Краков вольный город

Конец «вольной республики». Как Краков перешёл к Австро-Венгрии

16 ноября 1846 года, сто семьдесят лет назад, в результате аннексии со стороны Австро-Венгрии прекратил свое существование «Вольный город Краков». Это независимое государство, патронировавшееся тремя державами, принявшими участие в разделе Польши (Россией, Австро-Венгрией и Пруссией), было создано в 1815 году, в соответствии с решением Венского конгресса об устройстве посленаполеоновской Европы. Идею превращения Кракова и Торуни в вольные города после победы над Наполеоном подал российский император Александр I. Но Торунь все же передали Пруссии, а вот Кракову повезло больше — вместе с окрестными территориями 18 октября 1815 года он получил статус «вольной республики». Будучи автономным в вопросах внутренней политики, Краков, тем не менее, не мог осуществлять внешнюю политику — она находилась в прерогативе государств-попечителей.


Россия, Австро-Венгрия и Пруссия сохраняли возможность контроля над ситуацией в «вольном городе» и через участие в его органах управления. Законодательная власть в Кракове принадлежала Собранию представителей, а исполнительную осуществлял Сенат из 12 человек. В состав Сената входили не только делегаты от Собрания представителей и Ягеллонского университета — авторитетнейшего в Восточной Европе учебного заведения, но и уполномоченные от трех государств — попечителей — Российской империи, Австро-Венгрии и Пруссии. Председатель Сената, хотя по конституции Кракова и не обладал единоличной властью, но в действительности сосредоточил в своих руках достаточно большие полномочия и обладал реальными рычагами влияния на городское управление. На этой должности был утвержден Станислав Водзицкий, прежде занимавший пост префекта департамента Кракова. Его кандидатуру лоббировал обладавший определенным влиянием на польскую политику Адам Ежи Чарторыйский — бывший министр иностранных дел Российской империи.
История относительно кратковременной политической автономии Кракова сопровождалась противоборством соперничающих «партий», представлявших интересы аристократии и «третьего сословия».Станислав Водзицкий (на портрете), возглавивший Сенат, выражал интересы именно аристократических кругов. Монархически настроенные краковские аристократы рассчитывали, что город рано или поздно войдет в состав Царства Польского. Эту позицию не разделяли представители «третьего сословия» — краковских предпринимателей и интеллигенции, в том числе и руководители Ягеллонского университета, пользовавшиеся большим авторитетом в городе. Напомним, что Ягеллонский университет, древнейший в Польше, был основан еще в 1364 году и всегда рассматривался как один из символов польской национальной идентичности.
Для либералов, представлявших интересы «третьего сословия», более предпочтительным будущим города казалось сохранение им статуса демократической республики с дальнейшим укреплением автономии. Однако, несмотря на декларируемые демократические позиции, либералы тесно сотрудничали с Пруссией, которая была заинтересована в торговле с Краковом и рассчитывала через поддержку либеральной «партии» оказывать влияние на политику городской власти.

Стремясь ограничить своих соперников из Собрания представителей в реальном влиянии на городскую политику, председатель Сената Водзицкий взял практику обращаться к российскому императору за поддержкой. Эта позиция Водзицкого привела к росту общественного недовольства его деятельностью на посту руководителя Сената. В 1820 г. прошла массовая демонстрация студентов Ягеллонского университета, что ухудшило отношения между университетским руководством и председателем Сената. В 1821 г. власти раскрыли деятельность нелегальной студенческой организации «Белый орел», после чего Водзицкий лично обратился к государствам — попечителям и добился ограничения университетской автономии. Этим он рассчитывал избавиться от опасного конкурента — ректора университета Валенты Литвинского. Но такой демарш против университета — гордости Кракова способствовал лишь окончательной дискредитации Водзицкого и его политического курса в глазах подавляющего большинства жителей города. В 1826 году над университетом был установлен кураторский контроль, а руководить кураторами назначили генерала Юзефа Залусского, который приступил к «чисткам» университета от либерально настроенной профессуры. Вместе с тем, деятельность Залусского на этом посту не следует оценивать однозначно — он не только увольнял неблагонадежных профессоров, но и приглашал на работу преподавателей из других городов, а также открыл в Кракове Технический институт.
В 1827 г. Станислав Водзицкий проиграл очередные выборы на должность председателя Сената. На этот пост был избран Юзеф Никорович, занимавший до этого должность председателя апелляционного суда и считавшийся выразителем интересов «третьего сословия» и человеком либеральных взглядов. Такой поворот событий не мог удовлетворить консервативную элиту Кракова, в результате чего «аристократы» покинули заседание Сената. В начинающийся политический кризис вмешались представители государств — попечителей, которые распорядились оставить Станислава Водзицкого на посту председателя Сената, а Собрание представителей распустили. Так был нанесен первый удар по реальной автономии Краковской республики.
В 1828 году по инициативе российских дипломатов был создан Эпурационный комитет в составе самого Станислава Водзицкого и еще троих пророссийских сенаторов. Водзицкий при поддержке России делал все возможное для отстранения либерально настроенных политиков, включая и профессоров Ягеллонского университета, от участия в управлении «вольным городом». Такая политика Водзицкого вполне удовлетворяла интересам Российской империи, стремившейся установить более плотный контроль над Краковом. В Петербурге прекрасно понимали, что если Краков не попадет в российскую сферу влияния, то рано или поздно окажется либо под управлением Пруссии, либо в составе Австро-Венгрии.
Когда в ноябре 1830 г. в Царстве Польском вспыхнуло народное восстание, подъем национального движения начался и в Кракове. Сначала «вольный город» превратился в основной центр внешней поддержки восставших в Царстве Польском, а затем восстание распространилось и на Краков. Молодые радикалы во главе с Яцеком Гудрайчиком арестовали Станислава Водзицкого и заставили его покинуть Краков.

