Немцы на кавказе

Нам срочно нужен Кавказ. Что искали немцы на Кавказе и почему у них не вышло его завоевать

В 1942 году, немцы продолжали активно рваться на Кавказ. По их мнению, основные боеспособные части Красной армии защищали Москву, Ленинград и Сталинград. Более удачного момента для прорыва к Кавказу сложно представить.

В первую очередь, немцев интересовала Бакинская нефть. Собственных ресурсов Третьему Рейху не хватало. Более того, лишив СССР нефти, можно было за считанные месяцы решить исход войны.

В Ставке Верховного Главнокомандующего тоже прекрасно понимали значение этой территории. Именно поэтому оборона Кавказа стала одной из ключевых задач того периода. В центральной части СССР немецкие части уже выдохлись, Блицкриг не удался. В связи с этим, основной упор стоило сделать на обороне ресурсов.

На захват Баку и Грозного немцы выделили 6 полноценных дивизий, в том числе СС «Викинг». Против них стояли три советских армии. Однако, немцам удалось успешно прорвать оборону и глубоко вклиниться в позиции Красной армии.

Одной из причин эксперты считают некомпетентность местного командования. В первое время, командование осуществляли полководцы, не имеющие реального боевого опыта. Командарм Будённый, хоть и был боевым офицером, не понимал значения современных бронетанковых войск. По его мнению, кавалерия решали исход сражения.

Чем глубже вклинивались немецкие части, тем больше растягивались их тылы. Танки не могли наступать без топлива, его постоянно приходилось подвозить. Советские же части стояли на местах, и имели возможность получать подкрепления и снабжение регулярно.

Несмотря на хорошие навыки, немецкая пехота не могла действовать в одиночку. Кроме того, горы не позволяли эффективно использовать технику. Конечно, у немцев были подразделения горных егерей. Вот только воевать против местных, которые знают здесь каждый кустик, не смогли даже немецкие профессионалы.

Немецкие горные егеря

Окончательную точку в битве за Кавказ поставил Сталинград. После окружения 6-й армии, немцы оказались под угрозой удара с фланга. Пришлось отвести войска с Кавказа, оставив попытки захватить желанную нефть.

Что немцы искали на Кавказе в 1942 году.

«Недалеко от Кисловодской крепости на Западе видна примечательная скала, называемая Бургун-сан, на которую поднимаются по уступам, как будто нарочно сделанным с довольной трудностью, по причине крутых стремнин, её окружающих. На плоском её возвышении находятся признаки старинного жилья, могилы, ямы, кувшины. Предания тамошных жителей утверждают, якобы тут было некогда жилище Франков, то есть Европейцев» — говорили немецкие путешественники Г. Паллас и Гильденштет, побывавшие на Кавказе в конце XVIII века. Франки — союз древнегерманских племён.

Немцы занимались оккультными науками. Они взывали на помощь все силы — и светлые и тёмные. Свастику — знак индийского бога плодородия немцы повернули на 180 градусов, сделав из него знак Бога войны. Знали ли об этом немцы или нет — это другой вопрос.

Они поднимались на высочайшие вершины мира Монблан, Эверест (там они были в начале Второй мировой войны). В этих восхождениях они видели священный смысл. Были мобилизованы по всей Германской империи, особенно из Австрии, лучшие альпинисты. Один из них даже стал большим другом Далай-Ламы — лидера Тибета. После войны они встречались несколько раз. Далай-Ламе тогда было 12 лет, когда немецкие альпинисты пришли покорить Эверест.

Здесь, на Кавказе, немцы собирались взойти на Эльбрус — самая высокая гора на Кавказе и в Европе, — и водрузить своё Знамя со свастикой. Что они и сделали. Они на Кавказе (а также по всему миру) искали корни арийского народа, доказательства его расового превосходства над остальными народами. Больше можно узнать

На Кавказе немцы искали чистую (талую) воду. Какую роль играет чистая (талая) вода для здоровья человека теперь уже знают все. Немцы узнали об этом первыми. Это были самые продвинутые ребята в начале XX века. Немецкие разведчики были на Кавказе, в Абхазии, и до войны — под видом туристов и тогда, тоже искали чистую воду . Немцы интересовались и горой Арарат, что находится в Армении. Об этом в следующий раз.

