Ливонская война при ком

Победы и поражения Ливонской войны

История Ливонской войны (1558—1583), несмотря на большое внимание к этой войне, остаётся в числе важнейших проблем отечественной истории. Во-многом это связано с вниманием к фигуре Ивана Грозного. Учитывая тот факт, что ряд исследователей относится к личности государя Ивана Васильевича резко отрицательно, это отношение переносится и на его внешнюю политику. Ливонскую войну называют авантюрой, ненужной Русскому государству, которая только подорвала силы Руси и стала одной из предпосылок Смутного времени в начале 17 столетия.
Некоторые исследователи вполне справедливо считают, что наиболее перспективным направлением экспансии Русского государства в этом период было южное. Так, ещё Н. И. Костомаров отмечал, что «Время показало всё неблагоразумие поведения царя Ивана Васильевича по отношению к Крыму». Москва не воспользовалась моментом крайнего ослабления Бахчисарая, дав ему оправиться и не раздавив противника, после покорения Казани и Астрахани. Г. В. Вернадский подчеркивал, что война с крымскими татарами была «подлинно национальной задачей» и, несмотря на сложность покорения Крыма, по сравнению с Казанским и Астраханским ханствами, она была вполне выполнимой. Помешала реализации этой задачи Ливонская война, кампания, которая в начале считалась легкой задачей, с целью разгрома потерявшего свою военную мощь Ливонского ордена. «Реальная дилемма, с которой столкнулся царь Иван IV, — писал Георгий Вернадский, — состояла не в выборе между войной только с Крымом и походом на Ливонию, а выборе между войной только с Крымом и войной на два фронта как с Крымом, так и с Ливонией. Иван IV избрал последнее. Результаты оказались ужасающими». Историк высказал предположение, что первоначально направленная в Ливонию русская армия предназначалась для борьбы с Крымским ханством. Именно поэтому, во главе неё стояли служилые татарские «царевичи» — Шах-Али, Кайбула и Тохтамыш (московский претендент на крымский престол), войска были укомплектованы в значительной мере из касимовских и казанских татар. Лишь в последний момент армию повернули на северо-запад.
Вполне возможно, что московское правительство было уверено в кратковременности кампании против Ливонии. Добившись больших внешнеполитических успехов – покорив Казань и Астрахань, русское правительство решило подчинить себе Ливонский орден и твердо встать на берегах Балтийского моря. Ливонский орден будучи союзником Свидригайло Ольгердовича 1 сентября 1435 года потерпел страшное поражение в битве при Вилькомире (магистр Керскорф, ландмаршал и большинство ливонских рыцарей погибли), после этого было подписано соглашение о создании Ливонской конфедерации. 4 декабря 1435 года в Конфедерацию вошли архиепископ рижский, епископы курляндский, дерптский, эзель-викский и ревельский, а также Ливонский орден, его вассалы и города Рига, Ревель и Дерпт. Это рыхлое государственное образование оказалось под сильным влиянием соседей, в том числе Русского государства.
Момент, выбранный для начала военных действий против Ливонии, казался вполне удачным. Последовательные и старые враги Руси, которые противились усилению её позиций на берегах Балтики, не могли оказать Ливонской конфедерации экстренную военную помощь. Шведское королевство, потерпело поражение в войне с Русским государством — русско-шведская война 1554—1557 гг. Эта война выявила несомненное превосходство русской армии, хоть и не привела к большим результатам. Король Густав I, после неудачной попытки захватить крепость Орешек, поражения у Кивинебба и осады русскими войсками Выборга, поспешил заключить перемирие. 25 марта 1557 года было подписано Второе Новгородское перемирие сроком на сорок лет, подтвердившее территориальный статус-кво и традицию дипломатических сношений через новгородского наместника. Швеция нуждалась в мирной передышке.
Правительства Литвы и Польши рассчитывали на то, что ливонские рыцари сами смогут дать отпор русским. Кроме того, процесс слияния Литвы и Польши в единое государство, ещё не был завершен, что ослабляло их. Вмешательство в войну Ливонии и России, давало все выгоды Швеции, сопернику Польши в регионе. Бахчисарай, устрашенный предыдущими победами Москвы, не собирался начинать крупномасштабную войну, занял выжидательную позицию, ограничиваясь обычными небольшими набегами.
Однако, решительный успех русских войск в войне с Ливонией, вызвал сплочение врагов Москвы. На смену дрогнувшим войскам Ордена двинулись войска Швеции и Литвы, а затем и Польши. Война вышла на новый уровень, когда русскому государству стала противостоять мощная коалиция. В то же время надо помнить, что полной информацией обладаем только мы. Московское правительство, начиная войну, думало, что всё завершится в короткий срок, ливонцы устрашённые мощью русской армии, пойдут на переговоры. Об этом говорили и все прежние конфликты с Ливонией. Считалось, что повода для войны с коалицией сильных европейских государств нет. Схожие локальные конфликты, пограничного значения, шли в Европе десятками.
Повод к войне
Поводом к войне с Ливонией стал факт неуплаты ливонцами старинной «юрьевской дани» — денежной компенсации осевших в Прибалтике немцев за право селиться на землях, расположенных вдоль реки Западная Двина и принадлежавших полоцким князьям. Позднее эти выплаты превратились в весьма значительную дань за захваченный немецкими рыцарями русский город Юрьев (Дерпт). Ливония признала справедливость этой компенсации в соглашениях 1474, 1509 и 1550 гг.
В 1554 году на переговорах в Москве представители Ордена – Иоганн Бокгорст, Отто фон Гротхузен, и епископа Дерпта – Вальдемар Врангель, Дидерик Ковер, согласились с доводами русской стороны. Россию представляли Алексей Адашев и Иван Висковатый. Ливония обязалась платить русскому государю дань с недоимками за три года по три марки «с каждой головы». Однако собрать столько значительную сумму – 60 тыс. марок ливонцы не успели (вернее особо и не спешили). Невыполненными оказались и другие требования русского правительства – восстановления в Риге, Ревеле и Дерпте русских кварталов («концов») и православных церквей в них, обеспечение свободной торговли для русских «гостей» и отказ от союзнических отношений со Швецией и Литвой. Ливонцы прямо нарушили один из пунктов соглашения с Москвой, заключив в сентябре 1554 года союз с Великим княжеством Литовским, который был направлен против Руси. Узнав об этом, русское правительство направило магистру Иоганну Вильгельму фон Фюрстенбергу грамоту с объявлением войны. В 1557 году в городе Посволь было заключено соглашение между Ливонской конфедерацией и Польским королевство, установившее вассальную зависимость Ордена от Польши.
Однако сразу полномасштабные боевые действия не начались. Иван Васильевич ещё надеялся добиться своих целей дипломатическим путём. Вплоть до июня 1558 года в Москве велись переговоры. Тем не менее, нарушения со стороны ливонцев договорённостей 1554 года, дали русскому правительству повод для усиления давления на Орден. Было решено провести военную акцию, с целью устрашения ливонцев, чтобы сделать их более сговорчивыми. Главной целью первого похода русской армии, который состоялся зимой 1558 года, было стремление добиться добровольного отказа ливонцами от Нарвы (Ругодива). Для этого на границы с Ливонской конфедерацией была переброшена уже отмобилизованная, готовая к войне с Крымским ханством, конная армия.
Начало войны. Война с Ливонской конфедерацией
Первый поход. Зимняя кампания 1558 года. В январе 1558 года московские конные полки во главе с касимовским «царем» Шах-Али и князем Михаилом Глинским вторглись в Ливонию и довольно легко прошли восточные области. Во время зимней кампании 40-тыс. русско-татарская армия дошла до побережья Балтийского моря, разорив окрестности многих ливонских городов и замков. Задача по овладению ливонскими укреплениями не ставилась. Этот рейд был откровенной демонстрацией мощи Русского государства, призванной оказать психологическое воздействие на орденские власти. Русские полководцы во время этого похода дважды, по указанию государя Ивана Васильевича, присылали ливонскому магистру грамоты о присылке послов для возобновления переговорного процесса. Москва не хотела вести серьёзной войны на северо-западе, ей было достаточно выполнения уже достигнутых договоренностей.
Ливонские власти, устрашенные вторжением, ускорили сбор дани, договорились о временном приостановлении военных действий. В Москву были направлены дипломаты и в ходе тяжелых переговоров, была достигнута договоренность о передаче России Нарвы.

