Наемники в Африке

Анонс. Повесть Русские наемники в Африке

С сегодняшнего дня начинаю публиковать свою художественную повесть «Русские наемники в Африке». В бумажном варианте она вышла в свет еще два года назад, под обложкой сборника «Африканское небо русских пилотов». Книгу я выпустил сам, на свои деньги. На нескольких сайтах представлен ее электронный вариант. Считаю возможным вернуться к своей повести еще раз, на ресурсе «Проза.ру».
Буду выкладывать каждый день по одной главе, вместе с фотографиями, которых у меня не было в книге. Повесть основана на многих реальных событиях, происходивших в Африке совсем недавно, в конце прошлого и начале нынешнего века. Кому интересно почитать о приключениях русских, украинских, белорусских пилотов на африканских просторах, заходите в гости на страничку, буду рад видеть.
Киншаса, Конго 2007 – 2010г.
Часть 1. На бетонке аэропорта Киншаса.
Глава 1. Димка – пилот.
Димка сидел под крылом своего МиГа на жаркой «бетонке» задрипанного аэродрома в столице Демократической Республики Конго — Киншасе . В полдень ты ощущаешь себя особенно погано в дебрях Африки. Как ни банально звучит сравнение, но «почувствуйте, ребята, комфорт бытия на огненной сковородке». Получается? Нет? То-то же. А позади вас жмутся друг за другом не один десяток монотонных, абсолютно похожих недель на земле черного континента.
Сегодня боевых вылетов нет. Вообще, полеты временно забыты. Из кармана летного комбеза выглядывает кусочек засаленного конверта. Димон наизусть выучил содержание старого письма из глубинки России. За неделю листок бумаги с когда-то милым и знакомым почерком полностью истерся – извалялся. Легкий аромат духов исчез, уступив место жесткому запаху авиационного масла, керосина, мужского пота, пороха и еще чего-то неуловимого, свойственного только африканскому быту мужчин в камуфляже.
— Командир, может, по сто грамм спиртика тяпнем, а?
Это Валера-авиатехник, чувствуя хреновое настроение боевого товарища, пытается неуклюже смягчить молчаливое напряжение.
Дима, мотнув отрицательно головой, снова, в сотый раз начал пробегать взглядом строки письма: «Мне все надоело. Ты очень далеко от нас, ребенок не знает отца, больше не пиши, я устала, ухожу, все…»
Нормальная, стандартная женская реакция на те трудности, что довелось пережить многим нашим соотечественникам в начале диких 90-ых годов прошлого века. Зачем женщине нужен муж и отец ее сына, если он где-то далеко, всерьез и надолго со своей гребаной службой? А ребенок даже на фотографии не может признать папу в серьезном дяде в погонах?
Значит, давай оторвем этот кусочек биографии, словно листок календаря. Пусть падает на пол, уходит в прошлое, не травмирует нежную женскую душу.
Димка был типичный альфа-самец. С будущей супругой он познакомился на третьем курсе военного Оренбургского училища летчиков-истребителей. Было такое заведение в теперь уже далеком и серьезном государстве под красивым, всемирно известным названием «СССР». Неоднократно бился в кровь со старшекурсниками, заслуживая внимание-благосклонность городской красавицы.
Но, что мог тогда, в начале расцвета дикого российского капитализма, предложить своей любимой женщине молодой лейтенант? В неустроенном сибирском гарнизоне все соответствовало стандартному сценарию развала, царившего, как в военной, так и в гражданской жизни, погибающей от «красот демократии» страны. Пилоты с тоской глядели в небо, забыв о том, как оно выглядит из кабины самолета.
Верховный правитель России, бывая, иногда, в трезвом состоянии — рассудке, пытался строить в государстве подобие «достойного бытия по западному образцу». Но Главнокомандующий часто забывал о том, что у него есть армия и флот, уставший от реформ народ, а не только олигархи – олигофрены, с бегающими воровато глазами, никогда не ведающих понятия «Родина-отчизна».
На просторах России очень вольготно чувствовали себя вербовщики всех мастей. Хочешь заработать, господин офицер, быстро и наверняка, с оплатой ратного труда в зеленых банкнотах? Пожалуйста. Только придется немного, но серьезно повоевать. Где? Да в той же Армении, Азербайджане, в Карабахе, на Балканах, в Африке. Пуркуа па?
Димка выбрал далекую, загадочную Африку, более известную ему прежде виртуально, да по книжкам из детства. Импульсивно рванулся в бельгийское Конго, правители которой воевали тогда с соседней Руандой. Авиационной техники на черном континенте было достаточно. Все же Советский Союз за время своего экономического, политического господства в мире успел сделать множество щедрых военно-технических поставок самым непредсказуемым африканским правительствам и режимам.
Керосина у повстанцев хоть залейся. Деньги они платят. Почему бы тогда не попробовать? Какой нормальный мужик не захочет лелеять радужную мечту, типа, бросить к ногам любимой все, что можно заработать праведными или иными, даже криминальными путями в африканских клоаках?
Дима очень любил Ольгу и своего родного сына. А потому, командировку в Африку воспринял как неизбежную веху своей странной биографии, исключительную попытку начать жизнь с «белого листа». У каждого из нас есть шанс. Попробуй лишь его разглядеть и не упустить.
Продолжение следует. http://www.proza.ru/2013/12/23/60

Сафари для Вагнера

примечание 31.07.2018

Этот материал был опубликован в «Новой газете» 13 июня 2018 года. 31 июля 2018 года съемочная группа российских журналистов — известный военный журналист Орхан Джемаль, документалист Александр Расторгуев и оператор Кирилл Радченко, — работавшие над документальным фильмом о россйиских наемниках в Центральной Африке были убиты неизвестными вооруженными людьми.

Новые приключения «музыкантов»

По сведениям парижской прессы (ее интерес к теме понятен: Центральноафриканская Республика — ​часть «французского мира», бывшая колония Франции), база «посланцев Москвы» расположена в 60 километрах от столицы ЦАР, на территории поместья Беренго, бывшего некогда резиденцией президента, а затем императора страны Жан-Беделя Бокассы. Который, кстати, там же, в поместье, и похоронен. Между прочим, родственники императора крайне недовольны тем, что белые чужеземцы нарушают его вечный покой.

Историческая справка: Бокасса, правивший страной с 1966 по 1979 год, прославился не только эксцентричными политреформами, но и рационом: по свидетельству очевидцев, фирменным блюдом императорской кухни было жаркое из человеческой плоти. После свержения монарха-людоеда империя вновь стала республикой. Нынешний президент ЦАР, Фостен-Арканж Туадера, находится у власти с марта 2016 года. В марте этого года он торжественно отпраздновал вторую годовщину своего правления. Именно там, на праздничной церемонии, «россияне с военной выправкой» и предстали впервые перед публикой в своем новом качестве.

Президент ЦАР, Фостен-Арканж Туадера, на выпускной церемонии бойцов 3-го территориального пехотного батальона вооруженных сил ЦАР. На заднем плане находятся предположительно российские гражданские инструкторы. Фото: facebook.com/presidence.centrafrique

Об их миссии, впрочем, существуют разные мнения. «Откликаясь на соответствующую просьбу президента ЦАР, российская сторона приняла решение об оказании Банги на безвозмездной основе военно-технической помощи, — ​гласит разъяснение российского МИДа по поводу «публикаций о характере и содержании двусторонних отношений России с Центральноафриканской Республикой». — ​С согласия Комитета СБ ООН 2127 из наличия Министерства обороны России на нужды центральноафриканской армии в конце января — ​начале февраля с.г. поставлена партия стрелкового вооружения и боеприпасов. С ведома этого Комитета туда также командированы 5 военных и 170 российских гражданских инструкторов для подготовки военнослужащих ЦАР».

