Корсунь шевченковская операция 1944 года

Окружение и уничтожение корсунь-шевченковской группировки

75 лет назад, 24 января 1944 года, началась Корсунь-Шевченковская операция Красной Армии. Советские войска окружили и уничтожили корсунь-шевченковскую группировку вермахта.

Накануне
Время впечатляющих успехов германских вооруженных сил осталось в прошлом. В 1943 году произошёл коренной перелом в ходе Великой Отечественной войны – Сталинград и Курская дуга. Красная Армия в ходе жесточайших и кровавых битв перехватила стратегическую инициативу, и перешла в наступление. Советские войска теснили врага, отвоевывали свои земли.
Кампания 1944 года не сулила Третьему рейху ничего хорошего. Германское военно-политическое руководство вынуждено было отказаться от наступательной стратегии. А это был крах всех стратегических замыслов Берлина. Они изначально основывались на блицкриге – молниеносной войне, затем была импровизация, попытка сохранить инициативу. Теперь же германские вооруженные силы не имели осмысленного плана ведения войны. Германия не была готова к длительной, позиционной войне, войне на истощение. Но теперь гитлеровской ставке ничего не оставалось, как затягивать войну, чтобы отдалить свой крах и надеяться на какие-то серьёзные военно-политические сдвиги в лагере противников. В частности, была надежда, что СССР рассорится со своими капиталистическими союзниками – Великобританией и США, и Германия в такой ситуации сможет договориться с англосаксами и уцелеть, сохранить хоть часть завоеваний в Европе.
В результате вермахт должен был обескровливать русские войска и удерживать позиции, расположенные как можно дальше на восток, от основных жизненных центров Германской империи. На Русском фронте немцы создавали глубоко эшелонированную оборону, она уже существовала на северном и центральном стратегических направлениях. Но на южном направлении её ещё не успели создать, а прежние оборонительные линии пали. Так, Красная Армия осенью 1943 года прорвала Восточный вал на Днепре и 6 ноября освободила Киев. Поэтому на южном крыле Восточного фронта продолжались маневренные боевые действия.
Война была ещё в разгаре. В распоряжении Третьего рейха ещё оставался мощный военно-экономический потенциал, силы и средства для продолжения войны. «Сумрачный тевтонский гений» продолжал создавать новинки оружия и техники. Военная экономика рейха, подкрепленная грабежом и возможностями оккупированных и союзных стран Европы, продолжала снабжать вермахт всем необходимым. В 1944 году продолжался рост военной продукции, и только с августа началось её падение (в основном из-за нехватки ресурсов). Проводилась тотальная мобилизация людских ресурсов. Забирая из Германии все последние силы и ресурсы, гитлеровская верхушка до последнего пыталась оттянуть поражение, выиграть время.
Ударная мощь вермахта в жесточайших боях 1943 года была серьёзно подорвана. Однако германское руководство всеми силами пыталось восстановить боевую мощь вооруженных сил. Вермахт к началу 1944 года насчитывал 317 дивизий, 8 бригад: 63% этих сил находились на Русском фронте (198 дивизий и 6 бригад, также 3 воздушных флота). Также гитлеровцы имели на Восточном фронте 38 дивизий и 18 бригад союзных сил. Всего 4,9 млн. человек, более 54 тыс. орудий и минометов, 5400 танков и САУ, 3 тыс. самолетов.


Немецкие танки «Тигр». Январь 1944 года
Таким образом, перед вооруженными силами СССР стояли большие задачи: необходимо было сломить сопротивление сильного врага, полностью изгнать гитлеровцев с родной земли, начать освобождение оккупированных стран Европы, чтобы не дать «чёрно-коричневой чуме» шанс на восстановление. Поэтому Красная Армия готовилась к новым наступательным операциям. Хотя победа и приближалась, но серьёзность будущих боев была очевидна. Так, в ходе осенне-зимних операций 1943 года вермахт не раз нанёс сильные удары по советским войскам на Украине, а в Белоруссии остановил их движение. Немцы сохраняли мощный плацдарм в Прибалтике, стояли под Ленинградом.
Военное хозяйство Советского Союза добилось новых успехов, увеличивало производство оружия и техники. В войска поступали тяжелые танки ИС (Иосиф Сталин), модернизированные средние танки Т-34 и с 85-мм пушкой, артиллерийские самоходки ИСУ-152, ИСУ-122 и Су-100. Артиллерия получала 160-мм минометы, авиация – истребители Як-3, Ла-7, штурмовики Ил-10. Совершенствовалась организационная структура войск. Общевойсковая армия стала иметь, обычно, 3 стрелковых корпуса (8-9 стрелковых дивизий). В ВВС смешанные авиационные корпуса переформировывались в однородные – истребительные, бомбардировочные и штурмовые. Продолжала быстрыми темпами расти ударная мощь армии: развивались бронетанковые и механизированные войска. В начале 1944 года была сформирована уже шестая танковая армия. Росла оснащенность войск автоматическим, противотанковым и зенитным вооружением и т. д. Всё это с учётом роста боевого мастерства советских воинов значительно укрепила боевую мощь советских вооруженных сил.
К началу кампании 1944 года советская действующая армия насчитывала 6,1 млн. человек, около 89 тыс. орудий и минометов, более 2,1 тыс. установок реактивно артиллерии, около 4,9 тыс. танков и САУ, 8500 самолетов. На фронте имелось 461 дивизии (без учёта артиллерийских), 80 отдельных бригад, 32 укрепленных района и 23 танковых и механизированных корпуса.
Стратегический план советского верховного командования заключался в том, чтобы серией мощных последовательных ударов нанести вермахту поражение: на северном стратегическом направлении – группе армий «Север», на южном – группам армий «Юг» и «А». На центральном направлении первоначально планировали наступательными действиями сковать силы противника, чтобы облегчить наступление на севере и юге. То есть сначала планировали разбить стратегические группировки вермахта в районе Ленинграда, на Правобережной Украине и Крыму. Это создавало благоприятные условия для летне-осенней наступательной кампании на центральном участке фронта – в Белоруссии, продолжения наступления в Прибалтике и прорыва на Балканы.
Таким образом, удары наносились не одновременно на всем протяжении фронта, а последовательно, на разных направлениях. Это позволяло сосредоточить сильные ударные группировки советских войск, которые имели решающее превосходство сил и средств над вермахтом, особенно в артиллерии, авиации и бронетехники. Советские ударные «кулаки» должны были в короткие сроки сломить оборону врага, создать большие бреши в избранных направлениях и развить успех. Для распыления резервов вермахта операции чередовались по времени и проводились в районах, значительно удалённых друг от друга. Главные наступательные операции планировали на южном направлении с целью полного освобождения Украины и Крыма. Первой по времени стала операция на северном направлении – Ленинградский, 2-й Прибалтийский и Волховский фронты. Наши войска должны были окончательно снять блокаду с Ленинграда и выйти к границам советских прибалтийских республик, оккупированных врагом.
Эти операции вошли в историю под названием «Десять сталинских ударов» и вели к полному освобождению советской территории от захватчиков и перенесению боевых действий Красной Армии за пределы СССР.

