре Харькова

15 февраля советские войска начали штурм Харькова. Под угрозой окружения командующий танковым корпусом СС обергруппенфюрер Пауль Хауссер отдал приказ своим частям покинуть город, несмотря на категорический запрет Гитлера. 16 февраля советские войска вошли в Харьков и продолжили наступление.

На Нюрнбергском процессе Хауссер выступал в качестве свидетеля защиты. Ему не было предъявлено обвинений в совершении тяжких военных преступлений, и он был освобождён после двух лет трудовых лагерей

Однако во время второй оккупации Харькова лиц, желающих сотрудничать с немцами уже почти не оказалось – сказалось то, что за время пребывания в Харькове советских войск всех коллаборационистов постигло справедливое возмездие, и их участь служила остальным предостережением.

Кроме того, если в период первой оккупации харьковчане меняли свои рублёвые накопления на немецкие марки, то теперь они, наоборот, даже по очень невыгодному курсу покупали на эти марки рубли у подпольных евреев-менял. Кстати, о подпольных евреях: многие представители этой национальности незадолго до прихода советских войск поменяли себе паспортную национальность на украинскую и даже сменили фамилии. А некоторые из них даже пробрались в оккупационную администрацию и лихо отправляли в концлагеря своих собратьев, отмазывая некоторых за крупные взятки.

Вторично Харьков был освобожден 23 августа 1943 года.

Окончательное освобождение Харькова

23 августа 1943 года наши войска вторично освободили Харьков

Одержав победу в Курской битве, наши войска перешли в контрнаступление, в результате которого к северу от Курской дуги 5 августа 1943 года был освобождён Орёл, а к югу от неё в тот же день был взят Белгород.

После освобождения Белгорода наступление советских войск в южном направлении продолжало успешно развиваться. Теперь задачей советских войск было освобождение Харькова.
В 1942 году советские войска были дважды близки к освобождению Харькова, а 15 февраля 1943 года Харьков даже удалось освободить, но 10 марта Харьков вновь был захвачен немецкими войсками. Теперь же самый крупный из оккупированных немцами советских городов предстояло освободить окончательно.
С этой целью 10 августа Ставка Верховного Главнокомандования приказала: «Изолировать Харьков путем скорейшего перехвата основных железнодорожных и шоссейных путей сообщений в направлениях на Полтаву, Красноград, Лозовую и тем самым ускорить освобождение Харькова. Для этой цели 1-й танковой армии Михаила Ефимовича Катукова перерезать основные пути в районе Ковяги, Валки, а 5-й гвардейской танковой армии Ротмистрова, обойдя Харьков с юго-запада, перерезать пути в районе Мерефы».

К 11 августа Воронежский фронт существенно расширил прорыв в западном и юго-западном направлениях и вышел к железной дороге Харьков – Полтава. Успешно продолжали наступление южнее Белгорода и войска Степного фронта под командованием генерал-полковника Ивана Степановича Конева.

К 11 августа 53, 69 и 7-я гвардейская армии Степного фронта вплотную подошли к внешнему Харьковскому оборонительному обводу, а 57-я армия генерала Гагена, форсировав Северский Донец, овладела Чугуевом и с востока и юго-востока вышла на подступы к Харькову. В это время войска Воронежского фронта продвинулись еще дальше на юг и юго-запад. Создалась возможность глубокого охвата немецкой группировки в районе Харькова.
В планах немецкого командования особое значение придавалось обороне Харьковского промышленного района и самого города. Фюрер потребовал от группы армий «Юг» удерживать Харьков при любых обстоятельствах.
11 августа командование группы армий «Юг», сосредоточив южнее Богодухова три танковые дивизии, предприняло контрудар по 1-й танковой армии и левому флангу 6-й гвардейской армии. Немцы стремились отрезать и разгромить 1-ю танковую армию и овладеть железной дорогой Харьков – Полтава.
12 августа они ввели в сражение до 400 танков. Немецкая авиация, преодолевая сильное противодействие советских истребителей и зенитной артиллерии, группами по 20–50 самолетов поддерживала соединения, наносившие контрудар. Однако в итоге немцам удалось лишь потеснить советские части на 3-4 км. 1-я танковая армия продолжала удерживать Высокополье и контролировать железную дорогу Харьков – Полтава, а 13 августа 6-я гвардейская армия, развивая наступление, продвинулась к югу до 10 км и освободила 16 населенных пунктов.
Лишь 14 августа танковым дивизиям противника удалось потеснить ослабленные в боях соединения 1-й танковой и 6-й гвардейской армий и вновь овладеть железной дорогой Харьков – Полтава.
На угрожаемое направление была выдвинута 5-я гвардейская танковая армия и осуществлен широкий маневр артиллерией, переброшенной на это направление. Дальнейшее продвижение противника было приостановлено, и немцам не удалось выйти в тыл главной группировки Воронежского фронта.