В город вернулись многие прежде покинувшие его либералы. Однако, в сентябре 1831 г. в Краков вошли русские войска под командованием генерала Федора Васильевича Ридигера. Корпус Ридигера оставался в Кракове на протяжении двух месяцев, разгромив остатки польских повстанцев.
Ноябрьское восстание и последовавшая длительная война против повстанцев способствовали дальнейшему ужесточению политики и Российской империи, и Австро-Венгрии в отношении Краковской республики. Российские власти разочаровались в краковской элите, которая во время восстания оказывала поддержку повстанцам. Учитывая, что к этому времени между Россией, Пруссией и Австро-Венгрией уже существовали союзнические отношения, были произведены корректировки и в распределении сфер влияния трех государств. Российская империя уступала приоритет в контроле над Краковской республикой Австро-Венгрии. 14 октября 1835 года в Берлине представители России, Пруссии и Австро-Венгрии подписали секретный документ, в соответствии с которым Краковская республика подлежала оккупации в случае активизации в ней польских национально-освободительных движений. Предполагалось практически всю территорию Краковской республики передать Австро-Венгрии, которой теперь предстояло, в случае обострения ситуации, играть ключевую роль в установлении «порядка» на территории Кракова и его окрестностей.
В 1836 г. в Краков снова были введены войска государств — попечителей. Поводом к этому послужило убийство польскими националистами российского агента Бегренса-Павловского. Хотя под давлением Англии и Франции Россия и Пруссия, в конце концов, вывели из Кракова свои войсковые соединения, австро-венгерская армия осталась в Краковской республике до 1841 года. Австро-венгерское командование при участии российских и прусских офицеров приступило к реорганизации краковской полиции и милиции (ополчения). На командные и руководящие должности в силовых структурах «вольного города» были назначены лояльные к государствам — попечителям люди. Милицию возглавил австрийский офицер Гохфельд, а полицию — австрийский офицер Франтишек Гут.
Руками обновленной полиции Австро-Венгрия установила в Краковской республике жесткий полицейский режим. Однако, Англия и Франция продолжали требовать от Австро-Венгрии вывода войск с территории Краковской республики и соблюдения решений Венского конгресса. В конце концов, 21 февраля 1841 г. Вена все же отдала приказ своим войскам покинуть Краков. Но даже после вывода австро-венгерских войск реальная власть в городе оставалась в руках проавстрийских политиков, опиравшихся на реорганизованную австрийцами городскую полицию.
— Ян Тыссовский, «диктатор» Кракова от польских патриотов
Сложившаяся в Кракове ситуация совершенно не удовлетворяла польских националистов, которые стремились к восстановлению независимого польского государства. Как и в других польских областях, в Кракове продолжали действовать подпольные национально-освободительные группы. В январе 1846 года был создан Национальный Совет Польской Республики, в который вошли Кароль Либельт, Ян Тыссовский и Людвик Гожковский. Под его руководством польские патриоты должны были поднять очередное восстание, однако российские и прусские власти успели упредить повстанцев и сумели арестовать значительную часть заговорщиков еще до предполагаемого начала выступления. Таким образом, восстание ограничилось только территорией Краковской республики. Оно началось в ночь с 21 на 22 февраля 1846 года. В Кракове начались уличные бои, в результате которых вошедший в город небольшой австрийский отряд был вынужден покинуть его территорию. Столкновения с австрийскими войсками начались и в окрестностях Кракова, к городу направлялись отряды польских повстанцев из других населенных пунктов.
22 февраля 1846 г. Краков был полностью освобожден от присутствия австрийских войск. В городе было учреждено польское правительство во главе с Яном Тыссовским — польским политиком-националистом, ветераном восстания 1830-1831 гг. 24 февраля Тыссовский провогласил себя национальным диктатором, а во главе правительства поставил своего соратника Людвика Гожковского.
Секретарем Тыссовского стал 24-летний Эдвард Дембовский (на портрете) — философ и литературный критик, считавшийся одним из идеологов польского восстания. Под его руководством в Кракове началось издание революционно-демократической литературы, появились молодежные революционные кружки. Политикой Тыссовского и Дембовского были очень недовольны консервативные круги краковских аристократов, опасавшиеся радикальных преобразований в жизни республики. 25 февраля они даже попытались свергнуть Тыссовского, но мятеж консерваторов был быстро нейтрализован революционными повстанцами под руководством Дембовского.
Несмотря на грандиозные планы, из-за недостатка оружия, восстание было изначально обречено на поражение. 26 февраля 1846 г. произошел единственный крупный бой австрийских войск под командованием полковника Лайоша фон Бенедека (на портрете) с краковскими повстанцами. Примечательно, что на стороне австрийцев выступили крестьяне окрестных сел.Стремясь переубедить крестьян, навстречу австрийским войскам вышел с крестным ходом Эдвард Дембовский. Австрийские солдаты открыли по крестному ходу огонь, в результате которого Дембовский был убит. Краковское восстание потерпело поражение. Повстанческие отряды под командованием Яна Тыссовского покинули город и отступили на территорию Царства Польского. Чуть позже российские власти, арестовавшие Тыссовского, выдали его Пруссии. Краковские консерваторы, сформировавшие Комитет безопасности, надеялись передать власть в городе представителям Российской империи, так как были негативно настроены к Австро-Венгрии после того, как австрийцы спровоцировали галицийских крестьян выступить против польской шляхты и устроить «Галицийскую резню».
3 марта 1846 г. в Краков вошли российские экспедиционные войска, во главе которых опять находился генерал от кавалерии и генерал-адъютант Федор Ридигер, командовавший 3-м пехотным корпусом. Однако, Российская империя уже давно приняла решение о передаче всей полноты власти над Краковом Австро-Венгрии. Поэтому 7 марта 1846 г. в город вошли подразделения австро-венгерских войск. Австрийский генерал граф Кастиглионе принял власть над городом от российского командования. Краковский Сенат прекратил свое существование, а вместо него управление городом было передано в руки вновь сформированного Административного совета.
15 апреля 1846 г. представители государств — попечителей встретились в Вене, где было подписано соглашение о передаче Кракова и окрестных территорий под управление Австро-Венгрии. «Вольный город» преобразовывался в Великое княжество Краковское в составе Австро-Венгерской империи. Несмотря на протесты со стороны Англии и Франции, прекращение существования «вольного города Кракова» стало реальностью. 16 ноября 1846 г. он был окончательно включен в состав Австро-Венгерской империи и оставался под управлением Австро-Венгрии вплоть до поражения в Первой мировой войне и прекращения ее существования. Тем не менее, тридцатилетнее существование «вольного города Кракова» стало особой страницей в истории Польши периода ее раздела.

Вольный город Краков — Free City of Cracow

Свободный, независимый и строго нейтральный город Краков с его территории
Wolne, Niepodległe я Ściśle Neutralne Място Краков г Okręgiem
1815-1846
Местонахождение Вольного города Кракова в Европе
Территория свободного города Краков (оранжевый) и три его соседей (Королевство Пруссии, Австрийская империя и русский ампир)
Статус Протекторат из Австрии , Пруссии и России
Капитал Краков
Общие языки Польский , Идиш , Немецкий
религия Римско — католическая , Иудаизм
Правительство Конституционная республика
Председатель Сената
законодательная власть Собрание представителей (Краков)
история
• основана 3 мая 1815
• Ноябрь Uprising 29 ноября 1830
• Краков Uprising 16 ноября 1846
Площадь
1815 1164 км 2 (449 квадратных миль)
1843 1164 км 2 (449 квадратных миль)
Население
• 1815 95000
• 1843 146000
валюта
  • Польский злотый (1835)
  • Краков злотый (с 1835)
Предшествует Преемник
Варшавское княжество
Великое княжество Краковского
Сегодня часть Польша

Свободный, независимый и строго нейтральный город Краков с его территорией ( польский : Wolne, Niepodległe я Ściśle Neutralne Място Краков г Okręgiem ), более известный как ни в вольном городе Краков или Республику Кракова ( польский : Rzeczpospolita Краковские , немецких : Republik Кракау ), был город республика , созданная Венским конгрессом в 1815 году, которые включали в себя город Кракова и его окрестностей.

