Наемники в России

Содержание

Как попасть в ЧВК в России: требования для поступлению на работу, условия

  • 18 Февраля, 2019
  • Руководства
  • Юлия Абдулбарова

Что такое ЧВК? Это частные военные компании. Они не являются данью современности — в человеческой истории всегда было место найму вооруженной силы во многих государствах земного шара. Цели деятельности ЧВК различны — от охраны объектов за границами родного государства до участия в иностранных вооруженных конфликтах и даже свержения правительств. Частная военная компания — это не регулярная армия, а команда вооруженных сотрудников.

Многие бывшие военные и люди с соответствующей подготовкой желают оказаться в рядах ЧВК. Их привлекает наличие определенных гарантий, достойная оплата труда. Как попасть в ЧВК в России, интересует немало граждан судя по запросам в том же интернете. Но существуют ли такие организации в РФ? Какие требования они предъявляют к своим сотрудникам? Это мы разберем в материале.

Есть ли набор в ЧВК в России?

Самый главный вопрос: существуют ли частные военные компании на территории Российской Федерации? Да, ЧВК в РФ есть. Но с этими компаниями связано много слухов и газетных уток.

Многим интересно, как попасть в ЧВК Вагнера в России? Считается, что именно эта компания вербовала сотрудников для урегулирования вооруженных конфликтов, потрясших современность. Однако официальной информации о таком объединении нет. Как оно вербует сотрудников, тоже неясно — нигде не представлено открытых вакансий в ЧВК Вагнера.

Вместе с тем есть реально существующие российские частные военные компании. Это ЧВК «МАР» (Петербург), «РСБ-Групп» (Москва) и проч. Они имеют официальные сайты, где рассказывают о собственной деятельности. Там же перечислены все требования к кандидатам, необходимая контактная информация.

Какая деятельность предлагается?

Как попасть в ЧВК России в Сирии? Это невозможно. Если обратиться к информации на сайтах официальных компаний, то мы сразу заметим, что они не занимаются наемничеством как таковым, не принимают участия в военных действиях на стороне незаконных вооруженных группировок и иностранных государств.

Какую же работу предлагают кандидатам российские ЧВК? Это следующее:

  • Участие в сухопутных операциях.
  • Техническая защита.
  • Разминирование объектов.
  • Участие в морских операциях.
  • Техническая защита.

Как попасть в ЧВК в России? Важно соответствовать базовым требованиям к сотрудникам подобных организаций.

Категории ЧВК

Все частные военные компании, существующие сегодня в мире, можно разделить по роду их деятельности на следующие категории:

  • Обучение и подготовка специалистов для дальнейшего решения ими боевых задач.
  • Разработка планов военных операций, боевая подготовка согласно им, стратегическое планирование.
  • Инженерное, тыловое обеспечение заказчиков.
  • Проведение сухопутных операций.
  • Проведение морских операций.

Требования к кандидатам

Как попасть в России в ЧВК интересно порой самым разным гражданам. Но надо помнить, что существуют строгие критерии отбора сотрудников. Требования физического характера:

  • Возраст: от 25 до 45 лет.
  • Рост: от 175 см и выше.
  • Отсутствие вредных привычек и зависимостей — пристрастия к табаку, алкоголю, наркотикам и проч.
  • Хорошая физическая подготовка.
  • Отсутствие ограничений занятия какой-либо деятельностью по состоянию здоровья.
  • Готовность выполнять служебные задания в любых климатических условиях.

Есть и социальные критерии отбора:

  • Отсутствие каких-либо судимостей (в том числе и погашенных).
  • Если есть факт увольнения из рядов Вооруженных сил, это не должно быть по дискредитирующей статье.
  • Отсутствие подозрений в причастности к террористической группировке.
  • Готовность уважать свободы и права соотечественников и граждан других государств.

Как попасть в ЧВК в России? Важно соответствовать и следующим психологическим критериям:

  • Стрессоустойчивость.
  • Психическая уравновешенность.
  • Ответственность.
  • Внимательность.
  • Готовность к работе в психологически тяжелых условиях.
  • Выносливость.
  • Способность к быстрому физическому и моральному восстановлению.
  • Адаптация к самым неожиданным условиям.
  • Наличие медицинских документов, подтверждающих отсутствие психических болезней, запретов на физиологические нагрузки.

Кто поступает вне очереди?

Определим также группу граждан, кто поступить в ЧВК в России может без очереди:

  • Офицеры, имеющие опыт участия в боевых операциях.
  • Офицеры, которые в прошлом были руководителями операции военного характера.
  • Военнослужащие-контрактники.
  • Выпускники российских военных учебных заведений с хорошей боевой подготовкой.
  • Офицеры, имеющие боевые награды.
  • Офицеры запаса силовых ведомств.
  • Кандидаты, получившие образование по какой-либо уникальной воинской специальности.
  • Ветераны боевых действий.
  • Кандидаты, не связанные семейными узами.

Ситуативные требования к кандидатам

Мы разобрались, что есть ЧВК в России. Как попасть туда? Необходимо соответствовать всем требованиям, упомянутым выше. Кроме того, могут появиться и дополнительные условия, связанные с выполнением определенного задания.

Например, следующие требования:

  • Знание определенного иностранного языка на разговорном уровне.
  • Наличие базовых навыков обращения с оружием.
  • Минимальные навыки работы в защитной службе.
  • Владение определенными боевыми искусствами.
  • Разрешение на ношения огнестрельного оружия.
  • Отличная спортивная подготовка.
  • Опыт участия в боевых операциях.
  • Опыт службы в российских Вооруженных силах.
  • Опыт работы в сложных климатических условиях.
  • Умение работать в команде, находить общий язык с различными личностями.
  • Навыки экстремального вождения.
  • Готовность непосредственного подчинения боевому командиру и проч.

Как устроиться в ЧВК России? Важно иметь в виду и следующий важный момент. ЧВК многих иностранных государств не предъявляют жестких требований к кандидатам — их подготовке, образованию, военному опыту. Связано это с тем, что новых сотрудников необходимому учат уже непосредственно в процессе прохождения службы. Что же касается российских ЧВК, они очень внимательно относятся к подбору нового персонала, проверяют детали биографии кандидатов.

Какие специальности представлены в компаниях?

Если проводится набор в ЧВК, то, как правило, требуются люди самых различных профессий. Где-то и разного гражданства. Каждая ЧВК имеет собственные требования к этим факторам.

Если обратиться к российским частным военным компаниям, то туда принимают только кандидатов с гражданством РФ. Если вы решили пройти отбор в иностранную ЧВК — возможно, состав ваших будущих коллег будет многонациональным.

Нередко зарубежные компании останавливают свой выбор на обычных местных жителях с хорошей физической подготовкой, не имеющих военного опыта вообще. После принятия в ряды ЧВК их обучают всему необходимому профессиональные инструкторы. Ценится знание обычаев, местности, языка того района, где предстоит выполнить задание. Кроме того, иностранные ЧВК останавливают выбор на местном населении и по той причине, что в большинстве своем оно выдвигает низкие требования к оплате своего труда.

Наемники и сотрудники ЧВК: есть ли разница?

Если вы хотите устроиться на работу в ЧВК в России, не надо полагать, что вы станете вооруженным наемником. Тут прослеживается большая разница:

  • Наемники. Участники военных конфликтов, чья деятельность официально запрещена законодательствами многих государств. Но вместе с тем и высоко оплачивается заказчиками.
  • Сотрудники ЧВК. Официально трудоустроенный персонал, работающий только в рамках мировых законодательств. Это не только участие в военных операциях, но и сотрудничество со многими признанными международными организациями.