Здание Госпрома в оккупированном Харькове. До постройки Пентагона это здание было самым большим в мире по площади помещений. Перед отступлением в августе 1943 немцы заминировали Госпром, но взрыв был предотвращен неизвестным патриотом, который при этом погиб.

Тогда немцы начали готовить новый контрудар с запада, из района Ахтырки, в направлении на Богодухов, намереваясь отрезать и разгромить выдвинувшиеся вперед войска 27-й армии и двух танковых корпусов. Для этого предназначались моторизованная дивизия «Великая Германия», 10-я моторизованная дивизия, 51-й и 52-й отдельные батальоны тяжелых танков, части 7-й, 11-й и 19-й танковых дивизий. Для удара к югу от Ахтырки выделялась танковая дивизия «Мертвая голова». Наступление на ахтырском направлении гитлеровские войска начали утром 18 августа после сильной артиллерийской подготовки и массированных налетов бомбардировочной авиации. Используя численное превосходство в танках, они в первый день сумели продвинуться в полосе 27-й армии на узком участке фронта на глубину до 24 км. В тот же день из района южнее Ахтырки в направлении на Колонтаев нанесла удар танковая дивизия «Мертвая голова». Однако развить контрудар противнику не удалось. Войска правого крыла Воронежского фронта – 38, 40 и 47-я армии – успешно развивали наступление, все больше нависая с севера над ахтырской группировкой врага. К исходу 20 августа 40-я и 47-я армии подошли к Ахтырке с севера и северо-запада, глубоко охватив левый фланг наступающего противника.

Танк Pz.III дивизии СС «Тотенкопф» во время контрудара на подступах к Харькову

К исходу 20 августа 40-я и 47-я армии подошли к Ахтырке с севера и северо-запада, глубоко охватив левый фланг фашистских войск, наносивших контрудар. Вступила в сражение и 4-я гвардейская армия. Продвижение немецких танков было окончательно остановлено. Командование вермахта отдало приказ о переходе к обороне.

Дом дворянского собрания в Харькове на Николаевской площади. В 1920–1934 гг. в этом здании располагалось правительство УССР, а в 1935 году, после перевода столицы в Киев и переезда правительства, здание было передано первому в СССР Дворцу пионеров. В годы оккупации тут находилась немецкая комендатура. При отступлении здание было разрушено немцами.

В период с 22 по 25 августа войска правого крыла Воронежского фронта в упорных боях разгромили вражескую группировку в районе Ахтырки и освободили город.
Неблагоприятно для противника складывалась обстановка и южнее Харькова. Начав наступление в середине августа, войска Юго-Западного и Южного фронтов прорвали оборону по Сев. Донцу и на Миусе и продвигались частью сил южнее Харькова, а главными силами – в центральные районы Донбасса.

Немцы оказывали упорное сопротивление. На снимке солдат дивизии «Великая Германия» с карабином 98k.

13 августа войска Степного фронта, преодолев упорное сопротивление гитлеровцев, прорвали внешний оборонительный обвод, находившийся в 8–14 км от Харькова, и к исходу 17 августа завязали бои на северной окраине города.
18 августа войска 53-ей армии начали бои за лесной массив на северо-западной окраине города. Немцы его сильно укрепили и только с наступлением темноты советская артиллерия вышла на свои позиции и 19 августа немцы были выбиты оттуда.