Второй поход. Но установленное перемирие продолжалось недолго. Ливонские сторонники войны с Россией нарушили мир. В марте 1558 года нарвский фогт Эрнст фон Шнелленберг приказал обстрелять русскую крепость Ивангород, это спровоцировало новое вторжение русских войск в Ливонию. На этот раз удар был более мощным и русские войска захватывали крепости и замки. Русская армия была усилена силами воевод Алексея Басманова и Данила Адашева, артиллерией, в том числе тяжёлой, для разрушения укреплений.
За весну — лето 1558 года русские полки захватили 20 крепостей, включая добровольно капитулировавшие и вошедшие в подданство русского царя. В апреле 1558 года была осаждена Нарва. Довольно долго боевые действия у города ограничивались только артиллерийской перестрелкой. Всё изменилось 11 мая, в Нарве вспыхнул сильный пожар (возможно, вызванный огнём русской артиллерии), значительная часть ливонского гарнизона была направлена для борьбы с пожаром, в это время русские воины сломали ворота и захватили нижний город, много немцев было перебито. Ливонские орудия были направлены на верхний замок, начался артиллерийский обстрел. Осажденные, поняв, что их положение безнадежно, капитулировали на условии свободного выхода из города. Трофеями русской армии стали 230 больших и малых пушек и множество пищалей. Оставшиеся жители города принесли присягу на верность русскому государю.
Нарва стала первой крупной ливонской крепостью, которую русские войска взяли в Ливонской войне. Овладев крепостью, Москва получила удобный морской порт, через которую стали возможными прямые торговые отношения со странами Западной Европы. Кроме того, в Нарве начались работы и по созданию русского флота — была построена верфь, в которой трудились мастера из Холмогор и Вологды. В гавани Нарвы впоследствии базировалась эскадра из 17 судов под командой немца, датского подданного Карстена Роде, принятого на русскую службу. Это был талантливый капитан с весьма интересной судьбой, подробнее в статье ВО: Первый Русский флот — пираты Грозного царя. Иван Васильевич прислал в город новгородского епископа с задачей освятить Нарву и начать сооружение православных храмов. Нарва оставалась русской до 1581 года (её захватила шведская армия).
Несколько недель держала оборону небольшая, но сильная крепость Нейгаузен. Несколько сот воинов и крестьян во главе с рыцарем фон Паденормом отражали натиск войска под началом воеводы Петра Шуйского. 30 июня 1558 года русская артиллерия завершила разрушение внешних укреплений, и немцы отступили в верхний замок. После этого люди отказались продолжать бессмысленное сопротивление и капитулировали. Шуйский, в знак их мужества, позволил уйти им с честью.
После захвата Нейгаузена, Шуйский осадил Дерпт. Его защищал 2 тыс. гарнизон из немецких наемников («заморских немцев») и местные жители под началом епископа Германа Вейланда. Для обстрела города русские войска соорудили высокий вал, подняв его до уровня стен, что позволило обстреливать весь Дерпт. Несколько дней шла сильная бомбардировка города, было разрушено несколько укреплений, многие дома. 15 июля царский воевода Шуйский предложил Вейланду капитулировать. Пока тот размышлял, бомбардировка продолжалась. В осаде Дерпта русские артиллеристы впервые применили зажигательные снаряды – «огнистые кули». Потеряв всякую надежду на помощь извне, горожане решили начать переговоры с русскими. Пётр Шуйский обещал не разрушать Дерпт до основания и сохранить горожанам прежнее управление. 18 июля 1558 г. город капитулировал.
В Дерпте, в одном из тайников русские ратники обнаружили 80 тыс. талеров, что превышало весь долг Ливонии перед Россией. В результате, жители Дерпта, из-за жадности некоторых горожан, потеряли больше, чем требовал у них русский государь. Найденных денег хватило бы не только на Юрьевскую дань, но и на наём войск для защиты Ливонии. Кроме того, победителями было захвачено 552 больших и малых пушек.

