Кто из мореплавателей впервые доплыл до Индии

По завету Генриха Мореплавателя. Путь в Индию: Васко да Гама, Кабрал и другие

9 марта 1500 года из устья реки Тахо вышла флотилия из 13 кораблей и взяла курс на юго-запад. За кормой остался торжественный Лиссабон с толпой горожан. Очередную экспедицию в Индию отправляли с помпезностью на самом высоком, государственном, уровне – среди провожающих корабли были первые лица Португалии во главе с самим королем Мануэлом I, прозванным Счастливым. Стремление закрепить успех вернувшегося из Индии Васко да Гамы вдохновило монарха и его окружение на организацию гораздо более масштабного предприятия, чем предыдущая, фактически разведывательная, миссия. Личный состав уходящей в далекий и едва знакомый путь эскадры насчитывал около 1500 человек – с целью заключения прочных торговых отношений с Индией. Более тысячи человек из них были хорошо вооруженными и опытными воинами.


Отплытие Васко да Гама в Индию. Картина художника Альфредо Роке Гамейро
В тени могущественного соседа
Португальцы долго отвоевывали себе место под жарким пиренейским солнцем – как и у их ближайших соседей-христиан, испанцев, главным препятствием в этом кропотливом занятии являлись мавританские государства. Ко второй половине XIII века португальцам удалось закрепить за собой юго-запад полуострова и осмотреться. Источников благосостояния у небольшого королевства было немного, а соседей, с которыми надо было держать себя настороже, – хоть отбавляй. И это были не только мавры – расположенные по соседству христианские королевства превращались из союзников во врагов с легкостью клинка, выхватываемого из ножен.
Довольно скромные собственные доходы едва позволяли поддерживать чулки, кои из-за далеко не миролюбивого и спокойного окружения приходилось носить в виде кольчужных шосс. Оставалась торговля, ремесло хоть и не такое благородное, как война с неверными, но зато весьма прибыльное. Однако путей для успешного осуществления торговой экспансии в средиземноморском регионе было не так уж много, особенно для не очень большого, не очень сильного и могущественного государства. Торговый бизнес с восточными странами прочно держали в своих цепких руках морские республики-корпорации – Венеция и Генуя, а конкуренты им были не нужны. Их коллега по цеху, Ганзейский союз, контролировал морские пути на Балтике и в значительной акватории Северной Европы.
Оставался вакантным путь на юг – вдоль малоисследованного африканского континента, и, разумеется, простиравшийся на запад беспредельный пугающий океан, благоговейно именуемый Морем мрака. Его час еще не настал. Португальцы начали активно развивать всё, что каким-то образом было связано с морем. Среди сведущих в просоленном ремесле итальянцев, в первую очередь выходцев из Генуи и Венеции, набирались опытные капитаны, матросы и кораблестроители. В Португалии приступили к постройке собственных верфей и судов.

Предполагаемый портрет Энрике Мореплавателя
Вскоре вложенные силы и средства стали понемногу, постепенно, давать видимые результаты. В 1341 году португальский мореплаватель Мануэл Пезаньо достиг Канарских островов. В августе 1415 года армия и флот короля Жуана I захватила Сеуту, создав тем самым первый опорный пункт на Африканском континенте, имевший важнейшее стратегическое значение. В военной экспедиции приняли участие, в числе прочих, и пятеро сыновей монарха. Наиболее ярко и отважно себя проявил третий сын короля Энрике.

По прошествии многих лет он получит уважительное прозвище Мореплаватель. Вклад этого человека в становление Португалии как великой морской державы сложно переоценить. В 1420 году принц Энрике стал гроссмейстером ордена Христа и, используя ресурсы и возможности этой организации, построил на мысе Сагриш первую португальскую обсерваторию. Тут же была расположена и морская школа, готовившая кадры для крепнувшего флота. Ознакомившись с путевыми заметками итальянца Марко Поло, принц Энрике повелел собирать всю доступную информацию о далекой и богатой Индии, достижение которой он ставил наиболее приоритетной задачей Португалии.

Нуну Гонсалвеш, художник XV века. Полиптих святого Винсента. На третьей части, так называемой «Панели князя», предположительно изображен Энрике Мореплаватель
Кроме того, принц предполагал завоевать Марокко, чтобы упрочить положение в Африке. Как человек разносторонних знаний и интересов, Энрике имел хорошее представление о системе Транссахарских торговых караванов, широко распространенной еще во времена Рима и Карфагена. В политических реалиях XV века доступ к богатствам Западной и Экваториальной Африки был закрыт наличием крайне враждебных мусульманских государств Леванта. Обладание Марокко или Мавританией позволило бы Португалии прорубить своеобразное окно в Африку.

