О дмитрии Донском

Сегодняшний урок будет посвящен выдающейся исторической личности – Дмитрию Ивановичу Донскому. Этот князь сыграл особую роль в истории не только Москвы, но и всего русского государства. Именно при нём Москва предприняла удачную попытку освобождения от татаро-монгольского ига.

Начало княжения Дмитрия Донского

Дмитрий Донской был московским князем в период с 1359 по 1389 год. Он взошел на престол еще девятилетним ребёнком после смерти его отца Ивана Красного. Татары вполне естественно не стремились доверять столь юному князю. Они понимали, что удержать северо-восточную Русь в подчинении может только гораздо более опытный человек. Поэтому Москва, сразу же после смерти Ивана Красного, лишилась ярлыка на великое княжение.

За ярлык следовало побороться, и в этом Дмитрию Донскому огромную помощь оказала православная церковь. Напомним, что митрополичий престол к этому времени уже давно находился в Москве. Свою деятельность по возвращению Москве ярлыка на великое княжение развернул митрополит Алексий. Он отправился в орду лечить жену хана Женебека. Судя по данным источников, у жены хана было какое-то заболевание глаз, судя по всему бельмо. Как уж отважился митрополит Алексий оперировать это бельмо, мы не знаем, но операция оказалась удачной.

Хан спросил, чего хочет в награду русский митрополит, и тот попросил награды не для себя, а для Дмитрия Донского и для Москвы. Он попросил, чтобы Москве вернули ярлык на великое княжение. Благодарный хан так и сделал. Популярность Дмитрия Донского, но и, разумеется, митрополита Алексия, после этого стала настолько велика, что попытки других князей получить этот ярлык заканчивались неудачей.

Когда в 1371 году ярлык получил тверской князь, он подошел к стенам Владимира, но выяснилось, что в город его жители пускать совершенно не собираются. Они заявили ему, что признают только своего великого князя — Дмитрия Московского. Возмущенный тверской князь обратился за помощью к орде, но орда сотрудничать отказалась. Ордынцы прекрасно понимали, если этого человека не воспринимают даже жители Владимира, чего уж говорить о жителях других регионов страны. И ярлык фактически остался в руках московского князя. Дмитрий Донской в этих процессах вообще не участвовал. Он заявил, что и сам за ярлыком не поедет и во Владимир никого не пустит.

Строительство каменного кремля

Несмотря на столь мирную позицию, Дмитрий Донской, видимо, уже тогда прекрасно понимал, что рано или поздно ему придется воевать с татарами. Начиная с 1367 года он строит новый московский кремль. Впервые, в истории города это кремль не деревянный, а каменный. В качестве строительного материала был взят белый камень из района деревни Мячково в 30 километрах от Москвы.

Этот белокаменный кремль оказался, правда, не слишком долговечным. Через сто лет он был заменен на современный кремль из красного кирпича, сложенный при Иване III. Но свою роль в истории города и в истории страны белокаменный кремль Дмитрия Донского сыграл. В частности, на его башнях, впервые в истории нашей страны, была установлена артиллерия.

Отказ платить дань и битва на реке Пьяне

После того, как в 1360 годы в золотой орде возник династический кризис, ханы стали оспаривать власть друг у друга, Москва поняла, что настало время сделать важный шаг. И начиная с 1377 года Москва и некоторые другие земли отказываются платить орде дань. Впрочем, наказание последовало практически сразу же. В том же самом 1377 году состоялось сражение на реке Пьяне, в котором татаро-монголы умудрились захватить русское войско врасплох и перебить многих воинов.

Сражение на реке Пьяне заставило москвичей быть более осторожными, тем более, что в орде, наконец, кажется кончился династический кризис, и к власти пришел темник Мамай. Уже в следующем 1378 году Мамай отправил на Русь войско во главе с мурзой Бегече, но это войско было разбито москвичами в битве на реке Воже. Считается, что именно битва на реке Воже, стала прологом Куликовской битвы.

Куликовская битва

Не дожидаясь подхода основных сил татаро-монгол к Москве, Дмитрий Донской решил сам дать сражение как можно дальше от города для того, чтобы даже в случае поражения, у Москвы были шансы спастись.

В 1380 году войско Дмитрия Донского и войско Мамая встретились в сражении на Куликовом поле. Благословение на это сражение Дмитрий Донской получил у духовного лидера этого времени Сергия Радонежского, основателя Троице-Сергиева монастыря. Дело в том, что без одобрения церкви в принципе никакие политические акции были невозможны. Сергий Радонежский рисковал, давая одобрение на Куликовскую битву. Дело в том, что если битва оказалась бы проигранной, татаро-монголы могли бы обвинить церковь в сотрудничестве с теми, кто разваливает золотую орду.

Сама битва произошла 8 сентября 1380 года на Куликовом поле у слияния Дона и реки Непрядвы.

Сравнительно небольшое поле, площадью всего около десяти квадратных километров, было со всех сторон окружено лесом или рекой, и поэтому традиционная тактика татаро-монгол оказалась не применимой. Татаро-монголы практиковали тактику обхода войск своих противников с тем, чтобы заключить их в кольцо и уничтожить, но в данном случае это было невозможно. Сражение началось, как нередко это бывало в средние века, с ритуального поединка.

Каждая сторона выставляла по одному воину и, в зависимости от исхода этого поединка, сторонам становилось ясно, на чьей стороне высшие силы — боги. От русского войска вперед выехал воин Пересвет, один из тех, кого на битву послал сам Сергий Радонежский, а татаро-монголы выставили своего воина Челубея. Этот ритуальный поединок одна из самых известных страниц русской истории. Для обоих участников он окончился трагически: и Пересвет, и Челубей погибли, пронзив друг друга копьями. Но Челубей упал и остался на поле, а Пересвета, зацепившегося ногой в стремени, конь принес обратно в стан русских воинов.