По информации же французских журналистов, задачи «инструкторов» далеко не ограничиваются наставничеством: русские сменили руандийских военнослужащих из миротворческого контингента ООН, которые прежде охраняли Туадеру. Теперь руандийцы караулят дальние подступы к олимпу власти, в то время как «люди из Москвы обеспечивают личную охрану президента, имея неограниченный доступ к его рабочему графику и окружению». А охранять его есть от кого. В стране вот уже 15 лет полыхает кровавый этнорелигиозный конфликт. Под контролем правительства находятся лишь столица и прилегающие к ней районы. Остальная территория — ​поле битвы враждующих сил: мусульманских формирований и противостоящих им отрядов христианского ополчения «Антибалака».

Администрация Туадеры, пишет Le Mond, подтверждает прибытие в республику «отряда российских военных специалистов для усиления безопасности главы государства». У президента в связи с этим появился советник из России, координирующий работу телохранителей. Этот же человек является посредником при контактах Москвы и Банги в оборонной и экономической сферах. По сведениям издания, пятеро «посланцев Москвы» являются кадровыми военными разведчиками. Остальные якобы работают на две частные военные компании — ​Sewa Security Services и Lobaye Ltd. Однако большинство экспертов уверены, что речь идет о так называемой «группе Вагнера», которая, по данным многочисленных источников, может быть связана с предпринимателем Евгением Пригожиным, известным также как «кремлевский повар».

Замечены вагнеровцы и в соседнем африканском государстве — ​Судане. Официальной информации опять-таки нет, но в экспертной среде их присутствие в этой стране является секретом Полишинеля.

«Группа Вагнера», частная военная компания с тесными связями с Кремлем, которая была активна в Сирии, отправила неизвестное количество сотрудников в Судан, — ​сообщает в своем январском докладе Stratfor известная американская разведывательно-аналитическая компания. — ​Развертывание группы неудивительно, учитывая десятилетия тесных связей между Хартумом и Москвой и в свете визита президента Судана Омара аль-Башира в Кремль в ноябре». «Первая партия «Вагнера» уже отправлена в Судан, — ​подтвердил тогда же, в январе, экс-министр обороны «ДНР» Игорь Стрелков. — ​А еще одна готовится ехать в Центральноафриканскую Республику». Как в воду глядел.

Ситуация в Судане тоже далека от стабильности: в провинции Дарфур не прекращается межэтнический конфликт, сторонами которого выступают правительственные силы, проправительственные арабские отряды и повстанческие группировки местного негроидного населения. Но такими трудностями «музыкантов» — ​так называют бойцов «группы Вагнера» коллеги по цеху (по причине, очевидно, «музыкального» позывного основателя и руководителя ЧВК, принадлежащего, как считается, Дмитрию Уткину, сотруднику Пригожина) — ​вряд ли испугаешь. По сравнению с их прежними, сирийскими и донбасскими командировками африканские «гастроли» при всей непростой специфике региона — ​курортный отдых.

И уж совсем, похоже, не страшит вагнеровцев российское законодательство. Хотя угроза с этой стороны, по идее, совсем не шуточная.

Вознаграждение и наказание

Дмитрий «Вагнер» Уткин (крайний справа). Фото: vk.com

«Вербовка, обучение, финансирование или иное материальное обеспечение наемника, а равно его использование в вооруженном конфликте или военных действиях наказываются лишением свободы на срок от четырех до восьми лет», — ​сообщает 359-я статья российского УК. Самому наемнику за участие в военных действиях светит до семи лет тюрьмы. Под таковым понимается «лицо, действующее в целях получения материального вознаграждения и не являющееся гражданином государства, участвующего в вооруженном конфликте или военных действиях, не проживающее постоянно на его территории, а также не являющееся лицом, направленным для исполнения официальных обязанностей».

Информации о «группе Вагнера», конечно, немного, но и той, что есть, достаточно, чтобы утверждать, что «музыканты» — ​во всяком случае те из них, кто побывал на юго-востоке Украины и в Сирии, — ​вполне соответствуют «портрету», нарисованному в 359-й статье. Налицо и участие в боевых действиях, и получаемое за это материальное вознаграждение, и отсутствие прописки в державах, которым оказывалась «интернациональная помощь». А самое главное, погон не носят и «официальных обязанностей» не исполняют. Да что там, официально «группы Вагнера» вообще не существует. Тем не менее, несмотря на ярко выраженное сходство с «фотороботом», ни о каких конфликтах «музыкантов» с законом до сих пор не было слышно.

Если кто-то считает, что по 359-й вообще никого не сажают, то он сильно ошибается: статья хоть и не из самых «популярных», но «мертвой» ее не назовешь. По данным судебного департамента при Верховном суде РФ, в минувшем году по ней были приговорены к различным срокам заключения три человека, в 2016-м — ​два, в 2015-м — ​восемь. Кстати, двое из осужденных российскими судами наемников сражались в Сирии на стороне Асада. Речь идет о Вадиме Гусеве и Евгении Сидорове, руководителях «Славянского корпуса», Slavonic Corps Lmd., — ​частной военной компании, зарегистрированной в Гонконге, но состоявшей из бывших российских военных.

Дело было осенью 2013 года. По имеющийся информации, ЧВК заключила контракт с министерством энергетики Сирии на охрану нефтяных месторождений в районе Дейр-эз-Зора. Однако прибыв к месту службы, россияне, коих насчитывалось две с половиной сотни человек, были втянуты в боестолкновения с превосходящими силами исламистов. Потеряв ранеными шесть человек и не получив поддержки со стороны правительственных войск, корпус досрочно завершил свою миссию и в полном составе вернулся в Россию. А сразу же по прибытии на родину Гусев и Сидоров были арестованы ФСБ. В октябре 2014 года они были приговорены за «наемничество» к трем годам колонии.

Но, справедливости ради, это единственный случай, когда репрессиям подверглись «солдаты удачи», сражающиеся на «правильной» стороне геополитических баррикад. Собственно, и в случае со «Славянским корпусом» причина гонений была, судя по всему, не столько в самих действиях — ​иначе бы, наверное, досталось не только руководителям, но и подчиненным, — ​сколько в их несвоевременности. «Славяне» полезли, что называется, поперед батьки в пекло — ​до того, как было дано высочайшее благословение на использование «солдат удачи» в качестве инструмента российской внешней политики.

Переломный момент можно определить достаточно точно — ​весна 2014 года. Она же «русская весна». Речь идет о событиях на юго-востоке Украины, вылившихся в де-факто откол от страны двух ее регионов. Роль, которую сыграли в них граждане Российской Федерации, смело можно назвать ключевой. В самом деле: если бы не рейд группы Стрелкова на Славянск, ставший катализатором военно-политического размежевания, вполне возможно, и не возникло бы никаких «народных республик». А если бы не многочисленные последователи Стрелкова, хлынувшие из России на выручку «восставшим братьям-славянам», «ДНР» и «ЛНР» не смогли бы продержаться не то что четыре года — ​пару недель.

Участие этих людей в войне в Донбассе признано в России вполне официально. «Мы никогда не говорили, что там нет людей, которые занимаются решением определенных вопросов, в том числе в военной сфере, но это не значит, что там присутствуют регулярные российские войска», — ​заявил Владимир Путин на одной из своих больших пресс-конференций.

С тех самых пор, с первых битв «русской весны», беспогонные «воины-интернационалисты» четко поделены в России на две категории. Те, кто за «наших», — ​это «добровольцы», не подлежащие, само собой, никакому уголовному преследованию. Ну а те, кто сделал «неправильный» выбор,— «наемники», по которым обливаются слезами не столь отдаленные места.