Особенности контракта

Важно понимать, что при приеме на службу новый сотрудник ЧВК ставит подпись, свидетельствующую о неразглашении коммерческой тайны своего работодателя. Это значит, что при выполнении задания он не может записывать аудио, снимать фото и делать видеоролики как для личных архивов, так и для публикации в сети. И также он соглашается с тем, что будет находиться в полном подчинении у своего командира.

Если данные важные условия контракта будут нарушены, то договор с сотрудником расторгается в одностороннем порядке и досрочно. Последнее чревато для него рядом негативных последствий: от потери денежного вознаграждения и отзыва страховки до возвращения домой с места службы за свой счет.

Если действия сотрудника каким-либо образом принесли ЧВК ущерб, компания правомочна потребовать с него возвращения издержек, обратиться с иском в суд. Надо помнить и о том, что во многих компаниях такого типа действуют собственные денежные системы поощрений и штрафов.

Обучение

Мы в общих чертах разобрались, как поступить на службу в ЧВК России. Рассмотрим теперь, как организуется работа сотрудников компании.

Первым делом формируются группы для выполнения определенных задач. Для их участников проводятся обучающие сборы, где сотрудников знакомят с особенностями региона командировки, подготавливают по необходимым дисциплинам.

Обучение бесплатно – его компании проводят за собственный счет. Это важно ЧВК и тем, что таки курсы снижают риск возникновения проблем при проведении операций.

Направление обучения по большей мере зависит от задачи, которая стоит перед командой. Может быть следующее:

  • Освоение современных информационных систем.
  • Обучение стрельбе из различных типов оружия, из разнообразных позиций, в темное и светлое время суток. Освоение правил обращения с оружием вообще.
  • Подготовка к выполнению задания на каком-либо транспортном средстве: обучение стрельбе в движении, предотвращение аварий, передача управления ТС на ходу, экстренное вождение (развороты, торможения), езда по серпантину, уклонение от столкновений, вождение с прибором ночного видения в темное время суток.
  • Обучение работе в экстремальных условиях, конвоированию, охране важного объекта, поведению в засаде и проч.

Подготовка и специализация сотрудников

Помимо обучения «на месте», сотрудник ЧВК уже должен иметь всестороннюю подготовку по своей специализации. Это умения и навыки, которые он приобрел при службе в рядах ВС — сухопутных войсках, на флоте, в отряде спецназначения и проч. Это основа, на которую накладывается обучение в ЧВК.

Сотрудник должен иметь хорошие показатели сразу по физической, моральной, боевой, технической, психологической подготовке. Его интеллект, моральный дух имеют немалое значение при отборе. Однако одной боевой подготовки недостаточно. Предпочтение отдается кандидатам, имеющим опыт работы по нескольким специальностям сразу.

Наиболее ценные сегодня следующие:

  • Охранники группы PSD.
  • Операторы ДСЗО, БПЛА.
  • Специалисты-антиснайперы.
  • Охранники-водолазы, специалисты быстрого реагирования на воде.
  • Операторы оборудования по борьбе с СВУ.

ЧВК — компания, в которую непросто устроиться. Будущим сотрудникам, их биографии уделяется большое внимание. ЧВК — это не синоним наемных войск. Сотрудники компании не принимают участия в вооруженных государственных конфликтах, не оказывают помощь незаконным группировкам. Цель их работы — охрана заказчика, его груза, деятельности в неспокойных районах планеты.

Наёмники для блага России. Часть 1


Начнем с арифметики. Да-да, с простой арифметики.
Военнослужащий ССО получает денежное содержание в размере 50-150 т.р., в зависимости от должности и прочих армейских доплат. При этом боец ССО прекрасно понимает собственные перспективы. За что они воюют? За деньги или за Родину?
Кому интересно наше сугубо личное мнение – за Родину.
Офицер ЧВК получает содержание в размере от 250 до 500 т.р. Плюс надбавки за различные операции до 100%. Практически за работу, в лучшем случае равную ССО, а в обычном — не сравнимую.
А теперь вопрос. Кто из этих офицеров готов отдать жизнь за Родину? Кто действительно за Родину, а кто «капусту рубит»?
Олигарх нанимает специалистов для охраны собственного бизнеса. Нанимает за хорошие, как мы выше писали, деньги. Это правильно? Правильно. Люди рискуют собственной жизнью, потому и получают соответствующую плату.
Только вот вопрос, а кто в конечном итоге платит? Не мы ли с вами? Не на наши ли плечи через систему ценообразования ложится эта зарплата?
Я обязан относиться к ребятам из ССО и к сотрудникам ЧВК одинаково? Я должен, опять извините за грубость, кормить тех, кто и так накормлен? Герой за соответствующий кусок пирога? А не пошел бы этот герой …в ЧВК?
Можно много приводить сравнений, но… Просто не стоит.
Далее. Тут говорят о том, что большие оклады — оттого, что у олигархов много денег. Что-то типа «это же не наши деньги, а деньги конкретного лица». Богатый — пусть платит.
Здорово! Согласен на все 100%. Пусть платит по полной, и даже больше. Много денег у Сечина, Миллера и прочих? Да не вопрос. То, что мы потом все оплатим в конечном итоге, уже понятно.
Как понятны эти коловерчения насчет акцизов на бензин, растущих цен и так далее. Это мы оплачиваем приколюхи олигархов.
И сейчас скажем еще одну вещь. Да, мы готовы оплатить еще один их «хочунчик». ЧВК. Раз уж так приспичило охранять за наш счет свои капиталы за рубежом и в горячих точках планеты. Не вопрос.
Но… В таком случае, почему должны умирать россияне? Почему не иностранцы? За 250000-500000 рублей американцы побегут как ошпаренные. И всякие прочие немцы, французы, латыши и папуасы.
Давайте, господа радетели за русских парней, запретим им работать в ЧВК. Тогда и семьи плакать не будут. Дети сиротами не останутся. Могил не будет на кладбищах. Всего и дел-то, применить законную статью. Даже менять ничего не надо. Поехал за рубеж, разок стрельнул — в тюрьму. Почему наемники, готовые убивать за деньги, должны быть россиянами?
А хотите неприятный для многих ответ на этот вопрос? Без проблем. Ловите.
Вы, ребята, очень хотите плюнуть на репутацию армии. На солдат, офицеров, генералов. Хотите, чтобы капитан ССО смотрел на соседа из ЧВК и понимал, что его Родина ценит гораздо ниже, чем соседа. И задумывался. Может, ну его, этот патриотизм? К чертям собачьим служение Родине? Может, бросить армию и пойти нормально зарабатывать в ЧВК?
Но самое мерзкое, что некоторые читатели бегут с ложкой дегтя к бочке меда, даже не понимая, что они хотят сделать.
«Давайте легализуем ЧВК и пусть они выполняют боевые задачи там, где нам не следует показывать миру наше присутствие. Американцы же так делают!»
Дорогие, вы не забыли, зачем прячут собственные ВС и заставляют выполнять задания неизвестно кого?
ЧВК города не освобождают. А вот выполнить грязную работу — вполне. Что-то взорвать. Кого-то убить. Человек ниоткуда. Ниоткуда пришел. В никуда ушел…
Так неужели мы так погрязли в этой самой грязи, что стыдно показывать даже собственных героев? Неужели русский солдат настолько опустился, что стал способен на проведение таких операций, за которые становится стыдно? Неужели это такая мерзко пахнущая жижа, что даже «ихтамнетами» её накрыть невозможно? Стоит задуматься.
И не в последнюю очередь в том числе над тем, насколько праведны и чисты эти операции, что для них непременно нужны наемники.
И почему наемник должен быть приравнен к российскому солдату.