Одним из секретных проектов «Аненэрбе» («Наследие предков») была операция «ГРААЛЬ». На Кавказе немецкие спецслужбы искали Грааль — чашу, из которой вкушал Иисус Христос на Святой Вечере. Они верили, что эта чаша даст им неведомую мистическую силу, которая обеспечила бы фашистам победы на всех фронтах в их борьбе за мировое господство. Поисками этого священного Грааля руководил лично Генрих Гиммлер — один из руководителей Третьего Рейха.

Немцы наладили (в областях куда они дошли) добрые отношения с местным населением, проводили либеральную политику.

Почему немцы не взяли КАВКАЗ. 1942 год.

Несмотря на сталинский приказ «Ни шагу назад!», части Красной Армии отступали на Кубани и на Северном Кавказе на протяжении всего августа так же поспешно, как в самые тяжёлые дни 1941 года. К 20 августа «группа армий А» под командованием генерала фон Клейста захватила огромную территорию. Немцы имели подавляющее превосходство в танках и авиации.

Дороги были забиты тысячами беженцев, пытавшихся вместе со своим скотом укрыться в горах или штурмовавших поезда на всех железнодорожных станциях, однако наступление немецко-фашистских войск развивалось так быстро, что эвакуироваться удалось очень небольшой части гражданского населения.

Немецкие авторы после войны описывая кавказскую компанию, сходились в том, что советские органы предприняли тот разумный шаг, который только и оставался для них в создавшихся условиях, а именно: не дав быстро продвигавшимся немецким войскам загнать себя в ловушку, они отошли в горы, обеспечивавшие относительную безопасность.

Немцы планировали занять весь Кавказ, начав с его прикаспийской стороны; «объектом № 1! этого наступления должны были стать Грозный и Баку. Гитлер давно заглядывался на кавказскую нефть и считал, что перерезав волжский путь снабжения и захватив три кавказских нефтяных центра (Майкоп, Грозный и Баку), он в очень короткий срок может полностью вывести из строя экономику Советского Союза.

Командующий Закавказским фронтом генерал И. В. Тюленев после войны писал, что, если бы немцы сосредоточили свои основные силы на востоке, вместо того чтобы пытаться одновременно наступать на многих направлениях, они могли бы пробиться к Грозному и даже к Баку. Тюленев прямо говорит, что часть вторгшихся на Кавказ немецких войск держалась в резерве для операции на Среднем Востоке и «для соединения с генералом Роммелем («лиса пустыни»), действовавшим в то время в Египте!»

Премьер-Министр Англии Черчилль очень беспокоился по поводу наступления немцев на Кавказе и предложил Сталину крупные силы англо-американской авиации для «обороны Кавказа». Сталин не отверг этого предложения сразу, но когда немцы начали уходить с Кавказа он начал говорить по другому: не нуждается в помощи Англии и Америки и что Кавказ охраняют отборные советские дивизии.

Советское командование, видимо, считало угрозу прорыва немецких войск к Грозному весьма реальной. В течение всего августа и сентября 90 тыс. человек, мобилизованных из гражданского населения, день и ночь работали на строительстве укреплений, орудийных окопов, противотанковых рвов и т. д. в Грозном, Махачкале, у «Дербентских ворот» на Каспийском побережье, а также в самом Баку.

В течение всего августа немецкое наступление было, несомненно, очень эффективным, а в сентябре немцы добились дальнейшего успеха на северо-западе, захватив весь Таманский полуостров и военно-морскую базу в Новороссийске. Отчаянные попытки немцев пробиться дальше на юг, к Туапсе, оказались безуспешными. По словам генерала Тюленева удалось «наглухо закрыть подступы к горам Кавказа, для танков и пехоты врага».

В начале ноября немцы сделали последнюю попытку прорваться к Грозному и Тбилиси другим путём, обойдя советские войска в Моздоке с юга. 2 ноября они захватили столицу Кабардино-Балкарии — Нальчик и двинулись дальше, на столицу Северной Осетии — Владикавказ, на северном конце Военно-грузинской дороги, и на Грозный с юго-запада. Всего в нескольких милях к западу от Владикавказа удалось остановить наступающие немецкие войска. Немцы перешли к обороне как у Моздока, так и у Нальчика.

