Медный всадник

Содержание

Медный всадник

Медный всадник: история и современность

Петр I — наиболее значимая фигура в российской истории последних веков. Он стал основателем нескольких городов и «прорубил» окно в Европу. Он стал «злым гением» для Швеции, покорившей значительную часть мира. Он попытался старую Русь, ходившую в лаптях, сделать европейским государством. Удалось не все, и не в той мере, как он хотел. Дело Петра было продолжено Екатериной I, дочерью Елизаветой Петровной и Екатериной II — немкой, сделавшей для страны больше, чем многие русские.
Петру I за его заслуги перед Россией и в соответствии с императорским статусом было поставлено много памятников, из которых наиболее известным является Медный всадник, разместившийся по заказу Екатерины Великой на Сенатской площади Санкт-Петербурга.
Важно подчеркнуть, что монумент и сам по себе является значимым событием в мировой архитектуре, и расположен среди зданий, сыгравших в судьбе страны значительную роль.

Современная панорама памятника:

Инициатором возведения столь грандиозного медного, а точнее, бронзового, памятника стала императрица Екатерина ii. По ее распоряжению князем А. Голицыным приглашения взять работу на себя были отправлены Дидро и Вольтеру. Важно отметить, что с последним Екатерина долгое время переписывалась лично и очень ему доверяла.
Профессора лично не стали заниматься решением данного вопроса, но посоветовали обратиться к Этьену-Морису Фальконе. По рекомендации Вольтера, скульптор отличался тонким вкусом и умом. И не требовал с работодателей большой оплаты за свой труд.
Фальконе мечтал перейти от фарфоровых кувшинов и тарелок к монументальной скульптуре. Он не раздумывал, когда ему поступило предложение поработать над скульптурой всадника, изображавшей русского царя. Он согласился на оплату 200 тыс. ливров и переехал в Россию.


Ему пришлось столкнуться с тем, что единства мнений по поводу памятника и облика великого Петра I нет. Екатерина хотела видеть его на коне, И. Бельский, возглавлявший Императорскую Академию искусств, предпочитал более «классическое» воплощение — без лошади. Единственное, что хотели видеть все — жезл или скипетр в руке. Дидро предлагал вообще отойти от канонов создания памятников и отдать предпочтение фонтану. Штелин отдавал предпочтение аллегориям, но не вокруг фонтана, а вокруг Петра I. Скульптуры должны ассоциироваться с Благоразумием, Трудолюбием, Правосудием и Победой. А под ногами самодержца должны были пасть пороки человека, олицетворяющие лень, нежелание учиться, стремление к обману себе подобных и зависть к окружающим
Этьен Фальконе отказался реализовывать любой из предложенных вариантов. Он полагал, что скульптура должна быть одна, и обязана олицетворять и человека, и благодетеля, и самодержца.
Под работу по приказу Екатерины был выделен Зимний дворец, занимаемый в свое время Елизаветой Петровной. Модель лошади создавалась по эскизам, зарисованным с жеребцов Каприз и Бриллиант. В задачу гвардейских офицеров входило ставить коня на дыбы и удерживать его в таком положении, как можно дольше.
Фальконе не удалось вылепить голову Петра I так, как этого хотелось Екатерине. В итоге эта работа была перепоручена помощнице мастера Мари-Анн Колло. Ей удалось получить нужное сочетание мужественности, воли и разума. Девушка, прибывшая в Россию вместе с Фальконе, в одночасье стала членом Императорской Академии искусств за свою работу. А от императрицы ей пожалована пенсия в размере 10 тыс. ливров. Получать деньги Мари должна была пожизненно. Федору Гордееву — скульптору из России — поручено создать змею, попираемую Петром.
К середине 1778 года гипсовая модель готова. Екатерина II не одобрила облик, предложенный Фальконе, но не отобранный ею лично.

Как отливался Медный всадник

Важно подчеркнуть, что памятники таких размеров ранее не делались и не отливались. Никто из литейщиков того времени не гарантировал ни качество, ни сроки изготовления. При этом за отливку с Фальконе запрашивали значительные суммы денег.
По итогам поисков к работе был подключен Емельян Хайлов, ранее занимавшийся отливкой пушек. Долгое время подбирался нужный состав. Скульптура императора имеет значительные размеры, но при этом опирается только на три точки. Значительная часть статуи для облегчения веса должна была стать полой, а толщина стенок не должна превышать сантиметра.
Первая попытка отлить оказалась неудачной. Лопнула труба, по которой подавалась бронза. Практически ценой своей жизни Хайлов предотвратил пожар. Памятник был испорчен. На подготовку новой модели ушло почти три года. Отливка завершилась успешно. Автор не смог избежать искушения и оставил надпись на плаще о том, что над данной скульптурой работал Этьен Фальконе.

Как проходила установка монумента

По первоначальному замыслу скульптора постамент предстояло вытесать в форме волны, используя природный камень. Но найти обломок скалы высотой более 11 метров долго не удавалось. В итоге решили обратиться к горожанам, и в газете «Санкт-Петербургские новости» опубликовали просьбу указать, где можно найти нужный камень, чтобы установить памятник.
Вскоре поступила информация от крестьянина Семена Вишнякова, что подходящая скала обнаружена в непосредственной близости от деревни Лахта. Обломок получил название Гром-камня.
Его доставка стала целым событием. Первоначально на специальных платформах перекатили к водам Финского залива. От места находки к воде прокопали специальные желоба, в которые уложили шары из медного сплава. По шарам и катили платформу с камнем. Далее уже по воде на выстроенной только для камня барже везли к Сенатской площади. Во всех операциях, связанных с доставкой, было занято свыше 1000 человек.

Процесс извлечения Гром-камня из земли был начат 15 ноября 1769 года и только осенью 1770 года его удалось погрузить на борт баржи, специально для этого выстроенной на верфях города. 25 сентября 1770 года камень был перевезен на Сенатскую площадь.
Размах операции был столь велик, что за ее ходом следили даже в Европе. Ранее ничего подобного в современной истории не было (если не считать Египетские пирамиды). Екатерина II для наиболее активных участников учредила награду «Дерзновению подобно. Генваря, 20, 1770»
Важно подчеркнуть, что Екатерина II так и не одобрила проект памятника. Ее отношение к скульптору ухудшалось с каждым годом и днем. До конца 1778 года Фальконе, не завершив работу, покидает Россию. Вместе с ним уезжает и Мари-Анн Колло. Далее операцией по установке руководил Федор Гордеев.

