Неприступная крепость почему при

Штурм неприступной морской крепости Корфу

Ура! Русскому флоту!.. Я теперь говорю самому себе: Зачем не был я при Корфу, хотя бы мичманом!
Александр Суворов
215 лет назад, 3 марта 1799 года, русско-турецкий флот под командованием адмирала Фёдора Фёдоровича Ушакова завершил операцию по захвату Корфу. Французские войска были вынуждены сдать самый большой и хорошо укреплённый из Ионических островов – Корфу. Взятие Корфу завершило освобождение Ионических островов и привело к созданию Республики Семи остров, которая находилась под протекторатом России и Турции и стала опорной базой для русской средиземноморской эскадры.

Предыстория
Французская революция привела к серьёзным военно-политическим изменениям в Европе. Сначала революционная Франция оборонялась, отбивая нападения соседей, но вскоре перешла к наступлению («экспорту революции»). В 1796-1797 гг. французская армия под началом молодого и талантливого французского генерала Наполеона Бонапарта захватила Северную Италию (Первая серьёзная победа Наполеона Бонапарта. Блестящая Итальянская кампания 1796-1797 гг.). В мае 1797 года французы захватили принадлежавшие Венецианской республике Ионические острова (Корфу, Занте, Кефалония, св. Мавры, Цериго и другие), которые были расположены вдоль западного побережья Греции. Ионические острова имели большое стратегическое значение, контроль над ними позволял господствовать на Адриатическом море и Восточном Средиземноморье.
Франция имела обширные завоевательные планы в Средиземноморье. В 1798 году Наполеон начал новый завоевательный поход – французская экспедиционная армия направилась на захват Египта (Битва за пирамиды. Египетский поход Бонапарта). Оттуда Наполеон планировал повторить поход Александра Македонского, в его программу-минимум входила Палестина и Сирия, а при удачном развитии боевых действий, французы могли двинуться к Константинополю, в Персию и Индию. Наполеон успешно избежал столкновения с британским флотом и высадился в Египте.
По пути в Египет Наполеон захватил Мальту, которая, по сути, тогда принадлежала России. Захват французами Мальты был воспринят Павлом Петровичем, как открытый вызов России. Российский государь Павел I был великим магистром Мальтийского ордена. Вскоре последовал и ещё один повод для вмешательства России в средиземноморские дела. После высадки французских войск в Египте, который формально был в составе Османской империи, Порта попросила Россию о помощи. Павел решил выступить против Франции, которая в России считалась рассадником революционных идей. Россия вошла в состав Второй антифранцузской коалиции, активными участниками которой стали также Англия и Турция. 18 декабря 1798 года Россия заключает предварительные соглашения с Британией о восстановлении союза. 23 декабря 1798 года Россия и Порта подписали договор, по которому порты и турецкие проливы были открыты для русских кораблей.
Ещё до заключения официального договора с союзе между Россией и Турцией было принято решение послать в Средиземное море корабли Черноморского флота. Когда в Петербурге возник план похода Средиземное море, эскадра под началом вице-адмирала Ушакова находилась в длительном походе. Корабли Черноморского флота около четырех месяцев бороздили воды Чёрного моря, лишь изредка посещая главную базу. В начале августа 1798 года эскадра планировала сделать очередной заход на базу. 4 августа эскадра подошла к Севастополю «для налития пресной воды». На флагманский корабль поднялся курьер из столицы и передал Ушакову приказ императора Павла I: немедленно отправляться к Дарданеллам и при просьбе Порты о помощи, оказать турецкому флоту содействие в борьбе с французами. Уже 12 августа эскадра вышла в поход. В её составе было 6 линейных кораблей, 7 фрегатов и 3 посыльных судна. Десантные силы составляли 1700 морских гренадер Черноморских флотских батальонов и 35 гардемарин Николаевского флотского училища.
Поход приходилось начинать в условиях морского волнения. Некоторые корабли получили повреждения. На двух кораблях необходимо было провести серьёзный ремонт и их отправили обратно в Севастополь. Когда эскадра Ушакова прибыла в Босфор, к адмиралу немедленно прибыли представители турецкого правительства. Совместно с английским послом начались переговоры о плане действий союзных флотов в Средиземном море. В результате переговоров было решено, что эскадра Ушакова направится к западному побережью Ионических островов и её главной задачей будет освобождение Ионических островов от французов. Кроме того, Россия и Турция должны были поддержать британский флот в деле блокады Александрии.
Для совместных действий с русской эскадрой из состава османского флота была выделена эскадра турецких кораблей под началом вице-адмирала Кадыр-бея, которая поступала под командование Ушакова. Кадыр-бей должен был «почитать нашего вице-адмирала яко учителя». В состав турецкой эскадры входили 4 линейных корабля, 6 фрегатов, 4 корвета и 14 канонерских лодок. Стамбул взял на себя обязательства обеспечивать русские корабли всем необходимым.
Из состава объединенного русско-турецкого флота Ушаков выделил 4 фрегата и 10 канонерских лодок, которые под командованием капитана 1-го ранга А. А. Сорокина направились к Александрии для блокады французов. Таким образом, Россия и Турция поддерживали союзников. Многие корабли британской эскадры Нельсона были повреждены в Абукирском сражении и ушли на ремонт в Сицилию.
20 сентября эскадра Ушакова вышла из Дарданелл и двинулась к Ионическим островам. Освобождение островов началось с Цериго. Вечером 30 сентября адмирала Ушаков предложил французам сложить оружие. Противник пообещал драться «до последней крайности». Утром 1 октября начался артиллерийский обстрел крепости Капсали. Первоначально французская артиллерия активно отвечала, но когда русский десант приготовился к штурму, французское командование прекратило сопротивление.
Через две недели русский флот подошел к острову Занте. Два фрегата подошли к берегу и подавили приморские батареи противника. Затем был высажен десант. Совместно с местными жителями русские моряки окружили крепость. Французский комендант полковник Люкас, видя безнадежность положения, капитулировал. Сдалось в плен около 500 французских офицеров и солдат. Русским морякам пришлось защищать французов от справедливой мести местных жителей. Надо сказать, что при освобождении Ионических островов, местные жители весьма радостно встречали русских и активно им помогали. Французы вели себя как дикари, грабежи и насилия были обычным делом. Помощь местного населения, которое хорошо знало воды, местность, все тропинки и подходы, была весьма кстати.
После освобождения острова Занте, Ушаков разделил эскадру на три отряда. Четыре корабля под командованием капитана 2-го ранга Д. Н. Сенявина пошли к острову св. Мавры, шесть кораблей под началом капитана 1-го ранга И. А. Селивачева отправились к Корфу, и пять кораблей капитана 1-го ранга И. С. Поскочина – к Кефалонии.
В Кефалонии французы сдались без боя. Французский гарнизон бежал в горы, где был пленен местными жителями. На острове св. Мавры французы отказались сдаваться. Сенявин высадил десантный отряд с артиллерией. После 10-дневной бомбардировки и прибытия эскадры Ушакова, французский комендант полковник Миолет пошел на переговоры. 5 ноября французы сложили оружие.

Русская пушка времён совместной русско-турецкой кампании на Корфу.
Укрепления острова и силы сторон
После освобождения острова св. Марфы Ушаков направился к Корфу. Первым к острову Корфу прибыл отряд капитана Селивачева: 3 линейных корабля, 3 фрегата и ряд мелких кораблей. Отряд прибыл к острову 24 октября 1798 года. 31 октября к острову прибыл отряд капитана 2-го ранга Поскочина. 9 ноября к Корфу подошли основные силы объединённого русско-турецкого флота под началом Ушакова. В результате объединенные русско-турецкие силы имели 10 линейных кораблей, 9 фрегатов и другие суда. В декабре к эскадре присоединились отряды кораблей под началом контр-адмирала П. В. Пустошкина (74-пушечные линейные корабли «Св. Михаил» и «Симеон и Анна»), капитана 2 ранга А. А. Сорокина (фрегаты «Святой Михаил» и «Казанская Богоматерь»). Таким образом, союзная эскадра имела в своем составе 12 линейных кораблей, 11 фрегатов и значительно число небольших судов.
Корфу располагался на восточном побережье в центральной части острова и состоял из целого комплекса мощных укреплений. Город с древних времен считался ключом к Адриатике и был хорошо укреплен. Французские инженеры дополнили старые укрепления последними достижениями фортификационной науки.
На восточной части, на крутом утесе, располагалась «Старая крепость» (морская, венецианская или Палео Фрурио). От основного города, Старая крепость была отделена искусственным рвом. За рвом располагалась «Новая крепость» (береговая или Нео Фрурио). Город со стороны моря был защищен крутым берегом. Кроме того, он был со всех сторон обнесён высоким двойным валом и рвом. На всем протяжении вала располагались рвы. Также со стороны суши город защищало три форта: Сан-Сальвадор, Сан-Роке и Абраам-фрот. Самым мощным был Сан-Сальвадор, который состоял из вырубленных в скалах казематов, соединенных подземными ходами. С моря город прикрывал хорошо защищенный остров Видо. Он представлял собой высокую гору, господствующую над Корфу. На подходах к Видо со стороны моря были установлены боновые заграждения с железными цепями.
Командовал обороной города губернатор островов дивизионный генерал Шабо и генеральный комиссар Дюбуа. Гарнизоном Видо командовал бригадный генерал Пиврон. Перед прибытием к острову русской эскадры Дюбуа перевёл значительную часть войск с других островов на Корфу. На Корфу французы имели 3 тыс. солдат, 650 орудий. Видо защищали 500 солдат и 5 артиллерийских батарей. Кроме того, пространство между островами Корфу и Видо служило стоянкой для французских кораблей. Здесь располагалась эскадра из 9 вымпелов: 2 линейных кораблей (74-пушечного «Женероса» и 54-пушечного «Леандра»), 1 фрегата (32-пушечного фрегата «Ла-Брюн»), бомбардирского корабля «Ля Фримар», брига «Экспедицион» и четырёх вспомогательных судов. Французская эскадра имела до 200 орудий. Из Анконы планировали перебросить с помощью нескольких военных и транспортных кораблей ещё 3 тыс. солдат, но узнав о положении дел на Корфу, суда вернулись обратно.

