Операция следопыт смерш

Абвер и калмыки

В сентябре 1942 года командир 16-й моторизованной дивизии генерал-майор Зигфрид Хенрици сформировал в Элисте калмыцкий кавалерийский эскадрон из бывших красноармейцев (добровольно перешедших на сторону немецких войск и бывших военнопленных) и местных жителей.

Эмблема дивизии
Военнослужащие эскадрона были вооружены трофейным советским оружием. При этом, количество калмыков-военнопленных было сравнительно невелико, основную часть составляли добровольцы, причём многие приходили к немцам со своими лошадьми и своим оружием. На немецкой службе они зарекомендовали себя положительно, и опыт создания калмыцких частей был продолжен. Началось формирование второго эскадрона. В дальнейшем, оба калмыцких кавалерийских эскадрона были переданы из подчинения 16-й моторизованной дивизии в подчинение армейского командования и получили новое наименование:
1-й калмыцкий кавалерийский эскадрон 16-й моторизованной дивизии получил наименование 1/66 калмыцкий кавалерийский эскадрон (1. Kalmückenschwadron 66);
2-й калмыцкий кавалерийский эскадрон 16-й моторизованной дивизии получил наименование 2/66 калмыцкий кавалерийский эскадрон (2. Kalmückenschwadron 66);

Первоначально, в сентябре и начале октября 1942 года часть личного состава калмыцких кавалерийских эскадронов носила советское обмундирование со снятыми знаками различия и нарукавной повязкой (белого цвета с надписью «In den Dienst der Wehrmacht» или повязки жёлтого цвета), однако единой формы одежды установлено не было. Помимо верховых и вьючных лошадей, в качестве транспорта в этот период использовались запряжённые верблюдами телеги. В октябре 1942 года личный состав эскадронов получил немецкую полевую армейскую форму и немецкие стальные каски. Однако и в дальнейшем по меньшей мере отдельные военнослужащие продолжали ношение элементов национального костюма (например, меховых шапок, халатов…) и гражданской одежды.

К концу ноября 1942 года на стороне немцев воевало 4 эскадрона калмыков, объединённых в «калмыцкое соединение доктора Долля» (нем. Kalmüken Verband Dr. Doll), общее руководство которым осуществлял немецкий штаб «абвергруппы-103» во главе с зондерфюрером Рудольфом (Отто) Верба, носившим псевдоним «доктор Отто Долль». Эскадроны принимали непосредственное участие в боевых действиях против СССР и советских партизан.

Тогда же калмыцкие подразделения попали в поле зрения и немецких спецслужб, в частности Абвера. После разгрома в 1943 году и отступления с Кавказа, в рамках отдела «Валли 1» было принято решение о создании группы для организации антисоветского подполья в Калмыкии и переброски туда подразделений «Калмыцкого кавалерийского корпуса».
Одним из создателей такого подразделения стал кадровый немецкий разведдчик Эбергард фон Шеллер.

Участник Первой мировой войны, сотрудник германской военной разведки; капитан. Уроженец Веймара. Был сыном преподавателя Военной академии обер-лейтенанта Константина Фон Шеллера. Окончив в 1917 году кадетское училище (Берлин-Лихтерфельде) и курсы при военном училище в Гроссхейм Шеллер попал в Королевский Саксонский кавалерийский полк, а затем, получив погоны лейтенанта, продолжил службу в 101-м гренадерском полку 23-й пехотной дивизии. За бои во Франции Шеллер был награждён Железным крестом 1 (1918) и 2 (1917) степеней, Саксонской медалью Фридриха-Августа. После поражения Германии был направлен как военный инструктор в Финскую армию, где проходил службу с 1920 по 1923 годы. Предположительно тогда же Шеллер увлекся идеями социализма и после прихода к власти Гитлера неоднократно задерживался гестапо.
Видимо общение со спецслужбами Рейха и привело в конечном итоге отставного офицера в Абвер, который в это время активно набирал людей с опытом и знаниями языков. С 1935 года Шеллер работает переводчиком. А в декабре 1939 года, как знаток финского языка, по приказу руководства Абвера отбывает в Финляндию в качестве в добровольца. Напртяжении всей Зимней войны Шеллер активно собирает информацию как о Красной Армии и СССР, так и Финляндии со Швецией. По окончании войны наш герой с паспортом гражданина Финляндии Унно Линдквиста занимается нелегальной работой в Швеции.
В октябре 1943 года вернувшись в Берлин для личного доклада адмиралу Канарису, Шеллер уже не возвращается назад в Скандинавию, а из за скандала вызванного гибелью своего сына при бомбардировке Берлина и острой критики в адрес Геринга отстраняется от оперативной работы и переводится в отдел «Валли 1».
23 мая 1944 года Шеллер во главе группы численностью 24 человека был направлен в советский тыл для проведения диверсионных акций, организации антисоветского подполья в Калмыкии и создание полевого аэродрома для переброски подкреплений и грузов, а также «Калмыцкого кавалерийского корпуса», созданного немцами в 1942 году из калмыков и воевавшего на Восточном фронте.

В составе группы были 19 диверсантов, 4 радиста и 7 человек экипажа из этнических немцев. Так же в составе группы были калмыки, ранее перешедшие на службу немцам. «Юнкерс 290» Шеллера, совершивший посадку в районе селения Утта был обнаружен с воздуха и расстрелян на земле двумя советскими истребителями, в последовавшем бою с советскими подразделениями были уничтожены 3 члена экипажа и 4 диверсанта, 12 человек (6 немцев и 6 диверсантов) были взяты в плен, остальные скрылись, включая 9 калмыков, которые сразу после приземления направились в сторону Чигир на поиски лошадей.

Из рапорта заместителя начальника ГУКР СМЕРШ П. Я. Мешика, начальника УНКГБ Астраханской области А. П. Михайлова, заместителя начальника Отдела борьбы с бандитизмом НКВД СССР Свирина наркому НКВД СССР Л. П. Берия, наркому НКГБ СССР В. Н. Меркулову и начальнику ГУКР СМЕРШ В. С. Абакумову от 26 мая 1944 года:
«Устанавливается диверсионная группа противника, выброшенная 23 мая с.г. севернее поселка Утта. Подготовлена и направлена в наш тыл („Валли I“) с заданием: 1. Создать мощный радиоцентр (радиорезидентуру), с которым связать ряд радиоточек, имеющихся на нашей стороне и подготовленных к выброске. 2. Подготовить дальнейшие переброски агентурных и повстанческих групп, причем эти переброски предполагают производить в широких масштабах. Повстанческое движение должен был возглавить доктор Долль. 3. Связаться с местными калмыцкими бандитами.».