Взятие Нарвы Иваном Грозным. Б. А. Чориков, 1836.
Попытка ливонского контрнаступления. В ходе летнего похода 1558 года русские передовые отряды достигали Ревеля и Риги, разорив их окрестности. После столь успешной кампании русские войска ушли из Ливонии, оставив в захваченных городах и замках небольшие гарнизоны. Этим решил воспользоваться новый энергичный ливонский заместитель магистра, бывший комтур Феллина Готхард (Готтард) Кетлер. Заместитель магистра собрал 19-тыс. войско: 2 тыс. конницы, 7 тыс. кнехтов, 10 тыс. ополченцев.
Кетлер хотел отбить утраченные восточные земли, прежде всего в Дерптском епископстве. Ливонские войска подступили к крепости Ринген (Рынгола), которую защищал гарнизон всего из 40 «сынов боярских» и 50 стрельцов под руководством воеводы Русина-Игнатьева. Русские воины оказали героическое сопротивление, отбивая натиск вражеской армии в течение 5 недель (по другим данным – 6 недель). Они отразили два общих штурма.
Гарнизон Рингена попытался выручить посланный на помощь 2-тыс. отряд под началом воеводы Михаила Репнина. Русские воины смогли разбить передовую заставу ливонцев, было взято в плен 230 человек вместе с их командиром Иоганном Кетлером (брат командующего). Однако затем отряд Репнина был атакован основными силами ливонской армии и разбит. Эта неудача не поколебала мужества защитников крепости, они продолжали обороняться.
Немцы смогли захватить Рынголу только в ходе третьего штурма, который продолжался три дня, после того, как у защитников закончился порох. Тех воинов, которые не пали в ожесточенном бою, ливонцы добили. Кетрел потерял под Рингеном пятую часть войска — около 2 тыс. человек и потратил на осаду полтора месяца. После этого наступательный порыв ливонского войска угас. Ливонцы в конце октября 1558 года смогли только организовать набег на порубежные места Пскова. Ливонские отряды разорили Святоникольский монастырь под Себежем и посады городка Красного. Затем ливонское войско отступило к Риге и Вендену.
Зимняя кампания 1558-1559 гг. Ливонское наступление и разорение псковских мест вызвало большой гнев у русского государя. Были предприняты меры для ответного удара. Уже через два месяца войска под началом Семена Микулинского и Петра Морозова вошли в Ливонию. Они в течение месяца опустошали южную Ливонию.
17 января 1559 года произошло решающее сражение при городе Тирзене. Большой ливонский отряд под началом Фридриха Фелькерзама (Фелькензам) столкнулся с Передовым полком во главе с воеводой Василием Серебряным. В упорной схватке ливонцы были разбиты. Фелькерзам и 400 его воинов погибли, остальные попали в плен или бежали. Эта победа отдала в руки русской армии огромные территории. Русские войска беспрепятственно совершили рейд по землям Ливонской конфедерации, пройдя «по обе стороны Двины», захватив 11 городов и замков. Русские дошли до Риги, простояли здесь три дня. Затем вышли к границе с Пруссией и только в феврале с большой добычей и значительным полоном вернулись в русские пределы. Кроме того, на Дюнамюнском рейде был сожжен рижский флот.
Перемирие 1559 года
После столь успешного похода, русское правительство предоставило Ливонской конфедерации перемирие (третье по счёту) с марта по ноябрь 1559 года. Москва была уверена в том, что положение в новозавоеванных городах прочное и при посредничестве датчан пошло на перемирие. Кроме того, на Москву оказали сильное дипломатическое давление, обеспокоенные русскими успехами, Литва, Польша, Швеция и Дания. Так, литовские послы настоятельно требовали от царя Ивана IV прекратить войну в Ливонии, грозя, в противном случае, выступить на стороне Ливонской конфедерации. Вскоре с просьбу прекратить войну передали шведские и датские посланники. Русские успехи нарушали баланс сил в Европе, на Балтике, затрагивали политические и экономические интересы ряда держав. Польский король Сигизмунд II Август даже жаловался на русских английской королеве Елизавете I: «Московский государь ежедневно увеличивает своё могущество приобретением товаров, которые привозятся в Нарву, ибо сюда помимо прочего, привозится оружие, до сих пор ему не известное… приезжают военные специалисты, посредством которых, он приобретает средства побеждать всех…». Были сторонники перемирия и в Москве. Окольничий Алексей Адашев выражал интересы партии, которая настаивала на продолжение борьбы на юге, против Крым.

Продолжение следует…

ДОСТАВКА

СДЭК
Курьерская служба. Отправляем заказ в ваш город до удобного пункта выдачи. Специальные низкие тарифы для нашего интернет-магазина.

ПОЧТА РОССИИ
Традиционная доставка в любой населенный пункт России до почтового отделения. Специальные низкие тарифы для нашего интернет-магазина в областные центры.

Стоимость доставки не включена в цену товара и зависит от направления, веса посылки. Тариф доставки сообщаем после оформления заказа (до оплаты). Калькулятор стоимости доставки.

ОПЛАТА

— Оплата на сайте любой картой VISA, MasterCard, МИР. Сервис предоставляет Сбербанк России. Без комиссии!

— Оплата на карту Сбербанка России. Комиссия по тарифам банка.

— Оплата через платежные системы КИВИ, ЯДеньги. Комиссия по тарифам систем.

— Оплата при получении посылки на почте или в СДЭКе. Комиссия по тарифам служб доставки. Есть ограничения.

СРОКИ

На комплектование заказа требуется время. Срок указан рядом с ценой. Время на доставку зависит только от вашего местонахождения. Сроки доставки у Почты России и СДЭК в данный момент практически одинаковые.

Смоленская война 1632-1634 гг.