23 августа в 2 часа ночи начался штурм Харькова. В город вошли соединения 53-й, 69-й, а затем и 7-й гвардейской армии. В 4:30 183-я дивизия заняла площадь Дзержинского, а к рассвету город был в основном освобождён. 23 августа Москва салютовала освободителям Харькова. Было произведено 20 залпов из 2220 орудий.
Однако немцы далеко они не ушли. Они закрепились на южных подступах к городу и продолжали контратаки вплоть до 29 августа. При этом каждый день их артиллерия обстреливала центр города, поэтому памятный митинг в честь освобождения Харькова, в котором участвовали Жуков, Конев и Хрущев, смогли провести только 30 августа. В ночь с 28 на 29 августа немецко-фашистские части генерала Вернера Кемпфа предприняли отчаянный шаг: по Змиевской улице, ныне носящей имя Гагарина, группа их танков и пехоты прорвалась практически до ул. Кирова.

Город был не только почти полностью разрушен, но и осквернён – центр города был превращён в кладбище: в саду Шевченко аллею от ветеринарного института до памятника Шевченко немцы превратили в воинское захоронение для высоких военных чинов.

В Харьковском саду были похоронены минимум два немецких генерала. Так, в ноябре 1941 там был похоронен взорванный Ильёй Стариновым Георг фон Браун, надгробие над могилой которого было похоже на мавзолей; и в июле 1943 – командир 6-й танковой дивизии Вальтер фон Хюнерсдорфф, раненый 14 июля под Белгородом во время Курской битвы и умерший после операции в Харькове.

Немцы собирались устроить на аллее сада «пантеон германской военной славы». После окончательного освобождения города, в 1943 году, оккупационное кладбище было уничтожено.

Харьков от фашистов освободили не 23, а 29 августа

Харьков от фашистов освободили не 23-го, а 29 августа

23 августа Днем освобождения города считается лишь потому, что командующий Степным фронтом Конев доложил Сталину о взятии Харькова.

Освобождение Харькова

3 августа 1943 года началась Белгородско-Харьковская операция, известная также как «Полководец Румянцев». Первоначально операция проходила более чем успешно, в течение четырех–пяти дней войска Воронежского и Степного фронтов отбили у противника значительные территории. Под Борисовкой и Томаровкой были уничтожены группировки вермахта, освобожден Белгород и Богодухов. На очереди были Сумы, Ахтырка, Лебедин, Полтава и конечно Харьков. Острием этого наступления были 1-я и 5-я гвардейская танковые армии, которые должны были создать условия для окружения и уничтожения Харьковской группировки противника. Именно уничтожение немецкой группировки было основной задачей Красной Армии – не дать им выйти за Днепр, вот так должны была быть закончена Курская битва.

Подбитый немецкий танк «Пантера» на окраине Харькова

Отсюда и начинается целая череда мифов, порожденных неспособностью советских полководцев решать поставленные перед ними задачи. Командующий Воронежским фронтом генерал-полковник Ватутин позволил окружить 27-ю армию у Ахтырки, завязнуть в оборонительных боях 1-ю танковую армию, которая за месяц потерял почти 900 танков. А командующий Степным фронтом таким же образом не сумел окружить и уничтожить харьковский гарнизон, завяз в боях за пригородные селения, 5-я гвардейская танковая армия потеряла более 550 танков, штурмуя высоты у поселка Коротыч, и позволил противнику подготовить промежуточный рубеж обороны по реке Мжа и отходу к нему харьковского гарнизона.

Английские танки «Черчилль» 36-го отдельного танкового полка прорыва принимали участие в боях за Харькова

Что же произошло в 20-х числах августа 1943-го года, почему имея превосходство в живой силе и технике, особенно в артиллерии, войска Степного фронта не смогли выполнить поставленные задачи?