Она совместно контролируемая своих три соседей ( Россия , Пруссия и Австрия ), и была центром агитации за независимую Польшу. В 1846 году, после неудачного краковского восстания , вольный город Краков был присоединен к Австрийской империи. Это был остаток княжества Варшава , который распределяли между тремя состояниями в 1815 году.

Вольный город Краков был всецело польско-говорящий город-государство; ее население, 85% были католики, 14% были евреи в то время как другие религии составляли менее 1%. Сам город Краков был еврейское население составляет почти 40%, в то время как остальные были почти исключительно польско-говорящими католики.


В Кракове я никогда до этого не был, и с городом у меня ассоциируются три вещи. Первая – самая страшная: в 60 км от города располагался один из самых крупных гитлеровских лагерей смерти, Освенцим. Это польское название, по-немецки лагерь назывался Аушвиц. Также недалеко от Кракова находятся какие-то волшебные соляные шахты, которые переделали под музей. Ну и нельзя обойти стороной краковскую колбасу. Много ли городов могут похвастаться своим продуктом, известным во всём мире?

Но Краков – это не только колбаса и модный некогда танец краковяк! Это второй по величине город Польши и, пожалуй, первый по «европейскости». В отличие от Варшавы или того же Гданьска, он почти не пострадал во время Второй мировой войны, поэтому массово восстанавливать исторические здания не пришлось. Правда, при этом Краков не избежал многоэтажной застройки, но что делать: даже западные города в те годы строили подобные районы, не говоря уже про страны соцлагеря.
С 1039 по 1596 год Краков был столицей Польши. Столицу из Кракова в Варшаву перенёс король Сигизмунд III, тот самый, что воевал с Россией в Смуту. Сделал он это потому, что захотел отремонтировать Вавельский замок (свою резиденцию) после очередного пожара. А потом ему, видимо, так понравилось в Варшаве, что он решил совсем покинуть Краков, хотя ещё больше века тут короновали польских королей. С конца XVIII века Краков был то австрийским, то польским, одно время даже автономным. Но, в отличие от Царства Польского, в составе России Краков так и не побывал.
В годы Второй мировой город, оккупированный гитлеровскими войсками, стал печально известен созданием еврейского гетто и концлагерей. В самом Кракове находился лагерь Плашов, а в 60 км от него – Освенцим. Именно краковские лагеря Спилберг показал в фильме «Список Шиндлера». Сколько человек в них погибло, до сих пор точно не известно. Вероятно, в Освенциме было уничтожено от 1,1 до 1,6 млн человек, большинство из них – евреи.
Как я уже сказал, самому городу повезло намного больше, чем его жителям: разрушений в военное время было относительно немного. В коммунистическую эпоху появилась версия, что это советские и польские войска так быстро и успешно освобождали город, что немцы просто не успели его взорвать. Теперь принято считать, что это скорее миф.
А ещё Краков – важный военный центр: здесь базируется командование специальных войск Польши, а также Центр сухопутных операций вооружённых сил. Так что «Искандеры», размещённые в Калининградской области, наверняка нацелены в том числе сюда.
01. Начнём с центра города. Краков просто волшебный! Каменные улицы, ухоженные домики.

02. Убрать вывески и мусорные баки – и ты уже в XIX веке. Здесь, кстати, хорошо видно, почему важно сохранять не отдельные здания, а историческую среду. Ценность в первую очередь представляет непрерывная историческая ткань города, а не отдельные памятники. Конечно, памятники тоже важны, но это как бриллианты, которые без оправы не существуют.

03. Центр Кракова очень живой. Он не такой туристический, как Прага, и тем даже приятнее.

Кстати, забыл сообщить важную подробность! Изначально Краков, скорее всего, не польский, а чешский город. Был такой чешский князь Болеслав I Грозный, в правление которого Краков впервые и упоминается в летописях (965 или 966 год). Но его внук Болеслав I Храбрый был уже не чешским, а польским князем. Именно он присоединил Краков к своим владениям.
04. Мариацкий костёл, одна из главных достопримечательностей Кракова. Церковь начали строить ещё в XIV веке, но достраивали и перестраивали ещё 500 с лишним лет. Фасад выходит на Главный Рынок – центральную площадь города.


05. Помимо костёла на площади расположены ещё Суконные ряды – что-то вроде наших Верхних торговых рядов (нынешний ГУМ) или многочисленных гостиных дворов. Над рядами торчит ратушная башня – единственная уцелевшая часть краковской ратуши, разрушенной в 1820 году.

06. Здесь надо смотреть не на причудливые здания, а под ноги. Смотрите, как хорошо поляки поработали с брусчаткой:

07. Оказывается, исторические здания могут быть без пластиковых окон и кондиционеров.
Недавно официальный твиттер мэрии Москвы хвастался нашими, московскими памятниками архитектуры. Смотрите, какое позорище. Как можно показывать это? Надеюсь, до нас когда-нибудь дойдёт понимание, что блокам кондиционеров не место на фасадах памятников архитектуры. Я уже не говорю о том, что все окна разные…

Дом с масками Гермеса признали памятником архитектуры.
Факты о здании:
– стиль – эклектика начала ХХ века;
– фасад украшен горельефами и масками Гермеса;
– композиция главного фасада несимметрична – в 1901 году построили лишь левую часть здания.https://t.co/R8RPjKo17J pic.twitter.com/yUVGB8OY6y

