Мичурин Иван Владимирович

Мичурин. Сад его жизни при разных режимах

Ещё четверть века назад имя Ивана Владимировича Мичурина было известно всем, его открытия провозглашались высшим достижением науки, а любой садовод с гордостью называл себя «мичуринцем». Сегодня если кто и помнит это имя, то, среднестатистически, в виде мифа о чудаке, который непонятно зачем скрещивал яблоню с грушей.

«Мичура» из усадьбы «Вершина»

Чтобы понять Мичурина, нужно приглядеться к эпохе, с которой связано становление его личности. Реформы Александра II 1860-х годов вызвали к жизни поколение, отвергавшее идеалы отцов и наивно верившее во всесилие науки.

Таким был и отец Мичурина, которого тот в советское время лукаво называл «сельским работником». На самом деле Владимир Иванович принадлежал к старинному, хоть и обедневшему дворянскому роду. Мичурины, чья фамилия происходила от диалектного слова «мичура – что значит хмурый, неразговорчивый, – издавна владели деревенькой Долгое на Рязанщине. Там в октябре 1855 года и появился на свет будущий гений селекции. Его отец, не послушав родителей, женился на девушке Маше «из простых». За это был лишён наследства и вынужден зарабатывать садоводством в своей маленькой усадьбе «Вершина». Несмотря на дворянское звание, жили скудно и невесело – до Вани у супругов родились шестеро детей, но никто из них не прожил и года. В 1859-м умерла от горячки и сама Мария Петровна.

Под ударами судьбы Владимир Иванович не сломался. Он не только заботился о своей усадьбе, но и внедрял в округе новые методы садоводства, печатал статьи в петербургском журнале «Садоводство», а в свободное время учил грамоте крестьянских детей. Сын был предоставлен самому себе и с увлечением бегал в сад, на пасеку, в лес, изучая всё, что там жило и росло.

Ваня с детства любил работу в саду – даже несмотря на то, что в три года, когда родители высаживали рассаду, он всячески пытался поучаствовать в процессе, вертелся под ногами и в конце концов был побит. Горько плача, мальчик побрёл домой, вернулся оттуда с солонкой и начал сеять соль над взрыхлённой грядкой. Видя такое усердие, отец понемногу начал привлекать отпрыска к работе в саду. К двенадцати годам он знал и умел больше многих взрослых садоводов, в совершенстве владел сложными методами прививки растений. Не обошлось без вреда для здоровья: упав с яблони, он повредил колено и с тех пор ходил, опираясь на палку.

А вот в Пронском уездном училище Ваня был твёрдым троечником. Письмо и математика казались ему скучными, и он с нетерпением ждал выходных, чтобы убежать в родную усадьбу. Не раз получал замечания за непочтительность к педагогам.

Мичурин никогда не был благостным добрячком, каким его изображают советские биографы. Бесконечную доброту он проявлял только к растениям и животным. С людьми был неприветлив, а часто и груб – особенно когда ему мешали заниматься любимым делом. В этом он напоминал другого изобретателя-самоучку – Константина Циолковского. Их судьбы удивительно похожи: оба боролись с бедностью и непониманием окружающих, оба в конце жизни вкусили при советской власти государственных почестей и приобрели массу учеников. Даже умерли они в один год, хотя Циолковский родился на два года позже. Правда, Мичурин, в отличие от своего «близнеца», никогда не считал себя гением. Но имел заветную мечту – добиться созревания в холодных российских широтах южных персиков, лимонов, винограда. Насмотревшись на скудную жизнь земляков, он хотел подсластить её при помощи фруктов – что может быть благородней?

Отец вполне одобрял Ванино желание, но убеждал его, что вначале надо выучиться. Он начал готовить сына к поступлению в знаменитый Царскосельский лицей, но тут грянул гром – «прогрессивный хозяин» Владимир Иванович разорился. «Вершину» продали за долги, с мечтами о лицее пришлось расстаться. Дядя устроил его в местную гимназию, но уже через год Мичурин был оттуда изгнан – отказался снять шапку перед директором. В довершение бед отец слёг с тяжелой болезнью почек, и Иван стал кормильцем маленькой семьи.

В 1872 году он устроился конторщиком на железнодорожной станции в городе Козлове Тамбовской губернии. Этот небольшой городок стал его домом на всю оставшуюся жизнь. Здесь же он встретил спутницу жизни – дочь рабочего Александру Петрушину. Молодые поженились в 1875-м, вскоре родился сын Николай, за ним – дочь Мария. Двенадцати рублей в месяц, которые получал Мичурин на железной дороге, едва хватало на прокорм. А вскоре он вообще бросил работу, решив целиком посвятить себя любимому садоводству.

Козловские страдания в сыром шалаше

Улица, на которой Мичурин снял домик, называлась Питейной из-за обилия стоящих на ней кабаков. Однако козловцы не только пили, но и закусывали – город утопал в зелени деревьев, а овощи и фрукты отлично вызревали на местном чернозёме. Обрусевший француз Ромен Дюльно бойко торговал привезёнными из-за границы саженцами южных яблонь и вишен. Правда, очень скоро капризные гости вымерзали и чахли – зимы в Козлове были не по-южному суровы.

Мичурин решил исправить положение. Для опытов он арендовал у купца Горбунова пустующую усадьбу с садом и перевёз семью туда. Очень скоро в домике негде было ступить от горшков, коробок, ящиков с рассадой. В трёх комнатах, кухне, кладовке и, конечно, в саду разместились 600 видов растений – лимоны, апельсины, розы, магнолии, экзотические араукарии и юкки и даже вирджинский табак. Дети болели, жена начала ворчать. Пришлось перебраться в более просторный дом, но и он через пару лет оказался заполненным под завязку. Туго было и с деньгами, хотя у Мичурина были золотые руки – в свое время он один, без всякой помощи, провел на станции Козлов электрическое освещение. Начальник депо инженер Граунд тогда сказал: «Бросайте ваш сад, господин Мичурин! Вы же первоклассный электротехник». Вместо этого Иван Владимирович бросил работу и открыл мастерскую по починке часов, швейных машинок и прочей мелкой техники. Вдобавок он следил за исправностью часов на станции – вместе набегало около 40 рублей в месяц.

В 1887 году Мичурин узнал, что священник Ястребов продаёт большой участок земли недалеко от города, на берегу реки Лесной Воронеж. С трудом скопив деньги, садовод перебрался туда. Ради приобретения желанного участка он посадил всю семью на голодный паёк – белый хлеб и сахар по выходным, мясо по праздникам. Основной пищей надолго стали тюря из хлеба с луком и жидкий чай. Из экономии Мичурины вручную перетащили из города мешки с землёй и ящики с рассадой.

Дочь Мария вспоминала: «Отец забывал об одежде, о пище, о нужде и безденежье семьи и все свои мизерные доходы вкладывал в выписку интересовавших его семян. Мать шла ему навстречу, также отказывая себе во всём необходимом. Бесконечная подноска воды, посадка растений, перекопка и рыхление гряд днём, письмо и чтение по ночам уносили силы отца».

Усилия не пропали даром – через пять лет на бывшем пустыре появились стройные ряды молодых яблонь, груш, вишен. Впервые в Козлове здесь росли персики, абрикосы, виноград. В 1888 году Мичурин вывел свой первый морозоустойчивый гибрид – вишню «Княжна севера», после революции переименованную в «Красу севера».

Дело шло трудно – не имея нужного образования, самоучка доверился «авторитетному» мнению московского садовода Грелля. Тот утверждал, что вывести новые сорта легко – достаточно привить южные плодовые растения к местным, более неприхотливым. Мичурин долго пытался сделать это, но саженцы погибали.

Тогда он перешёл к более сложному методу – искусственному скрещиванию и долгому изменению свойств получившихся гибридов. Он видел, что разные сорта яблок или слив уже через несколько лет дают жизнеспособные гибриды. И чем дальше эти сорта по родству и географическому местоположению, тем лучше их гибриды приспосабливаются к местным условиям. Так случилось с яблоней-китайкой, к которой он привил нежные европейские сорта – кандиль, бельфлёр, пепин и другие. Гибридные яблоки были крупными, сочными и в то же время морозостойкими, как их китайский предок.

Ту же операцию Мичурин пытался повторить с грушами бере и дюшес, сливой ренклод и другими теплолюбивыми фруктами. Дело шло трудно, пока садовод не понял причину: чернозём на его участке был слишком жирным и «баловал» его гибриды, снижая их устойчивость к морозу. Пришлось опять искать новый участок, перевозить туда имущество, выкраивать из мизерного бюджета средства на семена и рассаду.

В 1899 года Мичурин перебрался в слободу Донское, ставшую его окончательным пристанищем. К тому времени дети, которым до смерти надоело возиться с садом, оставили его – дочь вышла замуж, а сын устроился механиком на станцию. Иван Владимирович и Александра Васильевна с трудом справлялись с большим хозяйством. Тяжёлый труд, недоедание, ночёвки в сыром шалаше подорвали здоровье обоих. Были и другие проблемы: к Мичурину повадился местный священник отец Христофор. Он просил, а потом и требовал оставить «богопротивное» выведение новых пород, смущающее умы прихожан. Садовод, не отличавшийся смирением, указал гостю на дверь. Мешали и мальчишки, таскавшие румяные мичуринские фрукты. Хозяин сада то бегал за ними с палкой, то пробовал увещевать, но толку было мало.