С началом наступления против группы армии «Кемпф», фельдмаршал Манштейн поначалу не верил в возможности советских войск проводить масштабные операции. В его словах звучали недоумение и непонимание, он был крайне удивлен и раздражен, что немецкие войска отступают, в них царит паника. Он требовал прекратить отступление и не верил в превосходство войск Степного фронта. Между тем, Харьков стал подвергаться авианалетам бомбардировщиков 5-й воздушной армии. И к 8 августа была сформирована особая команда, которая готовила Харьков к обороне, уничтожению объектов инфраструктуры. Примечательно, что более всего немцы боялись атаки 57-й армии Юго-Западного фронта южнее Харькова, чем с северного направления. К 12 августа Манштейн понимает, что не только Харьков, но и другие территории на Левобережье удержать не получится. В результате появляется план поэтапного отступления за Днепр, на промежуточных линиях обороны вермахт должен был сдерживать Красную Армию от 7 до 10 суток на каждой.

Оперативная карта 8-й армии вермахта по состоянию на 29 августа 1943 года

У войск Степного фронта, особенно 53-й армии был шанс окружить харьковский гарнизон 18 августа 1943 года и нарушить планы Манштейна. Бои завязались у с. Пересченое и Гавриловка, 106-я пехотная дивизия вермахта готова была уже оставить позиции, выдвигаясь к Мерефе. И тут вмешался гренадерский полк «Дер Фюрер» из танково-гренадерской дивизии «Дас Райх», которому было поручено занять позиции 106-й пехотной дивизии. В Коротыч сначала вошла штабная группа полка, потом подтянулась 15-я рота, а за ней и 1-й батальон полка. Совместно с дивизионом тяжелых орудий они остановили продвижение 28-й гвардейской стрелковой дивизии и 1-го механизированного корпуса Красной Армии.

Подготовив оборонительные позиции по реке Уды, немцы поздним вечером 22 августа стали оставлять Харьков, подрывая и сжигая все, что не могли вывезти. Войска Степного фронта ринулись в город, вся северная, восточная и центральная части города были абсолютно свободны от противника. Новая линия фронта проходила с 23 августа в Харькове в районе Григоровки, Филипповки, Елизаровки, Новой Баварии, аэропорта. Город простреливался насквозь, подвергался минометному и артиллерийскому обстрелу, авиация немцев беспрестанно висела в воздухе малыми группами. Основные бои завязались у кирпичных заводов на западной окраине города, в районе биологической станции и кирпичных заводов Червонозаводского района. Аэропорт удерживала особая команда эсэсовцев. На Основе противотанковые подразделения 320-й пехотной дивизии вермахта полностью уничтожили танки 179-й танковой бригады из состава 57-й армии.

Саперы на улицах Харькова

Но беда в том, что командующий Степным фронтом генерал-полковник Конев уже доложил Сталину о взятии Харькова. А когда понял, что немцы не собирались его полностью оставить, просто погнал свои войска в наступление. Особенно трагически сложились эти сутки для 5-й гвардейской танковой армии и 53-й армии, их потери исчислялись уже сотнями убитых. Они должны были выйти к Мерефе и Будам, чтобы все-таки окружить немецкие войсками обороняющиеся за реку Уды. Но противник не собирался отступать и уступать. И 23 и 24 и до 29 августа бои шли там, где противник сформировал свою линию обороны к 22 августа. Донесения командиров дивизий 28 августа говорят о том, что они не могут продвинуться ни на шаг. В 5-й танковой армии на 28 августа было 25 танков готовых идти в бой, остальные (более 300) сгорели у пос. Коротыч.