После этого началась сама битва. О числе участников битвы историки спорят до сегодняшнего дня. Известно только, что русских было как минимум в два раза меньше, чем татаро-монгол. Союзниками татар выступали литовцы, но литовский князь Ягайло не дошел до Куликовской битвы всего несколько десятков километров. По одной версии, он просто не успел к началу сражения, а по другой, специально не стал особенно спешить для того, чтобы выяснить, на чьей стороне сила и, если бы татаро-монголы победили, наверняка Литва присоединилась бы к ним.

Кроме того, советниками Мамая были генуэзцы, жители итальянского города Генуя, у которых здесь были свои торговые интересы. Они имели свои фактурии на территории полуострова Крым, и победа Мамая была им выгодна, так как через золотую орду они могли торговать с такими дальними территориями, как средняя Азия и, даже, Китай.

Тактика Дмитрия Донского в Куликовской битве

Залогом победы русских в Куликовской битве в значительной степени стала тактика Дмитрия Донского. Несмотря на то, что он сам сражался в войске, как рядовой воин, он оставил часть своей армии в близлежащем лесу. Это был засадный полк, которым командовал князь Владимир Серпуховской. В критический момент сражения, когда казалось, что татары уже побеждают, Владимир Серпуховский нанес удар в тыл татаро-монголам и те, напуганные тем, что оказались между двух огней, вынуждены были бежать с поля боя.

Битва закончилась победой русских, но в этом сражении москвичи потеряли половину своего войска. Потери татар были настолько велики, что их даже никто не считал. Мамай бежал с поля боя и укрылся у генуэзцев в городе Феодосия, где и был убит в следующем 1381 году. Генуэзцы не любили людей, которые обещали им разные политические блага и своих обещаний сдержать не могли. Жертв было настолько много, что далеко не все воины были захоронены.

Раскопки на Куликовом поле, которые предпринимались в 19 — 20 веке показали, что на месте сражения оставались десятки людей. Москвичи похоронили своих павших в братской могиле к востоку от города. Над этой братской могилой была возведена деревянная церковь, а вокруг нее построен монастырь, который находится там и сейчас и называется Спасо-Андроников монастырь.

В 1420 годы вместо деревянной церкви был построен каменный Спасский собор. Он стоит на этом месте и поныне. Это самое старое, из дошедших до нас сооружений, на территории города Москвы.

Итоги Куликовской битвы

Итоги Куликовской битвы трудно переоценить. Это была первая серьезная попытка москвичей, да и вообще жителей северо-восточной Руси, избавиться от татаро-монгольского ига, и эту попытку, безусловно, следует признать удачной. Дело даже не в том, что Москве удалось освободиться от необходимости выплаты дани. Конечно, потом будут еще нашествия, и Москва еще на 100 лет останется под татаро-монгольским владычеством, но и самим себе, и татарам, москвичи доказали, что могут быть независимыми, могут побеждать даже такую мощную армию, какой была татаро-монгольская.

Хан Тохтамыш

Через два года, в 1382 году, в Москву приходит армия хана Тохтамыша. В принципе, Дмитрий Донской оказал Тохтамышу услугу, он уничтожил войско его соперника Мамая, но представления о благодарности у Тохтамыша были своеобразными. Тохтамыш взял Москву обманом, попросил открыть ему ворота, и москвичи, почему-то, ему поверили. Сжег ее и уничтожил практически все население города.

В летописях сказано, что в результате этого нашествия погибло не менее 200 тысяч человек.

Самому Дмитрию Донскому, правда, удалось спастись. Он, как раз, в это время находился на севере страны, собирая войско для того, чтобы оказать Тохтамышу отпор. Но две столь крупные битвы, как Куликовская, конечно, в то время Русь осилить не могла. После походов Тохтамыша Москва снова стала платить дань татарам, но теперь уже прекрасно понимала, что выплата этой дани зависит только от уровня сил московского князя и татарского хана.

Завещание Дмитрия Донского

Дмитрий Донской умер в 1389 году довольно молодым. Ему было всего тридцать девять лет. В своем завещании он делал своего старшего сына Василия великим князем без ордынского ярлыка, то есть не дожидаясь согласия татаро-монгол на занятие им великокняжеского престола. Это ещё раз доказывает всю условность владения ордой московскими землями. Дмитрий Донской это прекрасно понимал.

В завещании Дмитрий Донской устанавливал порядок престолонаследия от брата к брату, то есть после смерти его старшего сына Василия, должен был править его младший сын — Юрий, которому временно в удел давался город Звенигород. Собственно, поэтому он получил имя Юрий Звенигородский. Но у Василия I был другой взгляд на эту проблему. Он решил установить собственную династию. Именно из-за этого в 15 веке разразилась большая феодальная война.

Собиратель земель русских: почему фигура Ивана III столетиями была недооценена потомками

Будущий государь всея Руси Иван III родился в семье великого московского князя Василия II и великой княгини Марии Ярославны 22 января 1440 года. Его старший брат Юрий умер в раннем детстве, поэтому Иван уже в младенчестве стал основным претендентом на титул великого князя. По мнению историков, характер будущего правителя в значительной степени был определён теми испытаниями, которые он пережил в детстве, когда его отец вёл отчаянную борьбу с Галич-Мерским княжеским домом и ордынцами.