«Русские не продаются»

И все же к 1905 году Мичурин вывел уже немало гибридных сортов: яблони «Кандиль-китайка», «Ренет бергамотный», «Шафран северный», груши «Бере зимняя» и «Бергамот Новик», сливу «Ренклод реформа». Скрестив обычную рябину с чёрной аронией, он получил новую полезную ягоду – черноплодную рябину. Пытался выращивать морозостойкий виноград.

А цветы в его саду цвели такие, что француз Дюльно млел от восхищения: «Вам, мсье Мичурин, нужно торговать розами. Послушайте меня, и вы озолотитесь!» Но Иван Владимирович, как истинный фанатик науки, был равнодушен к деньгам. Конечно, он торговал своими саженцами и цветами, но неумело, чуть ли не себе в убыток. Намучившись с купчихами, по часу выбиравшими букеты – «Ах, сударь, эти цветы вовсе не в моем скусе!» – прекращал торговлю и убегал в любимый сад.

Официальная наука упорно не замечала Мичурина. Журнал «Садоводство» охотно печатал его статьи, но все попытки поделиться мыслями с коллегами встречались холодным молчанием. Только несколько учёных поддерживали «талантливого самоучку» и сообщали ему о новостях биологии.

На рубеже веков эта наука переживала настоящую революцию – опыты чешского монаха Грегора Менделя породили учение о генах. Мичурин этой теории не понял и не принял. Много лет возясь с растениями, он не видел никаких генов. Он знал, как получить новые сорта путем скрещивания и долгого отбора, и в духе Чарльза Дарвина считал этот отбор – природный или искусственный – главным двигателем эволюции. Учение о невидимых частицах, передающих наследственные свойства видов, казалось ему нелепым.

Однако накануне революции у Мичурина были заботы поважнее, чем борьба с генетикой. В 1915 году мощное половодье затопило его питомник, погубив многие ценные гибриды. Тем же летом на Козлов обрушилась эпидемия холеры. Помогая лечить больных, заразилась и умерла жена Ивана Владимировича – последний близкий ему человек. А вскоре он получил от властей очередной отказ в субсидии на развитие садоводческого хозяйства. Таких отказов было много, и каждый глубоко ранил Мичурина – неужели он не нужен своей стране?

Неожиданное признание пришло из-за океана. К Мичурину трижды приезжал представитель правительства США Фрэнк Мейер, который покупал саженцы выведенных им сортов. Позже садовод рассказывал, что американец склонял его к отъезду, сулил большие деньги и даже пароход для вывоза растений. Но в ответ получил гордое: «Русские не продаются!»

Обласканный Октябрём

Узнав об Октябрьской революции, Мичурин записал в дневник: «Буду работать, как и раньше – для народа». Скоро в питомник явились комиссары и объявили его государственным. Правда, хозяина оставили заведующим и выделили солидную зарплату – говорят, по протекции местного большевика, которого садовод когда-то прятал от полиции.

Питомник расширился – ему отдали земли ликвидированного монастыря. Мичурин уже не справлялся с хозяйством, и ему на помощь направили опытного агронома Иосифа Горшкова, а потом многочисленных студентов-практикантов. В 1921 году мичуринские яблоки и груши попали на выставку в Тамбов, а скоро о них узнали и в Москве. Секретарь Совнаркома Николай Горбунов, не чуждый садоводству, услышал от кого-то о козловском самоучке и рассказал о нем Ленину. Тот пришел в восторг и отправил к Мичурину в гости «всесоюзного старосту» Михаила Калинина. Старый интеллигент, кормящий народ чудо-фруктами, стал находкой для советской пропаганды. К тому же он охотно играл отведённую ему роль, вознося хвалы партии и её вождям.

За это Иван Владимирович получил не только славу, но и ощутимые материальные блага. Его питомник вырос с 8 до 20, а потом и до 100 гектаров. Там работало больше ста человек, которые днём и ночью следили за состоянием свежепривитых гибридов. Экспедиции доставляли Мичурину новые виды растений с Кавказа, Средней Азии, Дальнего Востока. Он проводил опыты с женьшенем, лимонником, актинидией. В 1928 году питомник переименовали в селекционную станцию имени Мичурина. Вскоре в Козлове был открыт первый садоводческий техникум – тоже имени Мичурина. А в 1932-м это имя было присвоено и самому городу, не переименовали и по сей день.

К чести селекционера, он не загордился, не превратился в крикливого барина. Человек, давший имя собственному городу, был всё так же скромен, ходил в неизменной потёртой парусиновой куртке и фетровой шляпе. По-прежнему каждый день выходил на крыльцо кормить воробьёв – их он знал «в лицо», и каждому дал свое имя. Подбирал в лесу раненых птиц, выхаживал и подолгу держал дома. Умудрился приручить даже лягушек – заслышав его шаги, они вылезали на берег и ждали угощения в виде сухих мух.

Заложник интриг

Тем временем вокруг старого учёного закипали страсти. В 1929 году молодой украинский агроном Трофим Лысенко прислал ему статью, посвящённую яровизации – новому методу превращения озимых культур в яровые. В письме Лысенко упирал на то, что его метод развивает мичуринское учение о решающем значении внешнего воздействия для эволюции. Прочитав письмо, старик пожал плечами: он не раз призывал продвигать новые сорта только после тщательных испытаний. Объяснял, что способы создания новых сортов работают только в опытных и неравнодушных руках – таких, как его руки.

Но Лысенко такие «мелочи» не интересовали – он верно понял генеральную линию партии. После коллективизации и голода первой половины 1930-х годов Сталину требовалось как можно быстрее повысить урожаи и накормить страну. Лысенко с его яровизацией пришёлся кстати, да и его метод нравился вождю – не выискивать под микроскопом какие-то там гены, а воздействовать на растения решительно и наступательно! Только так можно озимую пшеницу превратить в яровую, рожь в ячмень, а картошку – в ананасы…

Всё это Лысенко преподносил под именем «мичуринской биологии», хотя Иван Владимирович так и не признал его своим учеником. Прикрываясь портретом-иконой раскрученного селекционера, Лысенко сумел сместить академика Николая Вавилова с поста президента Академии сельскохозяйственных наук и вскоре занял его место, на двадцать лет став всесильным диктатором в биологии.

Но Мичурину уже не было до этого дела. В начале 1935 года врачи нашли у него рак желудка, но, несмотря на боль, он до последнего дня жизни работал в саду. 7 июня он скончался и был торжественно похоронен в сквере у основанного им техникума. По сторонам могилы, как стражи, встали четыре яблоньки – «Кандиль-китайка», «Бельфлёр-китайка», «Пепин-китайка» и «Пепин-шафран».

Мичурина не стало, а Лысенко продолжал разгром генетики, отбросив российскую науку в этой области далеко назад. Выдвигая свои теории, он неизменно прикрывался именем «учителя». Немудрено, что развенчание Лысенко в годы «оттепели» отразилось и на Мичурине. Его книги издавались всё реже, а критика в его адрес звучала всё чаще. Утверждали, что все его достижения – блеф партийной пропаганды. Его питомник – теперь Всероссийский НИИ генетики и селекции плодовых растений – не раз угрожали закрыть. А он работает и, что самое интересное, продолжает выводить новые сорта.

Ведь кроме путаных теорий Мичурин оставил своим ученикам и всем нам главный урок – сад даст плоды при любой вменяемой власти, только если за ним ухаживать с терпением и любовью. В таком случае сад тоже может стать опорой государства.

Великий садовод. Иван Владимирович Мичурин

«Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее — наша задача!»
И.В. Мичурин
Иван Мичурин появился на свет 27 октября 1855 г. в Рязанской губернии в Пронском уезде. Его прадед и дед были мелкопоместными дворянами, людьми военными, участниками многочисленных походов и войн. Отец Мичурина — Владимир Иванович, — получив прекрасное домашнее образование, служил приемщиком оружия на оружейном заводе в городе Туле. Против воли родителей он женился на девушке мещанского сословия и вскоре после этого в чине губернского секретаря вышел в отставку, поселившись в доставшемся по наследству небольшом поместье под названием «Вершина», расположенном у деревни Юмашевка. В округе он был человеком известным — занимался пчеловодством и садоводством, общался с Вольным экономическим обществом, которое присылало ему специальную литературу и семена сельскохозяйственных культур. Неустанно трудясь в саду, Владимир Иванович производил разные опыты с декоративными и плодовыми растениями, а зимой обучал у себя дома крестьянских детей грамоте.