Освобождение Правобережной Украины
В течение зимней кампании 1944 года крупные операции советских войск развернулись на южном направлении (это был второй удар, первый – Ленинград). Это не позволило германскому командованию перебросить войска с юга на север. На южном крыле своего фронта немцы имели к началу 1944 года одну из своих самых крупных стратегических группировок. Немецкое командование считало, что русские продолжат начатое в 1943 году наступление на южном фланге. По жесточайшему указанию Гитлера они были должны любой ценой удержать Правобережную Украину (продовольственные ресурсы), Никополь (марганец), Криворожский бассейн (железная руда) и Крым, который прикрывал южный фланг всего германского фронта.
На Правобережной Украине располагались две немецкие группы армий – «Юг» и «А», которые имели в своём составе 1,7 млн. солдат и офицеров, около 17 тыс. орудий и минометов, 2,2 тыс. танков и САУ, около 1500 самолетов. С нашей стороны немцам противостояли 1-й, 2-й, 3-й и 4-й Украинский фронты: 2,3 млн. человек, около 29 тыс. орудий и минометов, более 2 тыс. танков и САУ, свыше 2,3 тыс. боевых самолетов.
Первые операции стратегической Днепровско-Карпатской операции начались ещё в 24 декабря 1943 года. В этот день войска 1-го Украинского фронта под командованием Н. Ф. Ватутина начали наступление в общем направлении на Винницу. Первые дни Житомирско-Бердичевская операция развивалась весьма успешно, оборона противника была прорвана до 300 км в ширину и на 100 км в глубину, и советские войска наступали на запад, юго-запад и юг. Немцы несли большие потери и отступали. Но вскоре опомнились и оказали упорное сопротивление. Тяжелые бои шли на подступах к Житомиру, Бердичеву и Белой Церкви. В ходе наступления наши войска разбили противостоящие им силы немецкой 4-й полевой и 1-й танковой армий, освободили Радомышль (27 декабря), Новоград-Волынский (3 января 1944 года), Житомир (31 декабря 1943 г.), Бердичев (5 января) и Белую Церковь. Советские войска вышли на подступы к Виннице, Жмеринке, Умани и Жашкову.

Немецкие средние танки Pz.kpfw. IV Ausf. G поздних серий, брошенные в районе Житомира. Декабрь 1943 г.

Танк Т-34 44-й гвардейской танковой бригады в засаде под Бердичевым. 1944 г.

Советские пехотинцы на улице Бердичева. Январь 1944 г.
Командующему группой армий «Юг» фельдмаршалу Манштейну пришлось перебросить в район наступления войск Ватутина 10 пехотных и 6 танковых дивизий. Создав в районе Винницы и Умани ударные группы, гитлеровцы 10 – 11 января 1944 года нанесли два сильных контрудара и смогли остановить и потеснить советские войска. В итоге к 14 января 1944 года Красная Армия продвинулась до 200 км и охватила корсунь-шевченковскую группировку вермахта с северо-запада. Советские войска освободили почти полностью Киевскую и Житомирскую области, частично – Винницкую область.


Учитывая успешное и быстрое наступление 1-го Украинского фронта, советская Ставка изменила задачи 2-го и 3-го Украинских фронтов. Ранее они должны были разбить криворожскую группировку противника. Теперь 2-й Украинский фронт под командованием И. С. Конева должен был, удерживая прочную оборону на своем левом фланге, 5 января 1944 года нанести главный удар на кировоградском направлении – разгромить кировоградскую группировку вермахта, освободить Кировоград, охватывая его с севера и юга. В дальнейшем занять районы Ново-Украинка, Помошная и наступать на Первомайск, чтобы выйти на реку Южный Буг.
Войска Конева перешли в наступление 5 января 1944 г. В ходе первого дня наступления советские войска частично прорвали тактическую оборону противника и продвинулись на глубину от 4 до 24 км. 6 января 5-я и 7-я гвардейские армии Жадова и Шумилова, ломая упорное сопротивление гитлеровцев, создали прорыв до 70 км по ширине и до 30 км в глубину. Соединения 5-й гвардейской танковой армии Ротмистрова с ходу преодолели второй оборонительный рубеж противника и вышли в район Кировограда. После упорных боев, отражая контратаки противника, 8 января советские войска освободили Кировоград. Однако окружить и уничтожить немецкую группировку в корсунь-шевченковском выступе не удалось из-за отставания стрелковых дивизий. После этого советские войска, столкнувшись со всё усиливающимся сопротивлением немцев, ещё вели наступление до 16 января.
Таким образом, в ходе Кировоградской операции советские войска нанесли поражение 8-й немецкой армии. Был освобожден Кировоград – важный узел коммуникаций. При этом правый (южный) фланг группировки немцев в районе Корсунь-Шевченковского оказывался под угрозой удара советской армии. Немецкое командование, ещё надеясь вернуть Киев, не собиралось отводить эту крупную группировку и выровнять фронт.
Советская Ставка 12 января 1944 года направила новую директиву и потребовала в ближайшее время окружить и ликвидировать группировку противника в корсунь-шевченковском выступе, сомкнуть левый фланг 1-го Украинского фронта и правый фланг 2-го Украинского фронта. Командование советских фронтов путем перегруппировки сил сформировало ударные группировки, которые должны были нанести удары в основание выступа. Для успешного проведения операции было создано превосходство над немцами – по живой силе в 1,7 раза, по артиллерии – в 2,4 раза, по танкам и САУ – в 2,6 раза. С воздуха советские войска поддерживали 2-я и 5-я воздушные армии.
14-15 января 1944 года войска 2-го Украинского фронта перешли в наступление и добились некоторых успехов. Однако немцы организовали сильные контратаки и 16 января Ставка указала Коневу на недостаточную организованность войск. Поэтому начало Корсунь-Шевченковской операции отложили до 24 января.

Советская пехота в бою в населенном пункте в районе Корсунь-Шевченковского

Немецкий танк Pz.Kpfw V «Пантера», подбитый САУ СУ-85 под командованием лейтенанта Кравцева. Украина, 1944 год. Источник фотографий: http://waralbum.ru/
Продолжение следует…

17 февраля 1944 года завершилась Корсунь-Шевченковская операция

17 февраля 1944 года завершилось уничтожение окружённой немецкой группировки на Правобережной Украине
По другому её еще называют Корсунь-Шевченковская битва, Корсунь-Шевченковский котёл, Корсуньский котёл, Черкасский котёл, Черкасское окружение…

(Карта-схема Корсунь-Шевченковской битвы)
В конце декабря 1943 войска 1-го Украинского фронта под командованием генерала армии Николая Фёдоровича Ватутина, наступая с Киевского плацдарма, разгромили житомирскую группировку противника (см. Житомирско-Бердичевская операция) и к концу января 1944 продвинулись в направлении Ровно–Луцк до 300 км от Днепра. В то же самое время войска 2-го Украинского фронта под командованием генерала армии Ивана Степановича Конева, наступая с Кременчугского плацдарма, 8 января 1944 года овладели Кировоградом. Таким образом, образовался врезающийся в наш фронт так называемый корсунь-шевченковский выступ, который занимала крупная группировка противника, включавшая в себя VII и XI армейские корпуса из состава 1-й танковой армии генерал-лейтенанта Ганса-Валентина Хубе и XXXXII армейский и XXXXVII танковый корпуса из состава 8-й армии генерала от инфантерии Отто Вёлера.
Этот самый корсунь-шевченковский выступ Немецко-фашистское командование рассчитывало использовать для удара во фланг и тыл войскам 1-го Украинского фронта, действовавшим западнее Киева, и вновь овладеть Правобережной Украиной – в середине января немцы всё ещё не могли смириться с тем, что «восточный оборонительный вал» окончательно рухнул, и продолжало рассчитывать на восстановление обороны по Днепру.
12 января 1944 года Ставка Верховного Главнокомандования издала приказ 1-му и 2-му Украинским фронтам окружить и уничтожить вражеские войска.
24 января началась Корсунь-Шевченковская операция. На рассвете сотни орудий открыли огонь по вражеским позициям. Мощный артиллерийский огонь разрушал оборонительные сооружения, засыпал траншеи и ходы сообщения, уничтожал живую силу и боевую технику противника.
Как только артиллерия перенесла огонь в глубину, передовые батальоны 4-й гвардейской и 53-й армий 2-го Украинского фронта пошли в атаку.
26 января с противоположной стороны корсунь-шевченковского выступа нанесли удар войска 40, 27 и 6-й танковой армий 1-го Украинского фронта.