Смех смехом, а повод должен быть весомым.
А теперь о серьезном. О тех, кто был добровольцем. В Приднестровье, на Донбассе. Вот об этом надо задуматься серьезно.
Наши союзники и ближайшие друзья из Казахстана и Белоруссии уже показали перспективы добровольцев. А ведь там УК почти не отличается от нашего. Ребята вернулись и… попали в мясорубку. Главное, по закону. И сидят сегодня по закону. Уже сидят. И все те, кто вернется позже, сядут…
Многие сейчас рвут тельняшки на груди — они же наши! Наши, не совсем наши, чужие — совершенно не важно. Важно, что по закону они преступники. 343-ю статью никто не отменял. А ведомость, в которой стоит подпись любого из добровольцев, найти не проблема.
Так что не надо портить нижнее бельё. От этого никому, кроме вас самих, плохо не станет. И категории «наш-ихний» оставьте себе.
Государство сегодня имеет прекрасный крючок для подсечки наиболее активных, наиболее смелых и наиболее политизированых людей. И в любой момент этих людей можно красиво, по закону, спрятать в «места, не столь отдаленные».
Общественные организации ветеранов ополчения. Союзы вроде «Братства по оружию». Чем не готовые списки уголовников? Даже доказывать ничего не надо. Всё уже сделано.
Было бы желание. Статья есть. И где поискать – тоже.
Так может стоит подумать о том, чтобы на самом высшем уровне разграничить добровольцев и наемников? Законодательно закрепить неподсудность добровольцев? А не ставить на одну доску тех, кто по зову сердца пошел помогать братскому народу и тех, кто просто зарабатывает на войне.
Второй вопрос. Вопрос необходимости наемников. Мы его уже поднимали, только без цифр зарплат и выводов. Здесь тоже много нюансов.
И последнее. Стоит весьма внимательно посмотреть, кому выгодны сегодня (а самое главное, завтра) эти наемники. Куда будут смотреть стволы их автоматов как раз в щекотливых ситуациях. Кто больше всего сегодня кричит о необходимости наемников для России. И насколько эти люди действительно желают блага России.
Вопросов становится все больше, а ответы пахнут все хуже. Но мы продолжим.

Они сами толком не знали, куда едут В гражданской войне в Ливии погибли от 10 до 35 российских наемников. «Медуза» узнала имена некоторых из них

Сторонники ливийского фельдмаршала Халифы Хафтара в районе Триполи, май 2019 года AFP / Scanpix / LETA

В сентябре в Ливии погибли от 10 до 35 россиян — участников гражданской войны в Ливии. Официально Россия не принимает участия в боевых действиях, которые продолжаются на севере Африки уже несколько лет. Но фактически российские военные оказывают одной из сторон конфликта масштабную помощь. Взамен российский союзник в Ливии обещал отдать РФ «нефть, железные дороги, автомобильные трассы». Корреспондент отдела расследований «Медузы» Лилия Яппарова выяснила, что счет убитых в Ливии россиян идет на десятки. Кроме того, «Медуза» узнала имена нескольких погибших, хотя информация о них скрывается, а тела не хотят выдавать даже родным, объясняя это «неспокойными выборами».

Цепочка бесконечных уличных боев

В апреле 2019 года военные столкновения в Ливии участились: установивший контроль над востоком страны фельдмаршал Халифа Хафтар (его поддерживает Россия) повел свои силы на запад страны, который контролирует созданное под эгидой ООН Правительство национального согласия (ПНС) — поддержку ему оказывают западная коалиция во главе с США и Турцией. 25 сентября агентство Bloomberg сообщило о появлении на передовой бойцов ЧВК «Вагнер», около 100 российских наемников и сейчас помогают Хафтару в наступлении на столицу.

Сведения о составе российских потерь в Ливии «Медузе» передали четверо наемников, человек из руководства «Союза добровольцев Донбасса», а также связанный с рынком ЧВК ветеран ФСБ и человек, близкий к руководству «Вагнера». Число погибших может доходить до 35 человек. Это выходцы из трех регионов России: Краснодарского края, Свердловской и Мурманской областей.

Родственники членов отряда потеряли с ними связь и пока не получали ни официальных сообщений от министерства обороны или других государственных ведомств, ни информации от представителей ЧВК «Вагнер», которые обычно в случае боевых потерь привозят родным справки о смерти и награды погибших.

Первые сообщения о гибели россиян в Ливии появились 9 сентября 2019 года: в арабоязычном твиттере писали, что «семеро наемников ЧВК „Вагнер“ были убиты во время авианалета на здание оперативного штаба хафтаровцев в Каср-Бен-Гашир» к югу от Триполи.

Позже похожие сообщения со ссылкой на ливийские правительственные силы опубликовал канал «Аль-Джазира», об этом же писал Bloomberg. «Такое ощущение, что удар был нанесен неслучайно, — говорит в интервью „Медузе“ специалист по Ливии, преподаватель школы востоковедения факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики Андрей Чупрыгин. — Судя по всему, они накрыли виллу, на которой находились . Как вилла оказалась на линии фронта? Она там сейчас проходит не в пустыне, а в пригородах и предместьях Триполи. Не в песке они сидят, а воюют в населенных районах. Такая цепочка бесконечных уличных боев с применением воздушных налетов».

«Мы прольем очень много крови»

Собеседник «Медузы», осведомленный о сближении ливийского командира Халифы Хафтара с Россией, вспоминает, как началось сотрудничество с фельдмаршалом: «Он обратился к России в 2015 году, когда увидел, что мы вступили в войну в Сирии. Эта история восхитила его и его окружение. Тогда, четыре года назад, его эмиссары хотели от России сразу все. Звучало это примерно так: „Дайте нам людей, оружия, блокируйте на полгода любое решение Совбеза ООН — чтобы не было резолюций, — мы прольем очень много крови, будет очень грязно, но мы возьмем страну. И результат вам понравится. Вы получите нефть, железные дороги, автомобильные трассы — все, что захотите“».

По словам источника «Медузы», военное ведомство России сначала отнеслось к обещаниям фельдмаршала Хафтара с недоверием. «Минобороны тогда отвечало: „Что за туфта? Мы вам не верим“. Ливийцы хотели встречаться с Путиным лично, как Асад, но делегатов от Хафтара принимали даже не в Москве, а в Грозном. Тогда нам важно было, чтобы не появилось заголовков вроде „Продолжается экспансия России на Ближнем Востоке: Ливия стала следующей после Сирии“. Даже вице-премьер Ливии и Сарадж приезжали в Грозный — город превратили в такой „санитарный коридор“», — говорит собеседник.

По словам этого источника, несмотря на то, что переговоры были непростыми, помощь России Хафтар все же получил. Первые сообщения в СМИ о присутствии россиян в Ливии появились в октябре 2018 года: газета The Sun со ссылкой на источники в британском правительстве сообщила, что Россия направила на поддержку фельдмаршала несколько десятков военнослужащих спецназа и сотрудников Главного управления Генштаба. В Бенгази и Тобруке, утверждало издание, были открыты военные базы.

