Наказание на пиратов может наложить

Вешать пиратов на реях нельзя судить

В последние недели закончились два процесса по делам о пиратстве. В США в конце ноября суд Норфолка (штат Вирджиния) приговорил сомалийца Джаму Айдел Ибрахима (Jama Idle Ibrahim) к 30 годам тюремного заключения за участие в нападении на военный корабль США у берегов Сомали, а 3 декабря Мосгорсуд приговорил к 3 годам исправительной колонии строгого режима латыша Сергейса Демченко, который участвовал в подготовке к захвату пиратами сухогруза Arctic Sea. Но пиратов не всегда судят. 6 мая 2010 года, например, после штурма захваченного пиратами танкера «Московский университет» десантной группой с российского военного корабля «Маршал Шапошников» 10 пиратов были захвачены, а затем, согласно официальной версии, их «отпустили» в открытом море.

Придуманный нами аналог знаменитого крылатого выражения «Казнить нельзя помиловать», вынесенный в заголовок этого интервью, стал символом ситуаций, когда одинаково логичным кажутся прямо противоположные решения. Похоже, сегодня и общественность, и власти многих государств озадачены: как понимать международно-правовые акты о пиратах?

Пиратов – этих hostes humani generis, то есть «врагов рода человеческого» — раньше уничтожали прямо в море, вешали на реях, дабы другим морским разбойникам неповадно было. А сегодня в Конвенции ООН по морскому праву 1982 года ничего не говорится о казни пиратов, только о том, что их можно арестовать. А после ареста? Охранять, кормить в долгом морском переходе домой? А если на военном корабле нет ни одной лишней каюты? И как этих арестованных пиратов потом передать местным судебным учреждениям, преодолевая бюрократические препятствия? Передать без всяких оснований, без паспортов, без фамилий… Нынешний морской офицер — России, Франции, Великобритании – позавидует своему коллеге XVIII–XIX веков: за уничтоженного в море пирата того офицера ждала государственная награда. А современный военный моряк, имея несравненно лучшее вооружение, зачастую толком и не знает, что ему делать с пиратом.

На эти и другие вопросы корреспонденту «Право.Ru» Ярославу Николаеву ответил член научно-экспертного совета Морской коллегии при Правительстве России, завкафедрой международного права МГИМО МИД России, д.ю.н., профессор Александр Вылегжанин.

— Александр Николаевич, так что, согласно международному праву, сегодня уже нельзя вешать пиратов на реях, образно выражаясь? Захватившее пиратов государство обязано их судить?

— Не обязано. Любое государство может захватить пиратское судно. Любое государство может арестовать пиратов. Но, повторю, судить не обязано. Международное право предусматривает обязательство государств сотрудничать «в пресечении пиратства». Вот это – обязательство. А пресекать пиратство можно не только посредством ареста. Можно, например, и применением оружия на поражение, что не запрещено международным правом.

— Но в Конвенции 1982 г. об этом, кажется, ничего не говорится…

— Не говорится. Но действующее международное право состоит не только из этой конвенции. И не только из женевской Конвенции об открытом море 1958 года, в которой тоже есть положения о пресечении пиратства (и тоже не весьма детальные). Есть еще обычные нормы международного права, и реальность состоит в том, что они-то как раз ориентируют, прежде всего, на силовое решение вопроса.

Обычно-правовые источники международного права составляют его стержень, и их значение оценивается Международным судом ООН, например, выше, чем значение договорных норм. Суд как-то подчеркнул, что нормы конвенционные, нормы международных договоров могут применяться только на фоне и в контексте международного обычного права.

Формируются обычные нормы международного права в повторяющейся практике государств, в их убеждении, что следование такой практике – это правило. А выявляет такие обычные нормы прежде всего Международный суд ООН.

— И какова практика борьбы государств с пиратами?

— Достаточно солидная. Сошлюсь на несколько ее обобщений. Английский юрист Дженкинс еще в 17 веке отмечал, что цивилизованные государства исходят из того, что «все пираты находятся вне закона». Поэтому каждое государство «управомочено подавить и искоренить их». Наш соотечественник, профессор Военно-юридической академии Н.Коркунов в XIX веке дал характеристику пиратства — со времен Цицерона и Помпея. В том же XIX веке в одном из судебных решений было предусмотрено, что «по отношению к пиратам всегда действуют чрезвычайные права войны».

Именно «чрезвычайные». Они диктуют жесткость, в том числе и в силовых действиях против пиратов в море. И — если пират арестован и судим — также и при установлении наказания судом уже на берегу. Кстати, Комиссия международного права ООН (КМП) в 1956 году в проекте статей по морскому праву включила в том числе и статью относительно пиратства. В своем комментарии к соответствующей статье, касающейся пиратства, КМП подчеркнула, что наказание устанавливает то государство, которое захватило пиратов. При этом «комиссия не нашла необходимым входить в подробности, относящиеся к вопросам о наказании».

Еще раз отмечу: для пресечения пиратства имеется широкая международно-правовая основа, состоящая из обычных и договорных норм. Другой вопрос, что далеко не все государства имеют четкие, единые руководства для командиров военных кораблей, которые по определению должны быть готовы к пресечению пиратства. Командир корабля не обязан копаться в судебных решениях, выявляя обычные нормы или уясняя суть договорных клаузул. У него – вооружение, личный состав, механизмы корабля, то есть ответственность другого рода. Поэтому я считаю, что задача сегодня состоит в сильных ведомственных грамотных инициативах для того, чтобы создать понятное простое руководство для командиров военных кораблей. У США такое руководство, кстати, есть, и неплохое.

— Насколько совершенен международно-правовой режим преследования пиратов на сегодня? Ведь многие эксперты сходятся во мнении, что налицо несовершенство Конвенции ООН по морскому праву 1982 года и иных международных договоров, в той их части, которая определяет методы борьбы с пиратством. Как Вы это прокомментируете?

— Мнения юристов, как и мнения врачей, могут, конечно, различаться. Отмечу лишь, что юристов-международников в нашей стране готовит более 60 лет только МГИМО, а юристов, специализирующихся на национальном праве — множество вузов. А специализация — международное или национальное право — важна для профессионального роста. Впрочем, востребована и более узкая специализация.

Теперь по сути вопроса. Я не вижу в этой части несовершенства Конвенции 1982 г. Другой вопрос — корректное толкование конвенционных положений. Оно мыслимо только на фоне общего международного права, в контексте его.

— Насколько необходимо создание Международного трибунала для суда над пиратами? Президент России Дмитрий Медведев в своем послании Федеральному Собранию 30 ноября упомянул о российской инициативе создания такого трибунала. Как бы вы могли прокомментировать эту инициативу России?

— Инициатива востребована реалиями. Достаточно напомнить о вреде для международного сообщества, наносимым пиратами у берегов Сомали. Действительно, если международное право предусматривает обязательство государств сотрудничать в пресечении пиратства, если предусмотрено право любого государства захватить пиратское судно, арестовать находящихся на этом судне лиц и имущество, то логично предусмотреть и специализированный международный механизм отправления правосудия над пиратами.

Позиции ряда государств в отношении этой идеи сдержанные. Во-первых, Конвенция 1982 г. говорит только о «судебных учреждениях того государства, которое совершило» захват пиратского судна. То есть о национальных судебных учреждениях, а не о международных. Во-вторых, не все созданные в последние годы международные судебные учреждения снискали себе авторитет и позитивную оценку в глазах международного сообщества. Стоит напомнить хотя бы о спорной беспристрастности трибунала по бывшей Югославии. В-третьих, в последнее время много говорится о фрагментации международного судопроизводства, тенденции к размыванию целостности применения международного права многими судебными и арбитражными органами. На сегодня самое приемлемое – это национальные судебные учреждения.