Инфант Фернандо, причислен католической церковью к лику блаженных
Однако подобные стратегические затеи, требовавшие огромных ресурсов, которых у небольшого королевства было в обрез, начали пробуксовывать. Одна за другой военные экспедиции терпели неудачу – в 1438 году в плен к маврам угодил даже младший сын короля, Фернандо, который там и скончался, не дождавшись освобождения.
Вектор внешнеполитических усилий окончательно направился в сторону достижения богатых источников дохода от торговли морским путем. В 1419 г. португальцами открыт остовов Мадейра, в 1427 г. под контроль Лиссабона переходят вновь открытые Азорские острова. Шаг за шагом португальцы продвигались к югу – по давно забытым в Европе маршрутам и водам. В 30–40-е гг. XV века каравеллы, оснащенные косым латинским парусом, чье широкое внедрение также приписывается принцу Энрике, форсируют мыс Бохадор, а позже достигают Сенегала и Гамбии, крайне удаленных земель по меркам того времени.

Современная реплика португальской каравеллы с косым парусом
Предприимчивые португальцы сноровисто налаживают торговлю с местным населением – в метрополию устремился становящийся всё более полноводным поток слоновой кости, золота, благовоний и чернокожих невольников. Торговля последними вскоре стала такой выгодной, что для концентрации прибыли на нее была объявлена государственная монополия. На вновь открытых территориях основываются укрепленные поселения, являвшиеся опорными пунктами.
Пока соседи по полуострову, Арагон и Кастилия, готовились к окончательному решению мавританского вопроса, победоносному завершению Реконкисты и ликвидации вконец деградировавшего Гранадского эмирата, Португалия постепенно богатела. Принц Энрике Мореплаватель скончался в 1460 году, оставив после себя крепнущую морскую державу, готовую бросить вызов доселе внушающему почти мистический ужас Морю мрака. И хотя при жизни этого незаурядного государственного деятеля Португалия не достигла берегов загадочной Индии, приданный им геополитический импульс позволил осуществить эту задачу до конца столетия.
Первый из многих. Васко да Гама
Смерть принца Энрике ни в коем случае не остановила португальскую экспансию. В 1460–1470-х годах удалось закрепиться в Сьерра-Леоне и на Берегу Слоновой Кости. В 1471 г. пал Танжер, значительно усилив позиции Лиссабона в Северной Африке. Португалия больше не является европейским захолустьем – успехи в мореплавании и торговле делают эту небольшую страну широко известной. Баснословная прибыль и выгода привлекают к снаряжению экспедиций в Африку средства богатых венецианских и генуэзских купцов, соседи испанцы, будучи связаны еще не оконченной Реконкистой, недовольно завидуют и мечтают о собственных колониях. Однако далекая Индия и другие экзотические восточные страны остаются по-прежнему далекими и мало отличимыми от мифов и побасенок, которые вовсю рассказывают в припортовых кабачках Европы.
В конце 70-х – начале 80-х годов XV столетия королевский двор поначалу Его Величества Афонсу V Африканского, а потом и Жуана II энергично осаждал всеми доступными средствами молодой настойчивый генуэзец по имени Кристобаль Колон. Его неотступной мыслью, которую он пытался донести до сознания португальских монархов, было достижение Индии путем плавания в западном направлении. Убежденность Колона базировалась на мнении ученого картографа Паоло Тосканелли и набиравшей обороты идеи о шарообразности Земли.
Однако правители Португалии не без основания считали себя специалистами в морском деле и с пока еще благодушным высокомерием советовали генуэзцу немного поостыть и заняться чем-нибудь более полезным. Например, испытать на прочность терпение соседей – короля Фердинанда и королевы Изабеллы. В конце концов, не добившись понимания в Португалии, Колон отправился в соседнюю Испанию, где полным ходом шла подготовка к овладению Гранадой.
В конце 80-хх гг. XV века Португалия сделала еще один большой шаг к достижению цели, поставленной перед ней Энрике Мореплавателем. В 1488 году экспедиция Бартоломеу Диаша открывает далеко на юге мыс, получивший с легкой руки короля Жуана II название мыса Доброй Надежды. Диаш обнаружил, что африканский берег поворачивает к северу – тем самым он достиг южной точки Африки.
Однако еще до успешного возвращения Диаша в Португалию у короля Жуана II появились дополнительная уверенность в правильности выбранной им стратегии поиска Индии. В 1484 году в Лиссабон был доставлен вождь одного из племен, обитавших на берегу Гвинейского залива. Он сообщил, что в 12 месяцах сухопутного пути на восток лежит большое и могущественное государство – очевидно, речь шла об Эфиопии. Не ограничиваясь сведениями, полученными от туземца, который мог и привирать для солидности, король принял решение провести настоящую разведывательную экспедицию.
В Иерусалим были направлены два монаха – Педро Антонио и Педро де Монтаройо – с целью сбора ценной информации в этом городе, являвшемся перекрестком, на котором можно было встретить паломников разного вероисповедания. Прибыв в Иерусалим, монахи смогли вступить в контакт со своими коллегами – монахами из Эфиопии и получить некоторые сведения о странах Востока. Проникнуть далее вглубь Ближнего Востока португальские разведчики не решились, поскольку не владели арабским языком.