Собеседник «Медузы» в Министерстве обороны, который был военным советником в Ливии еще при Каддафи, про период гражданской войны 2018-2019 годов говорит: «В Ливии горячо: база в Бенгази работает, всем руководят российские военные советники». Российские и западные СМИ рассказывали, что Москва поставляла вооружение ливийскому фельдмаршалу Хафтару, его армию обучали российские военные специалисты.

В ходе своего последнего публичного визита в Москву в ноябре 2018 года Хафтар провел переговоры с российскими военными, включая министра обороны России Сергея Шойгу. За одним столом со всеми сидел совладелец группы компаний «Конкорд» Евгений Пригожин, которого считают фактическим владельцем ЧВК «Вагнер».

Пригожина видно на видеозаписи, которую Ливийская национальная армия опубликовала на своем ютьюб-канале — внимание на этот факт обратила «Новая газета». Тогда РИА «Новости» со ссылкой на свой источник объясняло, что Пригожин не был участником переговоров, а присутствовал на встрече как организатор официального обеда.

Евгений Пригожин на переговорах с ливийским фельдмаршалом Информбюро Главного командования Ливийских вооруженных сил

Впервые собеседники «Медузы» среди наемников заговорили о том, что их приглашают повоевать в Ливии, еще зимой 2018-2019 годов. «Пригожина в стране интересует только нефть, — рассказывал тогда же собеседник „Медузы“ из ФСБ. — В Ливии сейчас ренессанс в отношениях между Пригожиным и Хафтаром».

В январе 2019 года французский информационный ресурс Maghreb Confidential сообщил, что наемники предложили Хафтару помощь в охране нефтяных месторождений. Близкий к минобороны собеседник РБК также утверждал, что российское присутствие в Ливии связано с нефтегазовыми интересами.

В марте The Telegraph писал, что численность группировки «Вагнера» в Ливии составляет уже 300 человек. С началом наступления на Триполи в апреле 2019 года фотографии предположительно российских наемников появлялись в ливийских социальных сетях несколько раз.

По данным Bloomberg, наемники оказывали силам Хафтара артиллерийскую поддержку. Близкий к ФСБ собеседник говорил «Медузе», что «вагнеровцы охраняют поставки оружия и все потоки, связанные с людьми Хафтара». «Они готовят людей, технику, проводят разведывательные операции, — рассказывает „Медузе“ эксперт по Ливии из ВШЭ Григорий Лукьянов. — То, что российские наемники там действуют, это факт».

Один из участников боевых действий на севере Африки и ветеран ЧВК «Вагнер» объясняет, что положение российских наемников в той части страны, которую контролирует фельдмаршал, сейчас непростое. «Ливия — это не Сирия: там нет министерства обороны, там нет никого вообще, там люди предоставлены сами себе, — жалуется он в разговоре с „Медузой“. — Кроме людей „Вагнера“, там больше никого нет — не договорились наши с Хафтаром «.

Источник, близкий к российско-ливийским переговорам, соглашается с участником военных операций. Он утверждает, что сейчас «у России нет рычагов влияния на фельдмаршала Халифу Хафтара» — поскольку тот пользуется не только поддержкой России, но также принимает помощь Египта и Саудовской Аравии, а значит, мало зависит от своих российских партнеров.

«Погибших будет больше»

В Свердловскую область первая информация о потерях поступила в субботу, 28 сентября. «Их накрыло авиаударом на линии фронта. Просто в расчете боевом стояли, и что-то пошло не так, как говорится», — пересказывает «Медузе» полученные сведения близкий знакомый двух погибших, сам воевавший на Донбассе.

Другой собеседник «Медузы», боец ЧВК «Вагнер», обсуждал подробности атаки в Ливии с двумя своими знакомыми — командирами среднего звена, попавшими под авиаудар. «Эти два отряда должны были составить штурмовой кулак наступления на Триполи. Правда, как бы они это делали без техники, для меня загадка», — говорит он. По его словам, по отряду ЧВК «отработала авиация Правительства национального согласия», которое воюет против Хафтара. » штурмовики — соответственно, и потери все отсюда. Возможно, была утечка , что российские наемники находятся в этом месте. Им нанесли упреждающий удар, как бы сказали: „Ребята, не суйтесь“», — говорит наемник. По данным собеседников Bloomberg, поддержку силам ПНС с воздуха сейчас осуществляет турецкая авиация.

Лично знакомый с погибшими собеседник «Медузы» утверждает, что информация о потерях поступила непосредственно с фронта: руководитель уральского отделения «Союза добровольцев Донбасса» Максим Хлопин «созвонился с командиром , на чьих глазах это произошло, и подтвердил имена: Артем Невьянцев „Халк“ и „Беня“ — Игнат Боричев. У „Бени“ брат погиб в „личке“ у „Бэтмена“ «.

Хлопин подтвердил «Медузе», что получил информацию о гибели Боричева и Невьянцева, и уточнил, что » будет больше». Минобороны к моменту публикации не ответило на запрос «Медузы».

Расследование, как ветераны Донбасса участвуют в разгоне акций протеста

  • Поучаствовать в замечательном деле — выпороть навальнят Казаки и ветераны Донбасса готовятся разгонять московские митинги

Екатеринбуржец Артем Невьянцев с позывным «Халк» упоминается на сайте»Миротворец»: согласно этим данным, Невьянцеву 38 лет, он ветеран второй чеченской кампании, на Донбассе с 2014 года был военным разведчиком, пулеметчиком и участвовал в штурмах. Когда Невьянцев уехал с юго-востока Украины, неизвестно, но во время своего присутствия на Донбассе россиянин состоял в подразделении «Казачий корпус» самопровозглашенной Донецкой народной республики и в батальоне «Степь». Собеседники «Медузы» называют «Степь» «казачьим подразделением», «Радио Свобода» упоминало, что так называлась одна из двух первых тактических групп в составе ЧВК «Вагнера».

Указанные на «Миротворце» страницы Невьянцева в социальных сетях закрыты, но сервис распознавания лиц FindClone нашел фотографии ветерана в аккаунтах трех пользователей «ВКонтакте» — на снимках Артем Невьянцев и его спутники в военной экипировке, и, по всей видимости, эти фотографии сделаны в зоне боевых действий на Украине. На других фото, доступных только через FindClone, Невьянцев стоит в кубанке и камуфляже, на шевроне которого различим его позывной — «Халк». На нескольких снимках он вместе с семьей: женой Оксаной Чумаковой и ребенком.

Артем Невьянцев на Донбассе

«Медуза» написала Оксане Чумаковой в соцсетях — она ответила аудиосообщением. Ее голос звучит встревоженно: «Я не знаю, где он. Вы мне сейчас такое пишете все, я не пойму, блин, это прикол какой-то или что? Я не знаю, где он, что с ним — мне волноваться нельзя, а тут такие сообщения весь день приходят». Женщина не уточнила, кто еще писал ей о ее муже, но сказала, что ей «еще никто не звонил», а командировка мужа засекречена. «Они сами толком не знали, куда едут», — заявила она.

Игнат Боричев — второй екатеринбуржец, который, по сведениям собеседников «Медузы», погиб в Ливии. В 2015 году он давал интервью местным журналистам с сайта «Е1», когда те делали репортаж с похорон старшего брата Игната. Романа Боричева с военными почестями похоронили больше четырех лет назад — он погиб, защищая бывшего министра обороны ЛНР Александра Беднова, первого из влиятельных полевых командиров, погибших в волне покушений 2015-2016 годов.