Немцы были очень сильны тогда. Почему они перешли к обороне? Потому что немцы не планировали захват Кавказа. И выселение чеченцев, ингушей, карачаевцев и балкар — тоже оттуда. Обратите внимание все эти народы — мусульмане. Многие люди теперь знают истинную причину депортации мусульманских народов Северного Кавказа. Власти объясняли это тем, что они сотрудничали с немцами. Это враньё! Это был повод, а причина была в другом. Об этом в следующий раз.

В декабре 1942 года Адольф Гитлер заявил:

Некоторое число эмигрантов (среди них были представители всех народов Кавказа) прибыли с немецкой армией на Кавказ и ожидали вступления немецких войск в Баку, Тбилиси и Ереван и другие города. Это были ребята из БЕЛОГО ДВИЖЕНИЯ. В гражданскую войну они не смогли победить большевиков и красных комиссаров, чуждых культуре кавказских народов. Октябрьская революция разрушила вековые традиции и обычаи (АДАТЫ) народов Кавказа. Чего стоит одна их фраза: «Каждая кухарка сможет управлять государством». Идиоты! Кто будет готовить еду для всей семьи? Кто будет воспитывать детей? Лучше материнской любви нет ничего на этой Земле. Чем больше малыши с матерью — ПЛЮС !

БИТВА ЗА КАВКАЗ

БИТВА ЗА КАВКАЗ — операции, проведенные советскими войсками с целью обороны Кавказа и разгрома вторгшихся в его пределы немецких войск в ходе Великой Отечественной войны.

В битве за Кавказ участвовали войска Южного, Северо-Кавказского и Закавказского фронтов, Черноморский флот, Азовская и Каспийская военные флотилии.

Главной задачей вермахта в летней кампании 1942 года было нанесение поражения советским войскам на южном фланге Восточного фронта, выход к Волге и Кавказу. Германия нуждалась в нефтяных и других ресурсах этого региона, чтобы продолжать глобальную войну на истощение противника. Одновременно с началом наступления на сталинградском направлении (см. Сталинградская битва) немецкое командование разработало операции по овладению Кавказом (директива от 23 июля 1942 года). После захвата Ростова одна группа немецких войск должна была обойти Главный Кавказский хребет с запада, захватив Новороссийск и Туапсе, а другая — с востока, захватив Грозный и Баку. Одновременно намечалось сломить советскую оборону в центральной части Главного Кавказского хребта и выйти в районы Тбилиси, Кутаиси и Сухуми. Противник намеревался парализовать базы Черноморского флота и установить непосредственную связь с турецкой армией, 26 дивизий которой были развернуты у границы СССР. Дальнейшее наступление должно было развиваться в направлении Ближнего и Среднего Востока. Прорваться на Кавказ должны были войска группы армий «А» (командующий — генерал-фельдмаршал В. Лист) в составе 1-й и 4-й танковых,17-й и 3-й (румынской) армий, часть сил 4-го воздушного флота (167 тысяч человек, 1130 танков, до 1000 самолетов).

Им противостояли 7 сильно ослабленных армий Южного фронта (командующий — генерал-полковник Р.Я. Малиновский), насчитывавших 112 тысяч человек, 121 танк и 130 самолетов 4-й воздушной армии. В резерве Малиновского имелось всего 2 дивизии. Советские войска не успели полностью подготовить свои оборонительные позиции, испытывали острый недостаток боеприпасов и горючего.