— Генсек ООН Пан Ги Мун недавно предложил несколько мер по борьбе с пиратством, среди которых — размещение сомалийского судебного органа, применяющего право этой страны, на территории какого-либо третьего государства в регионе, а также создание специальных палат в рамках национальных судебных систем одного или нескольких государств для проведения судебных расследований актов пиратства. Каково Ваше мнение относительно этих предложений?

— По общему правилу, одно государство-суверен не может осуществлять властные – в том числе и судебные — полномочия на территории другого государства-суверена. В силу этого данное предложение нельзя считать юридически проработанным. Да и здравость смысла этого предложения не очень проявляется. Более того, такая мера может только усугубить ситуацию в Сомали.

Что касается «специальных палат», то оценивать надо не термин, который, кстати, не новый, а содержание того механизма, который предлагается. Но содержание-то пока не ясно. Поэтому нечего здесь и оценивать.

— Могли бы Вы сказать о наиболее важных направления усовершенствования международно-правовых основ пресечения пиратства?

— Наиболее перспективным мне представляется мнение о совершенствовании региональных составляющих международно-правовых механизмов борьбы с пиратами. Это может оказаться эффективнее попыток все решить на глобальном уровне. Мы все пытаемся решить на глобальном уровне, но, к примеру, ситуация восточнее Африканского Рога в корне отличается от состояния вещей в Севморпути, и то, что годится здесь, совершенно не годится там. Салтыков-Щедрин писал, что нельзя издавать указ сеять всем чечевицу. Где-то чечевица, а где-то пусть другое что-то растят.

Возможности регионального уровня праворегулирования не используются сегодня в достаточной мере.

Кроме того, плодотворна мысль о толковых совместных мерах государств по выявлению финансовых «схем питания» современного пиратства, то есть их финансирования, о внедрении агентов спецслужб в их верхний эшелон и последующем «обесточивании», то есть лишении их финансовых ресурсов.

— С точки зрения Конвенции ООН по морскому праву бороться с пиратами имеют право только корабли ВМС, а не торговые суда. Само наличие на борту «торговца» вооруженных людей или стрелкового оружия незаконно. Справедливо ли это в нынешних условиях?

— Такое право имеют не только военные корабли или военные летательные аппараты, но и иные суда или аппараты, которые могут быть опознаны как состоящие на правительственной службе и уполномоченные осуществлять захват пиратств. Почему это уточнение важно? К военным кораблям не относятся, к примеру, суда береговой охраны, полиции и т.п., но их можно опознать как состоящие на правительственной службе. И они тоже имеют право активно действовать против пиратов.

Правильно ли то, что торговые суда не уполномочены захватывать пиратские суда? А где альтернатива? Вооружить частновладельческие торговые суда с тем, чтобы уполномочить их осуществлять захват пиратских судов – это открыть ящик Пандоры.

Но не надо путать! То, что по международному праву торговые суда не уполномочены осуществлять захват пиратских судов, не означает, что они не вправе противодействовать пиратам, в том числе и с применением оружия. Международное право не запрещает нахождение на борту торгового судна «вооруженных людей или стрелкового оружия». Не секрет, что в советское время капитаны государственных судов имели оружие на борту. В порядке самообороны торговое судно может сделать с пиратами все, что может, и если на его борту есть оружие, то оно вправе применить оружие против пиратов, в этом и суть пресечения пиратства.

Всегда к пиратам отношение было более суровое, чем, скажем, к разбойникам на дороге, на суше, на тверди. Почему? Потому что мировой океан — это морская пучина, таящая в себе опасности, и мореплаватели по определению подвергаются серьезному риску, связанному с естеством океана. Цунами, айсберг… Много чего неизвестного таит в себе океан. А тут еще появляются те, кто препятствует развитию морских коммуникаций. Поэтому думаю, что здесь каких-то поблажек, снисхождений пираты уж точно не заслуживают.

Фотограф: Алексей Скурт

Наказания и казни на русском флоте

Решив сделать Россию морской державой, Петр I взял за образец Голландский и Британский Королевский флот. В 1720 году императором был создан «Морской устав», в котором были изложены обязанности моряков военного флота, а также предусмотрены наказания за провинности. Базировался он на «Статьях Крюйса» — сборнике правил, составленных русским адмиралом норвежского происхождения Корнелиусом Крюйсом. Правила, в свою очередь, во многом повторяли устав Голландского военного флота.

Российский «Морской устав» был достаточно мягок к матросам и офицерам и как таковой смертной казни не предусматривал (кроме наказания за одну провинность, о которой мы расскажем ниже). Зато другие весьма «интересные» виды наказаний, которые он содержал, вполне могли заменить казнь: килевание и купание с реи.

Килевание предполагало протаскивание провинившегося под днищем корабля – с одного борта на другой. Наказуемого для этого крепко связывали и крепили к протянутому под килем канату. В зависимости от тяжести проступка процедуру могли повторять до трех раз. При этом, если тянули слишком медленно, наказуемый мог захлебнуться, а если быстро — мог получить серьезные ранения из-за ракушек, которые облепляли днище корабля.

Купание с реи выглядело следующим образом: провинившегося привязывали вверх ногами к канату, перекинутому через блок на рее, и резко опускали в воду, а потом поднимали. Процедуру также могли повторять несколько раз. Иногда до тех пор, пока шея наказуемого «случайно» не ломалась при ударе о воду или пока он не захлебывался.

Килеванием наказывали зачинщиков драки и матросов, трижды опоздавших к началу вахты. Более гуманное купание с реи назначалось для тех, кто уклонялся от авральных работ и участвовал в драке (но зачинщиком не был). Но самое суровое наказание ждало тех, кто в драке убивал товарища или причинял ему смертельное ранение.

Золотой век пиратства – недолгий период с 1650 по 1720 год, когда сформировался стереотипный образ лихого морского разбойника. Период, наполненный особой романтикой для нас и страхом для тех, кому не повезло оказаться по ту сторону пиратской шпаги.

Как это было?

Несмотря на то, что первые пираты начали разбойничать еще до построения Египетских пирамид (14 век до н.э.), расцвет эпохи, как мы видим, наступил значительно позже (17-18 века). Что же на это повлияло?

Вернемся в историю. 16-18 века – время морских путешествий и географических открытий, колонизации и борьбы за колонии. Особенно жесткой была конкуренция между Англией и Испанией. Неудивительно, что на воде часто бывали стычки, особенно в Карибском море. В 17 веке окончились религиозные войны в Европе, что поспособствовало морской торговле. Моря-океаны стали снова бороздить суда с ценными грузами, что не могло остаться без внимания многочисленных любителей легкой наживы.

Золотой век делится на 3 периода:

1. Буканьерство (1650-1690)

Первоначально термин буканьеры служил для обозначения французских охотников, проживавших на Гаити в начале 17 века. В 30-е годы они были изгнаны на Тортугу, где к ним присоединились и англичане. Испанцы этому были не рады: между этими европейскими государствами постоянно происходили конфликты из-за своих колоний. Неудивительно, что это привело к стычкам. Более того, Лондон оказывал поддержку буканьерам, предоставляя им каперские патенты – специальные документы, разрешающие атаковать вражеские судна. Однако уже в конце этого века правительство отказалось от такой тактики, и буканьеры, потерявшие поддержку, вынуждены были прекратить свою деятельность.