Открытие монумента

Зрители были приглашены на открытие Медного всадника 07 августа 1782 года. По различным причинам скульптор Фальконе так и не получил приглашения на парад по случаю окончанию отливки и монтажа памятника.
В честь данного события был проведен военный парад под руководством князя Голицына. Екатерина почтила своим присутствием балкон Сената. По взмаху руки императрицы с монумента удалена ткань, Петр I предстал перед изумленной публикой.
Если говорить о технических параметрах Медного всадника, то его вес превысил 8 тонн, высота непосредственно Петра I, восседающего на лошади, 5 метров. С лицевой стороны на постаменте высекли посвящение «ПЕТРУ перьвому ЕКАТЕРИНА вторая лѣта 1782». Такая же надпись, но уже на латыни, была сделана на реверсе памятника.
Важно подчеркнуть, что название Медный всадник не появилось сразу. Тем более что скульптура отлита из сплавов бронзы. Устоявшееся современное название неофициально присвоено скульптуре только после выхода в свет произведения А. С. Пушкина «Медный всадник».

Медный всадник: мифы, небылицы и легенды

Среди наиболее востребованных у туристов мифов можно выделить следующие:
— Петр I отлично управлялся с лошадьми, сам не раз скакал во главе войск. Любил и похвастаться своей выправкой и выездкой. Один раз, приняв на грудь лишнего, решил показать, что может перепрыгнуть через Неву. Первые два раза ему это удалось. Но на третий раз он опрометчиво произнес фразу «Все мое и божье» по время прыжка. Наказание от господа последовало немедленно. И всадник, и конь окаменели там, где стояли. Так и появился памятник;
— Петр I тяжко заболел. В бреду ему показалось, что шведские войска штурмуют его любимый город — Санкт-Петербург. Петр в горячке сел на коня и хотел ехать шведам наперерез, но ему не дала этого сделать змея, опутавшая ноги лошади. А памятник был поставлен там, где змея стала спасительницей всадника — русского императора.
Некоторые летописцы приписывают Петру I фразу о том, что городу некого бояться, пока он взирает на город со своего места Сенатской площади. И эта легенда отчасти сбывается. В памятник не попадали снаряды в годы Великой Отечественной Войны, не смотря на то, что его не убирали с постамента. Все, что могли сделать горожане, это обложить его мешками, засыпанными песком и землей.
Согласно еще одной легенде памятник Петру I в Санкт-Петербурге смотрит в сторону монумента, возведенного в Стокгольме в честь Карла XII. А знатоки говорят, что в свою очередь рука шведского правителя направлена в сторону его непримиримого врага — великого Петра I.
Изначально вокруг памятника была выставлена ограда. За несколько веков от нее ничего не осталось. Нынешние власти Санкт-Петербурга всерьез раздумывают над тем, чтобы ограждение восстановить и даже выставить охрану. Слишком много туристов желает оставить на постаменте сообщение о том, что и они здесь были с указанием даты и года.
На сегодняшний день побывать в Санкт-Петербурге — городе на Неве и не увидеть Медного всадника, Петра I в бронзе на Сенатской площади, значит не видеть вообще ничего.

Медный всадник в Санкт-Петербурге – памятник Петру I

Медный всадник в Санкт-Петербурге – самый известный памятник Петру I. Он расположен в открытом сквере на Сенатской площади и является уникальным произведением русской и мировой культуры. Медный всадник окружен известными достопримечательностями: с запада расположены здания Сената и Синода, с востока – Адмиралтейство, с юга – Исаакиевский собор.

Медный всадник — история создания

Инициатива создания памятника Петру I принадлежит Екатерине II. Именно по ее приказу князь Александр Михайлович Голицын обратился к профессорам Парижской Академии живописи и скульптуры Дидро и Вольтеру, мнению которых Екатерина II полностью доверяла. Известные мастера рекомендовали для этой работы Этьен-Мориса Фальконе, работавшего в то время главным скульптором на фарфоровом заводе. «В нем бездна тонкого вкуса, ума и деликатности, и вместе с тем он неотесан, суров, ни во что не верит. .. Корысти не знает», — писал Дидро о Фальконе.

Этьен-Морис Фальконе всегда мечтал о монументальном искусстве и получив предложение создать конную статую колоссального размера, не раздумывая согласился. 6 сентября 1766 года он подписал контракт, в котором вознаграждение за работу определялось в размере 200 тысяч ливров, что было достаточно скромной суммой – другие мастера просили значительно больше. 50-ти летний мастер приехал в Россию с 17-летней помощницей Мари-Анн Колло.

Мнения об облике будущей скульптуры были самые разные. Так, руководивший созданием памятника Президент Императорской Академии искусств Иван Иванович Бельской представлял скульптуру Петра I, стоявшего в полный рост с жезлом в руке. Екатерина II видела императора, восседающим на коне с жезлом или скипетром, а были и другие предложения. Так, Дидро задумал памятник в виде фонтана с аллегорическими фигурами, а статский советник Штелин направил Бельскому подробное описание своего проекта, согласно которому Петр I должен был предстать в окружении аллегорических статуй Благоразумия и Трудолюбия, Правосудия и Победы, которые подпирают ногами пороки Невежество и Леность, Обман и Зависть. Фальконе отверг традиционный облик монарха-победителя и отказался от изображения аллегорий. «Монумент мой будет прост. Там не будет ни Варварства, ни Любви народов, ни олицетворения Народа… Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как побе­дителя, хотя он, конечно, был и, тем и другим. Гораздо выше личность созидателя, законодателя, благодетеля своей страны, и вот ее-то и надо показать людям», — писал он Дидро.

Работа над памятником Петру I — Медный всадник

Фальконе создавал модель скульптуры на территории бывшего временного Зимнего Дворца Елизаветы Петровны с 1768 по 1770 годы. Из императорских конюшен были взяты две лошади Орловской породы Каприз и Бриллиант. Фальконе делал зарисовки, глядя как гвардейский офицер взлетал на лошади на помост и ставил ее на дыбы. Модель головы Петра I Фальконе переделывал несколько раз, но так и не добился одобрения Екатерины II и в результате голову Медного всадника успешно вылепила Мари-Анн Колло. Лицо Петра I получилось мужественным и волевым, с широко открытыми глазами и озаренным глубокой мыслью. За эту работу девушку приняли в члены Российской Академии художеств и Екатерина II назначила ей пожизненную пенсию в 10 000 ливров. Змею под ногами коня выполнил русский скульптор Федор Гордеев.