Новая Крепость.
Осада и штурм Корфу
По прибытии к Корфу корабли Селивачева начали блокаду крепости. Три корабля заняли позиции у Северного пролива, остальные – у Южного. Французам предложили капитулировать, но предложение о сдаче было отвергнуто. 27 октября французы провели разведку боем. Корабль «Женерос» сблизился с русским кораблем «Захарий и Елизавета» и открыл огонь. Русские ответили, французы не рискнули продолжить сражение и повернули обратно. Кроме того, русские корабли захватили французский 18-пушечный бриг и три транспорта, которые пытались прорваться к крепости.
После прихода эскадры Ушакова, несколько кораблей подошли к порту Гуви, расположенному в 6 км к северу от Корфу. Здесь располагался поселок со старой верфью. Но почти все строения были уничтожены французами. В это гавани русские моряки организовали береговой пункт базирования. Для того чтобы пресечь возможности французского гарнизона по пополнению провианта путем грабежа местных жителей, русские моряки с помощью местного населения стали возводить батареи и земляные укрепления в районе крепости. На северном берегу батарею установили на холме Монт-Оливето (гора Оливет). Здесь был расположен отряд капитана Кикина. С холма было удобно обстреливать передовые форты вражеской крепости. 15 ноября батарея открыла огонь по крепости. К югу от крепости также установили батарею. Здесь стоял отряд Ратманова. Они постепенно сформировали из местных жителей ополчение численностью около 1,6 тыс. человек.
Французское командование рассчитывало на неприступные укрепления крепости, и было уверено, что русские моряки не смогут взять её штурмом и не смогут вести длительную осаду, оставят Корфу. Генерал Шабо старался измотать осаждающих, держа их в напряжении, изо в день проводил вылазки и артиллерийские обстрелы, что требовало от русских моряков постоянной бдительности и готовности к отражению атак французов. Во многом это были верные расчёты. Осаждающие испытывали огромные трудности с сухопутными войсками, артиллерией и снабжением. Однако русской эскадрой руководил железный Ушаков и французскую крепость осаждали русские, а не турки, поэтому расчёт не оправдался.
Всю основную тяжесть осады Корфу несли на своих плечах русские моряки. Помощь турецкой эскадры была ограниченной. Кадыр-бей не хотел рисковать своими кораблями и старался воздерживаться от прямых столкновений с противником. Ушаков писал: «Я их берегу, как красненькое яичко, и в опасность … не впускаю, да и сами они к тому не охотники». К тому же османы не выполняли возложенные на них боевые задачи. Так, в ночь на 26 января линейный корабль «Женерос», выполняя приказ Наполеона, прорвался из Корфу. Французы покрасили паруса в черный цвет, для маскировки. Русское дозорное судно обнаружило противника и дало об этом сигнал. Ушаков приказал Кадыр-бею гнаться за врагом, но тот проигнорировал это указание. Тогда на османский флагман отправили лейтенанта Метаксу, что принудить османов выполнить приказ адмирала. Но турки так и не снялись с якоря. «Женерос» вместе с бригом спокойно ушли в Анкону.
Блокада крепости ослабляла её гарнизон, но было очевидно, что для захвата Корфу нужен штурм. А для штурма не было необходимых сил и средств. Как отмечал Ушаков, флот находился в отдалении от баз снабжения и сильно нуждался. Русские моряки были лишены буквально всего, что требовалось для обычных боевых действий, не говоря уж о штурме первоклассной крепости. Вопреки обещаниям османского командования, Турция не выделила необходимого числа сухопутных войск для осады Корфу. В конце концов прислали из Албании около 4,2 тыс. солдат, хотя обещали 17 тыс. человек. Также плохо дело обстояло с осадной сухопутной артиллерией и боеприпасами. Отсутствие боеприпасов сковывало любую боевую деятельность. Корабли и батареи долгое время безмолвствовали. Ушаков приказал беречь имеющие снаряды, стрелять только при крайней необходимости.
Большую нужду эскадра испытывала и в продовольствии. Ситуация была близка к катастрофе. В течение месяцев матросы жили на голодном пайке, ни из Османской империи, ни из России поставок провианта не было. А брать пример с османов и французов, грабить и так обездоленное местное население, русские не могли. Ушаков сообщал русскому послу в Константинополе, что они перебиваются последними крошками, голодают. К тому же даже поставляемое продовольствие было отвратительного качества. Так, в декабре 1798 года из Севастополя прибыл транспорт «Ирина» с грузом солонины. Однако значительная часть мяса оказалась гнилой, с червями.
Матросы на кораблях были раздеты, нуждались в обмундировании. Ушаков ещё в самом начале похода сообщил в Адмиралтейство, что моряки не получили жалованье, мундиров и мундирных денег на год. Имеющее обмундирование пришло в негодность, способов к исправлению ситуации не было. Многие не имели и обуви. Когда же эскадра получила деньги, оказалось, что от них нет никакой пользы – чиновники прислали бумажные ассигнации. Такие деньги никто не принимал, даже при значительном сокращении их цены. Поэтому их отправили обратно, в Севастополь.
Ситуация усугублялась тем, что Петербург пытался руководить эскадрой. Приходили приказы, повеления Павла и высших сановников, которые уже устарели, не отвечали военно-политической ситуации или обстановке на Средиземноморском театре военных действий. Так, вместо того чтобы сосредоточить все силы эскадры у Корфу. Ушакову то и дело приходилось направлять корабли в другие места (к Рагузе, Бриндизи, Мессине и т. д.). Это затрудняло эффективное использование русских сил. К тому же британцы, которые сами хотели освободить и захватить для себя Ионические острова, добивались ослабления русской эскадры, настаивая, чтобы Ушаков выделял корабли к Александрии, Криту и Мессине. Ушаков, верно оценил подлый маневр «союзника» и сообщил послу в Константинополь, что британцы желают отвлечь русскую эскадру от настоящих дел, «заставить ловить мух», а самим занять «те места, от которых нас отдалить стараются».
В феврале 1799 года положение русской эскадры несколько улучшилось. На Корфу прибыли корабли, которые отправили ранее для выполнения различных поручений. Привезли несколько отрядов вспомогательных турецких войск. 23 января (3 февраля) 1799 г. на южной стороне острова стали возводить новые батареи. Поэтому Ушаков решил перейти от осады к решительному штурму крепости. 14 (25) февраля начались последние приготовления к штурму. Матросов и солдат обучали приемам преодоления различных преград, применения штурмовых лестниц. В большом количестве были изготовлены лестницы.
Сначала Ушаков решил взять остров Видо, который он называл «ключом к Корфу». Корабли эскадры должны были подавить береговые батареи противника, а затем высадить десант. Одновременно противника должны были атаковать отряды расположенные на острове Корфу. Они должны были ударить по фортам Абраам, св. Рока и Сальвадор. Большинство командиров полностью одобрило план Ушакова. Только несколько османских командиров назвали план операции «несбыточным». Однако они были в меньшинстве.
17 февраля корабли получили приказ – при первом удобном ветре, атаковать противника. Ночью 18 февраля ветер был юго-западным, рассчитывать на решительную атаку не приходилось. Но утром погода изменилась. Свежий ветер подул с северо-запада. На флагмане подняли сигнал: «всей эскадре приготовиться к атаке на остров Видо». В 7 часов с корабля «Святой Павел» раздались два выстрела. Это был сигнал сухопутным отрядам на Корфу начать обстрел укреплений противника. Затем начали выдвигаться на позиции корабли.