2. Пиратский круг (1693-1700)

Английское правительство было не единственным, кому надоели буканьеры (пострадавшие испанцы не в счет). Деятельность пиратов не нашла положительного отклика и у карибских властей, что заставило пиратов искать приключения за пределом Карибского моря. Стандартный маршрут начинался в западной Атлантике, затем огибал Африку и двигался по направлению к Йемену или Индии с остановкой на Мадагаскаре. Особенно тяжело в это время приходилось кораблям Ост-Индийской торговой компании, а также мусульманам. По некоторым данным, этот маршрут действовал вплоть до 1728 года, а на его упадок повлияла деятельность местных индийских пиратов и усиленная охрана судов.

3. Расцвет и упадок

Расцвет пиратской эпохи произошел в 1713 году, когда был заключен Утрехтский мирный договор. Так закончилась война за испанское наследство, в результате которой множество высококвалифицированных моряков остались без работы.

Тем не менее стремительный рост числа пиратов не остался незамеченным. Власти начали усиленно бороться с проблемой, создавая антипиратские войска. И в скором времени от былого величия морских разбойников почти ничего не осталось.

Многие легендарные пираты, ставшие прообразами героев книг и фильмов, действовали именно в Золотой век пиратства.

Бартоломью Робертс

Пират-щегол, чья постоянная удача вызывала не только зависть, но и искреннее изумление. Кроме того, что за 2 с половиной года он сумел захватить около полутысячи судов, Робертс также интересен и своей жизненной историей. Капитаном он стал после того, как сначала попал в рабство пиратов.

Генри Морган

Не просто пират, но еще и политик: именно он помогал Англии контролировать Карибское море. Как и мистер Робертс, Генри также первоначально был в рабстве. Но в отличие от него, Генри не страдал воздержанием от алкоголя: он до самого конца был неразлучен с бутылкой рома.

Мэри Рид

Несмотря на ограниченные права, женщины-пираты также встречались: Мэри пришлось притворяться мужчиной по имени Марк. Тем не менее в кавалерии она встретила свою любовь, однако вскоре муж Мэри погиб. Девушка ушла в матросы, а после попала к пиратам.

Какие пиратские атрибуты сформировались именно в Золотой век пиратства?

• Флаги

Веселый Роджер появился в начале 18 века. До этого пираты плавали под чужими знаменами, стремясь получить доверие капитанов судов, проходящих рядом. В период Золотого века флаг помогал наводить страх на потенциальных жертв, которые при виде флага сдавались без боя.

• Попугаи

Попугаи были частыми гостями на кораблях, однако эти умные птицы выступали скорее в роли товара, чем друзей.

• Одежда

При мысли о пиратском одеянии в голове непременно возникают образы морских разбойников из любимых детских книг и фильмов. Например, длинные камзолы, атласные штаны, черные треуголки. Такие ассоциации возникают именно благодаря Золотому веку. Пираты того времени были теми еще «модниками», а иконой стиля пиратов был небезызвестный Бартоломью Робертс. Понятно, что атлас, бархат и перья в шляпе – это не самые практичные вещи в бою. Поэтому одежда рядовых пиратов была чуть более скромной.

• Крюки и деревянные ноги

Пиратство – труд тяжкий. Увлекшись, несложно потерять и свою конечность. В становлении образа безруких или безногих пиратов важную роль сыграли Капитан Крюк из «Питера Пена» и Джон Сильвер из «Острова сокровищ».

Пиратка

Пиратка

Written by 007

Испания, Мадрид, 1-е декабря, 1580

“Я должен говорить с королем, пропустите меня!”, приказал капитан Веласкес и охранники распахнули дверь. Филипп второй удобно устроился на троне, ожидая плохие новости. «Я уже знаю капитан, как ни странно, слухи оказываются быстрее моих солдат. Итак, каковы потери?»

«Галеон потоплен и вся его команда перебита. Пиратами захвачено оружие и золото… 850 кг». Гримаса ярости исказила лицо короля, он закусил губу, пытаясь справиться с душившим его гневом, секунд через 20 он произнес: «Итак, адмирал».

«Но ваше величество, я кап…» «Итак, адмирал, вы отплывете сегодня с капитанами Вуелта, де Кастильо, де Легазни и Диасом и их кораблями. Хорошо снарядите корабли, возьмите достаточно продовольствия и идите за ней. Найдите ее и доставьте ко мне живой. Это наш 12 корабль. Она заплатит за все. ЗА ВСЕ!!!

Марокко, Порт Сали, 12 Декабря, 1580

Прекрасная белокурая женщина вошла в таверну и присоединилась к 4 мужчинам, сидевшим за столом в темном углу. Она была одета в штаны и мужскую кожаную безрукавку. На ее поясе покачивалась абордажная сабля. Взоры все мужчин в таверне невольно остановились на ней. Это была она. Леди Ирвин, дочь лорда Ирвина, лучшего капитана английского королевского флота, погибшего в сражении с испанцами у Гибралтара 5 лет назад. Его настоящая слава началась 12 лет назад, когда он оставил королевский флот вместе со своим кораблем и командой и стал пиратом. Много испанских кораблей было потоплено им и его товарищами. Но 21 марта 1573 года он столкнулся с испанским линейным кораблем. Хотя он погиб в бою, его людям удалось прорваться и спасти дочь капитана — 18-летнюю Элейн. С этого дня она знала только одну цель жизни — месть — уничтожить любой испанский корабль, который встретит, мстя за отца. Сейчас, в возрасте 23 лет, она была самой известной пираткой Средиземноморья. Она была прекрасна. Примерно 170 см роста, с длинными белокурыми волосами, длинными ногами, смотревшимися очень сексуально в матросских штанах, с твердой, великолепной формы, средних размеров грудью, крайне женственная и очаровательная. Было почти невозможно поверить, глядя на юную красавицу, что она была пираткой. Но у нее был очень сильный характер. Никто и никогда не видел, как она плачет или жалуется на что-то. У нее была железная воля! И все, что она желала в жизни, была месть.

«Мы должны покинуть порт немедленно. Торопитесь, 5 испанских линейных кораблей замечены в 10 милях от порта. Они ищут нас.» — сказала она людям, которые были 4 лучшими друзьями ее отца. «Отлично, пойдемте…» — ответил толстяк, но прежде чем он договорил страшный взрыв потряс таверну.

«Бегите, спасайтесь, испанцы, бееееееееее…» — кричали люди, метавшиеся в панике. Другой взрыв сотряс один из стоявших на якоре пиратских судов. Раненый человек выбежал на пыльную улицу и молодая женщина увидела 2 больших корабля, уже приблизившихся метров на 200 к пристани. Они непрерывно палили из пушек. Люди падали, бились в конвульсиях на земле. Несколько пиратов со снесенными головами лежали у входа в таверну. Снаряд ударил прямо в толпу.

«Спасайтесь, бегите, испанцы, беги…..». Они увидели первую группу солдат, выскакивавших из шлюпки и быстро бегущих по ступенькам к главной улице порта. Подошла еще одна шлюпка, и вот уже на берегу было больше 30 испанцев. Пираты выхватили сабли, но враги встретили их мушкетным залпом. Большинство флибустьеров упали замертво, но остальные схватились в рукопашную с вражеским десантом. Зазвенела сталь. Леди Ирвин сражалась вместе с 2 товарищами, когда рядом разорвался снаряд. Теряя сознание, она увидела, как почти сотня испанцев пошла на них в атаку.