Гипсовая модель Медного всадника была изготовлена к 1778 году и мнения о работе были неоднозначными. Если Дидро остался доволен, то Екатерине II не понравился самовольно выбранный облик памятника.

Отливка Медного всадника

Скульптура была задумана колоссальных размеров и литейщики не брались за эту сложную работу. Иностранные мастера за литье требовали огромные деньги, а некоторые откровенно говорили, что отливка не удастся. Наконец, нашелся литейщик, пушечных дел мастер Емельян Хайлов, взявшийся за литье Медного всадника. Вместе с Фальконе они подбирали состав сплава и делали пробы. Сложность состояла в том, что скульптура имела три точки опоры и поэтому толщина стенок передней части статуи должна была быть небольшой – не более одного сантиметра.

Во время первой отливки труба, по которой заливалась бронза, лопнула. В отчаянии Фальконе выбежал из мастерской, но мастер Хайлов не растерялся, снял свой армяк и намочил его водой, обмазал глиной и приложил как заплату к трубе. Рискуя своей жизнью, он предотвратил пожар, хотя сам получил ожоги рук и частично повредил зрение. Верхняя часть Медного всадника все равно была испорчена, ее пришлось срубить. Подготовка к новой отливке заняла еще три года, но на этот раз она прошла удачно и в честь успешного завершения работы скульптор в одной из складок плаща Петра I оставил надпись «Лепил и отливал Этьен Фальконе парижанин 1788 года».

Установка Медного всадника

Фальконе хотел установить памятник на постаменте в виде волны, выточенном из естественного куска скалы. Найти нужную глыбу высотой в 11,2 метров было очень трудно и поэтому в газете «Санкт-Петербургские новости» было опубликовано обращение к частным лицам, желающим найти подходящий кусок скалы. И вскоре откликнулся крестьянин Семен Вишняков, давно приметивший подходящую глыбу около деревни Лахта и сообщивший об этом руководителю поисковых работ.

Камень, весивший около 1600 тонн и названный Гром-камнем, доставляли сначала на платформе до побережья Финского залива, затем по воде до Сенатской площади. В извлечении и транспортировке камня участвовали тысячи людей. Камень установили на платформу, передвигавшуюся по двум параллельным желобам, в которую были уложены 30 выполненных из сплава меди шаров. Эту операцию проводили в зимнее время с 15 ноября 1769 года, когда земля была заледенелая и 27 марта 1770 года камень доставили к берегу Финского залива. Осенью глыбу погрузили на судно, специально построенное мастером Григорием Корчебниковым и 25 сентября 1770 года толпы народа встречали Гром-камень на берегу Невы у Сенатской площади.

В 1778 году отношения Фальконе с Екатериной II окончательно испортились и вместе с Мари-Анн Колло он был вынужден уехать в Париж.

Установкой Медного всадника руководил Федор Гордеев и 7 августа 1782 года состоялось торжественное открытие монумента, но его создатель так и не был приглашен на это событие. Военным парадом на торжестве руководил князь Александр Голицын, а Екатерина II прибыла по Неве в шлюпке и поднялась на балкон здания Сената. Императрица вышла в короне и порфире и дала знак открыть памятник. Под барабанную дробь полотняная ограда с монумента упала и полки гвардейцев прошли по набережной Невы.

Памятник Медный всадник

Фальконе изобразил фигуру Петра I в динамике, на вздыбленной лошади и тем самым хотел показать не полководца и победителя, а в первую очередь созидателя и законодателя. Мы видим императора в простой одежде, а вместо богатого седла — звериную шкуру. О победителе и полководце нам говорит только венчающий голову венок из лавра и меч у пояса. Расположение монумента на вершине скалы указывает о преодоленных Петром трудностях, а змея является символом злых сил. Памятник уникален тем, что имеет только три точки опоры. На постаменте выполнена надпись «ПЕТРУ перьвому ЕКАТЕРИНА вторая лѣта 1782», а на другой стороне тот же текст указан на латинском языке. Вес Медного всадника – восемь тонн, а высота – пять метров.

Медный всадник — название

Название Медный всадник памятник получил позже благодаря одноименной поэме А.С. Пушкина, хотя на самом деле монумент изготовлен из бронзы.

Легенды и Мифы о Медном всаднике

  • Существует легенда, что Петр I, находясь в веселом расположении духа решил на своем любимой лошади Лизетте перескочить Неву. Воскликнул: «Все божье и мое» и перескочил через реку. Второй раз крикнул эти же слова и тоже был на другом берегу. И в третий раз решил перепрыгнуть через Неву, но оговорился и произнес: «Все мое и божье» и тут же был наказан – так и окаменел на Сенатской площади, в том месте, где сейчас стоит Медный всадник
  • Говорят, что заболевший Петр I и лежал в горячке и причудилось ему, что наступают шведы. Вскочил он на коня и хотел ринуться к Неве на врага, но тут выползла змея и обвила ноги коня и остановила его, не дала Петру I прыгнуть в воду и погибнуть. Так и стоит Медный всадник на этом месте – памятник Как змея спасла Петра I
  • Существует несколько мифов и легенд, в которых Петр I пророчит: «Пока я на месте, моему городу нечего опасаться». И действительно, Медный всадник оставался на своем месте во время Отечественной войны 1812 года и во время Великой Отечественной войны. Во время блокады Ленинграда он был обшит бревнами и досками и вокруг него уложили мешки с песком и землей
  • Петр I рукой указывает в сторону Швеции, а в центре Стокгольма установлен памятник Карлу XII, противнику Петра в Северной войне, левая рука которого направлена в сторону России

Интересные факты о памятнике Медный всадник

  • Транспортировка камня–постамента сопровождалась трудностями и непредвиденными обстоятельствами и часто возникали аварийные ситуации. За той операцией следила вся Европа и в честь доставки Гром-камня на Сенатскую площадь была выпущена памятная медаль с надписью «Дерзновению подобно. Генваря, 20, 1770»
  • Фальконе задумал монумент без ограды, хотя ограда все-таки была установлена, но до наших дней не сохранилась. Сейчас находятся люди, которые оставляют надписи на памятнике и портят постамент и Медный всадник. Возможно, что в скором времени вокруг Медного всадника будет установлено ограждение
  • В 1909 и 1976 годах проводилась реставрация Медного всадника. Последнее обследование, проведенное с помощью гамма лучей, показало, что каркас скульптуры находится в хорошем состоянии. Внутрь памятника была заложены капсула с запиской о проведенной реставрации и газета от 3 сентября 1976 года

Медный всадник в Санкт-Петербурге — главный символ Северной столицы и полюбоваться одной из самых известных достопримечательностей города на Сенатскую площадь приходят молодожены и многочисленные туристы.

