Кто такой отто скорцени

Штандартенфюрер СС Отто Скорцени

REX LUPUS DEUS
НЕОБХОДИМОЕ ПРЕДУВЕДОМЛЕНИЕ
Настоящая публикация ни в коей мере не является апологией СС, гитлеровского режима, Национал-Социалистической Германской Рабочей партии (НСДАП) и (или) пропагандой справедливо осужденных всем прогрессивным человечеством национал-социалистических, фашистских или иных тоталитарных человеконенавистнических символов, движений, партий, взглядов и идей, антисемитизма или юдофобии, нося исключительно популярно-ознакомительный характер.
Отец мой воевал за Трансвааль,
Потом в полку Дроздовском полнил цепи.
Опять, как в восемнадцатом, февраль.
Уже НКВДешник на прицеле.
Мерещится вдруг замок Фриденталь,
Где награждал меня крестом Скорцени.
Иерей Анатолий Кузнецов.
Во им Отца, и Сына, и Святого Духа, аминь.
Штандартенфюрер СС Отто Скорцени, дипломированный инженер, атлет (196 см ростом), сотрудник службы безопасности (CД) «Шуцштаффеля» (СС), руководитель диверсионных отрядов, освободитель Муссолини и похититель Хорти, «человек со шрамами», «черный циклоп», «самый опасный человек Европы» и «король гитлеровских диверсантов», считающийся родоначальником современных войск коммандос (спецназа), родился 12 июня 1908 (по другим сведениям — 1906) года в Вене в семье австрийских немцев чешского происхождения.
Будущий «гитлеровский король диверсий» с блеском закончил Венский университет, получив диплом инженера-строителя. В период учебы он вступил в студенческую корпорацию «Маркомания», в «Штирийский академический (студенческий) добровольческий корпус», а затем – в военизированную антибольшевицкую организацию «Геймвер», члены которой за цвет своих мундиров именовались «зелеными фашистами» (в отличие от «коричневых фашистов» — членов австрийской НСДАП). С юных лет Отто Скорцени был дружен с Эрнстом Кальтенбруннером, будущим шефом СД, своим товарищем по университету (но учившимся на юридическом факультете и повешенным в 1946 году по приговору международного Нюрнбергского трибунала).
После окончания университета Скорцени учредил собственную фирму и работал по специальности – инженером-строителем. За 14 шрамов на лице, полученные в сабельных единоборствах («мензурах»), широко распространенных среди студентов, входивших в правые консервативные университетские корпорации, (а не «1 шрам, полученный в пьяной драке в пивной», как утверждают иные «знатоки»!) Скорцени получил прозвище «лицо со шрамами» (нем.: «Das Narbengesicht»). В 1932 (по другим сведениям — в 1930) году молодой инженер вступил в НСДАП (партийный билет № 1 083 671), а в феврале 1934 года – в 89-й штандарт (полк) СС Фридолина Гласса (служебное удостоверение СС № 29 579).
Чрезвычайно импозантно выглядевший в черной эсэсовской форме почти двухметровый верзила получил еще одно прозвище – «черный циклоп» (хотя и не был одноглазым, как это, если верить Гомеру, полагается настоящему циклопу). В составе 89-го штандарта СС Скорцени в 1934 году принял участие в попытке национал-социалистического государственного переворота в Австрии (он входил в состав «Ударного отряда СС», боевиками которого был убит в своей венской резиденции «австрофашистский» диктатор Энгельберт Дольфус, прозванный за свой малый рост, сочетавшийся с непомерными политическими амбициями, «Миллиметтернихом»).
Несмотря на то, что заговорщикам удалось убить Дольфуса, их восстание было подавлено войсками и полицией «австрофашистского» режима при поддержке полувоенных отрядов «Геймвера», поскольку штурмовые отряды (СА) австрийских национал-социалистов (озлобленные недавним разгромом германских СА и расстрелом их руководства силами СС, германской полиции и армии в «Ночь Длинных Ножей» 30 июня 1934 года) не поддержали путчистов. Фюрер Германской державы Адольф Гитлер также не оказал поддержки национал-социалистическому путчу в Австрии, поскольку фашистский диктатор (дуче) Италии Бенито Муссолини, опекавший установленный Дольфусом в Австрии по итальянскому образцу «христианско-социальный сословный (корпоративный)» режим, пригрозил военным вмешательством и стянул крупные военные силы к итало-австрийской границе на перевале Бреннеро (Бреннер).
После запрещения НСДАП и СС в Австрии Отто Скорцени входил в состав полулегальных военизированных формирований национал-социалистов, замаскированных под спортивные общества. В период событий, предшествовавших присоединению Австрии к Германской державе («аншлюсу») в 1938 году (операция «Отто», названная так по имени австрийского кронпринца Отто фон Габсбурга, которого предполагалось захватить, предотвратив тем самым провозглашение Австрии отдельной авторитарно-клерикальной монархией, планировавшееся «австрофашистской» диктатурой Курта Эдлера фон Шушнига и Вильгельма Микласа с целью недопущения воссоединения Австрии с Германией), Скорцени (тоже Отто!) возглавлял одну из «мобильных команд» («роллькоммандос») австрийских СС и в качестве такового руководил арестом последнего «австрофашистского» президента Вильгельма Микласа.
В 1939 году Отто Скорцени был зачислен в ряды отборного эсэсовского формирования — «Лейбштандарта СС Адольфа Гитлера», в составе которого участвовал в 1940 году в военных действиях во Франции и Югославии. По другим сведениям, Скорцени уже в марте 1940 года был переведен из «Лейбштандарта СС Адольфа Гитлера» во 2-ю дивизию СС «Рейх». Весной и летом 1941 года «человек со шрамами», уже в чине унтерштурмфюрера СС и в составе артиллерийского полка 2-й дивизии СС «Рейх», участвовал в военных действиях на Восточном фронте, в том числе, если верить его воспоминаниям, во взятии Брестской крепости и в Смоленском сражении, и дошел до Москвы.
В составе взвода самоходных штурмовых орудий «Штурмгешюц» артиллерийского полка СС дивизии «Рейх» Отто Скорцени принял участие в штурме советской Брестской крепости (которую штурмовала 45-я пехотная дивизия германского вермахта, состоявшая из земляков «черного циклопа» — австрийцев). Согласно его воспоминаниям, советские снайперы метко стреляли из укрытий, по которым эсэсовские самоходные пушки вели огонь прямой наводкой. При штурме Бреста немцы потеряли более 1000 человек ранеными и 482 убитыми (из них 80 офицеров). Хотя германцы пленили в Бресте 7 000 красноармейцев (в том числе свыше 100 командиров), и хотя советские пограничники, входившие в состав частей НКВД, дрались гораздо упорнее, чем простые красноармейцы, массами сдававшиеся в плен, собственные потери, составившие 5 процентов (!) от общего числа всех германских потерь за первые 8 дней войны на Восточном фронте, заставили многих немцев призадуматься над характером предстоящей кампании.
Воздавая должное стойкости и героизму русского солдата (пусть даже и одетого в красноармейскую форму), Отто Скорцени (будучи сам австрийским немцем чешского, то есть славянского, происхождения), подобно очень многим бойцам германского вермахта и «зеленых (фронтовых) СС», никогда не разделял представлений нацистской верхушки о славянах и, в частности, русских, как о представителях некой «низшей расы». Весьма характерным в этом плане является следующая констатация «черного циклопа», сделанная Скорцени в его мемуарах «Неизвестная война»:
«Если кто-то и считал русских недочеловеками, так это руководители большевиков, которые заставляли их жить в деревнях и работать в городах в скотских условиях».