В семье Мичуриных Иван Владимирович был седьмым ребенком, однако братьев и сестер не знал, поскольку изо всех семерых в младенчестве выжил только он один. Действительность встретила будущего великого биолога крайне сурово — родился Ваня в тесной и ветхой сторожке лесника. Объяснялась убогая обстановка тем, что его родители были вынуждены убраться подальше от буйной, нервнобольной бабушки по линии отца. Жить с ней под одной крышей было абсолютно невыносимо, а денег на то, чтобы снимать свой собственный угол не имелось. Приближалась зима, которую, вполне возможно, маленький ребенок в лесной хижине не пережил бы, однако вскоре бабушку увезли в сумасшедший дом, и семейство Мичуриных вернулось в поместье. Этот единственный счастливый период в жизни семьи миновал очень быстро. Когда Ване был четыре годика, его слабая здоровьем мать, Мария Петровна, скончалась от горячки.
Сам Мичурин рос крепким и здоровым ребенком. Лишенный материнского присмотра он проводил много времени на берегу реки Прони, ловя рыбу, или в саду с отцом. Мальчик с интересом наблюдал, как растут и как умирают растения, как в дожди замыкаются в себе и как томятся в засуху. Все вопросы, которые возникали в голове наблюдательного Ивана, находили увлекательное и живое объяснения Владимира Ивановича. К сожалению, со временем Мичурин-старший начал пить. В доме их стало невесело, а немногочисленные гости и родственники и вовсе перестали появляться. На улицу поиграть с деревенскими мальчишками Ваню пускали редко, и предоставленный самому себе он дни напролет проводил в саду огромной красивой усадьбы. Таким образом, копание, сеяние и сбор плодов стали единственными играми, которые знал в детстве Мичурин. А самыми ценными его сокровищами и любимыми игрушками являлись семена, незримо скрывающие в себе зародыши будущей жизни. К слову, у маленького Вани имелись целые коллекции семечек различных по окраске и форме.
Начальное обучение Мичурин получил дома, а после был отправлен в Пронское уездное училище. Однако общий язык со сверстниками Иван находил с огромным трудом — для него узнаваемым, прочным и реальным миром на всю жизнь являлся мир растительный. Учась, он продолжал проводить все свободное время, копаясь в земле любимой усадьбе. Уже в восемь лет парнишка в совершенстве овладел разными способами прививки растений, виртуозно проделывал такие сложные и малопонятные для современных дачников древесные операции, как аблактировка, копулировка и окулировка. Как только заканчивались уроки, Мичурин собирал книжки и, не дожидаясь подводы из «Вершины», отправлялся в многокилометровый путь домой. Дорога через лес в любую погоду была для него истинным удовольствием, поскольку давала возможность общаться со своими хорошими и единственными товарищами — каждый куст и каждое дерево на пути были хорошо знакомы парнишке.
В июне 1872 Мичурин окончил Пронское училище, после чего Владимир Иванович, собрав последние гроши, стал готовить его к поступлению в Петербургский лицей по курсу гимназии. Однако вскоре сравнительно молодой отец внезапно заболел и был отправлен в лечебницу Рязани. В это же время выяснилось, что финансовые дела семьи идут хуже некуда. Поместье Мичуриных пришлось заложить, перезаложить, а затем и вовсе продать за долги. Заботу о мальчике взяла на себя его тетка по отцовской линии, Татьяна Ивановна. Необходимо отметить, что это была хорошо образованная, энергичная и начитанная женщина, относящаяся к своему племяннику с великой заботой и вниманием. В школьные годы Мичурин нередко бывал в ее маленьком поместье, расположенном в Биркиновке, где коротал время за чтением книг. К сожалению, Татьяна Ивановна, готовая всем пожертвовать для Вани, сама едва сводила концы с концами. На помощь пришел дядя, Лев Иванович, который устроил мальчика в Рязанскую гимназию. Однако в этом учебном заведении Мичурин проучился недолго. В этом же 1872 году его исключили оттуда с формулировкой «за непочтительность к начальству». Поводом стал случай, когда гимназист Мичурин из-за болезни уха и сильного мороза (а возможно, просто от ужаса перед начальством) не стал снимать на улице шапку перед директором учебного заведения. Согласно мнению биографов действительной же причиной исключения Мичурина явился отказ его дяди дать руководству гимназии взятку.
Так окончилась юность Мичурина, и в этом же году Иван Владимирович перебрался в город Козлов, окрестности которого не покидал на долгое время до конца жизни. Там он устроился коммерческим конторщиком местной станции, относящейся к Рязано-Уральской железной дороге. Месячный оклад его, к слову, составлял всего двенадцать рублей. Жил он в скромной избушке, стоящей в железнодорожном поселке Ямская. Грубое отношение начальства, однообразная работа, шестнадцатичасовая рабочая смена и взяточничество коллег-конторщиков — такова была обстановка, в которой в те годы находился Мичурин. В дружеских попойках молодой человек не принимал участия, нраву числился благонадёжного, быстро и точно считал — недаром, что за плечами было уездное училище. Спустя два года Ивана Владимировича повысили — тихий и исполнительный юноша занял место товарного кассира, а вскоре стал одним из помощников начальника станции. Жизнь понемногу стала налаживаться, Иван вполне мог считать себя везунчиком — в царские времена руководящая работа на железной дороге считалась занятием престижным. Из своего высокого положения Иван Владимирович извлёк своеобразную пользу — начал посещать ремонтные мастерские и осваивать слесарное дело. Работал он там долго и упорно, часами ломая голову над различными техническими задачками.
Спустя год, накопив небольшой капитал, Мичурин решил жениться. Выбор его пал на дочку местного рабочего Александру Васильевну Петрушину — послушную и работящую девушку, ставшую другом и помощником великого естествоиспытателя на долгие годы. Необходимо отметить, что обнищавшие дворянские родственники Мичурина до такой степени были возмущены его неравным браком, что заявили о лишении наследства. Это был заносчивый, однако абсолютно пустой жест, поскольку наследовать было всё равно нечего. И лишь тётка Мичурина — Татьяна Ивановна — по-прежнему вела с ним переписку. А вскоре после свадьбы в 1875 Иван Владимирович арендовал пустующую усадьбу Горбуновых, расположенную в окрестностях Козлова, площадью около шестисот квадратных метров. Здесь он, посадив различные плодовые растения, начал свои первые опыты по селекции. Спустя годы Мичурин напишет: «Здесь я проводил все свободные от работы в конторе часы». Однако поначалу Ивану Владимировичу пришлось испытать тяжкое разочарование, обусловленное недостатком знаний и неопытностью. Последующие годы селекционер активно изучал всевозможную отечественную и зарубежную литературу по садоводству. Тем не менее, множество вопросов, волнующих его, так и осталось без ответа.
Спустя короткое время пришли новые трудности — Иван Владимирович в разговоре с сослуживцами позволил себе сказать лишнего о своем начальнике. Последний узнал об этом, и Иван Владимирович потерял хорошо оплачиваемую должность помощника начстанции. С потерей места материальное положение молодых супругов оказалось самым плачевным, близким к нищете. Все накопленные Мичуриным денежные средства ушли на аренду земли, а потому, чтобы выписывать из-за границы весьма дорогостоящие книги по ботанике, саженцы и семена из разных стран мира, а также покупать необходимый инвентарь и материалы, Ивану Владимировичу пришлось затянуть пояс и начать подрабатывать на стороне. По возвращении с дежурств Мичурин засиживался до глубокой ночи, занимаясь ремонтом различных приборов и починкой часов.
Период с 1877 по 1888 в жизни Ивана Владимировича был особенно трудным. Это было время тяжелого труда, беспросветной нужды и моральных потрясений из-за неудач в сфере акклиматизации плодовых растений. Однако здесь и проявилось железное терпение садовода, продолжавшего упорно бороться с все возникавшими проблемами. В эти годы Иван Владимирович изобрел опрыскиватель «для теплиц, оранжерей, комнатных цветов и всяких посевов на открытом воздухе и в парниках». Кроме этого Мичурин составил проект освещения железнодорожной станции, на которой работал, при помощи электрического тока, а впоследствии реализовал его. К слову, установка и ремонт телеграфных и телефонных аппаратов долгое время являлась источником доходов селекционера.
К тому времени на усадьбе Горбуновых была собрана уникальная коллекция плодово-ягодных растений в несколько сот видов. Иван Владимирович отмечал: «Арендуемая мной усадьба оказалась настолько переполнена растениями, что не имелось никакой возможности дальше вести на ней дело». В подобных условиях Мичурин принял решение еще более сократить расходы — отныне он скрупулезно и до копейки учитывал все траты, занося их в особый дневник. Из-за крайней бедности садовод сам ремонтировал старую одежду, самостоятельно шил рукавицы, а обувь носил, пока она не разваливалась. Бессонные ночи, недоедание, металлическая пыль в мастерской и постоянные тревоги привели к тому, что весной 1880 у Ивана Владимировича обнаружились серьезные признаки расстройства здоровья — у него началось легочное кровохарканье. Для поправки самочувствия Мичурин взял отпуск и, закрыв мастерскую, перебрался с женой за город, прожив лето в доме мельника, расположенном у роскошной дубравы. Прекрасная и здоровая местность, солнце и свежий воздух быстро восстановили здоровье селекционера, посвящавшего все свое время чтению литературы и наблюдениям за лесными растениями.
Вскоре после возвращения домой Иван Владимирович переместил всю коллекцию растений в новую усадьбу Лебедевых. Приобрёл он ее, к слову, с помощью банка, и сразу же (в связи с отсутствием средств и многочисленных долгов) заложил землю. Именно в этом месте были выведены первые уникальные мичуринские сорта. Однако через пару лет, и эта вотчина оказалась переполнена растениями.
Осенью 1887 селекционер узнал, что некий священник Ястребов продает у поселка Турмасово, расположенного в семи километрах от города на берегу речки Лесной Воронеж, участок земли в тринадцать гектар. Осмотрев землю, Мичурин оказался очень доволен. Вся осень и зима 1887-1888 годов ушла на лихорадочное добывание средств при доходившем до изнеможения труде и, наконец, в мае 1888 после продажи всего посадочного материала сделка состоялась, причем половина земли была тотчас заложена. Любопытно, что наличными у семьи Мичуриных, увеличившейся к тому времени до четырех человек (у садовода родились дочь Мария и сын Николай) осталось всего семь рублей. Из-за нехватки денег все растения с участка Лебедевых члены семьи Мичуриных на своих плечах носили за семь километров. Кроме того на новом месте не имелось дома, и два сезона они прожили в шалаше. Вспоминая те годы, Иван Владимирович рассказывал, что рацион их включал только выращенные ими самими овощи и фрукты, черный хлеб, да «цыбик чая за пару копеек».
Потекли годы напряженного труда. На месте шалаша возникла, хоть и маленькая, но настоящая бревёнчатая избушка, а запущенный пустырь вокруг превратился в молодой сад, на котором Иван Владимирович, подобно демиургу, творил новые формы жизни. К 1893 в Турмасово уже росли тысячи гибридных сеянцев груш, яблонь и вишен. Впервые в истории плодоводства в средней полосе России появились зимостойкие сорта абрикоса, персика, масличной розы, черешни, тутового дерева, папиросного табака и миндаля. У Мичурина подрастали сливы, невиданные в этих землях, плодоносил виноград, лозы которого зимовали под открытым небом. Сам Иван Владимирович, окончательно сменивший, наконец, фуражку железнодорожного рабочего на широкополую фермерскую шляпу, жил в питомнике безвыездно.
Мичурину казалось, что его мечты об обеспеченной и независимой жизни, отданной творческой деятельности, близки к осуществлению. Однако пришла необычайно холодная зима и южным, а также западноевропейским сортам его растений был нанесен страшный урон. После этого Иван Владимирович осознал всю безуспешность опробованного им способа акклиматизации старых сортов с помощью прививки и принял решение продолжать свои труды по выведению новых сортов растений путем направленного воспитания гибридов и искусственного скрещивания. С огромным подъемом селекционер взялся за гибридизацию растений, однако эти работы требовали немалых денежных вливаний.
Необходимо отметить, что к тому времени Мичурин организовал в Турмасово торговый питомник, который однако не получил широкой известности. В связи с этим одним из самых насущных вопросов для биолога по-прежнему оставался вопрос содержания своей семьи. Однако садовод не падал духом, возлагая большие надежды на продажу своих уникальных сортов. На двенадцатом году селекционных работ он разослал во все концы страны «Полный прейскурант» фруктовых и декоративных кустарников и деревьев, а также семян плодовых растений, имеющихся в его хозяйстве. Сборник этот был иллюстрирован рисунками самого садовода, великолепно владевшего как графикой, так и сложной акварельной техникой. Прейскурант Мичурина не имел ничего общего с рекламными каталогами торговых компаний и являлся скорее научным руководством для садоводов, нежели подлинным прейскурантом. В своем дневнике, относящемся к тому периоду, селекционер отмечал: «Заведомо добросовестным разносчикам яблонь, кондукторам и проводникам дал для раздачи в поездах до двадцати тысяч каталогов… От раздачи двадцати тысяч каталогов получится сотня заказчиков…».
Наконец, наступила осень 1893 — долгожданное время первого выпуска саженцев, выращенных в питомнике. Мичурин верил, что прейскуранты и его статьи в разнообразных журналах, ломавшие в садоводстве вековую рутину, принесут свои плоды. Он был твердо убежден, что появится множество заказов, однако его ждало жестокое разочарование — покупателей практически не было. В напрасной надежде на сбыт селекционер потратил последние гроши на журнальные и газетные объявления, а также через знакомых, отправляющихся на торги и ярмарки, послал новые каталоги для распространения среди торговцев и населения. Несмотря на это, в первые годы работы торгового питомника Мичурин встречал лишь недоверие и равнодушие, как со стороны авторитетных садоводов и акклиматизаторов, так и со стороны рядовых жителей.
В 1893-1896, когда в саду Ивана Владимировича уже росли тысячи гибридных сеянцев, гениальный ум Мичурина посетила новая мысль, приведшая к важным и большим последствиям. Биолог обнаружил, что почва питомника его, представляющая мощный чернозем, является чересчур жирной и, «балуя» гибриды, делает их менее устойчивыми к опустошительным «русским зимам». Для селекционера это означало беспощадную ликвидацию всех гибридов, сомнительных в своей холодостойкости, продажу Турмасовского участка, а также поиски нового, более подходящего места. Таким образом, почти всю многолетнюю работу по основанию питомника необходимо было начинать заново, изыскивая средства за счет новых лишений. Менее стойкого человека подобное положение дел сломило бы, но Иван Владимирович имел достаточно решимости и сил, дабы перейти на новую ступень своих исследовательских работ.