Игнат Боричев, как и его брат, был телохранителем Беднова, но пережил покушение на своего командира. «Мы ехали на Донбасс не конкретно к „Бэтмену“. Думали, к кому попадем, к тому попадем, — вспоминал Игнат вразговоре с журналистами в 2015 году. — Уже на границе узнали об отряде Беднова и решили остаться там. Занимались личной охраной как телохранители. На гражданке мы тоже это делали , и начальник службы безопасности командира решил пригласить нас».

Страница Игната Боричева «ВКонтакте» закрыта. Его мать и родные не ответили на вопросы «Медузы», отправленные в соцсетях.

Тела не выдают из-за «волнений после московских выборов»

Точных данных об общем числе россиян, погибших в Ливии, нет, но собеседники «Медузы» оценивают потери в диапазоне от одного до трех десятков с лишним человек.

«Всего из области 15 человек, а со всей страны, нам сказали, 35», — говорит «Медузе» знакомый погибших из Екатеринбурга.

«Речь пока идет о шести подтвержденных в УрФО, — утверждает боец „Вагнера“, поддерживающий связь с ранеными под Триполи россиянами. — А всего речь идет о 10-15 — это вообще по личному составу компании».

Собеседник «Медузы» в Ростовской области — бывший командир одной из российских ЧВК — говорит, что общие потери от авианалета в Ливии составляют 20 человек. «Если они возьмут Триполи, они будут контролировать страну, и 20 человек потерь для такой операции — это ничего».

Работающий на рынке ЧВК ветеран ФСБ тоже знает о российских потерях в Ливии — и боевых, и небоевых. «Одному , например, стопу отхерачило, но это невоенная потеря — провалился туда, где бульдозер работал, ему ковшом рубануло, а из-за воспаления пришлось отрезать», — рассказывает он.

В разговоре с «Медузой» неофициально признал факт потерь в Ливии и представитель министерства обороны России. Он попросил не раскрывать его имя и звание, но подтвердил присутствие в стране российских наемников, а также рассказал об одном погибшем за все время кампании гражданине России. «Был один несчастный случай. В остальном наши советники максимум царапиной отделываются: мы же воспитываем сейчас личный состав, бойцы бегают, прыгают — удары, ушибы», — заявляет военнослужащий.

Поддерживающий контакт с ранеными к югу от Триполи командирами-вагнеровцами собеседник «Медузы» напоминает, что последствия авиаудара, унесшего жизни россиян, уже всплывали в открытых источниках. 25 сентября лояльная ПНС группировка «3-я триполийская пехотная рота» опубликовала видео с личными вещами наемника, брошенными им во время воздушной атаки: бумажным образом Богородицы, фотографией ребенка в матроске, лекарствами, распечатанным электронным билетом на самолет, а также банковской картой Сбербанка на имя VADIM BEKSHENEV. Об этой же находке уже писала расследовательская команда журналистов Conflict Intelligence Team. Собеседник «Медузы» знал Вадима Бекшенева. «Он командир взвода в шестом отряде . По нему непонятно, погиб или нет, пока что он считается без вести пропавшим».

Личные вещи россиянина, найденные ливийцами из Правительства национального спасения

Три собеседника «Медузы» рассказывают о погибших из Краснодарского края. Фамилию первого из них изданию выяснить не удалось, хотя известно имя и позывной. «Денис (позывной „Вектор“) родом из станицы Кущевской. У него остались жена, дети в первый-второй класс пошли», — рассказывает боец «Вагнера». Другой наемник на вопрос, знает ли он о гибели в Ливии уроженца Кущевской Дениса «Вектора», ответил утвердительно — и положил трубку. Также гибель человека с позывным «Вектор» подтверждает близкий к ЧВК «Вагнер» источник: «Когда-то я всю эту ******* готовил на юго-восток «.

Собеседник в ЧВК «Вагнер» рассказал «Медузе», что «командир первого отряда „Ратибор“ тяжело ранен и находится в Питере, куда его быстро вывезли «. «Ратибор» — это позывной Александра Кузнецова, одного из командиров военной компании, который есть на фото с приема в Кремле в декабре 2016 году, который давал президент Владимир Путин в честь кавалеров Георгиевского ордена, орденов Героя России и Советского Союза. Еще один знакомый с ситуацией источник утверждает, что «с „Ратибором“ попали под замес люди из „Русича“ «.

Другой близкий к наемникам собеседник «Медузы» сообщает, что тело одного из погибших в Ливии уже привезли в Мурманск. Об этом погибшем изданию не известно ничего, кроме его позывного — «Академик».

Тела погибших доставят в Россию только в конце октября, рассказывает близкий к руководству ЧВК «Вагнера» собеседник: «Еще не прошли волнения после выборов : люди переживают, так что тела там еще в Ливии в холодильниках полежат. Примерно 30 „двухсотых“. В каком состоянии? Ты представляешь вообще, что такое „двухсотый“? Тебе это лучше не знать».

В октябре 2017 года двое граждан России Григорий Цуркану и Роман Заболотный попали в плен к боевикам ИГИЛ (запрещенная в РФ организация). На видеозаписи, опубликованной террористами, Роман рассказывает, что произошло это в провинции Дейр-эз-Зор, где при поддержке российских ВКС ведут наступление правительственные силы Сирии. Однако к Минобороны оба россиянина никакого отношения не имеют.

Судя по всему, Цуркану и Заболотный были бойцами частной военной компании, которая на земле помогает сирийской армии воевать с боевиками «Исламского государства». Военкор «Комсомолки» поговорил с сотрудниками ЧВК, воюющей на Ближнем Востоке.

Человек-травма

О таких не говорят «коренастый, крепкий, осанка выдавала в нем военного»… Обычный парень около 40, пройдешь мимо — глаз не зацепится. Рваные джинсы, стильный джемпер, хороший парфюм. Мы познакомились в 2014-м в окопах под Славянском. Один из тысяч пассионариев, приехавших из России в Донбасс добровольцем защищать идеи русского мира. Семеновка, Донецкий аэропорт, ранение, Иловайск, Дебальцево, снова ранение, лечение в Ростове: «Возвращаться я уже не стал, после второго минского соглашения там скучно. Я ж туда воевать приезжал, а не по плацу маршировать».

«Славянский корпус» в 2013 не проработал в Сирии и года.Фото: vk.com

Денис — человек-война. Срочником-десантником воевал в Грозном. Пару лет помыкался на гражданке, заключил контракт, а тут — вторая Чечня. Оттрубил на фронте 9 месяцев, пока не получил свое первое ранение — БТР подорвался на фугасе…

— Ты прям ходячая травма, Дэн, — смеюсь я при встрече.

В Москве он был на лечении — две пули прошили плечо и бедро, не задев ничего жизненно важного. На этот раз судьба занесла его в Сирию, под Дейр-эз-Зор. Однако в официальных сводках вы вряд ли найдете упоминание о нем. Одни зовут Дениса «солдатом удачи», другие — наемником. Ему все равно, он просто любит войну, а когда за любимое дело еще и платят неплохо, грех жаловаться.

— В месяц может получиться и до 300 тысяч рублей, хотя у меня стандартная «ставка» 220 тысяч, — говорит Денис. — Лечение после ранения обеспечивают. Однако если через пару лет начнутся какие-то осложнения — это уже на тебе. Протезирование тоже не оплачивается.

Российский боец частной военной компании на берегу Средиземного моря в Сирии. Фото: instagram.com/mighty_russia

— И зарплату не задерживают?