В один из дней боев под Ельней в конце июля 1941 года командир 6-й батареи 2-го батальона (дивизиона) артиллерийского полка 2-й дивизии СС «Рейх» гауптштурмфюрер СС Йоахим Румор, при виде советских танков Т-34, надвигавшихся на позиции его батареи, вскочив на мотоцикл, начал разъезжать между эсэсовскими самоходными пушками, хладнокровно командуя своими артиллеристами. Последний Т-34 был подбит снарядом из 105-мм пушки «Штурмгешюц» всего в 15 метрах от германских позиций. за этот бой Йоахим Румор был повышен в звании до штурмбаннфюрера СС, а его подчиненный Отто Скорцени удостоился награждения Железным крестом II степени.
2 декабря 1941 года части дивизии СС «Рейх» вошли в Николаев (расположенный всего в 15 километрах от Москвы). В солнечную погоду оттуда были видны в бинокль купола московских храмов. Батареи артиллерийского полка СС дивизии «Рейх» обстреливали из Николаева пригороды Москвы, но в артполку уже не оставалось ни одного исправного орудийного тягача.
В своих военных мемуарах «Мои секретные задания» (нем. «Meine Kommandounternehmen») Скорцени, между прочим, упоминает использование немцами невиданного дотоле оружия массового уничтожения — ракет «с жидким воздухом» («mit fluessiger Luft»). Согласно его воспоминаниям, эти ракеты были впервые применены немцами в боях под Москвой в декабре 1941 года, вызвав шок в советских войсках. По утверждениям Скорцени, красные сообщили по громкоговорителю, что, если немцы продолжат применение этих ракет, в ответ Красной Армией будут применены отравляющие газы. После чего немцы перестали эти ракеты применять. Что тут сказать? «Темна вода во облацех…»
Незадолго до запланированного перехода дивизии СС «Рейх» и других германских соединений в полномасштабное заключительное наступление на «Штаб Мировой Революции», они оказались в полном смысле слова парализованными очередным резким ухудшением погодных условий. 10 декабря 1941 года оберштурмфюрер СС Отто Скорцени сделал в своем дневнике (педантичные немцы вели дневники при любых обстоятельствах!) запись следующего содержания:
«Николаев, 10.12.41. Скоро даже в нашей части всем станет ясно: продвижение вперед закончено. Вот наша наступательная сила и иссякла. У наших соседей — 10-й танковой дивизии — осталась всего дюжина боеспособных танков».
Когда немецкие танки подошли уже к самой Москве и уже ничто, казалось, не могло сдержать их триумфального въезда в столицу «Отечества пролетариев всего мира» (как в описываемое время вполне официально именовался предельно денационализированный СССР), ночью вдруг ударил крепкий русский мороз, который заморозил машинное масло. И этого оказалось достаточно…
Спустя несколько дней в дневнике Отто Скорцени появилась новая, не менее мрачная запись:
«Поскольку похоронить наших убитых в промерзшей насквозь земле оказалось совершенно невозможно, мы сложили трупы у церкви. На них было просто страшно смотреть. Мороз сковал их скрюченные в предсмертной агонии руки и ноги, принявшие самые невероятные положения. Чтобы придать мертвецам столь часто описываемое выражение умиротворенности и покоя, якобы присущие им, трупам пришлось бы выламывать суставы. Остекленевшие глаза мертвецов слепо взирали в холодное серое небо. Взорвав заряд тола, мы уложили в образовавшуюся большую воронку трупы погибших и наскоро забросали их мерзлой землей…»
С тяжелейшими обморожениями и дизентерией «черный циклоп» (награжденный к тому времени Железным Крестом I степени и «Орденом Мороженого Мяса», который, по его собственному признанию, мог отныне носить с полным на то основанием!) был направлен с фронта на лечение. По излечении Отто Скорцени был переведен в VI ведомство Главного управления имперской безопасности (РСХА), занимавшееся военной разведкой, в котором был назначен начальником отдела IV C (S). В задачи отдела, возглавляемого «черным циклопом», входило проведение операций в области материального, морального и политического саботажа за рубежом.
Отто Скорцени быстро наладил широкомасштабное производство фальшивых долларов США и британских фунтов стерлингов для подрыва финансово-экономических систем «западных плутократий» (операция «Бернгард», названная так по имени подчиненного Скорцени, непосредственно ответственного за ее осуществление — Бернгарда Крюгера).
29 июля 1943 года Скорцени получил от Гитлера задание освободить из заключения Бенито Муссолини, отрешенного от власти и арестованного военными заговорщиками во главе с маршалом Бадольо, желавшими вывести Италию из войны. Операция по освобождению Муссолини получила кодовое название «Эйхе (Дуб)», поскольку дуб традиционно считался у германцев символом единства и верности (в данном случае — верности итальянскому союзнику).
13 сентября 1943 года отряд эсэсовских парашютистов под командованием Отто Скорцени высадился с планеров в Апеннинах рядом с горнолыжным отелем «Кампо Императоре», в котором содержался арестованный Муссолини. Впоследствии Скорцени вспоминал, как во время похищения Муссолини он, перепрыгнув через ограду отеля, неожиданно для себя очутился в двух шагах от стоявшего на посту итальянского карабинера. Если бы он тогда хоть на минуту замешкался, то непременно погиб бы. Но он без колебаний прикончил карабинера, остался жив и выполнил задание. Вызволив Муссолини из узилища, Скорцени вместе с освобожденным дуче вылетел в Рим (уже занятый германскими войсками), а оттуда – в Берлин к Гитлеру.
Блестяще проведенная операция «Эйхе» сделала Скорцени героем геббельсовской пропаганды. За успешное выполнение задания он был награжден самим фюрером Рыцарским крестом Железного креста, а имперским маршалом Третьего рейха Германом Герингом — Золотым значком летчика с платиновыми орлом и свастикой, украшенными бриллиантами. Спасенный «человеком со шрамами», Бенито Муссолини наградил своего освободителя орденом «Ста мушкетеров» (высшим фашистским военным орденом, которым могли быть награждены за выдающиеся отличия не более 100 военнослужащих итальянской и союзных армий). Генерал Ваффен-СС Пауль Гауссер, командир 2-й панцер-гренадерской (мотопехотной) дивизии СС «Рейх», от имени сослуживцев подарил своему бывшему подчиненному спортивный автомобиль класса «люкс».
Впоследствии Скорцени выполнял и другие, не менее опасные секретные задания. Так, он организовал операцию по физическому устранению Большой тройки (советского диктатора Иосифа Виссарионовича Сталина, британского премьера Уинстона Леонарда Спенсера Черчилля и американского президента Франклина Делано Рузвельта) в ходе их встречи в Тегеране в 1943 году («Большой прыжок»). Операция «Большой прыжок», непосредственное руководство которой осуществляли подчиненные Скорцени Ортель и Обер, завершилась неудачей (вследствие измены агента абвера Эрнста Мерзера, работавшего также на британскую разведку), однако агенту Скорцени Курмису удалось взбунтовать против англо-советских оккупационных войск в Иране местные кочевые племена во главе с Наср-Ханом (которому он передал личный подарок Адольфа Гитлера — пистолет «вальтер», отлитый, за исключением нескольких стальных частей, из чистого золота, с дарственной надписью фюрера Третьего рейха) и вывести из строя несколько нефтепроводов при помощи запущенных в них плавающих мин. Раненый в перестрелке и схваченный британцами, Курмис покончил с собой в тюремной больнице, вскрыв себе вены карандашом.