25 июля войска группы армий «А» перешли в наступление с плацдармов на нижнем течении Дона. За двое суток немецкие войска продвинулись вперед на 80 км. Их танковые и моторизованные части вышли на степные просторы Краснодарского края, создав угрозу прорыва к Северному Кавказу. 28 июля Ставка ВГК подчинила армии Южного фронта, отступившие за Дон, Северо-Кавказскому фронту (командующий — маршал С.М. Буденный). В оперативном отношении Буденному были подчинены также Черноморский флот (командующий — вице-адмирал Ф.С. Октябрьский) и Азовская военная флотилия (командующий — контр-адмирал С.Г. Горшков). Перед фронтом была поставлена задача во что бы то ни стало восстановить положение по южному берегу Дона. В конце июля войска Закавказского фронта (командующий — генерал армии И.В. Тюленев), прикрывавшие частью сил границу с Турцией, приступили к занятию рубежей в северных предгорьях Кавказа и перевалах Главного Кавказского хребта. Здесь была образована Северная группа Закавказского фронта (командующий — генерал-лейтенант И.И. Масленников), прикрывавшая подступы к Грозному и Махачкале. С 1 сентября Северо-Кавказский фронт, переименованный в Черноморскую группу (командующий — генерал-полковник Я.Т. Черевиченко) был включен в состав Закавказского фронта.

Наступление немецких войск первоначально развивалось быстрыми темпами. До середины августа советские части понесли большие потери и были отброшены от нижнего течения Дона к реке Кубань, а затем к западным предгорьям Кавказа. 5 августа противник захватил Ставрополь, 9 августа — Майкоп, 12 августа — Краснодар и Пятигорск. Однако попытка немцев прорваться к побережью Черного моря через предгорья западной части Главного Кавказского хребта успеха не имела. 25 августа части группы армий «А» вошли в Моздок, расположенный в 93 км от Грозного. Примерно такое же расстояние отделяло их от побережья Каспийского моря. 31 августа они продолжили наступление, рассчитывая захватить грозненский нефтеносный район. 2 сентября части 1-й танковой армии предприняли попытку прорваться к Грозному через Орджоникидзе, но соединения советской Северной группы навязали противнику тяжелые изматывающие бои, вынудив его пробиваться вперед с большими потерями. Контрудары советских войск с 6 по 12 ноября заставили немцев окончательно отказаться от наступления на Грозный и перейти к обороне.

С 19 августа развернулись ожесточенные бои на новороссийском направлении, где наступали войска 17-й армии. Попытка немцев прорваться к городу с ходу не удалась. Но 28 августа, возобновив наступление, германские части сумели прорвать левый фланг советской 47-й армии и 31 августа выйти к побережью Черного моря, захватив Анапу. Советские соединения, отступая, оставили Таманский полуостров, куда 1-2 сентября высадились 6 немецких дивизий из Крыма. Получив подкрепления, войска 17-й армии до 10 сентября захватили значительную часть Новороссийска. Дальнейшие их попытки прорваться вдоль побережья и через горы к Туапсе были сорваны войсками Черноморской группы Закавказского фронта. Противник пытался прорваться в Закавказье и через перевалы центральной части Кавказского хребта. Здесь действовали опытные немецкие и итальянские части, имевшие в своих рядах немало подготовленных альпинистов. Некоторые перевалы оказались во вражеских руках, но благодаря самоотверженным действиям оборонявшихся войск, действовавших в тяжелых условиях высокогорья, угроза выхода противника на южные склоны перевалов была ликвидирована.

В конце ноября противник и здесь перешел к обороне. В конце 1942 года немецкие войска удерживали важную в хозяйственном и стратегическом отношении Кубанскую область, но выполнить поставленные перед ними задачи — захват нефтеносных районов Кавказа, побережья Черного моря и прорыв на Ближний и Средний Восток — они не смогли, полностью исчерпав в боях свои наступательные возможности. Советские войска заплатили большую цену, чтобы остановить врага. Только безвозвратные потери частей Красной Армии на этом направлении до конца 1942 года составили более 192 тысяч человек. В то же время закончился оборонительный и начался наступательный период битвы за Кавказ. По решению Ставки ВГК войска Южного фронта генерал-полковника А.И. Еременко (создан 1 января 1943 года на базе Сталинградского фронта), развивая успех контрнаступления под Сталинградом, главными силами перешли в наступление на Ростов и частью сил на Тихорецк. Черноморская группа войск Закавказского фронта получила приказ наступать навстречу войскам Южного фронта — на Краснодар и Тихорецк. Северная группа войск (с 24 января преобразована в Северо-Кавказский фронт) должна была преследовать немецкую 1-ю танковую армию и наносить ей удары, наступая в направлении Моздока и Армавира. К 24 января Северная группа войск уже освободила Моздок, Минеральные Воды, Пятигорск, Ставрополь и Армавир. Одновременно войска Южного фронта, наступая на ростовском и тихорецком направлениях, в районе Сальска соединились с войсками правого крыла Закавказского фронта. 29 января Черноморская группа войск освободила Майкоп. 5 февраля она была включена в состав Северо-Кавказского фронта и, продолжая наступление, 12 февраля освободила Краснодар. Наступательные действия на Северном Кавказе продолжались до середины февраля. К этому времени войска трех фронтов при содействии Черноморского флота и Азовской военной флотилии продвинулись вперед от 160 до 600 км, освободили Чечено-Ингушетию, Северную Осетию, Кабардино-Балкарию, большую часть Ростовской области, Ставропольский край и основную часть территории Краснодарского края. Сотни тысяч советских людей были спасены от насильственного угона на работу в Германию. Но изгнание противника потребовало больших жертв. Всего за 35 дней активных боевых действий безвозвратные потери советских войск достигли 69 600 человек.