«Медный всадник» Фальконе

Сюжет

В августе 1782 года над хладным берегом Невы взвился на дыбы бронзовый конь с бронзовым же императором в седле. Матушка Екатерина, желавшая ненавязчиво обозначить свое величие, приказала на постаменте указать: «Петру Первому — Екатерина Вторая». Читай: от ученика — учителю.

Одежда на Петре простая и легкая. Вместо богатого седла — шкура, что, по задумке, символизирует дикую нацию, цивилизованную государем. Для постамента — громадная скала в форме волны, что, с одной стороны, говорило о трудностях, с другой, — о морских победах. Змея под ногами вздыбленного коня изображала «враждебные силы». Фигура Петра должна, по задумке, выражать сочетание мысли и силы, единство движения и покоя.

Медный всадник. (Pinterest)

Екатерина ожидала увидеть Петра с жезлом или скипетром в руке, восседающим на коне подобно римскому императору, а не легионеру. Фальконе же задумал совсем иное: «Мой царь не держит никакого жезла, он простирает свою благодетельную десницу над объезжаемую им страной. Он поднимается на верх скалы, служащей ему пьедесталом».

Идея памятника Петру родилась в голове Екатерины под влиянием ее друга философа Дени Дидро. Он же посоветовал и Этьена Фальконе: «В нем бездна тонкого вкуса, ума и деликатности, и вместе с тем он неотесан, суров, ни во что не верит… Корысти не знает».

Для создания гипсовой модели Фальконе позировал гвардейский офицер, который ставил на дыбы лошадь. Так продолжалось по несколько часов в день. Кони для работы были взяты из императорских конюшен: скакуны Бриллиант и Каприз.

Гипсовый эскиз головы Медного всадника. (Pinterest)

Гипсовую модель лепили всем миром: коня и всадника — сам Этьен Фальконе, голову — его ученица Мари Анн Колло, змею — русский мастер Федор Гордеев. Когда модель была закончена и утверждена, встал вопрос об отливке. Фальконе до того ни разу подобным не занимался, поэтому настаивал на том, чтобы из Франции вызвали специалистов. Вызвали. Французский литейщик Бенуа Эрсман и трое подмастерьев приехали в Петербург не то что со своими инструментами, но даже со своими песком и глиной — мало ли, вдруг в дикой России не найдется правильного сырья. Но и это не помогло ему выполнить заказ.

Обстановка накалялась, сроки поджимали, Фальконе нервничал, Екатерина была недовольна. Нашли русских смельчаков. Отливка памятника продолжалась почти 10 лет. Сам Фальконе не застал завершения работы — в 1778 году он должен был уехать на родину. На торжественное открытие скульптора не пригласили.

Контекст

Постамент представляет не меньшее по силе произведение, правда, уже выполненное природой. Прозванный гром-камнем, он был найден недалеко от деревни Конная Лахта (ныне это район Санкт-Петербурга). Котлован, образовавшийся после извлечения породы из земли, стал прудом, который существует и сегодня.

Петровский пруд, возникший после изъятия гром-камня. (Pinterest)

Камень искали по объявлению, опубликовав в газете обращение к частным лицам.

Нужный образец — весом в 2 тыс. тонн, длиной 13 м, высотой 8 м и шириной 6 м — нашел казенный крестьянин Семен Вишняков, который поставлял строительный камень в Петербург. По легенде, порода откололась от гранитной скалы после удара молнии, отсюда и название «гром-камень».

Самым сложным было доставить камень до Сенатской площади — будущий постамент должен был преодолеть почти 8 км. Операцию проводили всю зиму 1769/1770.

Камень привезли на берег Финского залива, там для его погрузки соорудили специальную пристань. Специальное судно, построенное по уникальным чертежам, притопили и посадили на предварительно вбитые сваи, после чего камень сдвинули с берега на корабль. Та же операция в обратном порядке была повторена на Сенатской площади. За транспортировкой наблюдал весь Петербург, от мала до велика. Пока гром-камень везли, его обтесывали, придавая ему «дикий» вид.

Действие машины для перевозки гром-камня. (Pinterest)

Вскоре после установки вокруг памятника начали плодиться городские легенды и страшилки.

По одной из них, пока Медный всадник стоит на своем месте, городу нечего опасаться. Пришло это из сна некоего майора во время Отечественной войны 1812 года. Ночной кошмар вояки передали Александру I, который как раз отдал приказ о вывозе памятника в Вологодскую губернию — для спасения от приближавшихся французов. Но после таких пророчеств, конечно, приказ был отменен.

Призрак Медного всадника якобы видел и Павел I во время одной из вечерних прогулок. Причем произошло это еще до установки монумента. Будущий император сам рассказывал, что на Сенатской площади видел призрак с лицом Петра, который возвестил, что скоро они вновь встретятся на том же месте. Через некоторое время был открыт памятник.

Судьба автора

Для Этьена Фальконе памятник Петру I стал главным делом жизни. До него он работал в основном по заказам мадам де Помпадур, фаворитки Людовика XV. Кстати, она же способствовала назначению скульптора директором Севрской фарфоровой мануфактуры. Это было десятилетие лепки статуэток с изображением аллегорий и мифологических персонажей.

Этьен Фальконе. (Pinterest)

«Только природу, живую, одухотворенную, страстную должен воплощать скульптор в мраморе, в бронзе или в камне», — эти слова были девизом Фальконе. Французские аристократы любили его за умение сочетать барочную театральность с античной строгостью. А Дидро писал, что ценит в творчестве Фальконе прежде всего верность природе.