Схема штурма Корфу 18 февраля 1799 года.
В авангарде шли три фрегата, они атаковали первую батарею. За ними шли остальные корабли. «Павел» обстрелял первую батарею противника, а затем сосредоточил свой огонь на второй батарее. Корабль расположился на таком близком расстоянии, что можно было использовать все орудия. Вслед за флагманов встали и другие корабли: линейный корабль «Симеон и Анна» под командованием капитана 1-го ранга К. С. Леонтовича, «Магдалина» капитана 1-го ранга Г. А. Тимченко; ближе к северо-западному мысу острова занимали позиции корабль «Михаил» под началом И. Я. Салтанова, «Захарий и Елизавета» капитана И. А. Селивачева, фрегат «Григорий» капитан-лейтенанта И. А. Шостака. Корабль «Богоявление» под командованием А. П. Алексиано на якорь не встал, с ходу обстреливая вражеские батареи. Корабли Кадыр-бея располагались на некотором отдалении, не рискуя вплотную приблизиться к французским батареям.
Для того чтобы парализовать французские корабли Ушаков выделил корабль «Пётр» под командованием Д. Н. Сенявина и фрегат «Навархия» под началом Н. Д Войновича. Они вели перестрелку с французскими кораблями и пятой батареей. Содействие им оказывал корабль «Богоявление», по ходу своего движения обстреливая эти цели. Под воздействием русского огня французские корабли были сильно повреждены. Особенно сильные повреждения получил линейный корабль «Леандр». Едва держась на плаву, он оставил свою позицию и укрылся у стен крепости. Русские корабли утопили и несколько галер с находящимися на них войсками, которые были предназначены для укрепления гарнизона Видо.
Первоначально французы храбро сражались. Они были уверены, что против атаки с моря батареи неприступны. Каменные парапеты и земляные валы их хорошо защищали. Однако по мере продолжения боя растерянность в рядах врагов росла. Русские корабли залп за залпом наносили удары по французским батареям и не собирались отступать. Потери французов росли, гибли канониры, выбывали из строя орудия. К 10 часам французские батареи значительно снизили интенсивность огня. Французские артиллеристы стали покидать свои позиции и убегать вглубь острова.
Ушаков, как только заметил первые признаки ослабления вражеского огня, приказал начать подготовку по выгрузке десанта. Десантные группы на баркасах и шлюпках направились к острову. Под прикрытием корабельной артиллерии суда стали высаживать десант. Первая группа высадилась между второй и третьей батареями, где корабельная артиллерия нанесла по противнику наиболее сильный удар. Второй отряд высадили между третьей и четвертой батареями, а третий у первой батареи. Всего на берег высадили около 2,1 тыс. десантников (из них около 1,5 тыс. были русскими воинами).


Штурм крепости острова Корфу. В. Коченков.
Генерал Пиврон к моменту штурма создал серьёзную противодесантную оборону острова: установили заграждения, препятствующие движению гребных судов, завалы, земляные насыпи, волчьи ямы и т. д. По десантным судам вели огнь не только с суши. Но и стоящих у берега мелких судов. Однако русские моряки преодолели все преграды. Закрепившись на берегу, русские десантники стали теснить врага, захватывая одну позицию за другой. Они двигались к батареям, которые были главными узлами сопротивления. Сначала была захвачена третья батарея, затем русский флаг подняли над самой сильной, второй батареей. Французские суда, расположенные у Видо были захвачены. Французские солдаты побежали к южной стороне острова, надеясь сбежать на Корфу. Но русские корабли преградили путь французским гребным судам. Около полудня пала первая батарея. Французы не выдержали натиска русских моряков и сдались.
К 14 часам сражение было завершено. Остатки французского гарнизона сложили оружие. Турки и албанцы, озлобленные упорным сопротивлением французов, начали было резать пленных, но русские их защитили. Из 800 человек оборонявших остров 200 человек было убито, в плен взяли 402 солдата, 20 офицеров и коменданта острова бригадного генерала Пиврона. Около 150 человек смогли сбежать на Корфу. Русские потери составили 31 человек убитыми и 100 ранеными, турки и албанцы потеряли 180 человек.
Захват Видо предопределил исход штурма Корфу. На острове Видо были поставлены русские батареи, которые открыли огонь по Корфу. Пока шёл бой за Видо, русские батареи на Корфу с утра вели обстрел укреплений противника. Обстрел крепости вели и несколько кораблей, которые не участвовали в штурме Видо. Затем десантные отряды начали штурм французских передовых укреплений. Местные жители показали тропинки, которые позволяли обойти заминированные подходы. У форта Сальвадор завязался рукопашный бой. Но первую атаку французы отбили. Тогда с кораблей на Корфу высадили подкрепления. Штурм вражеских позиций возобновили. Матросы действовали героически. Под огнем противника пробирались к стенам, ставили лестницы и взбирались на укрепления. Несмотря на отчаянное сопротивление французов, все три передовых форта были захвачены. Французы бежали к основным укреплениям.
К вечеру 18 февраля (1 марта) бой стих. Видимая легкость, с которой русские моряки взяли Видо и передовые форты, деморализовала французское командование. Французы, потеряв около 1 тыс. человек за одни день боя, решили, что сопротивление бессмысленно. На следующий день к кораблю Ушакова прибыла французская шлюпка. Адъютант французского командующего предложил перемирие. Ушаков предложил в 24 часа сдать крепость. Вскоре из крепости сообщили, что согласны сложить оружие. 20 февраля (3 марта) 1799 года акт о капитуляции был подписан.
Итоги
22 февраля (5 марта) французский гарнизон в числе 2931 человек, включая 4 генералов, сдался. Адмиралу Ушакову были переданы французские знамена и ключи от Корфу. Трофеями России стали около 20 боевых и вспомогательных судов, включая линейный корабль «Леандр», фрегат «Лабрюн», бриг, бомбардирский корабль, три бригантины и другие суда. На укреплениях и в арсенале крепости были захвачены 629 орудий, около 5 тыс. ружей, свыше 150 тыс. ядер и бомб, более полумиллиона патронов, большое количество различного снаряжения и продовольствия.
Согласно условиям капитуляции французы, сдав крепость со всеми орудиями, арсеналами и магазинами, сохранили свободу. Они только поклялись не воевать против России и её союзников в течение 18 месяцев. Французов отправили в Тулон. Но это условие не касалось сотни евреев, которые сражались вместе с французами. Их отправили в Стамбул.
Союзные войска потеряли 298 человек убитыми и ранеными, из которых 130 русских и 168 турок и албанцев. Государь Павел произвел Ушакова в адмиралы и наградил бриллиантовыми знаками ордена святого Александра Невского. Османский султан направил фирман с похвалой и подарил челенг (золотое перо, усыпанное бриллиантами), соболью шубу и 1000 червонцев на мелкие расходы. Ещё 3500 червонцев прислал для команды.

Челенг (золотое перо, усыпанное бриллиантами), подаренный турецким султаном Ф.Ф. Ушакову.
Победа при Корфу завершила освобождение Ионических островов из-под власти французов и произвела на Европу большое впечатление. Ионические острова стали оплотом России в Средиземном море. Европейские военные и политики не ожидали столь решительного и победоносного исхода борьбы против мощного опорного пункта Франции в Средиземном море. Многие считали, что Видо будет взять очень сложно, а Корфу вообще невозможно. Крепость имела достаточный гарнизон, поддержанный отрядом кораблей, первоклассные укрепления, мощное артиллерийское вооружение, большие запасы боеприпасов и провианта, но не выдержала натиска русских моряков. «Все приятели и неприятели имеют к нам уважение и почтение», — отмечал адмирал Ушаков.
Блестящее мастерство русских моряков признали и враги России – французское военачальники. Они говорили, что ещё никогда ничего подобного не видали и не слыхали, не воображали себе, что можно с одними кораблями взять приступом страшные батареи Корфу и острова Видо. Такая смелость едва ли была когда-нибудь видана.
Взятие Корфу наглядно показало творческий характер мастерства адмирала Ушакова. Русский адмирал показал ущербность мнения о том, что атака сильной крепости с моря невозможна. Корабельная артиллерия стала главным средством, который обеспечил подавление береговых сил противника. Кроме того, большое внимание было уделено морской пехоте, организации десантных действий по захвату плацдармов, строительству береговых батарей. Победоносный штурм Видо и Корфу опрокинул теоретические построения западноевропейских военных специалистов. Русские моряки доказали, что могут выполнять самые сложные боевые задачи. Штурм считавшейся неприступной морской крепости красной строкой вписан в историю русской школы военно-морского искусства.

Медаль, отчеканенная в честь Ф.Ф. Ушакова в Греции. Центральный военно-морской музей.

Остров русской славы: уникальная операция — взятие неприступной крепости Корфу эскадрой адмирала Ушакова (ФОТО)

220 лет со дня взятия крепости Корфу соединённой эскадрой адмирала Ушакова.

1 марта 1799 года объединенная русско-турецкая эскадра под командованием Фёдора Ушакова приступила к штурму французских укреплений на острове Корфу в Ионическом море, в результате которого французский гарнизон капитулировал.

Штурм крепости на Корфу явился ярким примером хорошо спланированных и согласованных действий кораблей и десанта.

Взятие Корфу и других Ионических островов имело большое военное и политическое значение. На островах под протекторатом России и Турции были образована Республика Семи Островов. Россия приобрела на Средиземном море военную базу, которую успешно использовала в войне.

Действия адмирала Ушакова оказали существенную помощь армии Александра Суворова в Северной Италии.

Военные историки Минобороны подготовили интересный материал об этом великом сражении:
А. М. Самсонов. Штурм острова Корфу. 1996 г.

Важный стратегический пункт Ионического архипелага в Средиземном море — остров Корфу был занят французскими войсками в начале июня 1797 года.