После долгих поисков он, наконец, нашел в окрестностях города Козлова клочок никому не нужной, заброшенной земли. Она принадлежала местному чиновнику и представляла собой вымытый нанос, который изобиловал оврагами, болотами, протоками и ручьями. В половодье, бывавшее здесь особенно бурливым, земельный участок весь покрывался водой, а на низких местах вымывались даже крупные, взрослые деревья. Однако более дешевой и более подходящей земли не было, и селекционер решил перенести свой питомник сюда. В 1899 он продал старое место и вместе с родными перебрался на зиму в пригородную слободу Донское. Все лето 1900, пока возводился новый дом, он обитал в наскоро сбитом сарае. К слову, двухэтажный домик Иван Владимирович спроектировал сам, а также рассчитал к нему смету. К огромному огорчению Мичурина перенесение его питомника на новую почву окончилось потерей существенной части уникальной коллекции гибридов и исходных форм. По-прежнему мужественно он пережил это, а его предположения о важности спартанского воспитания гибридов целиком и полностью оправдались. Садовод отмечал: «При воспитании сеянцев на тощей почве, при суровом режиме, хотя и меньшее их количество имело культурные качества, но зато были вполне устойчивы к морозу». В дальнейшем участок стал главным отделением Центральной генетической лаборатории имени Мичурина, и сам биолог трудился в этом месте до конца жизни. Здесь различными разработанными им технологиями селекционер доказал практическую возможность преодоления нескрещиваемости многих видов, а также добился развития гибридных сеянцев необходимого качества, развивающихся в обычных условиях очень слабо.
В 1905 Ивану Владимировичу исполнилось пятьдесят лет. И чем больше совершенствовалось его мастерство садовода, тем более нелюдимым становился его характер. К тому же, несмотря на то, что Мичуриным было уже выведено множество выдающихся сортов, официальная наука отказывалась признавать достижения биолога. Селекционер, к слову, отправлял свои работы во все специализированные журналы, писал самому императору, упрекая его, а также всю чиновничью Россию в преступном невнимании к плодовоягодной отрасли, строчил в различные министерства, обращая внимание бюрократов на садоводство, как важнейшую миссию человека на Земле. Известна история о том, как однажды Мичурин отправил в московский журнал о садоводстве статью о своем новом способе черенкования черешни. В редакции знали, что черешня не черенкуется, и в публикации отказали, объяснив фразой: «Мы пишем лишь правду». Разъярённый Иван Владимирович выкопал и без всякого письменного сопровождения отправил дюжину укоренившихся черенков черешни. В дальнейшем ни на мольбы прислать описание способа, ни на слёзные извинения он не отвечал. От государственных субсидий Мичурин также отказывался, дабы не попасть, по его собственным словам, в рабскую зависимость от департаментов, поскольку «каждая выданная копейка заботить будет самолучшим её употреблением». Летом 1912 канцелярия Николая II отправила к садоводу в Козлов одного видного чиновника, полковника Салова. Бравый военный был крайне удивлен скромным видом мичуринской усадьбы, а также бедным нарядом её хозяина, которого полковник сначала принял за сторожа. Спустя полтора месяца после визита Салова Иван Владимирович получил два креста — Зелёный крест «за работы по сельскому хозяйству» и Анну третьей степени.
К тому времени слава о гибридах садовода разнеслась по всему миру. Еще в 1896 Ивана Владимировича избрали почётным членом американского ученого общества «Бридерс», а в 1898 всеканадский съезд фермеров, встретившихся после суровой зимы, с удивлением констатировал, что все сорта вишен американского и европейского происхождения повымерзли в Канаде, за исключением «Плодородной Мичурина» из России. Прекрасно разбирающиеся в цветах голландцы предлагали Ивану Владимировичу около двадцати тысяч царских рублей за луковицы его необычной лилии, пахнущей, как фиалка. Главным условием их было то, что этот цветок в России более не будет выращиваться. Мичурин, хоть и жил бедно, лилию не продал. А в марте 1913 года селекционер получил из департамента земледелия США послание с предложением переехать в Америку или продать коллекцию растений. С целью пресечь посягательства на гибриды садовод заломил такую сумму, что сельское хозяйство США было вынуждено сдаться.
Меж тем мичуринский сад все разрастался. Самые смелые планы Ивана Владимировича осуществлялись, словно по мановению волшебной палочки — до революции в его питомнике росло более девятисот (!) сортов растений, выписанных из Японии, Франции, США, Германии и многих других стран. Своих рук уже не хватало, селекционер писал: «…потеря сил и расстроенное здоровье довольно настойчиво дают знать о себе». Мичурин размышлял о привлечении беспризорных детей к хозяйственным работам, однако в эти планы вмешалась мировая война. Коммерческий питомник биолога перестал работать, и выбивавшийся из сил Иван Владимирович опять с трудом сводил концы с концами. А новый 1915 год доставил ему очередные несчастья, едва не разрушившие все надежды на продолжение исследовательских работ. По весне разбушевавшаяся река, выйдя из берегов, затопила питомник. Затем ударили сильные морозы, похоронив подо льдом многие ценные гибриды, а также школу двухлеток, определенных к продаже. Вслед за этим ударом последовал еще более ужасный второй. Летом в городе началась эпидемия холеры. Добрая и чуткая жена Мичурина ухаживала за одной заболевшей девушкой и заразилась сама. В итоге, молодая и сильная девушка поправилась, а Александра Васильевна скончалась.
Потеря самого близкого человека надломила великого биолога. Его сад стал приходить в запустение. По привычке Мичурин за ним ещё ухаживал, однако не испытывал прежнего энтузиазма. Все предложения помочь — отвергал, а сочувствующих — презирал. В какой-то момент до Ивана Владимировича дошли вести об октябрьском перевороте, но большого значения этому он не придал. А в ноябре 1918 к нему пожаловал уполномоченный товарищ из Народного комиссариата земледелия и объявил о том, что его сад национализируется. Ужас положения потряс Мичурина, выбив из привычной колеи и принёся полное излечение от душевных недугов. Селекционер, тотчас же отправившись в ближайшие Советы, возмущенно заявил там, что нельзя вот так взять и отобрать у него все… Советская власть садовода успокоила — ему сообщили, что он будет оставлен при саде в должности заведующего. А вскоре к Ивану Владимировичу прислали многочисленных помощников и учеников. Так началась вторая жизнь Мичурина.
Внимание к труду селекционера, к его личности и к его опыту обрушилось на биолога лавиной. Власти нуждались в новых общественных кумирах, и где-то в высших сферах Мичурин был назначен таковым. Отныне изыскания его финансировались неограниченно, Иван Владимирович получил официальные права вести дела питомника по своему собственному усмотрению. Всю жизнь этот светоч науки мечтал о том, чтобы стена равнодушия вокруг него не была так обескураживающе непроницаема, и разом получил бесспорное, всенародное и полное признание. Отныне по каждому подходящему поводу Мичурин обменивался телеграммами со Сталиным, а в многолетнем распорядке его дня появилось важное изменение — теперь с двенадцати и до двух часов дня он принимал делегации ученых, колхозников и рабочих. К весне 1919 количество экспериментов в мичуринском саду увеличилось до нескольких сотен. Вместе с этим прежде нелюдимый Иван Владимирович консультировал работников сельского хозяйства по проблемам поднятия урожайности, борьбы с засухой и селекции, участвовал в агрономических работах Наркомзема, а также выступал перед многочисленными учениками, жадно ловящими каждое слово мастера.
Необходимо отметить, что Мичурин — яркий приверженец научной организации труда — еще в сорокапятилетнем возрасте (в 1900) установил жесткий распорядок дня, который оставался неизменным до самого конца его жизни. Вставал селекционер в пять часов утра и до двенадцати работал в саду с перерывом на завтрак в восемь часов утра. В полдень он обедал, затем до трех часов дня отдыхал и читал газеты, а также специальную литературу (после революции — принимал делегации). С 15 часов дня и до вечера Иван Владимирович снова трудился в питомнике или — в зависимости от погоды и обстоятельств — в своем кабинете. Ужинал он в 21 час и до полуночи трудился над корреспонденцией, а затем ложился спать.
Любопытный факт, когда у Ивана Владимировича наступала полоса неудач, он на время отрывался от любимого им растительного мира и переходил к другим работам — чинил часы и фотоаппараты, занимался механикой, модернизировал барометры и изобретал уникальные инструменты для садоводов. Сам Мичурин это объяснял потребностью «освежить мыслительные способности». После перерыва он с новыми силами брался за свою главную деятельность. Многофункциональный кабинет естествоиспытателя, служил ему одновременно лабораторией, мастерской оптики и механики, библиотекой, а также кузницей. Помимо многочисленных барометров и секаторов Иван Владимирович изобрел и смастерил прибор для замера радиации, изящный перегонный аппарат для выгонки из лепестков роз эфирного масла, прививочное долото, портсигар, зажигалку, специальную машинку для набивки папирос табаком. Сконструировал биолог и облегченный двигатель внутреннего сгорания для собственных нужд. В своих экспериментах он использовал электричество, вырабатываемое собранной им ручной динамо-машиной. Долгое время селекционер не мог себе позволить купить пишущую машинку, в итоге он сделал ее сам. Кроме того он придумал и соорудил металлическую портативную переносную печь, в которой паял и ковал свое оборудование. У него также имелась уникальная мастерская по изготовлению из воска муляжей овощей и фруктов. Они слыли лучшими в мире и были так искусны, что многие пытались надкусить их. В этом же кабинете-мастерской Мичурин принимал посетителей. Вот как один из них описывал помещение: «За стеклом одного шкафа — пробирки, колбы, склянки, банки, гнутые трубки. За стеклом другого — модели ягод и плодов. На столах — письма, рисунки, чертежи, рукописи. Всюду, где только есть место, расставлены различные электрические приборы и аппараты. В одном углу, между книжной полкой и верстаком, дубовый шкафчик с всевозможными столярными, слесарными и токарными инструментами. В других углах садовые вилы, мотыги, лопаты, пилы, опрыскиватели и секаторы. На столе — микроскоп и лупы, на верстаке — тиски, пишущая машинка и электростатическая машина, на этажерке — записные книжки и дневники. На стенах — географические карты, термометры, барометры, хронометры, гигрометры. У окна токарный станок, а рядом украшенный резьбой шкаф с полученными со всех концов света семенами».
Вторая жизнь садовода продолжалась восемнадцать лет. К 1920 он вывел более ста пятидесяти новых гибридных сортов вишен, груш, яблонь, малины, смородины, винограда, слив и многих других культур. В 1927 по инициативе крупного советского учёного-генетика, профессора Иосифа Горшкова вышла кинолента «Юг в Тамбове», пропагандировавшая достижения Мичурина. В июне 1931 селекционер за свою плодотворную деятельность был награжден почетным орденом Ленина, а в 1932 древний город Козлов переименован был в Мичуринск, превратившись в общероссийский центр садоводства. Помимо крупных плодопитомников и плодоводческих хозяйств там впоследствии появились Мичуринский государственный аграрный университет и научно-исследовательский институт плодоводства имени Мичурина.