Другой агент Скорцени — Франц фон Виммер-Ламке, заброшенный в британскую восточноафриканскую колонию Танганьику, совершил там ряд успешных диверсий во главе отряда, состоявшего из местных жителей.
Сам Отто Скорцени принял активное участие в подавлении антигитлеровского заговора генералов германского вермахта 20 июля 1944 года в Берлине и в аресте полковника Клауса Шенка графа фон Штауффенберга и других военных заговорщиков.
По некоторым данным, летом 1944 года Скорцени со своим другом, командиром Х итальянской флотилии боевых пловцов (Дечима МАС) князем Джунио Валерио Боргезе, восстановил тайный Орден Букентавра (Ordо Bucintoro), претендовавший на преемство тайного круга Ордена бедных рыцарей Христа (более широко известного под названием Ордена тамплиеров-храмовников).
В сентябре 1944 года под руководством Скорцени была предпринята попытка ликвидации товарища Иосифа Виссарионовича Сталина руками заброшенного в СССР агента-террориста Политова-Таврина, завершившаяся неудачей.
В октябре 1944 года Отто Скорцени командовал отрядом специального назначения (штрайфкором), похитившим 15 октября 1944 года в Будапеште и доставившим в Германию Местоблюстителя венгерского королевского престола адмирала Миклоша Хорти фон Надьбаньо, пытавшегося, путем сепаратных переговоров с товарищем Сталиным и с западными «союзниками», вывести Венгрию из войны. Попытка адмирала Хорти договориться с Советами была пресечена Скорцени в самый последний момент (операция «Панцерфауст», или «Бронированный кулак», известная в русскоязычной военно-исторической литературе также под названием «Фаустпатрон»).
На первом этапе операции «Панцерфауст» сын венгерского регента, Миклош Хорти-младший, был похищен «черным циклопом» в Будапеште и взят заложником с целью шантажа престарелого адмирала. Но штурмбаннфюрер СС Скорцени, как человек инициативный и творчески мыслящий, не удовольствовавшись захватом Хорти-младшего,в очередной раз проявил инициативу и решил захватить вдобавок самого регента Венгерского королевства (что первоначальным планом операции не предусматривалось). Для этого было необходимо овладеть будапештской Замковой горой, где были расположены венгерские министерства обороны и внутренних дел, резиденция венгерского правительства и германское посольство.
В «час Икс» подчиненный штурмбаннфюреру Скорцени парашютно-стрелковый батальон СС через туннель в подъемном мосту проник в подземные ходы под Замковой горой. Одновременно сам Скорцени во главе бронированной колонны, состоявшей из нескольких танков «Пантера» (по другим сведениям — танков «Тигр») с чинами «Центрального Истребительного подразделения (Ягдфербанд Митте) СС» (в числе которых были русские белоэмигранты) на броне, при поддержке частей кавалерийской дивизии СС, ринулся на штурм древнего замка. Головной танк шутя протаранил ворота, но был встречен венграми беглым огнем. Фактор внезапности обеспечить не удалось. Охранявший замок батальон венгерской гвардии оказал танковом десанту СС сопротивление (впрочем, не слишком упорное).
Ворвавшись в замок во главе своих людей, Скорцени мчался по коридорам древней цитадели, громовым голосом требуя от оборонявшихся бросать оружие, стреляя во все стороны и распространяя панику среди ошарашенных мадьяр. Выбив дверь кабинета командира лейб-гвардии Хорти, генерал-лейтенанта венгерской армии Кароя Лазара, Скорцени приставил к его груди свою штурмовую винтовку и потребовал по телефону приказать офицерам гвардейского батальона гонведа (венгерской армии) и Батальона Охраны Короны, все еще сопротивлявшихся танковому десанту и стрелкам-парашютистам СС, немедленно сложить оружие. Карой подчинился. Скорцени вырвал телефонный провод из стены, завладел планом замка и побежал дальше, не обратив внимания на прозвучавший у него за спиной пистолетный выстрел (это Карой, поразмыслив, пустил себе пулю в лоб).
В ходе операции «Бронированный кулак» обе стороны потеряли 7 человек убитыми и 27 ранеными — цена, в сущности, не такая уж большая за пресечение попытки Хорти вывести Венгрию из войны. Под контролем Отто Скорцени (повышенного в звании до оберштурмбаннфюрера СС и назначенного комендантом Будапештского замка) бывшие министры и правительственные чиновники Хорти передали дела новому венгерскому правительству, сформированному из функционеров партии «Скрещенные стрелы» («нилашистов») во главе с Ференцом Салаши (Сальсияном — между прочим, армянином по происхождению). При личной встрече с Гитлером Ференц Салаши-Сальсиян полностью выразил решимость удерживать венгерскую столицу Будапешт любой ценой. Между тем 76-летний старец Хорти был, под присмотром Скорцени, вывезен в Германию.
За успешное похищение адмирала Хорти, предотвратившее выход Венгрии из войны и последующий переход этой страны в стан противников Германии (чего, несмотря на освобождение Бенито Муссолини, не удалось предотвратить в случае Италии), «черный циклоп» был награжден Золотым Германским крестом.
В период зимнего германского наступления в Арденнах — операции «Стража на Рейне» («Вахт ам Райн», известной также под названием «Арденнского прорыва» или «Битвы за Выступ») в декабре 1944 года оберштурмбаннфюрер СС Отто Скорцени был назначен командиром 150-й танковой бригады — диверсионных отрядов (численностью около 2000 человек), которым надлежало, переодевшись в форму армии США, совершать диверсии в тылу американских войск (вплоть до похищения англо-американского главнокомандующего генерала Дуайта Эйзенхауэра). Операция, которую было поручено осуществить Скорцени, получила кодовое название «Грейф» («Грифон»).
Действия бригады Скорцени внесли немалую сумятицу и панику в ряды англо-американских войск. В ходе операции «Грифон» погибли 2/3 задействованных в ней агентов Скорцени. Тем не менее, урон, нанесенный ими неприятелю, был столь велик, что в январе 1945 года Отто Скорцени удостоился награждения Дубовыми листьями к Рыцарскому кресту Железного креста.
В том же самом январе 1945 года бесстрашный австрияк руководил аналогичной диверсионной операцией на германо-советском Одерском фронте. Его правой рукой был русский белоэмигрант, «остзейский» (прибалтийский) барон Адриан фон Фелькерзам (внук контр-адмирала Русского Императорского Флота, героя Цусимского сражения Дмитрия Густавовича фон Фелькерзама), награжденный за боевые заслуги Рыцарским крестом Железного креста и погибший при выполнении боевого задания, подобно многим своим русским соотечественникам, надевшим немецкую форму (Ивану Челебиеву, Павлу Сухачеву, Игорю Юнгу и др.). В феврале 1945 года Отто Скорцени был назначен командиром диверсионно-штурмового «истребительного» подразделения «СС-Ягдфербанд II» и в этом качестве руководил обороной стратегически важного плацдарма Шведт-на-Одере. За свое беспощадное отношение к дезертирам и паникерам, проявленное на этом посту, «черный циклоп» получил прозвище «Отто-Вешатель» (нем.: Hаеnge-Otto).
В апреле 1945 года Скорцени было поручено обеспечение безопасности последнего оплота Третьего рейха — укрепленного района «Альпийская крепость» («Альпенфестунг»), расположенной в труднодоступных горах Тироля. В первых числах мая 1945 года «человек со шрамами» был назначен начальником Военного ведомства Главного Управления Имперской Безопасности РСХА.