Остров лежал параллельно албанскому берегу и был отделен от него достаточно широким проливом. Город, где находилась крепость, располагался на узком мысе пролива. С давних времен Корфу считался ключом к Адриатике и всякий старался завладеть им, потому за свою многовековую историю был хорошо укреплен. Его бастионы считались неприступными. Они состояли из двойной крепостной ограды с сухими рвами.

Главная крепость Корфу, защищаемая трехтысячным гарнизоном, имела 650 крепостных орудий. К главной крепости примыкали две другие: к востоку — старая, к западу — новая. Со стороны берега главную крепость прикрывали форты Авраама, Сан-Сальвадора, правый фланг которого примыкал к морю, и редут Св. Рокка, прикрывавший подступы к обоим фортам. На оконечности мыса с высоким и крутым утесом была расположена цитадель, отделенная от города глубоким и широким рвом.

С моря крепость прикрывал хорошо укрепленный остров Видо, на котором были расположены пять батарей. Гарнизон острова состоял из 500 человек. На подходах к Видо со стороны моря были поставлены боновые заграждения с железными цепями. В гавани между Корфу и Видо стояли уцелевший после Абукирского сражения 74-пушечный корабль «Женере», 50-пушечный пленный английский корабль «Леандр», фрегат «Брюне», бомбардирский корабль, две галеры и четыре полугалеры.


Карта острова Корфу

Силы соединенной русско-турецкой эскадры на Средиземном море под общим руководством вице-адмирала Ф. Ф. Ушакова состояли из десяти линейных кораблей, 13 фрегатов, семи малых судов и 14 канонерских лодок.

Перед прибытием к островам соединенной эскадры генеральный комиссар французской исполнительной Директории в Ионическом архипелаге Дюбуа дал распоряжение перевести значительную часть войск с островов Занте, Кефалония, Цериго и Св. Мавры на Корфу, где он был намерен защищаться «до самой крайности».

Взять такую крепость сходу не представлялось возможным, так как для этого нужны были значительные силы и специальная подготовка. Поэтому капитан 1-го ранга И. А. Селивачев, прибывший к Корфу 24 октября (4 ноября) 1798 года с вверенным ему отрядом из пяти кораблей и трех фрегатов, принял решение организовать блокаду острова с целью подготовки к решающему штурму.

В начале ноября Ушаков, лично прибыв к Корфу, стал подтягивать к острову дополнительные силы с уже освобожденных островов и 6 ноября приступил к методичной его осаде. Как при взятии Занте и Св. Мавры, на берег были высажены два отряда: с севера — 128 человек под командой капитана Кикина и с юга — 19 человек под командой лейтенанта М. И. Ратманова (впоследствии вице-адмирала). При содействии местных жителей, из которых был сформирован отряд в 1,6 тыс. человек, им удалось построить осадные батареи.

Для более тесной блокады и подготовки к штурму Ушакову не хватало сухопутных войск. А пока в ожидании обещанных 17 тыс. албанцев русский адмирал мог рассчитывать только на свои силы и на помощь греков. Корфиоты были готовы дать в его распоряжение 10–15 тыс. человек, но их пугало присутствие на эскадре турок, зверства которых им были хорошо известны.

По этому поводу Ф. Ф. Ушаков с горечью писал Павлу I:

Если бы я имел со мною один только полк российского сухопутнаго войска для десанта, непременно надеялся бы я Корфу взять совокупно вместе с жителями, которые одной только милости просят, чтобы ничьих других войск, кроме наших, к тому не употреблять.

Корабли соединенной эскадры перекрыли все выходы из Корфиотского залива: с юга силами трех кораблей и фрегата, с севера — кораблем и тремя фрегатами. 14 (25) ноября на северный берег был высажен десант из 128 морских солдат и артиллеристов под командованием капитана Кикина, которые на другой же день устроили батарею из девяти орудий против укрепления Св. Авраама. 18 (29) ноября на южной части острова был высажен десант из 13 солдат и шести артиллеристов.

Ввиду невозможности противостоять морским силам соединенной эскадры, французы стали предпринимать активные действия против береговых батарей. 20 ноября (1 декабря) успешной вылазкой ими была захвачена южная батарея. Попытка же захватить северную батарею окончилась неудачей. Понеся большие потери, они вынуждены были вернуться в крепость и отказаться от активных действий, уповая на мощные бастионы и прибытие войск из Анконы.

И действительно, из Анконы вышли три бывших венецианских 64-пушечных корабля с несколькими транспортными судами, на борту которых находились 3 тыс. человек десантного войска. Но, узнав о положении дел на Корфу, они взяли обратный курс. Таким образом, французский гарнизон остался полностью отрезанным от внешнего мира.

Но обстановка была тяжелой и для соединенной эскадры. По договоренностям союзных держав она должна была снабжаться турецкой стороной, однако вразрез этим договоренностям турки, по существу, саботировали поставки, в результате чего эскадра терпела «крайнюю нужду» буквально во всем.

По этому поводу Ф. Ф. Ушаков писал российскому чрезвычайному посланнику и полномочному министру в Константинополь тайному советнику В. С. Томаре:

Из всей древней истории не знаю и не нахожу я примеров, чтобы когда какой флот мог находиться в отдаленности без всяких снабжений и в такой крайности, в какой мы теперь находимся.

Ситуация осложнялась и необычно холодной для этих мест погодой, из-за которой блокаду приходилось вести в невыносимых условиях. Но даже в этой тяжелой обстановке русские моряки, беспредельно доверяя своему любимому адмиралу, не падали духом. «Наши служители, — писал Фёдор Фёдорович, — от ревности своей и, желая угодить мне, оказывали на батареях необыкновенную деятельность: они работали и в дождь, и в мокроту или же обмороженные в грязи, но все терпеливо сносили и с великой ревностью старались».

К концу года из Севастополя в Корфу прибыли два 74-пушечных корабля и три вспомогательных судна под командованием контр-адмирала П. В. Пустошкина, и, таким образом, соединенная эскадра состояла уже из 12 линейных кораблей и 11 фрегатов.

23 января (3 февраля) 1799 года на южной стороне острова началась установка новых батарей, которые состояли из 13 больших и трех меньших орудий и семи мортир разного калибра.

Наблюдая интенсивные приготовления русско-турецких войск, осажденные начали терять надежду на помощь. Тогда командир французского корабля «Женере» капитан Лежойль, неоднократно предпринимавший попытки с боем вырваться из крепости, вновь вызвался прорвать блокаду и уйти в Анкону за подкреплением. Для этой цели в ночь на 26 января (6 февраля) французами была совершена отвлекающая вылазка. В это время «Женере» с «вычерненными» парусами в сопровождении галеры вышел из порта, прорвался через отряд реал-бея с северной стороны бухты и ушел в море.

К середине февраля, благодаря твердым требованиям и в то же время тонкой дипломатической деятельности, Ушакову удалось добиться от турецких правителей доставки 4250 воинов-албанцев. Хотя это была всего лишь четверть обещанного, тем не менее, командующий начал интенсивную подготовку к решающему штурму крепости.

14 (25) февраля Ушаков начал последние приготовления к штурму. Он отдал приказ обучать матросов и солдат приемам преодоления различных преград и штурму укреплений. В большом количестве изготавливались штурмовые лестницы. Непосредственно самим командующим были разработаны 132 условных сигнала для управления кораблями и десантом во время штурма.

17 (28) февраля, когда предварительная подготовка была закончена, Ф. Ф. Ушаков на «Св. Павле» собрал совет флагманов и капитанов. На совете были поставлены конкретные задачи и зачитан приказ о штурме Корфу с указанием мест высадки десанта. Согласно приказу, специально выделенный отряд кораблей должен был нейтрализовать действия французских судов по доставке подкрепления с Корфу на Видо и на Видо направить основной удар силами флота, так как именно он являлся ключом к главной крепости. Сухопутным войскам при поддержке корабельной и береговой артиллерии надлежало брать приступом передовые укрепления.

И вот 18 (29) февраля с первым благоприятным ветром, как и было определено приказом, начался штурм. В семь часов утра по сигналу с флагманского корабля соединенная эскадра снялась с якоря и под всеми парусами стала подходить к береговым батареям острова Видо, ведя по ним непрерывный огонь. Первыми вступили в бой фрегаты «Казанская Богородица» и «Херим-Капитана». Подойдя на дистанцию картечного выстрела к батарее, расположенной на северо-западной оконечности острова, они обрушили на нее град ядер. Затем и другие корабли эскадры подошли к оставшимся четырем батареям и, встав на шпринг, начали их обстрел. Таким образом, корабли и фрегаты заняли свои места по диспозиции и образовали две линии, первую из которых занимали русские корабли.

Четко прослеживая ход начавшегося сражения, Ушаков, находясь на «Св. Павле», в сопровождении фрегата обошел весь строй и, подойдя вплотную к берегу, начал обстрел самой мощной батареи острова Видо. Одновременно начался обстрел и основной крепости с береговых батарей, установленных в северной и южной частях Корфу.

Согласно генеральному плану корабль капитана 1-го ранга Д. Н. Сенявина «Св. Петр» и фрегат «Наварахия», оставаясь на ходу, вплотную подошли к порту и завязали перестрелку со стоявшим там кораблем «Леандр» и фрегатом «Брюне». Точным огнем с русских судов французские корабли практически были выведены из строя, а несколько галер с находящимися на них войсками, предназначенными для подкрепления гарнизона Видо, потоплены.