Характерный пример: дело Артема Широбокова, заочно приговоренного год назад самарским судом к пяти годам лишения свободы. За то, что «будучи гражданином Российской Федерации, в качестве наемника — ​бойца батальона (полка)»Азов» — ​за денежное вознаграждение участвовал в вооруженном конфликте немеждународного характера на юго-востоке Украины». Размер вознаграждения, правда, в приговоре не указан.

Чуть более подробен в этом отношении приговор, на этот раз очный, по делу еще одного бойца «Азова» — ​кировчанина Станислава Кривокорытова, осужденного в августе 2016-го (2 года 6 месяцев колонии общего режима с ограничением свободы на срок 1 год): «За совершение указанных противоправных действий в качестве наемника Кривокорытов С.Д. получал от неустановленных командиров полка «Азов» материальное вознаграждение в размере не менее 3000 украинских гривен ежемесячно».

Три тысячи гривен по нынешнему курсу ЦБ эквивалентны примерно 7200 рублям. Это стандартное солдатское жалованье в Вооруженных силах Украины. Те, кто сражается на противоположной стороне, зарабатывают, по имеющимся данным, намного больше. По свидетельству, к примеру, главы свердловского фонда ветеранов спецназа Владимира Ефимова, занимавшегося в 2014–2015 годах отправкой добровольцев в Донбасс, ставки в ту пору были такие: «60–90 тысяч рублей в месяц получает рядовой состав, 120–150 тысяч — ​старший состав. Сейчас, говорят, до 240 тысяч зарплата выросла». И это еще далеко не предельные суммы. Но, как видим, для российского правосудия значение имеет не размер вознаграждения, а лишь то, кто его платит.

Ситуация, с одной стороны, яснее ясного. Но с правовой точки зрения — ​полная неопределенность. Закон тут не просто дышло, а настоящее колесо фортуны. Вернее, политической конъюнктуры. Сменится она, и за то, за что нынче чествуют и награждают, завтра запросто можно будет угодить за решетку.

На заднем плане находятся предположительно российские гражданские инструкторы. Фото: facebook.com/presidence.centrafrique

Закон не писан

Нельзя сказать, что власть вовсе не волнует проблема нахождения частных военных компаний вне закона. Еще в 2012 году тогда еще премьер Владимир Путин, отвечая в Госдуме на депутатские вопросы, согласился с тем, что ЧВК являются «инструментом реализации национальных интересов без прямого участия государства» и что «можно подумать» над тем, как ввести такую деятельность в правовое русло. А в январе этого года уже глава МИД Сергей Лавров заявил о необходимости «четко зафиксировать законодательную базу, для того чтобы эти люди (сотрудники частных военных компаний. — ​А. К.) также были в правовом поле и защищены».

Однако слова высокого начальства сильно расходятся с делами: до сих пор все попытки узаконить ЧВК терпели крах. Последняя предпринята совсем недавно. В начале года группа депутатов Госдумы от фракции «Справедливая Россия» представила на суд коллег и общественности проект закона «О частной военной и военно-охранной деятельности». Официально, однако, внесен он так и не был. И неизвестно, будет ли внесен вообще. Дело в том, что документ получил разгромный отзыв правительства, а это по нынешним временам практически «черная метка». По версии кабинета, законопроект противоречит Конституции. Прежде всего части 5 статьи 13, запрещающей создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на создание вооруженных формирований.

«Пока мы взяли паузу, — ​отвечает один из разработчиков проекта, Михаил Емельянов, на вопрос о том, какими будут дальнейшие действия законотворцев. — ​Посмотрим, каким будет настроение новых людей в кабинете». Парламентарий категорически не согласен с правительственной оценкой: «При чем здесь 13-я статья Конституции?! Речь там идет об общественных организациях, то есть об НКО. А частные военные компании в нашем варианте — ​это коммерческие структуры! Правительство явно не захотело рассматривать нашу инициативу по существу. Нас просто отфутболили».

По словам Емельянова, одна из основных целей, преследуемых разработчиками проекта, — ​обеспечение социальных гарантий сотрудникам ЧВК. Сегодня, мол, нет никакой соц­защиты: в случае ранения или гибели бойца либо вообще не выплачивается никакая компенсация, либо она очень мала. Впрочем, забота думцев о «солдатах удачи» не заходит настолько далеко, чтобы вовсе пресечь вредный для здоровья бизнес. Напротив, он, по мнению Емельянова, должен активно развиваться: «Актуальность нашего законопроекта подтверждается мировой тенденцией: ЧВК активно действуют во всем мире. Мы имеем неплохо обученных и экипированных людей, прошедших хорошую боевую школу. Надо дать им возможность зарабатывать тем, что они умеют».

Надежды «эсеров» на апгрейд кабинета вряд ли можно считать обоснованными: правительство хоть и обновилось, но не настолько, чтобы дать зеленый свет инициативе, признанной им два месяца назад антиконституционной. Нельзя не заметить, правда, определенного противоречия: в деятельности самих ЧВК чиновники никаких расхождений с Основным законом почему-то не усматривают. Более того: все более активно прибегают к услугам «неконституционных формирований» для решения деликатных внешнеполитических задач. Так что это в любом случае не конец истории. В том числе, возможно, и в законодательном плане: по данным Емельянова, подобные проекты готовят еще несколько инициативных групп.

«Нам совершенно не нужны лавры авторов, — ​уверяет депутат. — ​Если будет другая инициатива, более приемлемая для правительства, и если она не будет противоречить определенным установкам, которые мы вложили в наш проект, — ​социальные гарантии для бойцов ЧВК и встроенность их в общую, скажем так, деятельность Российской Федерации за рубежом, отсутствие самодеятельности в этой части, — ​то мы готовы работать с любым законопроектом и поддерживать его».

Одна из таких групп уже заявила о себе: глава думского комитета по обороне Владимир Шаманов сообщил, что свой вариант закона о ЧВК готово представить ДОСААФ. К работе, пообещал генерал, подключится и сам оборонный комитет: в рамках его экспертного совета будет сформирована рабочая группа, в которую предполагается привлечь представителей Академии Генерального штаба и Академии военных наук.

Словом, процесс вроде бы пошел. Есть, правда, основания полагать, что финал если и будет когда-то достигнут, то очень и очень нескоро.

Грузовик Урал-4320 на выпускной церемонии бойцов 3-го территориального пехотного батальона вооруженных сил ЦАР. Фото: facebook.com/presidence.centrafrique

Анти-«Вагнер»

«Не думаю, что такой закон появится в обозримой перспективе», — ​считает вице-президент Международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа», шеф-редактор газеты «Спецназ России» Алексей Филатов. «Многие обыватели да и эксперты путают частные военные компании с компаниями, которые засветились на востоке Украины и в Сирии, — ​поясняет Филатов. — ​В том числе с так называемой «группой Вагнера». Но это совершенно разные вещи.» Если первые, по мысли альфовца, — ​это бизнес, то вторые — ​в большей степени политический проект, который плохо стыкуется с правовыми нормами.

Святая, кстати, правда: есть в России и «нормальные», «коммерческие» ЧВК. И они тоже четко отделяют себя от «группы Вагнера». «Ну какая же это ЧВК?» — ​поделился своим мнением с автором глава «РСБ-групп» Олег Криницын. По его словам, с большим основанием «вагнеровцев» можно было бы назвать «друзьями Пригожина». Для справки: «РСБ-групп» позиционирует себя, в первую очередь, как «компания военного консалтинга», предлагая, однако, «полный комплекс услуг по вооруженной охране и обеспечению безопасности за пределами РФ». Работает компания и на территории России, где она представлена двумя лицензированными частными охранными предприятиями: одно решает собственно охранные задачи, второе — ​»частная разведывательная компания».