(Русские танки Т-34-76 на марше)
31 января 27-й армии 1-го Украинского фронта и 4-й гвардейской армии и 5-го гвардейского кавалерийского корпуса 2-го Украинского фронта встретились в районе Ольшаны, замкнув тем самым кольцо окружения.
К исходу 3 февраля советские войска завершили полное окружение всей корсунь-шевченковской группировки врага, установив сплошную линию фронта. 4–5 февраля немецко-фашистские войска безуспешно повторили попытки прорвать фронт окружения ударами в направлении на Шполу. Также неудачны были попытки врага прорвать окружение на участке 1-го Украинского фронта из района Ризино на Лысянку.
Советское командование во избежание ненужного кровопролития предложило 8 февраля немецко-фашистским войскам капитулировать. Но, обманутые обещаниями помощи со стороны Гитлера, они от капитуляции отказались и продолжали сопротивление. Советские войска, сжимая кольцо окружения, продолжали ликвидацию вражеской группировки. До 12 февраля уничтожение велось силами обоих фронтов, а затем войсками одного 2-го Украинского фронта. 11 февраля противник нанёс контрудар большой силы пятью танковыми дивизиями из района Ерки и севернее Буки в общем направлении на Шандеровку. 12 февраля перешли в наступление и войска окружённой группировки с рубежа Стеблев–Тараща в направлении на Лысянку. Ценой больших потерь наступавшим немецко-фашистским дивизиям удалось к 16 февраля выйти на рубеж Чесновка–Лысянка. Прорывавшиеся из окружения войска немцев в то же время овладели районом Хильки–Комаровка и Ново-Буда, но соединиться с дивизиями, наступавшими им навстречу им всё-таки не удалось. Противник сначала был остановлен, а затем разгромлен и уничтожен. Войска 2-го Украинского фронта стремительным ударом 14 февраля овладели Корсунь-Шевченковским.
Последняя попытка немцев выйти из окружения состоялась 17 февраля. В первом эшелоне шли три колонны: 5-я танковая дивизия СС «Викинг» слева, 72-я пехотная дивизия в центре и корпусная группа «Б» на правом фланге. В арьегарде шли 57-я и 88-я пехотные дивизии. Главный удар пришелся по 5-й гв. воздушно-десантной, 180-й и 202-й стрелковым дивизиям на внутреннем кольце окружения и по 41-й гв. стрелковой дивизии на внешнем. В основном немецкие войска прорывались между деревнями Журжинцы и Почапинцы непосредственно к Октябрю, но многие из-за обстрела с высоты 239 шли южнее нее и даже южнее Почапинцев и выходили к Гнилому Тикачу, где не было переправ. Это привело к основным потерям как от переохлаждения при попытке переправиться на подручных средствах, так и от обстрелов советских войск. В ходе прорыва погиб командующий окружённой немецкой группировкой генерал от артиллерии Вильгельм Штеммерманн.

(Танки Пантера (PzKpfw V Panther), захваченные в ходе Корсунь- Шевченковской операции)
17 февраля 1944 вся окружённая группировка немецко-фашистских войск перестала существовать.

(Корсунь-Шевченковская операция — пленные немецкие солдаты)
Результаты операции
Хотя задача по уничтожению окружённой группировки и не была полностью решена, тем не менее группировка была разгромлена. Второго Сталинграда не произошло, но перестали существовать два немецких армейских корпуса. 20 февраля Манштейн принял решение отправить все остатки вышедших дивизий в различные учебные и формировочные пункты, на переформирование или чтобы влиться в состав других частей.
За подвиги и мужество, проявленные в боях, 23 советским частям и соединениям присвоены почётные наименования «Корсуньские», 6 соединениям — «Звенигородские». 73 военнослужащих удостоились звания Герой Советского Союза, из них 9 посмертно. За разгром противника под Корсунь-Шевченковским генералу армии И. С. Коневу, первому из командующих фронтами в годы войны, 20 февраля было присвоено звание Маршала Советского Союза, а командующий 5-й гвардейской танковой армией П. А. Ротмистров 21 февраля стал первым, наряду с Федоренко, маршалом бронетанковых войск — это воинское звание было только введено Сталиным, и Жуков рекомендовал к этому званию Ротмистрова, а Сталин также предложил Федоренко.

(И.С. Конев и П.С. Ротмистров на наблюдательном пункте в ходе Корсунь- Шевченкосвкой операции)
Немецкая сторона тоже не оказалась обделённой в наградах. 48 человек получили Рыцарский Крест, 10 человек Рыцарский Крест с дубовыми листьями и 3 человека Рыцарский Крест с дубовыми листьями и мечами, в том числе генерал-лейтенант Лиеб 7 и 18 февраля получил последовательно первую и вторую награды.
Потери сторон
В результате ожесточённых боёв немцы потеряли 55 тысяч убитыми и свыше 18 тысяч пленными. Спастись удалось 40423 немцам.
Наши безвозвратные потери составили 24 286 человек. Только войсками 2-го Украинского фронта были захвачены: 41 самолёт, 167 танков и самоходных орудий, 618 полевых орудий разного калибра, 267 миномётов, 789 пулемётов, 10 тысяч автомашин, 7 паровозов, 415 вагонов и цистерн, 127 тягачей и другие трофеи.
Будем же помнить те тяжелые дни нашего Отечества и никогда не допустим, чтобы на нашей земле свободно жили губительные фашистские идеи. Также приложим все наши усилия, чтобы наши дети, наша молодежь не росла инфантильной и безразличной к героической истории России, чтобы она в час испытаний твердо могла сказать «нет» любому, кто будет стараться покуситься на нашу Родину ,на её целостность, на нашу веру…
Господи, сотвори непобедимыми наши вооруженные силы, устрой нас быть крепкими в православной вере, не допусти тлетворных веяний на Святой Руси! Покрой нашу страну российскую Своей Благодатью, укрепи и защити нас от всяких бед и врагов видимых и невидимых!
И души воинов, головы свои сложивших на веру и Отечество в годины лютых испытаний упокой в Своих Небесных Селениях!
С любовью,
рБ Дмитрий

Второй сталинский удар. Часть 2. Уничтожение корсунь-шевченковской группировки противника