Весной 1943 года советские войска вышли к Таманскому полуострову, где встретили упорное сопротивление противника на заранее подготовленном, глубоко эшелонированном рубеже обороны (т.н. «Голубой линии»), проходившем от Азовского моря до Новороссийска. Здесь держала оборону 17-я немецкая армия (16 дивизий). Попытки сломить ее ослабленными в предыдущих боях войсками Северо-Кавказского фронта не увенчались успехом. Летом 1943 года Красная Армия развернула мощное наступление на юго-западном направлении советско-германского фронта. Это благоприятствовало возобновлению наступления на Северном Кавказе. Северо-Кавказский фронт (командующий — генерал-полковник И.Е. Петров) получил приказ ликвидировать таманскую группировку противника. Командование фронта подготовило план Новороссийско-Таманской операции. Замысел заключался в том, чтобы нанести совместный удар с моря и суши по Новороссийску, овладеть им и развернуть наступление на Анапу, создав перед противником угрозу охвата его с юга. Одновременно севернее и южнее реки Кубань должны были наноситься удары с целью разгрома немецкой группировки по частям. Главный удар был направлен на Новороссийск. Наступление началось в ночь на 10 сентября мощной артиллерийской подготовкой и высадкой морского десанта в Новороссийском порту. Одновременно соединения 18-й армии перешли в атаку восточнее и южнее Новороссийска. Начался штурм города, длившийся шесть суток. 11 сентября перешли в наступление войска 9-й армии, а 14 сентября — 56-й армии. Большую помощь наступавшим войскам оказали Черноморский флот и Азовская военная флотилия. Высадкой десантов в тылу противника они не давали ему закрепляться на промежуточных рубежах. В начале октября бои на Таманском полуострове завершились. 3 октября войска 18-й армии освободили г. Тамань, а к утру 9 октября войска 56-й армии очистили всю северную часть полуострова. Вся территория кавказского региона теперь была очищена от противника.

Планы Германии по уничтожению советских войск, захвату богатейших сельскохозяйственных районов, источников нефти, проникновению в районы Ближнего и Среднего Востока были окончательно сорваны. Немецкая группа армий «А» понесла большие потери. Было убито около 275 тысяч и захвачено в плен свыше 6 тысяч солдат и офицеров противника. Враг лишился большого количества боевой техники и вооружения. Однако германскому командованию удалось в ходе отступления спасти от гибели и пленения значительную часть своих сил, которые оно впоследствии использовало на южном участке советско-германского фронта. В 1944 году для награждения советских воинов, не пропустивших немцев к кавказской нефти, была учреждена медаль «За оборону Кавказа», которую получили около 600 тысяч человек. Многие части и соединения были удостоены почетных наименований Анапских, Кубанских, Таманских, Темрюкских, а город Новороссийск за массовый героизм, мужество и стойкость, проявленные его населением и воинами Красной Армии, в 1973 году получил почетное звание «Город-герой».

Исторические источники:

Гречко А.А. Битва за Кавказ. М., 1967.

О простоях в порту Кавказ

Директор Южной Региональной Ассоциации Морских Агентов (ЮРАМА) Александр Есипенко рассказал SeaNews о ситуации, сложившейся с прохождением судами Керченского пролива.