Самолет Шеллера после обстрела
Задержанный сотрудниками НКГБ Шеелер не стал запираться и стал активно давать показания. Будучи допрошенным уже на первом допросе Шеллер рассказал о задании группы и планах германской военной разведки:
Возглавляемая мной операция преследовала две цели, а именно: Установление передаточного центра который должен был принимать сообщения агентов-радистов, подлежащих заброске в восточные области СССР, не могущих своими маломощными передатчиками связаться непосредственно с германскими разведорганами. 2 Постепенная заброска 36 эскадронов калмыцкого корпуса Доктора Доля для организации и развития национального повстанческого движения, которое, по мнению Абвера, имеет место в Калмыкии.
Для этой задачи надлежало создать авиасвязь и возможности для приземления самолетов. Для выполнения задачи по установке радиосвязи группа имела 40-ватный передатчик, смонтированный вместе с антенной и приемником в чемодане коричневого цвета После того как главная станция была бы надежно устроено, «Валли 1» должен был забрасывать агентов разведчиков в различные районы. Восточной России. Эти агенты должны были бы передать донесения по радио на нашу главную станцию. Насколько мне известно от Бауна, агентура работала бы в полной уверенности, что она передает сведения непосредственно в Германию.
На втором допросе Шеллер показал:
В отношении действий калмыцких групп нужно сказать следующее. Первые две группы, приземлившиеся 23 мая 1944 года должны были стать авангардом, установить связь с якобы имеющимися национальными повстанческими группами и обеспечить безопасность главной радиостанции. Было выделено следующее снаряжение: на человека 1 автомат с двумя дисками, 3 ручных гранаты, полное обмундирование, седло, сбруя. Это снаряжение (к нему ещё ручной пулемет) было доставлено 23 мая 1944 года.
Кроме того, обеим группам были выделены: 2 станковых пулемета Максим, 2 ручных пулемета, 16 винтовок. Все оружие было русского происхождения . Это вооружение осталось в Цилистее (Румыния) и должно прибыть 27 мая, а также должно прибыть около 40 тюков багажа, в котором находилось около 10 тысяч патронов в лентах для пулеметов; около 10 тысяч патронов для винтовок; 15-20 тысяч патронов для автоматов; несколько ящиков с русскими ручными гранатами; медикаменты и перевязочный материал; 60 кг махорки и на 100 дней продовольствия.
Шеллер успел передать в разведцентр радиограмму об успешном приземлении. В Москве на Лубянке данное обстоятельство не осталось без внимания. Располагая сведениями о характере задания, поставленного перед отрядом, а также захваченными шифрами, радиоаппаратурой и радистами, было решено начать радиоигру с абвером под кодовым названием «Арийцы». К тому же, контрразведчики пришли к выводу о том, что немцы, по-видимому, не знали о решении Советского правительства о переселении калмыков в глубь территории. Для участия в радиоигре с абвером было решено привлечь старшего группы Эбергарда фон Шеллера и радиста самолета обер-лейтенанта Ганса Ганзена, которым в целях конспирации оперативники «Смерш» присвоили псевдонимы «Борода» и «Колонизатор» соответственно.
Из служебной запискиа 3 отдела ГУКР «Смерш»
«Кваст» старый разведчик — знает хорошо работу и личный состав абвера. Долгое время работал в Швеции. Имеет связь и авторитет в германских разведорганах. Хотя он и настроен прогитлеровски, но все же, учитывая его участие в уничтожении самолета, он (возможно), может быть завербован и использован в дальнейшем. Во всяком случае, он может дать ценные показания, которые в процессе игры у него отобрать невозможно».
В процессе радиоигры продолжалась дезинформация противника об «успехах» отряда «Кваста»: установлении связи с пятью мелкими бандгруппами и отрядом некоего известного бандита Огдонова, действующего на территории Калмыкии.
Басанг Бурунович Огдонов (псевдоним «Хасан») (1915—1945) — агент абвера, дезертир Красной Армии
Одновременно им указали точное местоположение отряда «Кваста» и потребовали помощь: «Начальнику органа. Благодарю за поздравление. Как в резерве радистов нуждаюсь в Захарове, Блок, Косареве, Майлер. Из-за сложных условий связи используйте только лучших радистов. Разведка встретила пять мелких партизанских отрядов без боеприпасов. Огдонов имеет 85 всадников, вооружены плохо. Не мог собрать вокруг себя мелкие группы. Необходимо авторитетное руководство. Первым самолетом продукты, деньги, два комплекта посадочных фонарей, боеприпасы, оружие, радистов. Когда ждать самолет».
После сообщения противнику подробных данных о посадочной площадке и условных обозначениях её огнями в ночное время 9 июня 1944 года противник передал сообщение:
«Подвоз, вероятно, ночью 11.6. Последует все необходимое. Посадка и взятие экипажа при соответствующем обозначении площадки. Опознавательный знак и окончательное решение последует. Капитан».
Из рапорта о ходе проведения радиоигры «Арийцы» от 12 июня 1944 года:
«В процессе проводимой органами СМЕРШ радиоигры по делу «Арийцы» был вызван для посадки в район поселка Песчаный (бывший Яшкуль) самолет противника. 12 июня с.г. в 02-00 после выброски 5 парашютистов, 20 мест с оружием, боеприпасами и продовольствием 4-моторный самолет противника «Ю-290» произвел посадку и попал в устроенную заранее ловушку. После 15-минутного боя и попыток вырваться из ловушки самолет загорелся, по-видимому, подожжен экипажем. Принятыми противопожарными мерами удалось спасти левую плоскость с двумя дизель-моторами и хвостовую часть самолета. В обломках обнаружены 6 почти сгоревших трупов. Один летчик — штабфельдфебель Энб, успевший выскочить из самолета, застрелился. Из числа выброшенных парашютистов задержаны 3 человека: Бацбурин, по национальности татарин, кличка «Хакимов»; Цокаев, по национальности осетин, клички «Марков» и «Кожевников»; Росимов, по национальности татарин, клички «Шаримов», «Гайдулин». Четвёртый парашютист, Бадмаев, кличка «Санпилов», по национальности монгол, при приземлении разбился насмерть. Пятый парашютист, калмык по национальности, направленный немцами в качестве охраны радистов, разыскивается: «.
Пятого диверсанта, по кличке Ящур, лейтенанта из «Калмыцкого корпуса» задержали спустя три дня.
Из письма капитана Э. фон Шеллера руководству советской контрразведки от 17 июня 1944 года (перевод с немецкого):
«Господин генерал! Я добровольно предложил свои услуги русской контрразведке и работал честно и упорно над выполнением весьма секретного задания. В итоге нашей совместной работы достигнут известный успех: был сбит гигантский немецкий транспортный самолет „Ю-290“, а пассажиры, и среди них 4 немецких агента, попали в руки русской контрразведки. Я желал бы и в дальнейшем также честно и добросовестно работать над выполнением заданий русской контрразведки. Я прошу, поэтому, Вашего согласия на включение меня в агентурную сеть советской контрразведывательной службы. Я обязуюсь безупречно хранить тайны органа, на который, возможно, буду работать, также и в том случае, если мне придется действовать против немецкой разведки. В случае Вашего согласия прошу присвоить мне псевдоним „Лор“. Место дислокации. 17.06.44. Э.фон Шеллер».
Шеллер рассчитывал, что его оставят в живых, но по решению Особого совещания при НКВД СССР от 20 октября 1945 года он был приговорен к расстрелу за шпионаж. Приговор приведен в исполнение 2 ноября 1945 года.
Сам «Калмыцкий кавалерийский корпус», который после разгрома 1943 года так снова и не попал на родину был переброшен в в район Яновских лесов и занял ряд деревень вокруг лесного массива и участвовал в боях против Красной Армии и партизан на территории Западной Украины и Польши.
11−15 июня 1944 года подразделения корпуса (совместно с другими немецкими частями) при поддержке авиации принимали участие в немецкой антипартизанской операции «Штурмвинд I» против отрядов советских и польских партизан в Липских и Яновских лесах. После продолжительных боёв, 14 июня немецкие части сумели окружить партизан, но в ночь с 14 на 15 июня они прорвались в Билгорайские леса, а затем, вновь прорвав кольцо окружения, ушли в Немировские леса. Во время прорыва из окружения, 15 июня 1944 года партизанами был атакован и разгромлен штаб корпуса (в результате атаки, было уничтожено 40 калмыцких легионеров, захвачены штабные документы, 2 станковых и 4 ручных пулемёта, 130 лошадей и 140 сёдел).
В дальнейшем, подразделения корпуса (совместно с другими немецкими частями) принимали участие в немецкой антипартизанской операции «Штурмвинд II» (16−25 июня 1944 года) против отрядов советских и польских партизан в Сольской пуще.
По состоянию на 6 июля 1944 года, в составе корпуса имелись штаб и 4 дивизиона (по 6 эскадронов в каждом из них). Общая численность корпуса составляла 3600 человек (из них 92 человека немецкого кадрового персонала: по 2 — 4 на эскадрон) и 4600 лошадей, на вооружении имелось 6 миномётов, 15 ручных пулемётов, 15 станковых пулемётов, 163 автомата (33 немецких и 135 советских), 2166 винтовок (1092 немецких, 1029 русских, 43 голландских) и 246 пистолетов, также имелось 29 сигнальных ракетниц. Транспорт состоял из 3 грузовиков, 5 легковых автомашин и 504 повозок.
В июле 1944 года подразделения корпуса участвовали в боях против советских войск в районе Люблина, в которых понесли значительные потери. В это же время на должность командира соединения был назначен подполковник Берген.
20 августа 1944 года, в ходе боёв с польскими партизанами Армии Людовой в Сухенднёвском лесном массиве полуэскадрон калмыков — 54 человека под руководством И.С. Манцына перебил немецких офицеров и перешёл на сторону партизан, это событие вызвало замешательство у немецкого командования, операция была приостановлена, другие «восточные» части были отстранены от участия в операции и выведены из района боевых действий.
пряжка с ремня калмыцких частей вермахта
В январе 1945 года в районе городов Радом и Кельце корпус был разгромлен советскими войсками и направлен на пополнение личным составом. Поскольку конский состав был утрачен в ходе боевых действий, было принято решение о создании пехотных подразделений. На учебном полигоне в Нойхаммере остатки корпуса были пополнены калмыками, прибывшими с Западного фронта, и из Италии, в результате общую численность соединения удалось вновь довести до 5000 человек. Одновременно калмыцкие офицеры проходили курсы переподготовки при формировавшейся в Мюнзингене 1-й дивизии РОА.
В начале 1945 года Калмыцкий кавалерийский полк (правда, уже без лошадей) был отправлен в Хорватию, где вошёл в состав 3-й Пластунской дивизии 15-го казачьего кавалерийского корпуса СС. В начале апреля 1945 года полк получил новое наименование — 606-й калмыцкий пехотный полк.
После капитуляции Третьего рейха корпус оказался в американской зоне оккупации.
Согласно Ялтинским соглашениям, военнослужащие корпуса были выданы СССР. Калмыки, оставшиеся в Западной Германии, в большинстве своём выехали в 1950 году в США.