Удовлетворенный успешной миссией монахов, прагматичный Жуан II отправил по тому же пути новых разведчиков. В отличие от своих предшественников, Педру де Кавильян и Гонсало ла Павиа бегло говорили по-арабски. Их непосредственным заданием было проникнуть в Эфиопию и достичь Индии. Под видом паломников, что в изобилии направлялись на Восток, обоим королевским разведчикам удалось беспрепятственно достичь Синайского полуострова. Здесь их пути разошлись: де Кавильян через Аден, используя регулярное морское сообщение арабских купцов с Индостаном, смог достичь вожделенной Индии. Он посетил несколько городов, среди которых были Каликут и Гоа.
Вполне возможно, что он был первым португальцем, которому удалось проникнуть в эту часть света. Обратно де Кавильян также вернулся через Аден и прибыл в Каир. В этом городе его уже ждали посланники короля Жуана II – два неприметных еврея, которым путешественник вручил подробнейший отчет обо всём увиденном и услышанном. Де Кавильян настоятельно просил передать королю, что Индии можно достигнуть, двигаясь вдоль побережья Африки. Его товарищу по разведывательной миссии Гонсало ла Павиа повезло меньше – он скончался вдали от родины в Египте.
Не останавливаясь на достигнутом, Педру де Кавильян решил проникнуть и в Эфиопию. Он успешно справился с заданием и настолько пришелся ко двору местного правителя, что, будучи одаренным поместьями, должностями и почестями, женился и там и остался. В 1520 году посланник португальского короля в Эфиопии встретил де Кавильяна в свите негуса. По другим сведениям, португальца умышленно удержали от возвращения в Португалию с целью предотвращения утечки информации.
Направление, в котором следовало искать путь к Индии, в Лиссабоне в принципе уже не подвергалось сомнениям. А вскоре определились и с кандидатом, который возглавит это предприятие. Компетентность такого опытного мореплавателя, как Бартоломеу Диаш, была общеизвестна, однако, возможно, его способности руководителя вызывали некоторые сомнения. При достижении южной оконечности Африки на его кораблях экипажи вышли из повиновения, требуя возвращения в Португалию. И Диаш не смог переубедить своих подчиненных. Нужен был руководитель, менее склонный к компромиссам и уговорам.

Васко да Гама. Грегорио Лопеш, португальский художник конца XV – первой половины XVI века
В 1492 году французские корсары захватили груженную ценным грузом португальскую каравеллу. Провести ответные мероприятия, которые должны были подтолкнуть французского короля к некоторым раздумьям о поведении его подданных, было поручено 32-летнему малоизвестному дворянину по имени Васко да Гама. На быстроходном корабле он побывал в портах Португалии и от имени Жуана II захватил все французские корабли, находящиеся в водах королевства. Тем самым Жуан II мог спокойно угрожать своему французскому коллеге конфискацией товаров, если тот не накажет корсаров. Васко да Гама блестяще справился со сложным поручением.
Успешный взлет карьеры инициативного и умевшего в критических ситуациях вести себя очень жестко португальца пришелся на момент, когда Пиренейский полуостров был взбудоражен известием о возвращении «фантазера» Кристобаля Колона на корабле, груженном всякими экзотическими диковинками. Генуэзцу удалось заручиться поддержкой королевы Изабеллы и отправиться, наконец, в свое легендарное плавание на Запад. Перед своим триумфальным возвращением в Испанию Колон был удостоен торжественной аудиенции и у португальского короля.
Первооткрыватель красочно описывал обнаруженные им земли, многочисленных туземцев, нескольких из которых он вез показать своим покровителям. Он утверждал, что новые территории весьма богаты, правда, количество привезенного из-за океана золота было не очень велико. Колон со свойственной ему настойчивостью утверждал, что достиг если не Индии, то близлежащих территорий, от которых до страны золота и пряностей рукой подать. Прагматичный португальский монарх Жуан II и его многочисленные приближенные, среди которых находился и Васко да Гама, имели все основания усомниться в правильности сделанных генуэзцем выводов.
Всё, что он рассказывал, мало походило на ту информацию об Индии, которая была накоплена при португальском дворе. Не было сомнений, что Колон достиг каких-то неизвестных земель, но с большой долей вероятности к Индии они не имели никакого отношения. Покуда генуэзец заслуженно вкушал плоды своего триумфа и готовился к новой, куда более многочисленной экспедиции за океан, в Лиссабоне решили действовать без промедления. Активность Испании, которая стала теперь не только опасным соседом, изгнавшим мавров за Гибралтар, но и конкурентом в морских и торговых делах, весьма тревожила высшие политически круги Португалии.
Чтобы сгладить острые углы в отношениях двух католических монархий, при посредничестве Папы Римского в июне 1494 года был заключен Тордесильясский мирный договор, разделявший существующие и будущие владения соседей по Пиренейскому полуострову. Согласно заключенному соглашению, все земли и моря, находившиеся в трехстах семидесяти лигах к западу от Островов Зеленого Мыса принадлежат Испании, а к востоку – Португалии.
В 1495 году Жуан II скончался, уступив трон Мануэлу I. Смена власти не повлекла за собой смены внешнеполитического курса. Требовалось достичь Индии в самые кратчайшие сроки. 8 июля 1497 года португальская эскадра из четырех кораблей под командованием Васко да Гамы отправилась в долгий путь вокруг Африки. Сам он держал свой флаг на «Сан-Габриэле». Оставив за кормой хорошо уже известный Гвинейский залив, 23 ноября эскадра обогнула мыс Доброй Надежды и двинулась водами Индийского океана.
Теперь у Васко да Гамы было три корабля – четвертый, который являлся транспортным, пришлось бросить (причина этого неизвестна). В апреле 1498 г. португальцы достигли гавани Малинди. Это было довольно оживленное место, регулярно посещаемое арабскими и индийскими купцами. До цели путешествия, по меркам уже пройденного расстояния, было почти рукой подать.
Однако Васко да Гама не спешил. Будучи не только храбрым человеком, но и способным руководителем, он старался завязать больше контактов с местным населением, добавить больше информации к уже имеющейся в его распоряжении. В Малинди проживала колония индийских купцов, с которыми удалось наладить вполне приемлемые отношения. Они поведали португальцам о близлежащем большом христианском государстве – речь опять шла об Эфиопии. И они же предоставили в распоряжение экспедиции арабского кормчего.
24 апреля эскадра покинула Малинди и двинулась на восток. Благодаря полосе муссонов, 20 мая 1498 года португальские корабли впервые в официальной истории вошли в гавань Каликута. Индия была достигнута, а заветы Энрике Мореплавателя выполнены. С местным раджей был вскоре налажен двухсторонний контакт – в целом индийцы спокойно восприняли вновь прибывших.