Путь к власти

Иван и его младшие братья дожили до совершеннолетия буквально чудом. Вскоре после того, как их отец Василий II стал великим князем, против него восстала коалиция удельных князей во главе с его дядей — князем галицким и звенигородским Юрием Дмитриевичем (которого относят к Галич-Мерскому дому). Борьба шла с переменным успехом. В общей сложности Юрию Дмитриевичу и его детям удалось как минимум четыре раза свергнуть Василия II с престола, и каждый раз он при помощи военной силы или дипломатии возвращал себе власть.

В 1445 году небольшой русский отряд под командованием Василия II был разбит войском татар под Суздалем. Сам великий князь попал в плен. В Москве, ожидавшей вражеского нападения, в это же время произошёл сильный пожар.

В результате неких договорённостей, о которых историкам достоверно не известно, ордынцы освободили Василия II. Он вернулся в Москву. Ситуация в столице была тяжёлой, народ роптал из-за последствий пожара и суровой зимы. А Дмитрий Шемяка, сын уже умершего к этому времени князя Юрия Дмитриевича, распускал слухи о якобы огромном выкупе, который посулил за свою свободу великий князь. В феврале 1446 года Василий II был схвачен заговорщиками в Троице-Сергиевой лавре и доставлен Дмитрию Шемяке. Однако сторонники законного великого князя успели спасти шестилетнего Ивана и его пятилетнего брата, сопровождавших отца во время визита в лавру, в то время как остальная семья оставалась в Москве.

  • Дмитрий Шемяка потчует малолетних Ивана и Юрия в Москве, с помощью Ионы заманив их в город
  • © Wikimedia Commons

Вскоре после захвата в плен Василий II был ослеплён, из-за чего впоследствии получил прозвище Тёмный. При посредничестве и под личные гарантии безопасности со стороны епископа рязанского Ионы мятежники смогли добиться того, чтобы укрывавшие княжичей бояре согласились отпустить их к пленённому отцу — Дмитрий хотел утопить детей Василия, но Иона не дал ему этого сделать. Под давлением бояр Шемяка предоставил ослеплённому Василию удел в далёкой Вологде и отпустил его туда вместе с сыновьями.

Но вместо Вологды Василий II отправился в Тверь. Он договорился о союзе с тверским князем Борисом и обручил с его дочерью Ивана. Василий начал успешную войну против Шемяки и в феврале 1447 года вернул себе престол, на котором оставался вплоть до самой смерти 27 марта 1462 года.

После его кончины Иван стал новым великим князем. Когда он был ещё подростком, отец оставлял его во главе дозорного отряда во Владимире. Позднее старший сын великого князя командовал войском во время успешного похода на устюжскую крепость Кокшенгу и операциями против вторгшихся в русские земли ордынцев.

Подъём Москвы

Взошедшему на престол Ивану III испытаний, подобных отцовским, переживать не пришлось.

«В течение ещё лет пяти после восшествия на московский престол Иван, насколько можно судить по скудным источникам, не ставил перед собой тех крупных исторических задач, которыми позднее будет прославлено его время. Подобно юному Петру Великому, он присматривался к окружающему миру, изучал его и намечал точки приложения своих сил. В эти годы Иван вёл неприметную, но необходимую работу по укреплению войска, совершенствованию механизмов управления», — пишет в своей книге «Иван III» историк Николай Борисов.

В 1463 году Иван III начал проводить задуманные ещё его отцом реформы по установлению абсолютного контроля над Ярославским княжеством. К 1471 году оно полностью утратило самостоятельность.

Также по теме«Создавая основу будущей России»: какой вклад в отечественную историю внёс Василий III 540 лет назад родился государь и великий князь всея Руси Василий III — сын Ивана III и отец Ивана Грозного. Он проводил политику…

В 1467 году при невыясненных обстоятельствах умерла жена Ивана — Мария Борисовна. Ей было всего около 25 лет. По слухам, она могла быть отравлена. Однако кому нужна была смерть далёкой от политики молодой женщины — непонятно. У неё остался сын, известный в дальнейшем под именем Иван Иванович Молодой.

«Во второй половине 60-х годов XV века Иван III определяет первоочередную задачу своей внешней политики: обеспечение безопасности восточной границы путём установления политического контроля над Казанским ханством. Война с Казанью 1467—1469 годов окончилась в целом успешно для москвичей», — пишет Николай Борисов.

В результате войны Казань надолго прекратила набеги на земли Московского княжества. Однако проблемы с ресурсами, которые Иван III ощутил в ходе боевых действий, судя по всему, натолкнули его на мысль о необходимости дальнейшей централизации русских земель.

В 1471 году Иван III совершил удачный поход на Новгород, заставив его выплатить контрибуцию и гарантировать отказ от сепаратных связей с Литвой. Но несколько лет спустя вокруг полномочий великого князя в Новгороде снова разгорелся спор. Часть горожан были настроены на войну, однако когда боевые действия стали реальной перспективой, новгородцы ощутили всю шаткость своего положения и вернулись к переговорам, по итогам которых в 1477—1478 годах Новгород отказался от вечевого самоуправления и признал полную власть Ивана III.

  • Лебедев Клавдий Васильевич. «Марфа Посадница. Уничтожение новгородского веча»
  • © Wikimedia Commons

В тот же период, в 1474 году, свои земли передали в казну и стали служилой знатью ростовские князья.

В связи с направленной на централизацию государства деятельностью Ивана III в историографии часто называют собирателем земель русских.

Субъект мировой политики

Вскоре после смерти первой жены Иван III задумался о повторном браке. В 1469 году римский папа Павел II выдвинул идею о женитьбе московского князя на византийской принцессе Софье Палеолог — племяннице последнего императора Византии Константина XI и дочери деспота Мореи (полуострова Пелопоннес) Фомы. После падения Византийской империи Фома с семьёй бежал в Рим и жил при папском дворе. По замыслу руководства католической церкви, брак овдовевшего православного князя с воспитанной в Риме принцессой должен был склонить Москву к унии.