Впрочем, к «группе Вагнера» глава «РСБ-групп» относится с уважением: «Если отбросить всю мишуру, всю истерию наших «вероятных друзей», то люди занимались нужным делом: уничтожали боевиков-террористов на дальних подступах к российским границам. Тактически, кстати, это очень правильно — ​вести боевые действия на территории не своего, а другого государства. И они переломили ситуацию: Сирия стала очищаться от исламистов. Честь им за это и хвала».

Тем не менее «солдат удачи», побывавших в Сирии и на юго-востоке Украины, Криницын «принципиально» не берет на работу. «Не потому, что они плохие, — ​объясняет глава компании, — ​а потому, что эти люди могут находиться в определенных «черных списках» — ​Интерпола, еще каких-либо. Ведь каждая страна по-своему рассматривает эти конфликты и участие в них наших добровольцев». Сама «РСБ-групп», соответственно, тоже старается держаться подальше от этих регионов. «Мы принципиально там не участвуем, — ​говорит Криницын. — ​Хотя мне и поступали такие предложения. Главный наш принцип — ​не нарушать закон. Ни российский, ни тех стран, в которых мы работаем. Если бы это было не так, меня бы, как Бута, давно уже арестовали в какой-нибудь стране, сотрудничающей с Америкой. Но нам нечего бояться, мы работаем абсолютно легально».

География деятельности «РСБ-групп» — ​Западная, Восточная и Северная Африка, Латинская Америка, Юго-Восточная Азия. Среди клиентов в основном российские компании. Но есть и иностранцы. Здесь, по словам Криницына, риск выше: «В погоне за длинным рублем можно вляпаться в отношения с какой-нибудь террористической группировкой. Поэтому мы тщательно проверяем каждого нашего заказчика. Если нужно, то и через ФСБ». Компания постоянно координирует свою деятельность со спецслужбами, получая рекомендации, а то и прямые запреты. При этом никакой «обязаловки», уверяет ее руководитель, нет: «Это нормальная гражданская позиция». Контакты с компетентными органами облегчает то обстоятельство, что Криницын сам является выходцем из тех же структур: в прошлом он офицер-пограничник.

В общем, как видим, сугубо коммерческая часть отрасли вполне обходится и без закона о ЧВК. Перспектива законодательного урегулирования скорее пугает, нежели вдохновляет предпринимателей. «В той форме, в которой пытаются продвинуть этот закон, он нам не нужен, — ​категоричен Криницын. — ​Мы прекрасно работаем в рамках существующего законодательства. Я разговаривал по поводу этого законопроекта со многими специалистами, коллегами — ​все плюются». Бизнесмен опасается, что у ЧВК появится масса новых ограничений и новых статьей расходов. В том числе, возможно, коррупционные — ​в связи с появлением дополнительных регулирующих инстанций. При этом никаких дополнительных возможностей не возникнет.

Нельзя сказать, что опасения Криницына беспочвенны. Тот же «эсеровский» законопроект, предусматривая массу разнообразных барьеров, преференциями, мягко говоря, не изобилует. По сути, прописана лишь одна соцгарантия: «Граждане, занимающиеся частной военной и военно-охранной деятельностью, подлежат обязательному страхованию на случай гибели, получения увечья или иного повреждения здоровья, похищения и требований о выкупе в связи с выполнением и оказанием ими военных и военно-охранных работ и услуг». При этом страхование осуществляется «за счет средств соответствующей частной военной и военно-охранной организации».

Но, скажем, та же «РСБ-групп» и сегодня страхует жизнь и здоровье сотрудников. Обычная страховая сумма — ​250 тысяч долларов, то есть более 15 миллионов рублей. Если речь идет о командировке в особо опасный регион — ​размер больше. Однако выплачивать деньги родственникам, уверяет Криницын, еще ни разу не приходилось: «Тактика нашей работы не предусматривает гибель сотрудников». По его словам, за все время работы компании был лишь один страховой случай: сотрудник получил травму, находясь на корабле во время шторма.

Петр Саруханов / «Новая газета».

Зов джунглей

Нынешнее положение дел, похоже, вполне устраивает и власть. По мнению Алексея Филатова, чиновники совсем не заинтересованы в бурном развитии военно-охранного бизнеса. Одно дело, когда в стране две-три частные военные компании, жестко подконтрольные и существующие на птичьих правах. И совсем другое — ​обширный легальный рынок такого рода услуг. «ЧВК — ​это прежде всего вооруженные люди, — ​напоминает вице-президент ассоциации ветеранов-альфовцев. — ​Сегодня они работают на одного хозяина, завтра — ​на другого. И непонятно, кто этим хозяином может стать. Думаю, люди во власти прекрасно это понимают». Иными словами, чиновники боятся — ​и не без основания, — ​что процесс может выйти из-под контроля и часть ЧВК окажется на другой стороне политического фронта.

Еще меньше, думается, резона для власти в легализации структур типа «группы Вагнера». Они востребованы именно в нынешнем их качестве — ​призраков, юридических невидимок. Неформальный статус этих «гражданских специалистов» невероятно расширяет диапазон применения. Их можно использовать где и как угодно, не афишируя это и не неся ответственности за последствия. И, что еще немаловажно, не нужно отчитываться о потерях. До сих пор, например, неизвестно, сколько «вагнеровцев» полегло 7–8 февраля в бою под Хашамом (Сирия). По некоторым данным, группа потеряла до 200 человек убитыми, средняя оценка — ​около сотни погибших. Но единственная официальная информация на сей счет — ​сообщение МИД, в котором признается лишь то, что «в Сирии находятся российские граждане, поехавшие туда по своей воле и с разными целями», и что среди них есть погибшие и раненые (последних — ​»несколько десятков»).

Разумеется, такие аргументы не звучат в выступлениях официальных лиц. Но они отчетливо слышны в заявлениях некоторых менее официальных, но вполне компетентных персон. «Правительство может использовать ЧВК в обход ограничений, которые накладываются существующими механизмами контроля (например, законодательное ограничение численности воинского персонала, направляемого за рубеж), — ​режет правду-матку руководитель ЧВК «МАР» Алексей Марущенко в презентации компании, размещенной на ее сайте. — ​Использование ЧВК позволит Российской Федерации достигать ряда важных для себя целей: скрывать факты своего вмешательства в дела суверенных государств в таких сферах, как военное строительство и военно-техническое сотрудничество; воздействовать на внутриполитическую обстановку в странах в выгодном для России направлении, добиваясь при необходимости отстранения от власти неугодных режимов».

Придумать установление, способное узаконить такие цели и средства, — ​дело совершенно безнадежное. Есть лишь один закон, в рамки которого они могут уложиться. Тот закон, который царит сегодня в ЦАР и прочих странах, куда командируются в последнее время «друзья Пригожина» и их коллеги, и который, увы, не вполне чужд и нашему Отечеству, — ​закон джунглей.

Из низких истин нам дороже
Только эта одна:
Кто больше платит — тот в войне победит!
— Канцлер Ги

Наёмник и наёмничество как явление по возрасту вполне сравнимо с говном мамонта. В принципе, могу предположить, что по причине мамонтов и появились первые наёмники. В конце концов, иногда проще набрать ягод, корешков и прочих безобидных ништяков от матушки природы, чтобы отдать их умелому и ловкому парню в обмен на мясо. Или, возможно, одно племя решило прибрать к рукам территорию другого племени, и расплатилось мясом с третьим (более воинственным) племенем в обмен на зачистку территорий. История умалчивает, оказались ли наёмные работники добросовестными, и, захватив заказанную территорию, не выпилили ли они заказчиков? Времена тогда были простые и суровые.

Но сути дела это не меняет — наёмничество по своей древности успешно конкурирует с проституцией.