15 мая 1945 года «черный циклоп» (повышенный к описываемому времени в звании до штандартенфюрера СС) был арестован американской военной полицией в австрийской провинции Штирии (Штейермарк). В сентябре 1947 года Скорцени предстал перед судом американского военного трибунала в Дахау (переоборудованном к описываемому времени из германского лагеря в американский) по обвинению в военных преступлениях, но был оправдан за недоказанностью обвинении и освобожден, после чего некоторое время работал в архиве американских оккупационных войск.
В апреле 1948 года «черный циклоп» был вновь арестован (на этот раз уже германскими властями) и помещен в лагерь для интернированных военных преступников в Дармштадте, из которого ухитрился бежать 26 июля 1948 года. В 1949 году Скорцени создал подпольную организацию «Шпинне» («Паук»), которая помогала бывшим чинам «Шуцштаффеля» скрываться от карающей Фемиды победителей. По секретным каналам «Шпинне» послевоенную Германию покинуло более 500 чинов СС, обвинявшихся в совершении военных преступлений.
С 1950 года Отто Скорцени поселился в Испании, где, подобно вождю валлонских добровольцев «зеленых (фронтовых) СС» Леону Дегрелю, пользовался покровительством каудильо Франсиско Франко. Став частным предпринимателем, «черный циклоп», наряду со своей коммерческой деятельностью, активно участвовал в создании «Организации взаимопомощи бывших военнослужащих Ваффен-СС(войск СС)» — ХИАГ (HIAG), переименованной впоследствии в «Союз бывших солдат Ваффен-СС».
В апреле 1951 года фамилия Скорцени была официально исключена из списка германских военных преступников, разыскиваемых властями Федеративной Республики Германии. Вскоре после этого Скорцени, возглавивший фирму «Седаде», стал представлять в Испании интересы государственного австрийского концерна «ФЁСТ-Альпине», именовавшегося до 1945 года «Заводами Германа Геринга» (нем.: Hermann-Goering-Werke).
В 1960 году Отто Скорцени опубликовал в газете ветеранов Ваффен-СС «Дер Фрейвиллиге» («Доброволец») №7 следующее заявление:
«В последние дни немецкие газеты, а в субботу немецкое телевидение распространили обо мне ложные сообщения, которые я решительно опровергаю:
1.Было сообщено, будто я встречался в 1949 году в Австрии с Эйхманом и помог ему бежать. Оба утверждения не соответствуют действительности.
2.Из Израиля якобы пришло сообщение, будто я поджег в Вене пять синагог. Это тоже неправда.
3.Согласно поступившим сообщениям, некто Фридман заявил в Тель-Авиве, что он похитит меня точно так же, как Эйхмана. С 1945 года известно каждое мое официальное местонахождение. Если Фридман вздумает посетить меня, я окажу ему достойный прием.
4.Я вообще никогда не имел никакого отношения к преследованию иудеев.
5.Всякая подобная, уже имевшая место или могущая иметь место в будущем, публикация будет преследоваться всеми имеющимися в моем распоряжении законными средствами. Я уже предоставил соответствующие полномочия моим адвокатам.
Голленштедт, 29 мая 1960 года.
Подпись: Отто Скорцени».
В начале апреля 1961 года Скорцени, под прикрытием ливанской фашистской партии «Катаиб», известной также под названием «Фаланга» (в описываемое время эта состоящая из католиков-маронитов партия поддерживала тесные отношения с западногерманской партией ХДС/ХСС; тогдашний член руководства партии «Катаиб» и премьер-министр Ливана шейх Пьер Жмайель, летом того же 1961 года пригласил в Ливан в качестве финансового консультанта бывшего Президента Германского Имперского банка Третьего рейха Ялмара Ораса Грили Шахта — единственного из числа главных обвиняемых на Нюрнбергском процессе, оправданного и освобожденного Международным трибуналом, на одной из племянниц которого был, между прочим, женат Отто Скорцени), собрался в столице Ливана Бейруте на совещание с верхушкой ветеранов Ваффен-СС. На бейрутском совещании речь шла о принятии мер по юридической и пропагандистской изоляции проходившего в описываемое время в Иерусалиме процесса Эйхмана. Совещание проходило попеременно в нескольких местах — в отеле «Гордон», в ночном баре «Эль Морокко», в ресторане «Аль-Матаан», но все это происходило в Бейруте, на расстоянии всего лишь 230 километров от Иерусалима, где Адольф Эйхман выслушивал свой смертный приговор, сидя в зале израильского суда в пуленепробиваемой стеклянной клетке. В совещании, кроме самого Отто Скорцени, принимали участие обергруппенфюрер СС и генерал Ваффен-СС Феликс Штейнер (служебное удостоверение СС № 253 351), бригадефюрер СС Вернер Науманн (служебное удостоверение СС № 1607) и несколько доверенных лиц Скорцени из Аргентины, США, Италии и Франции.
В то же время «человеку со шрамами» (как и многим другим) не удалось избегнуть обвинений в тайном сотрудничестве со спецслужбами еврейского государства Израиль…
В послевоенные годы «черный австрийский циклоп» опубликовал ряд книг воспоминаний («Секретная команда Скорцени», «Секретные задания», «Неизвестная война») и скончался в Мадриде 5 июля 1975 года.
В список наград «человека со шрамами», наряду с Железными крестами (нем.: Eisernes Kreuz) II и I степеней, медалью за Восточный фронт, или Восточной медалью (иронически именовавшейся «Орденом Мороженого Мяса», нем.: Gefrierfleischorden), Штурмовым знаком (Знаком за атаку, нем.: Sturmabzeichen), Рыцарским крестом Железного креста с Дубовыми листьями (нем.: Ritterkreuz des Eisernes Kreuzes mit Eichenlaub), Орденом Ста Мушкетеров» (итал.: 100 Muscetieri), Золотым знаком летчика с платиновыми орлом и свастикой, украшенными бриллиантами (нем.: Fliegerabzeichen in Gold und Platin mit Brillanten) и Золотым Германским крестом (нем.: Deutsches Kreuz in Gold), входили и такие уникальные награды как золотое кольцо с черепом Имперского руководителя СС (нем.: Totenkopfring in Gold des Reichsfuehrers SS) и золотой портсигар с факсимильной подписью Адольфа Гитлера.
Приведем в заключение стихотворение современного русского скальда Евгения Боболовича, посвященное герою данной краткой военно-исторической миниатюры.
«ПЕСНЬ О ДИВЕРСАНТЕ»
Сквозь тьму орду и пуль
Летела Хьёртримуль,
С ней Отто в бой, гигант,
Вёл северный десант!
Среди лучших – равный,
Шпаги вепрь славный,
Что ж, поведай, брага,
Цверга перстень драга:
Пьют небес волчата
Дух отца раската,
С огненной долины
Рвутся к Муссолини.
То не меч Рагбейна
Закружил над Рейном, —
То пейзаж батальный
Принял огнь шквальный.
Не к наградам смело
Он сшиб вал умело.
И взрос лёд имперский
Дуб деяний дерзкий.
Знал мадьяр ли звона
Плен Фаустпатрона?
Но сломали бивни
Траков танков ливни.
Но во длань болота
Песнь течёт об Отто,
В сердце эмигранта –
Верность диверсанта.
Красит синь индиго
Боль твою, амиго,
Дуба листья герра
Пусть горят как вера!
ПРИМЕЧАНИЯ:
Хьёртримуль — имя одной из вавлькирий.
Шпаги вепрь славный – в студенческие годы Отто Скорцени увлекался дуэлями на шпагах.
Брага (мёд Суттунга) — скальдическая поэзия.
Цверга перстень драга – Мьолльнир (молот бога-громовержца Тора-Донара).
Меч Рагбейна – ураган (Рагбейн — великан).
Дуб деяний дерзкий – операция «Дуб» («Эйхе») — вызволение Муссолини.
Фаустпатрон — операция «Фаустпатрон» («Панцерфауст», или «Бронированный кулак») с целью захвата Хорти.
Синь индиго — синий цвет фалангистской форменной рубашки (конец жизни Скорцени провел во франкистской Испании, правящей партией которой являлась «Испанская Фаланга» — не путать с ливанской «Фалангой» — партией «Катаиб» шейха Пьера Жмайеля).
Дуба листья герра – Рыцарский крест с дубовыми листьями (герр — господин).
Здесь конец и Богу нашему слава!