Переговоры об условиях брака затянулись. В итоге Иван и Софья обвенчались в Москве только 22 ноября 1472 года. Вопреки ожиданиям Рима, жена не стала склонять князя к унии, а напротив, поддержала его в борьбе за независимость Москвы от любого внешнего влияния.

Также по теме«Многовековой выбор народа Малороссии»: какую роль в истории России и Украины сыграла Переяславская рада 365 лет назад в Переяславле прошёл большой совет казаков, известный как Переяславская рада. По его итогам Войско Запорожское…

В 1470-е годы у Москвы появились две новые точки внешнеполитического напряжения. Примерно в это время Иван III перестал выплачивать дань Большой Орде. Кроме того, великий князь московский обострил отношения с соседней Литвой.

«Иван III заявил о претензиях на земли Рюриковичей, находившиеся в то время под властью Великого княжества Литовского, но заселённые славянами», — рассказал в беседе с RT старший научный сотрудник Института славяноведения РАН Вадим Волобуев.

В 1480 году над Москвой нависла серьёзная угроза. Власти Большой Орды договорились о союзе с литовским великим князем Казимиром. Через территорию Литвы к границам Московского княжества двинулись ордынские войска. В это же время против Ивана III взбунтовались его младшие братья, недовольные ограничением своих прав.

Ордынское войско остановилось на пограничной реке Угре. Великий князь оставил с войсками Ивана Молодого, а сам вывез из Москвы Софью с младшими детьми и провёл успешные переговоры с братьями, которые согласились его поддержать. Вернувшись на Угру, Иван III попытался договориться с ханом Ахматом, однако тот стал выдвигать унизительные требования, и великий князь решил принять бой.

Когда Угра замёрзла, он отвёл войска с берега на более удобные для обороны позиции. Однако дальше нескольких стычек дело не пошло. Ханское войско оказалось не готово к зимней войне, а литовцы не прислали помощь. Поэтому ордынцы двинулись назад, разграбив попутно литовские земли. Иван III малой кровью одержал победу и навсегда избавил Русское государство от необходимости платить дань орде.

  • Сражение на реке Угре, положившее конец ордынскому игу. Миниатюра из Лицевого летописного свода, XVI век
  • © encyclopedia.mil.ru

«События 1480 года стали моментом обретения Россией независимости и государственного суверенитета. Сегодня ряд историков считают, что именно к одной из дат, связанных со стоянием на реке Угре, можно приурочить празднование дня независимости России», — заявил в интервью RT профессор факультета политологии МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор исторических наук Сергей Перевезенцев.

На фоне конфликта с Большой Ордой отношения Руси с Литвой накалились до предела. Целый ряд православных бояр покинули Великое княжество Литовское и перешли под власть Ивана III. При этом Иван III заключил союз с Крымом, который в опасные для Москвы моменты совершал набеги на литовские границы.

«Всего при Иване III, если не считать пограничных стычек, произошло три войны Москвы с Литвой: две объявленные и одна необъявленная. Для Москвы все три были успешны. Литва потеряла примерно треть подконтрольных ей территорий. При этом, если в Литве всё ещё царили классические средневековые порядки, то Иван III смог выстроить эффективную систему управления государством», — отметил Вадим Волобуев.

По словам Сергея Перевезенцева, инициированные Иваном III реформы имели всеобъемлющий характер.

«Он впервые в истории получил титул государя. С его подачи произошёл мощный культурный прорыв — на базе местных традиций в симбиозе с европейским и восточным влиянием возникла новая русская культура. При Иване III на Руси впервые был сделан полный перевод Библии. Благодаря его усилиям возникла современная и эффективная, по меркам конца XV века, армия. В это же время на Руси началось производство обожжённого кирпича, позволившего перейти к массовому капитальному строительству», — рассказал историк.

В конце XV столетия Иван III продолжил политику «собирания земель». Под контролем Москвы оказались уделы его братьев, Тверь и Рязань. Частичную независимость сохранил Псков, однако он был верным союзником великого князя.

В 1497 году Иван III ввёл во всех русских землях единый Судебник, позволивший полностью унифицировать законодательство во всём государстве. На великокняжеской печати впервые появился двуглавый орёл, ставший впоследствии многовековым гербом России.

  • Государственная печать Ивана III
  • © Wikimedia Commons

В последние годы жизни Ивана III развернулась жестокая борьба за власть между его наследниками. С одной стороны в ней участвовал сын умершего при невыясненных обстоятельствах Ивана Молодого Дмитрий и его мать Елена, с другой — великая княгиня Софья и её сын Василий. Иван III сначала склонялся на сторону Дмитрия, однако затем внук попал в опалу. Государь объявил соправителем и наследником Василия. 27 октября 1505 года Иван III умер.

«Иван III — фактически создатель современного Российского государства. При нём Россия заявила о себе как суверенный субъект мировой политики. Сам термин «Росия» (поначалу с одной «с». — RT) был введён в официальный оборот при Иване III. В то же самое время Москва осознала себя наследницей Византийской империи и защитницей православия. Иван III поставил стратегическую задачу по собиранию всех земель Руси в единое государство, на реализацию которой ушли столетия. Это величайшая фигура, но, к сожалению, по воле случая недооценённая потомками. Куликовская битва затмила более важное стояние на Угре просто потому, что там не было столько активных боевых действий. А Иван Грозный приковал к себе внимание мировой общественности своим ярким личным поведением и оставил деда в тени, хотя тот достоин не меньшего уважения», — подытожил Сергей Перевезенцев.