Не будем углубляться в казуистику, что дескать наёмники мы все, раз работаем на «дядю». Речь все-таки о гражданах, работа у которых специфическая. Хотя по большому счету, и обычные люди, и наёмники в основе своей одинаковы — и те, и другие выполняют работу за зарплату. Просто одни режут доски на лесокомбинате, а другие — людей на просторах чьей-нибудь бескрайней родины.

Наёмники в античном мире

Так вот, наёмники — это очень древняя профессия. Вспомните мемуары всяких там греков и прочих античных народов. В армии любого царя, помимо регулярной армии, всегда были наёмники. Вспомните историю про спартанцев. В персидской армии было множество наёмников, которые работали исключительно за долю в грабежах.

Потом можно вспомнить Римскую империю. Там наёмничество было вообще нормальным явлением. В конце концов, само понятие «частной армии» вообще идет оттуда. Достаточно вспомнить Марка Лициния Красса, который не скрывал того, что это его легионы гасили Спартака. Он их собрал, он их одел, он их обучил, он же ими и руководил. И как бы они не относились к римской империи (по знаменам и прочим атрибутам), но это была именно частная армия отдельно взятого гражданина. Знаете, почему он спокойно получил место консула? Только потому, что под окнами сената стояла его частная армия, которая по щелчку пальцев порвала бы в клочья любого вознамерившегося отца командира кинуть (а кидалы римские сенаторы были те еще).

Да и сами римляне не брезговали наймом на службу тех самых «варварских» племен, для борьбы с их собратьями. Легионов на всех не напасешься, а за звонкую монету вполне можно купить пару-тройку племен, чтобы они отвлекли своих коллег по разграблению Европы от основной цели. Хотя бы на время.

Наёмничество в ранние и средние века

Тут можно даже не ходить далеко за рубеж. Например, казаки — изначально просто воинственные ребята, которые за деньги оказывали услуги боевого характера. А экспедиция Ермака в Сибирь, с целью освоения новых земель, была ни чем иным, как операцией частной военной компании, спонсируемой государством. То есть, говоря современным языком, ЧВК Ермака по заказу государства осваивала новые, свободные территории. Все жертвы, потери и проблемы касались только Ермака. Государство просто платило деньги за результат.

Да и в более ранние времена князья не брезговали платить на сторону за безопасность караванов и торговых конвоев. В конце концов, княжеская дружина одна, ей все дыры не заткнешь. А лихие люди, способные за денежку решить любые проблемы, были везде и всегда.

Так оно и покатилось. Наёмники, на самом деле, издавна были довольно весомой силой и неотъемлемой частью любой войны. Пираты, которые нанимались для грабежа других государств, получали в награду не только деньги, почет и уважение (ну и виселицу в случае неудачи), но и титулы, должности и поместья из рук королей. А без такого явления, как «ландскнехты», не обходилась вообще ни одна заварушка в Европе.

Кстати, именно тогда появилась мода направлять на подавление внутренних беспорядков наёмные силы.

Их не жалко, да и имидж армии в глазах простых людей не портится, а он всегда может пригодиться. К тому же наёмники — люди пришлые, знакомых нет, друзей нет, ответственности никакой. А значит, и методы, которыми они станут принуждать к порядку, будут хоть и жестокими, но эффективными. А если им наваляют — всегда можно отбрехаться и свалить на соседнее государство. Дескать, под шумок хотели нас завоевать и наслали своих головорезов. И сразу переключить внутреннее недовольство на внешнего врага. Что ни говори, а отсутствие массовых коммуникаций всегда делало работу правительства немного проще в плане дурения голов подданным.

Не будем так же забывать, что прославленное рыцарство было тем же самым наёмничеством. Король платил им деньги и отстегивал процент от добычи в случае войны. И если процент их не устраивал, или их величество зажимало зарплату, то бронированное воинство могло руководителя и покритиковать. А если мало предлагали вначале, рыцарь мог и вовсе послать монарха куда подальше, запереться в замке и смотреть, как королевская конница и рать пытаются превозмочь его собственное войско.

Персы и арабы тоже старались не отставать. При их просторах удерживать контроль над всей территорией было невозможно, поэтому плату кочевникам за провод караванов и защиту от разбойников (тех же кочевников) тоже приходилось выделять из государственной казны. В итоге кочевники быстро смекнули, что таким образом можно наладить хороший гешефт, и начали делиться с разбойниками, которые провоцировали больше нападений, заставляя государство больше платить наёмникам.

Наёмники эпохи колонизаций

Со временем мир немного устаканился, в привычных границах, и казалось бы — вот и всё. Воевать особо не с кем, все уже всё поделили, и если кому-то что-то и не нравилось, то денег, чтобы решить этот вопрос, у них попросту не было. Но тут наступил колониализм.

Белый человек, вздохнул, понял, что скоро станет тесно, и понёс свое тяжкое бремя в другие места. А именно — Африку и обе Америки.

К слову, экспедиции по открыванию Америк — это тоже работа наёмников, которым за достижения перед короной полагались деньги, титулы и поместья. Официальные вооруженные силы никак не участвовали, к примеру, в экспедициях Кортеса и Колумба. Все это было сделано на деньги государства и частных инвесторов. И, собственно, первые поселения охраняли не официальные военные той или иной страны, а наёмники, которым были обещаны деньги и свобода (ибо как правило набирались они из заключенных).

Кстати, интересный момент — Королевская Морская Пехота (Британская, если кто не догадался), изначально была тоже… наёмной! Из тех же самых каторжан, которым предлагалось вместо срока получить возможность искупить преступления перед отечеством, заодно получив бабла, бухла и баб (запомните этот принцип «Трех Б», мы к нему часто будем возвращаться).

Так вот, наёмные бойцы обеспечивали безопасность до подхода официальных сил государства. После чего начинали либо заниматься разбоями и грабежами, либо наоборот, предлагать частному бизнесу, который обустраивался на местах, свои услуги. Безопасность, охрана, проводка караванов, плюс решение проблем с местным населением («Аватар», ау!). Так или иначе, список работ для частных специалистов устаканился как раз в эпоху колониализма. И помимо обычной защиты торговых интересов, прибавилась еще и работа с местным населением. Ну и, конечно, не надо забывать о разборках с конкурентами.

Так оно всё шло и шло, пока прогрессивный белый человек не начал задалбывать тех, кому таскал свое бремя.

Тут надо сделать небольшое отступление, чтобы не возвращаться к этой теме позже. Дело в том, что основной разгул наёмников происходит в Африке и Южной/Латинской Америке. И немного меньше — в юго-восточной Азии. Проще говоря, в тех регионах, где уровень жизни традиционно старается не подниматься выше уровня плинтуса. Эта тенденция сохраняется вот уже больше сотни лет, и меняться не собирается. Почему так получается?

Ну, во-первых, потому, что все эти регионы изначально расценивались как сырьевые придатки. Разговоров о каких-то там независимости и самоопределении не было впринципе. И образование первых государств силами местного населения вызывало у колонизаторов реакцию на уровне: «Них***я вы ох***ели!?»

Во-вторых, жители данных регионов, как правило, были заняты элементарным выживанием в агрессивной окружающей среде. Главной их задачей было не изобретение колеса, пороха и прочих веселых ништяков, а элементарная организация быта, с целью успешного сохранения и продолжения рода. И было им глубоко насрать на то, что белым людям нужно что-то под землей, в воде и на деревьях.