— Москва (@moscow) March 20, 2019
08. Детали
09. Вообще, в плане деталей и работы с камнем Краков очень крутой. Тут каждый узел, каждая деталь в центре заслуживает внимания.
10. Туристические лошадки
11. Легендарная краковская колбаса! Этот «бренд» стал известен ещё в XIX веке, когда колбасу делали из свинины с добавлением картофельного крахмала. Тогда она была чисто региональным продуктом, хотя в Литве её тоже любили. Судя по всему, своей популярностью краковская колбаса обязана СССР, где просто решили использовать это название, чтобы мясная продукция лучше продавалась. Кстати, в советские времена помимо свинины в составе краковской была говядина. Сегодня краковскую колбасу производят не только в Польше, но и в Германии с Австрией, где также используется говядина.
12. С варениками в Польше всё интересно. Во-первых, они называются ‘pierogi’, что само по себе создаёт путаницу, потому что пироги тут ни при чём. Во-вторых, их десятки разновидностей, от печёных до ленивых. В-третьих, есть такой вид вареников, как ‘pierogi ruskie’, с начинкой из творожно-картофельной массы с добавлением соли, перца и жареного лука. Но если вы думаете, что их название переводится как «русские вареники», то вы ошибаетесь. Название связано не с русскими, а с русинами, малочисленным восточнославянским народом, который проживает в Словакии, Польше и на западе Украины. Что касается Кракова, то это столица вареничного искусства, и тут проводятся фестивали вареников.
13. В центре действует дизайн-код, который запрещает делать цветные вывески на фасадах, но разрешает делать вывески-флажки, или как они правильно называются?
14. Приятно, что велосипедные парковки вытесняют автомобильные.
15. Ещё один съедобный символ Кракова – обважанек, что-то среднее между бубликом и брецелем. Перед выпечкой их погружают в кипяток – отсюда и название (на русский можно примерно перевести как «обварёнок»). Обважанки продают в основном с уличных лотков.
16. Интересная идея для уличных кафе. На зиму можно разрешать делать прозрачные стены. Тогда уличные кафе могут работать гораздо дольше. А вот брендировать зонтики не стоит.
17. Шикарная брусчатка. В центре наших городов брусчатки очень не хватает. Ещё обратите внимание, что все трубы уходят сразу в ливнёвку.
18. А вот с парковкой в Кракове проблемы. В центре города на некоторых улицах её стоило ограничить.
19. Многие здания расширяются книзу.
20. Хорошая улица ) Для машин только дна полоса, всё остальное – это трамвай и велодорожка.

22. В Кракове по какой-то неведомой для меня причине разрешена парковка на тротуарах. Что это такое вообще? Как так можно?
23. Это не нарушители, они легализовали этот ужас. Проблема парковки на тротуаре в том, что люди перестают считать её серьёзным нарушением. Если где-то такой вид парковки легализован, значит, парковаться где попало не так уж и страшно, начинают рассуждать водители.

25. Если отойти от туристического центра, то город уже менее ухоженный.
26. В Кракове очень красивые столбики. Посмотрите, какие они изящные!
27. Очень странное решение. Был широкий тротуар – они его взяли и разделили, опять выделив место под парковку. Зачем?
28. Вокруг деревьев лучше делать круглые лавочки со спинкой. А вот сидеть на граните неприятно. Дорогое и непрактичное решение.
29. Парк. И тут мы видим фирменные краковские фонари, скамейки и урны. Они такие во всём городе, и почти все элементы выкрашены не в чёрный, а в тёмно-зелёный цвет.
30. Я не знаю, есть ли такое в других городах Польши. Ни в Гданьске, ни в Варшаве, ни в Лодзи я такого не встречал. Если это чисто краковская фишка, то круто. Урна вообще роскошная. Ещё хорошо, что она не стоит вплотную к скамейке.
31. Крутая велопарковка в центре. Выглядит так, как будто ей лет 100.
32. В Кракове на зависть Питеру и Краснодару сохраняют оригинальные двери.
33. Красота! Если металлические двери в историческом здании, то только такие.
34. Эти явно нуждаются в реставрации, но их никто не выламывает, чтобы продать потом на «Авито» или сжечь в костре. Красиво?
35. Очень хочется закрыть балкон профлистом и сбить лепнину… Но краковчане держатся. Обратите внимание, какие сложные раньше были профили на оконных рамах!
36. Водосточная труба новая, а держатель старый.
37. В Польше очень необычные и красивые указатели домов! Сейчас таких уже не делают. Как вам? Его бы ещё почистить немного…
38. У киоска есть собственное название.
39. Краковские трамваи на фоне бывшего кинотеатра Wanda. Вагоны родом из Австрии, Германии и Польши.
40. Сегодня трамваи и автобусы – основной общественный транспорт в Кракове. Трамвай обычный, но есть полуторакилометровый подземный участок с двумя станциями, примерно как в Волгограде. Всего в городе 17 обычных трамвайных линий и 2 ночных маршрута. Не все трамваи современные, но на четырёх маршрутах используются только низкопольные вагоны.
41. Автобусных маршрутов гораздо больше: 62 обычных, примерно столько же пригородных, 12 ночных и несколько экспрессов.
Цена билета на автобус или трамвай зависит от зоны. Их в Кракове всего две: сам город и агломерация. Обычный билет на одну поездку на наши деньги стоит 65 рублей. Вроде бы дорого, зато в Кракове очень широкий выбор пересадочных билетов и проездных: на 20 минут, на 40, на час, на 90 минут, на сутки, на 48 и 72 часа, на неделю. Так что если ты турист и приехал на выходные, можно сразу купить билет на двое суток за 24 злотых (407 рублей) и не париться.