ДИВЕРСАНТЫ АБВЕРА

Основная работа по созданию диверсионных сил велась армейской спецслужбой — абвером.

Абвер был образован в 1919 году на правах самостоятельного отдела военного министерства и официально значился в документации как «Контрразведывательное подразделение». Контрразведывательная работа абвером велась, но не в столь значительных масштабах, нежели разведка. Разведработа велась территориальными звеньями абвера — абверштелле (АСТ) и их подразделениями — абвернебенштелле (АНСТ), при штабах приграничных военных округов в городах Кенигсберг, Бреслау, Познань, Штеттин, Мюнхен, Штутгарт и др. Аналогичная работа велась и под прикрытием различных дипломатических представительств и торговых фирм Германии за рубежом.

В 1938 г. при штабе Верховного Главного командования вооруженных сил было создано управление (отдел) «Абвер (заграница)». Перед управлением была поставлена задача по организации широкой разведывательной и подрывной работы против СССР и Великобритании. 2-й отдел управления «Абвер-2» «Абвер (заграница)» специализировался на организации диверсий, террористических актов, акций саботажа, организации повстанческого движения и разложения армий и тылов противника.

Абвер-2 являлся самым засекреченным подразделением абвера и вел работу по следующим направлениям:

1. Готовил диверсантов для заброски в тыл противника.

2. Вел разработку, изготовление, испытание и внедрение массовых и индивидуальных средств террора.

3. Планировал и осуществлял диверсии и теракты, готовил повстанческие отряды для действий во вражеских тылах.

4. Организовывал специальные подразделения из числа фольксдойчей и представителей национальных меньшинств для захвата и уничтожения либо сохранения важных стратегических объектов.

Руководителями отдела последовательно были полковник Гросскурт, генерал-майор Эрвин Лахузен фон Вивремонт, полковник Фрайтаг фон Лорингхофен.

Отделу подчинялись формирования специального назначения — соединение «Бранденбург-800» и полк «Курфюрст» («Князь»).

Особыми звеньями абвера за рубежом стали т. н. «Кригсорганизацьон» (или сокр. КО — Военные организации) абвера, организованные в странах — союзницах рейха. Во главе этих филиалов стояли немецкие военные атташе. Одной из таких военных организаций была КО «Финляндия» под руководством блестящего морского офицера, кадрового сотрудника абвера фрегаттен-капитана Александра Целлариуса (он же Келлер). «Финляндия» уделяла основное внимание советскому Балтийскому флоту, Ленинградскому военному округу и промышленности Северо-Западного региона СССР. На протяжении всей войны КО готовила диверсионную агентуру и вела ее заброску на советское побережье. Ее стараниями были созданы, обучены и заброшены в ЭССР эстонские диверсионно-разведывательные подразделения «Эрна» под командованием бывшего эстонского военного атташе в Париже полковника Антса-Хейно Курга.