Позднее, на борту «Виктории»

Веласкес вошел в каюту, куда бросили леди Ирвин. Она была все еще без сознания и Веласкес почувствовал напряжение в паху, рассматривая распахнутую блузку юной красавицы. Да, да, подумал он, я не потеряю время, которое она проведет в темнице.

Тюрьма Святой инквизиции, Тортуга, 29 декабря.

Слух быстро распространился, и скоро все в тюрьме знали, что Элейн привезли для допроса. Около 20 человек пришли поглазеть на леди Ирвин и она поразила их своей красотой. Даже грязная мужская одежда и растрепанные волосы не могли скрыть, какой великолепной женщиной она была. Они любовались ее прекрасными стройными длинными ногами, весьма сексуально скрытыми штанами и великолепной грудью под кожаным жакетом. 2 тюремщиков вытолкнули ее из кареты и повели в темный коридор. И скоро она исчезла, спустившись в жуткую камеру, где ей предстояло провести последнюю неделю жизни. Она была маленькой, грязной и вонючей каморкой. Несколько крыс ждали нового посетителя. На деревянном топчане были следы крови. Тюремщики приковали ее руки к кольцам на стене и оставили женщину висеть на цепях, не дававших ей ни сесть, ни лечь на нары. Так она провела первую ночь в тюрьме.
На следующий день в 9 утра 2 тюремщиков привели ее в темную просторную комнату, где ее ждал Веласкес, получивший королевский приказ допросить девушку и добиться от нее ответов на вопросы — где похищенное золото? Где остальные пираты? Сколько их? И т.д. Ей разрешили сесть на тяжелый стул и Веласкес начал допрос.

«Мы знаем, кто ты Элейн, нет нужды терять время. Ты в тюрьме Святой Инквизиции в Тортуге. Я адмирал Веласкес. Я ждал этой встречи 5 лет. 5 долгих лет. И ты можешь представить как разгневан наш король! Ты похитила много сокровищ, принадлежащих ему. Ты потопила его корабли. убила его людей… Это очень плохо, Элейн, очень плохо. Может быть только одна кара за твои злодеяния — смерть». Элейн почувствовала, как ей свело живот. Она знала, что невозможно спастись от Инквизиции.

Веласкес продолжил: «Но наш король может помиловать тебя, по крайней мере, ты не будешь казнена…, если, конечно, ты расскажешь, где спрятано золото. Итак? Что ты мне скажешь?»
«У нас нет золота. Оно затонула вместе с одним из кораблей…» — начала объяснять Элейн, но адмирал прервал ее, «бедняжка, не говори мне это. Ты только ухудшишь ложью свое положение. Скажи нам, где золото».

«Я говорю тебе, у нас нет…». Веласкес поднялся и подошел к связанной девушке. Он пристально взглянул ей в глаза и после долгой паузы сказал: «ты знаешь, где мы сейчас. И ты наверняка много слышала о Святой Инквизиции и ее методах добывать сведения. У них действительно много, поверь мне, очень мучительных и я бы сказал, интересных методов. Ты прекрасна. Я не хочу видеть тебя искалеченной и изуродованной. Но палачи любят свое дело. Они наслаждаются судорогами и криками их жертв, особенно, если это женщины».

Элейн почувствовала дрожь в коленях. Он была сильна духом, но ужас пыток испугал ее. За всю жизнь ее еще не разу никто не ударил! И теперь!!! Они хотят пытать ее. Они хотят сокровища ее отца. Они хотят заставить ее предать друзей отца! Нет! Нет! Ей придется вынести боль, но она сохранит свою честь и честь своего отца.

«Мне больше нечего вам сказать» — сказала она и повернула голову. «Ну что же, ты не оставила мне выбора, девочка моя. В камеру пыток ее!»

Пытки — день первый. Они вошли в большую и холодную камеру. Элейн была потрясена зрелищем ужасных инструментов на стенах и на маленьких столиках в углах — щипцы, клещи, железные прутья, ножницы и многое другое. В середине камеры стоял специальный пыточный стол, к которому был о пристроена опора для ног и позади нее стояла жаровня с пылающими углями. Различные металлические предметы раскалялись внутри нее до красна. Паника охватила ее. Она видела дыбу в углу и дьявольскую деревянную пирамиду.

Веласкес и еще четверо сидели на удобных стульях за массивным деревянным столом. Три капитана и секретарь, записывавший протокол. Там были также 3 палачей, которые должны были заставить ее говорить. Веласкес кивнул 2 из них — «Разденьте ее». Это случилось так быстро (они хорошо напрактиковались в этом), что Элейн даже не поняла, что происходит, прежде чем не очутилась совершенно голой перед 8 мужчинами. Самый здоровый из палачей, Алессандро, уродливый мужчина 190 си ростом в кожаном переднике схватил ее белокурые волосы в левую руку, сильно оттянул их назад и резко ударил ее правой рукой в живот. ААААААААИИИИИИЙЙЙЙЙЙЙЙ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!, крикнула она и все ее тело извилось от внезапной боли. Алессандро подтянул ее прекрасное лицо к своему и прошептал «Признавайся, сука! Говори, грязная пиратка! Или я заставлю тебя молить о смерти.»

Элейн попробовала собрать всю свою волю и гордо выпрямившись, ответила «Я не скажу вам ничего. Я не скажу вам ничего, кроме того, что вы ублюдки! Вы и ваш король, все вы будете наказаны за свою политику! И я одна из тех, кто сделает это! Вы правите только благодаря тому золоту, что награбили в других странах. А я отбираю его и отдаю беднякам. Они любят меня, а не вас!» Веласкес выбрал самое удобное деревянное кресло и приготовился наблюдать за допросом. Другие тоже устроились поудобнее и Алессандро дважды хлестнул по лицу пленницы, что бы заставить ее крикнуть или еще как-то показать слабость. Но она осталась спокойной как лед.

«Вот ты как, ну тогда, сука», произнес он улыбаясь и вместе с подручным Марио — пятидесятилетий, 130 кг весом и 180 см роста, усадил ее на тяжелое металлическое кресло в углу. Когда она села, они закрепили оковами ее руки к подлокотникам и лодыжки к ножкам кресла. В этом положении ноги ее были раздвинуты и мужчин, любовавшиеся обнаженной женщиной почувствовали эрекцию, ожидая начало пытки. Марио посмотрел на ее лобок, покрытый белокурыми волосами и подумал, что для следующей пытки их придется сбрить. Алессандро приказал Джулио (очень сильному молодому мужчине, 35 лет, 186 см ростом и 100 кг весом) принести тиски. Элейн знала, что ее ждет! Они собирались раздавить ее пальцы! Она приготовилась выдержать боль, когда Алессандро надел свой инструмент на пальцы ее левой руки. Затем он сделал первый оборот винта, Элейн осталась безмолвной. Алессандро любил женщин, которые старались быть сильными. Он знал много ужасных приемов, чтобы сломать таких женщин. Это был лишь вопрос времени. И они имели неограниченное время, чтобы позабавиться с ней. Он сделал следующий оборот винта. Тело Элейн содрогнулось от боли, но она не проронила не звука. В застенке было холодно и это заставило ее соски напрячься, сделав зрелище еще более эротичным. Еще один поворот и металлические пластины стали раздавливать тонкие кости. Элейн не могла удержать крик. Ее прекрасная головка откинулась назад и она громко закричала, когда Алессандро сделал очередной поворот. Кончики ее пальцев стали темно-синими. Красота молодой женщины, точно змея, извивавшейся в кресле, заворожила мужчин, они потрясенно смотрели, как ее прекрасные ноги реагируют на боль: вздрагивают, мышцы их играют под гладкой кожей. Алессандро сделал очередной поворот.