Ученики великого биолога рассказывали легенды о том, как Мичурин часами мог беседовать с погибающими растениями, и они возвращались к жизни. Также он мог войти в любой незнакомый двор и громадные сторожевые псы при этом не лаяли. А из сотен сеянцев каким-то сверхъестественным чутьем он выбраковывал нежизнеспособные. Ученики пытались пересадить втайне отвергнутые саженцы, но они никогда не приживались.
Практически всю зиму 1934-1935 года, несмотря на возрастные недомогание, Иван Владимирович активно трудился, не нарушая десятилетиями установленного режима. Как и всегда к нему приходили делегации, при нем неотлучно находились ближайшие ученики. Кроме того Иван Владимирович переписывался со всеми ведущими селекционерами Советского Союза. В феврале 1935 семидесятидевятилетний ученый неожиданно заболел — силы его ослабли, он потерял аппетит. Несмотря на состояние, Мичурин продолжал заниматься всеми ведущимися в питомнике работами. Весь март и апрель в промежутках между приступами он усиленно трудился. В конце апреля Главным санитарным управлением Кремля совместно с Наркомздравом был назначен специальный консилиум, который обнаружил у больного рак желудка. В связи с тяжелым состоянием больного в середине мая был организован второй консилиум, который подтвердил диагноз первого. При садоводе постоянно находились врачи, однако весь май и начало июня Мичурин, находившийся на искусственном питании, мучимый сильными болями и кровавыми рвотами, не вставая с кровати, продолжал просматривать корреспонденцию, а также консультировать своих учеников. Он постоянно вызывал их, давал указания и вносил правки в планы работ. Новых селекционных проектов в питомнике Мичурина было великое множество — и ученики сдавленными, прерывающимися голосами сообщали старому садоводу о свежих результатах. Сознание Ивана Владимировича угасло в девять часов утра тридцать минут 7 июня 1935 года. Похоронен он был рядом с созданным им сельхозинститутом.
По материалам книги А.Н. Бахарева «Великий преобразователь природы» и сайта http://sadisibiri.ru.