С захватом немецкой армией европейской части СССР АСТ переместилась на оккупированную территорию. Здесь подготовка диверсионных акций не прекращалась. Упоминавшийся ранее фрегаттен-капитан Целлариус возглавил АНСТ «Ревал». Данный орган вел активную вербовку, обучение и переброску диверсионной агентуры за советскую линию фронта, организовывал высадку десантов на побережье и берега Ладоги, острова Финского залива. Ставка при этом делалась на эстонских, латвийских и русских коллаборационистов. В подчинении АНСТ находился ряд школ подготовки диверсантов.

Аналогичные органы действовали на всем протяжении Восточного фронта.

В июле 1944 г. управление «Абвер (заграница)» было расформировано, все его периферийные органы в военных округах и на фронте перешли в подчинение VI управления Главного управления имперской безопасности (РСХА). Руководителем диверсионной работы стал бригадефюрер СС Вальтер Шелленберг, непосредственно за диверсии отвечал оберштурмбаннфюрер СС Отто Скорцени.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Абвер

Название:

Абвер

Официальное название:

Статус:

упразднен

Дата создания:

1919 год

Дата упразднения:

1944 год

Абвер (Abwehr — оборона, отражение) — орган военной разведки и контрразведки Веймарской республики и Третьего рейха; в 1919—1944 годах, входил в состав Верховного командования вермахта.
С 1919 по 1938 год Абвер официально значился как отдел контрразведки военного министерства, хотя и в период Веймарской республики, и тем более после прихода фашистов в 1933 году к власти активно вел разведывательную деятельность за границей.

Когда Гитлер пришел к власти, он вынужден был пойти на уступки генералам и предоставил почти полную независимость абверу, ответственному только перед командующими видам и вооруженных сил. Таким образом, абвер стал секретным государством внутри государства.
До создания абвера работа по оценке и использованию военной информации проводилась генеральным штабом, а позже – главным командованием вооруженных сил, созданным Гитлером для ведения войны. Таким образом, в вопросах разведывательной деятельности три вида вооруженных сил подчинялись лишь одному органу. Поэтому в области разведки в немецком военном министерстве не могло быть межведомственного соперничества между армией, военно-морским флотом и военно-воздушными силами — они должны были работать вместе.
Гитлер дал Канарису директиву создать абвер и сделать его такой разведывательной организацией, которая могла бы помериться силами с разведывательными службами западных держав.

С упразднением в 1938 году военного министерства Абвер был реорганизован в Управление разведки и контрразведки («Абвер-заграница») верховного командования вооруженных сил (ОКВ) фашистской Германии.

Руководство

— генерал-майор Фридрих Гемп — с 1919 по 1927 г.,
— полковник Гюнтер Швантес — с 1928 по 1929 г.,
— полковник Фердинанд фон Бредов — с 1929 по 1932 г.,
— вице-адмирал Конрад Патциг — с 1932 по 1934 г.,
— адмирал Вильгельм Канарис — с 1935 по 1943 г.,
— полковник Георг Ханзен — с января по июль 1944 года.

История создания Абвера

Абвер был создан в 1919 году на правах независимого отдела военного министерства и официально значился как контрразведывательный орган рейхсвера. Однако, контрразведке уделялось гораздо меньше внимания, чем ведению разведывательной работы против СССР, Франции, Великобритании, Польши и Чехословакии.
Разведывательная работа осуществлялась через основные звенья Абвера — абверштелле при штабах приграничных военных округов в городах Кенигсберг, Бреславль (Бреслау), Познань, Штеттин, Мюнхен, Штуптарт и других. Большую работу вела немецкая военная разведка под «крышами» официальных дипломатических представительств и торговых фирм Германии за рубежом.
Большая реорганизация Абвера, в результате которой при штабе Верховного командования вооруженных сил Германии было создано управление «Абвер-Заграница», произошла в 1938 году.
Перед созданным управлением была поставлена задача по созданию широкой разведывательной и подрывной работы против вероятных противников Рейха и в первую очередь против СССР и Великобритании.

Структура Абвера

Управление «Абвер-Заграница» состояло из следующих отделов:
— Абвер-1 — разведка;
— Абвер-2 — саботаж, диверсии, террор, повстанчество, разложение армий противника;
— Абвер-3 — контрразведка;
— Абвер-Заграница — иностранный отдел;
— ЦА — центральный отдел.

Абвер-1

— полковник Пиккенброк — 1936 по 1943 г.;
— полковник Ханзен — 1943 до середины 1944 г.

Структура Абвера-1

Абвер-1 состоял из пяти подразделений и трех подгрупп, разделенных на рефераты.

Группа IX (сухопутные войска) вела сбор разведывательной информации о сухопутных войсках иностранных армий и состояла из двух подгрупп:
— IX Ост вела разведку наземных сил СССР, Румынии, Болгарии, Турции, Ирана, Китая, Японии и других стран Ближнего и Дальнего Востока.
Начальник — полковник Штольц.
— IX Вест вела разведработу против армий США,
Великобритании и стран Западной Европы.
Начальник — полковник Маурер.

Группа 1М (Маринен — морская) ведала сбором и обработкой разведданных о военно-морских силах противников Германии. Начальники — капитан морской службы Менцель (до 1943 г.), затем — капитан морской службы Пфейфер.

Группа IЛ (Люфт — воздушный флот) вела разведку военно-воздушных сил.
Руководитель — майор Бреде.

Группа lBu (Виртшафт — экономика) занималась сбором и обработкой данных об экономическом положении всех стран мира. При этом особое внимание обращалось на изучение запасов стратегического сырья, выпускаемой военной продукции, состоянию оборонной промышленности. Руководитель —- подполковник, доктор Блох (до
1943 г.), затем — подполковник Фокке.

Группа 1TЛB (Технише Люфтваффен) собирала информацию о техническом оснащении и вооружении зарубежной авиации.
Руководитель — штабс-инженер Гросскопф.

Подгруппа IT (Техник) отвечала за сбор данных о техническом оснащении иностранных армий.
Руководитель — майор Деннер.

Подгруппа 1И (Инланд — заграница) курировала подготовку агентов-радистов, обеспечивала связь с зарубежной агентурой, имея в распоряжении мощную радиостанцию близ Берлина.
Второе направление деятельности — радиоперехват и снабжение местных подразделений Абвера соответствующей
аппаратурой.
Для своих нужд имелся также радиозавод в окрестностях Берлина.
Начальник — майор Разегорн.