В ходе Смоленской войны 1632-1634 гг. московское правительство, используя благоприятную международную обстановку – шла Тридцатилетняя война (1618-1648 гг.), которая связала внимание Речи Посполитой, стремилось решить свои территориальные проблемы, связанные с крайне неудачным исходом войны с поляками в начале 17 столетия. Россия согласно условиям Деулинского перемирия 1618 года утратила Смоленскую и Северскую земли, которые были ранее возвращены к Русскому государству в ходе нескольких кровопролитных и длительных войн. В результате Смутного времени России приходилось снова отбивать эти территории у Польско-Литовского государства.
К началу 1630-х годов Русское государство смогло залечить тяжёлые раны, которые были нанесены Смутой и вторжением интервентов. Это стало неприятным сюрпризом для польского руководства, которое считало, что Россия надолго выведена из «большой политики». Для антигабсбургской, протестантской коалиции, и прежде всего для Шведского королевства, быстрое государственное, экономическое (финансовая стабильность государства была достигнута благодаря жесткой царской монополии на продажу хлеба и другие экспортные товары) возрождение Русского государства и нескрываемая враждебность к Речи Посполитой, открывали заманчивые перспективы для использования русских военных и финансовых ресурсов. Расчёты шведского монарха Густава II Адольфа, который стремился втянуть русское государство, в орбиту своей политики, вполне оправдались. Несмотря на заключение им в конце сентября 1626 года Альтмаркского перемирия с Польшей, что, по сути, оставило Россию, наедине с поляками, московское правительство продолжило согласованную ранее со шведами подготовку к войне. Правительство царя Михаила Федоровича и патриарха Филарета Никитича не скрывало намерения вернуть Смоленщину и Черниговщину, а при успешном развитии событий отбить и земли Белоруссии, Украины. Кроме того, Москве была обещана не только военно-техническая поддержка Швеции, но и турецкая помощь (эта надежда не оправдала себя). Об этом московскому правительству сообщили шведские посланники Жак Руссель, Иоганн Меллер и Антон Мониер. Они разъяснили причину, которая заставила Швецию остановить войну с Польшей, которая с перерывами шла с 1598 года. Шведские дипломаты ссылались на необходимость начала военных действий против союзной Речи Посполитой Католической лиги, которая теснила слабые войска немецких протестантов.
Надо сказать, что некоторую помощь Шведское королевство Москве оказало. По прямому распоряжению шведского короля России передали секретную технологию отливки легких (полевых) пушек, использование которых на поле боя давало шведской армии серьёзное преимущество над врагами. В начале 1630 года в русскую столицу приехал пушечных дел мастер Юлиус Коет, который наладил в России производство новых пушек. В 1632 году под техническим руководством другого посланника Швеции Андрея Виниуса были основаны тульский и каширский военные заводы, чугуноплавильные, железоделательные предприятия. Правда, содействие шведского правительства в модернизации русского военного производства и найме европейских специалистов, было щедро оплачено поставками русского хлеба. Шведское королевство испытывало огромные финансовые трудности и могло содержать большую армию (она насчитывала в 1632 году 147 тыс. солдат), лишь за счёт французских субсидий и спекуляций русским хлебом, который перепродавали в Голландию. За шесть лет – 1628-1633 гг., вывоз из Русского государства дешёвого зерна принёс шведской королевской казне 2,4 млн. рейхсталеров чистой прибыли.
Отсутствие формального договора о взаимодействии русских, шведских и турецких войск спасло Польшу от полного разгрома. В решающий момент Россия оказалось один на один с Польско-Литовском государством. Польское правительство в 1628 году было информировано Францией о начатой Россией подготовке к войне. Благодаря этому предупреждению поляки успели заключить перемирие со шведами и подготовиться к отражению русского нападения.
Подготовка к войне. Военная реформа
Подготовка к войне с сильным противником потребовала от русского правительства чрезвычайных усилий и больших финансовых затрат. Основное внимание было уделено улучшению организации и вооружения русской армии. К 1630 году численность русской армии была доведена до 92,5 тыс. человек. Однако использовать в наступательных операциях русское командование могло не более четверти этих сил. Примерно 70 тыс. человек находились на городовой службе. Необходимость военной реформы была очевидна. В начале 1630 года в Ярославль, Углич, Кострому, Вологду, Великий Новгород и другие города прибыли распоряжения о наборе на государеву службу оставшихся беспоместными детей боярских. Из них собирались сформировать два солдатских полка, по 1 тыс. человек в каждом. Обучать их ратному делу должны были нанятые за границей Александр Лесли и Франц Цецнер. Всем детям боярским было обещано жалованье в размере 5 руб. в год и кормовые деньги по алтыну в день. Каждый солдат получал казенную пищаль, порох и свинец. Так в России начали создавать полки «нового строя».
Первоначально полки «нового строя» планировали укомплектовывать беспоместными служивыми людьми, которые из-за бедности были неспособны нести службу «со своим городом». Пехотные полки «нового строя» должны были дополнить поместную кавалерию. Причём дворяне-солдаты не были лишены своих сословных прав и продолжали числиться в списках Разрядного приказа. Однако попытка сформировать новые пехотные полки только из служилых людей «по отечеству» (рождению) провалилась. Общее число записавшихся в солдаты детей боярских не превысило 60 человек. Пришлось набирать в солдаты вольных людей недворянского происхождения, казаков, татар и др. К декабрю 1631 года в полках Лесли и Цецнера числилось уже 3323 человека. Каждый полк был разделён на 8 рот. Командовали полком: полковник, полковой большой поручик (подполковник), майор (сторожеставец) и пять капитанов. Под началом ротных капитанов были: поручик, прапорщик, три сержанта (пятидесятника), квартирмейстер (окольничий), каптенармус (дозорщик над оружием), шесть капралов (есаулов), лекарь, подъячий, два толмача, три барабанщика и 200 рядовых (из них 120 пищальщиков-мушекетёров и 80 копейщиков).
В 1630 году в Русское государство начинают прибывать нанятые при шведском посредничестве военные специалисты и солдаты. Их принимал в Великом Новгороде князь Василий Барятинский, Ефим Самарин и дьяк Никифор Спиридонов. В начале 1632 года число солдатских полков было увеличено до шести. Четыре полка приняли участие походе на Смоленск, ещё два полка были направлены в действующую армию летом 1633 г.
Успешный опыт создания пехотных солдатских полков русское правительство решило распространить и на кавалерию. С середины 1632 года начали формировать первый рейтарский полк, начальная численность которого была определена в 2 тыс. человек. Служба в кавалерии была почётной и традиционной для дворян, поэтому в рейтары охотно записывались обедневшие служилые люди. Кроме того, службу в кавалерийском полку более щедро оплачивали – 3 рубля в месяц и по 2 рубля на содержание строевых коней. К декабрю 1632 года в рейтарском полку было 1721 рядовых. Командование решило увеличить численность полка до 2400 человек, сформировав особую драгунскую роту. Рейтарский полк состоял из 14 рот во главе с ротмистрами.
Уже во время Смоленской войны правительство сформировало драгунский полк, два солдатских полка и отдельную солдатскую роту. Их укомплектовали из даточных людей, взятых с монастырей и поместий, владельцы которых сами не могли выступить в поход (отставников, недорослей, вдов служилых людей и пр.). На войну брали по одному вооруженному коннику с 300 четвертей земли. Драгунский полк состоял из 1600 человек, разделённых на 12 рот, по 120 рядовых в каждой. Драгуны получали от государства лошадей, оружие, денежное довольствие по 4 рубля в год на седло и одежду, и месячный корм. Вооружены драгуны были пищалями (или мушкетами) и пиками. Полк имел и свою артиллерию – 12 малых пушек с боезапасом в 24 ядра на каждое орудие.
Таким образом, за три с половиной года до войны и во время её правительство сформировало 10 полков нового строя, общей численностью около 17 тыс. человек. К началу войны было готово шесть полков – 9 тыс. солдат. Московское правительство решило также использовать в войне с Польско-Литовским государством наёмников. Набор четырёх наёмных полков был осуществлён полковником шведской службы Александром Лесли, которого направил в Россию лично шведский монарх. В русской армии он получил чин «старшего полковника» (он соответствовал чину генерала) и отправился в германские протестантские княжества, где набрал 5 тыс. человек и отправил их в Московское царство. Однако этот опыт оказался неудачным. Тридцатилетняя война была в разгаре, спрос на профессиональных военных был крайне высок в самой Европе, поэтому Лесли с трудом набрал четыре полка, а их состав был с низкими боевыми качествами.
Московское правительство в 1632 году считало, что задача формирования боеспособной армии решена, надеялось на поддержку со стороны Швеции и Османской империи и решилось вступить в войну с Речью Посполитой. Шведы более реалистично смотрели на состояние русской армии. Так, шведский резидент И. Меллер в донесении, написанном в июле – августе 1632 г. сообщил, что Россия к войне ещё не готова.