Гораздо менее сентиментальными были многочисленные арабские купцы, давно уже облюбовавшие себе место в Каликуте, успешно проводя тут коммерческие операции. Арабы хорошо знали, кто такие на самом деле португальцы, и что им в действительности надо: не поиски «христианских стран», а золото и пряности. Торговля шла довольно бойко, хоть и не без помех. Местное население было куда более цивилизованным, чем африканские туземцы. Тут были невозможны сделки при помощи бус и дешевых зеркалец. Арабы, чуя торговым нутром конкурентов, постоянно интриговали, рассказывая индусам о пришельцах всякие истории разной степени правдивости и свирепости.
Обстановка постепенно накалялась, и осенью 1498 г. экспедиция была вынуждена покинуть индийский берег. Путь в Малинди был не столь благоприятным – этого пункта на африканском побережье корабли Васко да Гамы из-за частых штилей и противных ветров достигли только в начале января следующего, 1499 года. Дав отдых изнуренным, настрадавшимся от голода и болезней командам, неутомимый глава экспедиции двинулся дальше.

Измученные лишениями, голодом и цингой, но чувствующие себя победителями, мореплаватели вернулись в Лиссабон в сентябре 1499 года. Из-за сильного сокращения экипажей один из кораблей, «Сан-Рафаэл», пришлось сжечь. Из более чем 170 человек, покинувших Португалию летом 1497 года, вернулось только 55. Однако, несмотря на потери, экспедиция была признана успешной и вполне окупившейся. Дело даже не в изрядном количестве привезенных экзотических товаров – в распоряжении португальцев теперь был изведанный и однажды уже пройденный в оба конца морской путь в Индию, страну великих богатств и таких же возможностей. Особенно для коммерческих представителей, в чьем распоряжении было огнестрельное оружие и решимость его применять по поводу и без.
Закрепление успеха
Пока Васко да Гама находился в краях, сильно отдаленных от Португалии на восток, весной 1498 года в свою третью экспедицию отправился Христофор Колумб. Его звезда к этому времени несколько потускнела, слава померкла, а улыбки, посылаемые ему королем Фердинандом и его приближенными, утратили былую ширину. Несмотря на казавшиеся убедительными рассказы, настойчивость и упорство, адмирал и вице-король всех Индий выглядел уже не так полновесно. Количество золота и других драгоценностей, которые привозили из вновь открытых земель за океаном, было пока очень скромным, а расходы на экспансию – по-прежнему велики.
Фердинанд вынашивал многочисленные внешнеполитические планы, и ему просто необходимо было золото. Но альтернативы делу, затеянному Колумбом, у Испании не было, и Фердинанд в очередной раз поверил генуэзцу и дал добро на снаряжение третьей экспедиции. В разгар испанских томительных ожиданий полных трюмов золота и пряностей, которые Колумб теперь уж точно привезет из «Индии», на родину вернулся Васко да Гама с убедительными доказательствами того, где на самом деле находится искомая Индия.
Португалия в очередной раз обошла свою соседку в политико-географической гонке. Пока над головой находившегося за океаном Колумба с быстротой тропического шторма собирались тучи, португальцы справедливо решили поторопиться. Началась интенсивная подготовка к большой экспедиции, которая должна была не только упрочить первоначальные успехи Васко да Гамы, но и по возможности позволить закрепиться на берегах далекой и подлинной, в отличие от колумбовой, Индии. Уже в январе 1500 года был назначен руководитель этого масштабного предприятия – им стал прежде нигде особо не замеченный Педру Алвариш Кабрал. Отплытие было назначено на весну.
Продолжение следует…