Есть даже варианты с групповым билетом (36 злотых за группу до 20 человек) или с семейным проездным, который действует только по субботам и воскресеньям. Жители пригородов покупают за 92 рубля билет «70 минут», который позволяет пересаживаться с электричек на городской транспорт.
42. Трамваи ходят в среднем раз в 10-15 минут, автобусы – в зависимости от загруженности маршрута. Есть маршруты, по которым проезжает один автобус в час, по другим автобусы курсируют каждые 10-12 минут.
В мае 2014 года в Кракове прошёл референдум, на котором горожане проголосовали за строительство велодорожек, за создание системы видеонаблюдения и против зимней Олимпиады 2022 года (в результате она пройдёт в Пекине). Кроме того, краковчане поддержали строительство метро.
Тут читатель уже хочет обвинить меня в предвзятости, ведь совсем недавно я рассказывал, что Воронежу, Омску и вообще рандомному российскому городу метро не нужно!
Так почему же у нас метро строить нельзя, а в Кракове можно? Во-первых, город не такой маленький, как вы могли подумать. В его черте живёт 770 тысяч человек, в агломерации – 1,2 миллиона или больше. Во-вторых, в Кракове уже есть нормальная система общественного транспорта, и строительство метро могло бы стать её апгрейдом. В-третьих, если город возьмётся за строительство метро, то деньги на это, скорее всего, выделит Евросоюз. Это позволит Кракову рыть тоннели и строить станции относительно быстро. Чтобы метро в городе было эффективным, оно не должно перевозить воздух. А чтобы в вагонах всегда было много пассажиров, линии метрополитена должны связывать центр с густонаселёнными районами и/или посещаемыми объектами (вокзал, аэропорт и т.п.).
А когда у тебя в городе сплошные маршрутки и нет денег на то, чтобы построить хотя бы одну потенциально загруженную линию с десятком станций, пытаться открыть метро – это безумие. Опыт Омска демонстрирует, что даже десятков бюджетных миллиардов не хватит на создание полноценной системы метрополитена.
43. В центре дорожные знаки компактные, но они почему-то друг друга дублируют. Опять же, парковка занимает половину тротуара. Пешеходы должны протискиваться между машинами и столбами.
44. Тоже какой-то бардак со знаками.
45. Мечта любого русского человека: огромный кусок тротуара отрезали под парковочку.
46. Чем ещё Краков напоминает наши города? Огромными кислотными рамками вокруг знака пешеходного перехода. Такие знаки установили в 2017 году в центре Кракова рядом с начальными школами (о чём, видимо, сигнализирует этот странный символ внизу).
47. Некоторые решения на первый взгляд грамотные, но потом оказывается, что и они не до конца продуманы. Например, вот попытка успокоить трафик, сузив проезжую часть до одной полосы с помощью искусственного препятствия. Но здесь рядом остановка, и автобусам не очень-то удобно каждый раз маневрировать, выруливая из левой полосы поближе к пассажирам. Да и столб стоит не посередине полосы. У нас бы его и справа все объезжали 😉 В общем, странное решение.
48. Вот неплохой переход с островком безопасности.
49. Очень важно не просто ограничивать скорость в городе, но и проектировать улицы таким образом, чтобы на них нельзя было чересчур разогнаться. Для этого, например, можно делать углы поворотов более острыми с помощью специальных островков. На улицах, где применяются меры успокоения трафика (сужение проезжей части, искусственные препятствия, переменное движение по полосе и т.д.), можно даже не вешать знаки ограничения скорости, потому что и так все будут ехать медленно.
50. Некоторые жители Кракова ориентируются на российские правила парковки: если у тебя большой дорогой кроссовер, можно припарковаться на месте для инвалидов.
51. Как и в большинстве крупных городов Восточной Европы, в Кракове не обошлось без панельных микрорайонов.
52. Душа радуется! Кто-то уже и балкончики себе застеклил.
53. Обычная краковская пятиэтажка
54. Ступени из скользкой плитки, неудобный пандус, заборчики… Всё как у нас. Разве что дверь наполовину стеклянная и мусора поменьше.
55. Пожиратели тротуаров
56. Можно подумать, что весь двор отведён под парковку.
57. На самом деле двор намного больше, тут есть деревья и детские площадки.
58. Очень милое благоустройство. Здесь обошлось без лебедей из покрышек и гниющих от сырости мягких игрушек.
59. Польская бабушка – друг и товарищ русской бабушки. Средняя пенсия в Польше в прошлом году составляла 1806 злотых (30 500 рублей), но размер наиболее часто выплачиваемой пенсии в два раза меньше, всего 906 злотых (15 300 рублей). Польских пенсионеров спасает то, что продукты в стране довольно дешёвые.
60. Тротуар и велодорожка. Кстати, в городе работает система велопроката Wavelo. Это не байкшеринг (который во многих городах уже провалился), а классическая система со станциями. Можно подключиться через сайт или приложение и выбрать себе подходящий тариф. Например, час ежедневных поездок стоит 20 злотых (340 рублей) в месяц. Каждая просроченная минута стоит на наши деньги всего 85 копеек. Арендовать велосипед на 12 часов можно за 29 злотых (492 рубля). Для студентов местных университетов там особые тарифы.
61. Иногда в Кракове попадаются уродливые ларьки из 90-х.
62. Для велосипедов сделан отдельный переезд улицы. Непонятно только, зачем тут брусчатка. Чтобы велосипедисты скорость снижали перед выездом на проезжую часть или просто так?
63. Старый рынок (кажется, здание построили незадолго до войны) переделали в торговый центр.
64. Новый рынок выглядит намного хуже. Тут же рядом есть относительно популярная в Кракове барахолка.
65. Здесь тоже дорогу сузили.
66. Приподнятый перекрёсток тоже может быть средством успокоения трафика: водители будут замедляться перед тем, как на него выехать. Хотя в идеале надо вообще освободить Старый город от автомобилей.
67. Смотрите, как без них красиво!

ВОЛЬНЫЙ ГОРОД КРАКОВ И ВОССТАНИЕ 1846 года

Территория, население, характер. Учрежденный на Конгрессе в Вене Вольный город Краков охватывал крохотный клочок земли: город и часть Хшановского повета с территорией 1164 кв. км, с населением, насчитывавшим в 1815 году 95 тыс.

человек. Возникновение этого государственного творения явилось следствием споров за Краков между Россией и Австрией. Он должен был стать городской республикой с известными экономическими привилегиями, поскольку привоз в Краков товаров из сопредельных областей зависел только от решения органов власти самого Кракова. Вывозить же товары из города разрешалось беспошлинно. Эти установления были источником успешного хозяйственного развития Кракова.

Институты. Устройство Вольного города претерпело несколько изменений. Bce сильнее становился надзор резидентов трех держав, осуществлявших фактическое верховенство над городскими властями.

B общественном устройстве действовали принципы, унаследованные от Варшавского Княжества, т. e. личной свободы и равенства по отношению к праву и суду.

B собрании представителей, имеющем характер законодательного и контролирующего органа и состоявшем из 26 делегированных от гмин депутатов, представителей сената, капитула и университета (по 3), а также 6 мировых судей, право голоса получило и мещанство. Действующее избирательное право опиралось на имущественный и должностной цензы.

После нескольких реформ конституции Вольного города состав собрания представителей был уменьшен до 20 членов, его председатель стал назначаться сенатом. Собиралось оно редко, занимаясь в неболь- шом объеме законодательством, бюджетом, избранием сенаторов и судей. Конституционные и важнейшие политико-административные вопросы были исключены из его компетенции и сосредоточились в руках трех резидентов.

Правящий орган, т. e. сенат, частично образовался в ходе выборов, а частично из представителей краковского капитула и университета. Ha практике в нем властвовали представители аристократии.

Ограничения со стороны государств, участвующих в разделе, касались также судопроизводства. B частности, была упразднена гласность судопроизводства и возрожден инквизиционный процесс в уголовных делах.

Положение крестьян. Позитивные изменения произошли в положении крестьян. Крестьянская комиссия, опираясь на резидентов, но вопреки сенату и соб* ранию представителей, осуществила перевод на чинш, урегулировала имущественные права крестьян, обеспечивая право собственности на дом, инвентарь и посевы; права собственности на землю крестьяне еще не полу* чили. . V

Краковское восстание 1846 года. B феврале184б го- да в Западной Галиции произошло крестьянское антифеодальное восстание. B Кракове в том же феврале дошло по провозглашения национального восстания, которое предполагалось направить против всех трех государств, разделивших Польшу. Вооруженной борьбы жаждали радикальные круги в среде студентов и интеллигенции, городская беднота, горняки ближайшего к Кракову г. Явожна и находящегося неподалеку в Галиции г. Велички. Крестьяне Вольного города восприняли призыв к восстанию. 22 февраля было объявлено о создании Национального правительства Польской Республики, которое объявило подготовленный заранее Манифест к польскому народу.