(Источник карт Электронная энциклопедия и библиотека Руниверс).
Война
Событием, которое ускорило начало войны между Россией и Польшей, стала смерть короля Сигизмунда III. Русское правительство решило использовать этот момент и пошло на демонстративное нарушение Деулинского перемирия заключённого сроком на 14,5 лет (формально его действие заканчивалось 1 июня 1633 года). В июне 1632 года был проведён Земской собор, который поддержал решение о начале войны с Польшей. Решение московского правительства не было поколеблено и неожиданным нападением крымских татар, которые в июне вторглись в южные украины Русского государства. Интересен тот факт, что крымский хан нарушил строжайший запрет своего сюзерена турецкого султана Мурада IV, который в тот период был заинтересован в сохранении союзнических отношений с Москвой. Это был первый крупный поход крымцев за долгие годы затишья.
Татарский удар задержал выступление главных русских сил к Смоленску на три месяца. Только 3 августа 1632 года передовые части армии под началом боярина Михаила Борисовича Шеина и окольничего Артемия Васильевича Измайлова выступили в поход. 9 августа выступил главные силы, они шли к пограничному Можайску, где планировалось завершить комплектование ударной группировки. Из-за опасной ситуации на южных рубежах сбор полков затянулся до начала осени. Только 10 сентября Шеин получил указ о начале боевых действий против Польско-Литовского государства. 32-тыс. русская армия при 151 орудие и 7 мортирах выступила в поход. Эта потеря времени роковым образом скажется на исходе кампании.
Несмотря на осеннюю распутицу, которая задерживала движение артиллерии и обозов, начало войны было успешным. Русские воины в октябре-декабре 1632 года освободили Серпейск, Кричев, Дорогобуж, Белую, Трубчевск, Рославль, Стародуб, Новгород-Северский, Почеп, Батурин, Невель, Красный, Себеж и другие города и населённые пункты.
Осада Смоленска. 5 декабря 1632 года армия была собрана у Смоленска. Однако перевозка артиллерии затянулась на месяцы. «Великие» пушки («Инрог – стрелявший ядрами в 1 пуд и 30 гривенок, «Пасынок» — 1 пуд 15 гривенок, «Волк» — 1 пуд и др.) были доставлены в армию только в марте 1633 года. До этого времени русские войска не торопились штурмовать первоклассную крепость и занимались подготовительными работами.
Польский гарнизон насчитывал, по словам перебежчиков, около 2 тыс. человек. Оборону Смоленска возглавлял Самойло Соколинский и его помощник Якуб Воеводский. Гарнизон имел значительные запасы продовольствия, но испытывал недостаток в боеприпасах. Поляки, несмотря на незначительность гарнизона, смогли продержаться 8 месяцев до прихода польской армии под началом короля Владислава IV (его избрали в ноябре 1632 года).
Смоленск был мощной крепостью, взять которую можно было только имея сильную артиллерию и проведением правильной осады. Время избранное для осады было неудачным. Обычно с началом поздней осени войска отводили на зимние квартиры. Отступления от этого правила, при отсутствии системы регулярного снабжения полевой армии, часто заканчивалось тяжёлыми поражениями войск, которые действовали в отрыве от основных баз. Осада Смоленска подтвердила это правило. Зимой 1632-1633 гг. русские войска ограничивались блокадой крепости (да и то она не была полной). Только в ночь на Рождество Христово была сделана попытка внезапного штурма, но поляки были настороже и осаждающие остановили атаку.
После подвоза артиллерии, пушечным огнём и минными подкопами была разрушена часть укреплений города. Однако поляки успели сделать за стенами насыпной земляной вал с артиллерийскими батареями и успешно отбили два русских штурма – 26 мая и 10 июня 1633 года. Эти неудачи деморализовали армию Шеина, русская армия перешла к пассивной осаде.
Кроме того, активность русской армии сдерживали действия 6-тыс. группировки литовских войск под началом Александра Гонсевского и Христофора Радзивилла, которые стояли в 40 верстах от Смоленска в селах Красное и Баево. Несмотря на свою сравнительную малочисленность, вражеская группировка постоянно тревожила русскую армию. В ночь на 26 февраля 1633 года неприятель смог перебросить подкрепление численностью около 300 человек в город. Правда, вторая группа подкреплений заблудилась и была ликвидирована русскими войсками утром 27 февраля. Затем Гонсевскому удалось перебросить ещё 600 человек и необходимые гарнизону боеприпасы через Покровскую гору. Это позволило гарнизону отразить русские атаки и продержаться до подхода королевской армии. Командующий Передового полка князь Семён Прозоровский предложил атаковать и уничтожить незначительные силы Гонсевского, пока они не получили подмогу. Однако главнокомандующий занял выжидательную позицию, предоставив инициативу противнику. В итоге это привело армию к поражению.

Боевые действия на других направлениях. Военные действия не ограничивались осадой Смоленска. Русские воеводы старались нанести удары по врагу и на других направлениях. В свою очередь противник старался перехватить инициативу.
В конце декабря 1632 г. – начале января 1633 г. вражеские отряды проникли в Себежский уезд и под Путивль. Это нападение довольно легко отразили. Так, русские стрельцы и конные казаки настигли и уничтожили на реке Орлее в 20 верстах от Себежа отряд Корсака (200 человек). В конце января под Себежем был разгромлен ещё один вражеский отряд под началом полковника Комара. 27 февраля 1633 г. 5-тыс. литовский отряд под началом полковника Пясочинского попытался захватить Путивль. Воеводы Андрей Мосальский и Андрей Усов отразили вражеское нападение и сделав вылазку разбили врага.
В марте 1633 года 2-тыс. вражеский отряд под началом полковника Волка напал на Стародуб, но не смог захватить хорошо укрепленный город. В апреле поляки безуспешно атаковали Новгород-Северский, а в мае – снова Путивль. В июне 1533 г. южную русскую границу пересёк 5-тыс запорожский отряд. Запорожские казаки взяли Валуйки и осадили Белгород. Но 22 юля 1633 г. при штурме Белгорода запорожцы потерпели тяжёлое поражение, потеряв только убитыми 400 человек, и отступили. Защитники во время штурма устроили внезапную вылазку, уничтожив осадные приспособления и обратив противника в бегство.
На северо-западном направлении русские войска под началом Петра Лукомского и Семёна Мякинина в конце мая 1533 года ходили от Великих Лук на Полоцк. Полоцк был сильно разорён, сожжены посады и острог, литовцы смогли с большим трудом удержать только внутренний замок. На обратном пути русские войска довершили разорение Полоцкого повета. Летом 1633 года русские отряды совершили рейды в витебские, велижские и усвятские места.