Действия немецких войск
Пытаясь спасти попавшие в окружение войска, немецкое командование развило бешеную активность. Оно использовало весь свой огромный боевой опыт и все имеющиеся ресурсы для спасения окруженных дивизий. Командующий группой армий «Юг» Манштейн стал усиливать бронетанковые группировки, которые должны были прошибить коридор. К 27 января 1944 года в районе Ново-Миргорода было сосредоточено четыре танковые дивизии, в район Ризино из-под Охматова стали перебрасывать две танковые дивизии.
Командующий окруженной корсунь-шевченковской группировки Штеммерман получил приказ держаться до последнего патрона. Он не сидел на месте, ожидая помощи, концентрировал имеющиеся силы, организовывал ударные группы, пытаясь пробить кольцо окружения со своей стороны.
Немцы стали сужать фронт, что бы укрепить оборону и высвободить силы для ударных группировок. Командир 42-го армейского корпуса Лиеб приказал корпусной группе «Б» отступить за реку Росава. 88-я пехотная дивизия отступила за реку Рось, к Богуславу. Первую попытку советских войск взять Богуслав немцы отразили. 3 февраля советские войска пробили немецкую оборону между Мироновкой и Богуславом, вынудив части 88-й и 332-й пехотных дивизий отойти от Богуслава.

В конце января — начале февраля шли тяжелые бои за Стеблев, Квитки и Ольшаны, которые имели для окруженной немецкой группировки первостепенное значение, как возможные отправные точки прорыва. Стеблев немцы отстояли. За Ольшаны вели бой части дивизии СС «Викинг». 6 февраля, после яростных боев, немцев оттеснили на новую оборонительную линию в 10 км севернее села. Её защищали части танковой дивизии СС «Викинг», 57-й и 389-й пехотных дивизий. 9 февраля немцев выбили из села Квитки.
В районе Городища, 10 км севернее Вязовок, пыталась пробить коридор ударная группа 11-го армейского корпуса в составе 57-й, 72-й и 389-й пехотных дивизий. Однако 4-я гвардейская армия Рыжова ликвидировала городищенский узел сопротивления. 9 февраля Городище было освобождено. После этих боев 389-я пехотная дивизия была практически уничтожена, её численность составляла 200 человек и три артиллерийские батареи. Её остатки включили в состав 57-й дивизии.
К 8 февраля территория, которую занимала немецкая группировка, полностью простреливалась советской артиллерией. Немцы испытывали нехваток боеприпасов и горючего. Группировка понесла большие потери, средняя численность пехотных полков упала до 150 человек. Чтобы избежать лишнего кровопролития, советское командование предложило немцам капитулировать. Однако немцы готовились к прорыву через Шандеровку и отклонили это предложение.

Залп гвардейских миномётов.Район Корсунь-Шевченковского. Зима 1944 г.
Точно так же, как под Сталинградом, Герман Геринг стал налаживать «воздушный мост». Для сохранения боеспособности корсунь-шевченковской группировки требовалось не менее 150 тонн грузов ежедневно. Уже утром 29 января первые 14 транспортных самолетов взлетели из Умани и доставили в Корсунь 30 тонн грузов. Взлетно-посадочной площадке в Корсуни станет важнейшим объектом окруженной группировки. С 12 февраля грузы сбрасывали парашютами. В обратный рейс обычно вывозили раненых. Немцы несли большие потери от действий советской авиации. Так, 1 февраля во время возвращения из Корсуни 13 «Юнкерсов» из 52 было сбито, один разбился на аэродроме, два были повреждены. За всё время действия «воздушного моста» немцы потеряли 50 самолетов, ещё 150 было повреждено (по другим данным, было утрачено 45 Юнкерсов 52 и Хенкелей 111, и 47 истребителей).

Первая попытка прорвать кольцо окружения
Манштейн, который имел в своем распоряжении значительные бронетанковые соединения (до 20 танковых дивизий), первоначально не только собирался пробить коридор и освободить корсунь-шевченковскую группировку, но и окружить и уничтожить основные силы советских 5-й гвардейской и 6-й танковой армий. Удар 3-го и 47-го танковых корпусов должен был деблокировать группировку Штеммермана и привести к окружению 5-й гвардейской танковой и 6-й танковой армий.
Против 5-й гвардейской танковой армии и 53-й армии в районе Ново-Миргорода и Толмача действовали части 3-й, 11-й, 13-й и 14-й танковых дивизий. Ожидался также подход 24-й танковой и 376-й пехотной дивизий. Однако 24-я танковая дивизия так и не прибыла, была направлена на юг, в 6-ю армию (там успешно развивалось наступление 3-го и 4-го Украинских фронтов). Немецкое наступление началось 1 февраля, но войска 2-го Украинского фронта отбили все удары. Немцы перегруппировали силы и стали готовить новый удар из Вербовца на Звенигородку.
Для удара по войскам 1-го Украинского фронта командующий 1-й танковой армией Ганс Валентин Хубе сконцентрировал в районе Ризино мощную группировку: управление 3-м танковым корпусом, 1-ю, 16-ю, 17-ю танковые дивизии, 1-ю танковую дивизию «Лейбштандарт СС Адольф Гитлер», 503-й и 506-й отдельные тяжёлые танковые батальоны, четыре дивизиона штурмовых орудий и другие подразделения. Немцы планировали пробиться через Лисянку к окруженным войскам. Именно на этом направлении ближе всего к внешнему фронту располагался стеблевский выступ.
4 февраля 16-я и 17-я танковые, 198-я пехотная дивизии перешли в наступление. Немцы понесли большие потери, но мощный бронированный кулак позволил продавить оборону 47-го стрелкового корпуса. Возникла угроза порыва немецких войск. Комфронта Ватутин был вынужден бросить в бой прибывшую из Резерва Ставки 2-ю танковую армию Семёна Богданова (3-й и 16-й танковые корпуса, 11-я отдельная гвардейская танковая бригада, всего более 320 танков). Утром 6 февраля армия Богданова вместе с частями 40-й армии контратаковала противника. Однако решительного результата достичь не удалось. Немцы не сумели развить успех, на некоторых участках были отброшены назад, но вклинение в расположение советских войск сохранилось. Немецкое командование начало вводить в сражение части 1-й танковой дивизии. Немецкие части смогли частично занять Виноград. Первый немецкий удар отразили.
Советское командование 8-9 февраля в район Лисянки перебросило части 20-го танкового корпуса из армии Ротмистрова. Одновременно армия Ротмистрова стала прикрывать дороги в районе Тарасовка, Топильно и Сердеговка. На дорогах были организованы танковые и артиллерийские засады, а на базе частей истребительно-противотанковой артиллерии подготовили противотанковые опорные пункты. Эти мероприятия были предприняты вовремя, новое немецкое наступление не заставило себя ждать.

Вторая попытка прорыва
11 февраля немцы возобновили наступление. Они наступали тремя ударными группировками. Из района Ерки удар наносил 47-й танковый корпус 8-й армии, в районе Ризино части 1-й танковой армии, в районе Стеблево ударная группа корсунь-шевченковской группировки (части танковой дивизии СС «Викинг», моторизованной бригады «Валлония», двух пехотных дивизий). Сходящимися ударами немецкое командование планировало сокрушить советскую оборону, освободить окруженные войска и уничтожить советские силы в районе Звенигородки и Лисянки.
В полосе обороны 2-го УФ немцы достигли небольших успехов, заняли станцию Звенигородка. Но части 49-го стрелкового и 20-го танкового корпусов после упорных боев отразили немецкий удар. В полосе обороны 1-го Украинского фронта, 3-й немецкий танковый корпус, который получил подкрепления, смог достичь более серьёзных успехов. Оборона 47-го стрелкового корпуса не выдержала, и немцы вышли в район Лисянки. Расстояние до «котла» сократилось до 20 км. Ватутин организовал контрудар по позициям 1-й танковой и 34-й пехотной дивизий, но он не принёс особых успехов.