Подгруппа Г (Гехаймшрифтен — тайнопись) изготовляла печати, паспорта и иные необходимые документы для всех периферийных органов Абвера, конструировала специальное фотооборудование, разрабатывала рецептуру симпатических чернил.
Начальник — подполковник Мюллер.

Абвер 2

Самый засекреченный отдел, который вел работу по таким направлениям:
1. Подготовка диверсантов и террористов и их заброска в тыл противника.
2. Разработка и изготовление на специальных предприятиях массовых и индивидуальных средств террора.
3. Организация диверсий и терактов, создание специальных отрядов из национальных меньшинств в тылах государств, воюющих с Рейхом.
4. Организация специальных воинских формирований из числа фольксдойчей и представителей национальных меньшинств для захвата в тылах противников стратегически важных объектов с целью их уничтожения или сохранения до подхода передовых армейских частей.

— полковник Гросскурт,
— генерал-майор Лахузен,
— полковник Фрейтаг фон Лорингхофен.

Структура Абвер 2

Абвер 2 состоял из пяти групп (подотделов).

Группа управления — адъютантура, кадры.
Начальник — майор Абсхаген.

Группа 2A осуществляла руководство диверсионно-террористическими действиями против СССР, а во время войны руководила диверсионными командами Абвера на Восточном фронте.
Начальник — полковник Штольне.
В группу 2А входили следующие подразделения (рефераты):
ИОН (Повстанчество в странах Севера и Востока) отвечал за создание повстанческого движения в советском тылу и руководство фронтовыми органами Абвера.
Начальник реферата — зондерфюрер доктор Маркерт, с апреля 1942 г. — майор Эфлинг.
СОН (Саботаж Ост Норд) отвечал за организацию диверсий в странах Востока и Севера, вел заброску агентуры в глубокий советский тыл и руководил диверсионными командами и группами Абвера.
Начальник реферата — капитан Лайндеюсер.
АИ (Разложение стран Востока и Севера) — организация пропаганды в советском тылу и контроль за пропагандой фронтовых абверкоманд.
Начальник — майор, профессор Кох.
АЛ (Воздушный флот) — обеспечение всех диверсионных команд Абвера самолетами для переброски агентуры в советский тыл и инструктаж парашютистов.
Начальник — обер-лейтенант Фигулла.
АФАУ (управление) — проведение административно-хозяйственных мероприятий.
Начальник — обер-лейтенант Гильдемайстер.

Группа В (Вест) — диверсионно-террористическая работа против западных стран.
Начальник группы — майор Астор.
Группа подразделялась на 4 реферата.

Группа 30 (Зюд-Ост) — диверсионно-террористическая деятельность на Балканах, Ближнем и Среднем Востоке. Начальник — подполковник Пуш.

Группа Т (Техника) — разработка и изготовление диверсионных средств, оружия и обмундирования. Начальниками группы последовательно были — полковник Магер (или Маргерр), а с начала 1943 г. — полковник Маурициус.
В своем составе группа имела 6 рефератов:
Вооружение и аппаратура — отвечал за разработку новых видов оружия, аппаратуры и обмундирования, снабжение боевыми средствами диверсантов и террористов.
В его распоряжении находились склады взрывчатых веществ, вооружения, боеприпасов и обмундирования.
Начальник — майор Позер.
МНН — разработка новых диверсионных средств.
Начальник — старший инженер Ноймайер.
Морской флот ведал разработкой морских диверсионных средств.
Лабораторный реферат курировал деятельность физико-химической лаборатории и испытаний новых диверсионных средств.
Руководитель лаборатории — майор Байерляйн, заместитель по научной части — доктор Кениг.
Начальник реферата — майор Эрман.
Реферат по наблюдению за выполнением технических заказов частными фирмами.
Руководитель — обер-лейтенант Клене (Клоне).
ЛФАУ — управление учета.
Начальник — капитан Шлеф.

Отделу Абвер 2 подчинялись формирования специального назначения — соединение «Бранденбург-800» и полк «Курфюрст».

Абвер 3

Контрразведка. Отдел вел работу в вооруженных силах Германии, военно-административных и военно-хозяйственных учреждениях и на оборонных объектах.
Задачи:
1. Борьба с иностранными разведками, изучение форм и методов их деятельности. Дезинформация противника.
2. Обеспечение охраны военной и государственной тайны и, в частности, ознакомление военнослужащих с методами работы разведок противников.

Руководство Абвер 3

— полковник Бамлер — до 1938 г.,
— генерал-лейтенант Бентивеньи,
— полковник Хайнрихс — с 1943 г.

Структура Абвер 3

Отдел Абвер 3 состоял из десяти групп:
Группа 3А — организация, комплектование и кадровая работа отдела.
Начальник — полковник Клайнеберг.

Группа 3В (Вермахт), контрразведывательная работа в вооруженных силах.
Начальниками подразделения последовательно были: полковник Якобсон (до 1943 г.), полковники Мартини и Штисберг.
Группа делилась на три подгруппы по родам войск:
3Х (сухопутные войска) контролировала сохранность военных секретов, вела расследование фактов утраты секретных документов, знакомила военнослужащих с методами работы иностранных спецслужб.
Начальник — подполковник Пюндер.
3М (Маринен — Морской флот) вела аналогичную работу в ВМФ Германии.
Начальник подразделения — фрегаттен-капитан Соколовский.
3Л (Люфт — ВВС) вела аналогичную работу в частях ВВС.
Начальник — подполковник Майер-Ветерлинг, позднее — подполковник Бассенге (Бассанж).

В отдел Абвер 3 также входили 5 рефератов:

3В1 — обработка материалов, поступавших от групп ЗХ, ЗМ, 3Л.

3В2 — контрразведывательная работа на предприятиях и в учреждениях, принимавших участие в разработке и изготовлении снарядов ФАУ.
Начальники реферата: капитан Кламрот (до 1943 г.), затем — подполковник Шеффер.

3В3 — предварительное расследование по делам военнослужащих, подозреваемых в измене, наблюдение за возвратившимися из плена. Начальник — майор Вольф.

3КГФ (Кригсгефанген — военнопленные) — контрразведывательная работа в лагерях военнопленных.
Начальник — полковник Витте.

ФПдВ (Фельдполицай дер Вермахт — полевая полиция вооруженных сил) — организация и укомплектование органов тайной полевой полиции (ГФП).
Руководитель — комиссар полиции Крихбаум.
В середине 1943 г. реферат был преобразован в подгруппу и передан в распоряжение центрального отдела Управления «Абвер-Заграница».