Тайны истории. Истинная фамилия и национальность «гитлеровского диверсанта №1» — Отто Скорцени

Всем доброго дня, дорогие читатели. Сегодня мы поговорим об Отто Скорцени, легендарном нацистском диверсанте. Обычно его считают австрийцем. Но это вовсе не так. Сегодня на канале Этника мы узнаем правду.

КТО ТАКОЙ ОТТО СКОРЦЕНИ

Отто Скорцени (1908-1975 гг.) — уроженец Австрии, известен несколькими дерзкими спецоперациями, проведенными им во время второй мировой войны.

Поначалу юный Отто планировал стать летчиком. Но тут его честолюбивому замыслу помешал гренадерский рост в два метра — на такого детину кабины самолетов не рассчитаны.

Учился в Венской технической школе. Будучи студентом Отто Скорцени прославился как бретёр — ярый дуэлянт. Лицо его по такому поводу украсил четкий шрам.

С присоединением Австрии к Германии (1938 год) Отто Скорцени встал на службу к нацистам, вступил в ряды НСДАП и СС. Успел повоевать на восточном фронте в 1941 году. А в 1943 принял командование специальными диверсионными отрядами гитлеровской Германии.

«ДУБ» И «ФАУСТПАТРОН»

Первой миссией Скорцени стала операция «Дуб» — дерзкое освобождение итальянского диктатора Бенито Муссолини, после капитуляции фашисткой Италии оказавшегося в руках союзников. Диверсанты во главе со Скорцени вывезли Муссолини с юга Италии буквально под носом у англичан и американцев, блестяще справившись с поставленной задачей.

Еще одной успешной спецоперацией Скорцени стало дерзкое похищение сына венгерского диктатора Миклоша Хорти в 1944 году. Тот как раз планировал подписать мир с СССР. Но когда сын оказался в руках немцев резко передумал и воевал против советской армии аж до мая 1945.

Впрочем, немало у Скорцени было и откровенных неудач. Как например, благодаря советской разведке полностью провалилась попытка его покушения на Сталина, Черчилля и Рузвельта в Тегеране-1943.

Любопытно, что после войны Отто Скорцени попал на Нюрнбергский трибунал. Правда, лишь в качестве свидетеля. А еще Скорцени работал на израильскую разведку Моссад, помогал в ликвидации работавшего на Египет ученого, специалиста в ракетостроении Хайнца Крюга.

НАСТОЯЩАЯ ФАМИЛИЯ И НАЦИОНАЛЬНОСТЬ СКОРЦЕНИ

Фамилия его напоминает итальянскую. Но нет, итальянцем Скорцени не был.

Фамилия его — чистой воды результат прочтения немцами типично польской фамилии Skorzeny. По польским правилам она читается как Скоженый. Как выяснили авторы канала Этника, далекие предки Отто по отцовский линии были из деревни Скоженцин (Skorzęcin) в центральной Польше.

Продолжая собирать данные об Отто Скорцени, мы узнали, что мать нацисткого диверсанта номер 1 по происхождению была чешкой.

То есть, истинная фамилия Отто Скорцени — на самом деле он — Отто Скоженый. Поляк по линии отца, чех по линии матери. Но всегда считал себя австрийцем, говорил писал и думал на немецком языке. Хотя отлично владел еще и французским с английским.

masterok

Отто Скорцени называли «супердиверсантом», но большая часть его диверсий закончилась провалом. Он избежал обвинения за свою службу нацистской Германии, а после войны занимался бизнесом и даже успел поработать на Моссад. Скорцени был человеком, написавшим свою биографию. От этого многие её «героические» пункты до сих пор кажутся весьма спорными. Отто щедро приписывал себе заслуги.

Поэтому все что он пишет про Вторую Мировую войну на территории Советского союза, тоже может быть стоит воспринимать с оглядкой, но все же. Вот что есть в его мемуарах …

Отто Скорцени (слева)

Отто Скорцени наступал через Брест и Ельню, участвовал в окружении войск Юго-Западного фронта на Украине, любовался в бинокль на далекие купола Москвы. Но так в нее и не попал. И всю жизнь отставного оберштурмбанфюрера мучил вопрос: почему все-таки не взяли они Москву? Ведь хотели. И готовились. И собой были молодцы: с чувством глубокого удовлетворения описывает Скорцени, как совершал он 12-километровый марш-бросок с полной выкладкой и стрелял почти без промаха. А жизнь пришлось закончить в далекой Испании — в эмиграции, бегая от послевоенного немецкого правосудия, травившего его с немецким же педантизмом «денацификацией», как травит домохозяйка таракана. Обидно же!

Мемуары Скорцени в России переводились только с купюрами. В основном те эпизоды, где речь идет о спецоперациях. Русский вариант мемуаров начинается с момента, когда Скорцени после своих подмосковных приключений попадает в госпиталь. Но в оригинале ему предшествуют еще 150 страниц. О том, как на Москву шли и почему, по мнению автора, все-таки потерпели конфуз.