Командующий 2-м Украинским Фронтом генерал армии И.С.Конев (слева) и командующий 1-м Украинским Фронтом генерал армии М.Ф.Ватутин
Советские командование было вынуждено принять экстренные меры. Жукову поручили передать руководство по ликвидации окружённой корсунь-шевченковской группировки противника командующему 2-м УФ Коневу, а самому совместно с командующим 1-м УФ Ватутиным сосредоточить усилия на обороне внешнего кольца окружения. Жуков решил, что успех немцев связан с ошибками командующего 6-й танковой армией и командира 47-го стрелкового корпуса, которые утратили контроль над ситуацией. Они были оперативно подчинены командующему 27-й армии Трофименко. 27-ю армию стали спешно усиливать. В опасном районе стали концентрировать силы 2-й танковой армии Богданова, перебросили две танковые бригады из армии Ротмистрова, 202-ю стрелковую дивизию и резервные полки САУ. В результате второй немецкий удар был отражен.
12 февраля нанесла удар стеблевская группировка противника. Немецкие войска, неся большие потери, сумели пробиться в район Шандеровки. До передовых сил 1-й танковой дивизии в районе Лисянки оставалось 10-12 км.

Ликвидация «котла»
К 12 февраля периметр окруженной немецкой группировки оставлял всего 35 км. 14 февраля советские войска освободили Корсунь-Шевченковский. Были захвачены немецкие склады с боеприпасами и продовольствием, 15 транспортных самолетов, много техники и вооружений. После этого советские войска взяли ещё несколько последних немецких опорных пунктов. Немецкий 3-й танковый корпус, несмотря на отчаянные усилия, не смог решить задачу по прорыву кольца окружения. Все немецкие резервы были исчерпаны. 16 февраля корпус предпринял последнюю атаку. До группы Штеммермана оставалось около 7-8 км.
Для окруженной группировки наступил критический момент. Утром 15 февраля Штеммерман и Лиеб провели совещание и решили все оставшиеся боеспособными силы, бросить на прорыв. Решение было верным. Ждать больше было нельзя. У группировки остался последний шанс на спасение. Оставшееся горючее слил в баки последних танков. В голову колонны поставили сохранившие боеспособность части дивизии СС «Викинг», мотобригады «Валлония». Шли несколькими колоннами на фронте в 4,5 км. В авангарде дивизия «Викинг», остатки корпусной группы «Б», 72-й пехотной дивизии во главе с Лиебом. За ними вел остальные войска Штеммерман. Утром 17 февраля немцы пошли на прорыв.

Вильгельм Штеммерманн.
Подняли всех, кого было можно. Блиндажи, деревни, брошенное имущество поджигали, чтобы не было обратной дороги. Раненых оставили в Шандеровке под присмотром медиков-добровольцев. Основной удар немецких войск пришёлся по позициям 5-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, 180-й и 202-й стрелковых дивизий на внутреннем кольце окружения и по 41-й гвардейской стрелковой дивизии на внешнем кольце окружения. Советские командование догадывалось, где немцы пойдут на прорыв, и стянуло в этот район артиллерию, минометы. По немецким флангам наносили удары части 18-го, 29-го танковых и 5-го гвардейского казачьего кавалерийского корпусов.
Немцы атаковали остервенело, ломились напролом. Возвращаться им было некуда. Оборону советских войск буквально продавливали массой. Несли огромные потери, их расстреливала с флангов артиллерия, танковые и кавалерийские части окружали и уничтожали отдельные группы. Порядок нарушился, колонны перемешались. Многие не смогли выйти к месту переправы, и нашли смерть в водах Гнилого Тикича, когда пытались переправиться на подручных средствах. Тех, кто пытался спрятать в лесу, убил холод. Только небольшая часть передовых сил противника смогла прорваться к своим. У вечеру 17 февраля корсунь-шевченковская группировка была уничтожена. Между деревнями Журжинцы и Почапинцы была страшная картина, её загромождали груды трупов и разбитой техники. К чести немецкого командующего, Штеммерман не бросил своих солдат, как сделали высшие офицеры его штаба, и погиб вместе с ними. По приказу Конева немецкого генерала похоронили с воинскими почестями.
Итоги
Советские войска в итоге разгромили 10 дивизий и 1 бригаду врага (два армейских корпуса). Это сильно ослабило группу армий «Юг». Немецкие войска потерпели одно из самых тяжёлых поражений на юго-западном стратегическом направлении. Манштейн был вынужден все остатки вышедших дивизий направить на переформирование, или слил с другими дивизиями. Цифры немецких потерь точно не известны, приводятся разные данные. Так, есть сведения, что взяли в плен 18 тыс. немцев, закопали 55 тыс. человек. По немецким данным, из окружения смогли выйти более 40 тыс. человек. Советские войска захватили большое количество оружия и военного имущества. Только части 2-го Украинского фронта захватили: 41 самолет, 167 танков и штурмовых орудий, около 900 орудий и минометов, около 10 тыс. автомашин, 127 тягачей и т. д.
Советские войска за все время операции потеряли более 80 тыс. человек, безвозвратные потери (убитые, умершие, пропавшие без вести) составили более 24 тыс. человек. За героизм и мужество 73 военнослужащих удостоились звания Героев Советского Союза, из них 9 посмертно. 23 воинские части получили почётные наименования «Корсуньские», 6 соединений — «Звенигородские». 18 февраля Москва салютовала победителям. Конев 20 февраля получил звание Маршала Советского Союза. Ротмистров 21 февраля стал первым (вместе с Федоренко) маршалом бронетанковых войск. Это было новое воинское звание.