Группа 3Ц (Цивиль — гражданская) проводила контрразведывательную работу в пограничных районах и через подчиненных ей абверуполномоченных в гражданских учреждениях, связанных с вооруженными силами. Имела в своем составе 4 подгруппы:
3Ц1 контролировала хранение секретных документов в учреждениях. Проверка и утверждение положений и инструкций о секретном делопроизводстве.
Начальник — полковник Кунов.
3Ц2 ведала проверкой и допуском гражданских лиц к секретным работам.
Начальниками подгруппы последовательно были: подполковник Зобчик (или Собчик — до 1943 г.), капитан Шнайдер.
3Ц3 разрабатывала инструкции для таможенных органов по пропуску лиц, переезжавших границу.
Начальник — подполковник Делер.
3Ц4 действовала только в военное время. Разрабатывала инструкции о порядке выезда немецких военнослужащих за границу и проезда через Германию военнослужащих-союзников, проверяла этих лиц и выдавала им документы на право проезда.
Начальник — капитан Краусгольд – до 1943 г.

Группа 3Ви (Виртшафт — экономика) вела контрразведывательную работу на предприятиях, выпускавших военную продукцию.
Начальником труппы до 1943 г. являлся полковник Рудлов, затем — полковник Келлер.
В своем составе имела 4 или 5 рефератов.
Каждый реферат группы вел контрразведывательную работу на предприятиях военной промышленности, обслуживающих разные рода войск.
Реферат капитана Герке проводил контрразведывательную работу в Румынии и особенно в районе нефтяных промыслов в Плоешти.

Группа 3Ф вела контрразведывательную работу за рубежом, внедряя своих людей в разведорганы противника, вела борьбу с иностранной агентурой в Германии и за границей, выявляла иностранные разведорганы и изучала формы и методики их работы.
Являясь одной из ключевых групп в «Абвере-3», издавала директивы по контрразведке для местных органов.
Начальник группы — полковник Роледер.

Группа 3У вела дезинформационную работу на противника через агентуру и имела в подчинении радиоконтрразведывательную службу и обрабатывала перехваченные радиограммы.
Помимо этого группа выпускала ряд пособий для военнослужащих, в которых рассказывалось о методах работы разведорганов противника, вела дневник деятельности отдела Абвер-3.
Начальники: полковник Армстер (до 1943 г.), полковник Шеффер и подполковник Кортельери.

Группа 3Д вела радиоконтрразведку и с весны 1943 г. влилась в состав группы 3У.

Группа 3Г (Гутахтен — экспертиза) проводила экспертизы при расследовании военным трибуналом фактов пропажи секретных документов и разглашения государственной тайны.
Сотрудники группы определяли значение утерянного документа и возможный ущерб обороне государства в случае его хищения спецслужбами противника.
Начальник — полковник Мюнх.

Группа 3Н (Нахрихтенвезен — связь) осуществляла контроль за почтовой, телефонной, телеграфной и радиосвязью.
Группа добывала информацию из переписки заграничной корреспонденции и передавала ее в группу 3Ф и в РСХА.
Начальник — до 1943 г. подполковник Леман-Гейнике, после него — корветтен-капитан Клауз.

Группа Ц Арх (Центральный архив) проводила контрразведывательное прикрытие аппарата Верховного Командования вооруженных сил (ОКВ), верховного командования сухопутных сил (ОКХ) и Управления Вооружений верховного командования ВМС (ОКМ).
Начальник — до 1943 г. полковник Шрадер, затем — полковник
Олендорф и подполковник Гемпель.

Иностранный отдел «Абвер-Заграница»

Задачи отдела:
— изучение экономики, а также внешней и внутренней политики иностранных государств, черпая информацию от военных атташе, МИДа и иных официальных учреждений;
— разработка концепции взаимоотношений немецких вооруженных сил с армиями союзных государств;
— изучение открытых материалов по военной тематике;
— поддержка связи и обслуживание прибывавших в Германию военных представителей других государств.

В практической работе отдел поддерживал постоянный контакт с МИДом Рейха.

Руководство иностранного отдела «Абвер-Заграница»

— адмирал Брюкнер.

Центральный отдел

Задачи:
— кадровое обеспечение управления «Абвер-Заграница»;
— снабжение финансово-материальными средствами органы Абвера;
— разработка мобилизационных планов развертывания всей организации в военное время.

Руководство Центрального отдела Абвера

Отделом руководили начальник штаба управления «Абвер-Заграница» генерал-майор Остер, после него полковник Шрадер.

Структура Центрального отдела Абвера

Отдел состоял из 5 отделений.

Советские операции

«Уран»

Операция по разгрому немецких войск под Сталинградом. Предполагалось силами Юго-Западного (генерал Н.Ф. Ватутин), Донского (генерал К.К. Рокоссовский) и Сталинградского (генерал А.И. Ерёменко) фронтов нанести по сходящимся направлениям удар по немцам с целью их окружения в междуречье Волги и Дона и, в дальнейшем, полного разгрома. Осуществлялась 19–23 ноября 1942 г. (контрнаступление под Сталинградом).

«Малый Сатурн» (бывш. «Сатурн»)

Среднедонская наступательная операция, проведённая 16–30 декабря 1942 г. в ходе контрнаступления советских войск под Сталинградом силами Юго-Западного и левого фланга Воронежского фронта. Первоначально Ставкой верховного главнокомандования планировалась наступательная операция «Сатурн», но был сделан вывод, что для этой операции недостаточно сил. Поэтому планы советского командования были скорректированы – уменьшены цели и масштаб операции. Скорректированный план получил название «Малый Сатурн». Целями операции являлся разгром противника, занявшего позиции на среднем Дону, а также последующее наступление на захваченный немецкими войсками Ростов-на-Дону.

«Кольцо»

Советская наступательная операция, осуществлённая 10 января – 2 февраля 1943 г. Целью было уничтожение окружённой под Сталинградом группировки немецких войск (6-я полевая и 4-я танковая немецкие армии под общим командованием генерала Ф. Паулюса). Этого планировалось достичь путём рассечения группировки противника на две части и их ликвидации по отдельности. 10 января было начато круглосуточное наступление, 26 января шедшие навстречу друг другу 21-я армия И. Чистякова и 62-я армия В.И. Чуйкова соединились в районе Мамаева кургана. 31 января 1943 г. сдалась южная (во главе с Ф. Паулюсом), 2 февраля – северная группировка немцев.

«Искра»

Операция по прорыву (а не снятию!!! Это очень важно) блокады Ленинграда. Проводилась 12–18 января 1943 г. войсками Волховского (генерал армии К.А. Мерецков) и Ленинградского (генерал Л.А. Говоров) фронтов. В результате советские войска соединились в районе Синявино и сумели создать «коридор» шириной 8–11 км.

«Кутузов»

Наступательная операция, результатом которой стало освобождение Орла 5 августа 1943 г. Участвовали Западный (генерал-полковник В.Д. Соколовский), Брянский (генерал-полковник М.М. Попов) и Центральный (генерал армии К.К. Рокоссовский) фронты.