По информации членов ЮРАМА и ряда стивидорных компаний, в настоящее время на рейде порта Кавказ при выполнении «Обязательных постановлений по порту Кавказ» в части обеспечения швартовых операций к рейдовым перегрузочным терминалам для навалочных грузов речных судов к судам-накопителям, а также обеспечения лоцманской проводки по Керчь-Еникальскому каналу по фарватерам N 50 и N 52, сложилась неблагоприятная ситуация.

Речные суда, подходящие в порт Кавказ для дальнейшей перевалки груза на морские суда, операторы Центра управления движением судов (ЦУДС) ставят на якорь в ожидании лоцманов (якорные стоянки №454,453). По подсчетам компаний, ориентировочное время ожидания составляет ни много ни мало от 10 до 23 часов. После же проводки по каналу в районе №2 порта Кавказ речные суда снова становятся на якорь – в ожидании лоцманов для швартовки.

Раньше, еще в 2014-2016 гг. некоторые судовладельцы для ускорения процесса грузооборота обеспечили свои суда сертификатами освобождения от обязательной лоцманской проводки (СОЛП), которые давали право судам беспрепятственно проходить в обоих направлениях и швартоваться к морским судам.

Однако с началом строительства моста через Керченский пролив участок перехода с фарватера военных кораблей (ФВК) 50 на ФВК 52 шириной 70 м прекратил свое существование. На сегодняшний день суда проходят в этом районе по участку в 2,3 мили по Керчь-Еникальского каналу, который относится к подходам порта Керчь, и СОЛПы, полученные для прохода ФВК 50, 52 там недействительны.

По пока не проверенным данным некоторых компаний, в проекте новой редакции «Обязательных постановлений по порту Кавказ» заложено, что этот участок Керчь-Еникальского канала будет в совместной зоне ответственности и капитана порта Кавказ, и капитана порта Керчь.

Сложившаяся ситуация негативно отражается работе не только судоходных компаний, но и всех участников рынка, работающие в порту Кавказ.

Так, по подсчетам одной из компаний, только в июле простои речного флота составили 320 часов непроизводительного времени, что включает в себя простой перегружательной техники, морских судов, занимающие якорные стоянки района №2 порта Кавказ, а также простои речного флота, который накапливается на внешних рейдах порта Кавказ, что делает небезопасной стоянку в момент штормовой погоды. Помимо этого, суда портового флота, капитаны которых также имеют СОЛПы, но

так же вынуждены при переходе каналом становиться на якорь в ожидании лоцманской проводки. Терминалы не работают на полную мощность, а в стивидорных компаниях отмечают, что терпят убытки из-за невозможности выполнять контрактные обязательства перед клиентами в отношении производительности погрузки, а судовладельцы попадают на демередж ввиду отсутствия объективных причин неосуществления грузовых операций. А грузоотправители не могут вывезти необходимые объемы груза из портов Азовского моря, так как суда «река-море» в логистической цепочке «возвратные», а из-за ожидания швартовых операций транспорт под вывоз груза задерживается.

Неоднократно проводились совещания с представителями Азово-Черноморского бассейнового филиала ФГУП «Росморпорт» – это единственное предприятие, оказывающее лоцманские услуги в порту Кавказ. Но по факту в районе №2 порта Кавказ ситуация на сегодня так и не меняется – работает всего лишь 10% от необходимого количества лоцманов.

В этой связи компании, заинтересованные в нормализации ситуации,предлагают несколько вариантов решения проблем:

Во избежание накопления судов в грузовом районе разрешить вопрос самостоятельной швартовки речного флота от накопителя (без лоцмана), что значительно ускорит обработку судов в порту Кавказ в районе №2.

При этом стоит отметить, что на сегодня судоходным компаниям разрешено при хорошей погоде отходить от накопителя с лоцманом, в то время как (парадоксально, конечно) при штормовой погоде – рекомендовано отходить без лоцмана.

Кроме того, разрешить судам портового флота (буксиры, плавкраны) проходить канал без присутствия лоцманов на борту.

Компании также поддерживают предложение об установлении совместной зоны ответственности на переходном участке Керчь-Еникальского канала.