После довольно напряженного периода работы под присмотром Екатерины II Фальконе более не приглашался в Россию. Последние 10 лет жизни, разбитый параличом, он не мог работать и творить.

Памятник Петру I (Медный всадник)

Описание

Памятник «Медный всадник» давно ассоциируется с городом Санкт-Петербургом, его считают одним из главных символов города не Неве.

Медный всадник. Кто изображен на памятнике?

Один из самых красивых и знаменитых конных памятников в мире посвящен Российскому императору Петру I.

В 1833 году великим русским поэтом Александром Сергеевичем Пушкиным была написана знаменитая поэма «Медный всадник», которая и дала второе название памятнику Петру I на Сенатской площади.

История создания памятника Петру I в Санкт-Петербурге

История же создания этого грандиозного монумента относится к эпохе правления императрицы Екатерины II, которая считала себя преемницей и продолжательницей идей Петра Великого. Желая увековечить память о царе-реформаторе, Екатерина повелевает воздвигнуть монумент Петру I. Являясь поклонницей европейских идей просвещения, отцами которых она считала великих французских мыслителей Дидро и Вольтера, государыня поручает князю Александру Михайловичу Голицыну, обратится к ним за рекомендациями для выбора скульптора, который способен был бы воздвигнуть монумент Великому Петру. Метры рекомендовали скульптора Этьен-Мориса Фальконе, с которым 6 сентября 1766 года и был подписан контракт на создание конной статуи, за довольно небольшое вознаграждение – 200 000 ливров. Для работы над памятником, Этьен-Морис Фальконе, которому к тому времени уже было пятьдесят лет, прибыл с молодой семнадцатилетней помощницей — Мари-Анн Колло.


Этьен-Мориса Фальконе. Бюст работы Мари-Анн Колло.

Императрице Екатерине II, памятник представлялся конной статуей, где Петр I должен был изображен в виде римского императора с жезлом в руке — это был общепринятый европейский канон, своими корнями, уходивших во времена прославления властителей Древнего Рима. Фальконе видел статую иной – динамичной и монументальной, равной по своему внутреннему смыслу и пластическому решению гению человека, создавшего новую Россию.

Остались записки скульптора, где он писал: «Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как победителя, хотя он конечно, был и тем и другим. Гораздо выше личность созидателя, законодателя, благодетеля своей страны, и вот её-то и надо показать людям. Мой царь не держит никакого жезла, он простирает свою благодетельную десницу над объезжаемой им страной. Он поднимается на верх скалы, служащей ему пьедесталом, — это эмблема побеждённых им трудностей».

Сегодня памятник «Медный всадник», который знают во всем мире, как символ Санкт-Петербурга – император с распростертой рукой на вздыбленном коне на пьедестале в виде скалы, для того времени был абсолютно новаторским и не имевших аналогов в мире. Немалых трудов стоило мастеру убедить в правильности и грандиозности своего гениального решения главную заказчицу памятника – императрицу Екатерину II.

Над моделью конной статуи Фальконе работал три года, где главной проблемой мастера была пластическая трактовка движения коня. В мастерской скульптора был сооружен специальный помост, с тем же углом наклона, который должен был быть у постамента «Медного всадника», на него взлетали наездники на лошадях ставя их на дыбы. Фальконе внимательно наблюдал за движениями коней и делал тщательные зарисовки. За это время Фальконе сделал множество рисунков и скульптурных моделей статуи и нашел именно то пластическое решение, которое и было взято за основу для памятника Петру I.

В феврале 1767 года в начале Невского проспекта, на месте Временного Зимнего дворца, возводят здание для отливки «Медного Всадника».

В 1780 году модель памятника была закончена и 19 мая скульптура была открыта на две недели для всеобщего обозрения. Мнения в Санкт-Петербурге разделились – одним конная статуя понравилась, другие критически отнеслись к будущему самому известному памятнику Петру I (Медному всаднику).

Интересен тот факт, что голову императора вылепила ученица Фальконе Мари-Анн Колло, ее вариант портретного изображения Петра I понравился Екатерине II и государыня назначила молодому скульптору пожизненную пенсию в 10 000 ливров.

Отдельную историю имеет постамент «Медного всадника». По замыслу автора памятника Петру I, постаментом должна была быть естественная скала, по форме напоминающуюая волну, символизируя выход России к морю под началом Петра Великого. Поиски каменного монолита начались сразу с началом работ над скульптурной моделью и в 1768 году гранитная скала была найдена в районе Лахты.

Известно, что о находке гранитного монолита сообщил крестьянин Семён Григорьевич Вишняков. По легенде, бытовавшей среди местного населения, когда-то в гранитную скалу ударила молния расколов ее, откуда и появилось название «Гром-камень».

Для изучения пригодности камня для постамента в Лахту был отправлен инженер граф де Ласкари, который и предложил использовать цельный гранитный массив для монумента, он же сделал расчет плана транспортировки. Идея была такова – проложить в лесу дорогу от места нахождения камня и переместить его к заливу, а там по воде доставить к месту установки.

26 сентября 1768 года начались работы по подготовке для перемещения скалы, для чего ее сначала полностью откопали и отделили ту отколотую часть, которая должна была послужить постаментом памятника Петру I (Медного всадника) в Санкт-Петербурге.

Весной 1769 года «Гром-камень» при помощи рычагов установили на деревянную платформу и в течении всего лета готовили и укрепляли дорогу; когда ударили морозы и грунт промерз, гранитный монолит начали перемещать в сторону залива. Для этих целей была придумано и изготовлено специальное инженерное устройство, которое представляло из себя платформу, опирающуюся на тридцать металлических шаров, передвигавшуюся по обитым медью деревянным желобчатым рельсам.


Вид Камня Грома, во время перевоза его в присутствии императрицы Екатерины II.

15 ноября 1769 года началось перемещение гранитного колосса. Во время передвижения скалы, ее обтесывали 48 мастеров, придавая форму, задуманную для пьедестала. Этими работами руководил каменных дел мастер Джованни Джеронимо Руска. Перемещение глыбы вызывало большой интерес и на это действие специально приезжали посмотреть из Санкт-Петербурга. 20 января 1770 года, в Лахту пожаловала сама императрица Екатерина II и лично наблюдала за движением скалы, которую при ней переместили на 25 метров. По ее указу, транспортная операция по перемещению «Гром-камня» была отмечена отчеканенной медалью с надписью «Дерзновению подобно. Января, 20. 1770». К 27 февраля гранитный монолит достиг берега Финского залива, откуда по воде должен был отправиться в Санкт-Петербург.