Летом – осенью 1633 года в войне произошёл стратегический перелом в пользу Польско-Литовского государства. В мае-июне 1633 года было совершено новое крупное вторжение крымско-ногайских войск. Татары под началом «царевича» Мубарек-Гирея вторглись в южные русские уезды. Крымские и ногайские отряды прорвались через рубеж на реке Оке и дошли до Каширы. Были опустошены большие территории Московского, Серпуховского, Тарусского, Рязанского, Пронского и других уездов Русского государства. Польско-литовские, татарско-ногайские и запорожские нападения должны были отвлечь силы Москвы от Смоленска и, видимо, выполнили свою роль.
Поражение под Смоленском. 9 мая 1633 г. польская армия выступила из Варшавы на помощь смоленскому гарнизону. Король Владислав хотел одним ударом решить исход войны в свою пользу. 25 августа его 15-тыс. войско подошло к Смоленску. Шеин к этому времени уже потерял часть армии из-за массового дезертирства, многие служилые люди возвращались домой, узнав о татарском вторжении.
Главнокомандующий в этой ситуации занял пассивную позицию. Это и предопределило поражение русской армии. 28 августа 1633 года король Владислав пошёл на штурм русских укреплений. Основной удар польской армии был направлен на Покровскую гору, где оборона считалось самой слабой. Против солдатского полка Юрия Матейсона (имел к тому времени в своём составе около 1300 человек) было направлено 8 тыс. пехоты и конницы. Однако русские солдаты удержали укрепления на горе, их оборону прорвать не удалось и поляки отступили. 11 и 12 сентября польско-литовская армия вновь атаковала Покровскую гору. Полк Матейсона снова проявил упорство и отбил все нападения, но 13 сентября главнокомандующий Шеин приказал оставить позиции. 18 сентября поляки атаковали юго-западные позиции русской армии, которые оборонял солдатский полк Генриха фон Дама, численностью около 1,3 тыс. человек. Все вражеские приступы были отражены, но 19 сентября Шеин приказал оставить и эту позицию. Главнокомандующий сужал фронт обороны, т. к. сильно поредевшие войска не могли удержать прежние позиции. 20 сентября основные бои шли на юго-востоке. Здесь держал оборону князь Прозоровский, он после получения приказа об отходе, с трудом пробился в основной лагерь.
В результате русская армия потерпела поражение, осада со Смоленска была снята. Однако армия Шеина ещё сохраняла боеспособность и могла отступить, чтобы продолжить борьбу, но для этого надо было бросить артиллерию. Главнокомандующий не осмелился принять такое тяжёлое решение и приказал строить новые укрепления. 9 октября польско-литовская армия, усиленная 20-тыс. запорожским войском гетмана Тимофея Арандоренко, захватила село Жаворонки, перекрыв Московскую дорогу, и этим блокировала армию Шеина. Защищавшие Жаворонкову гору полк наёмников полковника Томаса Сандерсона и солдатский полк полковника Тобиаса Унзена (погиб в бою), атакованные гусарами, с большими потерями отошли в лагерь Шеина. Королевская армия не смогла уничтожить русские войска в нескольких сражениях, но полностью их блокировала, окружив линией своих укреплений.
В течение четырёх месяцев осажденная русская армия страдала от нехватки продовольствия, дров и болезней. В середине февраля 1634 года под давлением немецких полковников Шеин согласился начать переговоры с польским королём на условиях «почётной» капитуляции. По условиям составленного русскими воеводами и гетманом Христофором Радзивиллом соглашения, которое было подписано 21 февраля, русские полки с личным оружием, знаменами, 12 полевыми пушками, но без осадной артиллерии и обозного имущества получали право беспрепятственного отхода к своей границе. Самым тяжёлым условием капитуляции был пункт о выдаче всех перебежчиков. В дальнейшем именно этот пункт приведёт к казни главнокомандующего. Шеин увёл из под Смоленска 8056 воинов, ещё около 2 тыс. раненых и больных было составлено до излечения в лагере. По условиям договора, после излечения они должны были вернуться в Россию. Кроме того, половина наёмников перешла на службу к польскому королю.
Завершение войны
Тяжёлое положение главной армии под Смоленском вынудило московское правительство экстренно приступить к формированию резервной рати, которую возглавили знаменитые военачальники Д. Пожарский и Д. Черкасский. Основу армии составил государев двор и отряды городовых дворян, срочно переброшенные к Можайску. Однако в боях эта армия участия не принимала, видимо, выполняя роль стратегического резерва.
Русские силы на других направлениях были скованы ударами вражеских войск. В январе 1634 года под Себеж пришёл 2-тыс. отряд под началом полковников Лузгиня и Муравицкого. Неприятель собирался наступать в направлении Опочки, Великих Лук и Невля. В начале весны силы противника подошли к Великим Лукам. 29 марта состоялось ожесточённое сражение, продолжавшееся с утра до вечера. Польско-литовский отряд был разгромлен. В мае русский отряд разбил противника под городом Озерище.
На западном направлении, после победы у Смоленска, главная польская армия попыталась поникнуть вглубь русского государства, но была остановлена героической обороной гарнизона города Белая (крепость обороняло не более 1 тыс. человек). Поляки попытались подорвать укрепления с помощью мины, но их инженеры ошиблись. Взрыв не повредил стену, зато погибло около 100 польских пехотинцев. Затем русский гарнизон сделал удачную вылазку, в ходе боя был ранен сам польский король. Всего в ходе боев за крепость Белая польская армия потеряла до 4 тыс. человек. Осада продолжалась с февраля по март 1634 года. Эта неожиданная неудача заставила польское правительство прекратить поход и начать мирные переговоры с Москвой.

Поляновский мир
Россию представляли боярин Фёдор Шереметев, окольничий Алексей Львов, окольничий Степан Проестев и дьяки Григорий Нечаев и Василий Прокофьев . Польско-Литовское государство представлял Миколай Воронец (Вороновский). К началу лета 1634 года стороны согласовали наиболее спорные условия будущего договора.
4 (14) июня 1634 года в селе Семлево на реке Поляновке, между Вязьмой и Дорогобужем был подписан мирный договор между Россией и Речью Посполитой. Польшу представляли коронный канцлер Якуб Задзик (Жадзик) и литовский гетман Христофор Радзивилл. Поляновский мир подтверждал границы между Московским царством и Речью Посполитой по Деулинскому перемирию 1618 года, т. е. за поляками оставалась Смоленщина и Черниговщина. К России отошёл только город Серпейск с небольшой округой и ряд других небольших территорий. Поляки обязались передать Москве крестоцеловальную запись русского боярского правительства избранному в 1610 году русским царем польскому королевичу Владиславу, который теперь стал королём Речи Посполитой. Владислав за откуп в 20 тыс. рублей отказывался от титула «государя всея Руси». Кроме того, поляки обязались вернуть тело пленённого и замученного русского государя Василия Шуйского. Был произведён обмен пленными без выкупа.

Иван Шуйский

Князь-воевода царя Ивана Грозного, прославивший Отечество и себя героической обороной Пскова

Взятие Казани Иваном Грозным в 1552 г.

Ливонская война длилась для Русского государства долго, с 1558 по 1583 год. Противниками Москвы в ней стали немецкий Ливонский орден, Польша и Литва, Швеция и Дания. Одна из самых драматических страниц той войны связана с обороной города-крепости древнего Пскова от армии Речи Посполитой.

Для похода на Псков королем Речи Стефаном Баторием была собрана огромная для Европы той эпохи наемная армия численностью около 100 тысяч человек. 40 тысяч из них составляла шляхетская конница из польских и литовских земель: в поход пошли со своими отрядами многие магнаты.

Остальные 60 тысяч являлись королевскими наемниками-иностранцами. Преимущественно венгры и немцы, а также шотландцы, французы, австрийцы, датчане, шведы, волохи (румыны). Это были профессиональные ландскнехты, хорошо вооруженные и обученные.

Численность же псковского гарнизона составляла не более 12–15 тысяч стрельцов, боярских детей и дворян и вооруженных горожан-ополченцев.

Порубежный русский город имел четыре оборонительные линии, которые выстраивались на протяжении нескольких веков. Это были: каменные крепостные стены Большого города, Среднего города, Довмонтова города и, наконец, псковская цитадель – кремль. Псковичи называли его кромом. В ходе обороны главную роль сыграла 10-километровая каменная стена Большого города. Она имела 37 многоярусных башен и 48 ворот, немало обустроенных подземных ходов.

Руководил защитой Пскова боярин князь-воевода Иван Петрович Шуйский. Именно ему, человеку опытному и испытанному, по воле царя Ивана Грозного был вручен «письменный наказ» и приказано «отвечать за всех воевод».

Следует заметить, что военачальниками в осажденной крепости были известные в Ливонской войне люди – князья Василий Скопин-Шуйский, Андрей Хворостинин, Владимир Бахтеяров-Ростовский и Василий Лобанов-Ростовский, воевода Никита Очин-Плещеев, псковские государевы дьяки Сульмен Булганов и Афанасий Викулин, другие «начальные люди».