Манифест, составленный жителем Познани, автором «Трактата о Родине», Каролем Либельтом, призывал народ к восстанию для завоевания независимой и демократической Польши, к ликвидации классовых гн сословных привилегий. Он обещал каждому правона землю «согласно заслугам и способностям», а также передачу крестьянам в собственность обрабатываемой ими земли без компенсации ее стоимости помещику. Безземельному населению сел и другим участникам восстания были обещаны участки земли из национальных имуществ, убогим, инвалидам и неспособным к труду— общественная опека. «Поляки! Час восстания пробил. Растерзанная Польша поднимается и объединяется».

«Насдвадцатьмиллионов,— писалось в Манифесте.— Поднимемся все вместе как один и мощи нашей не победит ни одна сила. Будет нам ссобода, какой до сих пор не было на земле. Завоюем себе общество, в котором каждый будет получать по заслугам и способностям, а ни одна из привилегий ни в какой форме места иметь не будет». Один из краковских сенаторов записал даже в дневнике, что Манифест»пахнул коммунизмом и возмущал цивилизованный мир». Принципы Манифеста были заимствованы в программе Польского демократического общества, действовавшего в эмиграции во Франции, но значительно превосходили ее в радикализме. Манифест получил признание среди европейских революционеров того времени. Мерой его достоинств является оценка, данная Марксом и Энгельсом в «Коммунистическом манифесте»: «Среди поляков коммунисты поддерживают партию, которая ставит аграрную революцию условием национального освобождения, ту самую партию, которая вызвала краковское восстание 1846 года».

Ha собрании в Брюсселе, организованном в честь второй годовщины восстания, Маркс говорил: «Краковская революция дала славный пример всей Европе, отождествив национальное дело с делом демократии и с освобождением угнетенного класса».

(«Краковский манифест» — единственный польский документ, включенный в изданный в Лондоне в годы Второй мировой войны «Сборник», имевший целью представить прогрессивное культурное наследие Европы.)

Идеи революции. B то время как краковский люд с энтузиазмом встретил Манифест, вставая в ряды повстанцев, умеренные политики, ставшие во главе восстания, устранили из Правительства двух его членов, державшихся радикальных взглядов, и объявили диктатором третьего — Яна Тыссовского. Однако революционные силы укрепил прибывший в Краков 24 февраля отряд горняков и ремесленников во главе с Эдвардом Дембовским. Мыслитель и писатель романтическо-рево- люционного направления, он занял пост секретаря дик-

татора и начал проводить через него свои концепции. Э. Дембовский организовал революционный клуб, вдохновлял и редактировал законы и воззвания, имеющие целью углубить революцию. Они были опубликованы в «Правительственном вестнике Польской Речи Посполи- той». B частности, было объявлено о ликвидации барщины и уменьшении налогов. Было обещано создать национальные мастерские с заработной платой, в два раза более высокой по сравнению с существующей, а также дать после победы землю всем безземельным крестьянам. Это была программа, близкая к идеям Громад польского люда — крайне левого направления польской эмиграции. B одном из декретов революционное правительство упразднило все титулы, вместо «пан» ввело слово «гражданин».

Краковское восстание длилось всего девять дней. После смерти Э. Дембовского, убитого австрийскими солдатами во время манифестации, оно угасло, сыграв, однако, важную роль в борьбе поляков за независи* мость. Оно по праву заслужило название «Краковской революции».

Вскоре в Краков вступила австрийская армия. Вопреки Венскому трактату был упразднен статус Вольного города Кракова. Город вместе с округом был присоединен к Галиции.

революции 1905—1907 гг. было заменено военным положением.

«Железом и кровью»: как Пруссия разгромила Австрию

150 лет назад, 3 июля 1866 года, состоялась битва при Садове — решающее сражение австро-прусской войны 1866 года. После сражения остатки австрийских войск отошли к Ольмюцу, прикрыв тем самым путь на Венгрию, но оставив столицу империи, Вену, без защиты. У огромной Австрийской империи еще был военный потенциал к сопротивлению, но австрийская элита уже не желала воевать. В Вене опасались развала империи. Меньше чем через месяц после сражения был подписан мирный договор, завершивший эту войну. Победа позволила Пруссии возглавить Северную Германию и сделать важный шаг на пути к созданию Германской империи, которая объединит большую часть ранее самостоятельных германских земель.