— Главное, делать свою работу и не косячить. Существует система штрафов, которая может серьезно уменьшить твой заработок. И если для меня как для москвича это просто хорошая зарплата, то парень из глубинки может за командировку решить свой квартирный вопрос. Поэтому многие приезжают просто, чтобы разобраться со своей жилищной проблемой. Им хватает одной командировки. У меня уже третья. Был и в Алеппо, и под Пальмирой. Хорошая работа, но могут и убить.

Тихие похороны

Денис не рассказывает, кто ему платит и в каком подразделении служит. Хотя он прекрасно знает, что я понимаю: он — боец частной военной компании, о существовании которой в России официально никто не говорит. И это тот случай, когда чем дольше молчишь, тем сложнее признать очевидное. А скрывать в век интернета постоянно всплывающие факты практически невозможно.

На сайтах региональных СМИ то и дело появляются маленькие траурные сообщения: «При исполнении воинского долга в Сирии погиб наш земляк». Как правило, Минобороны подобные новости не комментирует. Или сообщает, что «все военнослужащие в Сирии находятся на своих местах и выполняют поставленные задачи». И в этом нет вранья или лукавства. Потому что бойцы ЧВК структурно не входят в оборонное ведомство, не подчиняются ему. И это — мировая практика. Ни в одной из западных стран потери ЧВК не учитываются правительствами. Именно поэтому, если говорить о социологии, среднестатистический европеец предпочтет, чтобы от его страны на войну поехал профессиональный наемник вместо кадрового военного. Во-первых, уровень подготовки у первого зачастую на порядок выше. А во-вторых, плакать по нему будут только родственники. Никаких торжественных похорон с гробами, обтянутыми национальными флагами, никаких почетных караулов, никаких передовиц в центральных газетах… А следовательно, и никаких причитаний: «За что умирают наши мальчики в Ираке, Афганистане, Ливии, Сирии…»

Эту фотографию опубликовали боевики. По их утверждению фото они нашли в телефоне убитого россиянина.

И остается только этическая сторона. Получается, что в случае непредвиденной ситуации (того же плена) государство как бы не замечает попавших в беду своих граждан. А как же «русские своих не бросают»?

«Это просто работа»

— Ну, во-первых, никто никого все-таки в реальности не бросает, — злится еще один мой знакомый «солдат удачи». — И если вам ничего не рассказывают, это не значит, что государство ничего не делает. А во-вторых, о морально-этических терзаниях думаете только вы, журналисты. Мы же прекрасно понимаем, на что идем, подписывая контракт.

С Олегом меня тоже когда-то свела военкоровская тропа. Мы познакомились в 2008 году, после войны в Южной Осетии. Тогда он был майором, его подразделение вынесло тяжесть первых двух дней боев за Цхинвал. Он и его бойцы получили государственные награды. О них писали в газетах какое-то время…

— А потом тогдашний министр обороны Сердюков решил расформировать одно из самых боевых подразделений 58-й армии — мое, — сверлит меня взглядом Олег.

Российский боец ЧВК в пустыне под Пальмирой. Фото: instagram.com/mighty_russia

— Я помню, но тебе же предложили должность.

— Ага, боевому офицеру нашли место в инженерной бригаде. Спасибо, служите сами.

На гражданке Олег сначала работал охранником, потом пытался открыть автосервис по модному тюнингу машин, но кто-то спалил его гараж-мастерскую. А в 2015 году один из бывших сослуживцев предложил «работу по профилю».

— У нас сейчас нет никакой обиды на государство, — объясняет он мне за чашкой чая. — Есть определенные условия, на которые ты соглашаешься, идя в ЧВК. Если тебя возьмут в плен, государство скажет, что оно ни при чем. Если тебя убьют, твое тело, скорее всего, не будут транспортировать на Родину. Зато твоя семья получит от одного до четырех миллионов рублей. В зависимости от контракта. Тебе запрещено упоминать о своей деятельности где бы то ни было, особенно в соцсетях. Родители в большинстве случаев тоже знают об этих условиях. Поэтому и не бегут с жалобами к журналистам в случае трагедии.

— Много этих случаев?

— Дерьмо случается, мы же не роботы бессмертные. Какая разница, много или мало. Это не должно быть заботой журналистов. Это ведь не срочники, которых когда-то бросали в мясорубку Грозного с автоматом и двумя магазинами. Это профессиональные наемники, которые знают, куда попали.

Фотографии российских «солдат удачи» периодически всплывают в соцсетях, несмотря на строгий запрет. Фото: instagram.com/mighty_russia

— И за что…

— Ну, я встречал у нас несколько идейных бойцов, которые за все хорошее против всего плохого. Кто-то — исключительно из-за денег. Кто-то просто больше ничего не умеет и учиться не хочет. Тут дело не в патриотизме, если ты об этом. Гаишник, выходя на работу, не думает же: «Я живу в России, я горжусь своей страной. И я сделаю свою страну безопаснее». Или дворник: «Надо сделать страну чище». Это просто работа. Вот и у нас война — это просто работа. Я офицер, разведчик, я знаю, как делать свою работу хорошо. И если я погибну, это мое личное дело. Чем плоха такая мотивация?

— У вас все такие?

— Да разные. У нас же не армия, попадают и с судимостями. Бывает, человек плохой, а солдат хороший. Так мне ж с ним детей не крестить. Там люди реальные подвиги совершают, канонично кинематографичные. А есть уроды, у которых башню сносит. Таких домой отправляем без разговоров. По крайней мере, в моем подразделении так.

Неформальные рекомендации

На слуху не самая героическая и не слишком продолжительная история существования ЧВК «Славянский корпус». Около 300 граждан России в 2013 году подписали контракт с компанией, зарегистрированной в Гонконге, и отправились в Сирию на охрану нефтяных месторождений в провинции Дейр-эз-Зор. Однако на месте им пришлось выполнять обычные боевые задачи. В ходе одного из боестолкновений с террористами были ранены шесть российских бойцов.

Руководителей этой ЧВК Вадима Гусева и Евгения Сидорова по возвращении на Родину осудили по статье «наемничество» на три года. Это громкое дело подняло новую волну энтузиастов, выступающих за легализацию ЧВК в России.

— Пик подготовки документов пришелся на 2015 год, — рассказал «КП» эксперт комитета по безопасности при Торгово-промышленной палате Ян Браницкий. Он был одним из разработчиков законопроекта о частных военных компаниях. — Шли серьезные обсуждения во многих госинститутах, в том числе и в правительстве. Была подготовлена масса документов, обоснований, разработанных экспертами, в том числе профессором кафедры нацбезопасности Российской академии госслужбы Александром Михайленко. Но все сошло на нет. Однако если говорить о неформальной стороне, то все идеи и рекомендации, которые были озвучены в 2015 году, по мере вступления России за рубежом в некие отношения очень хорошо реализуются на практике.

Российский «солдат удачи» в составе штурмовых групп правительственных сил Сирии.Фото: vk.com

— Что это за рекомендации?