Иван Шуйский деятельно готовился к приходу королевской армии (в том секрета для него не было) под стены Пскова. Были сожжены городские предместья, опустошены селения верст на 100–150 в округе, чтобы лишить врага фуража и продовольствия, чтобы он не мог найти в непогоду крыши над головой. В той ситуации Стефан Баторий мог надеяться только на собственные запасы. На большом удалении от города вражеские фуражиры оказывались под ударами конных отрядов из детей боярских, казаков и служилых татар.

Все псковичи, способные держать в руках оружие, были «расписаны по стенам и башням». Заранее расставили пушки и большие пищали. Самым опасным местом для защитников Пскова являлась юго-восточная часть стены Большого города между реками Великой и Псковой. Здесь поставили две «великие» пушки, имевшие собственные имена – «Барс» и «Трескотуха».

Авангард вражеской армии появился на подступах к городу 18 августа 1581 года. «Литовских первых людей» гетмана Яна Замойского отогнали от крепости вылазкой.

Главные силы королевской армии подступили к Пскову 25 августа. Стефан Баторий со свитой объехал город и приказал начать осадные работы. Однако походный лагерь ему пришлось устраивать подальше от псковских стен: меткий огонь русских пушкарей и пищальников за все время осады нанес вражескому войску большой урон.

Фортификационные работы «королевские люди» начали в первый день сентября. Рылись пять осадных траншей, которые вели к двум башням – Покровской и Свиной. Стефан Баторий решил штурмовать именно этот участок крепостной стены. Ставились туры, возводились осадные батареи из тяжелых орудий.

Земляные работы усиленно велись три дня. Со стен по работающим осаждавшим стреляли из пушек и пищалей-ручниц. Но поскольку ночная темень мешала вести стрельбу, то русские воеводы нашли выход: сперва со стен бросались горящие факелы, а затем за каменной стеной «зажгли деревянную башню», огонь которой осветил подступы к стене между Покровской и Свиной башнями.

Общая бомбардировка Псковской крепости началась 7 сентября. Огонь велся с трех осадных батарей (20 тяжелый орудий) – одной польской и двух венгерских. В стене образовались проломы, сильно пострадали и башни, из которых русские убрали пушки.

Первый генеральный штурм Пскова состоялся под вечер 8 сентября. Когда королевские наемники ворвались в проломы, то увидели перед собой то, чего никак не ожидали. Напротив проломов стояла деревянная стена со многими бойницами, за которыми стояли стрельцы с «ручницами». Приступ велся четыре часа и прекратился с наступлением полной темноты. Он дорого обошелся Стефану Баторию: его войска потеряли «побитыми градоемцами более пяти тысяч». Но и князь-воевода Иван Шуйский в тот день лишился тоже многих ратников – 863 убитыми и 1626 ранеными.

Больше всего штурмующих было «побито» в захваченной ими полуразрушенной Свиной башне, которую сперва обстреляли из «великой пищали» «Барс», а затем подорвали пороховым зарядом. Таким же взрывом очистили от королевских солдат Покровскую башню. Из проломов врага выбили общей контратакой. Так была «очищена каменная псковская стена от литовских ног».

Князь-воевода Иван Шуйский не ограничился «сбитием» со стены неприятеля. Защитники Пскова сами пошли на сильную вылазку. В крепостном рву было перебито немало «королевских людей», «далеко за ними, секуще, гнались». Было взято немало пленных, которых «к государевым боярам и воеводам привели». Трофеев – «изрядных нарочитых самопалов и ручниц разных бесчисленно много в город принесли».

После отражения штурма псковичи восстановили разрушенную часть крепостной ограды. В проломах были поставлены деревянные срубы и туры.

Уязвленный большой неудачей, король Стефан Баторий приказал начать минную войну против русской крепости. Осажденным удалось узнать, что враг ведет девять подкопов: в Псков бежал «прежде русский, полоцкий стрелец именем Игнашь».

Шуйский приказал рыть контрподкопы – «слухи». Когда они сошлись под землей с неприятельскими (перед Покровской и Свиной башнями), то их взорвали пороховыми минами. Остальные вражеские подкопы обрушились сами. Так полководец Стефан Баторий проиграл минную войну против осажденного им Пскова.

Осада продолжалась. В конце сентября начались холода, а 4 сентября выпал первый снег. Вражеский стан постоянно обстреливался из крепостных орудий. 11 октября князь-воевода Иван Шуйский вывел на вылазку около 3 тысяч пеших воинов и 500 конников. Вылазки за крепостную стену делались в самых разных местах, держа королевские войска в постоянном напряжении.

28 октября состоялся второй штурм Пскова. Наемная венгерская пехота перешла по льду реку Великую и стала, прикрывшись щитами, кирками и лопатами разбивать фундамент крепостной стены, чтобы ее обрушить в реку. Это был опасный момент в истории Псковской осады: «градоемцы и каменосечцы» оказались вне досягаемости стрельбы из ручных пищалей.

Тогда воеводы приказали в этом месте «частые окна провертеть сквозь стену, и из тех окон из ручниц стрелять и копьями колоть». Итогом того штурма стало то, что почти всех «приступивших перебили».

Тогда Стефан Баторий решил одолеть псковских «сидельцев» новыми атаками крепости, которые следовали одной за другой. «Из наряда по граду пять дней били, и во все те пять дней крепкими приступами к городу приступали». Король, штурмовавший Псков беспрерывно пять дней, постоянно посылал в бой свежие отряды. И все неудачно.

Особенно опасным оказался штурм в день 2 ноября, когда осадные орудия неприятеля обрушили – «сбили стену от Великой реки». Когда «королевские гайдуки и ротмистры» по речному льду устремились к свежему пролому, то их встретил убийственный огонь из «многих» пушек и ручниц.

После этих пяти штурмовых дней королю Стефану Баторию пришлось перейти к «тихому обложению» Псковской крепости. 1 декабря король Стефан Баторий уехал в Литву, оставив в осадном лагере за старшего гетмана Яна Замойского. Понимая, что вражеская армия долго не продержится в осаде, Иван Шуйский «участил» вылазки за крепостные стены. Продолжался обстрел осадного стана из дальнобойных пушек.

Последняя – «конечная» вылазка псковского гарнизона состоялась 4 января 1582 года. В ней участвовало несколько тысяч пеших и конных русских ратников. Под крепостными стенами произошла настоящая ожесточенная битва в поле. В тот же день королевская армия ушла из-под Пскова, а псковичи открыли, наконец-то, городские ворота.

Гетман Ян Замойский после такой неудачи своего монарха в ходе Ливонской войны покушался на жизнь князя-воеводы Ивана Шуйского. 9 января в город прибыл «русский полоняник» (отпущенный на волю пленник) с «великим ларцом» для «князя Ивана Петровича с казной, которую бы один посмотрел, а иным бы не давал смотреть».

Шуйский разгадал вражескую хитрость. Его мастера «отомкнули ларец далеко за воеводской избой». В «великом ларце» оказалась не «казна», а «двадцать четыре самопала, занаряженных на все четыре стороны, на верх же всыпано с пуд зелья». «Самопальный замок» адской машины Средневековья должен был сработать сразу, как только начнет открываться крышка «ларца с казной».