Со стороны берега через мелководье была сооружена специальная дамба, уходившая в залив на девятьсот метров. Для перемещения скалы по воде было изготовлено большое плоскодонное судно – прам, которое передвигалось при помощи силы триста гребцов. 23 сентября 1770 года, судно пришвартовалось на набережной у Сенатской площади. 11 октября пьедестал для «Медного всадника» был установлен на Сенатской площади.

Отливка самой статуи проходила с большими трудностями и неудачами. Из-за сложности работ многие мастера-литейщики отказывались от отливки статуи, а иные запрашивали слишком высокую цену за изготовление. В итоге Этьен-Морису Фальконе самому пришлось изучать литейное дело и в 1774 году приступить к отливке «Медного всадника». По технологии изготовления статуя изнутри должна быть полой. Вся сложность работ заключалась в том, что толщина стенок в передней части статуи должна была быть тоньше толщины стенок задней части. По расчетам более тяжелая задняя часть придавало статуе устойчивость, имевшей три точки опоры.

Изготовить статую удалось только со второй отливки в июле 1777 года, еще год велись работы по ее окончательной отделке. К этому времени отношения между императрицей Екатериной II и Фальконе испортились, венценосная заказчица была не довольна затягиванием сроков окончания работ над памятником. Для скорейшего завершения работ государыня назначила в помощь скульптору часовых дел мастера А. Сандоц, который занялся окончательной чеканкой поверхности памятника.

В 1778 году Этьен-Морис Фальконе, покидает Россию, так и не восстановив расположения государыни и не дождавшись торжественного открытия самого главного в своей жизни творения – памятника Петру I, который весь мир теперь знает как памятник «Медный всадник» в Санкт-Петербурге. Этот монумент был последним творением мастера, больше он не создал ни одной скульптуры.

Окончанием всех работ по памятнику руководил архитектор Ю.М. Фельтен – пьедесталу была придана окончательная форма, после установки скульптуры, под копытами коня появилось выполненное по проекту архитектора Ф.Г. Гордеев, скульптурное изваяние змеи.

Желая подчеркнуть свою приверженность петровским реформам, императрица Екатерины II повелела украсить постамент надписью: «Екатерина II Петру I».

Открытие памятник Петеру I

7 августа 1782 года, ровно в день столетия вступления Петра I на престол, было решено приурочить торжественное открытие памятника.


Открытие монумента императора Петра I.

На Сенатской площади скопилось множество горожан, присутствовали иностранные официальные лица и высокопоставленные приближенные ее величества – все ожидали прибытия императрицы Екатерины II для открытия монумента. Памятник был укрыт от взоров специальной полотняной оградой. Для военного парада были выстроены гвардейские полки под командованием князя А. М. Голицына. Государыня в парадном облачении прибыла в шлюпке по Неве, народ приветствовал ее овациями. Поднявшись на балкон здания Сената, императрица Екатерина II подала знак, пелена укрывающая монумент упала и перед восторженным людом возникла фигура Петра Великого, восседающего на вздыбленном коне, триумфально простирающего свою десницу и взглядом устремленным в даль. Гвардейские полки под барабанную дробь двинулись парадом по набережной Невы.

Императрица по случаю открытия памятника издала манефест о прощении и даровании жизни всем приговоренным к казни, были освобождены узники, томившиеся в заключении более 10 лет за казенные и частные долги.

Были выпущена серебряная медаль с изображением монумента. Три экземпляра медали были отлиты из золота. Екатерина II не забыла о создателе памятника, по ее указу золотую и серебренную медали вручил в Париже великому скульптору князь Д. А. Голицын.

Медный всадник был свидетелем не только торжеств и праздников, которые проходили у его подножья, но и трагическим событиям 14 (26) декабря 1825 года – восстания декабристов.

К празднованию 300-летия Санкт-Петербурга Памятник Петру I был отреставрирован.

В наше время, как и прежде это самый посещаемый памятник Санкт-Петербурга. Медный всадник на Сенатской площади, часто становится центром для проведения городских торжеств и праздников.

Основные моменты

Скульптура появилась на этом месте более двухсот лет назад, но интерес к ней настолько живой и непреходящий, будто воплощенная в этом творении легендарная государственная личность совсем недавно стала частью нашей истории. Впрочем, удивляться этому не приходится: современная Россия переживает такой подъем и одновременно сталкивается с такими глобальными вызовами, что нынешнее время многие нередко сравнивают с петровской эпохой.

Есть у Медного всадника и своя история – насыщенная событиями и фактами, мифами и легендами. Поиск литейщиков, скептицизм многих мастеров, что такой памятник вообще возможно создать, сложности с доставкой огромного камня в качестве пьедестала и другие моменты не оставляют никаких сомнений – возводился он, если можно так сказать, в суете и трудностях. Однако отлитый в металле Петр Великий достойно преодолел их, дойдя до наших дней в первозданном виде, символизируя собой величие и могущество Отечества.

Вместо памятника Екатерине II

Памятник Медный всадник мог и не увидеть свет, если бы не добрая воля императрицы Екатерины II. Точнее её мудрый и дальновидный расчет.

Для Софии Августы Фредерики Ангальт-Цербстской великий предшественник на российском престоле был безусловным авторитетом во всём. Инициируя различные реформы или приглашая в Петербург талантливейших литераторов, художников и скульпторов, самодержица подражала Петру I. Она была человеком прогрессивным и с готовностью впитывала всё новое в науке и философии. Не зря эпоха государыни Екатерины Алексеевны вошла в отечественную историю под названием «век просвещенного абсолютизма», а еще как «союз философов и монархов».

Заслуги великой императрицы были оценены еще при жизни. Современники даже заговорили о возведении памятника в ее честь. Идея быть увековеченной в бронзе или любом другом металле, конечно же, льстила бывшей прусской принцессе, ставшей во главе крупнейшей страны мира. Но в конечном итоге она решила увековечить для потомков не себя, а именно Петра, вошедшего в историю как царь-реформатор. Тем самым она намеревалась закрепить в общественном сознании мысль, что её преобразования – это продолжение петровских реформ, и что она достойный их продолжатель. В пользу этого решения говорил и календарь: как раз приближался 100-летний юбилей восшествия на трон Петра I, и лучшей даты для реализации этой идеи было не найти.