Портрет командира 89-й гвардейской Белгородско-Харьковской стрелковой дивизии гвардии полковника Михаила Петровича Серюгина

Сегодня, когда наш город празднует 23 августа как День города и День освобождения от нацистов, мне хотелось бы, чтобы и горожане и власти и профессиональные историки, посмотрели на цифры тех человеческих жизней, которые были отданы в угоду рапорта генерала Конева. Имеем ли мы моральное право в такой день, что праздновать вообще? Здесь речь может идти лишь о Дне скорби по погибшим от бездумных приказов. К 19.00 того самого 23 августа 1943 года, командующий Степным фронтом мог бы остановить ничего не значащее наступление на высоты у Коротыча, Песочина, Куряжанки, Минутки, Гуков, Надточего, Шпаков, Григоровки, у р. Лопани в районе Червонозаводского района. Но не остановил, более того, гнал вперед последние резервы, когда ситуация была не ясна, связи со многими подразделениями не было, офицеры связи погибали при попытке добраться до штабов атакующих войск. Но в этот день, по его рапорту Москва салютовала освобождению города, и эти тысячи погибших солдат и офицеров ничего не значили, по сравнению с этим фейерверком генеральской глупости.

А дальше… ранним утром 29 августа 1943 г., сформировав группы прикрытия, подразделения вермахта отошли на новые рубежи обороны по р. Мжа. Чтобы отвлечь внимание войск Красной Армии, батальон из состава 320-й пехотной дивизии при поддержке танковой роты пошел в наступление из района Липовой Рощи в направлении центра по Змиевской улице. Остановить их удалось, но пока штабы советских дивизий, армий и фронта решали: не очередная ли это попытка отбить Харьков полностью как в марте 43-го, основные силы противника вышли без потерь за р. Мжа. К вечеру этого дня, не встречая значительного сопротивления, были освобождены не только Харьков, но и Люботин, Гиёвка, Березовое, Южный, Песочин, Высокий. И линия фронта навсегда отодвинулась от Харькова, в этот же день 29 августа на ж.д. ст. Харьков прибыл первый поезд из Белгорода. А 30 августа советское командование смогло, наконец, то провести митинг по случаю освобождения города.

23 августа 1943 года войска Степного фронта официально освободили Харьков и закончили Курскую битву. За шесть дней последующих боев у нашего города, Степной фронт потерял почти 35000 человек убитыми и ранеными.

автор Андрей Парамонов

исследователь истории

Харьковская операция: поражение Красной армии на Украине

Харьковская операция была предпринята советскими войсками в 1942 году с целью освобождения Харькова и дальнейшего наступления на Днепропетровск. После завершения битвы за Москву на Юго-Западном фронте сложились благоприятные условия для прорыва обороны противника. Но план операции был подготовлен недостаточно тщательно, действия советских подразделений не были согласованы. Войска Юго-Западного фронта попали в окружение и понесли значительные потери.

Предшествующие события

В 1942 году после победы в битве за Москву советское командование решило развить успех. Промышленные предприятия, эвакуированные на восток, перешли на выпуск военной продукции и начали снабжать фронт техникой, оружием и боеприпасами. Прошел новый набор в Красную армию, позволивший сформировать резерв фронта и пополнить части, понесшие потери в боях.

В конце апреля были созданы первые танковые корпуса — подразделения, состоящий из трех танковых и одной мотострелковой бригад. Этим формированиям отводилась важная роль в новом наступлении.

Сборочный цех танков на заводе

Барвенковский плацдарм

Обстановка на фронтах благоприятствовала новому наступлению: в результате боевых действий в январе 1942 года советские войска захватили Барвенковский выступ, находящийся на западном берегу Северского Донца. Подразделения 9-й, 6-й и 57-й армий к концу зимы закрепились на Барвенковском плацдарме. Открылась возможность наступления на Харьков и Центральную Украину. Но район, из которого наносился главный удар, был выбран не удачно: тыл и фланги Красной армии оказались недостаточно защищенными от немецкого удара.

Советские войска смогли прервать железнодорожное сообщение между Днепропетровском и Сталино. В Лозовой красноармейцы захватили базу снабжения 17-й немецкой армии.

Перед началом Харьковской операции соотношение сил враждующих сторон было примерно равным. Основной удар планировалось наносить с Барвенковского плацдарма, вспомогательный — из района Волчанска.

Танковая бригада. Барвенковский плацдарм.

Харьковская наступательная операция 1942 года

Перед началом весеннего наступления командование Юго-Западного направления запросило у Генерального штаба значительного подкрепления. Но Ставка не смогла выделить столь крупных резервов. Поэтому возникла необходимость пересмотра плана наступления. Было принято решение ограничить операцию освобождением Харькова.