Одной из причин поражения немцев, как считает ветеран СС, был скрытый саботаж среди германского генералитета: «В святилище старой прусской системы — Генеральном штабе сухопутных войск — небольшая группа генералов все еще колебалась между традициями и нововведением, кое-кто с сожалением расставался с привилегиями… Таким людям, как Бек и его приемник Гальдер… тяжело было повиноваться человеку, которого некоторые называли «чешским капралом». Скорцени очень много отводит внимания заговору военных и считает, что в виде тайного противодействия фюреру он существовал задолго до 1944 года.

В пример Гитлеру автор мемуаров ставит Сталина и 1937 год: «Гигантская чистка среди военных, проведенная после таких же массовых расстрелов среди политиков, ввела в заблуждение не только Гейдриха и Шелленберга. Наша политическая разведка была убеждена, что мы добились решающего успеха, такого же мнения придерживался и Гитлер. Однако Красная Армия, вопреки всеобщему мнению, была не ослаблена, а укреплена… Посты репрессированных командиров армий, корпусов, дивизий, бригад, полков и батальонов заняли молодые офицеры — идейные коммунисты. И вывод: «После тотальной, ужасной чистки 1937 года появилась новая, политическая русская армия, способная перенести самые жестокие сражения. Русские генералы выполняли приказы, а не занимались заговорами и предательством, как это часто случалось у нас на самых высоких постах».

С этим нельзя не согласиться. В отличие от Гитлера, Сталин создал систему, полностью подчиняющуюся ему. Поэтому осенью 1941-го, когда немцы стояли под Москвой, в Красной Армии и не было заговора генералов. А в Вермахте через три года был. Хотя до Берлина на тот момент было куда дальше. Невозможно представить, чтобы Сталина взрывал кто-то из «своих» в Кремле, как это попытался сделать в Вольфшанце с обожаемым фюрером полковник Штауффенберг.

АБВЕР НЕ СООБЩАЛ НИЧЕГО ВАЖНОГО

«На войне, — пишет Отто Скорцени, — существует еще один малоизвестный, но зачастую решающий аспект — тайный. Я говорю о событиях, происходящих вдали от полей сражений, но имеющих очень большое влияние на ход войны — они влекли за собой огромные потери техники, лишения и смерть сотен тысяч европейских солдат… Больше, чем какая-либо другая, Вторая мировая была войной интриг».

Скорцени прямо подозревает руководителя немецкой военной разведки адмирала Канариса в тайной работе на англичан. Именно Канарис убедил Гитлера летом 1940 года, что высадка в Британии невозможна: «7 июля он выслал Кейтелю секретный рапорт, в котором сообщал, что высаживающихся в Англии немцев ожидают 2 дивизии первой линии обороны и 19 дивизий резерва. Англичане на тот момент имели только одну готовую к бою единицу – 3-ю дивизию генерала Монтгомери. Генерал вспоминает об этом в своих мемуарах… С самого начала войны и в решающих моментах Канарис действовал как самый грозный противник Германии».

Если бы Гитлер тогда знал о дезинформации, которую подсовывает ему его же начальник разведки, Британия была бы разгромлена. А летом 1941-го Гитлер вел бы войну не на два фронта, а только на один — Восточный. Согласитесь, шансы взять Москву в этом случае у него были бы значительно выше. «Я разговаривал с Канарисом три или четыре раза, — вспоминает Скорцени, — и он не произвел на меня впечатление человека тактичного или исключительно умного, как некоторые о нем пишут. Он никогда не говорил прямо, был хитрым и непонятным, а это не одно и то же». И как бы там ни было: «Абвер никогда не сообщал ОКВ ничего действительно важного и существенного».

«МЫ НЕ ЗНАЛИ»

Это одна из самых часто встречающихся жалоб великого диверсанта: «Мы не знали, что русские в войне с Финляндией использовали не лучших солдат и устаревшую технику. Мы не отдавали себе отчета в том, что их с трудом завоеванная победа над храброй финской армией была только блефом. Речь идет о сокрытии огромной силы, способной атаковать и обороняться, о которой Канарис, руководитель разведки Вермахта, должен был хоть что-то знать».

Как и всех, Скорцени поразили «великолепные Т-34». Немцам тоже приходилось бросаться на эти танки с бутылками, наполненными бензином. В фильмах такой эпизод характерен для изображения героизма советского солдата, вынужденного сражаться почти голыми руками. А ведь в реальности бывало и наоборот. Причем, регулярно: «Немецкие противотанковые орудия, легко поражавшие танки типа Т-26 и БТ, были бессильны против новых Т-34, которые внезапно появлялись из несжатой пшеницы и ржи. Тогда нашим солдатам приходилось атаковать их с помощью «коктейлей Молотова» — обыкновенных бутылок с бензином с зажженным запальным шнуром вместо пробки. Если бутылка попадала на стальную пластину, защищавшую двигатель, танк загорался… «Фауст-патроны» появились значительно позже, поэтому вначале кампании некоторые русские танки сдерживала огнем прямой наводкой только наша тяжелая артиллерия».

Иными словами, вся противотанковая артиллерия Рейха оказалась бесполезной против нового русского танка. Сдержать его можно было только тяжелыми пушками. Но не меньшее впечатление на мемуариста произвели саперные части Красной Армии и их оснащение — оно позволяло соорудить 60-метровый мост, делающий возможным переправу машин до 60 тонн весом! Такой техникой Вермахт не обладал.

ТЕХНИЧЕСКИЙ РАЗНОБОЙ

Весь расчет немецкой наступательной доктрины базировался на высокой подвижности моторизованных частей. Но моторы требуют запчастей и постоянного обслуживания. А с этим в германской армии не было порядка. Мешала разнотипность автомобилей в одном подразделении. «В 1941 году, — на собственном опыте службы в дивизии «Райх» сетует Скорцени, — каждая немецкая автомобильная фирма продолжала производить различные модели своей марки так же, как и перед войной. Большое количество моделей не позволяло создать соответствующего запаса запчастей. В моторизованных дивизиях было, примерно, 2 тысячи транспортных средств иногда 50 различных типов и моделей, хотя достаточно было бы 10—18-ти. Кроме того, наш артполк располагал более 200 грузовиками, представленными 15 моделями. Под дождем, в грязи или на морозе даже самый лучший специалист не мог обеспечить качественный ремонт».

А вот и результат. Как раз под Москвой: «2 декабря мы продолжали двигаться вперед и смогли занять Николаев, расположенный в 15 км от Москвы — во время ясной солнечной погоды я видел в бинокль купола московских церквей. Наши батареи обстреливали предместья столицы, однако у нас уже не было орудийных тягачей». Если орудия еще есть, а тягачи «все вышли», значит, немецкую «супертехнику» пришлось оставить по дороге из-за поломок. А на руках тяжелые пушки не потащишь.