Псковская оборона стала вершиной славы в воеводской биографии боярина и князя Ивана Петровича Шуйского. У потомка суздальско-нижегородских князей была сложная судьба. Опричнина жестоко прошлась по «княжатам» Шуйским. Поэтому Иван Шуйский первое свое воеводское назначение «в Данков» получил только в 1570 году.

Долгое время воеводствовал на «крымской украине». Командовал сторожевыми полками в Коломне и Кашире, отличился в войне с ханом Девлет-Гиреем. Во главе сторожевого полка во время Ливонской войны «ходил на немецкие города». В 1580 году стал псковским наместником, то есть князем-воеводой, которому было поручено «бережение» Псковщины.

Царь Иван Грозный перед смертью включил боярина Ивана Шуйского, прославленного защитой Пскова, в состав регентского совета при царе Федоре Ивановиче. Однако князь-воевода не поладил с Борисом Годуновым, был отправлен в ссылку, а затем убит.

Ливонская война 1558-1583 годов

Лучшее, что нам дает история,— это возбуждаемый ею энтузиазм.

Ливонская война длилась с 1558 по 1583 года. В ходе войны Иван Грозный стремился получить доступ и захватить портовые города Балтийского моря, что должно было существенно улучшить экономическое положение Руси, за счет улучшения торговли. В данной статье мы поговорим кратко о Левонской войне, а также обо всех ее аспектах.

Начало Ливонской войны

Шестнадцатое столетие было периодом беспрерывных войн. Российское государство стремилось обезопасить себя от соседей и вернуть земли, которые ранее входили в состав Древней Руси.

Войны велись по нескольким направлениям:

  • Восточное направление ознаменовалось покорением Казанского и Астраханского ханств, а также началом освоения Сибири.
  • Южное направление внешней политики представляло извечную борьбу с Крымским ханством.
  • Западное направление – события длительной, тяжёлой и очень кровопролитной Ливонской войны (1558–1583 гг.), о которой и пойдёт речь.

Ливония – регион в восточной Балтии. На территории современной Эстонии и Латвии. В те времена существовало государство, созданное в результате крестоносных завоеваний. Как государственное образование, оно было слабым из-за национальных противоречий (прибалтийцы были поставлены в феодальную зависимость), религиозного раскола (туда проникла Реформация), борьбы за власть среди верхушки.

Причины начала Ливонской войны

Иван 4 Грозный начал Ливонскую войну на фоне успехов своей внешней политики на других направлениях. Русский князь-царь стремился отодвинуть границы государства на запаз, чтобы получить доступ к судоходным районам и портам Балтийского моря. И Ливонский Орден дал русскому царю идеальные причины для начала Ливонской войны:

  1. Отказ от уплаты дани. В 1503 годук Ливнской Орден и Русь подписали документ, согласно которому первые обязывались выплачивать городу Юрьев ежегодную дань. В 1557 году Орден от этого обязательства единолично устранился.
  2. Ослабление внешнепалитического влияния Ордена на фоне нациальнальных разногласий.

Говоря о причине, следует сделать акцент на том, что Ливония отделяла Русь от моря, блокировала торговлю. В захвате Ливонии были заинтересованы крупные купцы и дворяне, которые желали присвоить новые земли. Но главной причиной можно выделить амбиции Ивана IV Грозного. Победа должна была укрепить его влияние, поэтому он вел войну, не считаясь с обстоятельствами и скудными возможностями страны ради собственного величия.

Ход войны и основные события

Ливонская война велась с большими перерывами и исторически разделяется на четыре этапа.

Первый этап войны

На первом этапе (1558–1561) боевые действия велись относительно успешно для России. Русская армия в первые месяцы захватила Дерпт, Нарву и была близка к захвату Риги и Ревеля. Ливонский Орден находился на краю гибели и просил перемирия. Иван Грозный согласился на 6 месяцев остановить войну, но это было огромной ошибкой. За это время Орден перешел под протекторат Литвы и Польши, в результате чего Россия получила не 1-го слабого, а 2-ух сильных противников.

Самым опасным противником для России была Литва, которая на тот момент могла в некоторых аспектах превосходить Российское царство по своему потенциалу. Более того, крестьяне Прибалтики были недовольны новоприбывшими русскими помещиками, жестокостями войны, поборами и другими бедствиями.

Второй этап войны

Второй этап войны (1562–1570) начался с того, что новые хозяева ливонских земель потребовали от Ивана Грозного вывести войска и отказаться от Ливонии. Фактически было предложено, чтобы Ливонская война прекратилась, и Россия осталась ни с чем по ее итогам. После отказа царя сделать это война для России окончательно превратилась в авантюру. Война с Литвой продолжалась 2 года и была неудачной для Российского Царства. Конфликт можно было продолжать лишь в условиях опричнины, тем более что боярство было против продолжения боевых действий. Ранее, за недовольство Ливонской войной, в 1560 г. царь разогнал «Избранную Раду».

Именно на этом этапе войны Польша и Литва объединились в единое государство – Речь Посполитая. Это была сильная держава, с которой приходилось считаться всем, без исключения.

Третий этап войны

Третий этап (1570–1577) – это бои местного значения России со Швецией за территорию современной Эстонии. Они закончились без каких-либо значимых результатов для обеих сторон. Все бои носили локальный характер и никакого существенного влияния на ход войны не имели.

Четвертый этап войны

На четвёртом этапе Ливонской войны (1577–1583) Иван IV вновь захватывает всю Прибалтику, но вскоре удача отвернулась от царя и русские войска были разгромлены. Новый король объединённой Польши и Литвы (Речи Посполитой) Стефан Баторий выгнал Ивана Грозного из прибалтийского региона, и даже сумел захватить ряд городов уже на территории Русского царства (Полоцк, Великие Луки и др.). Боевые действия сопровождались страшным кровопролитием. Помощь Речи Посполитой с 1579 года оказывала Швеция, которая весьма успешно действовала, захватив Ивангород, Ям, Копорье.

От полного разгрома Россию спасла оборона Пскова (с августа 1581 г.). За 5 месяцев осады гарнизон и жители города отбили 31 попытку штурма, ослабив армию Батория.

Окончание войны и ее итоги

Ям-Запольское перемирие между Российским царством и Речью Посполитой 1582 года положило конец длительной и ненужной войне. Россия отказалась от Ливонии. Было утеряно побережье Финского залива. Его захватила Швеция, с которой в 1583 года был подписан Плюсский мир.

Таким образом, можно выделить следующие причины поражения Российского государства, который подводят итоги Лиовнской войны:

  • авантюризм и амбиции царя – Россия не могла вести войну одновременно с тремя сильными государствами;
  • пагубное влияние опричнины, хозяйственное разорение, татарские нападение.
  • Глубокий хозяйственный кризис внутри страны, который разразился на 3 и 4 этапах военных действий.

Несмотря на отрицательный исход, именно Ливонская война определила направления внешней политики России на долгие годы вперед – получить выход к Балтийскому морю.