» Румянцев»

Наступательная операция, результатом которой стало освобождение Белгорода 5 августа и Харькова 23 августа 1943 г. Осуществляли Степной (генерал-полковник И.С. Конев), Воронежский (генерал армии Н.Ф. Ватутин) и Юго-Западный (генерал-полковник Р.Я. Малиновский) фронты.

В честь освобождения Орла и Белгорода 5 августа 1943 г. в Москве был дан первый за всю войну салют (122 орудия).

«Рельсовая война», «Концерт»

Партизанские операции в августе–сентябре (октябре) 1943 г., с помощью которых на длительное время были дезорганизованы железнодорожные перевозки в тылу врага.

«Январский гром» (Красносельско-Ропшинская операция / Нева-2)

Наступательная операция советских войск Ленинградского фронта против 18-й немецкой армии, осаждавшей Ленинград. Часть Ленинградско-Новгородской стратегической операции. Проводилась с 14 по 30 января 1944 г. В результате операции войска Ленинградского фронта отбросили врага на расстояние 60–100 км. от города, освободили Красное Село, Ропшу, Красногвардейск, Пушкин, Слуцк и, во взаимодействии с войсками Волховского фронта, полностью освободили Ленинград от вражеской блокады. Об этом было объявлено ещё до окончательного завершения операции 27 января 1944 г.

«Багратион»

Наступление советских войск летом 1944 г., в результате которого была освобождена не только вся Белоруссия, но и часть Литвы и Польши.

Немецкие операции

«Барбаросса» (директива № 21)

План нападения Германии на СССР. Утверждён А. Гитлером 18 декабря 1940 г. Назван в честь императора Священной Римской империи Фридриха I Барбаросса («Рыжебородого»), правившего в XII в. План предусматривал ведение «молниеносной войны» (блицкрига) против СССР на трёх основных направлениях – на Ленинград (группа армий «Север»), Москву (группа армий «Центр») и Киев (группа армий «Юг»). В короткий срок при помощи, главным образом, фланговых танковых ударов предполагалось разгромить основные силы Красной Армии и выйти на линию Архангельск – Астрахань.

«Ост» («Восток»)

Генеральный план, разработанный ещё до войны. Содержал в себе программу колонизации и германизации оккупированных рейхом территорий.

«Тайфун»

Немецкая наступательная операция, целью которой являлся захват Москвы. Из-за ожесточённого сопротивления Красной Армии под Смоленском, Ленинградом, Киевом, Одессой не был осуществлён к началу осени, как это планировалось немецким командованием изначально. Наступление было начато лишь 30 сентября 1941 г. группой армий «Центр» под командованием генерал-фельдмаршала Ф. фон Бока.

«Кремль»

Немецкая операция по дезинформации советского политического руководства и военного командования проводившаяся весной 1942 г. с целью убедить, что главной целью немцев во время весенне-летней кампании 1942 г. по-прежнему будет захват Москвы. На самом же деле, А. Гитлер считал стратегической целью предстоящей кампании широкомасштабное наступление на южном направлении с целью овладения Нижней Волгой и Кавказом.

«Зимняя гроза» («Винтер гевиттер»)

Операция по деблокированию окружённой под Сталинградом немецкой группировки (6-й армии Ф. Паулюса). Проводилась командующим группой армий «Дон» генерал-фельдмаршалом Э. фон Манштейном 12-19 (20) декабря 1942 г., закончилась неудачей. Однако Манштейну удалось всё же добиться выхода из окружения значительной части 4-й танковой армии и предотвратить захват советскими войсками Ростова-на-Дону в январе 1943 г., что могло бы поставить всю группу армий «А», действовавшую на Кавказе в тяжелейшее положение.

«Цитадель»

Немецкая наступательная операция в районе Курской дуги. В феврале 1943 г. в результате наступления советских войск Воронежского фронта на Верхнем Дону были разбиты 3 армии противника, и образовалась Курская дуга, глубоко вклинившаяся в немецкие позиции. План операции «Цитадель» предусматривал «срезать» Курскую дугу ударами немецких войск с севера (группа армий «Центр» генерал-фельдмаршала Г. фон Клюге) и с юга (группа армий «Юг» генерал-фельдмаршала Э. фон Манштейна), окружить советские войска и уничтожить их.

У самой, пожалуй, знаменитой спецслужбы СССР периода Великой Отечественной и одной из самых эффективных контрразведок в истории фактически два дня рождения, как и полагается, наверное, бойцам невидимого фронта. Первое — 19 апреля 1943 г., когда эта структура была сформирована в недрах наркоматов обороны и ВМФ, а второе — 15 мая того же года, когда соответствующий отдел появился и в НКВД. Иными словами, это фактически были три структуры, объединенные одной вывеской и общей задачей, которая отражена в самой аббревиатуре — СМЕРШ («Смерть шпионам!»).

Своим легендарным названием, как известно, она обязана Верховному Главнокомандующему И.В. Сталину лично — варианты, которые предлагались ему, были куда менее удачными типа СМЕРИНШ («Смерть иностранным шпионам!»). Иосиф Виссарионович убрал слово «иностранные» и название от этого только выиграло.

Об уникальной деятельности этой контрразведывательной службы, противостоящей Абверу и СД, мы знаем в основном по известному детективному роману Владимира Богомолова «Момент истины» и снятому по нему кинофильму «В августе 44-го», а также многочисленным современным телесериалам. Из них трудно оценить в полной мере масштаб деятельности этой организаций. И тем более непонятно, почему появилась необходимость в специализированной контрразведке лишь спустя два года после начала Великой Отечественной войны.

Удар по агентуре гитлеровцев

Впрочем, понять, почему советская сторона не спешила с созданием мощной и разветвленной контрразведывательной службы внутри других спецслужб и специализированных наркоматов — как раз нетрудно. До весны 1943 года было фактически не до этого. В 1941 г. вражеские танковые армады, а не просто агенты могли вот-вот прорваться в Москву, а в 1942 г. не диверсанты, а регулярные части Вермахта были близки к тому, чтобы перерезать нефтяную артерию СССР и захватить ключевые нефтепромыслы.

Была и другая — чисто практическая причина. На первых порах гитлеровцы не слишком утруждали себя качеством подготовки агентуры — они торопились с блицкригом, им казалось, что проще взять числом, а не умением. Поэтому отправляли в тыл Красной Армии наспех подготовленных изменников Родины пачками, не слишком беспокоясь о том, не перебегут ли многие из них обратно, ну или будут быстро обезврежены после переброски в советский тыл.

Именно так случилось с выдавшим Зою Космодемьянскую участником ее группы Василием Клубковым. Сразу после предательства он был завербован — ему просто сказали, что он изменил Родине, и что теперь обратной дороги у него нет. Ее и не оказалось — он после перехода линии фронта и возвращения в часть был арестован, а потом расстрелян по решению трибунала в строгом соответствии с законами военного времени.