К Москве немецкая армия подошла абсолютно выдохшейся: «19 октября начались проливные дожди, и группа армий «Центр» на три дня завязла в грязи… Картина была ужасная: на сотни километров растянулась колонна техники, где в три ряда стояли тысячи машин, увязшие в грязи иногда по капот. Не хватало бензина и боеприпасов. Обеспечение, в среднем 200 тонн на дивизию, доставлялось по воздуху. Были потеряны три бесценные недели и огромное количество материальных средств… Ценой тяжелого труда и каторжных усилий нам удалось проложить 15 километров дороги из кругляка… Мы мечтали, чтобы побыстрее похолодало».

Но когда с 6 на 7 ноября ударили морозы, и дивизии, в которой служил Скорцени, доставили боеприпасы, топливо, немного продовольствия и сигарет, оказалось, что нет зимнего масла для двигателей и оружия — двигатели заводились проблематично. Вместо зимнего обмундирования в войска попадали комплекты песочного цвета, предназначенные для Африканского корпуса, и техника, окрашенная в такие же светлые тона. Между тем, морозы поднимались до 20 и даже 30 градусов. С искренним изумлением бравый эсэсовец описывает зимнюю экипировку советских солдат — полушубки и меховые сапоги: «Неприятный сюрприз — под Бородино нам впервые пришлось сражаться с сибиряками. Это рослые, превосходные солдаты, отлично вооруженные; они одеты в широкие меховые тулупы и шапки, на ногах — меховые сапоги». Только от пленных русских немцы узнали, что обувь зимой должна быть немного просторной, чтобы не мерзла нога: «Тщательно изучив снаряжение мужественных сибиряков, взятых в плен под Бородино, мы узнали, что, например, если нет валенок, то кожаные сапоги не надо подковывать и, главное, они должны быть свободными, не жать ступни. Это было известно всем лыжникам, но не нашим специалистам вещевой службы. Практически все мы носили меховые сапоги, снятые с убитых русских солдат».

ОТЛИЧНАЯ РУССКАЯ РАЗВЕДКА

Чуть ли не главной причиной поражения германской армии Скорцени считает великолепную русскую разведку. «Красная капелла» — шпионская сеть в Европе, чаще всего из убежденных антинацистов — позволяла советскому Генштабу иметь информацию о стратегических намерениях немцев. Вспоминает он и о суперагенте Рихарде Зорге, благодаря информации которого о том, что Япония не вступит в войну, под Москвой появились 40 дивизий, переброшенных с Дальнего Востока.

«Стратегия войны у Рейха была лучше, — считает Скорцени, — наши генералы обладали более сильным воображением. Однако, начиная с рядового солдата и до командира роты, русские были равны нам — мужественные, находчивые, одаренные маскировщики. Они ожесточенно сопротивлялись и всегда были готовы пожертвовать своей жизнью… Русские офицеры, от командира дивизии и ниже, были моложе и решительнее наших. С 9 октября по 5 декабря дивизия «Райх», 10-я танковая дивизия и другие части 16-го танкового корпуса потеряли 40 процентов штатного состава. Через шесть дней, когда наши позиции были атакованы вновь прибывшими сибирскими дивизиями, наши потери превысили 75 процентов».

Вот вам и ответ на вопрос, почему немцы не взяли Москву? Их просто выбили. Сам Скорцени больше не воевал на фронте. Как человек неглупый он понял, что шансы уцелеть в этой мясорубке минимальны, и воспользовался возможностью перейти на службу в диверсионное подразделение СС. Но на передовую его больше не тянуло — воровать диктаторов куда приятнее и безопаснее, чем сталкиваться лицом к лицу с сибиряками в валенках, воюющими при поддержке Т-34 и лучшей в мире разведки.

Вот еще из этой же серии примерно можно прочитать про такую отговорку, как Русский генерал «Мороз»

http://www.istpravda.ru/digest/13381/ — Олесь Бузина 22/04/2015

И еще немного информации о войне: есть такая история про то, как эскадрилья пикирующих бомбардировщиков врезалась в лес, а вот Провал первой бомбардировки Москвы и утверждается, что Советская авиация понесла наименьшие потери во ВМВ из всех воюющих держав. Давайте вспомним еще Что ели на войне и что это за Невоюющий союзник Гитлера

Это копия статьи, находящейся по адресу https://masterokblog.ru/?p=48613.Tags: Война, История

отто

скорцени по имени

Альтернативные описания

• (алапахский чистокровный бульдог) мощная собака среднего роста

• Кристин (родился в 1966) немецкая пловчиха, многократная рекордсменка мира

• Николаус Август (1832—91) немецкий конструктор, создал 4-тактный газовый двигатель внутреннего сгорания

• Рудольф (1869—1937) немецкий протестантский богослов и философ религии

• каталог модной одежды (название)

• немецкое имя

• Лилиенталь (1848—1896), немецкий инженер, один из пионеров авиации

• фон Биссмарк

• диверсант Скорцени по имени

• астроном Струве по имени

• мужское имя

• какое имя объединяет Бисмарка со Штирлицем?

• имя немецкого диверсанта Скорцени

• имя немецкого композитора Николаи

• кто первый сконструировал четырехтактовый бензиновый двигатель?

• немецкий изобретатель двигателя

• имя немецкого конструктора Лилиенталя

• немецкий изобретатель двигателя внутреннего сгорания

• имя Бисмарка

• имя Шмидта

• мореплаватель Коцебу по имени

• … фон Бисмарк

• имя «железного канцлера»

• имя мнимого отца Бендера

• алапахский бульдог

• … Юльевич Шмидт

• немецкий химик Байер

• Лилиенталь по имени

• имя Штирлица

• изобретатель двигателя

• Лилиенталь

• мореплаватель Коцебу

• политик … Бисмарк

• диверсант Скорцени

• астроном Струве

• ученый … Шмидт

• модный каталог

• отец ботаники Брунфельс

• немецкий конструктор XIX века

• имя фон Бисмарка

• Бисмарк, Штирлиц или Скорцени

• … Бисмарк

• каталог в помощь моднику

• Макс … фон Штрилиц

• философ Вейнингер по имени

• Байер

• имя главного челюскинца

• имя для немца

• фон Штирлиц

• … Шмидт

• немецкий химик Байер по имени

• Шмидт, Бисмарк и Штирлиц

• Штирлиц и Скорцени

• Шмидт, Бисмарк и Штирлиц (имя)

• имя Бисмарка и Штирлица

• Струве

• ученый и полярник Шмидт

• бисмарк, Штирлиц, Скорцени (имя)

• Шмидт и Бисмарк (имя)

• Скорцени и Бисмарк (имя)

• имя «истинного арийца»

• композитор Николаи

• шмидт, который ученый

• тренер Рехагель

• шмидт или Бисмарк

• изобретатель ДВС (двигатель внутреннего сгорания)

• ученый Шмидт по имени

• изобретатель двигателя авто

• немецкое мужское имя

• каталог в помощь франту

• каталог одежды

• обычное имя для немецкого парня

• известное мужское имя

• хорошее имя для немецкого юноши

• мужское имя, рифмующееся с лото

• каталог новой одежды

• каталог моды

• штирлиц по имени

• модный журнал

• Немецкий конструктор, создатель 4-тактного двигателя внутреннего сгорания (1832-1891)

• Немецкая пловчиха, шестикратная чемпионка Олимпийских игр (1988)

• Немецкая спортсменка-саночница, чемпионка Олимпийских игр (2002, 2006)

Оберштурмбаннфюрер СС на службе «Моссада» Как израильские спецслужбы завербовали Отто Скорцени: The Forward

Фото: National Archives and Records Administration, College Park / United States Holocaust Memorial Museum

В годы Второй мировой войны Отто Скорцени называли самым опасным человеком в Европе. Уроженец Вены, в 1931 году Скорцени вступил в австрийское отделение НСДАП, в 1939-м записался добровольцем в ваффен-СС (в элитную дивизию «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», созданную на базе личной охраны фюрера), а уже в 1943-м командовал крупнейшими спецоперациями Рейха. Как выяснило американское издание The Forward, спустя 20 лет Скорцени оказался на службе «Моссада» — сотрудничая с израильскими спецслужбами, он надеялся обезопасить себя от охотников за нацистами.