В свою очередь противник тоже готовил наступательную операцию под кодовым названием «Фридерикус», целью которой был захват Барвенковского выступа и укрепление позиций под Харьковом.

Начало операции планировалось на 18 мая, но советские войска перешли к активным боевым действиям 12 мая. Решающий удар наносили 6-я армия и оперативная группа под командованием генерала Бобкина. Навстречу им двигались соединения 28-й, 21-й и 38-й армий. 3 танковых батальона, 2 стрелковых дивизии и кавалерийский корпус составляли резерв фронта. За три дня упорных боев советские войска продвинулись на 25-50 км.

Но силы наступающих советских войск были истощены. Танковые корпуса и резервные стрелковые дивизии вступили в бой только 17 мая. К этому времени неприятель успел закрепиться на тыловых рубежах обороны, откуда его не удалось выбить.

17 мая армейская группа генерала Клейста перешла в контрнаступление. Создалась угроза окружения советских войск. В Генеральном штабе возникли разногласия: часть военачальников считала целесообразным прекратить наступление, но В. И. Сталин высказался за продолжение Харьковской операции. 18 мая немецкие подразделения зашли в тыл советским войскам. Из района Волчанска на сединение с войсками группы «Клейст» вышла 6-я немецкая армия. 19 мая 9-я советская армия была вынуждена перейти к обороне.

23 мая завершилось окружение советских войск, но еще до 30 мая подразделения Красной армии не прекращали попытки вырваться из «котла». Им приходилось сражаться в условиях нехватки продовольствия и боеприпасов. Противник обладал значительным преимуществом в танках, авиации и живой силе. Только незначительным отрядам советских бойцов удалось отойти за Северский Донец. Еще часть войск, под прикрытием уцелевших танковых бригад с большими потерями прорвалась через линию фронта возле села Лозовенька.

Итоги и последствия

Харьковская операция 1942 года завершилась крупным поражением советских войск. Более 170 тыс. солдат и офицеров погибли, еще около 100 тыс. военнослужащих попали в плен. Среди погибших оказались четыре командующих советскими войсками: Ф. Я. Костенко, А. М. Городянский, К. П. Подлас, Л. В. Бобкин.

Немцы захватили Барвенковский выступ и заняли выгодные позиции для дальнейшего наступления на восток.

Погибшие в Харьковской операции 1942 года

Разбить немцев к концу 1942 года

Победа над немцами под Москвой зимой 1941/42 г. вскружила головы советскому высшему командованию. Хотя окончательные цели зимнего наступления не были достигнуты Красной армией, тем не менее, в Ставке у Сталина и в советском Генштабе считали, что вермахт обескровлен. Генштаб, докладывая Сталину об итогах зимней кампании, оценивал потери германских войск, начиная с 22 июня 1941 года, в 5-6 миллионов человек (фактически же, как теперь выясняется, они едва превышали 1 миллион). В праздничных приказах по случаю 23 февраля и 1 мая 1942 года Сталин давал установку на достижение в 1942 году решающей победы над врагом и освобождение всей территории СССР.

В советской историографии с середины 50-х по конец 80-х гг. господствовала версия, что наступление в мае 1942 года на Харьков было предпринято по личной инициативе маршала Семёна Тимошенко, занимавшего пост главнокомандующего Юго-Западным направлением. Но его инициативу одобрил Сталин, а Генштаб был поставлен перед фактом такого решения. Однако сейчас известно, что советское высшее командование готовилось к возобновлению летом 1942 года наступления по всем фронтам.

На юге предполагалось освободить Крым и левобережную Украину, выйти к Днепру. На западном направлении советское командование планировало ликвидировать ржевско-вяземский плацдарм противника. Ставилась также задача деблокировать Ленинград.

В Ставке и Генштабе при этом знали, что немцы тоже готовятся к наступлению. Замысел состоял в том, чтобы упредить противника – сделать то, что не удалось летом 1941 года.