АААААААААААААААААААААААААИИИИИИИИИИИИИИЯЯЯЯЯЯЯЯ!!!!!!!!! Элейн закричала во всю силу своих легких, когда кровь выступила из-под ногтей от невероятного давления. Она дергала головой и ее вопли могли бы заставить заплакать даже камень. Алессандро взял молоток и стал дробить оставшиеся фаланги пальцев. Вопли несчастной стали еще пронзительней. Ее голос отражался от стен холодной камеры, когда палач все бил, бил, бил. После седьмого удара она потеряла сознание. Они вылили ведро холодной воды на нее и продолжили пытку.

Ее правая рука была следующей. Марио взял тонкий нож и опустился на колени перед ней. Взяв ее стопу в свою правую руку, он медленно вонзил нож под ноготь.

«НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!, завопила Элейн дот чудовищной боли и Марио начал двигать нож под ее ногтем. Женщина пыталась пнуть своего мучителя, но оковы держали очень прочно так что ее бесполезное движение было очень эротичным. Ее крепкое тело было покрыто потом, несмотря на холод тюремной камеры. Алессандро опустился на колени рядом с Марио, держа в руках маленькие клещи и медленно отделил ноготь от ногтевого ложа. Девушка обезумела от страданий. Она испускала крики в которых звучала сама боль и изо всех силах извивалась на кресле.
“Не могу больше… ПОЖАЛУЙАААААААААААА!!!, выкрикивала она во время этой изощренной пытки. «Говори! Будешь говорить?! Сейчас ты признаешься!”, спросил ее снова Алессандро, но она отрицательно покачала головой. Палач сорвал ноготь мизинца и Элейн завопила как раненый зверь. 3 оставшихся пальца были также изуродованы один за другим. Теперь судорожно извивающаяся, задыхавшаяся, она сидела в кресле, надеясь, что на сегодня это все. Внезапно она почувствовала, как сиденье становиться горячим. О Боже! Палачи развели огонь под металлическим креслом и собираются поджарить ей зад! Жар усиливался и Элейн не могла вынести больше! Он испустила первый вопль, когда она почувствовала, как ее красивые ягодицы загорелись! “НЕЕЕЕЕЕЕЕТ, ПОЖАЛУЙСТАААААААА НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕ, Я НЕ МОГУ БОЛЬШЕЕЕЕЕЕЕЕ!!!, молила она, но палачи только смотрели на нее, ожидая ее признания или начала следующей пытки. Ее продержали в раскаленном кресле почти час. Дважды она теряла сознание, но после ведер холодной воды пытка продолжалась вновь и вновь.

Палачи освободили ее, подняли с кресла и подвели к цепи, свисающей с потолка в центре камеры. Элейн задыхалась, пытаясь собраться с силами, чтобы выдержать новое испытание. Веласкес и другие зрители были удовлетворены происходящим, капитан королевской стражи Мартинес почувствовал эрекцию. Алессандро связал запястья жертвы за спиной и привязал к ним цепь. Затем он кивнул Марио и Джулио, которые стали тянуть за другой конец цепи, продетой через блок в потолке камеры. Они подняли Элейн на 1 метр от пола за руки, вывихнутые в плечах. Она дико крикнула, когда Алессандро привязал к ее щиколотке груз в 25 кг. Вопли несчастной были очень сильными и отчаянными. Сейчас ее тело было покрыто потом, сверкавшим в свете факелов в холодном застенке. Она стонала. Пока Алессандро не привязал второй груз к ее ногам, ей дали время прийти в себя, затем Алессандро приволок второй большой камень и с помощью Марио подвесил его к первому.

“НЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ… ПООООООООООМООООООООГИИИИИТЕЕЕ!!!”, Элейн вопила и тело ее сотрясали судороги невыносимой боли. Она чувствовала, что тело ее готово разорваться пополам. Сейчас ее руки были вывернуты прямо над головой. Раздался хруст рвущихся суставов. Плача, она проговорила: “Пожалуйста, остановитесь, ради бога , пощадите!”
“Говори, сука. Где золото! Где золото!”, ответил Алессандро.

“Я не могу вам сказать. Я не знаю…” – слышала Элейн как бы со стороны свой голос, зная, что этим ответом обрекает себя на еще большие страдания. Ее чудесное тело, растянутое до максимума, ожидало следующей пытки. Три палача подошли к ней с толстыми палками. По знаку Веласкеса они стали бить ее по всему телу – по пояснице, по ее великолепным твердым ягодицам, по ее грудям, по спине, по плоскому животу, по ребрам. Элейн извивалась как безумная и кричала, и визжала, и кричала. После 10 минут избиения она потеряла сознание. Ей в лицо выплеснули ведро холодной воды и продолжили истязание. Ее агония была бесконечной. Избиение ее растянутого на дыбе тела сводило ее с ума! Она не могла поверить, что на свете может быть такая боль. Она не управляла больше своим телом и потеряла контроль на мочевым пузырем. Струйка мочи полилась между ее ног. Палачи расхохотались и после короткого отдыха продолжили пытку. Она вновь потеряла сознание.

Ее быстро привели в себя и продолжили это издевательство. Чудовищные палки продолжали разбивать ее волю и тело. Пытка продолжалась почти 2 часа!!! И в конце она была полностью опустошена. Она теряла сознание 12 раз, прежде чем палачи решили дать ей ночь для отдыха. Ее юное тело было покрыто кровью, потом и ужасными кровоподтеками от палочных ударов. Солдаты отволокли ее и бросили в камеру, оставив там голой и бесчувственной. Чуть позже к ней пришел лекарь, привел ее в себя и дал выпить немного целебной настойки. Специальными мазями он смазал ее измученное тело, чтобы как-то уменьшить боль и повреждения кожи.

Палачи хотели на этот раз сохранить ее прекрасное тело по возможности неповрежденным и оставить ей силы для следующих мучений, которыми они собирались насладиться далее. Она провела ночь в ужасном ожидании следующего страшного дня.

Пытки – день второй.

Солдаты пришли за ней раньше, чем она рассчитывала. Было 5 часов утра. Все, кого она видела вчера, ждали ее в камере пыток. Те же 3 палача. Она попробовала выглядеть спокойной, когда Веласкес подошел к ней и снова спросил: “Теперь ты скажешь нам, Элейн, то что мы хотим знать? Вчера было только начало. Приготовься к более страшным пыткам и боли. Говори!”. Тело Элейн дрожало от холода, но она нашла в себе силы отрицательно покачать головой.

“Жаль, девочка. Но ты сама выбрала это. На сегодня палачи придумали много интересного для тебя. Давай не будем терять время на пустую болтовню.”

Палачи приняли ее у солдат и распяли на Х-образном кресте, широко разведя ее руки и ноги. Она была полностью открыта на взглядов мужчин и все ее тело залила краска стыда.