Подавив тешившие самолюбие мечты о собственном монументе, Екатерина Великая распорядилась отлить памятник своему предшественнику. Задача была поручена русскому скульптору, архитектору и художнику Бартоломео Растрелли, однако подготовленный им вариант императрице не понравился. Что же делать? На помощь пришли французские философы Вольтер и Дени Дидро, с которыми просвещенная царица вела активную переписку, и мнение которых явилось для нее особенно ценным. Они посоветовали обратиться к услугам именитого французского скульптора Этьена-Мориса Фальконе. В 1766 году Дмитрий Алексеевич Голицын, служивший полномочным министром при дворе Людовика XV, вручил 50-летнему Мастеру официальное приглашение в Россию.

Фальконе слыл человеком умным, деликатным, утонченным и бескорыстным, всю жизнь мечтавшим проявить свой талант в монументальном искусстве. Он понимал, что такого шанса ему может больше не представиться и потому безоговорочно принял предложение российского дипломата, посулившего за работу всего 200 тысяч ливров – вознаграждение для такого грандиозного проекта более чем скромное. В августе 1766 года уладили все формальности: подписали контракт, в котором обговорили общий вид и размеры монумента, сумму гонорара и сроки выполнения заказа, а также обязательство скульптора не отвлекаться на другие заказы, пока он будет работать над памятником Петру Первому.

Как создавался Медный всадник

Предложения о том, как должен выглядеть отлитый в металле император, звучали самые разные. Иван Иванович Бельской, руководивший Российской Академией искусств, предлагал изваять его с жезлом в руке и во весь рост. Статский советник Штелин видел Петра, окружённого другими статуями, аллегорически изображающими Победу, Правосудие, Благоразумие и Трудолюбие, и которые своими ногами подпирали бы худшие человеческие качества – Обман, Зависть, Леность и Невежество. Свою идею подала и Екатерина II: она считала, что Петр непременно должен быть с жезлом и скипетром и восседать на коне.

Фальконе не захотел воплощать в монументе ни образ монарха-победителя, ни изображения аллегорий. Он считал, что его работа должна показать Петра I, прежде всего, как выдающуюся личность – личность благодетеля и созидателя своей страны. Над гипсовой моделью Медного всадника он трудился на территории бывшего временного Зимнего дворца императрицы Елизаветы Петровны, находившегося на углу Невского проспекта и набережной Мойки (резиденция до наших дней не сохранилась). Мастеру «позировали» гвардейский офицер, а также Бриллиант и Каприз – два статных скакуна «орловской» породы. Француз внимательно наблюдал, как гвардеец буквально взлетал на одном из них на помост, ставя коня на дыбы, и по ходу делал многочисленные зарисовки. Императрица особенно придирчива была к модели головы Петра I, из-за чего скульптор её несколько раз переделывал.

Свой проект головы предложила и 17-летняя Мари-Анн Колло, ученица Фальконе, которую он привез с собой в Россию в качестве подмастерья. Это решило проблему: эскиз Екатерине понравился. Причем настолько, что за проделанную работу девушке назначили пожизненное жалованье в 10 тысяч ливров и приняли в Российскую Академию художеств. В ее исполнении лицо императора, озаренное глубокой мыслью, с широко открытыми глазами, выражало мужество и волю. А вот над змеей, что под ногами коня, работал русский скульптор Федор Гордеев.

Итак, гипсовая модель Медного всадника не без трудностей и горячих споров к 1769 году была изготовлена. Казалось бы, все сложности позади. Но впереди ждали новые испытания. Во-первых, государыне модель в целом не понравилась, поскольку француз не прислушался к ее предложениям и самовольно избрал облик памятника. Во-вторых, монумент предстояло отлить в бронзе. Фальконе рассчитал, что он будет сохранять равновесие только в том случае, если его передние стенки выполнить очень тонкими, не больше сантиметра. Отечественные литейщики с такими выкладками не соглашались. Браться за работу они не хотели еще и по причине колоссальных размеров скульптуры. Иностранных же мастеров ничего не пугало, однако за свои услуги они требовали весьма немалые деньги.

Спустя некоторое время литейщик, наконец-то, нашелся. Им оказался Емельян Хайлов, пушечных дел мастер. Совместно с французским скульптором он подбирал сплав нужного состава и делал пробы. Непосредственно отливка памятника стартовала в 1774 году и проводилась по невероятно сложной технологии. Необходимо было добиться, чтобы передние стенки в толщине своей непременно уступали задним, что придавало бы композиции необходимую устойчивость. Но вот незадача: труба, по которой расплавленная бронза поступала в форму, вдруг лопнула, испортив верхнюю часть монумента. Её пришлось удалить и еще три года затратить на подготовку ко второй заливке. В этот раз фортуна им улыбнулась, и всё было готово в срок и без происшествий.

В память об успешном завершении работ Фальконе на складке петровского плаща написал, что именно он в 1788 году «лепил и отливал» эту скульптуру. Тогда же у него вконец разладились отношения с Екатериной II, и скульптор вынужденно покинуть Россию вместе со своей ученицей. С этого момента работами по завершению памятника руководил академик Юрий Матвеевич Фельтен. Именно по его чертежам изготовили приведшую всех в восторг машину, с помощью которой транспортировали «Гром-камень», легший в основу пьедестала Медного всадника.

Кстати, о «Гром-камне». Его нашел в окрестностях деревушки Конная Лахта крестьянин Семен Вишняков, откликнувшийся на обращение в «Санкт-Петербургских ведомостях». Мегалит весил 1600 тонн и когда был извлечен из земли, то оставил после себя огромный котлован. Он заполнился водой и образовался водоем, названный Петровским прудом и сохранившимся до наших дней. Чтобы доставить камень к месту погрузки, нужно было преодолеть почти 8 километров. Но как? Решили дождаться зимы, чтобы подмерзшая почва не проседала под его тяжестью. Транспортировка началась 15 ноября 1769 года и завершилась 27 марта 1770 года (по старому стилю) на берегу Финского залива. К тому моменту здесь построили пристань для отгрузки исполина. Чтобы не терять драгоценное время, камень начали обтесывать по ходу перемещения. Однако императрица запретила его трогать: будущий пьедестал должен прибыть в столицу в естественном виде! Свой нынешний облик «Гром-камень» обрел уже на Сенатской площади, значительно «похудев» после обработки.