Митрополит Алексий. Дмитрий Донской.

Возвышение Москвы как центра национального объединения русских княжеств объяснялось в русской историографии ещё с начала XIV в. особым географическим положением Москвы (она защищена была лесом от врагов, река Москва соединяла её с другими землями, являясь водным путём, и т. д.). Это считалось главным фактором объединения. Так считали Н. М. Карамзин, С. М. Соловьёв, В. О. Ключевский, да и почти все русские и советские историки. Но было и другое мнение, а в последнее время оно всё более уверенно утверждается: возвышение Москвы произошло, в первую очередь, благодаря политическим обстоятельствам. Москве нужно было устранить своих соперников в процессе собирания русских земель. Таким соперником для Москвы было Тверское княжество. Но самое глав-Roe — это то, что для всей Руси было необходимо обвести независимость от Золотой Орды, а также освободить южные и западные русские земли из-под власти княжества Литовского. Таковы были важнейшие политические задачи. Военная сила играла не последнюю роль в создании централизованного государства. Москва её накапливала. Это позволило историку-белоэмигранту П. Н. Милюкову даже назвать Московскую Русь военно-национальным государством.

Создание единого централизованного Российского государства отличалось от процесса централизации в Западной Европе. Там рост городов, процветание торговли стали экономической предпосылкой для преодоления раздробленности и возникновения централизованных государств. Стихия экономического развития не была подавляющей в системе предпосылок становления единой и неделимой России. Хотя изменения в характере экономики и культуры в XIV-XV вв. на Русской земле заметили историки и досоветского времени, и наши недавние современники — начала, середины XX в. (например, С. Б. Веселовский, Л. В. Черепнин, А. А. Зимин и многие другие).

Русская православная церковь стремилась к единению русских земель и сделала немало для создания Русской державы. Она готовилась к великой миссии защиты христианства, и это становилось путеводной звездой в её деятельности. Важное значение имела идея перенесения православного царства на территорию Руси. Если в XIII в. русская церковь представляла Русь как союзницу уже не такой сильной к тому времени Византии, то к концу XIV в. она уже стремилась превратить её в преемницу этого центра православия.

Пока князь Дмитрий Иванович был ребёнком, московское боярство во главе с митрополитом Алексием отстаивало интересы московской династии от претендентов на великое княжение. А это было дело нелёгкое. На какое-то время один из суздальско-нижегородских князей, Дмитрий Константинович, завладел ярлыком, и возвращение его московскому князю было осуществлено во многом благодаря усилиям митрополита Алексия.

Митрополит Алексий был сыном черниговского боярина, который когда-то перешёл на службу к Даниилу Александровичу. Сам Иван Калита был крестным отцом будущего митрополита Алексия. Так что, добиваясь ярлыка на великое княжение для двенадцатилетнего князя Дмитрия Ивановича, он это делал ещё и для внука своего крестного отца. Но в первую очередь он, конечно, защищал интересы Руси как преемницы православной Византии. Алексий пользовался уважением и поддержкой хана Золотой Орды. Когда-то он исцелил ослепшую жену хана Чанибека, и это сыграло немалую роль в улучшении отношений Москвы с Золотой Ордой. Алексий был одним из активных сторонников идеи возвышения именно Москвы как центра объединения русских княжеств, делал всё возможное для предотвращения вторжения татаро-монгольских завоевателей в пределы русских земель. Много сил отдал митрополит Алексий борьбе с притязаниями литовских князей на создание отдельной церковной митрополии в Киеве. Он отстоял единство русской Церкви и поднял её авторитет на небывалую до того времени высоту.

Итак, в 1336 г. великокняжеский стол достаётся московскому князю Дмитрию Ивановичу, который с детства воспитывался как князь-воин. Он, в противовес своему «кроткому» отцу, отличался отважным характером, и ещё в молодости участвовал в сражениях с Тверью, Рязанью, Литвой. Московско-тверская война закончилась договором, по которому владимирский стол был признан наследственным владением московских князей. А Михаил Тверской признал себя «младшим братом» Дмитрия Московского. Статус великого князя Тверского теперь был равен статусу московского удельного князя. Князь Дмитрий Суздальский, когда-то претендовавший на великое княжение, помирился с Москвой и выдал свою дочь замуж за великого князя Московского Дмитрия Ивановича.

Судьба владимирского стола решалась уже на Руси, а не в Орде, в которой с 50-60-х гг. XIV в. всё более усиливалась внутренняя борьба ханов за власть. В 1374 г. на съезде русских князей и бояр было решено вступить в борьбу с Ордой, многочисленные мурзы и «царевичи» которой возглавляли набеги на русские земли. В это время власть в Орде захватил опытный и сильный военачальник Мамай.

Одна из первых встреч объединённых сил москвичей, нижегородцев, владимирцев, муромцев, ярославцев и воинов из других русских княжеств с ордынцами состоялась в 1377 г. на берегу реки Пьяны (у Нижнего Новгорода). Русские потерпели поражение. Но на следующий год на реке Воже русское войско во главе с князем Дмитрием Ивановичем разбило ордынскую рать. Мамай решил отомстить и начал собирать многочисленное войско. Приближалось главное в XIV в. событие на Руси — битва на Куликовом поле, которое находилось далеко от Москвы, в верховьях Дона. Она состоялась 8 сентября 1380 г.