К 10 часам утра атака соединенных сил стала общей, и уже к 11 часам канонада с французских батарей заметно ослабла. Вот как описывает этот момент участник событий Егор Метакса:

Беспрерывная, страшная стрельба и гром больших орудий приводили в трепет все окрестности. Видо, можно сказать, был весь взорван картечами, и не только окопы… не осталось дерева, которое не было бы повреждено сим ужасным железным градом. В одиннадцать часов пушки с батарей французских были сбиты, все люди, их защищавшие, погибли, прочие же, приведенные в страх, кидались из куста в куст, не зная, куда укрыться.

В это же время на флагманском корабле был поднят сигнал к высадке десанта, который заблаговременно был посажен на гребные суда. Под прикрытием корабельной артиллерии галеры пошли к двум противоположным сторонам Видо. Несмотря на упорное сопротивление осажденных и огонь стоящих у берега мелких судов, десант численностью 2172 человека закрепился между батареями и пошел далее к середине острова.

Турки, входившие в состав десанта, озлобленные упорным сопротивлением французов, принялись резать всех подряд, не щадя даже пленных, на защиту которых встали русские офицеры.

К 14 часам остров Видо был взят. В плен попали 422 человека, из них 20 офицеров и комендант крепости бригадный генерал Пиврон. Однако со взятием Видо штурм Корфу не закончился. Центр сражения переместился на главную крепость, обстрел которой продолжался с южной и северной батарей, а также с пяти кораблей. Вначале на штурм наружных укреплений Корфу пошли албанцы, но осажденные выстояли. Тогда в атаку поднялись русско-турецкие войска и вытеснили французов, заставив их укрыться в главной крепости.

Взятие Видо, укреплений Св. Авраама и Сальвадора решило участь остальных крепостей Корфу. Командующий французским гарнизоном генерал Шабо, потеряв около 1 тыс. человек и видя бесполезность дальнейшего сопротивления, направил Ушакову послание:

Господин адмирал! Мы полагаем, что бесполезно подвергать опасности жизнь нескольких сотен храбрых русских, турецких и французских солдат в борьбе за обладание Корфу. Вследствие этого мы предлагаем Вам перемирие на срок, который Вы найдете нужным для установления условий сдачи этой крепости.

Послание Шабо было доставлено на флагманский российский корабль шлюпкой под французским и российским флагами. Адъютант французского генерала с двумя офицерами передал его Ушакову. Сразу же после этого Федор Федорович отдал приказ о прекращении огня на 24 часа и отправил к Шабо своего адъютанта лейтенанта П. И. Балабина (впоследствии генерал-майор, командир 1-го округа жандармов) с условиями капитуляции. В результате 20 февраля (3 марта) «на российском адмиральском корабле «Св. Павел» акт о капитуляции крепости Корфу был подписан. Под документом свои подписи поставили: с французской стороны — Грувель, Дюфур, Карез, Вирт, а со стороны союзников — вице-адмирал Ушаков и Кадыр-бей.

«Вышеподписанная капитуляция ратифицирована и принята именем французского правления нижеподписавшимися: Генеральный комиссар Исполнительной Директории Французской республики Дюбуа и дивизионный генерал Шабо. Печати приложены: Кадыр-бея, вице-адмирала Ушакова, Дюбуа и Шабо».

Согласно условиям капитуляции, французы, сдав крепость Корфу, вместе со всеми бывшими при ней кораблями, магазинами, арсеналами и прочими припасами, обязались под честное слово не служить против России и ее союзников в течение 18 месяцев. В полдень 22 февраля (5 марта) французские войска численностью 2931 человек вышли из крепости и, сложив оружие и знамена перед строем русско-турецких войск, стали готовиться для отправки в Тулон. Это, однако, не коснулось 100 пленных евреев, вместе с французами защищавших Корфу. Они были отправлены турками в Константинополь. Потери со стороны русско-турецких войск были незначительны.

Лейтенант Ратманов привез на флагманский корабль и передал командующему французское знамя и ключи от крепости, куда вошли только русские моряки. В крепости победителям досталось 105 мортир, 21 гаубица, 503 пушки, 4105 ружей, 1224 бомбы, 105 884 ядер, 620 книппелей, 572 420 ружейных патронов, 2574 пуда пороха. В порту Корфу были взяты линейный корабль «Леандр», фрегат «Брюне», полака, бомбардирское судно, две галеры, четыре полугалеры и три купеческих судна.

Это был день великого торжества адмирала Ушакова, торжества его военного таланта и твердой воли, поддержанных храбростью и искусством его подчиненных, их доверием к своему победоносному предводителю и его уверенностью в их непоколебимое мужество. Это был день торжества русского духа.

Штурм Корфу явил собой образец до конца продуманной и логически завершенной военно-морской операции. И, конечно же, эта грандиозная победа не могла бы стать реальностью без той самоотверженности, с которой русские моряки блокировали и штурмовали бастионы Корфу. Несмотря на все тяготы и лишения, русские воины выстояли и победили.

Великий русский полководец А. В. Суворов, узнав о победе при Корфу, воскликнул:

Великий Петр наш жив! Что он по разбитии в 1714 году шведского флота при Аландских островах произнес, а именно: «Природа произвела Россию только одну; она соперницы не имеет!» — то и теперь мы видим. Ура! Русскому флоту! Я теперь говорю сам себе: «Зачем не был я при Корфу хотя мичманом?»

Поздравил Ушакова и английский адмирал Горацио Нельсон:

С усердием поздравляю Ваше Превосходительство с победою Корфы. Уверяю вас, что слава оружия верного союзника столь же для меня лестна, как и слава моего государя.

Весть о взятии Корфу долетела до Константинополя 5 марта (16 марта). Радостное известие с ключами от крепости и другими трофеями доставил в столицу реал-бей Феттах. В тот же час эта весть разнеслась по городу, «произведя всеобщую радость с похвалами вице-адмиралу Ушакову».

При этом Феттах-бей не переставал повсюду хвалить русских солдат и матросов за их дисциплину и храбрость, «присовокупляя, что чрез обращение с оными турецких матросов и они довольно навыкли к послушанию».

Через два дня в доме реиз-эфенди состоялась конференция с участием российского посланника В. С. Томары. После обыкновенных приветствий реиз-эфенди с радостью сообщил российскому посланнику, что «приятная весть о сдаче крепостей Корфу и взятие приступом важных постов Видо и Сальвадора и великие услуги в том вице-адмиралом Ушаковым оказанные, произвели всеобщее удовольствие и к нему почтение».

Затем Атыф-Ахмет развернул свиток с посланием султана и передал его переводчику. В нем говорилось:

Ревность и услуга, Российским Адмиралом Ушаковым обще с определенными начальниками моими при завоевании бывших Венецианских островов и особливо крепости Корфу оказанные, есть пред нами весьма благоугодно. Господь да благословит Его щастием!

Таковое удовольствие мое Р. Ефенди должен изъявить Г. Посланнику с тем, чтобы он особенно донес о том Всероссийскому Императору. Всевышний союзных держав оружие да благословит всегда победами над врагами их.

Чтобы ознаменовать перед публикой услуги, оказанные вице-адмиралом Ушаковым, султан прислал для него бриллиантовый челенг, соболью шубу и 1000 червонцев на мелкие расходы, а для команды — 3500 червонцев.


Челенг (золотое перо, усыпанное бриллиантами), подаренный турецким султаном
Ф. Ф. Ушакову

Василий Степанович Томара, изъявляя удовольствие за столь лестную оценку заслуг вице-адмирала Ушакова, вручил реиз-эфенди письмо Ушакова к верховному визирю, в котором Фёдор Фёдорович отмечал усердие в службе Кадыр-бея и расторопность патрон-бея.

Поблагодарив российского посланника, реиз-эфенди продолжил «приписывать великие похвалы» Ушакову за его предприимчивость и знания. При этом он попросил Томару прислать через русского адмирала план всех укреплений острова Корфу, «потому что многие знающие оные почитали взятие острова Видо делом многотрудным, а Сальвадора — невозможным. После чего Измет-бей пересказывал разные неудачные предприятия со стороны Оттоманской Империи на овладение крепостями острова Корфу, что после того были оные еще укреплены венецианцами, а потом более французами, и что взятию оных не поверят сначала в Европе».

В ответ Томара не без удовольствия отметил:

Есть многие уважения, которые должны учинить нам весьма приятным сие приобретение. Во-первых, это малость средств, употребленных на оное, ибо тут оказывается, что одно из сильнейших укреплений в Европе взято силою без армии, без осадной артиллерии, без открытия траншей и, словом, без всего того, что почитается необходимым в атаке крепостей, даже самых посредственных.

А с другой стороны, в десятилетнюю войну сие есть первое завоевание области, составляющей часть республики единой и нераздельной. Сие на деле доказывает, что где есть прямая воинская храбрость и единомыслие, там французов побеждать не только не трудно, но и легко.