— Они касались того, какие риски можно нивелировать, используя частные вооруженные формирования за пределами России. В первую очередь это отсутствие формальных связей между этими формированиями и госаппаратом страны, проводящей какую-то военную операцию. Упрекнуть государство в том, что его военнослужащие выполняют некие миссии, а то и замечены в каких-то военных инцидентах, невозможно. И мы это видим на примере американцев, французов, британцев… Они в случае чего говорят: «Нас там не было». Во-вторых, ЧВК можно использовать там, где вооруженные силы по разным причинам задействовать невозможно. В том числе из-за того, что это не армейские функции. И этим тоже занимаются и США, и Израиль, и ЮАР… Бригада морской пехоты не будет охранять газоконденсатное месторождение. А охранять надо не вахтершей с дубинкой, а организовывать полноценную оборону в соответствии с боевым уставом. Это может делать частная компания, обладающая силами, средствами и персоналом, который прошел подготовку. Или, к примеру, если США продают какое-то вооружение в третью страну, то этим занимается не огромный монстр типа наших «Рособоронэкспорта» или «Росвооружения». Проводится конкурс среди частных компаний, и туда уезжают частные специалисты. При этом они и обучают в качестве инструкторов, организуют охрану-оборону, ремонт техники и так далее. И все это получается в десятки раз дешевле, чем услуги огромных корпораций.

Большой легальный рынок

Сегодня на рынке частных военных услуг Россия практически не присутствует. У нас есть определенная ниша — обеспечение безопасности судоходства. Но это — одна-две компании, хоть и с высоким авторитетом. Есть присутствие наших соотечественников, но под чужими флагами.

— Чисто российских компаний нет, есть ЧВК, зарегистрированные в офшорах — на Мальте, Кипре… — поясняет Ян Браницкий. — На Сирии наше государство могло бы оттачивать азы работы частников. Там от полной, разнузданной вольницы частных компаний был пройден путь до абсолютного зарегулирования работы ЧВК. Сейчас на этом рынке безусловно доминируют американцы и британцы, и никакого резона впускать туда конкурентов, пусть даже для охраны наших же объектов, у них нет. В этот бизнес сложно влезть. Но проблема в том, что нет государственной поддержки. Я говорю не о законах и регламентах. Они все действуют только в пределах России. А когда мы говорим о ЧВК, подразумеваем работу за рубежом. Есть объект России — консульство, представительство, нефтяные поля, завод — не важно. Государство должно выстроить абсолютно прозрачную схему: вот объект, вот бюджет, вот честный тендер. Я вас уверяю, в России найдутся люди, которые прекрасно обеспечат охрану и выполнят задачу. Они сами решат вопросы с иностранным государством, с транспортом, с вооружением. Нужны только легальные правила игры.

Сегодня российские «солдаты удачи» находятся в некоей серой зоне — и финансовой, и юридической. Хотя если говорить о Сирии, то хороший адвокат в случае чего может зацепиться за одну трактовку из Уголовного кодекса. В примечании к статье 359 говорится: «Наемником признается лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях». Однако Россия воюет в Сирии официально, по приглашению законного правительства. А значит, ее граждане, состоящие в ЧВК, не могут быть признаны наемниками. Хотя было бы проще все-таки вывести ЧВК в легальное белое поле. Которое дает неплохие финансовые перспективы. Эксперты оценивают ежегодный оборот частных военных компаний более чем в 100 миллиардов долларов. И на этом рынке мы можем составить серьезную конкуренцию.

Американские частники занимаются в том числе подготовкой спецподразделений на территории стран-заказчиков. Фото: 511tactical.com

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Частные военные компании — это коммерческие структуры, которые занимаются выполнением как боевых задач по всему миру, так и специфических. Это и охрана различных стратегических объектов, и обучение иностранных военизированных подразделений, и обслуживание поставленной за рубеж военной техники, и сбор развединформации… Как правило, в ЧВК набирают бывших военных, спецназовцев и сотрудников спецслужб.

Основные монополисты на рынке ЧВК — это США и Великобритания. Также частные военные компании легализованы в Германии, Польше, ЮАР, Австралии и других странах. Однако их доля на рынке крайне мала.

Самая известная ЧВК — американская Academi (бывшая Blackwater). В ней — около 20 тысяч сотрудников. 90 процентов заказов получает от правительства. Основная деятельность — Ирак, Афганистан.

Британская Group 4 Securicor, пожалуй, самая крупная компания — около 500 тысяч человек, что почти втрое больше численности вооруженных сил Великобритании. Эта ЧВК работает в 125 странах мира.

По разным оценкам, оборот рынка ЧВК может достигать 100 миллиардов долларов в год.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

Франц КЛИНЦЕВИЧ, первый зампредседателя Комитета по обороне Совета Федерации:

Для многих это социальный лифт

— Сегодня у наших серьезных государственных корпораций и больших частных компаний есть интересы за границей — нефте-, газопроводы, танкеры и так далее. Все они нуждаются в обеспечении охраны. Они готовы за это платить, поэтому ЧВК в России были бы полезны, но в рамках законодательства. Должно быть все согласовано. Помимо финансовой выгоды, это важный социальный лифт для многих людей, которые прошли через армию, службу. Это реально востребовано. Многие могут идти даже за небольшие деньги рисковать своей жизнью.

Маленький пример. В Афганистане было 140 тысяч представителей силового ведомства США. А 240 тысяч — частные военные компании. И 40 тысяч были представителями охранных предприятий. Это в три раза больше, чем нас было в Афганистане, когда Советский Союз вводил войска… Поэтому нашим депутатам нужно наконец согласовать с силовиками законопроект, который бы установил правила игры для частных военных компаний.

Записал Александр ГАМОВ.

Под Дейр-эз-Зором в лапы к ИГИЛ* попали двое граждан России: откуда русские пленники в Cирии

Сомнений в том, что это — реальные граждане России, каким-то образом угодившие в западню к террористам, — нет. Неизвестно только, как они там оказались. Потому что в Министерстве обороны России твердо заявили, что к военному ведомству они никакого отношения не имеют: «Все военнослужащие Вооруженных сил РФ, находящиеся в Сирии, выполняют поставленные задачи по предназначению». Возможно, пленные мужчины воевали добровольцами в составе правительственных сил в Сирии или в отрядах ополчения их союзников? (подробности)

«Мы просто ехали в штаб»: боевики обнародовали видео пленения двух граждан России

В кузове пикапа трое — двое россиян и один сириец. Судя по всему, в плен они попали вместе. У всех связаны руки и ноги. Боевики пытаются говорить с пленными по-арабски. Роман Заболотный просит, чтобы террористы говорили по-английски. А сам по-русски объясняет: «Я работал с картами, мы ехали в штаб с информацией». На этом запись обрывается. Сделана она была, судя по всему, сразу после пленения. (подробности)

Русские «дикие гуси» признаны лучшими в мире наёмниками

Первый и последний раз в российской истории арестованных по 359-й статье УК за наёмничество судили месяц назад – вместо положенных им 15 лет заключения осуждённые Вадим Гусев и Евгений Сидоров получили по три года отсидки, заключив сделку со следствием.

И, по слухам, поведали следствию они немало: в ближайшее время последует ещё десяток-другой аналогичных процессов. На сегодняшний день в разработке ФСБ якобы находятся порядка нескольких сотен «диких гусей» – так в Европе и США называют наёмников.

«Дикие гуси» из «Славянского корпуса» в Сирии

Большая часть из них прошлой осенью подписала контракты с зарегистрированным в Гонконге «Славянским корпусом» – частной военной компанией (ЧВК), в которую вербовали исключительно бывших российских военных.

Но то, что наших наёмников впервые «прижали», отнюдь не означает того, что отечественные «дикие гуси» едва-едва сбились в стаю – за последние 20 лет их репутация среди профессионалов стала поистине непререкаемой.

Легендарный «король наёмников» француз Боб Денар считался самым титулованным в мире «диким гусем» – именно он послужил прототипом главного героя в широко известном романе Фредерика Форсайта «Псы войны». Так вот, лучшими «солдатами удачи» Денар признавал именно российских военных, а единственным их минусом он считал слабое владение иностранными языками: «Не все ваши офицеры говорят по-английски и по-французски, поэтому группы русских наёмников сравнительно малочисленны».