Авторы статьи в The Forward — американский журналист Дэн Равив (CBS News) и его израильский коллега Йосси Мелман. Они написали несколько книг об истории израильских спецслужб. Их источники для статьи об Отто Скорцени — отставные сотрудники «Моссада». В частности, Равив и Мелман ссылаются на показания ветерана израильской разведки Рафи Эйтана, который подтвердил им, что курировал Скорцени.

Самые известные операции Отто Скорцени — освобождение из плена свергнутого Бенито Муссолини (при помощи парашютистов, спустившихся на место с бесшумных безмоторных планеров) и установление прогерманского режима в Венгрии (с предшествующим похищением сына менее прогерманского венгерского правителя Миклоша Хорти). Был также неосуществленный план убийства лидеров Великобритании, США и СССР во время Тегеранской конференции 1943 года и неудачная диверсия в 1944 году, когда несколько сотен немецких солдат с безупречным английским, переодетых в американскую форму и передвигавшихся на захваченных американских танках, должны были ударить в спину союзникам.

После войны Отто Скорцени был арестован. Известно, что он сотрудничал с американской разведкой. Несмотря на то что ООН подозревало его в военных преступлениях, судили Скорцени за кражу американского имущества в ходе той самой диверсии 1944 года — и оправдали. После этого Скорцени при невыясненных обстоятельствах сбежал из-под стражи (по одной из версий — при помощи отставных эсэсовцев, переодетых в американскую форму; по другой — при содействии американских спецслужб) и несколько лет скрывался от преследования в разных странах, пока не осел во франкистской Испании.

Живя в Испании, Скорцени сотрудничал с самыми разными организациями — от неонацистского «Испанского кружка друзей Европы» до египетских спецслужб, аргентинского правительства и ЦРУ. Было известно и о том, что в какой-то период он был информатором «Моссада», однако в статье Дэна Равива и Йосси Мелмана впервые рассказывается, при каких обстоятельствах Скорцени был завербован израильскими спецслужбами и в чем заключалась его работа.

Отто Скорцени в 1975 году Фото: Keystone Pictures USA / Alamy / Vida Press

***

Как утверждают авторы статьи в The Forward, изначальный план «Моссада» заключался в том, чтобы убить Скорцени. Израильские силовики впервые опробовали метод политического убийства в 1950-х, а к началу 1960-х спецслужбы страны уже вовсю разыскивали по миру бывших нацистов. В 1962-м в Израиле был осужден и казнен Адольф Эйхман — один из организаторов Холокоста. Двумя годами ранее агенты Моссада похитили его в Аргентине. Известно, что фамилия Скорцени значилась в списке нацистских преступников Симона Визенталя.

Идея использовать бывшего гитлеровского диверсанта, как пишут Равив и Мелман, принадлежала директору «Моссада» Иссеру Харелю. В 1962 году его организация пыталась помешать разработке ракет в Египте — над программой, которая, как считали в Израиле, угрожала существованию страны, трудились немецкие ученые, до того создававшие ракеты для Рейха. Израильтяне выслеживали ученых и посылали им письма с угрозами, и эта тактика приносила свои плоды. Хайнц Круг, один из руководителей группы исследователей, получив такое письмо, решил обезопасить себя и своих коллег. С этой целью он обратился к Отто Скорцени.

План израильской разведки, по словам Дэна Равива и Йосси Мелмана, заключался в том, чтобы с помощью бывшего диверсанта подобраться к нацистским ученым и убить их. В Испанию была отправлена группа агентов, которым предстояло установить наблюдение за Скорцени и разработать операцию по его вербовке. Руководил операцией Джо Раанан — израильский разведчик, родившийся, как и Скорцени, в Вене. В группу также входила немецкая девушка, которую называют Анке (настоящее имя неизвестно). Было решено, что контакт со Скорцени установят Анке и ее напарник (для этого агента авторы не приводят даже псевдонима; они пишут, однако, что он говорил «на безупречным немецком с австрийском акцентом»).

Анке и ее напарник познакомились со Скорцени и его женой в мадридском баре, куда тот часто заходил. Они выдали себя за пару туристов из Германии, заявив, что их только что ограбили. Как пишут Равив и Мелман, в ходе вечера все четверо пили коктейли и флиртовали, и в итоге вместе отправились на мадридскую виллу Скорцени. Однако в доме тот неожиданно достал пистолет и заявил: «Я знаю, кто вы и зачем вы здесь. Вы из „Моссада“, и вы пришли меня убить». Мужчина на это сказал: «Вы правы, но лишь отчасти. Мы из „Моссада“, но если бы мы собирались вас убить, вы были бы давно мертвы». «Тогда, пожалуй, я убью вас», — ответил Скорцени. На это Анке заметила: «Если вы убьете нас, то следующие не станут с вами выпивать, а просто вышибут вам мозги».

Подумав (и не опуская пистолета) Скорцени спросил, чем он может быть полезен. Мужчина пообещал ему щедрое вознаграждение в обмен на информацию. Скорцени заявил, что деньги его не интересуют, и поставил единственное условие: он хотел, чтобы его имя было вычеркнуто из списка Симона Визенталя. Мужчина пообещал это устроить, и они пожали друг другу руки.

Как утверждают авторы, агенты «Моссада» действительно передали Визенталю просьбу Скорцени, но тот ответил отказом. Тогда разведчики вручили Скорцени поддельное письмо, якобы от Визенталя.

***

Дэн Равив и Йосси Мелман пишут о нескольких операциях, выполненных Отто Скорцени по заданию «Моссада». 11 сентября 1962 года бывший нацистский диверсант застрелил Хайнца Круга — когда тот встретился с ним в Мюнхене, чтобы обсудить безопасность немецких ученых в Египте. Его тело так и не было найдено. Затем, в ноябре того же года, Скорцени отправил посылку с бомбой на завод, где работали немцы. В результате погибли пятеро египетских рабочих.

Разумеется, многие в израильской разведке задавались вопросом, почему знаменитый немец так легко согласился сотрудничать? Неужели он так сильно заботился о своей репутации, и поэтому требовал, чтобы его исключили из списка военных преступников? Скорцени понимал, что до тех пор, пока он в списке, его могут убить. Сотрудничество с Моссадом было для него страховкой (англ. яз.).

  • Напишите нам