Итак, в один прекрасный момент белые люди осознали, что местные не горят желанием работать за еду, и норовят сбежать подальше, а некоторые и вовсе, оценив блага, принесенные цивилизацией, норовят получить их нахаляву, то есть путем простого грабежа. И тогда прогрессивным сагибам пришлось снова обращаться к теме наёмников. Почему? Да все по той же причине — армии на все не хватало, а БПЛА и прочих спутниковых прелестей жизни тогда не было. И снова все началось по кругу — бывшие зэки, солдаты, просто авантюристы, за зарплату или долю малую начали решать государственные проблемы. Охрана караванов, «уговоры» местных, обеспечение рабочей силой и надсмотр за ней. Тем более что быстро выяснилось преимущество сначала дульнозарядного, затем капсюльного, а потом и капсюльного многозарядного огнестрельного оружия, над луками и копьями.

И вот тут-то и случился глобальный прокол, о котором страны-колонизаторы жалеют до сих пор. Как так вышло, уже не узнать, но местные каким-то образом прочухали, из-за чего у них на земле весь этот сыр-бор начался. У кого-то странные камни, у кого-то черные камни под землей, у кого-то дерево с тягучей смолой, а где-то и просто людей забирали у тащили невесть куда. И стало понятно, что для пришлых эти вещи представляют ценность. И некоторые особо ушлые местные сами стали находить наёмников, и предлагать им эти самые блага в обмен за защиту, а порой и просто за разгром форпоста и ликвидацию конкретного узурпатора.

Так впервые с момента европейских войн вновь возникло противостояние наёмников с наёмниками и с регулярной армией.

В итоге это вылилось в то, что в известной Англо-Бурской войне («Капитан Сорви-Голова» читали?) хваленая британская армия выхватила неиллюзорных люлей от ополченцев и наёмников. Причем практически впервые в истории наёмники там были не только за деньги, но и за идею. Мало того, что британцы получили по соске, так они ещё впервые не смогли справиться с силой, не имевшей централизованной организации. Конечно, надо добавить, что и сами Буры были ребята не промах, но и роль наёмников в этой войне преуменьшать никак нельзя.

Наёмничество во время колонизации Америки

Отмотаем время немного назад, и вспомним о том континенте, на котором сейчас обосновалось США. Первыми колонистами там были совершенно левые люди, которые отношение к какому-либо государству имели только в виде факта гражданства в том государстве и наличия там судимости. Регулярная армия была представлена лишь постольку поскольку, и занималась охраной стратегических объектов. Лишь иногда устраивавшая вылазки к суровым местным.

И честно говоря, хрен бы они получили весь континент, если бы не сложные отношения между индейскими племенами, и любовь оных к алкоголю и блестящим предметам.

Думаете — при чем тут наёмники? Все просто — понаехавшие белые попросту нанимали племена для решения проблем с другими племенами. Отношения между племенами были не хуже, чем на Сицилии между семьями, и в ситуации конфликта оба племени радикально обескровливались. После чего подошедшим силам колонизаторов оставалось добить женщин, детей, стариков и раненых, и присоединить себе новую территорию Да-да, именно так строилась цитадель демократии.

Отдельно о роли наёмников в истории США можно упомянуть, вспомнив про «Золотую Лихорадку» (Джек Лондон и иже с ним). Там вообще все было организовано частными силами и на частные деньги. Частные добытчики, частные скупщики, частные перевозчики, частные грабители и следовательно – частная охрана. Государственного там тогда были только флаг и банк. Последний — нередко с частной охраной, потому что полиции и армии хватало только на крупные города.

Начало XX-го века

И вот в итоге, к концу 19-го века, мир пришел к вполне нормальной системе. В цивилизованной его части порядок и мир обеспечивали государственные структуры — армия, и полиция. А в нецивилизованной творился лютый ад в угаре кутежа, о котором толком никто не знал, и в котором главную роль играли именно частные военные. Тогда еще без приставки «компании».

И казалось бы, жить всем поживать, да добра наживать. В европах все тихо, в колониях все весело. Всем идут деньги. Все довольны. Но тут грянула Первая мировая война. Впервые в истории, в конфликт оказался втянут весь цивилизованный мир. Ну США, понятное дело, втянуты были постольку-поскольку, но сам факт участия в той или иной мере практически всех крупных игроков на мировой арене был зафиксирован впервые.

И тут выяснилось, что в глобальной войне места наёмникам нет.

Не до них. Рынок рухнул, государства увлеченно колбасились на европейском театре военных действий, и понемногу перерисовывали карты колониальных владений. Учитывая силы, задействованные в конфликте, и принципиальность решаемых вопросов, наёмных военных в колониях начали мочить все. Наступающие — чтобы не мешали наступать, отступающие — чтобы не мешали отступать, конкуренты — чтобы не мешали под шумок грабить, местные — потому что задолбали, и вообще.

Короче говоря, в те годы наёмники понесли самые крупные потери за всю свою историю, и существенно поубавились в численности.

После окончания первой мировой роль наёмников в установлении мирового и локального порядков сильно снизилась. Но, с другой стороны, начали появляться игроки, которые в дальнейшем сыграли первые роли в возрождении наёмничества, и привели к эволюции в ЧВК.

В период с начала первой и до окончания Второй мировой войны ничего особенного не происходило. Разве что на внутренних рынках было заметное оживление частных охранных компаний, которые в некоторых случаях успешно конкурировали с полицией в эффективности. Эти ребята позднее тоже скажут свое веское слово.

Но вот Вторая мировая война кончилась. Государства подсчитали кто профит, кто потери. Впечатлились ядерными грибами. Поняли, что еще одного такого конфликта наш мирный шарик не выдержит. Потихоньку начали проникаться идеями гуманизма. Стали отпускать на волю бывшие свои колонии (ну, не совсем на волю — оставляя себе номинальную возможность контроля). Мир окончательно оформился как биполярный, и основными игрищами занялись СССР и США. А остальные остались в стороне, по большому счету на правах наблюдателей в игре «кто ё***нет бонбой первым».

Но вечно сидеть на стреме невозможно, это вам любой психиатр скажет, и на фоне глобального противостояния наблюдатели обнаружили, что с выдачей свобод для бывших колоний начал иссякать поток ништяков, который обычно шел непрерывно и бесперебойно. А тут еще ведь в мире появилась новая ценность – уран. И как назло, выяснилось, что в Африке его «горы – вот такой вышины!». И местному населению он нахрен не сдался. Но вот беда — уже есть ООН, да и СССР пристально следит за всеми телодвижениями недавних союзников, и вовсе не горит радостью от того, что те хотят вернуть себе всё обратно. Плюс во всю работает телевидение, радио. Пресса, зараза такая, перестает печатать только то, что говорят, а норовит ляпнуть что-то интересное поперек воли хозяина.

Короче говоря, вольницы у правителей изрядно поубавилось. Но дело-то надо делать. И тут все обратили внимание, что с получением свободы первое, что начали делать новообразованные государства, это весело воевать друг с другом. Руководствуясь при этом самыми разными мотивами — от материальных благ до старых обид. И делали они это не только руками вверенного им народонаселения (которое, как правило, не радо таким вещам), а с помощью белых людей с оружием.

«Так это же то, что нам надо!» — хором возопили государственные деятели прогрессивной и цивилизованной Европы, и начали вторую эпоху колониализма.

В этот раз речь шла не о захвате власти и контроля над ресурсами напрямую, а путем посадки в кресло руководителя проверенного и прикормленного типа. А чтобы он туда сел, обычно устраивался переворот. А переворот надо было поддерживать силой. Причем силой, которая реально может что-то сделать. Можно, конечно, раздать крестьянам АК-47 и призвать их брать Зимний и власть в свои руки. Но — где гарантии, что:

— крестьяне не забьют на это, потеряв пламенный порыв?
— крестьяне просто на это не забьют?
— крестьяне не обменяют АК-47 на корову/козу/курицу?
— крестьян не перестреляет немного более обученная регулярная армия?
— крестьяне, захватив власть, не разгуляются и не пристрелят того, кто должен сесть в кресло, и не посадят туда какого-нибудь придурка старейшину?