Марио подошел к ней с небольшими клещами и сказал: “Сейчас мы побреем твой прекрасный, маленький лобочек, ха-ха-ха!”, с этими словами он опустился на колени между ее бедер, захватил щипцами пучок ее лобковых волос. Быстрым рывком он вырвал их. Элейн закричала от боли и стыда. Марио повторил эту процедуру 10 или более раз, прежде чем ее лобок стал совершенно голым.

Алессандро взял специальный пресс для грудей (две зубчатые металлические челюсти соединенными винтами на концах) и подошел к ней. Ласково потрепав ее по соскам, он проговорил, “Ты знаешь, красавица, что это такое? Когда твои грудки познакомятся с этой игрушкой, ты все вспомнишь… или может не будем упрямится, а?”.
Девушка отрицательно покачала головой. Он вложил ее тугие груди между челюстей и начал вращать винты. Элейн почувствовала нарастающее сжатие и очень скоро боль стала невыносимой. Она кричала как безумная, пока Алессандро закручивал и закручивал, и закручивал винты. Мотая головой, за которой, словно грива, развевались ее пышные волосы, она вопила и корчилась. Ее груди посинели и челюсти пресса остановились на 3 см друг от друга, когда Алессандро прервал пытку и наклонился к несчастной. Он подождал пока затихнут ее крики и спросил: “Ну что, красотка? Ты будешь говорить, Элейн? Ты будешь говорить или я превращу твою чудесную грудь в куски кровавого мяса?”

Прерывисто дыша, задыхаясь, она ответила – “я ничего не скажу тебе, ублюююаааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааааййййййййй!”.

Ее ответ был прерван тремя поворотами винтов. Она извивалась как безумная. Боль была невероятной!!! Она вновь потеряла контроль над собой и между бедер брызнула тонкая струйка мочи. Ее прекрасные бедра крутились, ее груди стали уже темно синими, когда Алессандро и Марио взялись за концы ужасного пресса и потянули на себя, словно пытаясь вырвать ее сдавленные груди. Крики Элейн были невыносимо слушать. Ее вопли отражались от стен камеры и через 13 минут этой пытки она впала в глубокий обморок. Ее окатили несколькими ведрами воды, растирали виски уксусом, влили в рот вина.

Когда девушка пришла в себя, она увидела, что ужасный пресс снят, но теперь Алессандро и Джулио стоят перед ней с большими клещами для рвания грудей в руках. Они начали рвать, крутить и сдавливать ее бедные груди, а Элейн кричала и визжала и корчилась, и мочилась вновь и вновь. Ее рвало и она впадала в беспамятство каждые 5 минут с начала этого непередаваемо страшного истязания. Ее вновь и вновь окатывали ледяной водой и пытка продолжалась.

Теперь оба палача отрывали маленькие куски плоти от грудей прекрасной женщины. Она извивалась подобно дикому зверю!!! Ее крики были так отчаянны, казалось, человек не мог слушать такое, но палачи не обращали на них внимания! Она уже теряла сознание 12 или более раз, когда палачи решили прекратить терзать ее груди. Они дали ей передохнуть полчаса, к ней подошел лекарь с бутылкой красного вина, чтобы подкрепить ее для дальнейших мучений. Она лежала, задыхаясь, на холодном полу застенка, когда к ней подошел Веласкес.

“Элейн, ты еще можешь прекратить свои страдания. Дальше будет только хуже и хуже. Теперь их мишенью будет твое симпатичное упругое влагалище. Они будут жечь его, рвать его, резать его. Поверь мне, я уже видел в этой камере пыток женщин, подвергавшихся подобным пыткам! И их агония была действительно страшной! Ты можешь представить как раскаленный до красна прут воткнут в твое влагалище?”, с этими словами он кивнул на жаровню недалеко от пыточного стола. “Говори! Говори, глупышка! Никакое золото на свете не стоит таких мук…”
“Ублюдки, уб…людки! Нет, нет…” – ответила она и замотала головой в стороны.

Алессандро и Джулио осторожно подняли ее с пола и положили на пыточный стол. Ее широко разведенные ноги подняли к верху и закрепили на специальных железных подставках, зажав лодыжки и колени. Ее руки вытянули веревками над головой. Марио и Джулио подошли к ее ногам и стали бить по пяткам толстыми палками. Несчастная выгибалась дугой на пыточном столе всякий раз, как оба палача били ее со всей силой, снова и снова. В ее волях не было ничего человеческого. Удар за ударом по ее нежным пяткам. Крик за криком! В это время Алессандро взял раскаленный железный прут и стал жечь ее изуродованные груди. Крики Элейн было невыносимы, но эти люди наслаждались ими. Наблюдая ее страдания, Веласкес кончил. После 20 минут этой пытки она вновь впала в глубокий обморок.

Ее вновь привели в чувства при помощи ледяной воды и уксуса, а затем плачи стали продолжать эту пытку.

“Я хочу, чтобы вы били ее до тех пор, пока куски мяса не станут падать на землю!” — закричал Веласкес. И оба палача били и били, и били.., а Элейн корчилась и кричала и плакала, извиваясь в невыносимой, даже для зрителя, агонии. Алессандро водил раскаленными прутьями по ее подмышкам и животу, оставляя уродливые красные следы на ее гладкой обольстительной плоти. Элейн впадала в беспамятство каждые 5 минут. Она дважды непроизвольно испражнилась от невообразимой боли. Ее страдания были бесконечны!!! Было уже 3 часа дня, когда, наконец, куски окровавленной плоти стали отлетать от разбитых ступней при каждом ударе палки. Элейн…

Элейн уже не могла даже кричать. Она только корчилась и встряхивала головой. Ее тело было покрыто потом, мочой и кровью. Под пыточным столом воняли ее испражнения. Лекарь подошел к ней, внимательно осмотрел девушку и сказал, что на сегодня хватит, иначе она умрет под пыткой. Ее, полубесчувственную, отволокли и швырнули в камеру. Ее тело билось в судорогах еще больше часа…

Пытки – день третий.

Она взмолилась о пощаде, когда солдаты пришли за ней на следующий день. Ее волокли под руки в камеру пыток и там она снова увидела тех же людей. Палачи были уже готовы и они снова привязали ее на уже знакомом пыточном столе. Алессандро взял толстый, длинный, зазубренный деревянный цилиндр. Он раздвинул ее половые губы и одним быстрым грубым движением вогнал его сантиметров на 20 ей во влагалище, обдирая его! Она вгибалась на пыточном столе и голова ее моталась из стороны в сторону. Ее крик был нечеловеческим. Это был крик дикого зверя! Алессандро подождал пока крик затихнет и начал вращать этот цилиндр, раздирая стенки влагалища. Одновременно с этим, он двигал его вперед и назад. Она вопила и визжала, корчилась, изо рта ее текла пена… Боль сокрушала ее и камера превратилась для нее в земной ад. Алессандро вдвигал и выдвигал свой ужасный снаряд и крутил его, вдвигал и выдвигал, и крутил… Она уже не могла контролировать свое тело – она вновь обмочилась. Алессандро только улыбнулся и без перерыва продолжал мучить ее. На 7 минуте этой зверской пытки она потеряла сознание. Но пытку продолжили, плеснув ледяной водой в ее прекрасной лицо. Вперед-назад и поворот…, вперед-назад и поворот… и снова вперед-назад и поворот!!! Элейн вырвало и она снова обмочилась. Изорванное влагалище кровоточило.