Предыстория
В начале XIX столетия германские земли были частью Священной Римской империи. В неё входили десятки государственных образований. Наиболее крупными и сильными были Пруссия, Саксония, Бавария, Вюртемберг и особенно Австрия, являвшаяся крупнейшим государственным образованием в Священной Римской империи. Эти государства формально находились в подчинении императора и имперского сейма, но фактически имели полную независимость. Главными центрами притяжения для германского народа и традиционными соперниками были Австрия и Пруссия.
Одним из главных вопросов европейской политики в XIX столетии и главной проблемой раздробленной Германии был вопрос объединения германской нации. Особенно остро германский вопрос встал после ликвидации Священной Римской империи в 1806 году, то есть когда французский император Наполеон ликвидировал «Первый рейх». Германские княжества вошли в Рейнский союз, который входил в сферу влияния империи Наполеона. В 1813 году, после поражения армии Наполеона в битве под Лейпцигом, Рейнский союз распался. Вместо него был создан Германский союз из 38 немецких государств, включая Пруссию и немецкую часть Австрии.
В результате вплоть до образования Второго рейха конкурировали два варианта решения германского вопроса: малогерманский (под главенством Пруссии) и великогерманский (под главенством Австрии). Однако великогерманский вариант был сложнее, так как Пруссия никогда бы не вошла в состав империи во главе с Веной. Кроме того, Австрийская империя включала в себя большое количество территорий с иными этносами (венгры, поляки, чехи, словаки, хорваты и т. д.), многие из которых имели свой опыт государственности. Также в этот период Прусское королевство значительно усилилось в политическом, экономическом и военном отношениях. Территория Пруссии в период наполеоновских войн почти удвоилась за счёт анклава на Рейне, северной части королевства Саксония и польских территорий.
Кроме того, Австрию сотрясали кризисные явления. Так, 1848 году, в Австрийской империи началась революция, также называемая «весной народов». Активизировались национально-освободительные движения. В 1849 году восстания венгров удалось подавить с военной помощью России, но Австрийская империя ослабла. В конце 1850-х годов Австрия оказалась в полной изоляции в Европе: её враждебный нейтралитет в отношении России во время Крымской (Восточной) войны и интервенция в Дунайские княжества разрушил традиционный союз с Россией; а отказ от активного участия в войне с Россией оттолкнул от неё Францию. Отношения с Пруссией испортились из-за соперничества в Германской конфедерации. Австро-итало-французская война 1859 г. привела к краху австрийской армии в битве при Сольферино, потере Ломбардии и образованию сильного Итальянского королевства. При этом объединенная Италия по-прежнему претендовала на часть территории Австрийской империи и стала постоянной головной болью для Вены, вынужденной пристально наблюдать за ситуацией в Итальянском королевстве и отвлекать значительную часть военных сил на итальянское направление.
Австрийское руководство вынуждено было пойти на соглашение с Венгрией, которая претендовала на автономию или независимость. В 1867 г. было заключено Австро-венгерское соглашение, превратившее Австрийскую империю в Австро-Венгрию. Новое государство представляло собой конституционную дуалистическую монархию, разделённую на Цислейтанию и Транслейтанию (области непосредственно подчиненные австрийской имперской и венгерской королевской коронам). Обе части империи возглавил бывший император Австрийской империи Франц Иосиф I, который и правил Австро-Венгрией вплоть до 1916 года. Однако Венгрия стала серьёзной силой в единой империи. Венгерская верхушка опасалась, что расширение Австрии за счёт германских земель приведёт к усилению немецкого доминирования, что вызовет ослабление их автономии, поэтому не поддерживала Вену в деле объединения Германии. А новое восстание Венгрии могло привести к разрушению империи Габсбургов, с отделением и славянских областей.
Пруссия же, в отличие от Австрии, была более монолитным, единым государственным образованием. Берлин сохранил и укрепил традиционный союз с Петербургом, максимально возможным образом использовал победу России над империей Наполеона. Пруссия была единственной великой державой, которая не выступила против Российской империи во время Восточной (Крымской) войны, что вместе с прусской помощью в подавлении Польского восстания 1863 года обеспечило благожелательный нейтралитет русского правительства в войнах Пруссии против соседей. Также прусский король Вильгельм I приходился дядей царю Александру II, что ещё больше склоняло позицию России в пользу Пруссии.
Англия в сильной Пруссии видела противовес Французской империи и её экспансии в Европе. Также Лондон раздражала активная колониальная политика империи Наполеона III. Интересы британцев и французов сталкивались в Африке, Азии и Америке. Поэтому в Лондоне, который традиционно старался ослабить самую сильную державу в континентальной Европе за счёт соседей, были не прочь усилить Пруссию в противовес Французской империи.
Французы проспали усиление Пруссии, основное внимание было направлено на создание колониальной империи. Силы Франции были отвлечены на захват и укрепление колоний, где французские интересы постоянно сталкивались с британскими. Также интересы Франции и Австрии сталкивались в Италии, которую французы сначала поддерживали, планируя включить молодое Итальянское королевство в свою сферу влияния. Кроме того, французский император Наполеон III недооценивал военную силу модернизированного Прусского государства (вплоть до военной катастрофы Франции в 1870 году) и надеялся только выиграть в качестве арбитра от внутригерманского конфликта. Французы верили, что при необходимости они легко разгромят Прусского королевства. В итоге Франция упустила множество возможностей для того чтобы остановить рост могущества Пруссии и преобразования её во Второй рейх.
Быстрыми темпами преображалась сама Пруссия. Развивалась экономика, особенно быстро развивалась крупная промышленность. Большую известность получил пушечный завод Круппа в Эссене. Стремительно расширялась сеть железных дорог, укреплялся единый германский рынок. Сельское хозяйство развивалось при сохранении крупных помещичьих имений («прусский путь»). В результате интересы крупного прусского капитала, помещиков требовали объединения Германии, разрушения всех старых средневековых барьеров, создание единого рынка, который сможет претендовать на свою долю мирового рынка. Интеллигенция также выступала за объединение: необходимо было уничтожить старые феодальные порядки, развивать науку и образование. Таким образом, Пруссия была на подъёме и могла возглавить процесс объединения Германии.