Несмотря на многочисленные древние источники (а они были главным образом художественного, легендарного характера — летописи, жития, сказания, былины), историки пока ещё не знают некоторых подробностей этого события. Например, лишь предположительны данные о численности войск Мамая (от 100 до 250 тысяч). Но точно известно, что в их составе были не только ордынцы, но и полки подчинённых Орде Поволжья, Северного Кавказа, были даже наёмники из Генуи. Древние источники указывают и на конкретных союзников Мамая. Это литовский князь Ягайло и рязанский князь Олег. Но именно от Олега пришло сообщение в Москву о намерениях Мамая. Он даже указал, каким путём движется ордынское войско. И вообще сведения о «союзничестве» Олега с Мамаем требуют ещё уточнения. Рязанское княжество было самым восточным княжеством Руси. И оно первым подвергалось нападению со стороны татар. Когда-то во время похода Батыя на Русь от старой Рязани ничего не осталось. Рязань как центр княжества была заново построена на новом месте. И неоднократно Рязанское княжество будет ещё подвергаться опустошениям со стороны Орды. Вполне возможно, что ко времени Куликовской битвы у Олега не было достаточных сил, чтобы помочь московскому князю Дмитрию в его великом деле. Ягайло также оказался ненадёжным союзником Мамая, хотя и опасался усиления Москвы, —- он не явился на Куликово поле.

Точно известно, что в составе войск князя Дмитрия Ивановича на Куликовом поле рядом с москвичами были владимирцы, ростовчане, ярославцы, муромцы, представители северских земель. Были, по некоторым сведениям, и «литовские паны». Привели свои полки брат Ягайло Андрей Полоцкий, княживший в Пскове, Дмитрий Трубецкой, княживший в Брянске, удельный князь Холмский из Тверской земли. По утверждению Л. Н. Гумилёва, воины татарского происхождения, принявшие христианство, составляли «ядро» московской рати. В источниках позднего происхождения говорилось н о новгородцах как составной части войска Дмитрия, которое объединило не только воинов-профессионалов (дружинников), но и народное ополчение. Не было среди них суздальско-нижегородских войнов: их полк был значительно ослаблен поражением на Пьяне.

Собираясь на бой с Мамаем, князь Дмитрий Иванович просил благословения у Сергия Радонежского, основателя Троицкого монастыря. Этот монах имел огромный авторитет на территории русских земель. Его деятельность сыграла не последнюю роль в объединении полков со всей Руси, которые и возглавил московский князь. Литературный памятник «Сказание о Мамаевом побоище» содержит информацию о том, что 18 августа 1380 г. Сергий благословил в своём монастыре князя Дмитрия на «брань» (битву) с татарами и отправил с ним двух богатырей-монахов: Александра Пересвета и Андрея Ослябю. «Сказание» отводит Сергию важную роль вдохновителя судьбоносного в русской истории сражения. Войска князя Дмитрия двинулись навстречу Мамаю, чтобы принять бой подальше от центра русских земель.

8 сентября 1380 г. состоялась битва между объединёнными силами русских княжеств и татарами на поле Куликовом, что находилось на берегу реки Непрядвы — одного из притоков Дона. Пересвет и Ослябя, отправленные Сергием Радонежским, символизировали участие самого Сергия в побоище. Ведь инок-воин{103} — уникальное явление, тем более что один из них, Пересвет, участвовал в поединке с богатырём со стороны татар — Челубеем. Они нанесли друг другу смертельные удары — то было начало. На поединки обычно выходили предводители войска. В качестве примера можно привести Александра Невского, Тимура, Ричарда Львиное Сердце. А здесь — инок-воин, разве это не символично? Подробности событий на Куликовом поле описаны в многочисленных и разнообразных источниках. В этой битве ярко отразилось не только бесстрашие князя Дмитрия и возглавляемого им войска, но опытность и военный талант этого князя, который проявился с самого начала сборов в поход. Отправляясь в него, Дмитрий взял с собой из Москвы десять человек «сурожан гостей» —так называли в то время купцов, торговавших на азовских и черноморских рынках. Сурожанами их называли (по предположению В. О. Ключевского) по имени Сурожа (Судака) — торгового города в Крыму. Эти люди и дорогу хорошо знали, и обычаи тех земель. При подготовке к бою Дмитрий умело использовал природные особенности места битвы: и пространство поля, и заросли вдоль берегов реки, и даже утренний туман. Князь Дмитрий распределил свои силы таким образом, что у него, помимо наступательных полков, были ещё и сторожевые. Сильная рать, находившаяся в засаде, также сыграла не последнюю роль в окончательном разгроме врага. Сняв богатые княжеские одежды, Дмитрий в доспехах простого воина участвовал в битве.

Сохранились имена некоторых отважных участников сражения на поле Куликовом. Это были упомянутые выше воины-монахи Пересвет и Ослябя, воевода Боброк Волынский, князь Владимир Андреевич Серпуховской, некий Юрка-сапожник, разбойник Фома Кацибей — в общем, представители разных слоев общества бились за Отчизну. Русские войска одержали победу дорогой ценой: большая часть воинов пала на поле боя.

Победа на Куликовом поле стала событием огромного исторического значения. Это поняли и её современники. Московский князь Дмитрий будет называться после зтого Дмитрием Донским. И хотя через два года хан Тохтамыш сжёг и разграбил Москву, тем не менее победа на Куликовом поле дала возможность населению Руси поверить, что, объединившись, врага можно одолеть.

Победе на Куликовом поле посвящены литературные произведения нескольких поколений русских людей. 8 сентября 1380 г. стало памятным, священным днём. Это событие завершает первый этап создания единого централизованного русского государства. Как верно отметил Л. Н. Гумилёв, «на Куликово поле вышли жители разных княжеств, а вернулись они оттуда жителями единого Московского государства».