Несмотря на то что индийского субконтинента достигали в древности персы и греки, именно римляне стали вести с Индией активную торговлю, которая началась приблизительно в I веке н. э. Торговые же маршруты и порты индо-римской торговли были описаны еще в древнегреческом географическом сочинении «Перипл Эритрейского моря», написанном в третьей четверти I веке н. э.

Индия до европейской колонизации была богатейшей классической цивилизацией с бурно развивавшейся международной торговлей. К тому же в Индии располагались единственные известные в то время прииски алмазов. Вот почему многие народы стремились завоевать этот регион. В XII–XIII века в Северную Индию вторглись арабы, афганцы и тюрки, основав Делийский султанат. Позже в первой половине XVI века Индию завоевали Моголы, основав империю, просуществовавшую 200 лет.

Для Португалии поиск морского пути в Индию стал «задачей века», так как страна находилась в стороне от главных торговых путей того времени и не могла с выгодой для себя участвовать в мировой торговле. Португальцам приходилось покупать экзотические в то время восточные товары по сильно завышенным ценам, но географическое положение страны сыграло свою роль в попытке найти «страну пряностей».

Королевский инфант (не наследный принц) Генрих Мореплаватель первым начал организовывать морские экспедиции на юг вдоль побережья Западной Африки. В итоге португальцы продвигались все дальше и дальше, создавая на открытых землях свои опорные пункты. Позже экспедиции в этом направлении продолжили другие мореплаватели.

В 1487 году король Португалии Жуан II направил по сухопутному пути на поиски «страны пряностей» двух офицеров Афонсу ди Пайву и Перу да Ковильяна. Последнему удалось впервые достичь Индии, и хоть на обратном пути он был задержан в Эфиопии, он успел отослать на родину отчет о том, что достичь Индии реально по морю, обогнув Африку. В 1488 году еще один португальский мореплаватель Бартоломеу Диаш ди Новаиш первым из европейцев обогнул Африку и вышел в Индийский океан. Руководствуясь этими открытиями, следующий португальский король Мануэл I снарядил морскую экспедицию.

Для новой экспедиции еще при жизни Жуана II и под руководством посла Бартоломеу Диаша, знавшего те воды, были построены четыре корабля с учетом всех особенностей морского пути вокруг Африки. 8 июля 1497 года армада торжественно вышла из столицы Португалии Лиссабона. В итоге новый морской путь из Европы в Индию открыл португальский путешественник, морской офицер и мореплаватель Васко да Гама (1460 или 1469–1524), когда 20 мая 1498 года португальские суда все же достигли Индии, а именно города Каликут (современный город Кожикоде, штат Керала). После этого португальское королевство стало организовывать ежегодные экспедиции в открытую «страну пряностей». Так началась европейская колонизация Индии.

Педру Алвариш Кабрал

Педру Алвариш Кабрал

Дата рождения 1467
Дата смерти 1520
Гражданство Португалия

Род деятельности мореплаватель

Путешествие Кабрала, путь в Индию (красным) и возвращение (синим).

Педру Алвариш Кабрал (порт. Pedro Álvares Cabral) — португальский мореплаватель, первооткрыватель Бразилии.

Биография

Педро Альварес Кабрал (Кабраль) родился в 1467 или 1468 году в Бельмонте в богатой и знатной семье еврейского происхождения, обратившейся в христианство; его мать имела еврейские корни.

В молодости занимал ряд видных административных постов.

После удачного возвращения Васко да Гама, Кабрал был отправлен в Индию португальским королём Мануэлом I в качестве адмирала второго португальского флота, состоявшего из 13 кораблей, и имевшего 1 200 человек экипажа.

9 марта 1500 года Кабрал отплыл из Лиссабона, однако, во избежание затишья на берегу Африки, взял более западное направление и через месяц оказался у берега Южной Америки, открыв, таким образом, Бразилию: следуя на юг от островов Зелёного Мыса, Кабралд далеко отклонился к запад и 22 апреля на 17° ю. ш. открыл принятую им за остров землю.