Впервые с «солдатами удачи» из нашей страны Денар столкнулся в начале 80-х в Африке. Это были бывшие солдаты и офицеры Советской армии, попавшие в плен в Афганистане и в силу разных причин не пожелавшие возвращаться в СССР. Денар вспоминал, что было их тогда «человек 30–40, не больше». А спустя 10 лет в одном только Заире воевали несколько сотен бывших советских военнослужащих – как на стороне экс-президента Мобуту, так и в рядах его противников.

Причём к середине 90-х наши боевики уже успели занять определённые ниши, потеснив в них даже американцев – скажем, девять из десяти пилотов ЧВК, выполнявших полёты в Африке на самолётах и вертолётах, в прошлом были советскими и российскими военнослужащими.

Воевать россияне умеют, но организацией им лучше не заниматься

Так почему же их уголовное преследование решили начать только сейчас, хотя соответствующая статья в российском УК имелась и раньше? На сей счёт имеется несколько версий, наиболее убедительная из которых звучит так: Иностранцы, назубок знающие специфику работы вооружённых наёмников, действуют предельно аккуратно – в отличие от нашего брата, которому свойственно традиционное русское раздолбайство.

Вот это самое раздолбайство и послужило причиной возбуждения первого уголовного дела осенью прошлого года. Обещали наёмникам уплатить по 5 тыс. долларов в месяц – не заплатили, «зажав» половину. Обещали самую современную экипировку, а в Латакии снарядили оружием образца 1939–1943 годов. Разумеется, среди тех, кто вернулся домой, нашлось немало недовольных. Они-то и дали первые показания на организаторов «Славянского корпуса» – Вадима Гусева и Евгения Сидорова.

Надо признать, что сирийская миссия Гусева и Сидорова окончилась полнейшим провалом – наверное, впервые за всю новейшую историю российского наёмничества. Из двухтысячного контингента менее чем за три месяца в строю осталось 267 человек – остальные разбрелись кто куда. Не менее половины воинов перекупили оппоненты Башара Асада, и теперь они стерегут нефтяные терминалы, контролируемые оппозиционерами.

Примечательно и то, что никого из наших не убили – на начало этой осени общие потери разбежавшегося к тому времени корпуса исчислялись примерно полутора десятками раненых. Год назад Гусев и Сидоров, так и не сумевшие грамотно организовать своё воинство, собрали его остатки и на двух чартерах отправились в Москву, где их и «приняли» представители российских спецслужб.

Организаторов увезли в «Лефортово» прямо из аэропорта Внуково. Месяц назад состоялся суд – в закрытом режиме и при особом порядке рассмотрения дела. Процесс засекретили настолько, что даже пресс-служба Мосгорсуда была то ли не в курсе, то ли исправно делала вид, что о суде и слыхом не слыхивала.

И вот теперь, по данным, которыми располагает «Наша Версия» правоохранители, предположительно, готовятся возбудить ещё несколько аналогичных уголовных дел. Нам известны даже фамилии нескольких вероятных фигурантов – Калюжный, Крамской, Калашников, Дёмин и Чикин.

Среди российских «диких гусей» в Африке было несколько генералов

Видимо, нашим соотечественникам действительно не стоило ввязываться в то, о чём они имели весьма и весьма смутное представление: в организацию боевых подразделений наёмников. «По одному только более чем странному набору кадров можно было сделать вывод о том, что люди, этим набором занимавшиеся, едва ли знают о том, как это делается вообще, – свидетельствует глава одной из самых именитых отечественных ЧВК «РСБ-Групп» Олег Криницын.

Вероятно, при вербовке не преследовалась задача привлечь по-настоящему квалифицированные кадры. Потому-то среди завербованных и оказались сотрудники, уволенные из-за профнепригодности или по причине их пристрастия к разного рода «допингу». То ли дело, когда организацией наших «диких гусей» занимались израильтяне! Не многие знают, что во время войны Эфиопии с Эритреей в 1998 году именно наши бывшие сограждане, перебравшиеся на Землю обетованную ещё в советские времена, и осуществляли отбор «диких гусей». И какой это был отбор!

Триллионы в казну от ЧВК

Среди наёмников числилось несколько генералов запаса и два десятка полковников. Общее руководство войсками Аддис-Абебы курировал генерал Яким Янаков – бывший начальник Барнаульского высшего военного авиаучилища и первый замком ВВС Приволжского военного округа. Двое других именитых лётчиков, генералы Дмитрий Ефименко и Иван Фролов, курировали действия эфиопской авиации.

Генерал Анатолий Касьяненко контролировал армейские подразделения. Вот это «дикие гуси»! К слову, современная история не знает ни одного факта, чтобы в наёмники переквалифицировались генералы армии США или любой европейской страны. Но бывших российских военных было немало не только среди высшего командования армии Эфиопии.

Порядка тысячи военных специалистов, полторы сотни лётчиков, полсотни специалистов по тактической разведке служили на стороне Аддис-Абебы за деньги – жалованье лётчика составляло порядка 5 тыс. долларов в месяц, разведчики зарабатывали в полтора раза больше, а средний военспец получал 3500 долларов.

Российским наёмникам случалось стрелять друг в друга

Израильтяне Наум Ландик (в другой транскрипции – Ландис) и Борис Цейтлин, которым приписывают вербовку россиян под эфиопские знамёна, поставляли наших специалистов и в Сьерра-Леоне – в 1999 году в правительственных войсках этой страны сражались порядка полутора тысяч наших соотечественников. Примечательно то, что на стороне их противников из Объединённого революционного фронта воевали несколько сотен отставных офицеров украинской армии.

Впрочем, бывшие украинские военные работали военспецами и в правительственных боевых соединениях – именно в 1999 году украинцам с запада и востока страны впервые довелось пострелять друг в друга («западэнцы» сражались плечом к плечу с повстанцами, которых поддерживали кубинцы, а представители русскоязычного востока оказались по одну сторону с правительственными войсками и российскими военспецами).

Нужны ли России Псы войны?

И, как отмечают очевидцы, делали это они настолько увлечённо, что актив УНА-УНСО весной 1999 года даже созвал во Львове «примирительную конференцию», на которой украинские националисты призвали воюющих в Сьерра-Леоне наёмников из Незалежной не участвовать в прямых боевых столкновениях.

Впрочем, и российским «диким гусям» приходилось стрелять друг в друга, воюя за противоположные лагеря. В 1999 году в Анголе не менее 400 российских лётчиков сражались на стороне правительственных сил и почти столько же – на стороне повстанцев из УНИТА.

Из них погибли не менее сотни человек. В 2000 году Служба безопасности Украины обнародовала документ, свидетельствовавший о том, что за год российские наёмники как минимум 150 раз участвовали в прямых боевых столкновениях, а также в воздушных боях друг против друга.

Примечательно, что для военных лётчиков не было секретом то, что стреляют они в своих соотечественников – в элементах окраски фюзеляжей самолётов, как следует из доклада СБУ, «использовались русские слова». В том числе, чего греха таить, и матерные. В 2001 году Федеральная авиационная служба России в первый и последний раз представила данные о числе наших наёмников, воюющих в странах Африки.

Не поверите, но только в рядах ВВС африканских стран на тот момент насчитывалось более 10 тыс. «диких гусей» из России – пилотов, штурманов, бортинженеров и представителей наземных служб.