К тому времени фашистский блицкриг провалился — и нацисты решили изменить тактику ведения войны на ее невидимом участке. Теперь они стали создавать разведывательные школы. В этой ситуации советское командование просто обязано было в свою очередь принять меры, чтобы выявлять хорошо подготовленных агентов с достоверно выглядящими документами. Огромное количество бланков, а также форма и ордена и т. д., понятно, достались Абверу и СД на временно оккупированной советской территории.
Там же из числа ненавидящих Советскую власть лиц гитлеровцы и находили себе приспешников. Часто повязывали их кровью участием в карательных операциях, чтобы, как у Клубкова, у них не было обратной дороги — и готовили для шпионско-диверсионной деятельности.

Вот для борьбы с ними и были предназначены бойцы СМЕРШ. Как опять-таки верно отмечено в романе «Момент истины», по малейшим несоответствиям в документах, форме, поведении они выявляли тех, кто мог быть фашистским лазутчиком. Знаменитый агент П.И. Таврин (он же Шило), заброшенный на советскую территорию для покушения на И.В. Сталина, вызвал подозрение предъявленным им предписанием как раз якобы СМЕРШ. По нему проверявшим не составило труда выяснить, что такого сотрудника нет, и никогда не было в природе.

Вот так примерно были разоблачены порядка 30 тысяч, а по некоторым оценкам и более, нацистских агентов. Многие из них, чувствуя свою вину или изначально так задумав, сами сдавались при первой возможности. Не исключено, выявить удалось в итоге не всех предателей, но и указанного количества вполне достаточно, чтобы представить масштаб вербовочной деятельности гитлеровцев в лагерях военнопленных, где голод и издевательства толкали некоторых на измену Родине.

Борьба с националистическими бандами

Герои упомянутого романа «Момент истины», как известно, искали разведгруппу гитлеровцев под командованием Мищенко, собирательным образом фашистского шпиона. Впрочем, считается, что у него был реальный прототип — некий Грищенко, который тоже был обезврежен, правда, совсем в другом месте. По сюжету же романа лазутчиков смершевцы искали в Шиловичском лесу в Белоруссии, при этом опасались нападения не только этих агентов, но и оставшихся в советском тылу немецких окруженцев, а также так называемых «аковцев» — бойцов «Армии Крайовой». Это было повстанческое движение, управляемое польским правительством в эмиграции. Последнее находилось в Лондоне, так что аковцы, были, скорее, пробританскими силами на территории Западной Белоруссии, Западной Украины и, собственно, самой Польши.

Однако советское командование и органы СМЕРШ подозревали их и в скрытом сотрудничестве с нацистами. В любом случае на союзнические отношения с их стороны к Красной Армии надежд не было никаких. Еще до вступления на польскую территорию руководитель армейского СМЕРШ В.С. Абакумов, ссылаясь на оперативные сведения, предупреждал нашу Ставку, что «аковцы» будут исподтишка атаковать советские подразделения. И они действительно этим активно занимались, хотя, судя по сохранившимся архивным документам, доступным теперь в интернете, нападали они, скорее, на отдельных бойцов и командиров. Преимущественно тыловиков. Так что Владимир Богомолов нисколько не преувеличил, приписывая своим персонажам опасения относительно возможных враждебных действий «Армии Крайовой». Против них приходилось проводить операции, как и против прибалтийских «лесных братьев» и бандеровцев на Украине.

Последние представляли наибольшую опасность, в том числе и своей какой-то невероятной жестокостью по отношению ко всем, кто мог помогать СМЕРШ в выявлении их банд. Опасны они были и своей дерзостью. Именно бандеровские группировки совершили нападение 29 февраля 1944 г. на генерала армии Н.Ф. Ватутина, командующего 1-м Украинским фронтом.

До конца непонятно, было ли оно заранее спланированной засадой на пути следования машины советского военачальника и его сопровождения или оказалось трагической случайностью. Дело в том, что Н.Ф. Ватутин мог тем вечером и не ехать в штаб 60-ой армии, куда он направлялся в момент покушения, а все-таки поехав туда, мог и не сворачивать на проселочную дорогу. Сделал он так, поскольку предстояло наступление, и времени было буквально в обрез.

Узнав о ранении прославленного генерала, Абакумов учинил разнос своим подчиненным и потребовал найти всех участников бандитской акции до единого. СМЕРШ начал их поиски, но, как считается, установлены они были уже после того, как Великая Отечественная война и, соответственно, деятельность этой военной контрразведки завершились.

Выявление пособников нацистов

Смертельно опасные поиски по лесам гитлеровских агентов и националистических банд были лишь относительно небольшой частью того, чем занимался СМЕРШ. В основном же его сотрудникам приходилось тратить время на оперативную рутину — проверку и перепроверку тех, кто был освобожден из нацистской неволи.

Сам ход боевых действий во второй половине Великой Отечественной войны, когда фронт начал все дальше и дальше двигаться на Запад, сделал этот участок в работе СМЕРШ основным. Нельзя было допустить, чтобы, затесавшись между сотнями тысяч честных советских людей, от справедливого возмездия уклонились бы агенты и пособники врага, ну и просто дезертиры.

Соответственно, были организованы специальные фильтрационные пункты, где смершевцы из 2-го отдела этой службы проводили в ускоренном темпе первичную проверку тех, кто прошел нацистские концлагеря. Вопреки широко распространенному антисоветскому мифу о том, что чуть ли не всех, кто оказался в плену, тут же отправляли в Сибирь, процент не прошедших проверку был относительно невелик. Арестовано было менее 15% проверяемых. Причем в ходе боевых действий этот процент был еще в несколько раз меньше — армия нуждалась бойцах, так что многим давали шанс искупить вину перед Родиной в так называемых штурмовых подразделениях. Ну и понятно, что в спешке не всегда удавалось выявить изменников и дезертиров.

Это приводило иногда к парадоксальным ситуациям, как в случае, например, с Иваном Добробабиным, одним из мужественных 28-ми панфиловцев, умудрившимся потом предать Родину. Оказавшись на территории, занятой фашистами, он пошел на службу в полицию. А когда гитлеровцы начали отступать, вновь был призван в Красную Армию и вновь героически там сражался. Поэтому разоблачен он был лишь в послевоенное время.

Тогда появилась возможность в ходе тщательной проверки, в том числе по захваченным у врага архивам, находить тех, кто пошел в услужение оккупантам. До этого детально изучать прошлое бывших советских военнопленных можно было лишь в специальных лагерях, которые по приказу Ставки создавались при фронтах. Туда органы СМЕРШ направляли тех, кто вызвал подозрение по тем или иным причинам.