Как вы понимаете, для серьезного бизнеса такое количество «если» не предвещает ничего хорошего. Более того, с таким количеством переменных совершенно невозможно что-то прогнозировать и предполагать…

Вторая половина XX-го века — возрождение наёмничества

И тут все вспоминают, что после войны осталась куча народу, у многих из которых, кроме умения стрелять, ничего и нет. И если предложить им денег в обмен на пострелять, да еще и не отягощать их конвенциями и прочими пошлостями цивилизованной войны, то… В конце концов, не всех немецких вояк же перевешали. Да и в остальных странах молодых ветеранов с кипучей кровью и очень специфическими навыками навалом. На том и порешили.

И потянулась в Африку новая волна носителей бремени белого человека. Теперь уже с вполне конкретными задачами.

Так началось в 50-е годы прошлого века возрождение наёмничества.

Наёмники были везде — в охране первых лиц, во главе целых армий (порой состоявших из одних наёмников) и маленьких диверсионных отрядов, менявших ход войны. Они были среди инструкторов, советников, разведчиков. Они управляли самолетами, кораблями, танками. Да где их только не было. Само понятие войны в Африке стало полностью частным делом.

Конечно же, все понимают, что за любой частной компанией стоят государственные интересы. Но ведь государству совсем не интересно, каким образом компания достигает своих целей. Тем более, если всё происходит на другом континенте. А руководству компании важен только результат, их средства не волнуют. Ну а кто, как не бывший вояка, который в жизни либо ничего, кроме войны, не умеет, либо ничего не хочет уметь, лучше всего справится с поставленной задачей, не стесняясь в выборе средств? Никто.

А дальше «понеслась душа в рай». У наёмников даже было свое государство в Африке. Пусть и просуществовало оно не долго, но сам факт примечателен. Как и примечателен тот факт, что очень быстро стало понятно, чего стоят резолюции ООН и прочих международных организаций, если затронуты серьезные коммерческие интересы.

И наёмники жили Африке и в той же южной Америке, не опасаясь какого либо преследования со стороны Интерпола и прочих нелепых контор. Достаточно было не появляться в Европе и штатах, чтобы до тебя не могли добраться. А если у человека есть деньги, то на кой ему сдался этот «старый свет» вместе с «новым»?

Современные частные военные компании (ЧВК)

Но, как известно, рано или поздно любой вольнице приходит конец. Так случилось и с свободными наёмниками. И погубили их те, кто пользовался их услугами. Бизнес. Оказалось, что гораздо проще платить не каким-то оборванцам на другом краю света, с риском нарваться на кидалово или провал задания (деньги то уже получены, как минимум половина), а своим. То есть людям, которые работают на тебя. Или нанятые тобой на совершенно официальных основаниях. С офисом, менеджером и прочими признаками цивилизованного бизнеса.

Так появились ЧВК — Частные Военные Компании. Которые, в отличие от наёмников, действовали в рамках международного законодательства (ну, формально). Несли ответственность за сроки и качество предоставляемых услуг, ну и были элементарно опрятнее и доступнее, нежели далекие африканские бродяги. И вот эти самые «официальные конторы» быстро очистили рынок от энтузиастов и любителей, заодно убрав с поля профессионалов, не озаботившихся официальной крышей.

Вот примерно так мир пришел к той системе частных военных, которую мы видим сейчас. Конечно же, она не совершенна. Не отличается ни чистотой, ни гуманностью, ни открытостью. Но давайте будем честными — сколько войн в принципе соответствуют этим параметрам?

То, во что сейчас выросли ЧВК, начинает вызывать тревогу не только у политиков, но и у бизнесменов.

Впрочем, так бывает часто — дитя само пожирает своего создателя. В конце концов, это они превратили войну в бизнес, а не военные.

В замечательном фильме «Оружейный барон» была хорошая фраза:
— «Мир унаследуют торговцы оружием».

Это не так. Мир унаследуют наёмники, потому что человечество всегда будет воевать. И если вдруг закончатся пули, бомбы и ракеты, то ничего не изменится. Просто в ход пойдут ножи, камни и палки, за которые платить не надо. А люди, готовые это делать, будут всегда.

Политика

Чуть больше недели тому назад журналисты Орхан Джемаль, Александр Расторгуев и Кирилл Радченко выехали из столицы Центральноафриканской Республики Банги. Они направлялись в город Бамбари. Когда на журналистов напали вышедшие из леса, трое русских находились в машине в нескольких милях от города Сибу, к северо-востоку от столицы Банги.

Все трое русских были застрелены на месте 31 июля.

Шофер из местных выжил в нападении, он является единственным свидетелем преступления. Анри Депеле (Henri Depele), мэр Сибу, рассказал в беседе с агентством Reuters, что, по словам шофера, из леса вышли какие-то мужчины и открыли огонь по автомобилю. Журналисты погибли мгновенно.

У журналистов не было возможности проверить достоверность сообщения мэра. После убийства российских журналистов центральноафриканские власти, по словам New York Times, не дают шоферу общаться с прессой.

Желание быть сверхдержавой

Журналисты прибыли в Центральноафриканскую Республику для того, чтобы расследовать деятельность частной российской военной компании «группы Вагнер», компания эта тайно действует в нескольких странах, причем российские власти не проясняют, отстаивает ли группа частные интересы или интересы российского государства.

«Путин заинтересован в том, чтобы вновь сделать Россию великой, путем восстановления ее влияния, неважно, где и как. «Вагнер» — инструмент, который он может использовать в этих целях», — говорит Кимберли Мартен (Kimberly Marten), профессор политологии в Барнард-колледже Колумбийского университета в Нью-Йорке.

По словам Сергея Суханкина из американского аналитического центра Джеймстаунский фонд, использование военных инструкторов напоминает то, как проводил внешнюю политику Советский Союз.

«Российские солдаты-наемники обеспечивают экономические и геополитические интересы России. Похоже, что российские власти, а не только какие-то особые группы, очень интересуют колоссальные природные ресурсы в Африке. Наемники могут использоваться для охраны местных политиков и других важных лиц, инфраструктуры и природных ресурсов. Помимо этого солдаты-наемники могут использоваться как инструкторы, что в определенной степени напоминает советские модели поведения», — пишет Суханкин в электронном письме в VG.

Старший научный сотрудник Научно-исследовательского института Вооруженных сил Норвегии Тур Буккволл (Tor Bukkvoll) думает, что самое важное для Путина — международное признание, в большей степени, чем какие-то экономические возможности для России.

«Это демонстрация того, на что способна сверхдержава. Целью самой по себе становится то, чтобы тебя воспринимали как сверхдержаву. Это также причина того, почему Путин пошел на вмешательство в Сирии. После Украины он чувствовал, что его игнорируют», — говорит Тур Буккволл, исследователь из Научно-исследовательского института Вооруженных сил Норвегии

«Нужна охрана»

Присутствие «Вагнера» в Африке является частью обновленного российского интереса к континенту. Во время холодной войны Советский Союз старался поддерживать тесные отношения со многими лидерами бывших африканских колоний. После окончания холодной войны и распада СССР Россия, в основном, держалась от Африки в стороне. Сейчас, похоже, Россия изменяет свою позицию.

«Россия включается в борьбу за ресурсы Африки», — говорит Суханкин.

Вместо того, чтобы открыто приобрести концессии на природные богатства или заключить прозрачные соглашения с правительствами африканских стран, Россия предпочитает направлять в эти страны тайные силы безопасности.

Суханкин считает, что у Москвы в Африке есть много преимуществ по сравнению с Западом. Россия не имела колоний в Африке, и не испытывает колебаний при встрече с диктатурами.