Иван Мичурин

Официально:

Иван Владимирович Мичурин.15 (27) октября 1855 – 7 июня 1935. Русский биолог и селекционер, автор многих сортов плодово-ягодных культур.

Неофициально:

1. «Он был Адам и первый садовод,
Природы друг и мудрости оплот…»
Стихотворение «Венчание плодами» Николай Заболоцкий посвятил русскому биологу Ивану Мичурину.

2. Ивана Владимировича знают все. И те, кто ведать не ведает, какие сорта фруктов и ягод вывел за долгую жизнь доктор биологии, заслуженный деятель науки и техники, кавалер орденов Святой Анны, Ленина и Трудового Красного Знамени, уверенно употребляют в речи слова «мичуринец» и «мичуринский».

3. Помимо имен нарицательных и города своего имени в Тамбовской области замечательный русский селекционер оставил нам завет, который отскочит от зубов каждого выученика советской школы. В предисловии к третьему изданию книги «Итоги шестидесятилетних работ по выведению новых сортов плодовых растений», дедушка Мичурин сделал вывод из своих многолетних трудов: «Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее – наша задача»

4. Специалисты по ономастике считают, что фамилия Мичурин произошла от уменьшительной формы имени Дмитрий: Митя – Мичура.

5. Внук и правнук участников Отечественной войны 1812 года появился на свет в небольшом поместье Вершина близ деревни Долгое Пронского уезда Рязанской губернии, где его отец проживал в отставке и занимался садоводством и пчеловодством.

6. «В силу ли наследственной передачи мне от деда (Ивана Ивановича), положившего много личных трудов при разведении большого сада… в Рязанской губернии, или, быть может, ещё от прадеда (Ивана Наумовича), тоже известного садовода, жившего в Калужской губернии, где до сих пор существует несколько сортов груш под названием Мичуринских, а возможно, что и личный пример отца, тоже много работавшего по разведению своего сада, – сильно повлиял на меня ещё в самом раннем детстве», – писал Мичурин в автобиографии.

7. На жизнь Мичурина в раннем детстве повлияло не только семейное увлечение садоводством. Будущему ученому едва исполнилось четыре года, когда умерла мать. Осиротевшим Ваней занялся отец: вместе с ним мальчик занимался посадками и прививками в саду.

8. По окончании Пронского уездного училища отец взялся готовить Ивана по курсу гимназии для поступления в Петербургский Александровский лицей. Но стать лицеистом в альма-матер Пушкина Мичурину не довелось: отца сразил душевный недуг.

9. В Рязанской гимназии Мичурин не задержался. Ивана исключили «за непочтительность к начальству»: встретив директора на улице в сильный мороз, Мичурин не успел сдернуть шапку с больного уха. Биографы уверяют, что это был лишь повод, а настоящую же причину видят в том, что дядя, Лев Иванович, не дал взятку, когда устраивал будущего биолога в гимназию.

10. Отцовское поместье ушло за долги, и исключенный гимназист взялся искать работу. Помог богатый сосед, помещик фон Дервиз, и Мичурин устроился конторщиком

товарной конторы станции Козлов Рязано-Уральской железной дороги. За оклад в 12 рублей в месяц полагалось работать 16 часов в день. Позже Мичурина назначили помощником начальника станции. Затем – целых 13 лет – будущий ученый служил монтером часов и сигнальных аппаратов все на той же железной дороге.

11. К 22 годам Мичурин был уже женат и имел двоих детей. Денег катастрофически не хватало, и при своей квартире в Козлове Мичурин открыл часовую мастерскую, где сидел далеко за полночь. Удивительно, что время на садовые работы он все же находил: за три рубля в месяц Иван Владимирович арендовал усадьбу площадью 130 квадратных саженей с запущенным садом и начал селекционные работы. 600 с лишним видов плодовых деревьев и ягодных кустарников вскоре перестали умещаться в небольшом саду.

12. Потом плодовые насаждения перестали умещаться и в следующей снятой в аренду усадьбе. С трудом получив в долг деньги, Мичурин купил участок земли в семи километрах от города, у слободы Турмасово, на берегу реки Лесной Воронеж. Теперь этот участок называют едва не первым в России селекционным питомником. Из-за безденежья Мичурин и его домочадцы на руках перенесли за 7 километров все растения.

13. В 1906 году вышли в свет первые научные работы Мичурина, по проблемам выведения новых сортов плодовых деревьев. Работу ученого оценили: в России его наградили орденом Святой Анны 3-й степени, в США захотели купить его коллекцию растений и пригласили селекционера переехать в Америку.

14. Церковь не одобряла опытов Мичурина. «Ты превратил сад божий в дом терпимости», – утверждал местный протопоп, требуя прекратить эксперименты со скрещиванием растений.

15. Первая мировая война принесла беды стране и ученому. В эпидемию холеры скончалась жена Ивана Владимировича, паводок и ударившие следом морозы погубили работу многих лет. Но Мичурин выстоял и продолжал работу. И добился успехов – в эти же годы начали плодоносить многие гибриды: бельфлер, скрещенный с китайкой, гибрид антоновки и яблони Недзвецкого, уссурийская груша скрещенная с бере диль и так далее.

16. Мичурин принял Октябрьскую революцию и решил сотрудничать с новой властью. В уездном земельном отделе ученого приняли с распростертыми объятиями: поставили в известность Наркомзем, дали охрану для питомника, оказали ученому материальному помощь. Вскоре питомник национализировали а Мичурина назначили его заведующим.

17. По поручению Ленина Мичурина посетил Калинин. Рассказывают, что «всесоюзный староста» предлагал ученому дать все, что ему нужно. На что Мичурин ответит: «Мне нужно пятьдесят лет жизни». Пожилому селекционеру нужно было еще пятьдесят лет жизни, чтобы реализовать свои идеи.

18. Иван Владимирович Мичурин вывел более полутора сотен новых гибридных сортов, в том числе 45 сортов яблонь, 20 – груш, 13 – вишен, 15 – слив, а еще черешни, крыжовник, виноград, смородина, абрикосы, грецкий орех…

19. По легенде последними словами Мичурина были: «Как поживает нежнейшая Бера?». Бера, а, точнее, бере зимняя Мичурина – один из сортов груши, выведенных ученым.

ХХ век ознаменовал собой значительное увеличение производство растительной продукции, аграрному сектору экономики стали уделять огромное значение. Впервые пришло понимание, что для получения высоких урожаев необходимы лучшие сорта. Селекционеры получили широкие возможности не просто работать, а творить, создавая всё новые и новые формы и сорта культурных растений. Одним из таких выдающихся отечественных деятелей был Иван Владимирович Мичурин – селекционер, ознаменовавший своей деятельностью новый этап в развитии отечественной науки.

Жизнь и деятельность И.В. Мичурина

Будущий великий селекционер родился в середине девятнадцатого века в семье простых крестьян. Наверное, именно детские годы и окружение ознаменовали любовь Мичурина к растениям и животным, которые всегда взаимностью отвечали на его заботу. Еще в раннем детстве родители заметили в маленьком Иване любовь к саду и живой природе. Пристыдить юного натуралиста за шалости не удавалось, один раз после наказания Мичурин схватил солонку и начал засевать ею грядку. Это было настолько забавно, что родителям не оставалось ничего, кроме как поддержать свое чадо в начинаниях.

фото: собственный источник

Биография выдающегося селекционера

За 80 лет своей жизни И.В. Мичурин создал более 300 новых сортов плодовых, ягодных, декоративных и других ценных культурных растений, которые затем получили широкое распространение как в нашей стране, так и за рубежом. К сожалению, сейчас многие из этих форм ушли в историю в силу ряда причин и массово не выращиваются в садах, но некоторые его сорта продолжают оставаться известными у садоводов нашего времени. Одним из самых примечательных фактов в биографии ученого, пожалуй, можно назвать то обстоятельство, что он не получил специального образования. Все его научные изыскания и деятельность – следствие огромного таланта в сочетании с природным интеллектом.

И.В. Мичурин всегда был очень предан своему делу и родине. Ему неоднократно предлагали и работу за границей, и продажу за рубеж ценных гибридных форм плодовых и ягодных культур и уникального сорта фиалковой лилии. Однако он не польстился на все эти заманчивые предложения, остался в родной стране и всю жизнь работал на ее благо. Уже в двадцатом веке, после прихода к власти большевиков, его питомник и сад, которые он создал собственноручно, были переведены в государственную собственность.