Интересные факты, мифы и легенды

Памятник Медный всадник, главный символ Северной Пальмиры, увековечивший Петра Великого на вздыбившейся лошади, был открыт 7 августа 1782 года. В честь долгожданного события состоялся военный парад, которым руководил князь Александр Голицын. Екатерина II на торжества прибыла в шлюпке по Неве. Поднявшись на балкон здания Сената, она надела корону и облачилась в порфир и подала знак, что праздник можно начинать. По горькой иронии судьбы, самого Фальконе на это мероприятие даже не соизволили пригласить.

Монументальное творение французского скульптора впечатлило присутствующих на церемонии величественностью и удивительной законченностью образа. Похоже, даже сама императрица, повелевшая оставить на постаменте надпись «Екатерина II Петру I», успела позабыть, что памятник ей изначально виделся совсем другим. И уж тем более никому не пришло в голову, что за Медным всадником начнет тянуться шлейф мифов и легенд, не говоря уже о просто заслуживающих внимания фактах. Причем едва ли не со дня установки.

Если сторонники царя-реформатора говорили, что монумент воплощает в себе мощь и величие Российской империи, и ни одному врагу, пока всадник находится на своем пьедестале, не удастся её сокрушить, то противники Петра придерживались противоположной точки зрения. Они не преминули заявить, что памятник уж очень напоминает предсказанного в Библии всадника Апокалипсиса, и что его появление в самом сердце столицы – предвестник страданий и смерти по всей стране.

Слава об удивительном памятнике вскоре разнеслась и далеко за пределами Петербурга. В глубинке даже возникла собственная версия его появления. Якобы царь Петр как-то придумал себе развлечение: сел на коня и перескакивал на нем с одного берега реки на другой. «Всё Божье и моё!» – воскликнул он перед первым прыжком. Ту же самую фразу он произнес и перед вторым, тоже удачным. В третий раз государь, перепутав слова, сказал: «Всё моё и Божье!» За такую «дерзость» Всевышний покарал его, обратив в камень, и он навечно остался памятником самому себе.

А вот еще одна легенда – о некоем майоре Батурине. Дело было в Отечественную войну 1812 года, когда наши войска вынужденно отступали и французы вот-вот могли захватить столицу. Чтобы врагу не достались ценнейшие произведения искусства, император Александр I дал указание вывезти их из города. Транспортировке подлежал и памятник Медный всадник. Но тут становится известно, что майору Батурину снится один и тот же сон, в котором он видит себя на Сенатской площади, рядом с монументом. Петр I якобы съезжает на коне с постамента и направляется к Каменному острову, где находилась резиденция государя. Во время встречи он пожурил Александра: «До чего ты, молодой человек, довел мою Россию. Но пока я на месте, городу моему опасаться нечего!» О необычном сне сначала доложили другу царя князю Голицыну, а тот пересказал его императору. Эвакуацию отменили, и памятник остался на месте. Существует мнение – правда, ничем не подтвержденное – что в основу сюжета поэмы «Медный всадник» А. С. Пушкин положил именно это предание. Тот же мотив прослеживается и в романе Ф. М. Достоевского «Подросток».

Широкое распространение в местном фольклоре получил и миф о призраке Петра Великого, привидевшемся сыну Екатерины II Павлу I, пока он еще не был императором. Наследный принц вместе со своим другом князем Куракиным прогуливался в том самом месте, где ныне находится памятник. И тут они увидели завернутого в широкий плащ человека, будто дожидавшегося их. Заговорив с ними, призрак направился к середине площади, показал на место будущего Медного всадника и сказал, что его снова увидят здесь. Прощаясь, он приподнял шляпу, и молодые люди едва ли не онемели от ужаса: таинственным незнакомцем был ни кто иной, как Петр I.

Медный всадник указывает рукой в направлении Швеции. Интересно, что в центре Стокгольма, столицы этой скандинавской монархии, находится памятник противнику Петра в Северной войне – королю Карлу XII, левая рука которого – совпадение? – указывает в сторону России. Еще интересный факт, как бы подтверждающий сон упомянутого майора Батурина. Монумент оставался на своем месте не только в Отечественную войну 1812 года, но и в Великую Отечественную войну 1941-1945 годов. В страшные дни блокады Ленинграда он был обшит досками и бревнами и уложен вокруг мешками с песком. Наша страна, как известно, устояла в обеих этих войнах…

Бронзовый император и его конь за все время своего существования подвергались реставрации только дважды – в 1909 и 1976 годах. Тогда же был произведен анализ при помощи гамма-лучей на предмет состояния каркаса скульптурной композиции. Он показал, что всё в порядке. Внутрь памятника даже поместили капсулу: в ней находятся сообщение о проведённой реставрации и датированная 3 сентября 1976 года газета. В советское же время (1988 год) Государственным банком была выпущена в обращение памятная 5-рублевая монета из медно-никелевого сплава, на которой был изображён Медный всадник. Она весила 19,8 грамма, общий тираж дензнака составил 2 млн экземпляров. Через два года свет увидела еще одна памятная монета, на этот раз номиналом 100 рублей и золотая, 900-й пробы – из исторической серии по случаю 500-летия единого русского государства. На нее также поместили изображение памятника Петру I.

Как добраться

Доехать до Медного всадника можно метрополитеном. Сходите на станции «Адмиралтейская» и, оказавшись на Малой Морской улице, сворачиваете влево и идете мимо Исаакиевского собора. Затем от него поворачиваете направо и идете к Александровскому саду. Сенатская площадь с установленным на ней памятником находится за садом.

Еще вариант: доезжаете на метро до одной из двух станций – «Невский проспект» или «Гостиный двор», выходите к Адмиралтейству и Дворцовой площади и, пройдя мимо, оказываетесь на Адмиралтейском проспекте. Свернув с него влево, доходите до Сенатской площади.

Или, если не хотите идти пешком, по выходу на станции «Невский проспект» пересаживаетесь в троллейбус (номера маршрутов: 1, 5, 10, 11 и 22), выходите на остановке «Почтамтский переулок» и возвращаетесь назад к Конногвардейскому бульвару, преодолев пешим ходом около 500 метров.