24 апреля Кабрал высадился на бразильском побережье, которое назвал Terra da Vera Cruz, объявив её принадлежащей Португалии. Он назвал её Землёй Вера-Круш (в 1500 году она была переименована в землю Санта-Круш, а через несколько лет за ней укрепилось название Бразилия, Brasil).

Понимая значение сделанного открытия, вернул в Лиссабон одного из капитанов, Гаспара де Лемуша, со письмом королю, которое составил его секретарь Перу Ваш де Каминья. Через несколько месяцев король отправил в Вера-Круш три каравеллы под командованием адмирала Гонсалу Куэлью. Тем временем Кабрал возобновил плавание в Индию.

По дороге в Ост-Индию Кабралу пришлось вынести много штормов, во время которых погиб участвовавший в путешествии Бартоломеу Диаш с половиной кораблей и экипажа — близ мыса Доброй Надежды во время бури потерял 4 корабля.

С остатком флота Кабрал поплыл к восточному берегу Африки, высадился близ Мозамбика, о котором Кабрал впервые дал подробную информацию, затем отправился в Каликут, заключив торговые договора с правителями Кочина и Каннанура.

В январе 1501 года его флот покинул Индию с богатым грузом различных пряностей, ценного дерева, фарфора, благовоний и драгоценностей.

31 июля 1502 году с богатым грузом вошёл в гавань Лиссабона. Продажа товаров принесла огромную прибыль, которая вдвойне покрыла расходы на экспедицию.

В последующих морских плаваниях не упоминается.

Остаток жизни провёл в Сантареме.

Был женат, имел шестеро детей.

Умер примерно в 1520 году или в 1526 году в Сантарене в Португалии.

См. также

  • Гаспар да Гама
  • Евреи в Бразилии

Педру Алвариш Кабрал относится к финикийской и еврейской колонизации Америки, Африки и Евразии

Колонизация Африки

Гиксосы• Гесем• Карфаген• Карфагенские евреи• Еврейские государства в Африке• Марокко• Тирдима• Могадор• Касабланка• Рабат• Алжир• Бизерта• Оран• Джерба• Семиен• Танжер• Сеута• Сабрата• Триполи• Мисурата• Бенгази• Плавание финикийцев вокруг Африки• Кахина• Фалаша• Драа• Эмин-паша• Слатин

Атлантический океан

Кадис • Таршиш/Поход в Таршиш • Гимилькон • Ганнон • Карфагеняне в Британии • Керна • Горгады • Острова Блаженных • Азоры • Канары • Жуан Гонсалвиш Зарку • Кристобаль Гарсиа дель Кастильо

Колонизация Евразии

Рахданиты • Флот рахданитов • Офир/Поход в Офир • Индийские евреи • Иосиф Раббан • Афганистан • Адиабена • Кипр • Спарта • Лиссабон • Марсель • Испания • Лусена • Гренада • Толедо • Малага • Барселона • Кордова • Севилья • Балеары • Чуфут-Кале • Химьяр • Хайбар • Аво-Саво • Хазария • Норманны и Хазария • Китайские евреи • Луиш де Алмейда • Жоржи ди Менезиш • Евреи в Крыму

Колонизация Америки (личности)

Христофор Колумб • Бартоломео Колумб • Диего Колумб • Луис де Торрес • Мария де Эстрада • Луис де Карвахаль • Диего де Монтемайор • Диего де Монтемайор эль Мозо • Альберто Дель Канто • Педрариас Давила • Гонсало Хименес де Кесада • Эрнан Перес де Кесада • Эрнандо де Лерма • Гаспар Кастаньо де Соса • Изабель де Бобадилья • Мануэл де Медейруш • Антонио де Монтесинос • Эрнандо Алонсо • Эрнан Кортес • Франсиско Писарро • Гонсало Писарро • Хуан Писарро • Эрнандо Писарро • Инес де Суарес • Гонсало де Салазар • Педро Альминдес Чирино • Гонсало Герреро • Агустин де Сепеда й Айумада • Педро де Эредиа • Хуан де Оньяте • Херонимо Луис де Кабрера • Педро де Сьеса де Леон‎ • Педро Гутьеррес де Санта Клара • Антонио де Мендоса • Родриго де Бастидас • Диего Гарсия де Касерес • Бартоломе де Лас Касас • Гонсало Фернандес де Овьедо • Родриго де Оргоньос • Франсиско де Вильягра • Мартин Энрикес де Альманса • Луис Энрикес де Гусман • Хуан Пардо • Фелипе Гутьеррес и Толедо • Диего Гутьеррес и Толедо
Педру Алвариш Кабрал • Гаспар да Гама • Фернао де Лоронья • Жоао Рамальо • Жозе ди Аншиета • Мартин Афонсу ди Соуза • Томе де Суза • Педру Тейшейра • Алвариш Курреа • Антониу Рапозу Тавариш • Перу да Ковильян
Градис • Давид Наси • Габриэль Милан • Аарон Лопес • Джулиус Поппер