Пётр Александрович Кривоно́гов (1910—1967) — советский живописец-баталист. Картина «В районе Корсунь-Шевченковской операции».
Советские группировки разгромили корсунь-шевченковскую группировку противника, которая угрожала флангам 1-го и 2-го Украинских фронтов. Линия фронта значительно сдвинулась на запад. Наступление 1-го и 2-го Украинских фронтов сковало значительные силы группы армий «Юг» (25 дивизий, в том числе 9 танковых дивизий), что позволило успешно развивать наступление на других направлениях. В частности, 30 января войска 3-го и 4-го Украинских фронтов начали Никопольско-Криворожскую наступательную операцию. Операция успешно развивалась.
Советские войска показали в этом сражении большое умение, это с учётом высокого профессионализма противника, значительных резервов, которые были у командования группы армий «Юг». Не зря Сталин назвал эту операцию «новым Сталинградом». В условиях сильной обороны противника, высокой концентрации подвижных и отборных немецких соединений, начавшейся распутицы советские воины показали стремительность и умелость действий, мужество и стойкость.
Особенность Корсунь-Шевченковской операции — применение танковых армий в первом эшелоне наступления вместе со стрелковыми частями. Ватутин сразу бросил в бой 6-ю танковую армию Кравченко, а Конев — 5-ю гвардейскую танковую армию Ротмистрова. Надо также отметить, что танковые части в этой битве широко использовались обеими сторонами. Подвижные соединения прорывали оборону противника и развивали наступление. Стремительное наступление танкистов позволило в быстрые сроки создать внешнее и внутреннее кольцо окружения. Кроме того, советское командование широко использовало артиллерию, противотанковые и инженерные части, чтобы отразить немецкие контрудары.
Необходимо отметить большую помощь местного населения. Местные жители помогали в ремонте дорог, строительстве оборонительных позиций. Сотни мужчин вливались в состав советских дивизий, чтобы воевать с врагом. Партизанские соединения наносили удары по немецким тылам. В то же время нельзя забывать и тот факт, что в отдельных районах Правобережной Украины советским войскам пришлось уничтожать националистические украинские бандформирования.
В нынешнее смутное время, когда внутренним и внешним врагам удалось разделить единую русскую цивилизацию и суперэтнос русов, эти пособники гитлеровцев, эти бандиты и убийцы «превращаются» при помощи пропаганды в героев. Мы должны хранить память об истинных героях, освобождавших Украину (Малую Русь) от гитлеровских полчищ и уничтожавших предательскую и бандитскую нечисть!
Пленные немцы после разгрома корсунь-шевченковской группировки. Февраль 1944 г.

Генерал Вильгельм Штеммерман , руководивший силами прорыва из Корсуньского котла в 1944 году, поняв, что спасение извне не придет, на последнем совещании в Шендеровке сказал:

«Господа, все вы знаете наше положение, у нас не будет другого шанса. Сейчас или никогда. Нам придется действовать следующим образом: все окруженные силы двинутся на Лысянку. За прорыв будет отвечать генерал Лиеб. Мы пойдем тремя колоннами, имея армейские части справа, войска СС слева и 72-ю дивизию в центре. 576-я и 88-я дивизии составят наш арьергард. Я останусь с теми, кто будет покидать «мешок» последними. Начало операции назначаю на 23:00 сегодня, 16 февраля».

Солдаты группы прорыва должны были идти в атаку с незаряженными карабаинами. Приказ на атаку гласил: «Любая ненужная стрельба – это преступление, ставящее под угрозу прорыв в целом. Каждого солдата, который увидит перед собой противника и немедленно не атакует и не убьет его, следует самого бесшумно убить.

Это должно быть доведено до каждого. На кон поставлены более серьезные вещи, чем жизнь отдельного человека».

16 февраля 1944 года в 23.00 группа Штеммермана начала прорыв из котла. Стремительным броском вперед с использованием только ножей и штыков три передовых полка прорвали первую и основную советские позиции. Один из полков вышел к северной окраине Лысянки к 5.00. Два других полка тоже достигли указанных рубежей. Вторая волна прорыва следовала за первой с интервалом 10 минут. По мере продвижения группа Штеммермана постепенно избавлялась от тяжелой техники. Было приказано уничтожить все транспортные средства, за исключением танков, штурмовых орудий, гусеничных тягачей и достаточного количества повозок для перевозки получивших ранение во время прорыва.

Генерал Вильгельм Штеммерман, вместе со штабом корпуса и последней волной группы прорыва «Б» выехал из поселка Хильки, намереваясь оборудовать новый командный пункт. В неразберихе масс войск и техники, генерал оказался отделенным от своего штаба.

В основном Gruppe Stemmermann прорывалась между деревнями Журжинцы и Почапинцы, но многие из-за обстрела с высоты 239 шли южнее неё и даже южнее Почапинцев и выходили к реке Гнилой Тикич, где не было переправ. Это привело к основным потерям, как от переохлаждения при переправе на подручных средствах, так и от обстрелов. Температура пять градусов ниже нуля, ледяной ветер и такая же вода. Тонули десятками, среди льдин несло трупы людей и лошадей.

В ходе прорыва погиб и командующий группировкой Вильгельм Штеммерман

Убитый при попытке прорыва в ночь на 18 февраля генерал Вильгельм Штеммерман

За десять дней до своей гибели, 7-го февраля 1944 года, уже будучи в окружении, генерал был удостоен Ritterkreuz des Eisernen Kreuzes – высшего ордена Третьего рейха, за организацию прорыва. По личному распоряжению маршала Конева, павшего генерала похоронили с воинскими почестями в отдельной могиле у села Журжинцы, а писатель Борис Полевой, так записал в своем дневнике:

«Как бы то ни было, он не бежал на самолете, как это сделали высшие офицеры его штаба, не оставил солдат. Он остался с ними и погиб солдатской смертью».

Немецкие офицеры, сдавшиеся в плен в районе Корсунь-Шевченковского, в советском лагере

Пленные немцы с телом убитого Штеммермана

Канны под Корсунь-Шевченковским. Окончание.

Начало .
Итак, в Корсунь-Шевченковском котле оказались от 6 до 7 немецких дивизий. Возглавил эту группировку генерал Вильгельм Штеммерман, опытный военачальник и фанатичный нацист. Противостояли его группировке войска двух фронтов — 1-го и 2-го Украинского. Казалось бы — невелика честь задавить 6 окружённых дивизий такой массой войск, но тут важно помнить: значительная часть группы армий «Юг» окружения благополучно избежала, во главе же этой группы армий стоял опытный полководец Эрих Манштейн, который бросать своих подчинённых на расправу вовсе не собирался. Так что русским войскам, замкнувшим кольцо вокруг Корсунь-Шевченковской группировки, приходилось не только ликвидировать окружённого противника, но и отбиваться от тех, кто пытался прорваться на помощь окружённым. Опыт январских боёв подсказывал Коневу, что в сложившейся ситуации, стоит немцам хоть где-то прорвать кольцо, окружающие и окружённые запросто могут поменяться местами.

Иван Степанович Конев
У каждой победы есть свой автор. Корсунь-Шевченковская операция осуществлялась силами двух фронтов, которыми командовали генералы Конев и Ватутин. Но только Конев получил за эту победу очередное воинское звание маршала Советского Союза. И заслуженно — ибо основная нагрузка на завершающем этапе Корсунь-Шевченковской битвы легла именно на него.

Оборону как на внутреннем, так и на внешнем фронте Корсунь-Шевченковского котла Иван Степанович выстроил грамотно. За действиями группировки Штеммермана тщательно следили, и как только какая немецкая часть выходила в район западнее Комаровки, по ней немедленно открывался ураганный артиллерийский огонь, которого немцы не выдерживали и откатывались назад. Восьмого февраля Конев предъявил окружённой группировке ультиматум — с такими же условиями, какие Рокоссовский предлагал Паулюсу в Сталинграде: сдача всей живой силы в плен, передача советским войскам всей техники в исправном состоянии — в обмен на что предлагалось сохранить всем сдавшимся жизнь, военную форму со знаками различия и личное имущество, всем сдавшимся гарантировалась личная безопасность и беспрепятственное возвращение в Германию после окончания войны. Питание пленных и медицинскую помощь раненым советское командование также брало на себя.