Алессандро отошел выпить вина, оставив в ней этот жуткий предмет! Потом он вернулся, девушка была в полуобморочном состоянии, она почувствовала, как к ее губам прижали горлышко бутылки, она давилась и глотала вино, затем он продолжил насиловать ее ужасным стержнем.

“Пытка такой великолепной женщины, как ты дорогая, всегда вызывает у меня жажду, ха-ха-ха…”, заметил он, продолжая раздирать стержнем ее упругое влагалище. Держа бутылку в одной руке, он продолжал пытку другой, двигая стержень. Алессандро был почти пьян и не замечал, когда Элейн теряла сознание. А она дела это каждые 2 минуты! Наконец, после 70 минут такого истязания влагалища, он вынул стержень и начал бить ее по клитору большим деревянным молотком. После третьего удара Элейн потеряла сознание, на губах ее была кровавая пена. Марио привел ее в себя и Алессандро продолжал превращать ее клитор в кровавое месиво, затем он проделал тоже с половыми губами. Ее лицо было искажено страданием ужасной агонии. Алессандро пытал ее молотком еще почти 30 минут и, только после этого, он дал ей передохнуть. Она извивалась в судорогах на столе. Ее мышцы плясали от сильнейшей боли.

Веласкес сидел за столом, обдумывая следующую пытку. Они должны заставить ее говорить. Если нет, – он заплатит своей головой! Он сделал знак Алессандро и тот подошел к нему.
“Алессандро, ты моя последняя надежда! Заставь ее говорить! ТЫ ПОНИМАЕШЬ, ЧТО Я ИМЕЮ В ВИДУ?! ЗАСТАВЬ ЕЕ ГОВОРИТЬ!!!”

“Не беспокойтесь, адмирал. Будьте уверены. Женщины всегда говорят, если с ними работаю я…”, улыбнувшись, он вернулся к Элейн, привязанной с разведенными до предела ногами. Он дал ей еще вина, чтобы хоть как-то подкрепить ее силы и взял с маленького столика в углу влагалищную грушу. Без слов он раздвинул ее окровавленное влагалище и втолкнул грушу глубоко внутрь. Затем он сделал 5 оборотов винта и Элейн подпрыгнула на столе от неожиданной ужасной боли. Лепестки груши раскрылись до 12 см в диаметре, когда Алессандро сделал очередной поворот. Элейн завизжала, как безумная, когда ее половые губы начали лопаться. Оставив грушу на несколько мгновений в ней, он вернулся с деревянным молотком и его ударом загнал грущу еще глубже – в шейку ее матки! Красавица содрогнулась в судорогах страшной агонии и сильнейший нечеловеческий вопль вырвался из ее горла, она вновь потеряла сознание. Джулио окатил ее водой и Алессандро продолжил свое варварское занятие, делая один поворот винта груши за другим. Агонию несчастной пиратки невозможно было описать. Она, словно безумная, извивалась и визжала. Алессандро снова взял молоток и начал бить по груше, посылая новые волны истинно адской боли в ее матку. Элейн снова испражнилась и потеряла сознание.
“Ты, сука! Ты хочешь дерьма?! А? Так ты его получишь!” — и с этими словами Алессандро с силой загнал ректальную грушу глубоко в ее задний проход и раскрыл ее до максимума, разорвав ей сфинктер. Сейчас кровь лилась у нее из обеих отверстий, потеряв все силы, она билась в судорогах на пыточном столе и прохрипела: “Я БУУУУДУУУУУ ГОООООВРООРИТЬ! ОООООСТАААААНОВИИИИТЕЕСЬ ПООООЖААААЛЙСТАААААААААААААА!”

Алессандро, не складывая лепестков, выдернул обе груши — женщина вновь лишилась чувств от невыносимой боли и вернулся к Веласкесу. “Вы будете слушать ее, адмирал?”
“Да, Алессандро. Но после того, как мы узнаем все, она снова твоя… Прикончи ее. Но только не сразу…”

Плача и задыхаясь, она начала объяснять, где спрятано золото. Ей потребовалось почти 20 минут, чтобы рассказать все, затем она умоляюще посмотрела на палачей – “Теперь Вы прекратите меня мучить? Пожалуйста. Больше я ничего не знаю”.

“О нет, моя дорогая, у нас более интересный план относительного твоего чудесного тела!”, сказал Алессандро и вынул раскаленный железный прут из жаровни. Медленно он раздвинул ее половые губы…

Казни и пытки у пиратов XVI—XVIII века

Всем известно, что пираты это беспринципные преступники, захватывающие и грабящие морские судна. Несмотря на всю беспринципность и то, что каждый пират является законченным бандитом, среди пиратов также существовала своя система поощрений и наказаний.

— Salik.biz

Высадка на необитаемый остров

Наказание высадкой на необитаемый остров или марониг не имело ничего общего с романтикой «Робинзона Крузо». Это было самым жестоким наказанием для моряка. Как правило, высаженный на остров моряк имел только один единственный выход – самоубийство! Обычно пираты использовали три наказания – «Закон Моисея», выбрасывание за борт и маронинг. Последнее наказание применялось в отношении воров, клятвопреступников и капитанов взбунтовавшихся кораблей. При высадке на остров человеку оставляли всю одежду, которая на нем была в момент вынесения приговора, бутылку воды или рома, пистолет и немного пороха и пуль. Но если в романах о «Робинзоне Крузо» и «Острове сокровищ» человек оказывался на сравнительно большом острове, населенном животными и растениями, то в реальной жизни в качестве последнего пристанища выбирали крохотный клочек земли, со всех сторон окруженный океаном, одинокий риф или скалу. Нередко такие острова полностью скрывались под водой во время прилива. Немногим удавалось спастись после такого..


Хождение по доске

Хождение по доске было одной из изощренных пыток пиратов XVI—XVIII века. Пленника со связанными руками и завязанными глазами ставили на доску, перекинутую с борта в море. Рано или поздно несчастный падал в воду и в зависимости от ситуации его могли вытащить на палубу или утопить. Доподлинно известно, что именно таким способом Бартоломью Робертс добивался выкупа от своих пленников, также эта казнь была распространена у китайских пиратов. Чаще всего пираты просто бросали жертву со связанными руками и привязанным к ногам ядром в море.

Рекламное видео:

Наказание плетью

Наказание плетью, иначе называлось законом Моисея. Обычно назначалось 40 или 39 ударов, причем меньшее число ударов означало некоторое подобие гуманности, так как согласно Ветхому завету 40 ударов плетью фактически означали смертную казнь. Разумеется, и 39 ударов было достаточно, чтобы наказуемый умер, но наказывать 40 ударами, как Понтий Пилат, считалось негуманно. Чаще всего капитан или команда выносили наказание меньшим числом ударов плетью, в зависимости от тяжести преступления. Примечательно, что традиция наказывать преступника 40 ударами не библейская, а римская. В Древнем Риме если после наказания преступник оставался жив, он имел право убить палача, поэтому 40 ударов обычно становились смертельными. Используя такую же логику, католики посчитали, что 39 не приведут к смерти наказуемого. Во времена Золотого века пиратства наказание 39 ударами плетью было чрезвычайно распространенным явлением.