Советский историк М. Н. Тихомиров отмечал, что после Куликовской битвы «ханские ярлыки на великое княжение… сделались почти фикцией, а дань, уплачиваемая в Орду, получила характер откупа от грабительских нападений». То, что ярлыки на великое княжение не имели никакого значения, утверждал и Л. Н. Гумилёв, правда, не называя точного времени, когда это случилось.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

МОСКОВСКОЕ КНЯЖЕСТВО

Средневековое русское феодальное государство. Изначально удел Великого княжества Владимирского, с середины XIV века в результате превращения Владимира в наследственное владение московских князей – великое княжество, возглавившее процесс объединения русских земель в единое государство.

Образование княжества

Известно, что древнейшее упоминание о Москве в исторических источниках относится к 1147 году, однако местность, на которой впоследствии вырастет огромный город мирового значения, была заселена существенно раньше. До середины XII века Москва являлась селом, оказавшимся во владении князя Юрия Долгорукого. Его сын Андрей Боголюбский выстроил здесь деревянный кремль в 1156 году, что превратило поселение в город – наличие оборонительного сооружения является важнейшим показателем появления средневекового «града». В течение следующего столетия Москва оставалась небольшой крепостью, которая имела военно-стретегическое, но не политическое значение для князей Владимиро-Суздальской земли.

Монгольское нашествие, установление зависимости земель Руси от Золотой Орды и последовавшая за этим перестройка русской политической системы привели к перераспределению сил. Многие старые центры пришли в упадок, на их руинах создавались новые. Становление зависимости, которую принято называть игом, главным образом произошло в середине 1240-х – начале 1260-х годов. Правитель западной части монгольской державы – улуса Джучи – хан Батый, осевший в низовьях Волги и положивший начало государству Орда, стал вызывать князей Руси к себе. Вынужденные подчиняться непреодолимой силе князья давали клятвы верности. Среди них был и Александр Ярославич Невский. В 1252 году он получил ярлык на великое княжение Владимирское, его власть распространилась и на Москву. После смерти Александра Ярославича Москва переходит его сыну Даниилу (1276 – 1303) в качестве удельного владения и впервые становится самостоятельным властным центром.

Первые московские князья. Великое княжение Владимирское

Эпоха первого московского князя сокрыта за туманной пеленой времени. О его деяниях в частности и жизни доставшегося ему во владение княжества в целом известно крайне немного. Вероятно, находясь долгое время в политической тени, кипучую деятельность он развил в последние годы жизни. Его достижения закладывают основы возвышения Москвы. Даниил Московский причислен Русской Церковью к лику святых и является одним из небесных покровителей Москвы.

С именем второго и третьего московских князей, сыновей Даниила Юрия (1303 – 1325) и Ивана по прозвищу «Калита» (1325 – 1340) связано знаменитое противостояние между Москвой и Тверью за лидерство в Северо-Восточной Руси. Обладание Великим княжением Владимирским ставило князя-победителя в особое положение на землях, некогда входивших в состав Владимиро-Суздальской державы. Безусловно, не следует упрощать обстоятельства соперничества между русскими князьями, подходя к оценке тех далеких событий с точки зрения «правоты» и «неправды» участников, а также пытаясь нащупать некую особую миссию, по определению оправдывающую действия одних политических деятелей по отношению к другим. Каждый из соперников имел свои основания сражаться за успех, не останавливаясь порой даже перед самыми низкими поступками. Взаимное ослабление родственников, которыми являлись представители обоих враждующих княжеских домов, во всяком случае было на руку Орде для ее собственного status quo. Именно за Иваном Калитой, завоевавшим для Москвы великое княжение Владимирское, закрепилась слава «основателя могущества Москвы», хотя нравственная сторона его деятельности издавна вызывала многие вопросы.

Дмитрий Донской

Деяния Калиты и его ближайших потомков чуть были не сведены на нет моровым поветрием – чумой середины XIV века, выкосившей половину Европы и по нисходящей затронувшей русские земли. Из всего рода Даниловичей к концу 1350-х по мужской линии в живых оставались два мальчика: сын правившего московского князя Ивана Ивановича Дмитрий и его двоюродный брат Владимир. Будущие герои Куликовской битвы имели все шансы быть «съедеными» политическими соперниками. Однако поддержка со стороны московской политической элиты и главы Русской Церкви митрополита Алексия в конечном счете сохранили великое княжение Владимирское за Дмитрием (1359-1389). А сам повзрослевший княжич превратился в авторитетного правителя эпохи, который поднял руку на Орду (Куликовская битва 8 сентября 1380) и вывел свое княжество на недосягаемый уровень среди всех политических образований Северо-Восточной Руси.

Последняя четверть XIV — начало XVI века: дальнейшее укрепление Москвы, формирование Московского государства

Последующая история Московского княжества, до его превращения в единое русское государство – Россию, может быть осмыслена через призму трех исторических этапов. На первом этапе, который связывается с долгим правлением Василия Дмитриевича (1389-1425), продолжалось медленное поступательное развитие. Историк Н.С. Борисов назвал эту эпоху «Временем мира», когда преемник Дмитрия Донского «не уронил достоинства Москвы. Грандиозные битвы гремели тогда по всей Восточной Европе. Однако Московское княжество благополучно удержалось в стороне от этих баталий». На втором этапе княжество оказалось втянуто в междоусобную борьбу (1425-1453): за вожделенный московский престол и титул «великого князя Владимирского» бились неугомонные потомки Калиты и Донского. Внутренняя борьба выковала на своих наковальнях политика нового уровня и потрясающего политического чутья – Ивана III (1462-1505). Он и его сын Василий (1505-1533) завершили долгое дело предков, поставив точку в эволюции захолустной русской земли в центр нового государства. Это и был третий исторический этап.