Германский союз перед войной 1866 г.
Объединение Германии Бисмарком «железом и кровью»
При этом крупная буржуазия, помещики и многие представители интеллигенции склонялись к объединению страны под главенством прусской монархии. Прусская монархия была силой, способной воплотить интересы значительной части общества. Под впечатлением объединения Италии в Германии также оживилось движения за национальное объединение. Снова стали расти революционные настроения. Необходимо было канализировать эту энергию, чтобы не началась революция. В 1862 г. напуганный прусский король Вильгельм I назначил первым министром решительного и целеустремленного Отто фон Бисмарка. Он показал себя политиком твердой воли и большого практического ума. Бисмарк умело вёл внутренние дела Пруссии, укреплял армию и показал себя хитроумным дипломатом, используя политические устремления России, Италии и Франции в интересах Пруссии.
Правда, в самой Пруссии Бисмарк имел репутацию отпетого реакционера. С момента военной реформы 1860 г. прусское правительство находилось в жестокой ссоре с прусским ландтагом, который отказывал ежегодно в утверждении бюджета. Огромное либеральное большинство прусской буржуазии выступало против политики железного канцлера. Оппозиция правительству Бисмарка почти доходила до грани революции. Только отдельные наиболее проницательные представители прусской буржуазии, наблюдая жесткую руку Бисмарка в шлезвиг-гольштинском вопросе, начинали понимать, какое великое дело он совершает.
Основную помеху в объединении Германии канцлер Бисмарк справедливо видел в Австрии и Франции. Австрия сама претендовала на лидерство в Германии и противилась объединительной политике Бисмарка. Правители ряда малых германских государств, отстаивая свои узкоэлитарные интересы, боялись поглощения их владений Пруссией и опирались на поддержку Австрии. Бисмарк планировал разбить Австрию и объединить сначала только Северную Германию, чтобы Франция не поддержала Австрийскую империю. Железный канцлер не сомневался, что германское объединительное движение заставит и остальные германские государства стремиться к единству. Но окончательное объединение Германии возможно только после разгрома Франции. Франция претендовала на лидерство в Европе и не хотела появления нового сильного государства в Европе. Кроме того, Франции принадлежали некоторые спорные земли, где был значительный процент немецкого населения. Париж претендовал на главные позиции в нескольких германских государствах. Таким образом, война с Францией была неизбежна.
Бисмарк последовательно разгромил всех врагов, которые мешали объединению Германии, хитрой политикой не позволив им создать антипрусскую коалицию. При этом он получил политическую поддержку Петербурга, который желал освободиться от унизительных условий Парижского мира 1856 г. Сначала Пруссия в союзе с Австрией разгромила Данию (австро-прусско-датская война 1864 г.). Бисмарк потребовал, чтобы Дания отказалась от входивших в неё двух немецких областей — герцогств Шлезвиг и Гольштейн. Слабую датскую армию легко разгромили. Дания отказалась от своих притязаний на Лауэнбург, Шлезвиг и Гольштейн. Герцогства были объявлены совместными владениями Пруссии и Австрии, причем Шлезвигом теперь управляла Пруссия, а Гольштейном — Австрия. Эта война явилась важным этапом на пути объединения Германии под гегемонией Пруссии.
Подготовка Бисмарком войны 1866 года
Затем Бисмарк начал подготовку войны с Австрией. Бисмарк заключил союз с Италией (она претендовала на Венецию). 8 апреля 1866 между Италией и Пруссией было заключено секретное соглашение, по которому стороны обязались не прекращать боевых действий до тех пор, пока Италия не получит Венеции, а Пруссия — равноценную область в Германии. Бисмарк также обеспечил благожелательный нейтралитет России и нейтралитет Франции. Петербург был занят внутренними реформами и был обязан Берлину за дружественную позицию во время подавления польского восстания 1863 г.
Франция представляла большую угрозу объединительным планам Бисмарка. Париж мог в союзе с Веной полностью похоронить идею единой Германии. Однако Париж был ослаблен колониальными авантюрами и увлечен сиюминутной выгодой. Наполеон III рассчитывал не мешать австро-прусской войне, дождаться ослабления обоих противников в их изнурительном противостоянии (считалось, что Австрия и Пруссия будут воевать долго), а затем получить без особого риска Бельгию и Люксембург, оказав военное давление на ослабленного победителя. Однако Бисмарк переиграл стареющего Наполеона III.
Таким образом, Бисмарк имел спокойный тыл — Россию, переиграл французского правителя, оставил Вену без серьёзных союзников и вынудил Австрию распылить войска на два фронта — против Пруссии и Италии.
Делёж Шлезвига и Гольштейна был сознательно выбран Бисмарком как удачный повод к войне с Австрией. 14 августа 1865 года в Гаштейне была подписана конвенция, согласно которой герцогство Лауэнбург отходило в полную собственность Пруссии (за уплату 2,5 млн. талеров золотом), Шлезвиг поступал в управление Пруссии, Гольштейн — Австрии. Гольштейн был отделён от Австрийской империи рядом германских государств, включая Пруссию, что делало позиции австрийцев в этой области весьма шаткими, особенно при плохих отношениях с Берлином. Кроме того, прусский канцлер Бисмарк осложнил дело тем, что право собственности на всю территорию обоих герцогств — Шлезвига и Гольштейна — сообща имели Австрия и Пруссия. В результате в Гольштейне должна была управлять австрийская администрация, а в Шлезвиге — прусская.
Австрийский император Франц Иосиф I ещё во время войны с Данией сделал компромиссное предложение. Вена с удовольствием уступит все свои «сложные» права на Гольштейн в обмен за самую скромную территорию на прусско-австрийской границе, выкроенную из земель Пруссии. Однако Бисмарк отказал наотрез, ему нужен был повод для конфликта. Австрийцы это поняли и стали искать союзников, сколачивая союз из германских государств, которые боялись политики Бисмарка.
Бисмарк обвинил Австрию в нарушении условий Гаштейнской конвенции — Вена не пресекала антипрусской агитации в Гольштейне. Тогда Австрия поставила этот вопрос перед Союзным сеймом. Бисмарк предупредил сейм, что этот вопрос касается только Австрии и Пруссии. Тем не менее, Союзный сейм продолжал обсуждать эту проблему. В результате прусский канцлер аннулировал конвенцию и представил в Союзный сейм предложение по преобразованию Германского союза и исключению из него Австрии. Это произошло в тот же день, что и заключение прусско-итальянского союза, 8 апреля 1866 года.

Бисмарк решил вести войну под широким лозунгом создания Северогерманского союза. Он выдвинул официальную программу такого объединения, с резким ограничением суверенитета отдельных германских государств, с созданием единого общего парламента, избираемого на основе всеобщего тайного мужского избирательного права и с объединением всех вооружённых сил союза под руководством Пруссии. Понятно, что эта программа с полным доминированием Пруссии и ликвидацией основ суверенитета, вызвала страх за своё будущее и оттолкнула большинство средних и малых германских монархий. Предложение Бисмарка сейм отверг.
В результате Бисмарк настроил против Пруссии большинство средних и мелких государств Германского союза, независимости которых он подписал смертный приговор. В приближающейся войне это прибавило Австрии четыре корпуса, правда, плохого качества, без общего командования. С другой стороны, Бисмарк выиграл поле идеологии: он начал войну за великую идею, а не братоубийственную войнушку за династические интересы, чтобы оторвать клочок земли у соседа.
Кроме того, Бисмарк нашел самое больное место Австрии. Это была угроза распада империи на национальные части. Он предусмотрел возможность войны на полное уничтожение противника. Железный канцлер не стремился к полному уничтожению Австрии, но борьба могла сложиться таким образом, что без полного разгрома Австрийской империи нельзя будет достичь объединения Германии. Поэтому Бисмарк направил свои усилия на то чтобы вызвать мощный взрыв внутри самой Австрии — организовать венгерское национальное восстание. Для этого в Пруссию был приглашен талантливейший венгерский революционный генерал Клапка и кадры венгерской эмиграции. Они должны были сформировать венгерский контингент в прусской армии. Одновременно Бисмарк поддерживал деньгами и организацию вооруженного восстания в самой Венгрии. В эмиграции представительство этой организации было возложено на графа Чаки, внутри Венгрии организация руководилась Комароми. В случае затягивания войны венгерское движение могло стать для Вены серьёзной проблемой. Однако война завершилась слишком быстро и в полной мере этот план не успели реализовать, остановившись на полпути. В итоге угроза восстания Венгрии в тылу стала одной из основных причин того, что Вена капитулировала.
14 июня 1866 года Бисмарк объявил Германский союз «недействительным». В результате остальные немецкие государства приняли решение о создании органа союзной исполнительной власти, направленного против правонарушителя — Пруссии. В этот же день по предложению Австрии, поддержанному большинством мелких германских государств, сейм Германского союза принял решение мобилизовать союзную армию против Пруссии. Формальное объявление войны Австрией произошло 17 июня, после того как 16 июня пруссаки начали вторжение в Ганновер, Гессен и Саксонию.
Таким образом, Бисмарк, которого очень беспокоило внешнее оправдание намечавшейся войны, так повернул дело, что Австрия первая объявила мобилизацию. Практически война против Пруссии велась коалицией большинства германских государств под предводительством Австрии. Но все великие державы сохранили нейтралитет. Италия выступила на стороне Пруссии.
О. Бисмарк (справа) и Х. Мольтке-старший (слева) при Кёниггреце (Садове)
Продолжение следует…