Помимо Центральноафриканской Республики частные российские военные компании действуют в Судане и Бурунди. Они действовали также и за пределами Африки: на Украине, в Сирии и Йемене. Если целью действительно являются природные ресурсы, то Россия выбрала правильные страны. Центральноафриканская Республика богата золотом, алмазами и ураном. В Судане есть нефть и газ.

Политическая ситуация в странах также дает России определенные возможности. Правительство Центральноафриканской Республики слабо контролирует страну за пределами Банги и нуждается в помощи для того, чтобы удержать природные ресурсы в своих руках.

Президент Судана Омар Башир разыскивается Международным уголовным судом в Гааге, ему нужны друзья, которые смотрели бы на военные преступления сквозь пальцы.

Недавно 500 российских солдат были замечены на границе между Центральноафриканской республики и регионом Дарфур в Судане. В июле Башир побывал в Москве, где встречался с Путиным. В ноябре прошлого года лидеры двух государств встречались в Сочи, тогда Башир просил Путина создать российскую военную базу в Судане.

«Нам нужна защита от агрессивных действий США», — заявил Башир в Сочи, по сообщению France24.

Российский советник по безопасности

В октябре президент Центральноафриканской республики Фостен-Аршанж Туадера побывал в Сочи, где встретился с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым. Они обсудили, в частности, добычу полезных ископаемых в африканской стране.

Позже Туадера назначил россиянина Валерия Захарова советником по вопросам национальной безопасности. В мае Туадера посетил Санкт-Петербург, где встретился с Путиным.

«Вагнер» видели в том районе Центральноафриканской Республики, где добывают золото. Именно туда направлялись трое журналистов, когда их убили.

Знак, предупреждающий об опасности, у населенного пункта Бамбари в Центральноафриканской республикеВ 2013 году ООН ввела эмбарго на поставки оружия в Центральноафриканскую Республику. Тем не менее, в прошлом году ООН позволила России отправить в страну оружие и обучать вооруженные силы. Целью было помочь Центральноафриканской Республике установить контроль над собственной территорией. Сейчас страна частично управляется местным ополчением. По словам российского МИД, Россия направила в Центральноафриканскую Республику 175 советников, 5 военных и 170 гражданских.

Российские власти не сообщили, представляют ли гражданские советники «Вагнер» или другие частные военные компании. О присутствии «Вагнера» в Центральноафриканской Республике интернет-издание The Bell сообщило только в июне.

Тесные связи с Кремлем

Во вторник троих журналистов похоронили в Москве. По словам российского МИД, журналисты были убиты грабителями. Министерство также указало на то, что у журналистов не было аккредитации, и что прибыли они в Центральноафриканскую Республику как туристы.

Контролируемые государством российские СМИ почти не упоминали о том, что журналисты приехали в страну, чтобы расследовать «Вагнера», или то, находились ли вообще в стране сотрудники «Вагнера».

По словам Суханкина, между «Вагнером» и Кремлем существуют прямая связь.

«Если взглянуть, как они действуют, с помощью довольно тонких наступательных операция, обучения и сил, которые стоят за «Вагнером» и подобными компаниями, и учесть, что Россия не заинтересована в легализации частных военных компаний, мы можем сделать вывод о том, что эти связи довольно видимые», — говорит он.

Мартен ссылается на то, что задания «Вагнера» часто совпадают с интересами Кремля.

«В разные периоды времени «группа Вагнер» напрямую действовала в интересах российского Министерства обороны, например, участвуя в боях за Дебальцево на Украине и Пальмиру в Сирии. За контакты отвечало Министерство энергетики России, например, для того, чтобы освободить и защитить нефтяные и газовые месторождения на востоке Сирии», — говорит Мартен.

У «Вагнера» есть доступ к более современному вооружению, чем у других военных компаний, что также указывает на связи с российскими властями.

«Все они — вышедшие в отставку русские или славяне, симпатизирующие России, сотрудники сил безопасности. Это похоже на частную военную компанию, но они не признаны в России в этом качестве, и это делает их положение нестабильным», — говорит Мартен.

Фабрики троллей

Точка соприкосновения между Кремлем и «Вагнером» — российский бизнесмен Евгений Пригожин. Его часто называют «поваром Путина», поскольку принадлежащая ему компания имеет большие подряды в области общественного питания в армии и других государственных учреждениях.

Неизвестно точно, как финансируется «Вагнер», или в чем состоит роль Пригожина. Дмитрий Уткин, руководитель «Вагнера», раньше руководил у Пригожина службой безопасности.

Пригожин помимо этого контролирует еще и «фабрику троллей» Internett Research Agency и другие российские компании, которые пытаются воздействовать на общественное мнение в западных странах, используя социальные медиа и фальшивые новости. В феврале большое жюри в США обвинило его в том, что он пытался повлиять на результат американской президентской кампании.

Павел Каныгин, журналист «Новой газеты», считает, что Пригожин — исполнитель воли российского государства. «Он делает те вещи, которые само государство не может делать в открытую», — заявил он в интервью с радиостанцией «Свобода».

Убиты в Сирии

«Вагнер» привлек к себе внимание всего мира в феврале после того, как его солдаты, выполняющие задание в Сирии, вступили в прямое столкновение с американскими военными. Русские попытались взять под свой контроль нефтяное месторождение, контролируемое курдскими силами, тогда американцы задействовали бомбардировщики Б-52, истребители F-15 и вертолеты «Апачи».

Цифры разнятся, но в боях, якобы, погибли до 300 русских. Российские власти не захотели привлекать внимание к их гибели.

«Родственники (солдат) «Вагнера» получили большую компенсацию при условии, что не будут болтать. Два солдата «Вагнера», которые рассказали о потерях группы, якобы, исчезли после того, как их забрали люди из службы безопасности «Вагнера»», — сообщил Кирилл Михайлов из Conflict Intelligence Team, который следит за военными действиями России в Сирии и на Украине, в беседе с VG в марте.

Никто из больших российских СМИ не освещает деятельность «Вагнера» и других подобных компаний. Трое русских в Центральноафриканской Республике — не единственные журналисты, убитые после расследования деятельности «Вагнера».

Утром 11 апреля журналист Максим Бородин выпал из окна своей квартиры в Екатеринбурге. До этого он связался со своим другом и сообщил, что на его балконе появились какие-то мужчины в форме. Позднее он вновь позвонил и сказал, что солдаты участвовали в учениях

Пока «Вагнер» и другие частные военные компании на пользу Путину, он будет продолжать их использовать.

«Вагнер» может действовать как усилитель для российского Министерства обороны и давать России возможность оказывать военное влияние помимо того, которое регулярная армия может оказывать в одиночку», — говорит Мартен.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Конго Мюллер: нацист и африканский наемник с улыбкой дьявола

Грозный наемник в домашней обстановке

Став наемником он воевал в Африке так, как это было принято среди самих африканцев. В интервью он говорил, что у местных брать пленных вообще не принято:

«Но коли такое случалось — то резали на части. Сперва отрезали правую ногу, потом левую…».

И делали это обе стороны. Как симба так и силы КНА. В войне, где обе армии большое внимание уделяли магии и шаманству, даже ритуальный каннибализм уже никого не удивлял.

Зигфрид Конго с вывешенным на своей ферме флагом Германской империи

Мюллер не годился к мирной жизни, поэтому и стал современным ландскнехтом. Умер Зигфрид Конго, в 1983 году в ЮАР, где купил небольшую ферму. В конце жизни он страдал от рака желудка и ушел из мира, забытый в Африке и проклятый в Германии.

Смотрите также — Изнасилование — способ ведения войны в Восточном Конго

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

Рубрики: Африка • война • история • конфликт • мир • народы • политика Теги: восстание • Конго • нацизм