В то нелегкое время выдающиеся способности И.В. Мичурина были по достоинству оценены, ему всячески помогали, давали развиваться и создавать всё новые и новые сорта плодовых и ягодных культур, цветов.

фото: собственный источник

Об увлечениях и других талантах И.В. Мичурина

Поддержкой, вдохновением и опорой Ивана Владимировича Мичурина всегда служила верная, скромная и тихая жена, а позже и двое их детей, которые оставили немало воспоминаний о своем уникальном отце. Дочь Мария, описывая детские годы в семье селекционера, отмечает его самоотверженность и любовь к делу всей его жизни. Все помыслы, мечты и стремления ученого были направлены в мир садовых растений, нередко он мог отказывать себе в самых простых и необходимых вещах: одежде, пище. Все скудные доходы отец семейства вкладывал в развитие своего любимого дела. Много тратил на то, чтобы заполучить заветные семена, которые найти в то время было очень непросто. Начиналось все с небольшого участка, где будущий мировой гений и создатель немалого количества уникальных сортов проводил свободное время, посвящая его изучению растений.

Известно ведь, что талантливый человек талантлив во всем. К И.В. Мичурину эта фраза применима как ни к кому другому. Кем ему только не приходилось побывать за свою жизнь! Даже электротехником: когда на самой заре научно-технической революции в его родное село провели электричество, он был одним из первых, кто заинтересовался этой хитрой наукой. Кроме этого, Иван Владимирович дружил с механикой и был первоклассным часовщиком.

фото: И.В. Мичурин «Итоги 60-летних работ», Общественное достояние,

Правнуки И.В. Мичурина также вспоминали, что он отлично разбирался в лекарственных растениях, знал их полезные свойства и то, как они могут помочь при той или иной болезни. Кроме этого, уже будучи известным на весь мир, Мичурин освоил акварель, его рисунки в каталогах и научных статьях отличались точностью и с художественной точки зрения были безупречны. Однако любая его деятельность так или иначе была связана с главной страстью – селекцией растений, которой он без остатка посвятил всю свою жизнь.

фото: собственный источник

Выдающиеся достижения И.В. Мичурина

Уже в самом начале своего пути Иван Владимирович заметил, что многие наши отечественные сорта плодовых культур — яблони, груши, вишни — того времени либо неустойчивы к неблагоприятным природно-климатическим условиям, либо вкусовые качества их плодов оставляют желать лучшего. На интуитивном уровне он понимал, что этим культурам необходимо значительное улучшение путем создания новых форм плодовых и ягодных растений, которые сочетали бы в себе повышенную устойчивость к негативным изменениям окружающей среды с хорошим вкусом плодов и высокой урожайностью. Генетики как науки тогда еще не существовало, но он словно предчувствовал некоторые ее закономерности при изучении наследовании признаков у гибридов.

фото: собственный источник

Главная цель научной и практической деятельности И.В. Мичурина состояла в том, чтобы создать высокоустойчивые (особенно к морозам) и урожайные отечественные сорта плодовых и ягодных культур с вкусными плодами, которые в дальнейшем бы составили основу промышленного сортимента. Разрабатывая основы селекции садовых растений, он писал о том, что привозным из-за рубежа сортам необходимо «привить» те ценные особенности, которые есть у местных высокоустойчивых сортов и форм. Мичурин на реальных примерах в своем саду видел и понимал, что ни одно растение, привезенное с юга и никогда не знавшее наших широт, местного климата и особенно суровых морозов, не сможет успешно приспособиться к новым для него условиям.

В связи с этим необходимо улучшение его экологической устойчивости с помощью методов и приемов селекции на основе использования генофонда местных сортов, а также ценных дикорастущих форм. Именно такой подход дает возможность получить большое разнообразие исходных гибридов и выбрать из них самые лучшие и самые устойчивые формы, которые станут сортами. Он справедливо отмечал, что формы, возникшие в естественных условиях и выращиваемые затем человеком, со временем теряют часть своих положительных качеств.

Именно поэтому культурным растениям постоянно нужна помощь человека для того, чтобы приумножать их хозяйственно ценные характеристики и минимизировать влияние негативных черт. Поэтому основными методами великого селекционера, как и многих его последователей стали искусственная гибридизация в сочетании с направленным отбором ценных форм. Цветки одного из сортов искусственно изолировали от пчёл специальными марлевыми и бумажными мешочками, а затем вручную опыляли пыльцой другой ценной формы.

фото: Мичурин, Иван Владимирович, Общественное достояние,

Полученные плоды собирали отдельно, выделяли из них семена и затем высаживали в питомнике на специальных участках. Из них вырастало большое количество разнообразных гибридов, чаще всего без положительных качеств, но среди тысячи таких растений могло оказаться одно-два особо ценных, с комплексом ценных признаков — побегами культурного типа, вкусными плодами, высокой зимостойкостью и др. Затем эти отборные формы пересаживали в сад и там детально изучали, а остальные гибриды, не проявившие положительных свойств, уничтожали. Участок на питомнике освобождался, и всё повторялось снова — год из года.

Большинство мичуринских сортов были получены у яблони — основной отечественной плодовой культуры. Лучшие сорта яблони, созданные И.В. Мичуриным: Антоновка шестисотграммовая, Аркад зимний, Бельфлёр-китайка, Бельфлёр-рекорд, Бессемянка Мичурина, Большак, Восковое, Дочь Коричного, Есаул Ермака, Золотая осень, Кандиль-китайка, Китайка золотая ранняя, Коричная китайка, Комсомолец, Пепин шафранный, Пепин четвёртый, Таёжное, Северный бужбон, Славянка, Шафран-китайка и др.

фото: собственный источник

Лучшие сорта груши, созданные И.В. Мичуриным: Бере зимняя Мичурина, Бере Октября, Бере зеленая, Любимица Мичурина, Суррогат сахара, Толстобежка. Великому селекцинеру удалось получить сорта груши, совмещающие ценные качества обоих родительских форм — высокое качество и вкус плодов южных сортов и повышенную устойчивость к природным стрессам, присущую местным формам и особенно дикорастущим видам (которые сами по себе обладают несъедобными мелкими плодами).

Благодаря И.В. Мичурину были созданы ценные сорта основных косточковых культур — вишни и сливы, которые позволили продвинуть их выращивание в более северные регионы. Для таких достижений необходимы были десятилетия упорного труда. Так, с использованием дикорастущих видов вишни, методов отдаленной гибридизации и многочисленных межсортовых скрещиваний И.В. Мичуриным были созданы одни из первых отечественных устойчивых сортов вишни – Гриот грушевидный, Идеал, Краса севера, Мелколистная полукарликовая, Плодородная Мичурина, Полевка, Полжир, Ультраплодная, Церападус. С участием тёрна и его гибридов со сливой – терносливы им были получены устойчивые и урожайные сорта сливы Консервная, Ренклод колхозный, Ренклод Реформа, Ренклод терновый, Тёрн десертный, Чернослив козловский.

Несмотря на то, что основной сферой интересов И.В. Мичурина были именно плодовые растения, он создал и несколько сортов ягодных культур. Сорта малины селекции И.В. Мичурина Дамская, Коммерция, Прогресс, Продуктовая, Черноплодная в то время получили распространение на садовых участках.

фото: Мичурин, Иван Владимирович — И.В. Мичурин «Итоги шестидесятилетних работ», Москва, Сельхозгиз, 1936, Общественное достояние,

Вместе с тем, отсутствие профессионального образования делало его дилетантом в глазах научного сообщества. Созданные им гибриды они не признавали, считая их непригодными для использования в промышленных масштабах. Однако со временем «живучесть» мичуринских сортов себя оправдала, а в Северной Америке и Европе ими начали интересоваться гораздо раньше, чем их оценили соотечественники. Благодаря скрещиванию самых лучших отечественных и зарубежных сортов И.В. Мичурину удалось получить ряд новых ценных сортов плодовых и ягодных культур различного срока созревания, которые расширяли территории их выращивания до более северных регионов страны и позволили сохранять урожай и зимой, когда так необходимы витамины. Лучшие из них и сейчас любимы дачниками за неприхотливость и хороший вкус.

Последователи великого селекционера в его память назвали зимний сорт яблони Памяти Мичурина. Деревья данного сорта средних размеров, благодаря чему за ними довольно легко ухаживать даже непрофессионалам. Плоды крупные, ароматные с красными боками, хорошо транспортируются и могут храниться до января. Идеальные климатические условия для данного сорта в средней полосе России, где летом не очень жарко и достаточно влаги и солнца. Создавая этот сорт, селекционеры в первую очередь хотели создать яблоню, плоды которой могли бы храниться длительное время и быть пригодными к переработке.