Однако фанатик Штеммерман ожидаемо отклонил это предложение. Ему было прекрасно известно о наступательных действиях Манштейна. 3 февраля танковый корпус Ворманна нанёс удар по 53-й армии 2-го Украинского фронта (командарм — И.В. Галанин) в районе Ново-Миргорода. Однако благодаря умелым действиям командарма и стойкости русских солдат наступление немецких танков было успешно отбито. Ворманн перегруппировал силы и попытался атаковать ватутинцев — 40-ю армию (командарм — герой форсирования Днепра Ф.Ф. Жмаченко). Ворманну удалось потеснить войска Жмаченко, но в дело вмешался маршал Г.К. Жуков, координировавший действия двух фронтов. В помощь 40-й общевойсковой армии Жуков перебросил 2-ю танковую армию, и наступление Ворманна было остановлено.

Иван Васильевич Галанин, командарм 53-й армии

11 февраля Манштейн телеграфировал Штеммерману: «Держитесь. Я вас выручу». В тот же день группа армий «Юг» предприняла наступление крупными силами в районе Лысянки. Позиции коневцев атаковали 8 танковых дивизий из состава 1-й танковой и 8-й общевойсковой армий вермахта. Командовал ударной группировкой генерал Хубе. Окружённая группировка нанесла свой удар навстречу наступающим войскам Манштейна. Поначалу действия фашистов развивались успешно: между группировками Хубе и Штеммермана оставалось всего 10 — 20 километров. Немцам удалось нащупать в обороне русских войск слабое место — позиции 27-й армии соседнего, 1-го Украинского фронта, стоявшей на стыке двух фронтов. Однако в этот момент Конев ввёл в действие свои резервы — 5-й гвардейский Донской казачий корпус А.Г. Селиванова и 5-ю гвардейскую танковую армию П.А. Ротмистрова.

Алексей Гордеевич Селиванов, командующий 5-м Донским гвардейским казачьим корпусом.

В это время позвонил верховный. И тоном крайней обеспокоенности сообщил, что немцы прорвали оборону «у соседа» и утекают к своим. Конев доложил о принятых мерах и заверил: «Противник не уйдёт. В район образовавшегося прорыва врага были выдвинуты войска пятой гвардейской танковой армии и Пятый кавалерийский корпус. Задачу они выполняют успешно». «За разграничительной линией?!» — с удивлением вырвалось у Сталина. Конев подтвердил, добавив, что действовал по собственной инициативе. Через 15 минут Сталин позвонил снова и поинтересовался: «Нельзя ли, товарищ Конев, все войска, действующие против окружённой группировки, в том числе и Первого Украинского фронта, я имею в виду Двадцать седьмую армию, подчинить вам и возложить на вас руководство уничтожением окружённой группировки?» Иван Степанович поначалу отнекивался, тем более, что у него не было возможности организовать связь с 27-й армией, в то время, как командование 1-го Украинского фронта прочно поддерживало не только связь, но и снабжение этой армии через Белую Церковь. Кроме того, 27-я армия, изначально слабая, была сильно измочалена боями и вряд ли сохраняла ещё способность удержать фронт. Свои надежды по блокированию и уничтожению окружённой немецкой группировки Конев основывал не на ней, а на казаках Селиванова и танкистах Ротмистрова.

Что касается танковой группировки Хубе, то против неё был сосредоточен огонь противотанковой артиллерии и удары штурмовой авиации. Потеряв значительную часть своих танков, Хубе был вынужден остановить наступление. Теперь шесть дивизий Штеммермана оказывались полностью предоставлены самим себе.

В боях 11 — 12 февраля 1944 года Конев впервые реализовал тактический приём, к которому он впоследствии прибегал неоднократно: уничтожать окружённого противника на выходе из окружения. Атаковать окружённую группировку — слишком опасный шаг, противник наверняка выстроил крепкую оборону и будет цепляться за каждый камень, лишь бы оттянуть время своего неминуемого уничтожения. Войска же, прорвавшие кольцо окружения, находятся в поле, без средств защиты, в сильно расстроенных предыдущими боями боевых порядках. И если в этот момент обрушить на них неожиданный удар свежих резервов, то успех будет гарантирован. Своё обещание верховному — загнать немцев обратно в котёл — Конев выполнил.

Корсунь-Шевченковская операция. Советские войска отражают попытку Штеммермана прорваться.

В ночь на 17 февраля Штеммерман предпринял последнюю отчаянную попытку вырваться из кольца. Технику, за невозможностью вывести её из кольца и из-за нехватки горючего, Манштейн разрешил ему бросить. Слабое место в советской обороне нашлось на южном крыле — в излучине реки Гнилой Тикич. Накануне 5-я танковая дивизия СС «Викинг», 72-я пехотная дивизия вермахта и корпусная группа «Б» овладели Шендеровкой и Хилкой, из района которых Штеммерман планировал нанести решающий удар. Во время ночёвки в Шендеровке немецкие солдаты тащили у населения всё подчистую, мясо отбитой скотины тут же жарили на кострах, насадив на штыки. Огромное скопление войск, огромное количество стихийно разведённых костров, по которым так легко было установить их месторасположение.

Напрашивался авиаудар — но как на грех, погода в ту ночь выдалась категорически нелётная. Валил снег, видимость практически отсутствовала. На сыром воздухе при лёгком морозе, под хлопьями мокрого снега самолёт моментально обледеневал. Тем не менее, двое отважных лётчиков — украинец В.П. Лакатош и ленинградец В.А. Заевский — решились выполнить задание командующего. На лёгких бомбардировщимках У-2 они подошли к Шендеровке и нанесли по скоплению вражеских войск бомбовый удар. Поскольку в Шендеровку немцев набилось, словно сельдей в бочке, потери от каждой сброшенной бомбы были огромны. Остатки техники, которую Штеммерман всё же решил вывести с собой, горели, словно пионерские костры. Теперь расположение немецких войск советским артиллеристам было видно, как на ладони. И артиллерия не заставила себя долго ждать.

Виктор Антонович Заевский
Владимир Павлович Лакатош

Под ураганным огнём советской артиллерии в 3 часа утра Штеммерман повёл свои поредевшие полки через Гнилой Тикич. Переправы были заблаговременно разрушены коневцами, что также затрудняло задачу гитлеровским воякам. Однако, Конев не спешил вводить в действие свои резервы. Он понимал, что форсирование реки должно дополнительно измотать солдат Штеммермана, и что дивизии немцев, прорывающихся из окружения, несут огромные потери от огня артиллерии. А следовательно, добить ослабленного противника будет легче. Артиллерия работала, Конев спокойно наблюдал за движением немецких колонн, а с противоположного берега Гнилого Тикича тёк сплошной людской поток — в серых шинелях и угловатых касках. Есть хороший старый советский фильм об этих событиях — «Если враг не сдаётся» называется. Там сцена прорыва Штеммермана, пожалуй, самая яркая. И зритель, наблюдая, как эта сплошная огромная масса людей с оружием с яростью обречённых прёт на русские пушки и пулемёты, невольно проникался почти суеверным ужасом. Это выглядело как атака зомби. Можно себе представить, что в эту минуту чувствовали наши бойцы, которым предстояло всю эту людскую лавину останавливать. Страшно принимать бой с противником, понимающим свою обречённость и решившим как можно дороже продать свою жизнь. Страшно, даже когда ты на 200 процентов уверен в победе. А ведь это были уже надломленные, «потерявшие сердце» солдаты вермахта, и на стороне русских войск было численное превосходство. Можно себе представить ужас, который выпал на долю солдат 1941 года, против которых этот же самый враг пёр абсолютно свежим, многократно превосходящим численностью и уверенным в собственной победе. Представить — и замереть в благоговейном трепете перед подвигом народа, сумевшего не только устоять и отбросить этого врага, но и привести его в то жалкое состояние, в котором мы видим солдат вермахта в 1945-м году. Вернёмся, однако, на берега Гнилого Тикича, где разворачивался финальный акт драмы под названием Корсунь-Шевченковская битва.