Колонизация Америки (страны)

Карфагенская Америка • Роль евреев в колонизации Америки • Ааронсбург • Аляска • Арарат • Андиния • Барбадос • Багия (Сан-Сальвадор) • Марраны в Бразилии • Бразилия • Гайана • Йоденсаванна • Колумбия • Кюрасао • Кирьяс-Джоэль • Мартиника • Мексика • Панама • Перу • Суринам • Шарон • Ямайка

Пираты

Еврейские пираты • Синан Раис • Шмуэль Палацци • Яаков Кориэль • Давид Абарбанель • Мозес Коэн Энрикес • Авраам Коэн Энрикес • Моисей Воклэн • Джон Ордроно • Жан Лафит

Космос

Космонавтика Израиля • Пальмахим • Колонизация Луны Израилем • Космический флот Израиля

Кто открыл Индию и как это произошло?

Европейцев с давних времен привлекала сказочно богатая Индия. Хотя торговый путь был труден и достаточно опасен, торговля шла бойко, ведь она была несказанно выгодна. Сегодня мы расскажем о том кто открыл Индию и как именно это произошло. Открытие Индии – важное событие в жизни планеты.

Проблемы с торговлей, длительностью в 2 века

Однако не всегда торговля с Индией шла бесперебойно – проблемы начались еще в 1258 году, когда пал арабский халифат, который поддерживал торговлю. Монголами был завоеван Багдад, а так как торговля монголов не очень интересовала, это все негативно влияло на торговлю европейцев с Индией.

А после потери крестоносцами своего последнего оплота на востоке в 1291 году – Сен-Жан д’Акра, была практически полностью прекращена торговля с привлекательной Индией. Добраться до Индии можно было только морским путем, о котором европейцы не имели ни малейшего понятия.

Васко да Гама

Лишь спустя два долгих столетия удалось решить эту проблему. Васко де Гама оказался человеком, который сумел увенчать успехом попытки своих предшественников. Этот амбициозный и умный дворянин никогда не шел на неоправданный риск и не позволял себе принять меньшую награду, чем того заслуживал. Если вы хотите узнать в каком году Васко Да Гама открыл морской путь в Индию, читайте далее.

Португальский король выбрал именно его для экспедиции в 1497 году. Уже через десять с половиной месяцев после того, как судна отчалили от Лиссабона, были брошены якори на рейде города Каликута (корабль прошел вдоль Мозамбика и Сомали).

Золотой идол и открытие морского пути в Индию

Прошло еще пятнадцать месяцев, и Васко де Гама стоял перед португальским королем не с пустыми руками – с 27-килограммовым золотым идолом, у которого был огромный рубин на груди и изумрудные глаза. В этот момент стало ясно – теперь морской путь в Индию совершенно открыт. Поэтому, Васко да Гама – именно тот, кто открыл Индию и впервые проложил к ней морской путь вокруг Африки.

Опыт предшественников

Экспедиция Васко да Гамы использовала опыт своего предшественника – Бартоломео Диаша, который достиг мыса Доброй Надежды в 1488 году. Еще один мореплаватель – Диогу Канн в 1485 году стал первым европейцем, который ступил на земли Юго-Западной Африки. Аливизе Кадамосто за тридцать лет до Канна исследовал устье реки Гамбии.

Записи Аливизе поведали миру о том, как вели себя туземцы при виде белого человека. Он писал, что на него приходили смотреть, словно бы на чудо, даже пытались натирать его слюной, чтобы проверить, настоящий это цвет кожи или белая краска. Убедившись, что это не краска, они очень удивлялись и от удивления раскрывали рты. Смотрите также статью “Факты об Индии“.

Первая попытка открытия Индии

Однако самая первая попытка обогнуть Африку была предпринята европейцами задолго до этого – еще в 1291 году. Источники тех времен рассказывают о братьях Вивальди, которые отправились на кораблях в Сеуту, запасшись припасами и питьевой водой. Они ехали в Индию, чтобы купить там прибыльные товары, однако никаких достоверных сведений об этой экспедиции не сохранилось.

Однако мы можем предположить, что братьям Вивальди удалось, по крайней мере, с юга обогнуть Африку, ведь именно после 1300 года на некоторых картах стали появляться приблизительно верные очертания Африканского материка.

Сейчас морской путь в Индию полностью открыт, а благодаря постройке Суэцкого канала даже значительно сокращен. Однако опыт первых мореплавателей не забывается до сих пор – именно благодаря им была найдена эта дорога.

LiveInternetLiveInternet

Когда говорят об эпохе великих географических открытий, его имя вспоминают последним. Хотя благодаря стараниям именно этого романтика дальних плаваний и фанатичного воина крестоносца, Португалия начала колониальный захват Африки, а в Европу впервые завезли чернокожих рабов. Но сам организатор этих походов за всю свою жизнь выходил в море только трижды и не далее чем на 200 миль. И все же португальский принц Генрих заслуженно носил гордое прозвище «мореплаватель».