фото: Мичурин, Иван Владимирович — И.В. Мичурин «Итоги шестидесятилетних работ», Москва, Сельхозгиз, 1936, Общественное достояние,

Создание морозостойких сортов абрикосов

Помимо отличных сортов яблони, груши, вишни и сливы, человечество должно быть благодарным И.В. Мичурину за создание первых отечественных морозостойких сортов абрикосов. Каждый уважающий себя дачник хочет вырастить на своем участке большой урожай вкусных и красивых абрикосов, которые бы не требовали к себе сложного ухода. К сожалению, такая роскошь раньше была доступна только жителям южных регионов с мягкими зимами и отсутствием сильных весенних заморозков.

И.В. Мичурин получил первые отечественные сорта абрикоса Монгол, Лучший мичуринский, Сацер, Товарищ, отличающиеся высокой зимостойкостью и хорошим вкусом плодов. Деревья этих сортов достаточно легко переносят подмосковные зимы, характерные для всей центральной полосы России. Для этого Мичурин при разработке высокоустойчивых сортов абрикоса высевал семена дальневосточных форм, а также скрещивал южные сорта с наиболее морозостойкими видами. В результате получилось воплотить мечту не одного поколения отечественных садоводов — вырастить типично южную культуры в новых для нее природно-климатических районах.

фото: собственный источник

Удивительные формы растений, выведенные И.В. Мичуриным

Помимо всего перечисленного выше, И.В. Мичурину удалось получить уникальные и необычные формы садовых растений, некоторые из которых до сих пор не имеют аналогов. К их числу можно отнести выведенные им гибриды сливы и терна — терносливу. Вкус их плодов довольно специфичен, но такое сочетание родительских форм помогло достигнуть дальнейших успехов в улучшении зимостойкости сортов сливы.

Также в своей деятельности селекционер много времени посвятил улучшению качеств исконно русской культуры — рябины обыкновенной. Её гибриды с мушмулой приобрели необычный и очень интересный вкус плодов, который был высоко оценен на многих международных выставках. И.В. Мичуриным впервые были созданы отечественные сорта рябины обыкновенной с хорошим вкусом плодов – Бурка, Гранатная, Десертная Мичурина, Красавица, Рубиновая, Титан.

Создав зимостойкие сорта винограда Буйтур, Коринка Мичурина, Русский конкорд, Северный белый и Северный черный, И.В. Мичурин фактически стал основоположником виноградарства в северных регионах, ведь в то время это была южная культура. Затем это его начинание было продолжено многочисленными последователями и единомышленниками, и сейчас виноград на садовых участках в Центральной и Северо-Западной России, на Урале, в Сибири и на Алтае — уже скорее норма, чем редкая и необычная диковинка.

фото: И.В. Мичурин — И.В. Мичурин «Итоги 60-летних работ», Общественное достояние,

Из нетрадиционных садовых культур великим селекционером были получены Айва северная Мичурина; первые отечественные сорта смородины золотистой Крандаль, Пурпур, Сеянец Крандаля, Ундина, Шафранка; первые сорта актинидии коломикта Клара Цеткин и Ананасная Мичурина; урожайные формы лимонника китайского.

Приемы межсортовой и отдаленной гибридизации, которые использовал ученый, впоследствии были признаны самыми эффективными. Как оказалось, растения, отдаленные как географически, так и по своим видовым характеристикам, у гибридов способны давать не только уникальные плоды, но и проявлять повышенную устойчивость к неблагоприятных природно-климатическим условиям.

Помимо селекции плодовых и ягодных растений И.В. Мичурину удалось создать сорт отечественного табака, масличной розы, уникальной фиалковой лилии с тонким запахом, которые способны успешно расти в нашем климате.

Иван Владимирович для своих преемников всегда оставался человеком большого таланта и образцом преданности долгу, в своем деле он достиг выдающихся высот, не будучи при этом дипломированным специалистом.

Вам также будет интересно: Где ХРАНИТЬ компост: 11 фото-идей, которые легко сделать своими руками!

Выбор читателей

Понравилось? Обязательно подпишитесь на нас в OK, VK, Дзен и FB

Мотиноринг ситуации с коронавирусом в мире на официальном сайте https://koronavirus.center

Мичурин Иван Владимирович (1855-1935)

ИВАН ВЛАДИМИРОВИЧ МИЧУРИН (1855-1935)

русский селекционер*, садовод-генетик

«Я, как помню себя, всегда и всецело был поглощён только одним стремлением к занятиям выращивать те или другие растения, и настолько сильно было такое увлечение, что я почти даже не замечал многих остальных деталей жизни».

Иван Владимирович Мичурин

*Селекционер – учёный, занимающийся скрещиванием растений, с целью получения новых сортов.

Родился Иван Владимирович в Рязанской области, недалеко от деревни Долгое, в семье мелкопоместного дворянина.

После окончания Пронского уездного училища Мичурин поступил в Рязанскую гимназию, но пробыл там недолго из-за разорения семьи — нечем было платить за учёбу. Поэтому юный Мичурин начал работать на железнодорожной станции. Изучал телеграфные, сигнальные аппараты, ремонтировал их. Потом Мичурин увлёкся часовым делом и открыл собственную мастерскую по ремонту часов.

В 20 лет Иван Мичурин создал питомник для растений в городе Козлове Тамбовской области и посвятил свою жизнь созданию новых сортов садовых растений.

Ещё в самом начале садовой деятельности Иван Владимирович побывал во многих садах Рязанской, Тульской, Калужской областей и убедился, что старые русские сорта из-за болезней и вредителей давали ничтожные урожаи, а привозные южные растения плохо приспосабливались к нашему климату — морозу, дождям, редкому солнцу.

Возникла угроза — выродятся русские сорта, а привозные так и не приживутся — придётся россиянам покупать недешёвые привозные яблоки и груши.

«Нельзя было повторять ошибки прежних садоводов, напрасно надеявшихся аклиматизировать у себя иностранные сорта. Надо выводить новые, улучшенные, выносливые сорта для каждой отдельной местности!», — писал И. В. Мичурин.

В работе у Мичурина было задействовано полтора десятка плодовых и ягодных культур, несколько десятков ботанических видов. У себя в питомнике он собрал уникальную коллекцию растений из разных точек земного шара — с Дальнего Востока, Кавказа, Тибета, из Китая, Канады и других стран. Все эти растения Мичурин начал скрещивать с целью выведения новых российских сортов!

В 1913 году Мичурину поступило предложение переехать работать и жить в Америку и продать свою коллекцию, он отказался.

Достижения Мичурина: учёный вывел около 30 новых сортов роз, а также луковицы лилии фиалковой (цветок выглядит как лилия, а пахнет, как фиалка), 48 сортов яблонь, 15 сортов груш и 33 сорта вишни и черешни, несколько сортов слив. Иван Владимирович также вывел приспособленные к условиям центральной России сорта винограда, абрикосов, ежевики, смородины. Всего более 300 сортов различных растений!

Всю жизнь Иван Владимирович Мичурин вёл рабочие дневники, в которых описывал и анализировал свою работу.

В дневниках Мичурина много конкретных рецептов на все случаи жизни сада, которые актуальны и сегодня.

Из рекомендаций И.В. Мичурина:

1. Деревья и кустарники, купленные осенью, но не посаженные, нужно прикопать (посадить в специально отведённое место, где не застаивается вода).

2. Для отпугивания грызунов посаженные деревья обмазывают какими-нибудь пахучими веществами. Нельзя наносить керосин, сало, деготь, масла прямо на кору. Нужно нанести эти составы на плотную бумагу, солому и обвязать ими.

За выдающиеся достижения в селекции Иван Владимирович Мичурин был награжден российским правительством орденом Святой Анны.

Умер Мичурин 7 июня 1935 года, похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Вклад Ивана Владимировича Мичурина в российское и мировое садоводство настолько велик, что его имя стало нарицательным. Если про кого-то говорят: «Ну, он прям, Мичурин!», то сразу понятно, что человек знатный садовод.

Сегодня именем Мичурина названы многие улицы и площади России:
деревня Мичуровка в Рязанской области, железнодорожная платформа Мичуринец, Мичуринский проспект в Москве, Площадь Мичурина в Рязани. Улица Мичурина есть в Белгороде, Володарске, Воронеже, Кемерове, Самаре, Саратове, Саранске, Томске, в других городах. Есть даже озеро и посёлок в Карелии имени Мичурина!

Про Мичурина сняли художественный фильм, который даже на китайский язык переведён, потому что Мичурина и в Китае знают!

Но самый явный признак любви россиян к Мичурину — множество народных анекдотов и карикатур про этого выдающегося селекционера!

Анекдоты про Мичурина

***
Кто изобрел колючую проволоку? Мичурин. Он скрестил ужа и ежа.

***
Мичурин скрестил арбуз с мухами, чтобы семечки сами вылетали.

***
Мичурин скрестил тыкву с вишней, чтобы гибрид имел вкус ягоды и размер овоща. Получилось все наоборот.

***

Плохозрячий мужчина долго смотрит на дерево, в листве которого светит электрическая лампочка: «Ну, Мичурин, ну дает, не ожидал»!

***
Как погиб Мичурин? Полез на тополь за укропом, там его арбузами и завалило.

***

Карикатура для любителей книги и фильма «Сумерки»:

Кто не понял — в огороде ЧЕСНОООООК!!!

******************