В знак благодарности русскому адмиралу верховный визирь по повелению султана направил фирман с похвалой, который был публично зачитан в турецкой эскадре. И даже битый Ушаковым капудан-паша Кючук-Гуссейн всячески «выхвалял» его подвиги и говорил о том, что если бы он был на месте Кадыр-бея, то «подал бы пример послушания к командующему российской эскадрой».

Поздравил Ушакова и сам российский посланник. 17 марта (28 марта) он писал:

Примите, милостивый государь мой, всеискреннейшее мое поздравление, изъявляемое Вам с чувствами подданного единого с Вами Государя и сына единого же Отечества. Одержанная Вами победа утвердит упование всей благомыслящей Эвропы, что оружие наше превозможет и силы, и козни извергов, устремившихся на порабощение рода человеческого.

И в самом деле, завоевание островов Егейских, довершенное Вами без армии, без артиллерии и, что больше, без хлеба представляет не только знаменитый воинский подвиг, но и первое в столь долговременную войну отторжение целого члена Республики, наименовавшейся единою и нераздельною…

А в донесении канцлеру А. А. Безбородко от 1 апреля Василий Степанович отметил:

Вице-адмирал Ушаков не ушел обыкновенной участи по делам греческим. И турки, и иностранцы, присутствующие при взятии крепостей и знающие малость средств и недостатки соединенной эскадры, превозносят его вице-адмирала похвалами и храбрость войск наши ставят главным упором на деяния в сей войне.



Медаль, отчеканенная в честь Ф. Ф. Ушакова в Греции. Центральный военно-морской музей

О знаменитой победе написал он и российскому посланнику в Вене А. К. Разумовскому, замечая при этом, что «важность сего приобретения и образ, коим оное последовало, усугубляет удовольствие всякого сына Отечества».

Однако, несмотря на это, имела место его явная недооценка российским императором. Еще не имея известий о взятии острова, Павел I в. своем рескрипте от 14 (25) марта на имя Ушакова писал:

Весь флот должно теперь иметь в движении и действии, не занимаясь одним только маловажным пунктом атакою Корфу.

Поэтому отчасти становится понятным, почему император за столь знатную победу ограничился лишь изданием указа Адмиралтейств-коллегии о пожаловании Ф. Ф. Ушакова чином адмирала.

После блистательной победы Федор Федорович с горечью писал:

Мы не желаем никакого награждения, лишь бы только служители наши, столь верно и ревностно служащие, не были бы больны и не умирали с голоду.

Каждый из них был героем, и никто не был забыт своим командующим.
В отличие от российского монарха, в Европе «были весьма изумлены» падением считавшейся неприступной крепости. А потому взятие Корфу соединенной эскадрой имело большой политический резонанс, значительно укрепивший уверенность стран антифранцузской коалиции в общем успехе.

Таким образом, покорение о. Корфу завершило собой освобождение Ионических островов от французов и позволило силам коалиции полностью контролировать ситуацию в Средиземном море. Кроме того, штурм считавшейся неприступной приморской крепости красной строкой вписан в историю отечественной школы военно-морского искусства.

Памятник адмиралу Ф. Ф. Ушакову в г. Керкира (о. Корфу, Греция). Автор мемориальной композиции — российский скульптор В. Айдинов

Читайте также: Украинцы против памятника: Во Львове второй день не могут снести Монумент Славы (ВИДЕО)

Материал подготовлен Научно-исследовательским институтом (военной истории) Военной академии Генерального штаба ВС РФ

Средневековые замки представляли собой хорошо укрепленные сооружения, в которых жила знать: дворяне, бароны, короли. Замки возводились как в Европе, так и на Ближнем Востоке. Сейчас мы используем слово «замок» для обозначения надежных укреплений и крепежей.

Вопреки распространенному мнению замки были не только оборонительными, но и наступательными сооружениями. Первые замки возвели дворяне в IX-X вв., когда империя Каролингов распалась на части. С помощью неприступных замков они пытались контролировать регион вокруг них. Давайте посмотрим на 10 самых несокрушимых средневековых замков, которые очень сложно разрушить.

Крак-де-Шевалье

Крестоносцы построили этот замок далеко от родных земель, и он выдержал проверку временем. Эта железная крепость была настолько мощной, что послужила образцом для будущих средневековых замков.

Чтобы построить замок в месте, окруженном повсюду врагами, нужно возвести неприступную и грозную крепость. Крак-де-Шевалье является именно таким сооружением. Он до сих пор стоит на территории современной Сирии и хорошо сохранился. Сначала он был заселен Курдами, а потом там располагался рыцарский госпитальер.

Даже природа не смогла разрушить эту крепость. Мощное землетрясение в 1170 году повредило его, но замок быстро восстановили.

Крепость Кенигштайн, Германия

Крепость является одной из крупнейших в Европе и сыграла важную роль в истории Саксонии. Несмотря на то что внутри замка находились властители, они часто оказывались беспомощными во время войны. Например, принц Фридрих Август II не имел другой возможности, как просто наблюдать со стороны за капитуляцией своей армии во время Семилетней войны. Сам он оставался в безопасности в крепости Кенигштайн.

У крепости не было большой стратегической важности в военных действиях, но в ней хранили ценные артефакты и предметы искусства, которые оставались в безопасности. Кенигштайн был домом для одних и тюрьмой для других. Позже крепость переоборудовали в тюрьму. Кстати, о самых страшных тюрьмах в мире на нашем сайте thebiggest.ru есть очень познавательная статья.

Форт Мехрангарх, Индия

Форт Мехрангарх является одним из самых внушительных средневековых замков в мире. Со стороны сооружение выглядит неприступным. Форт был построен в 1460 году Рао Джодхой. Рядом с ним находится город Джодхпур, над которым возвышаются огромные стены замка. Он находится на 400 метров выше уровня моря.

Внутри замка его богатые обитатели могли насладиться многочисленными комнатами с богатым убранством с чудными узорами на стенах. Но этот форт считали проклятым. На его месте когда-то жил отшельник, которого выгнали с холма, чтобы начать строительство крепости. Старец проклял крепость, пожелав страдать от нехватки воды. Правда или нет, но этот район каждые четыре года переживает сильную засуху.

Крепость Муруд-Джанджира

Пожалуй, это самый крепкий и неприступный морской замок в мире. Он находится на острове недалеко от деревушки Муруд. Добраться туда возможно только по морю — других путей нет. Это означает, что потенциальные враги должны очень постараться, чтобы достичь стен крепости.

В стенах крепости были установлены три мощных пушки, которые наводили ужас на корабли. Они имели названия: Чаври, Калалбангда и Ланда Касам. Они имели большую дальность и мощь и были способны потопить самые могучие корабли.

Крепость Масада

Крепость Масада в пустыне является одной из самых грозных в мире и одним из самых популярных туристических объектов в Израиле. Недалеко от крепости находится выход к Мертвому морю и она расположена на краю Иудейской пустыни. Крепость была настолько крепкой, что еврейским повстанцам удавалось сдерживать римские легионы во время осады.

Сама крепость была построена на возвышенности, больше 100 метров над уровнем моря. У римлян не было другого пути, как три узких извилистых прохода. Все осадные орудия римлян находились как на ладони. Евреи оказали жесточайшее сопротивление, но в конечном счете крепость пала. Передовое вооружение римлян сделало свое дело, но ни один еврейский повстанец не сдался в плен. До захвата все они покончили с собой.

ТОП-10 видов смертоносного средневекового оружия.

Замок в Осаке

Замок в Осаке является одним их самых известных средневековых замков на территории Японии. Его стены видели отважных самураев и великих императоров. Много войн смогла пережить эта крепость. В эпоху Сэнгоку замок построил Хидэёси Тойотоми, человек, объединивший Японию.

Замок занимает 6 гектаров и имеет на своей территории разные оборонительные сооружения, включая высокие башни, крепкие ворота и множество бойниц. Тойотоми построил его в противовес другому замку Азучи. Когда в 1614 году замок атаковала армия, превышающая числом защитников в 20 раз, то им удалось отбить атаку во многом благодаря внушительным стенам замка.

Самые мощные армии мира.

Замок Мальборк

Замок Мальборк — это крупнейший в мире кирпичный замок и один из немногих, которые за свою историю не были разрушены. Его много раз осаждали, но никогда не захватывали. В нем находилась ставка тевтонских рыцарей. Даже после поражения тевтонских рыцарей в 1410 году польским войскам, они просто отступили в Мальборк и были в полной безопасности. Польша не была готова к длительной и тяжелой осаде замка. По площади это самый большой замок в мире.

Самые интересные факты о рыцарях.

Форт Девагири-Даулатабад

До изобретения пушек никто и не мог надеяться захватить форт Девагири-Даулатабад. В этой крепости была очень продуманная система обороны.

Во-первых, форт находится на возвышенности, окружен глубоким рвом и тремя уровнями стен. Даже если вам удастся пройти через стены, то придется пересечь сеть запутанных туннелей, а потом пройти по мосту, который проложен над пропастью глубиной около 100 метров. Мост настолько узок, что по нему могли пройти одновременно только два человека. Большая армия может часами пересекать его, пытаясь уклониться от многочисленных ловушек и отбиваясь от защитников.