Территории, природные условия, система хозяйствования

Кипучая деятельность Московских князей приводит к тому, что уже в первой трети XVI века молодое Московское государство становится крупнейшим в Европе. Оно протянется от Ледовитого океана на севере до Донецких степей на юге; от Финского залива, Чудского озера, верховьев Западной Двины и Днепра на западе до Урала и Оби на востоке. Огромные территории, на которые распространится власть государя «всея Руси», не были одинаковыми по своим природным условиям. Однако в целом для них было характерно обилие лесов. Наличие большого количества лесов сказывалось и на почвенных условиях, которые не были хорошими. Низкое плодородие почвы вкупе с суровыми климатическими условиями приводило к низкой и непостоянной урожайности. Положение усугублялось неизбежным в тех природно-климатических условиях преобладанием архаических систем земледелия – подсеки, перелоги. Трёхполье хотя и существовало, но занимало незначительной место в общей структуре земледелия, часто сочетаясь с архаичными системами. Обширность территории не обеспечивала государство достаточными природными ресурсами, потребность в которых постоянно возрастала. Железная руда являлась преимущественно низкокачественной, добываемой из поверхностных слоёв. Запасов драгоценных и цветных металлов, необходимых для монетного и военного дела, было мало. Ограниченность экономических возможностей московских князей еще больше заставляла их стремиться к расширению территорий в настойчивых попытках обнаружить ресурсы. Так закладывалась характерная черта русской социально-политической структуры – низкая плотность населения. Предположительно, она была в 5–7 раз ниже, чем в целом по Европе. В результате осложнялось исполнение важнейших государственных задач: эффективного управления и сбора налогов. Малая плотность населения затрудняла торговлю и распространение различных технических усовершенствований, способствовала сохранению архаичных общественных отношений. Эти обстоятельства накладывали печать на весь государственный строй и характер отношений между монархом и его подданными, во многом определив характер политической и общественной психологии в России.

Система управления

В средневековье понятие «государство» воплощалось в личности правителя, который был одновременно и владельцем своего княжества. Единство государства сохранялось благодаря личной преданности правителю довольно тонкого правящего слоя. Поэтому в центральном управлении Московским княжеством особую роль играл княжеский «двор», состоявший из административных ведомств хозяйственного происхождения. Из московского «двора», который постепенно терял свои хозяйственные свойства, со временем вырастал бюрократический центральный аппарат власти. В недрах «двора» постепенно увеличивался слой чиновников; появлялись группы служащих — дьяков, — которые отвечали за наиболее важные отрасли управления. В «двор» начинало вводиться боярство присоединённых земель. Совещательный орган при князе, состоявший из приближённых, – Боярская дума – превратился в постоянный верховный совет, состав которого назначался великим князем. В думу попали представители княжеских линий, которые потеряли свою независимость (ростовские, ярославские, тверские князья). Постепенно «бояре» становились придворными чинами, а сама Боярская дума оказалась важным механизмом сплочения политической элиты: князья, лишившиеся власти на местах, приобрели её в центре, пусть и в ранге служилых.

Важным направлением развития Московского княжества было продолжение постепенного сворачивания удельной системы, которая являлась не только главным источником усобиц, но и серьёзным препятствием экономическому и политическому единству страны. Однако планомерной политики правительства в данном вопросе не было. Иногда уделы уничтожались целенаправленно (например, трагическая история ликвидации удела брата Ивана III Андрея Угличского в 1491 году или Новгород-Северского удела в 1522 году, где правил внук Дмитрия Шемяки князь Василий Иванович). Чаще это происходило естественным путём: уделы умерших князей, которые не оставили наследников, в качестве выморочных присоединялись к великому княжению. Окончательно преодолеть удельное дробление было нелегко в силу традиции. Иван III своим завещанием, по сути, восстановил почти уничтоженную в его правление удельную систему, оставляя уделы младшим сыновьям. Но это уже была качественно иная система.

Финансовая система

Рост территории Московского княжества происходил гораздо быстрее, чем организация внутренней жизни на новых началах. Страна нуждалась в новом войске, системе управления и судопроизводстве. Традиционные общественно-политические институты, которые ещё вполне соответствовали своим задачам в первой половине XV в., во второй половине столетия оказались недостаточными. Государству было необходимо создавать и единую финансовой систему. Важнейшей задачей стала унификация налогообложения. Для этого с конца XV века в стране предпринимались хозяйственные описания. Их результаты закреплялись в т.н. писцовых книгах, которые служили основанием для податного земельного обложения – сошного письма. Древнейшие писцовые книги сохранились по Новгородской земле. Препятствием к слаженному действию механизма единого государства были и податные привилегии светских и церковных землевладельцев. Великокняжеское правительство стремилось к их ограничению.

Формирование единого национального самосознания

Объединение Москвой русских земель вело к постепенному слиянию многочисленных местных культурных традиций в единую общерусскую. Это было напрямую связанно с образованием централизованного государства. Процесс сближения художественных традиций нашёл свое отражение в литературе, архитектуре, иконописи, монументальной живописи и др. В языке нивелировалось различие диалектов. Важнейшим проявлением формирующегося единства стало складывание общего русского этнического самосознания. Именно на территориях, собранных великими князьями Московскими, утверждался великорусский этнос. Конечно, все указанные процессы не были одномоментными. Такие эпохальные изменения не могли произойти вдруг и продолжались и в XVI веке, а порой и значительно дольше. Более того, культурное своеобразие всё равно сохранялось в разных областях Русского государства. Иного и не могло быть при тех гигантских размерах, которые занимала страна, а также длительной разобщенности в период раздробленности.