Остановили наступление немцев бойцы ВДВ — 5-я гвардейская воздушно-десантная дивизия. Десантники дрались весь день — но немцев остановили. Лишь несколько малочисленных групп смогли прорваться сквозь боевые порядки десантников — и тут в дело вступили казаки 5-го Донского гвардейского корпуса. Казаки имели отличных лошадей, на которых атаковали прорвавшихся немцев в конном строю. В основном рубили шашками — стрелять необходимости не было, столь стремительными были их атаки. «Казаки. Мы их видели, когда входили в прорыв, — вспоминал один из ветеранов Корсунь-Шевченковской битвы. — Шли поэскадронно, красиво, на хороших лошадях. От таких не убежишь и хорошо поевши. А тут, видать, прихватили их на опушке. Человек двенадцать лежали. У кого плечо разрублено, у кого голова пополам… Страшно глянуть. Саблями рубили».

Коридор, по которому выходили немцы, закрывала 4-я гвардейская армия. Туда же Конев перевёл и переданную ему в оперативное подчинение 27-ю армию 1-го Украинского фронта. За шесть дней армию сумели хорошо пополнить людским составом и вооружениями. Туда, в расположение двух армий, которым предстояло окончательно заткнуть брешь в «котле», Конев решил вылететь непосредственно, чтобы координировать их действия. Однако, командующий 4-й гвардейской армией генерал Смирнов телеграфировал, что принять самолёт не может — из-за сырой погоды взлётно-посадочная полоса раскисла. Конев в ответ распорядился застелить соломой площадку поровней, возле хат, где грунт потвёрже. О дальнейшем биограф Ивана Степановича рассказывает так: «Конев с адъютантом вылетели на двух По-2. При подлёте к «коридору», когда до Толстого оставалось несколько километров, их атаковали «мессеры». Второй биплан задымил тонкой струйкой, потерял скорость и пошёл на снижение. Пара «мессеров» увлеклась подбитым самолётом и прекратила преследование самолёта, в котором летел командующий войсками фронта. Потом выяснилось, что второй самолёт благополучно приземлился на лугу, никто не пострадал, ни адъютант Саломахин, ни пилот.

При подлёте к Толстому показался выстланный соломой прямоугольник. Пилот помотал головой, крикнул: «Слишком короткая!» Конев, видя его нерешительность, крикнул: «Приказываю садиться!» Пилот оказался человеком опытным и храбрым. Облетел «взлётную полосу», будто примериваясь, и пошёл на посадку. Самолёт затормозил на последнем метре. Колёса съехали с соломы в грязь и утонули по ступицы» (конец цитаты).

Иван Степанович Конев вскоре после Корсунь-Шевченковской битвы

Прибытие на место позволило Коневу принять ряд важных решений. 52-я армия получила приказ выходить на пути отхода противника, отрезать ему пути к отступлению, окружать отдельные группировки. 27-й армии было приказано держать жёсткую оборону с хорошо организованной системой огня. 4-й же гвардейской армии Смирнова поручалось перейти в наступление, рассечь группировку противника с юга на север, после чего — пленить. При этом армия должна была иметь заслон со стороны Лысянки от возможной атаки танковых дивизий генерала Хубе. В помощь 4-й гвардейской армии Смирнова была также направлена 5-я гвардейская танковая армия Ротмистрова. Распутица, правда, существенно осложняла задачу для танкистов. Тем не менее, поставленную задачу Ротмистров выполнил. Выход танковой армии в назначенные для неё районы окончательно исключил возможность прорыва Штеммермана и соединения его с Хубе. С воздуха действия советских войск поддерживала 5-я воздушная армия. Лётчики наносили удары как по окружённой группировке, так и по тыловым частям войск Манштейна, находящихся снаружи котла. А также парализовывали действия вражеской авиации.

«Немцы метались вдоль нашей обороны, — вспоминал Конев. — пытаясь отыскать лазейки и избежать встречи с танками и кавалерией. Некоторые, потеряв надежду выбраться, сдавались в плен. Другие, даже перед лицом явной гибели, дрались до последнего. В конце концов вся недобитая масса солдат обеих колонн сбилась на открытом пространстве между Комаровкой и Хильками на так называемом Бойковом поле».

Итогом Корсунь-Шевченковской битвы стал полный разгром 6-ти немецких дивизий. Лишь немногим удалось вырваться из окружения. Немцы горделиво заявляли о том, что из «котла» им удалось вывести более 30-ти тысяч человек, из которых впоследствии сформировали 3 дивизии. Но не думаю, что стоит верить на слово тем, кто возвёл ложь в ранг высокого искусства, и даже не стеснялся в этом признаваться. Скорее всего, речь идёт не о 30-ти тыысячах, а о гораздо меньшем количестве. И вышли они из котла в таком состоянии, что их пришлось срочно выводить в Польшу для отдыха — к боям они были больше не способны. Сохранила боеспособность лишь бригада СС «Валлония» из состава танковой дивизии СС «Викинг», под командованием профессионального карателя и военного преступника Леона Дегреля. Этот понимал, что в случае плена ему надеяться не на что — потому и сумел вырваться, отчаянное положение придало сил. Кстати, этот самый Дегрель и после войны ухитрился избежать ответственности за свои злодеяния, скрылся во франкистской Испании, откуда до самой смерти продолжал строчить статьи и книги, оправдывающие Гитлера и его политику.

Всего потери немцев в ходе Корсунь-Шевченковской битвы составили 70 тысяч убитых — как из числа группировки Штеммермана, так и из числа деблокирующих группировок. Погиб и сам генерал Штеммерман — он был убит в бою в ночь с 17 на 18 февраля. Конев распорядился найти тело генерала и позволил пленным немцам похоронить его с воинскими почестями. В плену Красной Армии оказалось 18 тысяч солдат и офицеров противника. Немцы потеряли также всю свою бронетехнику, находившуюся в котле. По данным западных исследователей, речь идёт о 300 танках и САУ различных моделей.

Колонна пленных немцев под Корсунь-Шевченковским
Труп генерала Штеммермана, погибшего при попытке вырваться из Корсунь-Шевченковского котла.

Группа армий «Юг» потерпела от Конева ощутимое поражение. Города Корсунь-Шевченковский и Ново-Миргород были освобождены от немецкой оккупации. Ликвидация группировки Штеммермана существенно улучшило стратегическое положение русских войск на южном крыле советско-германского фронта. Перед наступающими частями Красной Армии открывалась возможность полного освобождения Правобережной Украины и выхода на линию государственной границы СССР. Иван Степанович Конев за успешную организацию разгрома крупной группировки противника получил воинское звание маршала Советского Союза.
______________________________

1) Статья на сайте «Помни войну»
2) Статья Е.Н. Кулькова на сайте «Энциклопедия всемирной истории»
3) Глава из книги С. Михеенко «Солдатский маршал»