В замке есть только один вход, и нет другого выхода. Он был спроектирован таким образом, что незнакомая с планировкой армия, просто сходила с ума, бегая по лабиринтам, пытаясь найти несуществующий выход. У немногих средневековых замков есть так много хитроумных уловок для защиты от нападения.

Форт Нумансия

Форт Нумансия был настолько крепким, что римской армии понадобилось 20 лет под испепеляющим испанским солнцем, чтобы захватить его. Им так и не удалось прорвать его оборону, просто у защитников закончились запасы еды. Удивительно, почему римляне с их передовыми технологиями того времени не смогли захватить его. Обороняющиеся так и не сдались в плен, предпочтя покончить жизнь самоубийством.

Сейчас на этом месте проводят раскопки, узнавая всё новые и новые факты о героизме жителей этого региона.

Замок Хоэнзальцбург

Он находится на возвышенности в 50 метров и является одним из крупнейших средневековых замков в Европе. Сам замок был 250 метров в высоту и 150 метров в ширину. На него нападали лишь дважды в истории. Первый был во время немецко-крестьянского восстания, когда простые крестьяне взбунтовались и попытались захватить замок, но не смогли. Следующим это попытался сделать Наполеон. Защитники сами сдались ему без боя, поэтому замок никогда не был захвачен.

Самая неприступная крепость в мире: топ 3

На сегодняшний день, большинство людей ассоциируют данную фразу с Троей. Конечно история того времени просто завораживала, ведь замок был захвачен через 10 лет осады, при этом лишь маленькая хитрость смогла пробить оборону противника – Троянский конь. Но сейчас речь пойдет о других постройках, которые могут стоять на равных с великой Троей.

Правила безопасности

Какая должна быть самая неприступная крепость в мире? Каждый согласится, что есть множество пунктов. Но если выделить главные требования, то может получиться следующий список:

  • Высота:

Чем выше расположена крепость, тем вероятнее заметить приближение противника из-за большего радиуса обзора. Также следует отметить, что намного удобнее обстреливать захватчиков, когда они будут менее подвижны из-за подъема к воротам. Конечно, большие стены важны, но не стоит забывать про фортификационные постройки находящиеся на пути к ним.

  • Труднодоступность:

Каждый строитель понимал, что укрепление может спасти жителей от набегов варваров, но если наступили тяжелые времена, когда толпы вражеских солдат шли штурмом брать замок, необходимо было придумывать различные интересные ходы, чтобы отбить атаку или держать до прихода подкрепления. Таким образом, строители начали копать ров в нескольких шагах от стены. Такие углубления обычно наполняли водой и пускали опасных для человека животных, таких как крокодилы. Либо создавались волчьи ямы, на дне которых находились деревянные колья.

  • Мост и стены:

Самым важным звеном в защите является мост. Раньше они бывали лишь двух видов: подъемные либо выдвижные. Это был единственный способ попасть внутрь города, либо искать тайные проходы. Чтобы опустить мост, необходимо было пробраться внутрь замка, чтобы обрубить тросы либо нажать на специальные механизмы. В те времена крепости имели большие стены, строили их на наклонном цоколе с твердым основанием, чтобы противники не могли совершить подкоп.

  • Военные хитрости:

Самая неприступная крепость должна выдерживать многомесячные атаки противников, чтобы владельцы были уверены в своей безопасности. Однако многие были захвачены за короткое время. С чем это связано? Дело в том, что вода и еда быстро заканчивается, ведь никто не был готов к тяжелым условиям. Поэтому в более поздние времена, начали задумываться о проведении источника пресной воды и продовольственных запасов, а значит, необходимо внутри стен создавать посевы, чтобы увеличить количество урожая.

Также было важно протоптать дорогу к замку таким образом, чтобы правая сторона нападающих была открыта, без щитов, для обстрела из луков.

Одна из самых непреступных крепостей России

Город Дербент был основан примерно две тысячи лет назад, но самое интересное, что Дербентская крепость стоит уже более пяти тысячи лет. Как такое возможно? Дело в том, что город основали вокруг самого замка и был назван «дербент» что с персидского означает «затвор на воротах». Город довольно часто подвергался набегам варваров и становился частью множества государств. Однако в семнадцатом веке все изменилось в лучшую для жителей сторону. Казачий атаман Степан Разин захватывает силой крепость и в итоге начинает свой поход по Персидским землям. Это событие не могло пройти мимо Петра I, который предает городу отдельную ценность. Уставшие от постоянной смены власти, жители сами отдают ключи от замка царю и становятся частью большого царства. Только на этом переходы между государствами не заканчиваются, правители крепости частенько менялись из-за договоренностей, переходя из одного царства в другое.

И только девятнадцатый век становится торжественным для граждан, ведь они полностью присоединяются к Руси, начиная строить свою экономику. После этого события, было выявлено, что Дербент был одним из самых населяемых городов по национальности. В его стенах находилось более 40 наций, каждая из которых вносила свой вклад в развитие и становление экономики.

Дербентская крепость разделяется на три части: главная цитадель, стены и Дагбары. Нарын-кала, основная часть, состоит из северной и южной стены, которые находятся параллельно друг другу, а между ними сохранилась самая древняя часть городка. Общая длина стен составляет более 3600 метров, а площадь всех построек занимает примерно 4.5 гектара.

С северной стороны, ворота выглядят как довольно избитые, что показывает частые нападения варваров. Южная стена была построена позже, уходила немного в моря, чтобы не давать устроить атаки с кораблей, благодаря этому ворота сохранились лучше, можно разглядеть узоры тех времен.

На сегодняшний день, многие туристы посещают замок и наслаждаются его величием. Люди пишут положительные отзывы, советуя своим друзьям и родственникам насладиться древними сооружениями.

Топ-3 неприступных крепостей в мире

Первое место занимает Замок Крак де Шевалье. Данное сооружение было самым неприступным в восьмом веке. Именно тогда сражения проходили маленькими группами людей, числящих в себе отряды по несколько десятков или сотен, крайне редко доводилось видеть несколько тысяч воинов в одном месте. Однако крепость содержала в себе гарнизон в более чем двух тысяч солдат и знатное количество провизии, позволяющие удерживать длительные осады. Благодаря ордену госпитальеров, замок окружала тридцати метровая каменная стена, вокруг нее был вырыт глубокий ров, который не позволял приблизиться к стенам. Крак де Шевалье отражал множество нападений, ни разу не был взят силой. Однако в 1271 году, путем военных хитростей удалось захватить неприступное место.

Второе место занимает Сан-Эльмо. Мальта. Замок был основан в шестнадцатом веке и укреплен целым рядом стен с бастионами, которые расстреливали противников, нанося тяжелые потери еще до подхода к воротам. Чтобы разрушить сооружение, необходимо было вести планомерный огонь с артиллерийского орудия, однако в ответ можно было получить целый ряд выстрелов из морского флота, находившегося в форте Сан-Эльмо, за городом Борго.

В 1565 году случилась самая масштабная осада города, в котором находилось всего шесть тысяч человек. Армия турок насчитывала более сорока тысяч и продолжала осаду в несколько дней. Спустя некоторое время им удалось прорвать первую линию защиты, тем самым захватив порт, однако они понесли колоссальные потери и были вынуждены снять осаду и отступить, полностью вернув всю территорию.

Третье место занимает Бобруйская крепость. В 1812 году замок являлся одним из новейших и насчитывал в своем сооружении более восьми гарнизонов. Большое количество пушек и пороха придавало уверенности солдатам в обороне, ведь всегда можно было вести ответную стрельбу. Именно в 1812 году на крепость напали более шестнадцати тысяч польских захватчиков, после пары неудачных для них сражений, они приняли решение прекратить осаду и вернуться назад, тем самым крепость стала опорной точкой, не давшая врагу пройти за ее пределы.

Следует отметить, что ежедневно во все замки проводятся экскурсии, поэтому любой желающий может лично пойти посмотреть красоты прошлых лет.

Взятие крепости Корфу

20 февраля (3 марта) 1799 года — взятие русско-турецкой эскадрой под командованием вице-адмирала Ф.Ф. Ушакова крепости Корфу. Это была одна из наиболее мощных и хорошо укрепленных европейских крепостей с многочисленным и опытным французским гарнизоном, которая еще не знала поражений.

Мемориальная доска с барельефом Ф.Ф. Ушакова на острове Корфу. фото: А. Подколзин

После 4-х месяцев осады она сдалась храбрости и военному мастерству русских. Впервые в истории военно-морского искусства такая, казалось бы совершенно неприступная, крепость была взята преимущественно силами флота. К этому времени Ушаков уже одержал ряд блистательных побед над турецким флотом. Об одной из них читайте в статье Сражение у мыса Тендра.

Вид из крепости Корфу на ионическое море. Фото: А. Подколзин

Все европейские государства внимательно следили за действиями эскадры Ушакова, понимая, что от этого зависит будущее всего континента. Решительное овладение сильнейшей морской крепостью Корфу и освобождение всех Ионических островов, которые имели важнейшее стратегическое значение на Средиземном море, произвело огромное впечатление. «Все приятели и неприятели имеют к нам уважение и почтение», — отмечал Ф.Ф. Ушаков. В результате этого Россия приобрела не только большой международный авторитет, но и военную базу, а также удобные порты для развития торговли в этом регионе.