Девятихвостка

Девятихвостка была распространена на торговых морских судах как средство наказания. Это было жестокое орудие, состоящее из 9 тонких кожаных плетей, сплетенных у рукояти в единый жгут, причем на концах плетей были закреплены металлические лезвия или шары. Обычно плеть хранилась в сухом виде, и кишела бактериями и паразитами. После наказания тело преступника обильно засыпали солью. Но делалось это не для причинения больших страданий, а для уничтожения инфекции. Если же в открытые раны попадала морская вода, это могло привести к заражению крови или гангрене. Обычно решение о порке принималось капитаном, но только с разрешением команды, за исключением случаев, когда порка была оговорена в качестве наказания по пиратскому кодексу – например, за воровство. Однако исполнителем наказания обычно выступал квартмейстер, благодаря чему пираты были уверены в невозможности единовластия со стороны капитана.

На торговом и военном флоте телесные наказания были так распространены, что девятихвостку называли «капитанской дочкой». Например, в одной из известных английских песен о моряке есть такие слова «Дайте ему попробовать вкус капитанской дочки». Не зная морского сленга тех времен, смысл песни может быть изменен на прямо противоположный.

Закапывание в песок


Это типично пиратская казнь. Человека закапывали на берегу во время отлива так, чтобы торчала одна голова. Когда начинался прилив, провинившийся захлёбывался. Выбраться из такой ловушки самостоятельно практически не возможно, так как вода оказывает сильное давление на песок. К тому же, смерть часто наступала не от утопления, а от невозможности нормально дышать в условиях спрессованного песка.

Протягивание под килем

Протягивание под килем не было пиратским наказанием, оно применялось на британском королевском флоте. На английских кораблях капитан был судьей, законом и его власть была абсолютна. Любое неповиновение капитану наказывалось жесточайшим образом. Одним из таких наказание было протягивание под килем. Наказуемого раздевали, связывали руки. А иногда и ноги и привязывали к длинному канату, причем второй конец каната пропускали под килем и вытаскивали с противоположного борта. Несколько человек из команды перетягивали тело несчастного в воду, протаскивали его под килем и вытаскивали с противоположной стороны. Связанные руки и ноги не позволяли человеку остаться на плаву, и его легкие мгновенно заполнялись водой. Если канат тянули слишком быстро, тело наказуемого продиралось сквозь заросли острыми как бритва раковинами моллюсков, обильно покрывавших подводную часть корабля. Если же канат тянули слишком медленно, встречный поток воды бил тело о днище и человек захлебывался морской водой.


Волочение за кораблём

Провинившегося (либо пленного) швыряли за борт, предварительно привязав его за руки (или за ноги)! А затем тащили его несколько часов за кораблем. В итоге бедолага либо захлёбывался, либо замерзал, либо просто был съеден акулами… Тема данной экзекуции хорошо раскрыта в произведении Джека Лондона «Морской волк».

Пытка водой

Такая пытка на протяжении долгих веков активно использовалась инквизицией в Старом Свете, ну а пираты лишь позаимствовали ее, с той лишь разницей, что они применяли морскую воду, а в ряде случаев использовали мочу, смешанную с жидкими испражнениями. Пытаемого поили водой, пока его не выворачивало наизнанку, либо он не лопался. При пытке нос провинившегося зажимали и через воронку вливали в рот жидкость, которую ему приходилось глотать, перед тем как сделать новый вдох. Все это повторяли достаточно долго, чтобы влить в желудок максимальное количество жидкости. Затем угол наклона тела бедняги меняли, его укладывали на спину в горизонтальное положение и вес наполненного желудка сдавливал легкие и сердце. Чувство нехватки воздуха и тяжесть в груди дополняла боль от растянутого желудка.

Повешение

Повешение использовалось, как наказание за пиратство, однако и сами пираты не гнушались этим видом казни! Вообще если честно на период XVI—XVIII веков, такой вид казни как повешение был самым распространенным. Агония казненного продолжалась несколько минут и смерть через повешение считалась одним из самых жестоких наказаний. В XVI—XVII веках казни пиратов всегда производились публично, чтобы внушить страх простым морякам. Обычно местом казни становились портовые доки, а тела казенных продолжали висеть по нескольку дней, а иногда и недель. Само повешение представлялось как пышная церемония. Согласно британским морским законам, человек, уличенный в пиратстве, должен был быть повешен в течении 10 дней со дня вынесения приговора. Это делалось для того, чтобы на казнь могли собраться зеваки со всех близлежащих городов. В назначенный день заключенный встречался со священником для раскаяния. Иногда это также делалось для того, чтобы было возможно внести выкуп за приговоренного.

Повешение в цепях

Повешение в цепях использовалось не столько самими пиратами, сколько наоборот применялось против них самих и должно было внушать всем пиратам «священный ужас». Для пирата было хорошей новостью, что он уже мертв. Но не погребенное тело обрекало бессмертную душу на вечные скитания и мучения, и это действовало на суеверных пиратов сильнее страха смерти. Тело помещалось в цепи или железную клетку и оно сгнивало под палящим солнцем и расклевывалось птицами. В конце концов останки падали в воду, где их растаскивали рыбы. Именно так закончил свои дни знаменитый пират Уильям Кидд.

Подвешивание за ноги

Эта дикая пытка была широко распространена во всем мире еще с древних времен и естественно она не могла обойти стороной и «Береговое братство», прежде всего своей дешевизной и простотой! Эта пытка основана на некоторых особенностях анатомии человека: вены ног имеют клапаны, препятствующие обратному току крови, одним словом, вся система вен приспособлена, чтобы кровь оттекла от ног в верхнюю половину тела. Вены же головы, шеи, рук и груди таких клапанов не имеют, так как, само собой разумеется, что кровь от них оттечет под действием собственного веса. Таким образом у подвешенного вся кровь медленно устремлялась к голове, где застаивалась и постепенно вызывала отек мозга, вследствие чего развивалась жуткая головная боль, темнело в глазах, а из носа начинала сочиться кровь из лопнувших сосудов.

Дыба

Это, несомненно, наиболее распространенная пытка, применявшаяся по всей Европе в период XIV — XVIII веков, также она часто использовалась и в судопроизводстве, поскольку считалась достаточно неприхотливой. Руки обвиняемого связывались за спиной, а другой конец веревки перебрасывали через кольцо лебедки жертву либо оставляли в таком положении, либо сильно и непрерывно дергали за веревку. Чтобы сделать пытку менее мягкой к нотам жертвы нередко привязывали дополнительный груз, а далее либо тело рвали щипцами, либо надрезали сухожилия на ногах.

Пыточная скамья

Пыточная скамья, или скорее модифицированная «дыба» представляла из себя стол, разрезанный пополам. Жертву укладывали на него так, чтобы разрез находился под центром его тела, фиксируя руки и ноги. Затем обе половины выгибались назад и к центру, растягивая тело. Такую пытку практиковала Испанская инквизиция в Новом Свете, но захваченные в качестве трофеев, они стали активно пользоваться популярностью у такого именитого пирата, как сэр Генри Морган или другого пиратского капитана французского происхождения Франсуа Олоне.

Пустить кровь и пот

Наименее известная, но тем не менее документально зафиксированная пытка использовавшаяся пиратами в Карибском море. В 1718 году Джордж Шевлок подверг пленного капитана жестокому истязанию: обнаженного, его прогнали сквозь строй пиратов, вооруженных иглами для зашивания парусов. Потом окровавленного пленника посадили в бочку из под сахара, кишащую тараканами, закрыли бочку покрывалом и оставили «кормить своей кровью насекомых». В другом документально засвидетельствованном случае такую пытку активно использовал пиратский капитан Фрэнсис Сприггс.