Инфант Генрих или Энрике, родившийся в 1394 году был сыном португальского короля Жуана I и Филиппе Ланкастерской, которая принесла в страну традиции британского рыцарства. Энрике и его братьев обучали семи рыцарским добродетелям — сочинению стихов, верховой езде, фехтованию, игре в шашки, охоте и плаванию, но более всего юношу интересовало владение копьем, хотя он и не пренебрегал изучением естественных наук и богословия. Рыцарство как военное и религиозное служение определило всю последующую жизнь Генриха. В 21 год он стал инициатором захвата крепости мавров на севере Африки.
Всего 150 миль — такова была протяженность первого морского похода, будущего вдохновителя морских завоеваний Португалии.

Оборону Сеуты — нового форпоста португальцев на африканском побережье — король поручил Инфанту Генриху. Для этого часть доходов казны переходило в полное и бесконтрольное ведение принца, а через 5 лет принц стал великим магистром Ордена креста.
Теперь в руках мореплавателя сосредотачивалась огромная власть: духовная, военная и финансовая. И принц Генрих распорядился этой властью наилучшим для Португалии образом. От освобожденных рабов-христиан он узнал о караванах, которые по африканской пустыне перевозили золото с берега Гвинеи в мусульманские порты Средиземного моря. Осведомленный в географии принц решил, что Гвинеи можно достичь морским путем, тогда отнятые у неверных сокровища можно было отвозить в Лиссабон. К тому же, обойдя мусульманские территории с юга, можно достичь христианской Эфиопии и начать с ней выгодную торговлю, а затем дойти морем и до самой Индии.
К захватническим планам Инфанта примешивалось и научное любопытство, подкрепленное найденными в Сеуте точными географическими картами. И когда брат Генриха принц Педру привез из Венеции рукопись уже успевшего прославиться путешественника Марко Поло, Инфант твердо решил, что за земли лежат южнее Сеуты.

Принц Генрих занялся организацией морских экспедиций к северо-западным берегам Африки. По настоянию принца в 1431 году в программу Лиссабонского университета были включены астрономия и математика. В 1438 году у мыса Сент Винсент в крепости Сагреш принц Генрих организовал обсерваторию и мореходную школу Вилла де Инфанте. Туда были приглашены видные ученые, астрономы, картографы и навигаторы со всей Европы, а принц-мореплаватель участвовал в дискуссиях наравне с учеными. В школу принимали всех достойных независимо от сословных, религиозных и этнических различий, что было необычно для католической Португалии 15 века.
Стараниями принца мореходная школа Вилла де Инфанта стала первым в европейской истории научным центром. В крепости до сих пор сохранилась огромная 43-х метровая в диаметре роза ветров — диаграмма многолетних наблюдений за направлением и силой ветра. Вдохновленные поддержкой принца капитаны португальских каравелл, в 1418 году открыли остров Мадейра. Тогда же мореплаватель начал осваивать новые земли и вскоре на Мадейре появились первые поселенцы, а в Метрополию стали доставлять вино — редкое по качеству даже для винодельческой Португалии.

Затем целые десятилетия Генрих упорно снаряжал морские экспедиции на Канарские острова, но капитаны не могли миновать подводные скалы у мыса Бохадор. Парусные корабли получали пробоины о злополучный мыс, где, как считали в то время, водятся драконы, и тонули.
Но в 1434 году обогнув его со стороны открытого океана, один из капитанов открыл путь в западную Африку, а Генрих получил почетное звание «мореплаватель».

Но почему же Генрих Мореплаватель сам никогда не отправлялся в дальние морские экспедиции?
Полагали, что принц боялся пиратов или что он считал оскорбительным для особы королевской крови пребывание среди матросов, но вероятнее всего принц считал своим главным делом анализировать отчеты капитанов, отделять правду от вымысла и снаряжать новые морские путешествия. Романтик дальних странствий Генрих Мореплаватель сознательно закрыл для себя море.

Генрих Мореплаватель никогда не был женат. Сдержанный и мрачноватый, он считал себя виновным в смерти младшего брата Фердинанда, который попал в плен к маврам во время их неудачной морской экспедиции в Танжер в 1437 году.
Последние годы Генрих провел в Сагрише, окруженный учениками своей мореходной школы. За два года до смерти он в третий раз ненадолго вышел в море.
Генрих Мореплаватель умер 13 ноября 1460 года.
Его дело продолжили знаменитые португальские моряки Бартоломео Диаш, Васко да Гамма и самый великий из последователей Инфанта — Фернан Магеллан. Своими достижениями они обязаны португальскому принцу Генриху Мореплавателю — человеку на гербе, которого было начертано: «Талант к добрым свершениям».