Обстановка на Средиземноморье

В 1796-1797 годах Франция установила контроль над Северной Италией, присоединила к себе Ионические острова и часть побережья Албании. Затем французский экспедиционный корпус захватил Мальту и высадился в Египте. Английская эскадра адмирала Нельсона не смогла перехватить французский флот на пути в Египет и разбила его у Абукирской бухты, но уже после высадки экспедиционного корпуса. Турция, которой в то время принадлежал Египет, обратилась за помощью к России и Англии.

Карта боевых действий и походы Ф. Ушакова

Так, для противодействия планам Наполеона сложился союз России, Англии и Турции. Павел I приказал эскадре Ушакова идти в крейсерство в районе Дарданелл для оказания помощи Турции. В Константинополе на совещании представителей трех союзных держав, по предложению Ушакова было решено в первую очередь освободить Ионические острова, которые позволяли контролировать все Адриатическое море. Русским морякам уже приходилось воевать в этом районе в ходе Первой Архипелагской экспедиции. Подробности читайте здесь. Но тогда боевые действия велись против Турции, а сейчас вместе с Турцией против Франции.

Эскадра адмирала Ушакова в Босфоре. Художник М.Иванов, 1799 г

Для совместных действий Турция выделила в подчинение Ушакову эскадру Кадыр-бея. Боевые действия по изгнанию французов с островов начались 28 сентября 1798 года, а к 1 ноября были освобождены острова Цериго, Занте, Кефалония и Санта-Мавра. Следующим был Корфу. Взять с ходу такую сильную крепость было невозможно. Поэтому еще 24 октября 1798 года Ушаков направил к Корфу отряд в составе трех линейных кораблей и трех фрегатов под командованием капитана 1 ранга И.А. Селивачева, поставив ему задачу блокировать остров.

Блокада Корфу

За время своего пребывания Французы переоборудовали и хорошо укрепили крепость, на бастионах которой находилось 650 орудий, а гарнизон насчитывал до 3 000 человек. Со стороны суши ее прикрывали три мощных форта, а с моря пять береговых батарей острова Видо. В гавани между Корфу и Видо стояли 2 французских корабля и несколько других судов, на вооружении которых было до 200 орудий. В средине ноября к острову подошли основные силы эскадры. Ушаков сразу же решил приступить к подготовке штурма.

Map of the Old Fortress of Corfu

Осада Корфу продолжалась свыше трех месяцев. Изматывая силы осаждающих, французы изо дня в день производили вылазки и артиллерийские обстрелы. К этому добавились и другие трудности. Наступила холодная зима с пронизывающими ветрами и дождями, а из-за плохого снабжения у русских матросов не было приличной одежды, многие вообще не имели обуви, люди голодали. В таких условиях приходилось выполнять тяжелейшие работы — рыть траншеи и устанавливать орудия. Морское командование в Петербурге не проявило ни малейшей заботы о здоровье, питании и одежде экипажей эскадры. Не было помощи и от турецкой стороны. Вопреки своим обязательствам полностью обеспечить эскадру, Турция практически прекратила ее снабжение. Ушаков не получил ни необходимых для осады сухопутных войск, ни артиллерии, ни боеприпасов. Турецкие моряки отказывались участвовать в тяжелых осадных работах, а их адмирал Кадыр-бей, не желая рисковать своими кораблями, старался воздерживаться от участия в боевых столкновениях. Ушаков писал об этом: «Я их берегу, как красненькое яичко, и в опасность… не впускаю, да и сами они к тому не охотники».

Удача противника и козни союзника

Несмотря на все трудности, подготовка к штурму проходила успешно, но в ночь с 26 на 27 января произошло событие, которое, вызвало большое неудовольствие императора Павла I. В эту ночь французскому 74-пушечному кораблю «Женере», который был блокирован в гавани, удалось уйти от наших судов. Учитывая опыт нескольких неудачных попыток, экипаж корабля выкрасил паруса в черный цвет, одновременно большой отряд французской пехоты устроил демонстрационную вылазку в прибрежной зоне. Это и обеспечило успех прорыва. Говорят, что именно из-за этого случая Павел I был так скуп на награды морякам.

Old Corfu/ Manduchio 1841

Адмирал Нельсон, который командовал средиземноморской эскадрой в то время союзной нам Англии, пристально следил за действиями Ушакова. Успехи русских моряков у Ионических островов очень беспокоили его. Ведь сам он не смог ни предотвратить высадку французских войск в Египте и последующее возвращение генерала Наполеона Бонапарта во Францию, ни освободить от французов Мальту (остров был взят англичанами уже после отъезда Нельсона на родину).

Штурм крепости Корфу

Когда русская эскадра начала блокаду Корфу, Нельсон понял, что опоздал со своими планами самостоятельно взять Ионические острова. Тогда он стал активно противодействовать Ушакову при внешне “союзнических” отношениях. По дипломатическим каналам и через знакомых ему влиятельных лиц Нельсон добивался раздробления сил русской эскадры, настаивая, чтобы Ушакову приказали направить отряды кораблей к Александрии, Криту и Мессине. Однако Ф.Ф. Ушаков решительно отклонял такие требования.

Взятие острова Видо

В феврале 1799 г. положение русской эскадры несколько улучшилось. К Корфу вернулись корабли, отправленные ранее по настоянию Павла I для выполнения других заданий, а затем прибыли турецкие и албанские сухопутные подразделения. Началась интенсивная заключительная подготовка решительного штурма. Матросы учились преодолевать различные препятствия. В большом количестве делали лестницы, отрабатывали сигналы для связи между кораблями и десантом. Главный удар было решено нанести по острову Видо, который Ушаков считал «ключом Корфу».

Крепость Корфу и сегодня представляется неприступной. Фото: А. Подколзин

В 7 часов утра 18 февраля 1799 года с флагманского корабля раздались два пушечных выстрела — это был сигнал береговым батареям начать обстрел французских фортов, а судам сниматься с якоря и идти к острову Видо. Комендант острова генерал Пиврон приказал сосредоточить огонь своих орудий на корабле Ушакова. Но флагман неуклонно шел во главе эскадры. Наши корабли полукругом охватили остров Видо и начали обстрел его батарей. Поначалу противник отвечал сильным огнем, но к 11 часам его интенсивность значительно снизилась.

Штурм крепости Корфу
С картины художника А.М. Самсонова

Тогда Ушаков приказал свозить десант. За короткое время на остров было высажено 2160 человек. Несмотря на яростное сопротивление противника и большое количество оборонительных сооружений, наши десантники вскоре овладели островом. Около 12 часов, видя безнадежность своего положения, французские офицеры и солдаты стали сдаваться. Генерал Пиврон был взят в плен. И тут турки начали жесточайшую расправу над пленными. Наши солдаты и матросы были вынуждены защищать своих недавних противников.

Штурм внешних фортов

Падение Видо предрешало исход борьбы за Корфу, так как господствующие высоты находились теперь в руках русских. Но французское командование надеялось, что русским не удастся взять передовые форты. С самого утра, построенные на острове Корфу батареи, и выделенные для этого корабли вели интенсивный обстрел крепости, чтобы не позволить ей оказать помощь защитникам острова Видо. Это продолжалось до 5 часов вечера, затем наши десантники, турки и албанцы бросились на штурм внешних укреплений крепости. Местность перед ними была заминирована, но один из местных жителей показал безопасные проходы.

Остров Корфу. Старая крепость. Вид сос тороны Ионического моря. Фото А. Подколзин

Французы открыли сильный ружейный огонь, кидали гранаты и стреляли картечью. Однако матросы успели спуститься в ров и, добежав до самых стен, неустрашимо ставили лестницы. На стенах фортов уже завязались рукопашные схватки, но первый приступ французам удалось отбить. Тогда с эскадры был отправлен дополнительно отряд моряков. С прибытием подкрепления атака неприятельских позиций возобновилась. На этот раз штурмующим удалось захватить все три форта. Теперь корабли, береговые батареи и артиллерия захваченных фортов обрушили огонь на основную крепость.

Старая крепость. Остров Корфу. Фото: А. Подколзин

Такое стремительное развитие событий ошеломило французов и сломило их боевой дух. Главный комиссар Директории дивизионный генерал Дюбуа и комендант крепости генерал Шабо предложили начать переговоры о капитуляции. Акт об этом был подписан 20 февраля 1799 года. Победители получили крепость и форты Корфу с артиллерией, военным снаряжением, продовольствием и другим имуществом, а также все суда, стоявшие на рейде.

Памятник адмиралу Ф.Ф. Ушакову у подножья крепости Корфу. Фото: А. Подколзин

С падением Корфу завершилось освобождение Ионических островов. Французы потерпели поражение в одном из важнейших стратегических районов Средиземноморья. За эту победу Ушаков был произведен в адмиралы. Были повышены в званиях и многие офицеры, однако орденов было пожаловано очень мало. Зато население островов горячо благодарило российских моряков за освобождение и за обретенную национальную независимость. Не менее успешно сражались с французами русские моряки и в последующие годы. Подробности читайте в статье о «Александр» против «Наполеона»

Автор Владимир Додонов